Архитектура санатория НКТП в Кисловодске: переиздание

Публикуем отрывок книги Моисея Гинзбурга «Архитектура санатория НКТП в Кисловодске», переизданной в этом году бюро Ginzburg Architects.

25 Октября 2019
mainImg
Моисей Гинзбург был архитектором-мыслителем. Процесс проектирования он превращал в поиск подходов к раскрытию возможностей той или иной типологии, а затем описывал результаты исследований в книгах. Самый известный, и возможно, лучший пример такого жанра – книга «Жилище» (М., 1934), суммирующая работу секции Стройкома РСФСР в области типологии жилья для современного общества: комфортного для человека, способствующего развитию личности и в то же время оптимального в смысле использования пространства.
М.Я. Гинзбург. Архитектура санатория НКТП в Кисловодске.
Факсимильное переиздание. Москва, 2019
Ginzburg architects
Но «Жилище» – не единственная книга М.Я. Гинзбурга в жанре, где архитектор, одновременно публикуя реальный проект, делится своими размышлениями и наработками в области определенной типологии. Другим примером стала публикация проекта санатория НКТП – Наркомата тяжелой промышленности – могущественного министерства, распоряжавшегося в 1930-е сорока процентами бюджета страны. Книга интересна также тем, что и проектирование, и тем более публикация приходятся на 1930-е годы, когда в период так называемого постконструктивизма, то есть правительственного поворота к историзму и классике, один из ведущих мастеров архитектурного авангарда Моисей Гинзбург, делая определенные и неизбежные уступки предпочтениям руководства, сохраняет верность принципам модернизма.

Недавно Ginzburg architects выпустило факсимильное переиздание книги М.Я. Гинзбурга «Архитектура санатория НКТП в Кисловодске», впервые появившейся в 1940 году. Издание точно повторяет формат, дизайн и обложку подлинной книги. Приобрести факсимиле можно в магазинах Ozon, Books.ru, Alib.ru.

Ниже публикуем отрывок из книги, посвященный проблемам проектирования санатория, с подробным описанием пейзажа и рельефа территории.
Здесь можно полистать тот же отрывок:
  • zooming
    1 / 6
    М.Я. Гинзбург. Архитектура санатория НКТП в Кисловодске. Переиздание. М., 2019
    Предоставлено Ginzburg architects
  • zooming
    2 / 6
    М.Я. Гинзбург. Архитектура санатория НКТП в Кисловодске. Переиздание. М., 2019
    Предоставлено Ginzburg architects
  • zooming
    3 / 6
    М.Я. Гинзбург. Архитектура санатория НКТП в Кисловодске. Переиздание. М., 2019
    Предоставлено Ginzburg architects
  • zooming
    4 / 6
    М.Я. Гинзбург. Архитектура санатория НКТП в Кисловодске. Переиздание. М., 2019
    Предоставлено Ginzburg architects
  • zooming
    5 / 6
    М.Я. Гинзбург. Архитектура санатория НКТП в Кисловодске. Переиздание. М., 2019
    Предоставлено Ginzburg architects
  • zooming
    6 / 6
    М.Я. Гинзбург. Архитектура санатория НКТП в Кисловодске. Переиздание. М., 2019
    Предоставлено Ginzburg architects

Архитектурные проблемы
Пейзаж и рельеф территории
Глубокие продолговатые овраги и долины чередуются с холмами. Балки защищены, нередко озеленены: здесь можно встретить ель, сосну, фруктовые деревья. Зеленые склоны холмов либо мягко спускаются в балку, либо резко обрываются над балкой каменистыми желто-красными кручами, вскрывая геоморфологический костяк Кисловодска.

Когда стоишь в балке, видны только ближайшие холмы. Когда подымаешься на холм, горизонт расширяется, с удивительной наглядностью поясняя природную структуру края. За первой цепью холмов вырастает вторая, за второй – третья, иногда и четвертая. Вдали высятся две белоснежные вершины Эльбруса.

Человек начал с давних пор селиться в балках и долинах. Маленькие домики, огороды и сады занимали защищенные укромные места.

Октябрь создал нового застройщика, воздвигающего в Кисловодске грандиозные и монументальные сооружения: дворцы здоровья трудящихся – санатории и дома отдыха.

Однако в большинстве случаев новый застройщик пошел по проторенным путям, заполняя балки и долины зданиями санаториев. Если застройка балок небольшими домиками имела смысл, то постройка новых санаториев внизу редко бывает удачной.

Балка и долина становятся загроможденными, прилегающие к ним холмы лишаются своих масштабов и рисунка, сами здания выглядят неуклюже и, наконец, задние фасады сооружений близко примыкают к холмам или скалам, образуя плохо проветриваемые, сырые коридоры, непригодные к использованию (санаторий Госбанка, ВЦСПС и др.).

Для строительства санатория НКТП был выбран, непосредственно покойным тов. Серго Орджоникидзе, прекрасный участок в Ребровой балке. Участок этот, кроме того, имеет еще большие пространства наверху, над балкой против «Храма воздуха». Верхний участок был совершенно гол. Нижний же обладал прекрасной растительностью. Именно поэтому, а также под влиянием местных традиций, мы начали проектирование санатория на нижнем участке.

Однако первый же вариант убедил нас в неправильности подобного решения. Был сделан макет застройки на рельефе, и все отрицательные стороны этого варианта отчетливо выявились. Несколько следующих вариантов со смешанной застройкой верха и низа оказались также неудовлетворительными, так как они не устраняли полностью дефектов нижней застройки.

Наконец, мы перешли к полной застройке верхней площадки. Этот вариант казался нам вначале очень рискованным, так как беспокоило отсутствие зелени на этом участке и обилие ветров. Однако это решение оказалось более правильным. Ветры были смягчены; даже удалось создать несколько южных площадок, полностью защищенных от ветра. Озеленение верхнего плато в ближайшие годы еще более изменит его климат.

В конечном счете именно этот вариант обеспечил завоевание для санатория пейзажа, солнца, воздуха, просторов ландшафта.

стр. 3

Задачи пространственной композиции
Основными элементами пространственной композиции санатория являются три корпуса: два режимных (№ 1 и № 2) и лечебный корпус. Вся композиция при первом взгляде должна восприниматься как легко читаемая схема, сложность которой постепенно обнаруживается при внимательном рассмотрении. В связи c функциональной структурой комбината была намечена, как композиционная схема, оптическая симметрия, уравновешенная в основных габаритах силуэта и самых общих принципах и совершенно различная в расчленениях и элементах самих сооружений.

В качестве оси композиции, разумеется, мог быть принят только лечебный корпус. Вследствие важности его функционального назначения определилась и его архитектурная структура. Лечебный корпус в общем плане санатория обычного типа занимает более скромное место.

В нашем проекте он играет особую роль, так как в нем сосредоточены все виды современного лечения, ставящего его в ряд наиболее совершенных советских и европейских лечебных институтов.

Двумя уравновешивающими эту ось силуэтами являются два режимных корпуса: № 1 и № 2. Корпус № 1 состоит из одиночных и двойных комнат, корпус № 2 – из двухкомнатных квартир. Для того чтобы уравновесить корпус № 2 общим по габаритам силуэтом, в корпусе № 1 двойные комнаты выдвинуты вперед. Таким образом, основу композиции образуют: в центре – лечебный корпус, с запада – двойные комнаты режимного корпуса № 1 и с востока режимный корпус № 2.

Вся развернутая композиция имеет общее направление в сторону южного горизонта к наиболее интересной по пейзажу части Кисловодска.

Оба режимных корпуса образуют как бы два распростертых в сторону южного горизонта крыла, охватывающих всю панораму гор с Эльбрусом в центре.

Таким образом, все без исключения жилые комнаты обоих корпусов имеют южную ориентацию, и в окно каждой из них вписывается законченная композиция пейзажа. Наиболее важным моментом, имеющим решающее художественное значение в композиции каждой комнаты, является именно эта рамка окна с пейзажем.

Вся отделка и убранство комнаты подчиняются этому основному фактору и получают смысл только как детали, дополняющие его.

Наконец, немаловажную роль в общей пространственной композиции сыграл учет рельефа Георгиевского плато, на котором построен санаторий.

стр. 5

Плато в силу своей структуры образует среди двух обрывистых скал более мягкую складку, спадающую к нижней парковой части территории. Эта складка, естественно, и была принята за ось всей композиции, где поставлен лечебный корпус и разворачивается главная лестница, соединяющая верхнюю часть территории с нижней. Лестница расположена амфитеатром, естественно укладывающимся на рельеф этой складки. Таким образом объединяются между собой обе стороны отвесных скал и верхняя часть плато с нижней. Однако полной последовательности это решение не могло получить, потому что сама ось этой естественно образующейся композиции не только не имеет продолжения в нижнем парке, но даже оказывается проведенной под случайным углом к оси великолепной аллеи старых тенистых елей.

Нам не удалось полностью преодолеть противоречия, существующего между этими композиционными осями природных ландшафтов, верхнего и нижнего. Продолжение главной лестницы в нижней части парка развертывается уже не по главной оси амфитеатра, а по одной из вспомогательных подъосей полукруглой ниши. Это производит впечатление вполне закономерного и композиционно понятного логического развертывания всей темы сверху и на самой лестнице. Снизу же и на аллее нижнего парка здание остается недоведенным до конца. Необходим целый ряд дополнительных мер, направленных на смягчение наиболее острых углов этой труднейшей композиционной задачи.

Чрезвычайно сложным оказалось также определение периметра застройки в отношении линии обрыва скал. Нужно ли было придвинуть здания к самому обрыву или отодвинуть их вглубь? И если нужно отодвинуть, то как определить – насколько? Только после целого ряда разбивочных проверок в натуре удалось отыскать ответ. Придвинуть здания на самую кромку обрыва было бы недопу-

стр. 6

стимо. Если бы высота соседних скал была заметно больше высоты сооружений, это было бы наиболее эффектным и одинаково благоприятным приемом для выявления взаимных масштабов скалы и самих зданий. В данном случае, при небольшой абсолютной высоте скал, их поразительная масштабность достигается разнообразными линиями излома и самой фактурой пород.

Стоило бы только плотно надвинуть фасады пятиэтажных сооружений на кромку этих скал, как немедленно была бы уничтожена, раздавлена их масштабность – и притом без всякого выигрыша в масштабности самого здания. Отодвинув же сооружения несколько вглубь, и именно на такую глубину, которая снизу скрывает основание сооружения, т. е. отодвигая его в следующий пространственный план и в то же время раскрывая его в достаточной степени, мы приходим к наиболее правильному решению. Скалы не только полностью сохраняют свою масштабность и живописность, но и выигрывают в этих качествах по контрасту с архитектурой, выступающей лишь во втором пространственном плане.

Точно так же и масштабность сооружений возрастает благодаря этому приему.

И, наконец, санаторий обогащается новыми площадками, появляющимися между фасадами зданий и обрывами скал. Эти площадки защищены от ветров и освещаются южным солнцем.

Они заключены между строгими линиями зданий и мягкими складками Кавказского хребта, где геометрические формы архитектуры и пластические формы природы, контрастируя, наиболее полно выявляют и углубляют свои противоположные свойства.

Эти южные площадки перед главными корпусами санатория, вместе с продолжающим их амфитеатром лестницы, представляют собою для больных наиболее привлекательное место отдыха.

Совершенно иные природные условия северной части Георгиевского плато.

Сам склон, в отличие от южного, не так крут и скалист. Значительно более полого и мягко он спускается в Буденновскую балку. Иной пейзаж раскрывается с северной стороны. Вместо многих планов, развертывающихся с южной стороны, здесь лишь одни горы заполняют горизонт своим лаконичным и суровым силуэтом.

Поэтому здесь приняты другие принципы застройки, в соответствии с характером небольших двухэтажных сооружений хозяйственного назначения.

Вся композиция северной стороны построена на принципе свободного равновесия, организуемого на одной оси симметрии между двумя одинаковыми корпусами административного здания. В просвет между ними с северной стороны вписывается силуэт гор, с южной – ось входа в главный корпус, партер с бассейном и фонтаном. Остальные хозяйственные сооружения располагаются террасообразно (крыша гаража, например, представляет собой площадку-двор для заготовочной и прачечной). Ансамбль заканчивается подпорной стеной, идущей вдоль всего северного склона.

Подъезжая к Буденновке и попадая к подножию северного склона, зритель воспринимает пологий фронт горы и террасообразную композицию сооружений как одно целое. Последние заканчивают, коронуют склон, вписываясь в его силуэт. На разных поворотах дороги, под различными углами эта композиция становится более отчетливой, уже доминируя над склоном горы. Въезд на площадку между корпусами административного здания, пейзаж гор и фонтаны должны закрепить впечатление единства композиции.

Но самые сильные зрительные впечатление впереди. После того как приезжающий проделает обычные процедуры регистрации и, наконец, попадет в свою комнату, перед ним, как сюрприз, раскрывается южный пейзаж и залитая солнцем панорама Кавказских гор. Только тогда он знакомится с той обстановкой, в которой ему предстоит провести свой отдых.

стр. 8
 

25 Октября 2019

comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Японские технологии на родине дымковской игрушки
В Кирове появился новый 15-этажный жилой дом, спроектированный московским архитектором Алексеем Ивановым. Для отделки фасада использовались японские панели KMEW, предназначенные специально для высотного строительства.
Переплетение и контраст
Два московских проекта, в которых архитекторы сочетают панели с разными фактурами из фиброцемента EQUITONE, добиваясь выразительности фасадов.
Вентиляционная створка Venta – современное решение...
Venta обеспечивает безопасное и быстрое проветривание помещений, не создавая сквозняков. Она идеально комбинируется с остекленными и глухими элементами большой площади, а гибкая интеграция системы в любой фасад объекта является отличным решением для архитекторов и проектировщиков.
«Тихий рассвет» – цвет года по версии AkzoNobel
Созданный по итогам масштабных исследований цветовых трендов, проводящихся экспертами со всего мира, этот цвет призван запечатлеть суть того, что делает нас более человечными на заре нового десятилетия.
Разреши себе творить
Бренд DULUX выпустил новую линейку инновационных красок «Легко обновить». В нее вошло всего три продукта, но с их помощью можно преобразить весь дом или квартиру самостоятельно и всего за несколько часов.
Архитекторы из Томска создали мультикомфорт на международном...
По итогам международного архитектурного конкурса «Мультикомфорт от Сен-Гобен» проект российских студентов был отмечен специальным призом. Россия участвует в мероприятии в 8-й раз, но награду получила впервые. Рассказываем, как команде из Томска удалось реализовать концепцию мультикомфортного жилья и чем важен этот конкурс.

Сейчас на главной

Третий масштаб
На сложном участке в Одинцовском округе Подмосковья «Студия 44» спроектировала вторую очередь гимназии им. Е.М. Примакова – школу с мощным демократическим пафосом и архитектурой в духе итальянского рационализма.
Музей на семи ветрах
В Шанхае на берегу реки Хуанпу построен музей Уэст-Банд. Авторы проекта – David Chipperfield Architects. Первые пять лет там будет показывать свои выставки Центр Помпиду.
Изгибы дюн
Комплекс апартаментов в Сестрорецке с криволинейными формами и выдающейся инфраструктурой, позволяющей охарактеризовать место как парк здоровья или дачу нового типа.
Отдых на Желтой реке
Бутик-отель Lost Villa шанхайской мастерской DAS Lab на границе Внутренней Монголии повторяет форму традиционного местного поселения.
Кирпич старый и новый
В центре Манчестера строится жилой квартал KAMPUS по проекту Mecanoo на 533 квартиры: жилье, кафе и магазины расположатся в новых корпусах и исторических складах из кирпича, а также в бетонной башне 1960-х годов.
Пресса: Где будет центр
Сейчас город — это прежде всего его центр, центром он опознается и остается в голове. Город будущего требует деконструкции центра настоящего. Вопрос: а будет ли у него другой центр?
Консоли над полем
Школьное здание по проекту BIG в пригороде Вашингтона составлено из пяти раскрывающихся как веер ярусов, облицованных белым глазурованным кирпичом.
Бегство из Вавилона
Заметки об инсталляции Александра Бродского для книг Анны Наринской – «Невавилонской библиотеке» в Центре толерантности.
«Вариации на тему»
Плавучие дома по проекту Attika Architekten на канале в центре Нидерландов получили фасады из фиброцементных панелей EQUITONE [natura].
Тонкая игра
Клубный дом в Большом Козихинском, – пример архитектурного разговора о методах и источниках стилизации, врастающей в современные тенденции. С ярким акцентом, вдохновленным работой Льва Бакста для «Дягилевских сезонов».
Профсоюзное движение
В Британии основан профсоюз архитекторов и всех других сотрудников архитектурных бюро, включая секретарей, менеджеров, техников.
Визит в вечную мерзлоту
Архитекторы Snøhetta представили проект посетительского центра The Arc при Всемирном хранилище семян и Мировом архиве на Шпицбергене.
Пресса: Гидроэлектробазилика
Знаменитый итальянский архитектор Ренцо Пьяно и команда фонда V-A-C, основанного бизнесменом Леонидом Михельсоном, рассказали о будущем, пожалуй, самого амбициозного культурного проекта последних лет — ГЭС-2.
Опыты для ржавого ожерелья
Вторая российская молодежная архитектурная биеннале в Казани была посвящена реконструкции промзон. 30 финалистов выполнили проекты для двух конкретных участков столицы Татарстана. Представляем проекты победителей.
Вырасти свой сад
Конгресс World Urban Parks, прошедший в Казани, получился больше про общественные места и энергичных людей, чем собственно про парки. Публикуем самое интересное и полезное из того, что удалось услышать и увидеть.
Велосипеды под холмами
Новая площадь по проекту COBE на кампусе Копенгагенского университета – это холмистый ландшафт, где есть стоянки для велосипедов, театр под открытым небом и «влажные биотопы».
Три корабля
Павильон Италии на Экспо-2020 в Дубае спроектировали архитекторы CRA-Carlo Ratti Associati, Italo Rota Building Office и matteogatto&associati.
Течение краски
В Медийном центре парка Зарядье открылась выставка четырех художников, рисующих города: Альваро Кастаньета, Томаса Шаллера, Сергея Чобана и Сергея Кузнецова. Впервые в Москве такого рода выставка сопровождается иммерсивной экспозицией.
Мозаика функций
Комплекс Agora по проекту Ropa & Associés в Меце на востоке Франции соединил в себе медиатеку, общественный центр и «цифровое» рабочее пространство.
Книги в саду
Бюро «А.Лен» и KCAP Architects&Planners спроектировали для Воронежа жилой комплекс, вдохновляясь Иваном Буниным и пейзажами средней полосы. Получилось современно и свежо.
Комиксы на фасаде
В бывшей мюнхенской промзоне открылось многофункциональное здание WERK12 по проекту MVRDV: сейчас оно вмещает рестораны, фитнес-клуб и офисы, но подходит и для любого другого использования.
Космический ветер
Построенный по проекту бюро ASADOV аэропорт «Гагарин» сочетает выверенную планировочную структуру и культурную программу с авторскими решениями – архитектурным и дизайнерским, в которых угадывается ностальгия по тем временам, когда наша страна шла в светлое будущее и космос был частью жизни каждого.
Пресса: Как в город вернется производство
В том, что постиндустриальный город ничего не производит, есть нечто тревожное. Понятно, что он производит знания и услуги, понятно, что он производит много чего для себя (поэтому пищевая промышленность в Москве даже растет), но как же без всего остального?
Укрупнение
В Гостином дворе открылся очередной фестиваль «Зодчество». Под октябрьским московским солнцем спорят между собой две тенденции: прекрасного будущего и великолепного настоящего.
Между городом и вузом
В Аделаиде на юге Австралии появилась первая постройка Snøhetta на этом континенте: университетский спорткомплекс с актовым залом и открытыми лестницами-трибунами.
«Вечность» переставит всё местами
Куратором «Зодчества» 2020 года назван Эдуард Кубенский с темой «Вечность», об этом сообщил сегодня на пресс-конференции президент САР Николай Шумаков. Программа звучит смело, читайте в нашем материале.