Два дома: возвращение

Оставаясь в рамках выполнения заказа, но тщательно работая с деталями, Алексею Гинзбургу удалось вернуть прежний облик усадьбе Долгоруковых-Бобринских на Малой Дмитровке и дому Сытина на Тверской. Рассказываем, что и как сделано.

author pht

Автор текста:
Юлия Тарабарина

20 Ноября 2017
mainImg

Мастерская:

Гинзбург Архитектс

Проект:

Реставрация дома Сытина
Россия, Москва, ул. Тверская, дом 18б

Авторский коллектив:
А.В. Гинзбург, Н.Б. Шилова, М.Б. Гурьевич, Л.В. Лазарева, З.М. Зевина, Е.А. Приступа, С.Л. Островская, А.В. Николаев, Ф.И. Федоровский, А.А. Хлуденева 

2017 – 2018
Реставрация усадьбы Долгоруковых-Бобринских на ул. Малая Дмитровка
Россия, Москва, ул. Малая Дмитровка

Авторский коллектив:
А.В. Гинзбург, Н.Б. Шилова, Е.А. Щеголева (Давыдова), С.Г. Коротаева, Б.В. Андреев, Е.А. Криворог

2013 – 2016
Квартал «Известий» рядом с Пушкинской площадью – типично московский, можно даже сказать гипертрофированно московский, в том смысле, что в нем представлены все основные тенденции архитектуры города начиная с середины XIX века. Это характерный пример разномастности и разновременности, но в целом довольно качественный, совершенно без трущоб.

Алексей Гинзбург занимается этой частью города уже лет семь, стремясь сохранить все слои городской застройки, а там, где это возможно, восстанавливая историческую справедливость – в частности, он раскрывает и консервирует кирпичные поверхности брандмауэров как для доходных домов, так и для «Известий» Бархина – потому, что так было. Получается цветно и свежо, по-московски почти как у Лентулова: этакое образцово-показательное восстановление фрагмента московской застройки; сейчас завершены 4 здания 1 очереди. Об «Известиях» Бархина и о доходном доме Тюляевой на Дмитровке мы рассказывали, сейчас речь о двух других домах: усадьбе Долгоруковых-Бобринских 1850-х и здании редакции газеты «Русское слово» Ивана Сытина, построенной архитектором Адольфом Эрихсоном в 1904. Они расположены на двух противоположных углах квартала: восточном и западном, один открывает собой Малую Дмитровку, другой смотрит на Тверскую.
 
Усадьба Долгоруковых-Бобринских
Реставрация усадьбы Долгоруковых-Бобринских на ул. Малая Дмитровка © Гинзбург Архитектс, фотография Алексея Князева
Реставрация усадьбы Долгоруковых-Бобринских на ул. Малая Дмитровка © Гинзбург Архитектс, фотография Алексея Князева

С 2007 – выявленный памятник культурного наследия, у нее масса краеведческих коннотаций, включая посещение Пушкиным в 1832 году (подробнее в посте Архнадзора 2013 года; тогда работы только планировались). Она включает стены усадеб второй половины XVIII – начала XIX века, что вообще свойственно домам московского центра; соседний по Дмитровке дом Тюляевой тоже содержит фрагменты амирной усадьбы. Между тем двухэтажное здание, которое мы видим, принадлежит в основном 1853–1856 годам. У дома еще довольно много краеведческих «закладок», здесь заседало Московское археологические общество графа Александра Уварова, а с 1947 по 1964 работала редакция «Нового мира» под руководством вначале Симонова, затем Твардовского. Затем в углу между флигелем и домом поселилась пивная, ее в 1990-е сменило казино. В это время дом заселило множество арендаторов: офисов, магазинов, ночных клубов. Впрочем, теперь после реставрации дом также планируют сдавать в аренду, скорее всего, под офисы.
Усадьба Долгоруковых-Бобринских. Архивные материалы / предоставлено А. Гинзбургом
Пушкинская площадь, усадьба Долгоруковых-Бобринских. Архивные материалы / предоставлено А. Гинзбургом
Пушкинская площадь. Архивные материалы / предоставлено А. Гинзбургом
Усадьба Долгоруковых-Бобринских, вид сверху. Архивные материалы / предоставлено А. Гинзбургом

Пивную и казино в углу возрождать не стали, а восстановили палисадник и забор, существовавшие еще в период работы редакции «Нового мира». Также вернули на место утраченный чугунный балкон со стороны площади. Восстановили оконные рамы: внешняя холодная рама повторяет рисунок исторических окон, известных по фотографиям и сохранившимся фрагментам, а установленные с внутренней стороны для тепла стеклопакеты с улицы практически не видны. Ограждение с меандром по краю сменили простые стальные перила.
Реставрация усадьбы Долгоруковых-Бобринских на ул. Малая Дмитровка. Гинзбург Архитектс. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Реставрация усадьбы Долгоруковых-Бобринских на ул. Малая Дмитровка. Гинзбург Архитектс. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Реставрация усадьбы Долгоруковых-Бобринских на ул. Малая Дмитровка. Гинзбург Архитектс. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Реставрация усадьбы Долгоруковых-Бобринских на ул. Малая Дмитровка. Гинзбург Архитектс. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

В 1930-е правую часть дома была надстроена третьим этажом; в целом весь дом, крайне многослойный, Алексей Гинзбург называет пазлом: в нем очень много наслоений и ни одного одинакового помещения. Стены «расползались», и в целом дом «напоминал скорее декорации к фильму Кинз-дза, чем центр Москвы», – рассказывает архитектор; деревянные перекрытия деформировались и были открыты на улицу. Пришлось заменить полы и перекрытия, на железобетонные.
Реставрация усадьбы Долгоруковых-Бобринских на ул. Малая Дмитровка © Гинзбург Архитектс, фотография Алексея Князева
Реставрация усадьбы Долгоруковых-Бобринских на ул. Малая Дмитровка. Гинзбург Архитектс. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Реставрация усадьбы Долгоруковых-Бобринских на ул. Малая Дмитровка. Гинзбург Архитектс. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Реставрация усадьбы Долгоруковых-Бобринских на ул. Малая Дмитровка. Гинзбург Архитектс. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Реставрация усадьбы Долгоруковых-Бобринских на ул. Малая Дмитровка © Гинзбург Архитектс, фотография Алексея Князева
Реставрация усадьбы Долгоруковых-Бобринских на ул. Малая Дмитровка. Гинзбург Архитектс. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Реставрация усадьбы Долгоруковых-Бобринских на ул. Малая Дмитровка. Гинзбург Архитектс. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

Из исторических интерьеров архитекторы восстановили только те, которые были в предмете охраны: главную лестницу и часть второго этажа; каменные ступени, каменные вставки на пилястрах, лепнину – реставрировали, деревянную кровлю над лестницей сохранить было невозможно, но ее заменили на деревянную же.

Одной из самых ощутимых проблем оказались соли, пропитавшие и пористый белокаменный цоколь, и кирпич. Стены очищали от солей долго, эти работы продолжались еще летом; после завершения процедуры очищения кирпичные стены во дворе – как мы помним, следуя исторической правде, Алексей Гинзбург оставляет их кирпичными – покрыли гидрофобным составом.

После восстановления дом приобрел вместо розового в желтый цвет, вероятно потому, что стилистику его фасадов иногда определяют как поздний классицизм. Он составляет яркую пару с домом Тюляевой по Малой Дмитровке: желтый и салатовый перемежаются яркой терракотой кирпича. Другой «сосед» усадьбы Долгоруковых-Бобринских – церковь Рождества в Путинках на другой стороне улицы, один из самых «узорочных» и известных храмов XVII века. Хотя между ними разница – 200 лет, вместе они напоминают о низкорослой Москве, городе, который после строительного бума конца XIX – начала XX века, а затем в период сталинского строительства преобразился почти целиком.
Реставрация усадьбы Долгоруковых-Бобринских на ул. Малая Дмитровка. Гинзбург Архитектс. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Реставрация усадьбы Долгоруковых-Бобринских на ул. Малая Дмитровка © Гинзбург Архитектс, фотография Алексея Князева

С другой стороны усадьба контрастирует со зданием «Известий» – как старая Москва и новая. 
***

Здание редакции газеты «Русское слово»
Реставрация дома Сытина © Гинзбург Архитектс, фотография Алексея Князева

Если усадьба на углу Малой Дмитровки – представитель «старомосковской» части квартала, невысокой, многослойной, уютной, то здание редакции, в котором жил и сам Иван Сытин, в свое время было символом новизны: от размаха издательского бизнеса – к 1917 году Сытин скупил почти весь квартал, кроме дома Тюляевой, рассказывает Алексей Гинзбург, – до архитектуры стиля модерн с маскаронами и выложенным плиткой фасадом. Здание стало началом новой, типографской специализации этой части города. После октябрьской революции «Русское слово» быстро закрыли, хотя оно еще почти год, до июля 1918, сопротивлялось советской власти под разными названиями. C 1921 года в доме Сытина поселилась редакция газеты «Труд».

В 1979 дом Сытина перемещали на 400 катках, но не для расширения улицы, а для увеличения площади перед новым зданием «Известий», построенным незадолго до этого. То есть сдвигали не от Тверской в глубину квартала, а к северо-западу: два трехэтажных доходных дома, между которыми в 1904 построили редакцию «Русского слова», к этому времени снесли – в 1960-е годы. Сытинский дом передвинули на 33 метра, на угол Настасьинского переулка; причем в 1979 эта процедура заняла не 2-3 месяца, как в 1930-е, а трое суток – гидравлические домкраты стали мощнее (см. «Техника молодежи» №8 1979).
zooming
Перемещение Дома Сытина, фотография из журнала «Техника молодежи» №8, 1979, с 4 обложки журнала (художник В.Иванов)

Под дом подвели монолитную плиту – ее удалось обнаружить в процессе работ, – внутри укрепили стальными балками, снаружи окружили весь первый этаж металлическим бандажом и катили на 400 катках. Тыльная стена дома осталась на своем месте и ее потом разобрали. Затем дом Сытина отреставрировали, но недорого и небрежно: подлинную «столярку» оконных переплетов заменили на новую и непохожую. «Зато в предмет охраны как кабинет Сытина попало помещение с советскими стенами и потолком, – рассказывает Алексей Гинзбург, – скорее всего оно относится к 1950-м годам, но уж к Сытину точно не имеет никакого отношения». Во время реставрации 1980-х на обоих брандмауэрах дома, до этого совершенно нейтральных, появились декоративные арки с маскаронами – скорее всего между 1982 и 1985.
Дом Сытина после постройки. Архивные материалы / предоставлено А. Гинзбургом
Дом Сытина, 1930-е гг. Архивные материалы / предоставлено А. Гинзбургом
zooming
Дом Сытина после перемещения начала 1980-х. Виден руст на фасадах первого этажа Архивные материалы / предоставлено А. Гинзбургом

«Нам было интересно восстановить то, что было утрачено по время переноса здания и до этого», – продолжает архитектор. В частности, восстановили декоративные стенки с овальными отверстиями, маскирующие кровлю на торцах дома. Отреставрировали мозаичный фриз с цветами на золотом фоне. Заново облицевали бежевой плиткой первый этаж – сложно сказать когда, но к 1960-м ее уже заменили штукатурным рустом; отмыли плитку верхних этажей, после чего выяснилось, что во время советской реставрации ее вычинили плиткой другого цвета – фасад оказался пятнистым; поздние советские элементы покрыли лаком, который обеспечил единство тона. Всю старую плитку законсервировали. Оконные рамы сделали заново по старым фотографиям. Окна первого этажа были уменьшены; Алексей Гинзбург вернул им первоначальные очертания витрин со стеклом до мостовой, причем не обошлось без прений: во время согласования подозревали, что архитектор не возрождает старые витрины 1904 года, а стремится установить новые. Но обошлось.
Реставрация дома Сытина © Гинзбург Архитектс, фотография Алексея Князева

Металлическая арматура глубоко вынесенного карниза и балконов целиком сгнила; но архитекторы решили не воссоздавать их заново, а укрепить анкерами и «шпильками», опасаясь, что точно реконструировать пластику модерна в наше время не удастся – так что карнизы и балконы остались подлинными. С другой стороны, декоративные арки начала 1980-х на брандмауэрах сохранили.

Первоначальную лестницу сытинского «Русского слова» тоже разобрали в 1980-е – когда пристраивали к передвинутому зданию со стороны Настасьинского переулка концертный зал «Известий», позднее превращенный в кинотеатр «Кодак киномир» (его закрыли в 2012). В период 1980-х – 2000-х парадным входом в сытинский дом была лестница из «Киномира». Сейчас архитекторы бюро Алексея Гинзбурга выстроили внутри новую лестницу и новое коммуникационное ядро взамен утраченного в 1980-е.
Реставрация дома Сытина © Гинзбург Архитектс, фотография Алексея Князева
Реставрация дома Сытина. Фрагмент фасада © Гинзбург Архитектс, фотография Алексея Князева
Реставрация дома Сытина. Фрагмент фасада © Гинзбург Архитектс, фотография Алексея Князева
Реставрация дома Сытина. Фрагмент фасада © Гинзбург Архитектс, фотография Алексея Князева
Реставрация дома Сытина. Фрагмент фасада © Гинзбург Архитектс, фотография Алексея Князева

Технический этаж спрятали в холодном чердаке под вальмовой кровлей, снабдив ее щелями-«жабрами» для проветривания, что позволило сохранить традиционный силуэт здания, не нарушив его торчащими «грибками» вентшахт, – резюмирует Алексей Гинзбург.
Реставрация дома Сытина. Фрагмент фасада © Гинзбург Архитектс, фотография Алексея Князева

Перекрытия внутри были спроектированы Владимиром Шуховым, – рассказывает архитектор, – и состояли из двутавра с шагом 1,2 м и металлической мембраны толщиной около 10 см, армированной кирпичной крошкой. Не желая нагружать старые перекрытия и испытывать его таким образом на прочность, выше сделали новые монолитные плиты, сохранив и шуховские конструкции, и сохранившуюся на них снизу лепнину. Лепнину архитекторы не докомпоновывали – так как помещения планируется сдавать в аренду без отделки, то ее сохранность и показ остаются на совести арендаторов. Два нижних этажа дома сейчас планируется отдать магазинам, 2,5 верхних – ресторанам.
***

Думаю, из рассказа достаточно ясно, насколько Алексей Гинзбург увлечен темой реставрации с сохранением как исторического облика, так и подлинных элементов зданий. Это восстановление, с одной стороны, довольно тщательное и подробное, а с другой – вполне жизненное, рассчитанное не на музеефикацию, а на дальнейшее функционирование. Что влечет за собой ряд компромиссов: строгие ценители предложили бы, думаю, восстановить издательскую функцию Сытинского дома и полностью возродить все, что было внутри… Собственно одна из проблем нашего времени – борьба перфекционизма с прагматизмом и их неспособность договориться между собой. Одни, условно назовем их старые москвичи, требуют слишком многого, другие на этом основании игнорируют их требования, делая то, что считают нужным. Тяжкий труд Алексея Гинзбурга – обратный пример, пример разумного, но отнюдь не чрезмерного компромисса, очень полезный, полагаю, для города. 
Реставрация дома Сытина. Сечение по кровле © Гинзбург Архитектс
Реставрация усадьбы Долгоруковых-Бобринских на ул. Малая Дмитровка. План 1 этажа © Гинзбург Архитектс
Реставрация усадьбы Долгоруковых-Бобринских на ул. Малая Дмитровка. План 2 этажа © Гинзбург Архитектс
Реставрация усадьбы Долгоруковых-Бобринских на ул. Малая Дмитровка. План подвала © Гинзбург Архитектс
Реставрация усадьбы Долгоруковых-Бобринских на ул. Малая Дмитровка. Сечение Е-Е © Гинзбург Архитектс
Реставрация усадьбы Долгоруковых-Бобринских на ул. Малая Дмитровка. Узел примыкания перекрытия к лестнице © Гинзбург Архитектс
Реставрация дома Сытина. План 1 этажа на отм. 0.000 © Гинзбург Архитектс
Реставрация дома Сытина. План 2 этажа на отм. +5.107 © Гинзбург Архитектс
Реставрация дома Сытина. План 3 этажа на отм. +10.433 © Гинзбург Архитектс
Реставрация дома Сытина. План 5 этажа на отм. +20.542 © Гинзбург Архитектс
Реставрация дома Сытина. Разрез 1-1 © Гинзбург Архитектс


0

Мастерская:

Гинзбург Архитектс

Проект:

Реставрация дома Сытина
Россия, Москва, ул. Тверская, дом 18б

Авторский коллектив:
А.В. Гинзбург, Н.Б. Шилова, М.Б. Гурьевич, Л.В. Лазарева, З.М. Зевина, Е.А. Приступа, С.Л. Островская, А.В. Николаев, Ф.И. Федоровский, А.А. Хлуденева 

2017 – 2018
Реставрация усадьбы Долгоруковых-Бобринских на ул. Малая Дмитровка
Россия, Москва, ул. Малая Дмитровка

Авторский коллектив:
А.В. Гинзбург, Н.Б. Шилова, Е.А. Щеголева (Давыдова), С.Г. Коротаева, Б.В. Андреев, Е.А. Криворог

2013 – 2016

20 Ноября 2017

author pht

Автор текста:

Юлия Тарабарина

Технологии и материалы

Паттерн золотой волны
Потолочные детали и настенные панно, выполненные из алюминия Sevalcon, превращаются в орнамент и оттеняют вереницу национальных узоров в интерьерах Центра художественной гимнастики, формируя переклички с основной иконической формой фасада здания.
Condair – партнёр архитекторов
Награждать архитекторов деловыми профессиональными поездками мы решили на постоянной основе. Это даст возможность архитекторам совершенствоваться, получать новые знания и посмотреть на мир с позиции людей, создающих качественный воздух в архитектурных пространствах.
Life Challenge 2020: проекты российских архитекторов борются...
Стартовал международный конкурс Baumit на лучшие европейские фасады Life Challenge 2020, в котором принимают участие более 300 работ из 25 стран. Раз в два года профессиональное жюри выбирает самый яркий и неповторимый проект. В этом году за престижную премию будут бороться российские архитекторы. С февраля по апрель также проходит открытое голосование за лучшее оформление здания.
ArchYouth-2020: объявлены победители III сезона
Каждый из победителей детально разобрался в тонкостях остекления своего проекта, правильно рассчитал формулы стеклопакетов, подобрал стёкла и профильные системы.
Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.

Сейчас на главной

Дюны, кварц и атом
Проект-победитель конкурса Малых городов для Соснового Бора: благоустройство парка и пляжа, вдохновленное северным ландшафтом, зеркалами и ядерной энергетикой.
Стеклянный ларец
Пражские архитекторы OV-A спроектировали штаб-квартиру производителя дизайнерского богемского стекла Lasvit в Нови-Боре: главную роль там играет корпус с фасадами из специально изобретенной стеклянной плитки.
Пресса: Как мир перенесет прививку от изоляционизма
«Мне странно теперь представить себе,— пишет Илья Эренбург в начале 1960-х, вспоминая 1914-й,— что можно было отправиться в другую страну, не заполнив анкеты, не проводя недели в ожидании — впустят или не впустят; но слово "виза" я услышал впервые во время войны; прежде не спрашивали даже паспорта».
Красный акцент
Коммерческое здание Stellar по проекту Sanjay Puri Architects в новом районе Ахмадабада привлекает внимание офисным «пентхаусом» из красного металла.
Течение линий
Пять домов квартала «Свобода» ЖК «Символ» – пример комплексной работы архитекторов над целостным фрагментом города, который стал воплощением того подхода к архитектуре, который в Москве ранее не встречался: все подчинено пластическому потоку – своего рода течению, подчеркнутому энергичным рисунком фасадов сродни «суперграфике».
Каркас по донцу
Проект-победитель конкурса Малых городов для Городца: комплексная программа обновления общественных пространств с углубленным анализом истории и культурных кодов места.
Зеркальная иллюзия на работе
Атриум офисного здания в центре Сеула превращен архитекторами OBBA в визуальный аттракцион, чтобы спасти сотрудников от рутины. При этом эффективность использования площадей достигает максимума, разрешенного СНиПами.
Город у большой воды
Концепция масштабной застройки на краю Воронежа, над водой водохранилища-«моря», использует прибрежный перепад высот для организации сложносоставного общественного пространства и уделяет много внимания силуэту и распределению масс, определяющих вид на будущий комплекс с другого берега реки.
Пол Флауэрс: «Инвестиции в архитекторов – это инвестиции...
Поговорили с вице-президентом по дизайну корпорации LIXIL, в состав которой с 2014 года входит GROHE, о новой премии WAF Water Research Prize, о микро- и макротрендах и о том, почему архитекторы и производители вместе смогут сделать для этого мира больше, чем по отдельности.
Паломничество в страну ар-деко
В ЖК «Маленькая Франция» на 20-й линии Васильевского острова Степан Липгарт собеседует с автором Нового Эрмитажа, мастерами Серебряного века и советского ар-деко на интересные профессиональные темы: дом с курдонером в историческом Петербурге, баланс стены и витража в архитектонике фасада. Перед вами результаты этой виртуальной беседы.
Дом в порту
Жилой комплекс на Двинской улице – первый случай современной архитектуры на Гутуевском острове. Бюро «А.Лен» подробно исследует контекст и создает ориентир для дальнейших преобразований района.
Дюжина видео-каналов в спину карантинному времени
Все вокруг советуют, как провести период изоляции с пользой. Мы собрали для вас YouTube-каналы, которые помогут не только скоротать время, но и узнать что-то новое, полезное – 12 об архитектуре, и еще несколько просто интересных. И БГ, если кто не видел.
Вместо плаца – парк
Архитекторы ChartierDalix приспособили исторические казармы Лурсин для юридического факультета университета Париж I: главную роль там играет созданный на месте плаца парк.
Взлетная полоса
Проект-победитель конкурса Малых городов для Гатчины: линейный парк в большом микрорайоне и возвращение памяти о первом военном аэродроме России.
Градсовет удалённо / 25.03.2020
Градсовет впервые за историю своего существования работал дистанционно: обсуждали «готичный» бизнес-центр и эскиз жилого комплекса на севере города. Мы попытались подготовить удаленный же репортаж и заодно расспросить петербургских архитекторов о работе он-лайн.
Жилье с поддержкой
Комплекс MLK1101 в Лос-Анджелесе по проекту Lorcan O’Herlihy Architects – это жилье для бездомных ветеранов вооруженных сил, «хронических» бездомных и семей без места жительства.
Баланс уплотнения
Мастерская Анатолия Столярчука проектирует дом, который вынужденно доминирует над окружающей застройкой, но стремится привести сложившуюся среду к гармонии и развитию.
Сечение «Армады»
Клубный дом в историческом центре Екатеринбурга превращает разновысотность в основу образа: скос его силуэта созвучен скатным кровлям старых зданий, но он же становится ярким и современным пластическим акцентом.
Умер Майкл Соркин
Скончался американский архитектор, урбанист и публицист Майкл Соркин – второй, после Витторио Греготти, крупный архитектурный деятель, ставший жертвой коронавируса.
Александра Черткова: «Для нас принципиально важно...
В преддверии выставки «Город: детали», которая должна была открыться сегодня на ВДНХ, а теперь перенеслась на неопределенный срок, архитектор и партнер бюро «Дружба» Александра Черткова рассказала об основных принципах создания комфортного пространства для детей, ключевых трендах в проектировании детских площадок, а также о том, как москвичи принимают участие в городском развитии.
Очевидные неочевидности на улицах Нью-Йорка
Публикуем 7 главок из новой книги Strelka Press «Код города. 100 наблюдений, которые помогут понять город» Анне Миколайт и Морица Пюркхауэра – собрания замеченных авторами закономерностей, которые пригодятся при проектировании городской среды.
Каменная мозаика
Универмаг Galleria по проекту бюро OMA в южнокорейском Квангё получил «мозаичный» фасад из 12 000 гранитных и 2500 стеклянных треугольников.
Салют Кикоину!
Проект-победитель конкурса Малых городов для Новоуральска прославляет знаменитого физика, а также превращает бульвар на окраине в одно из главных общественных пространств.
WAF: «Оскар», но архитектурный
Говорим с авторами трех проектов, собравших награды WAF: редевелопента Бадаевского завода – Herzog & de Meuron, ЖК «Комфорт Таун» – Архиматика, и Парка будущих поколений в Якутске – ATRIUM.
Лестница без конца
Берлинское бюро Barkow Leibinger создало декорации для постановки оперы «Фиделио» Людвига ван Бетховена в венском Театре ан дер Вин. Режиссер – Кристоф Вальц, дважды лауреат «Оскара» за роли в фильмах Квентина Тарантино.
Пресса: Выживет ли урбанистика в России
Урбанистика сегодня в России — синоним воровства. Если человек посадил дерево или построил дом, то понятно зачем. Чтобы стибрить, вот зачем. Отсюда вопрос об урбанизме в России будущего — по крайней мере, если мы исходим из надежды, что дальше должно быть как-то лучше,— решается однозначно: его не будет <...>
Мрамор среди домн
Библиотека Люксембургского университета на территории бывшего сталелитейного завода – это перестроенное мастерской Valentiny Hvp Architects хранилище для руды.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Дискуссия о Дворце пионеров
Публикуем концепцию комплексного обновления московского Дворца Пионеров Феликса Новикова и Ильи Заливухина, и рассказываем о его обсуждении в Большом зале Москомархитектуры 4 марта.
«Дом бездомных»
Католический приют для социально незащищенных людей в деревне на юго-востоке Польши построен по проекту бюро xystudio с бережным отношением к окружающей среде.
Драгоценное пространство
Evotion design и T+T architects сообщили о завершении интерьера штаб-квартиры Сбербанка на Кутузовском проспекте. В центре атриума здесь парит переговорная-«Диамант», и все похоже на шкатулку с драгоценностями, в том числе высокотехнологичными.
Берег Дона
Проект из числа победителей конкурса Малых городов посвящен благоустройству берега реки Дон в промышленой части городка Данков, небольшого, но экономически успешного.
Реконструкция с чувством
Перед стартом курса МАРШ Re(New), слушатели которого будут работать со зданиями Хлопкопрядильной фабрики, куратор Дарья Минеева рассуждает о смысле и путях реконструкции.
Живописное жилье
В новом нью-йоркском комплексе Denizen Bushwick – 900 квартир, из которых 20% доступных, а высокую плотность смягчает монументальное искусство, озеленение и разнообразная инфраструктура. Авторы проекта – бюро ODA.
Верста на соляных берегах
Пешеходный маршрут с уклоном в туризм и исторические реконструкции, но не без спорта: проект-победитель конкурса Малых городов для Соликамска.
Большая маленькая победа
В небольшой по масштабу школе в Домодедове бюро ASADOV_ мастерски справилось с ограничениями в виде скромного бюджета и жестких лимитов площади, спроектировав светлые классы, гуманные рекреации и даже многосветный атриум с амфитеатром, ставший центром школьной жизни.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
Здание как Интернет
В культурно-общественном центре Forum Groningen по проекту NL Architects на севере Нидерландов можно бродить и находить информацию по всем областям знаний так же свободно, как во Всемирной сети.