Реставрация в городе

Восстановление доходного дома Тюляевой – лишь часть работ, которые мастерская Алексея Гинзбурга и Натальи Шиловой ведёт в начале Малой Дмитровки. И её качество, в числе прочего, сделало фрагмент городского пространства здесь совершенно иным, новым или даже хорошо забытым старым.

mainImg
Проект:
Реставрация доходного дома Тюляевой архитектора Розенкампфа
Россия, Москва, ул. Малая Дмитровка, д. 3/10, стр. 1

2013 — 2014 / 2015 — 2016
0 Не все архитекторы могут похвастаться тем, что в их портфолио модернистская архитектура успешно уживается с проектами реставрации. А вот для Алексея Гинзбурга, внука и правнука мастеров авангарда 1920-х, работа с исторической архитектурой стала не единственной, но крайне важной частью жизни. Как известно, отец и сын, Алексей и Владимир Гинзбурги, основали свою мастерскую в 1995 году для работы над проектом восстановления дома Наркомфина. Постепенно в портфолио, помимо безусловных шедевров авангарда, стали появляться и более ранние здания. Вот и сейчас, когда на Пушкинской площади завершается реставрация здания «Известий» 1927 года, построенного прадедом Алексея Гинзбурга Григорием Бархиным, архитектор также ведёт реставрацию домов XIX и начала XX веков в начале Малой Дмитровки – работая, таким образом, с частью квартала разновременных домов в центре Москвы. Реставрация доходного дома Тюляевой, построенного в 1910 году архитектором Клавдием Леонидовичем Розенкампфом, уже практически завершена.

Дом расположен на углу Малой Дмитровки и Настасьинского переулка, напротив театра Ленкома, чьё здание построено на один-два года раньше по проекту известных архитекторов московского модерна Иллариона Александровича Иванова-Шица и Вячеслава Константиновича Олтаржевского для Купеческого клуба. Здания явным образом перекликаются: Розанкампф повторил и колоннаду Шица-Оларжевского, и характерные для модерна «рогатые» башни, и кольца-гирлянды, и женские маски. Но колонны дома Тюляевой пышнее, ордер композитный, а лепка лиц так и вообще крупная, рублеными плоскостями и напоминает ребристый стиль рисунка гипсовой головы, который требуют от абитуриентов МАРХИ на вступительных экзаменах. На фасадах Розенкампфа также сильны реплики ампира – любимой темы неоклассики 1910-х, столь хорошо помогающие вписать любую архитектуру в московский контекст, напоминающие о творчестве Жилярди и Бове. Любопытный дом, очень московский, следы эклектики и модерна в нём отличнейшим образом переплетены с неоклассикой.
Реставрация доходного дома Тюляевой архитектора Розенкапфа. Гинзбург Архитектс. Реализация, 2016. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру, 2016
Доходный дом Тюляевой архитектора Розенкампфа до реставрации, в 2008 году. Фотография: Moreorlessсобственная работа CC BY-SA 3.0, commons.wikimedia.org
Реставрация доходного дома Тюляевой архитектора Розенкапфа. Гинзбург Архитектс. Реализация, 2016. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Реставрация доходного дома Тюляевой архитектора Розенкапфа. Гинзбург Архитектс. Реализация, 2016. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Реставрация доходного дома Тюляевой архитектора Розенкапфа. Гинзбург Архитектс. Реализация, 2016. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Реставрация доходного дома Тюляевой архитектора Розенкапфа. Гинзбург Архитектс. Реализация, 2016. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Реставрация доходного дома Тюляевой архитектора Розенкапфа. Гинзбург Архитектс. Реализация, 2016. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Реставрация доходного дома Тюляевой архитектора Розенкапфа. Гинзбург Архитектс. Реализация, 2016. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Реставрация доходного дома Тюляевой архитектора Розенкапфа. Гинзбург Архитектс. Реализация, 2016. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Реставрация доходного дома Тюляевой архитектора Розенкапфа. Гинзбург Архитектс. Реализация, 2016. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Реставрация доходного дома Тюляевой архитектора Розенкапфа. Гинзбург архкитектс. Реализация, 2016. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

Конечно же, переклички с архитектурой Купеческого клуба, нынешнего Ленкома, были важны для Клавдия Розенкампфа. Они также оказались важными для Алексея Гинзбурга и Натальи Шиловой, члена Союза архитекторов, которые предложили для фасадов, ранее насыщенно-жёлтых – зеленоватый цвет на грани оливкового и салатового. Оттенок перекликается с цветом фасадов Ленкома, также недавно отреставрированного компанией Стройинвест. Цвет фасадов Ленкома, впрочем, ближе к горчично-бронзовому, строже, как и архитектура Шица-Олтаржевского. И всё же теперь сходство двух зданий стало очевиднее. Более того, и часть улицы между ними стала как будто звеняще-светлой, неожиданно лёгкой. Чему способствует, разумеется, в числе прочего и то, что в результате летней московской реконструкции улица лишилась проводов, а фонари заменили на реплики исторических, газовых.
Вид из Настасьинского переулка на здание театра Ленком. Справа – доходный дом Тюляевой. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Улица Малая Дмитровка, вид в сторону центра. Слева – театр Ленкома, справа – доходный дом Тюляевой, реставрация: Гинзбург Архитектс, 2016. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

Но прежде всего, конечно, новое качество городского пространства перед театром Ленкома обязано своим появлением гранитной вымостке фрагмента улицы. Она плавно вырастает, поднимается до поверхности тротуара, перед переулком, и так же плавно опускается до уровня асфальта за театральным зданием. Машины в этом месте как будто бы наезжают на «лежачего полицейского», или же въезжают на подобие моста, невольно сбавляя скорость, поскольку водителю кажется, что он внезапно оказался в на территории пешехода. Почти белые плиты, сменяя чёрный асфальт, делают воздух светлее, а пространство – как будто бы даже медитативнее, спокойнее, лишают его повседневной суетности. Перед театром появилось подобие ковра или же площадь для парадного разъезда – ограждённая гранитными быками и украшенная несколькими скамейками. Она связывает Ленком и дом Тюляевой – постройки почти одновременные, в ансамбль, как, по-видимому, и предполагалось в блестящую эпоху начала XX века – время электричества, автомобилей, активного городского строительства, новой жизни в квартирах многоэтажных домов большого города.
Вид из Настасьинского переулка в сторону театра Ленкома. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру, 2016
Реставрация доходного дома Тюляевой архитектора Розенкапфа. Гинзбург Архитектс. Реализация, 2016. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру, 2016
Свежая вымостка на перекрестке Настасьинского переулка и Малой Дмитровки. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру, 2016
Свежая вымостка на перекрестке Настасьинского переулка и Малой Дмитровки. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру, 2016
Благоустройство перед театром Ленкома на Малой Дмитровке. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру, 2016

Теперь, проходя начало Малой Дмитровки мы как будто даже возвращаемся в то время, когда Москва стремительно и уже окончательно теряла свой «деревенский», садовый привкус. Впрочем процесс был подготовлен – рассказывает Алексей Гинзбург, архитектор, увлечённый не только реставрацией, но и историей, – уже с середины XIX века разоряющиеся после отмены крепостного права дворяне начали нарезать на квартиры и сдавать внаём здания своих, еще невысоких в то время, усадеб. Что не миновало и усадьбу отставного майора Новосильцева, на фундаментах которой архитектор Клавдий Розенкампф позднее построил доходный дом Тюляевой: в XIX веке здесь снимали квартиры люди разной степени известности, к примеру, Юлия Лермонтова, первая русская женщина, получившая степень доктора химии. Доходный дом построен на фундаментах усадьбы и включает те части её стен, на которые можно было опереться с пользой – очень многие дома в центре Москвы могут похвастаться такого рода многослойностью, причем некоторые хранят, как известно, фрагменты XVII и XVIII веков. В данном же случае дом включил лишь остатки усадьбы начала XIX века. Не исключено, что элементы архитектуры ампирных особняков, столь узнаваемые на фасадах Розенкампфа, появились не случайно и служат воспоминанием, обозначают преемственность с предшествующими зданиями. Разобрав часть ампирной усадьбы, Розенкампф воспроизвел похожие фрагменты в верхней части своих фасадов – почему нет?
Въезд в Настасьинский переулок и Малой Дмитровки. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру, 2016
Реставрация доходного дома Тюляевой архитектора Розенкапфа. Гинзбург Архитектс. Реализация, 2016. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Реставрация доходного дома Тюляевой архитектора Розенкапфа. Гинзбург Архитектс. Реализация, 2016. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

Алексей Гинзбург и Наталья Шилова сделали свою реставрацию дома настолько бережной, насколько это возможно: вычинили, вычистили все рельефы. Размытые, «оплавленные» из-за множества неграмотных ремонтов элементы фасада тщательно обмеряли, а затем по обмерам и образцам изготавливали шаблоны и отливали рельефы с более чёткой пластикой, – рассказывает архитектор (со вздохом надо признать, что на фасадах соседнего Ленкома некоторые носы скульптур так и остались отломанными). Конструкции усилили: деревянные перекрытия с тонкими металлическими балками признали не пригодными для ремонта и заменили на тонкие монолитные плиты на колоннах, способные выдержать большие нагрузки. Исторические кирпичные стены сохранили и укрепили. Бутовую кладку фундамента армировали. Кровлю дома заменяли в советское время, в тех пор она пришла в негодность. Новая кровля выполнена из материала титан-цинк немецкого производителя
RHEINZINK в той же технике фальца с пологими скатами по историческим образцам. Над лестнично-лифтовыми узлами появились световые фонари – в начале ХХ века они довольно часто встречались в домах подобного типа; в советское время фонари убрали, Алексей Гинзбург восстановил их по первоначальному проекту. Над сохранившимися в подвале сводами Монье соорудили сверху новые перекрытия, которые не касаются их, но разгружают.
Реставрация доходного дома Тюляевой архитектора Розенкапфа. Гинзбург Архитектс. Реализация, 2016. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Реставрация доходного дома Тюляевой архитектора Розенкапфа. Гинзбург Архитектс. Реализация, 2016. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру, 2016
Реставрация доходного дома Тюляевой архитектора Розенкапфа. Гинзбург Архитектс. Реализация, 2016. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру, 2016
Реставрация доходного дома Тюляевой архитектора Розенкапфа. Гинзбург архкитектс. Реализация, 2016. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Реставрация доходного дома Тюляевой архитектора Розенкапфа. Гинзбург Архитектс. Реализация, 2016. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Реставрация доходного дома Тюляевой архитектора Розенкапфа. Гинзбург архкитектс. Реализация, 2016. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Реставрация доходного дома Тюляевой архитектора Розенкапфа. Гинзбург Архитектс. Реализация, 2016. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Реставрация доходного дома Тюляевой архитектора Розенкапфа. Гинзбург архкитектс. Реализация, 2016. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

Кроме того, архитекторы позаботились о восстановлении исторической достоверности, отчистив брандмауэры и дворовые фасады от советской краски до кирпича. В начале XX века штукатурили и красили, как правило, только главный фасад, – рассказывает архитектор, – остальные оставляли кирпичными, экономя. Очищенный кирпич покрыли гидрофобными составами, прописали швы. Позднее, при реставрации соседних домов квартала, их внутренние фасады также планируется очистить до кирпича: тогда двор дома Тюляевой окончательно приобретёт кирпичную аутентичность. Надо сказать, что Алексей Гинзбург вернул кирпичный «тыл» и старому зданию «Известий». Что это дало? – Новую, довольно неожиданную цветность: «буржуазный» светло-салатовый дома Тюляевой и революционный тёмно-серый «Известий» в сочетании с насыщенной терракотой составляют интересную, почти лентуловскую палитру, забытую городом во второй половине XX века.
Реставрация доходного дома Тюляевой архитектора Розенкапфа. Разрез © Гинзбург Архитектс
Реставрация доходного дома Тюляевой архитектора Розенкапфа. Разрез © Гинзбург Архитектс

Начиная с советских времен, в доме Розенкампфа располагались офисы и учреждения. Теперь же ему будет возвращена его первоначальная – жилая – функция. На первом этаже, как это было и в начале прошлого века, должны появиться кафе и магазины. Квартиры в доме изначально были большими – по 150-200 м2, самые просторные – по 300 м2 – находились в крыле, выходящем на Настасьинский переулок. Причем квартиры располагались компактно, поперёк здания, с окнами и во двор, и на улицу, что выгодно отличает этот дом от других доходных домов, где квартиры были, как правило, вытянуты вдоль фасада. Благодаря тому, что двор не стал двором-колодцем, так как соседние дома не стоят на этом участке плотным кольцом, здесь достаточно света и дворовая сторона квартир неплохо освещена. Первоначально у каждой квартиры было два выхода – на парадную и черную лестницу, сейчас эти выходы восстановлены. Впрочем, квартиры с учетом современных реалий нарезаны мельче: если раньше на этаже было по шесть квартир, теперь будет по десять. Что сделано с учетом стоимости жилья в центре – ясно, что квадратный метр жилья в этом доме будет стоить немало. Кроме того, в расчет брался и потенциальный контингент жильцов: в переулках исторического центра, в доме с минимальным двором поселятся не обремененные большими семьями люди, выбирающие центр ради как деловой, так и вечерней-ночной жизни. Однако квартиры верхнего этажа будут двухъярусными: к ним добавлено пространство чердаков, более не нужных для обогрева дома воздушной прослойкой; новые окна чердаков – острые, треугольные, деликатно выглядывают из-за карниза, их современное происхождение узнаваемо.
Реставрация доходного дома Тюляевой архитектора Розенкапфа. Узел, свес кровли © Гинзбург Архитектс
Реставрация доходного дома Тюляевой архитектора Розенкапфа. Гинзбург Архитектс. Реализация, 2016. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру, 2016
Реставрация доходного дома Тюляевой архитектора Розенкапфа. Гинзбург Архитектс. Реализация, 2016. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру, 2016
Реставрация доходного дома Тюляевой архитектора Розенкапфа. План 1 этажа © Гинзбург Архитектс

Этажи доходного дома Тюляевой заметно отличаются по высоте: самый престижный этаж – третий и в нём, соответственно, самые высокие потолки. Верхний антресольный этаж надстроен чуть позже, он ниже остальных. В облике дома нет той рациональной функциональности, которая типична для многих других многоэтажек 1910-х с равномерными рядами окон и одинаковыми по высоте этажами. Такого рода дом стоит тут же рядом, отступя от красной линии Настасьинского переулка, практически во дворе дома Розенкампфа, – рассказывает Алексей Гинзбург: это восьмиэтажный доходный дом, построенный архитектором Николаем Жериховым на три года раньше, в 1907 году. Он принадлежит «Известиям» и ещё ждёт реставрации.
Реставрация доходного дома Тюляевой архитектора Розенкапфа. План типового этажа © Гинзбург Архитектс

За последние тридцать-сорок лет Московский центр пережил многое: много лет дома ветшали, хотя плюсом было то, что почти любой квартал можно было пройти вдоль и поперёк. Ремонтировали их небрежно, не умея и не желая восстанавливать и даже сохранять буржуазные красоты. Затем наступивший период «грибов» принес с собой сносы, варварские реконструкции и муляжи, – в лучшем случае сохраняли «вывешенные» стенки фасадов, да и те частенько сами падали от ретивой реконструкции. Достаточно очевидно, что работа Алексея Гинзбурга и Натальи Шиловой с реставрацией доходного дома, охранный статус которого невелик – он числится во вновь выявленных – принадлежит качественно новому этапу. Можно спорить о необходимости монолитных перекрытий, но и в перфекционизме не следует заходить слишком далеко – дом жив, ему возвращена функция и множество исторически достоверных элементов, от фрагментов лепнины до кирпича брандмауэров и внутренних фонарей. И он, и окружающее пространство добросовестно вычищены, «отмыты» и готовы к новой жизни. Конечно, поселиться в нём будет недёшево, и хочется рассчитывать на то, что кто-нибудь из новых хозяев выставит квартиру на airbbnb – любопытно, а вдруг. Но важнее, что этот фрагмент города вновь приобретёт благородство. А благородство города – это ведь не только высокие цены на недвижимость, это и живое пространство, куда в театр и кафе может прийти кто угодно. Сейчас все шансы на то, что вырасти в такое настоящее, не-муляжное пространство, у этого фрагмента города есть. Во многом – благодаря увлечениям Алексея Гинзбурга историей и реставрацией. В конце концов, качество города определяется на только вымосткой тротуаров и перекрёстков, хотя и ею тоже. Архитектура окружающих домов и их историческая целостность тоже важны. 
Реставрация доходного дома Тюляевой архитектора Розенкапфа. План мансардного этажа © Гинзбург Архитектс
Реставрация доходного дома Тюляевой архитектора Розенкапфа. План кровли © Гинзбург Архитектс
Доходный дом архитектора Н.И. Жерихова, 1907. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Реставрация доходного дома Тюляевой архитектора Розенкапфа. Главный фасад по Настасьинскому переулку © Гинзбург Архитектс
Реставрация доходного дома Тюляевой архитектора Розенкапфа. Главный фасад по Малой Дмитровке © Гинзбург Архитектс
Реставрация доходного дома Тюляевой архитектора Розенкапфа. Проект, 2015 © Гинзбург Архитектс
Реставрация доходного дома Тюляевой архитектора Розенкапфа. Проект, 2015 © Гинзбург Архитектс
Реставрация доходного дома Тюляевой архитектора Розенкапфа. Проект, 2015 © Гинзбург Архитектс
Реставрация доходного дома Тюляевой архитектора Розенкапфа. Проект, 2015 © Гинзбург Архитектс

Поставщики, технологии

Проект:
Реставрация доходного дома Тюляевой архитектора Розенкампфа
Россия, Москва, ул. Малая Дмитровка, д. 3/10, стр. 1

2013 — 2014 / 2015 — 2016

10 Октября 2016

Антонина Плахина Юлия Тарабарина

Авторы текста:

Антонина Плахина, Юлия Тарабарина
Гинзбург Архитектс: другие проекты
Белая роща
Проект «Гинзбург Архитектс» занял первое место в международном конкурсе на эскизный проект соборной мечети в Казани, посвященной 1100-летию принятия ислама в Волжской Булгарии. Предложенная архитекторами концепция «белого сада» в современных формах интерпретирует правила и понятия ислама и апеллирует к историческим цифрам. Рассматриваем проект в деталях.
Стильная сантехника для новой жизни шедевра русского...
Реставрация памятника авангарда – ответственная и трудоемкая задача. Однако не меньший вызов представляет необходимость приспособить экспериментальный жилой дом конца 1920-х годов к современному использованию, сочетая актуальные требования к качеству жизни с лаконичной эстетикой раннего модернизма. В этом авторам проекта реставрации помогла сантехника немецкого бренда Duravit.
Год 2021: что говорят архитекторы
Вот и наш новый опрос по итогам 2021 года. Ответили 35 архитекторов, включая главных архитекторов Москвы и области. Обсуждают, в основном, ГЭС-2: все в восторге, хотя критические замечания тоже есть. И еще почему-то много обсуждают минимализм, нужен и полезен, или наоборот, вреден и скоро закончится. Всем хорошего 2022 года!
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.
«Архитектурная археология» Наркомфина: итог
Одно из важных событий 2020 года – завершение самой ожидаемой реставрации памятника советского авангарда – ансамбля Наркомфина, прародителя типологии социального жилья. Дом сохранил жилую функцию как основную, равно как и ряд свидетельств его прошлого и музеефицированных реставрационных расчисток.
Архитектура и ноосфера, или шесть идей для архитектора...
«Жизнь и судьба архитектурной идеи» – так называлось ток-шоу, цикл авторских выступлений архитекторов – участников АРХ-каталога, организованный в рамках деловой программы АРХ-Москвы. В нем приняли участие архитекторы Илья Заливухин, Юлий Борисов, Олег Шапиро, Константин Ходнев, Влад Савинкин и Владимир Кузьмин. Предлагаем вашему вниманию конспект дискуссии.
Галерейный подход
Рассказываем о концепции Центральной районной больницы вместимостью 240 мест «Гинзбург архитектс», которая заняла 1 место на конкурсе Союза архитекторов и Минздрава.
Допожарный классицизм
По проекту «Гинзбург Архитектс» отреставрирован особняк бригадира А.П. Сытина – редкий памятник московской деревянной архитектуры начала XIX века.
Шарнир Наркомфина
В комплексе Наркомфина завершилась реставрация корпуса прачечной – важнейшего элемента в системе самого знаменитого памятника советского авангарда
Нагатино: четыре истории
Проект застройки западной части Нагатинского полуострова бюро «Гинзбург Архитектс» начинало разрабатывать четыре раза, послойно накладывая на территорию одну концепцию за другой и формируя уникальный городской кейс. Рассматриваем все четыре, начиная с сотрудничества с Уильямом Олсопом.
Внедрение в контекст
Проектируя дом на Серпуховском валу, удивительно небольшого для современной Москвы масштаба, Алексей Гинзбург умело вписался в периметр Хавско-Шаболовского жилмассива, но подчеркнул отличие от советских построек волнообразным срезом кровли.
Частица городского калейдоскопа
Так можно определить здание отеля на Дубининской улице. Его архитектура совершенно не претенциозна и даже бравирует своей незаметностью, но при ближайшем рассмотрении обнаруживаются интересные детали.
Фракталы и кварталы
Два проекта курортных ансамблей в Геленджике Алексея Гинзбурга демонстрируют структуралистское чувство формы. А планировка апартаментов наследует жилым ячейкам Моисея Гинзбурга, автора дома Наркомфина.
15 фактов о доме Наркомфина
Реставрация дома Наркомфина идет полным ходом, в мае начались продажи квартир. А много ли известно о знаменитом памятнике архитектуры конструктивизма? Мы поговорили в Алексеем Гинзбургом, посчитали заблуждения и постарались их развеять, заодно вникнув в некоторые детали реставрации и исследования дома.
Архитектор строгих правил
В издательстве «Близнецы» вышла книга архитектора, театрального художника и издателя Татьяны Бархиной «Архитектор Григорий Бархин» к 140-летию мастера. Книга издана при поддержке «Гинзбург Архитектс». Публикуем рецензию и отрывок из воспоминаний Татьяны Бархиной.
Архитектурная терапия
Публикуем конкурсный проект реновации кварталов 32,33,34,35 на проспекте Вернадского консорциума ОАО «Моспроект» и ООО «Гинзбург Архитектс».
Два дома: возвращение
Оставаясь в рамках выполнения заказа, но тщательно работая с деталями, Алексею Гинзбургу удалось вернуть прежний облик усадьбе Долгоруковых-Бобринских на Малой Дмитровке и дому Сытина на Тверской. Рассказываем, что и как сделано.
Вдоль пляжа
«Гинзбург Архитектс» спроектировали дом в Геленджике длиной почти 250 метров, сумев при этом сделать его визуально дискретным и обыграть несколько пространственных сюжетов курортного плана, связанных с созерцанием, загоранием и прогулками.
Алексей Гинзбург: «Дом Наркомфина нельзя просто отреставрировать»
Глава «Гинзбург Архитекстс» – о плане и деталях реконструкции дома Наркомфина, которая уже почти началась. Об уникальной структуре инженерных коммуникаций, предложенных в доме Моисеем Гинзбургом, необходимости дополнительных исследований и проекте благоустройства с понижением мостовой.
Прадеду правнук
Алексей Гинзбург завершил реставрацию здания газеты «Известия» на Пушкинской площади, построенного прадедом Григорием Бархиным. По московским меркам получилась редчайшая редкость – памятник архитектуры авангарда, восстановленный со всей возможной тщательностью.
Таганские ворота
Многофункциональный комплекс, проектированием которого Алексей Гинзбург занимается больше семи лет, должен занять участок на внешней части Садового кольца перед въездом в туннель, vis-à-vis здания Театра на Таганке.
Похожие статьи
Голова героя
В центре Тираны началось строительство жилой башни в форме бюста национального героя Албании Скандерберга. Авторы проекта – MVRDV.
Безудержный оптимизм
MVRDV совместно с индийским бюро StudioPOD превратили заброшенные пространства под одной из эстакад перенаселенного мегаполиса Мумбаи в завлекательную зеленую площадку для всех жителей района.
Алюминий и бронза
KAAN Architecten спроектировали две башни в комплексе De Zalmhaven в гавани Роттердама: они дополняют расположенное там же самое высокое здание Нидерландов.
Рамы для города
UNStudio победили в конкурсе на проект жилого комплекса в центре города Яссы на северо-востоке Румынии.
Уникальность — норма жизни
Жилой дом UNIC в Париже, построенный по проекту пекинского бюро MAD, предлагает действительно уникальный, качественно иной уровень взаимодействия между человеком, архитектурным объемом, природой и городом.
Культура отдыха
В новом корпусе санатория «Клязьма», проект которого выполнило бюро «Крупный план», эстетика советского модернизма соединяется с современными представлениями об отдыхе.
Блеск металла
В Чэнду завершен ансамбль Спортивного парка Дунъаньху по проекту gmp: в 2023 там пройдет 31-я Всемирная летняя универсиада.
Эхо будущих поколений
Новый корпус «Эхо», только что открывшийся на территории кампуса Делфтского технического университета, генерирует дополнительную энергию как в буквальном, так и в переносном смысле — и электрическую, и творческую
Дуализм на фасаде
В Лозанне музеи фотографии и дизайна переехали в одно новое здание на двоих. Его архитекторы – португальцы Aires Mateus.
Деревянные новации
Консорциум во главе с BIG победил в конкурсе на проект нового пирса аэропорта Цюриха. Большую часть сооружения выстроят из дерева.
По волнам Желтой реки
Здание Большого театра Чжэнчжоу объединяет в себе сразу четыре вместительных зала, предоставляя идеальные площадки для любой формы современного исполнительского искусства.
Инновации продолжаются
На месте выставочного комплекса Экспо-2015 в Милане строится район MIND. Одной из ключевых его точек станет Центр инноваций по проекту бюро OBR.
Функция треугольника
Экстравагантная форма расширяющейся кверху тонкой пластины – не формальный жест, а отклик архитекторов UNK на требования участка и ТЭПы. Решения по-модернистски рациональны, экономны и функциональны. Дом галерейный, торцы подчеркнуты «пластинчатым» сдвигом, а широкие фасады составлены из треугольных эркеров.
Дом для школы
При проектировании школы во французской деревушке бюро HEMAA и Hesters-Oyon использовали в качестве прототипа традиционный для Бретани и Нормандии тип длинного сельского дома.
Чувство ритма
Новое здание Института Леонардо да Винчи в парижском деловом квартале Дефанс по проекту бюро LAN.
Своевольные стены
XRANGE Architects использовали сложный природный и социальный контекст участка на побережье Тайваня как основу для экспрессивного проекта бутик-отеля.
Приют цифрового кочевника
Апарт-гостиница, спроектированная бюро GAFA для центрального округа Москвы, предлагает гостям проживать привычную рутину через новый пространственный опыт, а также претендует на статус художественной доминанты.
Формула жилья
Гигантский квартал социального жилья «Байцзывань» по соседству с Центральным деловым районом Пекина для звездного китайского бюро MAD стал первым проектом подобного типа.
Вторая, лучшая жизнь
Бюро Powerhouse Company, Atelier Oslo и Lundhagem выиграли конкурс на проект реконструкции Центральной библиотеки в Роттердаме. Они планируют не только приспособить ее к современным требованиям, но и ликвидировать последствия экономии бюджета во время изначального строительства.
Множество террас
Музей Циньтай по проекту бюро Atelier Deshaus вписался в прибрежный ландшафт, имитируя плавную неровность рельефа.
Белый пароход
Лицей Ла-Провиданс в бретонском Сен-Мало по проекту бюро ALTA соединил местные традиции и ресурсоэффективность.
Взлет многофункционального подхода
Бюро ASADOV представило концепцию развития территории старого аэропорта Ростова-на-Дону. Четырехкилометровый бульвар на месте взлетно-посадочной полосы и квартальная застройка, помноженные на широкий диапазон общественно-деловых функций, включая, может быть, даже правительственную, позволят району претендовать на роль новой точки притяжения с высоким уровнем самодостаточности.
Технологии и материалы
Искусство быть невидимым
Архитекторы Александра Хелминская-Леонтьева, Ольга Сушко и Павел Ладыгин делятся с читателями своим опытом практики применения новаторских вентиляционных решеток Invisiline при проектировании современных интерьеров.
«Донские зори» – 7 лет на рынке!
Гроссмейстерские показатели российского производителя:
93 вида кирпича ручной формовки, годовой объем – 15 400 000 штук,
морозостойкость и прочность – выше европейских аналогов,
прекрасная логистика и – уже – складская программа!
А также: кирпичи-лидеры продаж и эксклюзив для особых проектов
Дома из Porotherm
на Open Village 2022
Компания Wienerberger приглашает посетить выставку
Open Village с 16 по 31 июля
в коттеджном поселке «Тихие Зори» в Подмосковье. Этим летом вы сможете увидеть 22 дома, построенных по различным технологиям.
Вопрос ребром
Рассказываем и показываем на примере трех зданий, как с помощью системы BAUT можно создать большую поверхность с «зубчатой» кладкой: школа, библиотека и бизнес-центр.
Тульский кирпич
Завод BRAER под Тулой производит 140 миллионов условного кирпича в год, каждый из которых прослужит не меньше 200 лет. Рассказываем, как устроено передовое российское предприятие.
Стильная сантехника для новой жизни шедевра русского...
Реставрация памятника авангарда – ответственная и трудоемкая задача. Однако не меньший вызов представляет необходимость приспособить экспериментальный жилой дом конца 1920-х годов к современному использованию, сочетая актуальные требования к качеству жизни с лаконичной эстетикой раннего модернизма. В этом авторам проекта реставрации помогла сантехника немецкого бренда Duravit.
Своя игра
«Новые Горизонты» предлагают альтернативу импортным детским площадкам: авторские, надежные и функциональные игровые объекты, которые компания проектирует и строит уже больше 20 лет.
Клуб SURF BROTHERS. Масштаб света и цвета
При создании концепции освещения в первую очередь нужно задаться некой идеей, которая будет проходить через весь проект. Для Surf Brothers смело можно сформулировать девиз «Море света и цвета».
Преодолевая стены
Дом Skarnu apartamentai строился в самом сердце Старой Риги. Реализовать ключевые для архитектурного образа решения – наклонную и рельефную кладку – удалось с помощью системы BAUT.
Решения Hilti для светопрозрачных конструкций
Чтобы остекление было не только красивым, но надёжным и безопасным, изначально необходимо выбрать витражную систему, подходящую для конкретного объекта. В зависимости от задач, стоящих перед архитекторами и конструкторами, Hilti предлагает ряд решений и технологий, упрощающих работу по монтажу светопрозрачных конструкций и обеспечивающих надежность, долговечность и безопасность узлов их крепления и примыкания к железобетонному каркасу здания.
Квартира «в стиле Дружко»
Дизайнер Александр Мершиев о ремонте для телеведущего Сергея Дружко и возможностях преобразования пространства при помощи красок Sikkens.
Потолки для мультизадачных решений
Многообразие функциональных потолочных решений Knauf Ceiling Solutions позволяет комплексно решать максимально широкий спектр задач при создании комфортных, эстетически и стилистически гармоничных интерьеров.
Внутри и снаружи:
архитектурные решения КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®...
Системы КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®, включающие цементную плиту, обладают достоинствами, которые проявляют себя как в процессе монтажа, так и при отделке, и в эксплуатации. Они хорошо подходят для нетиповых решений. Вашему вниманию – подборка жилых комплексов с разнообразными примерами использования данной технологии.
Во всем мире: опыт использования систем КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®...
Разработанная компанией КНАУФ технология АКВАПАНЕЛЬ® отвечает высоким требованиям к надежности отделочных решений, причем как в интерьере, так и на фасадах. В обзоре – о том, как данная технология применяется за рубежом на примере известных – общественных и жилых – зданий.
Сейчас на главной
Изнутри наружу: павильоны вечности
Реконструкция пакгаузов нижегородской Стрелки – они открылись в начале июня как концертный и выставочный залы – стала, без преувеличения, событием года в области как культуры, так и архитектуры. Их история кажется нам образцовой с точки зрения обнаружения, исследования и охраны памятника инженерной мысли XIX века. В то же время решение по приспособлению и экспонированию конструкций пакгаузов, предложенное Сергеем Чобаном – очень смелое, нетривиальное и актуальное. На грани временного, временнОго и вечного.
Островок тишины
На курорте Циньхуандао открылся еще один музей – теперь по проекту Wutopia Lab. Он служит «островком тишины» на оживленном морском побережье.
Паркинг – ворота
Пекинское бюро MAD спроектировало «перехватывающий» гараж на 1500 машин для инновационного района Милана. Строительство начнется в этом сентябре.
Голова героя
В центре Тираны началось строительство жилой башни в форме бюста национального героя Албании Скандерберга. Авторы проекта – MVRDV.
Высотный конструктор
Один из проектов заказного конкурса для ЖК на севере Москвы. Архитекторы АБ «Крупный план» предложили простую стереометрическую пару 100-метровых башен, объединенных общим пластическим сюжетом, простым, построенном на лаконичном контрасте, но в то же время фактурном. Интересен и овал внутреннего двора, «вырезанный» на кровле стилобата.
Безудержный оптимизм
MVRDV совместно с индийским бюро StudioPOD превратили заброшенные пространства под одной из эстакад перенаселенного мегаполиса Мумбаи в завлекательную зеленую площадку для всех жителей района.
Аспекты счастья
Архстояние 2022 с девизом «Счастье есть?» получилось как всегда веселым фестивалем, но самые заметные объекты какие-то иронические, критичные и грустные, – зато все остальные, окружающие их, сосредоточились на том, чтобы наделить посетителей простой человеческой радостью. Выступили Тотан Кузембаев, Александр Бродский и другие.
Алюминий и бронза
KAAN Architecten спроектировали две башни в комплексе De Zalmhaven в гавани Роттердама: они дополняют расположенное там же самое высокое здание Нидерландов.
Рамы для города
UNStudio победили в конкурсе на проект жилого комплекса в центре города Яссы на северо-востоке Румынии.
Платок Марьям
Специальный приз международного конкурса на эскизный проект соборной мечети в Казани, посвященной 1100-летию принятия ислама в Волжской Булгарии, получили студенты Казанского архитектурно-строительного университета. Их предложение отсылает к традиционной татарской архитектуре.
Уникальность — норма жизни
Жилой дом UNIC в Париже, построенный по проекту пекинского бюро MAD, предлагает действительно уникальный, качественно иной уровень взаимодействия между человеком, архитектурным объемом, природой и городом.
Градсовет Петербурга 27.07.2022
Градсовет обсудил «средневековый» жилой квартал у Пулковского водохранилища, гостиницу а-ля рюс в деревне Шуваловка, а также гостиницу напротив Финляндского вокзала, которая восстанавливает структуру утраченной части доходного дома Павла Сюзора.
Учеба и жизнь
Представлены финалисты Премии Стерлинга-2022 – главной архитектурной награды Великобритании.
Блеск металла
В Чэнду завершен ансамбль Спортивного парка Дунъаньху по проекту gmp: в 2023 там пройдет 31-я Всемирная летняя универсиада.
Архсовет Москвы–76
Архитектурный совет Москвы горячо поддержал новый проект Юрия Григоряна для ТПУ Парк Победы, в котором измененные высотные ограничения позволили предложить тонкую стройную башню 300-метровой высоты. После обсуждения некоторых нюансов как эксперты, так и МКА единодушно пожелали проекту качественной реализации, пообещали следить за ней и поддерживать.
Архстояние 2022: четыре главных проекта
Фестиваль ландшафтных объектов «Архстояние» в этом году пройдет в Никола-Ленивце с 29 по 31 июля. Все три дня художники, архитекторы, перформеры и музыканты будут рассуждать на тему «Счастье есть?», а зрители смогут стать соавторами этого процесса.
Культура отдыха
В новом корпусе санатория «Клязьма», проект которого выполнило бюро «Крупный план», эстетика советского модернизма соединяется с современными представлениями об отдыхе.
Пещера горного короля
Офис в особняке Глазовского переулка соединяет серьезность горнодобывающей компании и креативный настрой команды: камень, дубовые столы и кожаные кресла соседствуют с невесомыми светильниками, зеленью и стеллажами для коллекций.
Химия цвета
Отель, построенный по проекту Григория Дайнова рядом с Ареной-2000 на въезде в Ярославль из Москвы, строился так долго, что истории замысла сейчас приблизительно 15 лет. По словам архитектора, именно эта работа позволила основать собственное бюро. Но здание не выглядит устаревшим, вероятно, потому что сочетает простоту объемов с яркими тщательно просчитанными «прослойками» цветного света.
Эхо будущих поколений
Новый корпус «Эхо», только что открывшийся на территории кампуса Делфтского технического университета, генерирует дополнительную энергию как в буквальном, так и в переносном смысле — и электрическую, и творческую
Ешь, танцуй, слушай
Пиццерия с кабинками для прослушивания музыки с винила, акустическим потолком, краской-шубой и мебелью из шпона корня тиса.