Реставрация в городе

Восстановление доходного дома Тюляевой – лишь часть работ, которые мастерская Алексея Гинзбурга и Натальи Шиловой ведёт в начале Малой Дмитровки. И её качество, в числе прочего, сделало фрагмент городского пространства здесь совершенно иным, новым или даже хорошо забытым старым.

mainImg

Мастерская:

Гинзбург Архитектс

Проект:

Реставрация доходного дома Тюляевой архитектора Розенкампфа
Россия, Москва, ул. Малая Дмитровка, д. 3/10, стр. 1

2014 – 2016
Не все архитекторы могут похвастаться тем, что в их портфолио модернистская архитектура успешно уживается с проектами реставрации. А вот для Алексея Гинзбурга, внука и правнука мастеров авангарда 1920-х, работа с исторической архитектурой стала не единственной, но крайне важной частью жизни. Как известно, отец и сын, Алексей и Владимир Гинзбурги, основали свою мастерскую в 1995 году для работы над проектом восстановления дома Наркомфина. Постепенно в портфолио, помимо безусловных шедевров авангарда, стали появляться и более ранние здания. Вот и сейчас, когда на Пушкинской площади завершается реставрация здания «Известий» 1927 года, построенного прадедом Алексея Гинзбурга Григорием Бархиным, архитектор также ведёт реставрацию домов XIX и начала XX веков в начале Малой Дмитровки – работая, таким образом, с частью квартала разновременных домов в центре Москвы. Реставрация доходного дома Тюляевой, построенного в 1910 году архитектором Клавдием Леонидовичем Розенкампфом, уже практически завершена.

Дом расположен на углу Малой Дмитровки и Настасьинского переулка, напротив театра Ленкома, чьё здание построено на один-два года раньше по проекту известных архитекторов московского модерна Иллариона Александровича Иванова-Шица и Вячеслава Константиновича Олтаржевского для Купеческого клуба. Здания явным образом перекликаются: Розанкампф повторил и колоннаду Шица-Оларжевского, и характерные для модерна «рогатые» башни, и кольца-гирлянды, и женские маски. Но колонны дома Тюляевой пышнее, ордер композитный, а лепка лиц так и вообще крупная, рублеными плоскостями и напоминает ребристый стиль рисунка гипсовой головы, который требуют от абитуриентов МАРХИ на вступительных экзаменах. На фасадах Розенкампфа также сильны реплики ампира – любимой темы неоклассики 1910-х, столь хорошо помогающие вписать любую архитектуру в московский контекст, напоминающие о творчестве Жилярди и Бове. Любопытный дом, очень московский, следы эклектики и модерна в нём отличнейшим образом переплетены с неоклассикой.
Реставрация доходного дома Тюляевой архитектора Розенкапфа. Гинзбург Архитектс. Реализация, 2016. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру, 2016
Доходный дом Тюляевой архитектора Розенкампфа до реставрации, в 2008 году. Фотография: Moreorlessсобственная работа CC BY-SA 3.0, commons.wikimedia.org
Реставрация доходного дома Тюляевой архитектора Розенкапфа. Гинзбург Архитектс. Реализация, 2016. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Реставрация доходного дома Тюляевой архитектора Розенкапфа. Гинзбург Архитектс. Реализация, 2016. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Реставрация доходного дома Тюляевой архитектора Розенкапфа. Гинзбург Архитектс. Реализация, 2016. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Реставрация доходного дома Тюляевой архитектора Розенкапфа. Гинзбург Архитектс. Реализация, 2016. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Реставрация доходного дома Тюляевой архитектора Розенкапфа. Гинзбург Архитектс. Реализация, 2016. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Реставрация доходного дома Тюляевой архитектора Розенкапфа. Гинзбург Архитектс. Реализация, 2016. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Реставрация доходного дома Тюляевой архитектора Розенкапфа. Гинзбург Архитектс. Реализация, 2016. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Реставрация доходного дома Тюляевой архитектора Розенкапфа. Гинзбург Архитектс. Реализация, 2016. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Реставрация доходного дома Тюляевой архитектора Розенкапфа. Гинзбург архкитектс. Реализация, 2016. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

Конечно же, переклички с архитектурой Купеческого клуба, нынешнего Ленкома, были важны для Клавдия Розенкампфа. Они также оказались важными для Алексея Гинзбурга и Натальи Шиловой, члена Союза архитекторов, которые предложили для фасадов, ранее насыщенно-жёлтых – зеленоватый цвет на грани оливкового и салатового. Оттенок перекликается с цветом фасадов Ленкома, также недавно отреставрированного компанией Стройинвест. Цвет фасадов Ленкома, впрочем, ближе к горчично-бронзовому, строже, как и архитектура Шица-Олтаржевского. И всё же теперь сходство двух зданий стало очевиднее. Более того, и часть улицы между ними стала как будто звеняще-светлой, неожиданно лёгкой. Чему способствует, разумеется, в числе прочего и то, что в результате летней московской реконструкции улица лишилась проводов, а фонари заменили на реплики исторических, газовых.
Вид из Настасьинского переулка на здание театра Ленком. Справа – доходный дом Тюляевой. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Улица Малая Дмитровка, вид в сторону центра. Слева – театр Ленкома, справа – доходный дом Тюляевой, реставрация: Гинзбург Архитектс, 2016. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

Но прежде всего, конечно, новое качество городского пространства перед театром Ленкома обязано своим появлением гранитной вымостке фрагмента улицы. Она плавно вырастает, поднимается до поверхности тротуара, перед переулком, и так же плавно опускается до уровня асфальта за театральным зданием. Машины в этом месте как будто бы наезжают на «лежачего полицейского», или же въезжают на подобие моста, невольно сбавляя скорость, поскольку водителю кажется, что он внезапно оказался в на территории пешехода. Почти белые плиты, сменяя чёрный асфальт, делают воздух светлее, а пространство – как будто бы даже медитативнее, спокойнее, лишают его повседневной суетности. Перед театром появилось подобие ковра или же площадь для парадного разъезда – ограждённая гранитными быками и украшенная несколькими скамейками. Она связывает Ленком и дом Тюляевой – постройки почти одновременные, в ансамбль, как, по-видимому, и предполагалось в блестящую эпоху начала XX века – время электричества, автомобилей, активного городского строительства, новой жизни в квартирах многоэтажных домов большого города.
Вид из Настасьинского переулка в сторону театра Ленкома. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру, 2016
Реставрация доходного дома Тюляевой архитектора Розенкапфа. Гинзбург Архитектс. Реализация, 2016. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру, 2016
Свежая вымостка на перекрестке Настасьинского переулка и Малой Дмитровки. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру, 2016
Свежая вымостка на перекрестке Настасьинского переулка и Малой Дмитровки. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру, 2016
Благоустройство перед театром Ленкома на Малой Дмитровке. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру, 2016

Теперь, проходя начало Малой Дмитровки мы как будто даже возвращаемся в то время, когда Москва стремительно и уже окончательно теряла свой «деревенский», садовый привкус. Впрочем процесс был подготовлен – рассказывает Алексей Гинзбург, архитектор, увлечённый не только реставрацией, но и историей, – уже с середины XIX века разоряющиеся после отмены крепостного права дворяне начали нарезать на квартиры и сдавать внаём здания своих, еще невысоких в то время, усадеб. Что не миновало и усадьбу отставного майора Новосильцева, на фундаментах которой архитектор Клавдий Розенкампф позднее построил доходный дом Тюляевой: в XIX веке здесь снимали квартиры люди разной степени известности, к примеру, Юлия Лермонтова, первая русская женщина, получившая степень доктора химии. Доходный дом построен на фундаментах усадьбы и включает те части её стен, на которые можно было опереться с пользой – очень многие дома в центре Москвы могут похвастаться такого рода многослойностью, причем некоторые хранят, как известно, фрагменты XVII и XVIII веков. В данном же случае дом включил лишь остатки усадьбы начала XIX века. Не исключено, что элементы архитектуры ампирных особняков, столь узнаваемые на фасадах Розенкампфа, появились не случайно и служат воспоминанием, обозначают преемственность с предшествующими зданиями. Разобрав часть ампирной усадьбы, Розенкампф воспроизвел похожие фрагменты в верхней части своих фасадов – почему нет?
Въезд в Настасьинский переулок и Малой Дмитровки. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру, 2016
Реставрация доходного дома Тюляевой архитектора Розенкапфа. Гинзбург Архитектс. Реализация, 2016. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Реставрация доходного дома Тюляевой архитектора Розенкапфа. Гинзбург Архитектс. Реализация, 2016. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

Алексей Гинзбург и Наталья Шилова сделали свою реставрацию дома настолько бережной, насколько это возможно: вычинили, вычистили все рельефы. Размытые, «оплавленные» из-за множества неграмотных ремонтов элементы фасада тщательно обмеряли, а затем по обмерам и образцам изготавливали шаблоны и отливали рельефы с более чёткой пластикой, – рассказывает архитектор (со вздохом надо признать, что на фасадах соседнего Ленкома некоторые носы скульптур так и остались отломанными). Конструкции усилили: деревянные перекрытия с тонкими металлическими балками признали не пригодными для ремонта и заменили на тонкие монолитные плиты на колоннах, способные выдержать большие нагрузки. Исторические кирпичные стены сохранили и укрепили. Бутовую кладку фундамента армировали. Кровлю дома заменяли в советское время, в тех пор она пришла в негодность. Новая кровля выполнена из материала титан-цинк немецкого производителя
RHEINZINK в той же технике фальца с пологими скатами по историческим образцам. Над лестнично-лифтовыми узлами появились световые фонари – в начале ХХ века они довольно часто встречались в домах подобного типа; в советское время фонари убрали, Алексей Гинзбург восстановил их по первоначальному проекту. Над сохранившимися в подвале сводами Монье соорудили сверху новые перекрытия, которые не касаются их, но разгружают.
Реставрация доходного дома Тюляевой архитектора Розенкапфа. Гинзбург Архитектс. Реализация, 2016. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Реставрация доходного дома Тюляевой архитектора Розенкапфа. Гинзбург Архитектс. Реализация, 2016. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру, 2016
Реставрация доходного дома Тюляевой архитектора Розенкапфа. Гинзбург Архитектс. Реализация, 2016. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру, 2016
Реставрация доходного дома Тюляевой архитектора Розенкапфа. Гинзбург архкитектс. Реализация, 2016. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Реставрация доходного дома Тюляевой архитектора Розенкапфа. Гинзбург Архитектс. Реализация, 2016. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Реставрация доходного дома Тюляевой архитектора Розенкапфа. Гинзбург архкитектс. Реализация, 2016. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Реставрация доходного дома Тюляевой архитектора Розенкапфа. Гинзбург Архитектс. Реализация, 2016. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Реставрация доходного дома Тюляевой архитектора Розенкапфа. Гинзбург архкитектс. Реализация, 2016. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

Кроме того, архитекторы позаботились о восстановлении исторической достоверности, отчистив брандмауэры и дворовые фасады от советской краски до кирпича. В начале XX века штукатурили и красили, как правило, только главный фасад, – рассказывает архитектор, – остальные оставляли кирпичными, экономя. Очищенный кирпич покрыли гидрофобными составами, прописали швы. Позднее, при реставрации соседних домов квартала, их внутренние фасады также планируется очистить до кирпича: тогда двор дома Тюляевой окончательно приобретёт кирпичную аутентичность. Надо сказать, что Алексей Гинзбург вернул кирпичный «тыл» и старому зданию «Известий». Что это дало? – Новую, довольно неожиданную цветность: «буржуазный» светло-салатовый дома Тюляевой и революционный тёмно-серый «Известий» в сочетании с насыщенной терракотой составляют интересную, почти лентуловскую палитру, забытую городом во второй половине XX века.
Реставрация доходного дома Тюляевой архитектора Розенкапфа. Разрез © Гинзбург Архитектс
Реставрация доходного дома Тюляевой архитектора Розенкапфа. Разрез © Гинзбург Архитектс

Начиная с советских времен, в доме Розенкампфа располагались офисы и учреждения. Теперь же ему будет возвращена его первоначальная – жилая – функция. На первом этаже, как это было и в начале прошлого века, должны появиться кафе и магазины. Квартиры в доме изначально были большими – по 150-200 м2, самые просторные – по 300 м2 – находились в крыле, выходящем на Настасьинский переулок. Причем квартиры располагались компактно, поперёк здания, с окнами и во двор, и на улицу, что выгодно отличает этот дом от других доходных домов, где квартиры были, как правило, вытянуты вдоль фасада. Благодаря тому, что двор не стал двором-колодцем, так как соседние дома не стоят на этом участке плотным кольцом, здесь достаточно света и дворовая сторона квартир неплохо освещена. Первоначально у каждой квартиры было два выхода – на парадную и черную лестницу, сейчас эти выходы восстановлены. Впрочем, квартиры с учетом современных реалий нарезаны мельче: если раньше на этаже было по шесть квартир, теперь будет по десять. Что сделано с учетом стоимости жилья в центре – ясно, что квадратный метр жилья в этом доме будет стоить немало. Кроме того, в расчет брался и потенциальный контингент жильцов: в переулках исторического центра, в доме с минимальным двором поселятся не обремененные большими семьями люди, выбирающие центр ради как деловой, так и вечерней-ночной жизни. Однако квартиры верхнего этажа будут двухъярусными: к ним добавлено пространство чердаков, более не нужных для обогрева дома воздушной прослойкой; новые окна чердаков – острые, треугольные, деликатно выглядывают из-за карниза, их современное происхождение узнаваемо.
Реставрация доходного дома Тюляевой архитектора Розенкапфа. Узел, свес кровли © Гинзбург Архитектс
Реставрация доходного дома Тюляевой архитектора Розенкапфа. Гинзбург Архитектс. Реализация, 2016. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру, 2016
Реставрация доходного дома Тюляевой архитектора Розенкапфа. Гинзбург Архитектс. Реализация, 2016. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру, 2016
Реставрация доходного дома Тюляевой архитектора Розенкапфа. План 1 этажа © Гинзбург Архитектс

Этажи доходного дома Тюляевой заметно отличаются по высоте: самый престижный этаж – третий и в нём, соответственно, самые высокие потолки. Верхний антресольный этаж надстроен чуть позже, он ниже остальных. В облике дома нет той рациональной функциональности, которая типична для многих других многоэтажек 1910-х с равномерными рядами окон и одинаковыми по высоте этажами. Такого рода дом стоит тут же рядом, отступя от красной линии Настасьинского переулка, практически во дворе дома Розенкампфа, – рассказывает Алексей Гинзбург: это восьмиэтажный доходный дом, построенный архитектором Николаем Жериховым на три года раньше, в 1907 году. Он принадлежит «Известиям» и ещё ждёт реставрации.
Реставрация доходного дома Тюляевой архитектора Розенкапфа. План типового этажа © Гинзбург Архитектс

За последние тридцать-сорок лет Московский центр пережил многое: много лет дома ветшали, хотя плюсом было то, что почти любой квартал можно было пройти вдоль и поперёк. Ремонтировали их небрежно, не умея и не желая восстанавливать и даже сохранять буржуазные красоты. Затем наступивший период «грибов» принес с собой сносы, варварские реконструкции и муляжи, – в лучшем случае сохраняли «вывешенные» стенки фасадов, да и те частенько сами падали от ретивой реконструкции. Достаточно очевидно, что работа Алексея Гинзбурга и Натальи Шиловой с реставрацией доходного дома, охранный статус которого невелик – он числится во вновь выявленных – принадлежит качественно новому этапу. Можно спорить о необходимости монолитных перекрытий, но и в перфекционизме не следует заходить слишком далеко – дом жив, ему возвращена функция и множество исторически достоверных элементов, от фрагментов лепнины до кирпича брандмауэров и внутренних фонарей. И он, и окружающее пространство добросовестно вычищены, «отмыты» и готовы к новой жизни. Конечно, поселиться в нём будет недёшево, и хочется рассчитывать на то, что кто-нибудь из новых хозяев выставит квартиру на airbbnb – любопытно, а вдруг. Но важнее, что этот фрагмент города вновь приобретёт благородство. А благородство города – это ведь не только высокие цены на недвижимость, это и живое пространство, куда в театр и кафе может прийти кто угодно. Сейчас все шансы на то, что вырасти в такое настоящее, не-муляжное пространство, у этого фрагмента города есть. Во многом – благодаря увлечениям Алексея Гинзбурга историей и реставрацией. В конце концов, качество города определяется на только вымосткой тротуаров и перекрёстков, хотя и ею тоже. Архитектура окружающих домов и их историческая целостность тоже важны. 
Реставрация доходного дома Тюляевой архитектора Розенкапфа. План мансардного этажа © Гинзбург Архитектс
Реставрация доходного дома Тюляевой архитектора Розенкапфа. План кровли © Гинзбург Архитектс
Доходный дом архитектора Н.И. Жерихова, 1907. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Реставрация доходного дома Тюляевой архитектора Розенкапфа. Главный фасад по Настасьинскому переулку © Гинзбург Архитектс
Реставрация доходного дома Тюляевой архитектора Розенкапфа. Главный фасад по Малой Дмитровке © Гинзбург Архитектс
Реставрация доходного дома Тюляевой архитектора Розенкапфа. Проект, 2015 © Гинзбург Архитектс
Реставрация доходного дома Тюляевой архитектора Розенкапфа. Проект, 2015 © Гинзбург Архитектс
Реставрация доходного дома Тюляевой архитектора Розенкапфа. Проект, 2015 © Гинзбург Архитектс
Реставрация доходного дома Тюляевой архитектора Розенкапфа. Проект, 2015 © Гинзбург Архитектс


0

Мастерская:

Гинзбург Архитектс

Проект:

Реставрация доходного дома Тюляевой архитектора Розенкампфа
Россия, Москва, ул. Малая Дмитровка, д. 3/10, стр. 1

2014 – 2016

10 Октября 2016

author pht author pht

Авторы текста:

Юлия Тарабарина, Антонина Плахина

Поставщики, технологии

Технологии и материалы

Паттерн золотой волны
Потолочные детали и настенные панно, выполненные из алюминия Sevalcon, превращаются в орнамент и оттеняют вереницу национальных узоров в интерьерах Центра художественной гимнастики, формируя переклички с основной иконической формой фасада здания.
Condair – партнёр архитекторов
Награждать архитекторов деловыми профессиональными поездками мы решили на постоянной основе. Это даст возможность архитекторам совершенствоваться, получать новые знания и посмотреть на мир с позиции людей, создающих качественный воздух в архитектурных пространствах.
Life Challenge 2020: проекты российских архитекторов борются...
Стартовал международный конкурс Baumit на лучшие европейские фасады Life Challenge 2020, в котором принимают участие более 300 работ из 25 стран. Раз в два года профессиональное жюри выбирает самый яркий и неповторимый проект. В этом году за престижную премию будут бороться российские архитекторы. С февраля по апрель также проходит открытое голосование за лучшее оформление здания.
ArchYouth-2020: объявлены победители III сезона
Каждый из победителей детально разобрался в тонкостях остекления своего проекта, правильно рассчитал формулы стеклопакетов, подобрал стёкла и профильные системы.
Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.

Сейчас на главной

Дюны, кварц и атом
Проект-победитель конкурса Малых городов для Соснового Бора: благоустройство парка и пляжа, вдохновленное северным ландшафтом, зеркалами и ядерной энергетикой.
Стеклянный ларец
Пражские архитекторы OV-A спроектировали штаб-квартиру производителя дизайнерского богемского стекла Lasvit в Нови-Боре: главную роль там играет корпус с фасадами из специально изобретенной стеклянной плитки.
Пресса: Как мир перенесет прививку от изоляционизма
«Мне странно теперь представить себе,— пишет Илья Эренбург в начале 1960-х, вспоминая 1914-й,— что можно было отправиться в другую страну, не заполнив анкеты, не проводя недели в ожидании — впустят или не впустят; но слово "виза" я услышал впервые во время войны; прежде не спрашивали даже паспорта».
Красный акцент
Коммерческое здание Stellar по проекту Sanjay Puri Architects в новом районе Ахмадабада привлекает внимание офисным «пентхаусом» из красного металла.
Течение линий
Пять домов квартала «Свобода» ЖК «Символ» – пример комплексной работы архитекторов над целостным фрагментом города, который стал воплощением того подхода к архитектуре, который в Москве ранее не встречался: все подчинено пластическому потоку – своего рода течению, подчеркнутому энергичным рисунком фасадов сродни «суперграфике».
Каркас по донцу
Проект-победитель конкурса Малых городов для Городца: комплексная программа обновления общественных пространств с углубленным анализом истории и культурных кодов места.
Зеркальная иллюзия на работе
Атриум офисного здания в центре Сеула превращен архитекторами OBBA в визуальный аттракцион, чтобы спасти сотрудников от рутины. При этом эффективность использования площадей достигает максимума, разрешенного СНиПами.
Город у большой воды
Концепция масштабной застройки на краю Воронежа, над водой водохранилища-«моря», использует прибрежный перепад высот для организации сложносоставного общественного пространства и уделяет много внимания силуэту и распределению масс, определяющих вид на будущий комплекс с другого берега реки.
Пол Флауэрс: «Инвестиции в архитекторов – это инвестиции...
Поговорили с вице-президентом по дизайну корпорации LIXIL, в состав которой с 2014 года входит GROHE, о новой премии WAF Water Research Prize, о микро- и макротрендах и о том, почему архитекторы и производители вместе смогут сделать для этого мира больше, чем по отдельности.
Паломничество в страну ар-деко
В ЖК «Маленькая Франция» на 20-й линии Васильевского острова Степан Липгарт собеседует с автором Нового Эрмитажа, мастерами Серебряного века и советского ар-деко на интересные профессиональные темы: дом с курдонером в историческом Петербурге, баланс стены и витража в архитектонике фасада. Перед вами результаты этой виртуальной беседы.
Дом в порту
Жилой комплекс на Двинской улице – первый случай современной архитектуры на Гутуевском острове. Бюро «А.Лен» подробно исследует контекст и создает ориентир для дальнейших преобразований района.
Дюжина видео-каналов в спину карантинному времени
Все вокруг советуют, как провести период изоляции с пользой. Мы собрали для вас YouTube-каналы, которые помогут не только скоротать время, но и узнать что-то новое, полезное – 12 об архитектуре, и еще несколько просто интересных. И БГ, если кто не видел.
Вместо плаца – парк
Архитекторы ChartierDalix приспособили исторические казармы Лурсин для юридического факультета университета Париж I: главную роль там играет созданный на месте плаца парк.
Взлетная полоса
Проект-победитель конкурса Малых городов для Гатчины: линейный парк в большом микрорайоне и возвращение памяти о первом военном аэродроме России.
Градсовет удалённо / 25.03.2020
Градсовет впервые за историю своего существования работал дистанционно: обсуждали «готичный» бизнес-центр и эскиз жилого комплекса на севере города. Мы попытались подготовить удаленный же репортаж и заодно расспросить петербургских архитекторов о работе он-лайн.
Жилье с поддержкой
Комплекс MLK1101 в Лос-Анджелесе по проекту Lorcan O’Herlihy Architects – это жилье для бездомных ветеранов вооруженных сил, «хронических» бездомных и семей без места жительства.
Баланс уплотнения
Мастерская Анатолия Столярчука проектирует дом, который вынужденно доминирует над окружающей застройкой, но стремится привести сложившуюся среду к гармонии и развитию.
Сечение «Армады»
Клубный дом в историческом центре Екатеринбурга превращает разновысотность в основу образа: скос его силуэта созвучен скатным кровлям старых зданий, но он же становится ярким и современным пластическим акцентом.
Умер Майкл Соркин
Скончался американский архитектор, урбанист и публицист Майкл Соркин – второй, после Витторио Греготти, крупный архитектурный деятель, ставший жертвой коронавируса.
Александра Черткова: «Для нас принципиально важно...
В преддверии выставки «Город: детали», которая должна была открыться сегодня на ВДНХ, а теперь перенеслась на неопределенный срок, архитектор и партнер бюро «Дружба» Александра Черткова рассказала об основных принципах создания комфортного пространства для детей, ключевых трендах в проектировании детских площадок, а также о том, как москвичи принимают участие в городском развитии.
Очевидные неочевидности на улицах Нью-Йорка
Публикуем 7 главок из новой книги Strelka Press «Код города. 100 наблюдений, которые помогут понять город» Анне Миколайт и Морица Пюркхауэра – собрания замеченных авторами закономерностей, которые пригодятся при проектировании городской среды.
Каменная мозаика
Универмаг Galleria по проекту бюро OMA в южнокорейском Квангё получил «мозаичный» фасад из 12 000 гранитных и 2500 стеклянных треугольников.
Салют Кикоину!
Проект-победитель конкурса Малых городов для Новоуральска прославляет знаменитого физика, а также превращает бульвар на окраине в одно из главных общественных пространств.
WAF: «Оскар», но архитектурный
Говорим с авторами трех проектов, собравших награды WAF: редевелопента Бадаевского завода – Herzog & de Meuron, ЖК «Комфорт Таун» – Архиматика, и Парка будущих поколений в Якутске – ATRIUM.
Лестница без конца
Берлинское бюро Barkow Leibinger создало декорации для постановки оперы «Фиделио» Людвига ван Бетховена в венском Театре ан дер Вин. Режиссер – Кристоф Вальц, дважды лауреат «Оскара» за роли в фильмах Квентина Тарантино.
Пресса: Выживет ли урбанистика в России
Урбанистика сегодня в России — синоним воровства. Если человек посадил дерево или построил дом, то понятно зачем. Чтобы стибрить, вот зачем. Отсюда вопрос об урбанизме в России будущего — по крайней мере, если мы исходим из надежды, что дальше должно быть как-то лучше,— решается однозначно: его не будет <...>
Мрамор среди домн
Библиотека Люксембургского университета на территории бывшего сталелитейного завода – это перестроенное мастерской Valentiny Hvp Architects хранилище для руды.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Дискуссия о Дворце пионеров
Публикуем концепцию комплексного обновления московского Дворца Пионеров Феликса Новикова и Ильи Заливухина, и рассказываем о его обсуждении в Большом зале Москомархитектуры 4 марта.
«Дом бездомных»
Католический приют для социально незащищенных людей в деревне на юго-востоке Польши построен по проекту бюро xystudio с бережным отношением к окружающей среде.
Драгоценное пространство
Evotion design и T+T architects сообщили о завершении интерьера штаб-квартиры Сбербанка на Кутузовском проспекте. В центре атриума здесь парит переговорная-«Диамант», и все похоже на шкатулку с драгоценностями, в том числе высокотехнологичными.
Берег Дона
Проект из числа победителей конкурса Малых городов посвящен благоустройству берега реки Дон в промышленой части городка Данков, небольшого, но экономически успешного.
Реконструкция с чувством
Перед стартом курса МАРШ Re(New), слушатели которого будут работать со зданиями Хлопкопрядильной фабрики, куратор Дарья Минеева рассуждает о смысле и путях реконструкции.
Живописное жилье
В новом нью-йоркском комплексе Denizen Bushwick – 900 квартир, из которых 20% доступных, а высокую плотность смягчает монументальное искусство, озеленение и разнообразная инфраструктура. Авторы проекта – бюро ODA.
Верста на соляных берегах
Пешеходный маршрут с уклоном в туризм и исторические реконструкции, но не без спорта: проект-победитель конкурса Малых городов для Соликамска.
Большая маленькая победа
В небольшой по масштабу школе в Домодедове бюро ASADOV_ мастерски справилось с ограничениями в виде скромного бюджета и жестких лимитов площади, спроектировав светлые классы, гуманные рекреации и даже многосветный атриум с амфитеатром, ставший центром школьной жизни.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
Здание как Интернет
В культурно-общественном центре Forum Groningen по проекту NL Architects на севере Нидерландов можно бродить и находить информацию по всем областям знаний так же свободно, как во Всемирной сети.