Архитектура санатория НКТП в Кисловодске: переиздание

Публикуем отрывок книги Моисея Гинзбурга «Архитектура санатория НКТП в Кисловодске», переизданной в этом году бюро Ginzburg Architects.

25 Октября 2019
mainImg
Моисей Гинзбург был архитектором-мыслителем. Процесс проектирования он превращал в поиск подходов к раскрытию возможностей той или иной типологии, а затем описывал результаты исследований в книгах. Самый известный, и возможно, лучший пример такого жанра – книга «Жилище» (М., 1934), суммирующая работу секции Стройкома РСФСР в области типологии жилья для современного общества: комфортного для человека, способствующего развитию личности и в то же время оптимального в смысле использования пространства.
М.Я. Гинзбург. Архитектура санатория НКТП в Кисловодске.
Факсимильное переиздание. Москва, 2019
Ginzburg architects

Но «Жилище» – не единственная книга М.Я. Гинзбурга в жанре, где архитектор, одновременно публикуя реальный проект, делится своими размышлениями и наработками в области определенной типологии. Другим примером стала публикация проекта санатория НКТП – Наркомата тяжелой промышленности – могущественного министерства, распоряжавшегося в 1930-е сорока процентами бюджета страны. Книга интересна также тем, что и проектирование, и тем более публикация приходятся на 1930-е годы, когда в период так называемого постконструктивизма, то есть правительственного поворота к историзму и классике, один из ведущих мастеров архитектурного авангарда Моисей Гинзбург, делая определенные и неизбежные уступки предпочтениям руководства, сохраняет верность принципам модернизма.

Недавно Ginzburg architects выпустило факсимильное переиздание книги М.Я. Гинзбурга «Архитектура санатория НКТП в Кисловодске», впервые появившейся в 1940 году. Издание точно повторяет формат, дизайн и обложку подлинной книги. Приобрести факсимиле можно в магазинах Ozon, Books.ru, Alib.ru.

Ниже публикуем отрывок из книги, посвященный проблемам проектирования санатория, с подробным описанием пейзажа и рельефа территории.
Здесь можно полистать тот же отрывок:

  • zooming
    1 / 6
    М.Я. Гинзбург. Архитектура санатория НКТП в Кисловодске. Переиздание. М., 2019
    Предоставлено Ginzburg architects
  • zooming
    2 / 6
    М.Я. Гинзбург. Архитектура санатория НКТП в Кисловодске. Переиздание. М., 2019
    Предоставлено Ginzburg architects
  • zooming
    3 / 6
    М.Я. Гинзбург. Архитектура санатория НКТП в Кисловодске. Переиздание. М., 2019
    Предоставлено Ginzburg architects
  • zooming
    4 / 6
    М.Я. Гинзбург. Архитектура санатория НКТП в Кисловодске. Переиздание. М., 2019
    Предоставлено Ginzburg architects
  • zooming
    5 / 6
    М.Я. Гинзбург. Архитектура санатория НКТП в Кисловодске. Переиздание. М., 2019
    Предоставлено Ginzburg architects
  • zooming
    6 / 6
    М.Я. Гинзбург. Архитектура санатория НКТП в Кисловодске. Переиздание. М., 2019
    Предоставлено Ginzburg architects

Архитектурные проблемы
Пейзаж и рельеф территории
Глубокие продолговатые овраги и долины чередуются с холмами. Балки защищены, нередко озеленены: здесь можно встретить ель, сосну, фруктовые деревья. Зеленые склоны холмов либо мягко спускаются в балку, либо резко обрываются над балкой каменистыми желто-красными кручами, вскрывая геоморфологический костяк Кисловодска.

Когда стоишь в балке, видны только ближайшие холмы. Когда подымаешься на холм, горизонт расширяется, с удивительной наглядностью поясняя природную структуру края. За первой цепью холмов вырастает вторая, за второй – третья, иногда и четвертая. Вдали высятся две белоснежные вершины Эльбруса.

Человек начал с давних пор селиться в балках и долинах. Маленькие домики, огороды и сады занимали защищенные укромные места.

Октябрь создал нового застройщика, воздвигающего в Кисловодске грандиозные и монументальные сооружения: дворцы здоровья трудящихся – санатории и дома отдыха.

Однако в большинстве случаев новый застройщик пошел по проторенным путям, заполняя балки и долины зданиями санаториев. Если застройка балок небольшими домиками имела смысл, то постройка новых санаториев внизу редко бывает удачной.

Балка и долина становятся загроможденными, прилегающие к ним холмы лишаются своих масштабов и рисунка, сами здания выглядят неуклюже и, наконец, задние фасады сооружений близко примыкают к холмам или скалам, образуя плохо проветриваемые, сырые коридоры, непригодные к использованию (санаторий Госбанка, ВЦСПС и др.).

Для строительства санатория НКТП был выбран, непосредственно покойным тов. Серго Орджоникидзе, прекрасный участок в Ребровой балке. Участок этот, кроме того, имеет еще большие пространства наверху, над балкой против «Храма воздуха». Верхний участок был совершенно гол. Нижний же обладал прекрасной растительностью. Именно поэтому, а также под влиянием местных традиций, мы начали проектирование санатория на нижнем участке.

Однако первый же вариант убедил нас в неправильности подобного решения. Был сделан макет застройки на рельефе, и все отрицательные стороны этого варианта отчетливо выявились. Несколько следующих вариантов со смешанной застройкой верха и низа оказались также неудовлетворительными, так как они не устраняли полностью дефектов нижней застройки.

Наконец, мы перешли к полной застройке верхней площадки. Этот вариант казался нам вначале очень рискованным, так как беспокоило отсутствие зелени на этом участке и обилие ветров. Однако это решение оказалось более правильным. Ветры были смягчены; даже удалось создать несколько южных площадок, полностью защищенных от ветра. Озеленение верхнего плато в ближайшие годы еще более изменит его климат.

В конечном счете именно этот вариант обеспечил завоевание для санатория пейзажа, солнца, воздуха, просторов ландшафта.

стр. 3

Задачи пространственной композиции
Основными элементами пространственной композиции санатория являются три корпуса: два режимных (№ 1 и № 2) и лечебный корпус. Вся композиция при первом взгляде должна восприниматься как легко читаемая схема, сложность которой постепенно обнаруживается при внимательном рассмотрении. В связи c функциональной структурой комбината была намечена, как композиционная схема, оптическая симметрия, уравновешенная в основных габаритах силуэта и самых общих принципах и совершенно различная в расчленениях и элементах самих сооружений.

В качестве оси композиции, разумеется, мог быть принят только лечебный корпус. Вследствие важности его функционального назначения определилась и его архитектурная структура. Лечебный корпус в общем плане санатория обычного типа занимает более скромное место.

В нашем проекте он играет особую роль, так как в нем сосредоточены все виды современного лечения, ставящего его в ряд наиболее совершенных советских и европейских лечебных институтов.

Двумя уравновешивающими эту ось силуэтами являются два режимных корпуса: № 1 и № 2. Корпус № 1 состоит из одиночных и двойных комнат, корпус № 2 – из двухкомнатных квартир. Для того чтобы уравновесить корпус № 2 общим по габаритам силуэтом, в корпусе № 1 двойные комнаты выдвинуты вперед. Таким образом, основу композиции образуют: в центре – лечебный корпус, с запада – двойные комнаты режимного корпуса № 1 и с востока режимный корпус № 2.

Вся развернутая композиция имеет общее направление в сторону южного горизонта к наиболее интересной по пейзажу части Кисловодска.

Оба режимных корпуса образуют как бы два распростертых в сторону южного горизонта крыла, охватывающих всю панораму гор с Эльбрусом в центре.

Таким образом, все без исключения жилые комнаты обоих корпусов имеют южную ориентацию, и в окно каждой из них вписывается законченная композиция пейзажа. Наиболее важным моментом, имеющим решающее художественное значение в композиции каждой комнаты, является именно эта рамка окна с пейзажем.

Вся отделка и убранство комнаты подчиняются этому основному фактору и получают смысл только как детали, дополняющие его.

Наконец, немаловажную роль в общей пространственной композиции сыграл учет рельефа Георгиевского плато, на котором построен санаторий.

стр. 5

Плато в силу своей структуры образует среди двух обрывистых скал более мягкую складку, спадающую к нижней парковой части территории. Эта складка, естественно, и была принята за ось всей композиции, где поставлен лечебный корпус и разворачивается главная лестница, соединяющая верхнюю часть территории с нижней. Лестница расположена амфитеатром, естественно укладывающимся на рельеф этой складки. Таким образом объединяются между собой обе стороны отвесных скал и верхняя часть плато с нижней. Однако полной последовательности это решение не могло получить, потому что сама ось этой естественно образующейся композиции не только не имеет продолжения в нижнем парке, но даже оказывается проведенной под случайным углом к оси великолепной аллеи старых тенистых елей.

Нам не удалось полностью преодолеть противоречия, существующего между этими композиционными осями природных ландшафтов, верхнего и нижнего. Продолжение главной лестницы в нижней части парка развертывается уже не по главной оси амфитеатра, а по одной из вспомогательных подъосей полукруглой ниши. Это производит впечатление вполне закономерного и композиционно понятного логического развертывания всей темы сверху и на самой лестнице. Снизу же и на аллее нижнего парка здание остается недоведенным до конца. Необходим целый ряд дополнительных мер, направленных на смягчение наиболее острых углов этой труднейшей композиционной задачи.

Чрезвычайно сложным оказалось также определение периметра застройки в отношении линии обрыва скал. Нужно ли было придвинуть здания к самому обрыву или отодвинуть их вглубь? И если нужно отодвинуть, то как определить – насколько? Только после целого ряда разбивочных проверок в натуре удалось отыскать ответ. Придвинуть здания на самую кромку обрыва было бы недопу-

стр. 6

стимо. Если бы высота соседних скал была заметно больше высоты сооружений, это было бы наиболее эффектным и одинаково благоприятным приемом для выявления взаимных масштабов скалы и самих зданий. В данном случае, при небольшой абсолютной высоте скал, их поразительная масштабность достигается разнообразными линиями излома и самой фактурой пород.

Стоило бы только плотно надвинуть фасады пятиэтажных сооружений на кромку этих скал, как немедленно была бы уничтожена, раздавлена их масштабность – и притом без всякого выигрыша в масштабности самого здания. Отодвинув же сооружения несколько вглубь, и именно на такую глубину, которая снизу скрывает основание сооружения, т. е. отодвигая его в следующий пространственный план и в то же время раскрывая его в достаточной степени, мы приходим к наиболее правильному решению. Скалы не только полностью сохраняют свою масштабность и живописность, но и выигрывают в этих качествах по контрасту с архитектурой, выступающей лишь во втором пространственном плане.

Точно так же и масштабность сооружений возрастает благодаря этому приему.

И, наконец, санаторий обогащается новыми площадками, появляющимися между фасадами зданий и обрывами скал. Эти площадки защищены от ветров и освещаются южным солнцем.

Они заключены между строгими линиями зданий и мягкими складками Кавказского хребта, где геометрические формы архитектуры и пластические формы природы, контрастируя, наиболее полно выявляют и углубляют свои противоположные свойства.

Эти южные площадки перед главными корпусами санатория, вместе с продолжающим их амфитеатром лестницы, представляют собою для больных наиболее привлекательное место отдыха.

Совершенно иные природные условия северной части Георгиевского плато.

Сам склон, в отличие от южного, не так крут и скалист. Значительно более полого и мягко он спускается в Буденновскую балку. Иной пейзаж раскрывается с северной стороны. Вместо многих планов, развертывающихся с южной стороны, здесь лишь одни горы заполняют горизонт своим лаконичным и суровым силуэтом.

Поэтому здесь приняты другие принципы застройки, в соответствии с характером небольших двухэтажных сооружений хозяйственного назначения.

Вся композиция северной стороны построена на принципе свободного равновесия, организуемого на одной оси симметрии между двумя одинаковыми корпусами административного здания. В просвет между ними с северной стороны вписывается силуэт гор, с южной – ось входа в главный корпус, партер с бассейном и фонтаном. Остальные хозяйственные сооружения располагаются террасообразно (крыша гаража, например, представляет собой площадку-двор для заготовочной и прачечной). Ансамбль заканчивается подпорной стеной, идущей вдоль всего северного склона.

Подъезжая к Буденновке и попадая к подножию северного склона, зритель воспринимает пологий фронт горы и террасообразную композицию сооружений как одно целое. Последние заканчивают, коронуют склон, вписываясь в его силуэт. На разных поворотах дороги, под различными углами эта композиция становится более отчетливой, уже доминируя над склоном горы. Въезд на площадку между корпусами административного здания, пейзаж гор и фонтаны должны закрепить впечатление единства композиции.

Но самые сильные зрительные впечатление впереди. После того как приезжающий проделает обычные процедуры регистрации и, наконец, попадет в свою комнату, перед ним, как сюрприз, раскрывается южный пейзаж и залитая солнцем панорама Кавказских гор. Только тогда он знакомится с той обстановкой, в которой ему предстоит провести свой отдых.

стр. 8
 

25 Октября 2019

comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.
Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.
«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.

Сейчас на главной

СКК: сохранять, крушить, копировать?
Мы поговорили с петербургскими архитекторами о ситуации вокруг обрушенного СКК – здания, купол которого по чистоте формы и инженерного замысла сравнивают с римским Пантеоном, только выполненным в металле. Что, однако, не помогло ему получить статус памятника и защиту от сноса.
Лучи знаний
Школа в Подмосковье, архитектуру которой определяет учебная программа, природное окружение, а также желание использовать только честные материалы.
Кружево из углепластика
Три портала по проекту Асифа Хана для Экспо-2020 в Дубае при высоте в 21 метр сооружены из нитей сверхлегкого углепластика и не требуют дополнительной несущей конструкции.
Арктический вуз
Новое крыло Арктического колледжа на острове Баффинова Земля на севере Канады. Авторы проекта – Teeple Architects из Торонто.
Критическая масса прогресса
20-й по счету летний павильон лондонской галереи «Серпентайн» спроектируют молодые женщины-архитекторы из ЮАР – бюро Counterspace; их постройка будет посвящена социальным и экологическим темам.
Парки Татарстана, часть I: лучшие городские
Цветущий бульвар вместо парковки, авторские МАФы, экологические решения, равно как и ностальгические фонтаны и площадки для фотосессий новобрачных – в первой части путеводителя по паркам Татарстана, посвященной новым городским пространствам.
Сокольники: ковер из кирпича
Архитекторы бюро Megabudka опубликовали свой проект Сокольнической площади в деталях и с объяснениями всех мотивов. Рассматриваем проект и призываем голосовать за него в «Активном гражданине». Очень хочется, чтобы победила архитектурная версия.
Три январские неудачи Бьярке Ингельса
Основатель BIG подвергся критике из-за деловой встречи с бразильским президентом, известным своими крайне правыми взглядами и отрицанием экологических проблем Амазонии, лишился поста главного архитектора в WeWork и был отстранен от участия в проектировании небоскреба для нью-йоркского ВТЦ.
Кирпичные шестигранники
Башни Hoxton Press по проекту Karakusevic Carson и Дэвида Чипперфильда на границе лондонского Сити – коммерческое жилье, «субсидирующее» реновацию социального жилого массива рядом.
Одновременное развитие экономики и кино
В бывшем здании центрального рынка Монтевидео уругвайское бюро LAPS Arquitectos разместило штаб-квартиру Латиноамериканского банка развития CAF, национальную синематеку, легендарный бар и общественное пространство.
Москва 2050: деревянные высотки и летающий транспорт
Более 40 студентов представили видение Москвы будущего в недавно открывшейся галерее Шухов Лаб и на Биеннале архитектуры и урбанизма в Шэньчжэне. Рассказываем об итогах воркшопа «Москва 2050» и показываем работы участников.
Рестораны вместо лучших реставраторов страны?
Минкульт выдал ЦНРПМ предписание переехать до 1 марта. Не исключено, что после разорительного переезда научной реставрации в стране не останется. Говорим со специалистами, публикуем письмо сотрудников министру культуры.
Глэм-карьер
Благоустройство подмосковного озера от бюро Ai-architects: эко-школа, глэмпинг и всесезонные развлечения.
Красный зиккурат
Многоквартирный дом Cascade Villa в Алмере по проекту бюро CROSS Architecture снаружи – кирпичный, а во внутреннем дворе – обшит деревом.
Арт-депо
Офисное здание на набережной Обводного канала в Санкт-Петербурге по проекту архитектора Артема Никифорова – это тонкая вариация на тему кирпичной промышленной архитектуры XIX и ХХ века с рядом художественных изобретений, хорошим строительным и ремесленным качеством.
Будущее не дремлет
Выставка Европейского культурного центра в ГНИМА это коллекция современных пространств разной степени общественности. Подборка довольно случайная, но интересная, а в последнем зале пугают потопом, античным форумом, зиккуратами и вигвамами.
«Единорог в лесу»
Почему, в отличие от произведений известных художников и автографов писателей, дом, спроектированный Ф.Л. Райтом или Тадао Андо, выгодно продать очень сложно? В нем неудобно жить или недвижимость от знаменитых архитекторов переоценена?
Арки, ворота, окна, проемы, пустоты, дырки
В архитектуре АБ «Остоженка», особенно в крупных комплексах, значительную роль играют арки, организующие пространство и массу: часто большие, многоэтажные. В публикуемой статье Александр Скокан размышляет о роли и смысле масштабных цезур, проемов и арок.
Розовый слон
В Лос-Анджелесе построен флагманский магазин одежды The Webster по проекту Дэвида Аджайе. Для внешней и внутренней отделки британский архитектор использовал окрашенный бетон.
Архи-события: 3–9 февраля
«Кто хочет стать миллионером» для архитекторов и дизайнеров, новый интенсив в МАРШ и экскурсия с плаванием от «Москвы глазами инженера».
Пресса: Великое переселение
В последнюю неделю января 2020-го в стране активно обсуждают реновацию устаревшего жилья — вернее, возможность запуска подобных программ в российских регионах. В одном из первых своих интервью на посту вице-премьера Марат Хуснуллин отметил, что реновацию можно запустить в городах-миллионниках.
Умер Андрей Меерсон
Признанный мастер советского модернизма, автор «Лебедя» и самого красивого московского дома «на ножках» на Беговой, но и автор неоднозначного стилизаторского Ритц Карлтон на Тверской – тоже.
Неиссякаемый источник
VIP-зоны аэропорта – настоящее раздолье для цвета, пластики, образности и творческой фантазии архитекторов. Рассматриваем четыре бизнес-зала и один VIP-терминал ростовского аэропорта «Платов»: все они так или иначе осмысляют контекст: южное солнце, волны речной воды, восход над степным горизонтом и золото сарматов.
Кольцо на озере Сайсары
Здание филармонии и театра якутского эпоса на священном озере вписано в эпический круг и включает три объема, уподобленных традиционному жилищу. Кровля уподоблена аласу – якутской деревне вокруг озера. При столь интенсивной смысловой насыщенности проект сохраняет стереометрическую абстрактность и легкость формы, оперируя прозрачностью, многослойностью и отражениями.
Вертикальные татами
Фасады офисного здания Torre Patria-Hipódromo по проекту Карлоса Ферратера и его бюро OAB в Гвадалахаре на западе Мексики подчинены модульной конструктивной сетке, которая упорядочивает и окружающее пространство нового района.
Умер Александр Ларин
Автор академического хореографического училища на 2-й Фрунзенской и знаменитой аптеки в Орехово-Борисово, нескольких нетиповых детских садов типового времени, учитель и коллега многих известных сегодняшних архитекторов.
Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.
Век бетона
23 января исполнилось 100 лет Готфриду Бёму, первому немецкому лауреату Притцкеровской премии и создателю церквей и ратуш, напоминающих скульптуры из бетона. Он каждый день бывает в бюро и наставляет сыновей-архитекторов.
Архитектура эфемерности
На проспекте Вернадского поблизости от станции метро появилась высотная доминанта, давшая новое звучание округе: бизнес-центр «Академик» по проекту UNK project раскрыл в форме архитектуры смыслы местных топонимов.
Центр мега-выставок
Новый международный выставочный центр по проекту Valode & Pistre в «близнеце» Гонконга мегаполисе Шэньчжэнь может считаться крупнейшим в мире.
Театрально-музыкальный круг
Масштабный и амбициозный проект главного театрально-концертного комплекса Подмосковья, победитель конкурса, объединяет три зала, двор – общественную площадь, консерваторское училище, гостиницы. Он обещает стать заметным центром фестивалей классической музыки для всей страны.
Передышка на Манхэттене
Перестройка вестибюля небоскреба-«шкафа» Сони-билдинг Филипа Джонсона на Манхэттене: бюро Snøhetta запретили трогать фасад, который теперь получил статус памятника, зато им удалось устроить внутри большой зимний сад.