Реставрация в городе

Восстановление доходного дома Тюляевой – лишь часть работ, которые мастерская Алексея Гинзбурга и Натальи Шиловой ведёт в начале Малой Дмитровки. И её качество, в числе прочего, сделало фрагмент городского пространства здесь совершенно иным, новым или даже хорошо забытым старым.

mainImg
Мастерская:
Гинзбург Архитектс
Проект:
Реставрация доходного дома Тюляевой архитектора Розенкампфа
Россия, Москва, ул. Малая Дмитровка, д. 3/10, стр. 1

2013 — 2014 / 2015 — 2016
Не все архитекторы могут похвастаться тем, что в их портфолио модернистская архитектура успешно уживается с проектами реставрации. А вот для Алексея Гинзбурга, внука и правнука мастеров авангарда 1920-х, работа с исторической архитектурой стала не единственной, но крайне важной частью жизни. Как известно, отец и сын, Алексей и Владимир Гинзбурги, основали свою мастерскую в 1995 году для работы над проектом восстановления дома Наркомфина. Постепенно в портфолио, помимо безусловных шедевров авангарда, стали появляться и более ранние здания. Вот и сейчас, когда на Пушкинской площади завершается реставрация здания «Известий» 1927 года, построенного прадедом Алексея Гинзбурга Григорием Бархиным, архитектор также ведёт реставрацию домов XIX и начала XX веков в начале Малой Дмитровки – работая, таким образом, с частью квартала разновременных домов в центре Москвы. Реставрация доходного дома Тюляевой, построенного в 1910 году архитектором Клавдием Леонидовичем Розенкампфом, уже практически завершена.

Дом расположен на углу Малой Дмитровки и Настасьинского переулка, напротив театра Ленкома, чьё здание построено на один-два года раньше по проекту известных архитекторов московского модерна Иллариона Александровича Иванова-Шица и Вячеслава Константиновича Олтаржевского для Купеческого клуба. Здания явным образом перекликаются: Розанкампф повторил и колоннаду Шица-Оларжевского, и характерные для модерна «рогатые» башни, и кольца-гирлянды, и женские маски. Но колонны дома Тюляевой пышнее, ордер композитный, а лепка лиц так и вообще крупная, рублеными плоскостями и напоминает ребристый стиль рисунка гипсовой головы, который требуют от абитуриентов МАРХИ на вступительных экзаменах. На фасадах Розенкампфа также сильны реплики ампира – любимой темы неоклассики 1910-х, столь хорошо помогающие вписать любую архитектуру в московский контекст, напоминающие о творчестве Жилярди и Бове. Любопытный дом, очень московский, следы эклектики и модерна в нём отличнейшим образом переплетены с неоклассикой.
Реставрация доходного дома Тюляевой архитектора Розенкапфа. Гинзбург Архитектс. Реализация, 2016. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру, 2016
Доходный дом Тюляевой архитектора Розенкампфа до реставрации, в 2008 году. Фотография: Moreorless – собственная работа CC BY-SA 3.0, commons.wikimedia.org
Реставрация доходного дома Тюляевой архитектора Розенкапфа. Гинзбург Архитектс. Реализация, 2016. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Реставрация доходного дома Тюляевой архитектора Розенкапфа. Гинзбург Архитектс. Реализация, 2016. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Реставрация доходного дома Тюляевой архитектора Розенкапфа. Гинзбург Архитектс. Реализация, 2016. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Реставрация доходного дома Тюляевой архитектора Розенкапфа. Гинзбург Архитектс. Реализация, 2016. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Реставрация доходного дома Тюляевой архитектора Розенкапфа. Гинзбург Архитектс. Реализация, 2016. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Реставрация доходного дома Тюляевой архитектора Розенкапфа. Гинзбург Архитектс. Реализация, 2016. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Реставрация доходного дома Тюляевой архитектора Розенкапфа. Гинзбург Архитектс. Реализация, 2016. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Реставрация доходного дома Тюляевой архитектора Розенкапфа. Гинзбург Архитектс. Реализация, 2016. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Реставрация доходного дома Тюляевой архитектора Розенкапфа. Гинзбург архкитектс. Реализация, 2016. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

Конечно же, переклички с архитектурой Купеческого клуба, нынешнего Ленкома, были важны для Клавдия Розенкампфа. Они также оказались важными для Алексея Гинзбурга и Натальи Шиловой, члена Союза архитекторов, которые предложили для фасадов, ранее насыщенно-жёлтых – зеленоватый цвет на грани оливкового и салатового. Оттенок перекликается с цветом фасадов Ленкома, также недавно отреставрированного компанией Стройинвест. Цвет фасадов Ленкома, впрочем, ближе к горчично-бронзовому, строже, как и архитектура Шица-Олтаржевского. И всё же теперь сходство двух зданий стало очевиднее. Более того, и часть улицы между ними стала как будто звеняще-светлой, неожиданно лёгкой. Чему способствует, разумеется, в числе прочего и то, что в результате летней московской реконструкции улица лишилась проводов, а фонари заменили на реплики исторических, газовых.
Вид из Настасьинского переулка на здание театра Ленком. Справа – доходный дом Тюляевой. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Улица Малая Дмитровка, вид в сторону центра. Слева – театр Ленкома, справа – доходный дом Тюляевой, реставрация: Гинзбург Архитектс, 2016. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

Но прежде всего, конечно, новое качество городского пространства перед театром Ленкома обязано своим появлением гранитной вымостке фрагмента улицы. Она плавно вырастает, поднимается до поверхности тротуара, перед переулком, и так же плавно опускается до уровня асфальта за театральным зданием. Машины в этом месте как будто бы наезжают на «лежачего полицейского», или же въезжают на подобие моста, невольно сбавляя скорость, поскольку водителю кажется, что он внезапно оказался в на территории пешехода. Почти белые плиты, сменяя чёрный асфальт, делают воздух светлее, а пространство – как будто бы даже медитативнее, спокойнее, лишают его повседневной суетности. Перед театром появилось подобие ковра или же площадь для парадного разъезда – ограждённая гранитными быками и украшенная несколькими скамейками. Она связывает Ленком и дом Тюляевой – постройки почти одновременные, в ансамбль, как, по-видимому, и предполагалось в блестящую эпоху начала XX века – время электричества, автомобилей, активного городского строительства, новой жизни в квартирах многоэтажных домов большого города.
Вид из Настасьинского переулка в сторону театра Ленкома. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру, 2016
Реставрация доходного дома Тюляевой архитектора Розенкапфа. Гинзбург Архитектс. Реализация, 2016. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру, 2016
Свежая вымостка на перекрестке Настасьинского переулка и Малой Дмитровки. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру, 2016
Свежая вымостка на перекрестке Настасьинского переулка и Малой Дмитровки. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру, 2016
Благоустройство перед театром Ленкома на Малой Дмитровке. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру, 2016

Теперь, проходя начало Малой Дмитровки мы как будто даже возвращаемся в то время, когда Москва стремительно и уже окончательно теряла свой «деревенский», садовый привкус. Впрочем процесс был подготовлен – рассказывает Алексей Гинзбург, архитектор, увлечённый не только реставрацией, но и историей, – уже с середины XIX века разоряющиеся после отмены крепостного права дворяне начали нарезать на квартиры и сдавать внаём здания своих, еще невысоких в то время, усадеб. Что не миновало и усадьбу отставного майора Новосильцева, на фундаментах которой архитектор Клавдий Розенкампф позднее построил доходный дом Тюляевой: в XIX веке здесь снимали квартиры люди разной степени известности, к примеру, Юлия Лермонтова, первая русская женщина, получившая степень доктора химии. Доходный дом построен на фундаментах усадьбы и включает те части её стен, на которые можно было опереться с пользой – очень многие дома в центре Москвы могут похвастаться такого рода многослойностью, причем некоторые хранят, как известно, фрагменты XVII и XVIII веков. В данном же случае дом включил лишь остатки усадьбы начала XIX века. Не исключено, что элементы архитектуры ампирных особняков, столь узнаваемые на фасадах Розенкампфа, появились не случайно и служат воспоминанием, обозначают преемственность с предшествующими зданиями. Разобрав часть ампирной усадьбы, Розенкампф воспроизвел похожие фрагменты в верхней части своих фасадов – почему нет?
Въезд в Настасьинский переулок и Малой Дмитровки. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру, 2016
Реставрация доходного дома Тюляевой архитектора Розенкапфа. Гинзбург Архитектс. Реализация, 2016. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Реставрация доходного дома Тюляевой архитектора Розенкапфа. Гинзбург Архитектс. Реализация, 2016. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

Алексей Гинзбург и Наталья Шилова сделали свою реставрацию дома настолько бережной, насколько это возможно: вычинили, вычистили все рельефы. Размытые, «оплавленные» из-за множества неграмотных ремонтов элементы фасада тщательно обмеряли, а затем по обмерам и образцам изготавливали шаблоны и отливали рельефы с более чёткой пластикой, – рассказывает архитектор (со вздохом надо признать, что на фасадах соседнего Ленкома некоторые носы скульптур так и остались отломанными). Конструкции усилили: деревянные перекрытия с тонкими металлическими балками признали не пригодными для ремонта и заменили на тонкие монолитные плиты на колоннах, способные выдержать большие нагрузки. Исторические кирпичные стены сохранили и укрепили. Бутовую кладку фундамента армировали. Кровлю дома заменяли в советское время, в тех пор она пришла в негодность. Новая кровля выполнена из материала титан-цинк немецкого производителя
RHEINZINK в той же технике фальца с пологими скатами по историческим образцам. Над лестнично-лифтовыми узлами появились световые фонари – в начале ХХ века они довольно часто встречались в домах подобного типа; в советское время фонари убрали, Алексей Гинзбург восстановил их по первоначальному проекту. Над сохранившимися в подвале сводами Монье соорудили сверху новые перекрытия, которые не касаются их, но разгружают.
Реставрация доходного дома Тюляевой архитектора Розенкапфа. Гинзбург Архитектс. Реализация, 2016. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Реставрация доходного дома Тюляевой архитектора Розенкапфа. Гинзбург Архитектс. Реализация, 2016. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру, 2016
Реставрация доходного дома Тюляевой архитектора Розенкапфа. Гинзбург Архитектс. Реализация, 2016. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру, 2016
Реставрация доходного дома Тюляевой архитектора Розенкапфа. Гинзбург архкитектс. Реализация, 2016. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Реставрация доходного дома Тюляевой архитектора Розенкапфа. Гинзбург Архитектс. Реализация, 2016. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Реставрация доходного дома Тюляевой архитектора Розенкапфа. Гинзбург архкитектс. Реализация, 2016. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Реставрация доходного дома Тюляевой архитектора Розенкапфа. Гинзбург Архитектс. Реализация, 2016. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Реставрация доходного дома Тюляевой архитектора Розенкапфа. Гинзбург архкитектс. Реализация, 2016. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

Кроме того, архитекторы позаботились о восстановлении исторической достоверности, отчистив брандмауэры и дворовые фасады от советской краски до кирпича. В начале XX века штукатурили и красили, как правило, только главный фасад, – рассказывает архитектор, – остальные оставляли кирпичными, экономя. Очищенный кирпич покрыли гидрофобными составами, прописали швы. Позднее, при реставрации соседних домов квартала, их внутренние фасады также планируется очистить до кирпича: тогда двор дома Тюляевой окончательно приобретёт кирпичную аутентичность. Надо сказать, что Алексей Гинзбург вернул кирпичный «тыл» и старому зданию «Известий». Что это дало? – Новую, довольно неожиданную цветность: «буржуазный» светло-салатовый дома Тюляевой и революционный тёмно-серый «Известий» в сочетании с насыщенной терракотой составляют интересную, почти лентуловскую палитру, забытую городом во второй половине XX века.
Реставрация доходного дома Тюляевой архитектора Розенкапфа. Разрез © Гинзбург Архитектс
Реставрация доходного дома Тюляевой архитектора Розенкапфа. Разрез © Гинзбург Архитектс

Начиная с советских времен, в доме Розенкампфа располагались офисы и учреждения. Теперь же ему будет возвращена его первоначальная – жилая – функция. На первом этаже, как это было и в начале прошлого века, должны появиться кафе и магазины. Квартиры в доме изначально были большими – по 150-200 м2, самые просторные – по 300 м2 – находились в крыле, выходящем на Настасьинский переулок. Причем квартиры располагались компактно, поперёк здания, с окнами и во двор, и на улицу, что выгодно отличает этот дом от других доходных домов, где квартиры были, как правило, вытянуты вдоль фасада. Благодаря тому, что двор не стал двором-колодцем, так как соседние дома не стоят на этом участке плотным кольцом, здесь достаточно света и дворовая сторона квартир неплохо освещена. Первоначально у каждой квартиры было два выхода – на парадную и черную лестницу, сейчас эти выходы восстановлены. Впрочем, квартиры с учетом современных реалий нарезаны мельче: если раньше на этаже было по шесть квартир, теперь будет по десять. Что сделано с учетом стоимости жилья в центре – ясно, что квадратный метр жилья в этом доме будет стоить немало. Кроме того, в расчет брался и потенциальный контингент жильцов: в переулках исторического центра, в доме с минимальным двором поселятся не обремененные большими семьями люди, выбирающие центр ради как деловой, так и вечерней-ночной жизни. Однако квартиры верхнего этажа будут двухъярусными: к ним добавлено пространство чердаков, более не нужных для обогрева дома воздушной прослойкой; новые окна чердаков – острые, треугольные, деликатно выглядывают из-за карниза, их современное происхождение узнаваемо.
Реставрация доходного дома Тюляевой архитектора Розенкапфа. Узел, свес кровли © Гинзбург Архитектс
Реставрация доходного дома Тюляевой архитектора Розенкапфа. Гинзбург Архитектс. Реализация, 2016. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру, 2016
Реставрация доходного дома Тюляевой архитектора Розенкапфа. Гинзбург Архитектс. Реализация, 2016. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру, 2016
Реставрация доходного дома Тюляевой архитектора Розенкапфа. План 1 этажа © Гинзбург Архитектс

Этажи доходного дома Тюляевой заметно отличаются по высоте: самый престижный этаж – третий и в нём, соответственно, самые высокие потолки. Верхний антресольный этаж надстроен чуть позже, он ниже остальных. В облике дома нет той рациональной функциональности, которая типична для многих других многоэтажек 1910-х с равномерными рядами окон и одинаковыми по высоте этажами. Такого рода дом стоит тут же рядом, отступя от красной линии Настасьинского переулка, практически во дворе дома Розенкампфа, – рассказывает Алексей Гинзбург: это восьмиэтажный доходный дом, построенный архитектором Николаем Жериховым на три года раньше, в 1907 году. Он принадлежит «Известиям» и ещё ждёт реставрации.
Реставрация доходного дома Тюляевой архитектора Розенкапфа. План типового этажа © Гинзбург Архитектс

За последние тридцать-сорок лет Московский центр пережил многое: много лет дома ветшали, хотя плюсом было то, что почти любой квартал можно было пройти вдоль и поперёк. Ремонтировали их небрежно, не умея и не желая восстанавливать и даже сохранять буржуазные красоты. Затем наступивший период «грибов» принес с собой сносы, варварские реконструкции и муляжи, – в лучшем случае сохраняли «вывешенные» стенки фасадов, да и те частенько сами падали от ретивой реконструкции. Достаточно очевидно, что работа Алексея Гинзбурга и Натальи Шиловой с реставрацией доходного дома, охранный статус которого невелик – он числится во вновь выявленных – принадлежит качественно новому этапу. Можно спорить о необходимости монолитных перекрытий, но и в перфекционизме не следует заходить слишком далеко – дом жив, ему возвращена функция и множество исторически достоверных элементов, от фрагментов лепнины до кирпича брандмауэров и внутренних фонарей. И он, и окружающее пространство добросовестно вычищены, «отмыты» и готовы к новой жизни. Конечно, поселиться в нём будет недёшево, и хочется рассчитывать на то, что кто-нибудь из новых хозяев выставит квартиру на airbbnb – любопытно, а вдруг. Но важнее, что этот фрагмент города вновь приобретёт благородство. А благородство города – это ведь не только высокие цены на недвижимость, это и живое пространство, куда в театр и кафе может прийти кто угодно. Сейчас все шансы на то, что вырасти в такое настоящее, не-муляжное пространство, у этого фрагмента города есть. Во многом – благодаря увлечениям Алексея Гинзбурга историей и реставрацией. В конце концов, качество города определяется на только вымосткой тротуаров и перекрёстков, хотя и ею тоже. Архитектура окружающих домов и их историческая целостность тоже важны. 
Реставрация доходного дома Тюляевой архитектора Розенкапфа. План мансардного этажа © Гинзбург Архитектс
Реставрация доходного дома Тюляевой архитектора Розенкапфа. План кровли © Гинзбург Архитектс
Доходный дом архитектора Н.И. Жерихова, 1907. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Реставрация доходного дома Тюляевой архитектора Розенкапфа. Главный фасад по Настасьинскому переулку © Гинзбург Архитектс
Реставрация доходного дома Тюляевой архитектора Розенкапфа. Главный фасад по Малой Дмитровке © Гинзбург Архитектс
Реставрация доходного дома Тюляевой архитектора Розенкапфа. Проект, 2015 © Гинзбург Архитектс
Реставрация доходного дома Тюляевой архитектора Розенкапфа. Проект, 2015 © Гинзбург Архитектс
Реставрация доходного дома Тюляевой архитектора Розенкапфа. Проект, 2015 © Гинзбург Архитектс
Реставрация доходного дома Тюляевой архитектора Розенкапфа. Проект, 2015 © Гинзбург Архитектс


Поставщики, технологии

Мастерская:
Гинзбург Архитектс
Проект:
Реставрация доходного дома Тюляевой архитектора Розенкампфа
Россия, Москва, ул. Малая Дмитровка, д. 3/10, стр. 1

2013 — 2014 / 2015 — 2016

10 Октября 2016

author pht author pht

Авторы текста:

Антонина Плахина, Юлия Тарабарина
Технологии и материалы
«Том Сойер Фест» возрождает красоту старинных зданий
Вот уже 5 лет в разных регионах России проходит уникальный фестиваль по сохранению архитектурного наследия «Том Сойер Фест». Волонтеры и неравнодушные спонсоры помогают спасти здания, которые долгие годы стояли без реставрации и разрушались. И это не просто старые дома – это наше уходящее достояние. Более 40 городов принимают участие в фестивале. В Нижнем Новгороде партнером «Том Сойер Фест» стала австрийская компания Baumit.
Open Spaces
Проект Solo Houses, реализуемый в одном из живописных пригородных районов Испании – это двенадцать экспериментальных жилых домов, гармонично сосуществующих с природным окружением. Ярким дизайнерским акцентом некоторых из них становятся ванны Bette из глазурованной стали.
Пленение плетением
Самое известное применение перфорированной кирпичной стены, сквозь которую проникает солнечный свет, принадлежит швейцарскому архитектору Петеру Цумтору. Идею подхватили другие авторы. Новые тенденции в области кирпичной кладки и старые секреты красивых фасадов – в нашем обзоре.
Строительный материал от Адама
Представляем победителей премии в области кирпичной архитектуры Brick Award 20, учрежденной компанией Wienerberger. Ими стали шесть команд архитекторов из Польши, Руанды, Индии, Испании, Нидерландов и Мексики.
Креативный подход: Baumit CreativTop
Моделируемая штукатурка CreativTop – это насыщенные цвета, глубокие рельефные поверхности, интересные сочетания и комбинации текстур и огромные возможности дизайна.
Потолочные решения Knauf Armstrong для медицинских учреждений...
Линейка подвесных потолков серии Bioguard со специальным антибактериальным покрытием препятствует развитию всех видов возбудителей внутрибольничных инфекций и помогает поддерживать здоровый микроклимат для благополучия пациентов и персонала.
Сейчас на главной
Градсовет Петербурга 25.11.2020
Градсовет обсудил жилой квартал по проекту «Студии-44», интегрированный в историческую среду Бумагопрядильной фабрики, а также предложение по символическому восстановлению фабричных труб. Единодушную и высокую оценку работы сопровождали многочисленные сомнения относительно качества будущей жилой среды.
Власть – советам
На дискуссии «Создавая будущее: инструменты влияния на облик города» вопросы согласования проектов были рассмотрены в разных аспектах, от формального до эмоционального. Андрей Гнездилов и Александра Кузьмина заявили о необходимости вернуть понятие эскизной концепции в законодательное поле.
Лес и башни
Перед авторами проекта ЖК «В самом сердце Пушкино» стояла непростая задача: сохранить существующий на участке лесопарк, уместив на нем жилой комплекс достаточно высокой плотности. Так появились три башни на краю леса с развитыми общественными пространствами в стилобатах и элегантными «защипами» в венчающей части 18-этажных объемов.
Жить у воды
Рассказываем об итогах конкурса на проект ЖК «Кристальный» на берегу водохранилища в Воронеже и концепцию благоустройства прилегающей территории – Спортивной набережной.
И овцы сыты
Дом четы архитекторов, Каспера и Лесли Морк-Ульнес, в горах Норвегии использует традиционные методы строительства из дерева и служит также убежищем для овец.
ТПО «Резерв» в ретроспективе и перспективе
В новой книге ТПО «Резерв» издательства Tatlin собраны проекты за последние 20 лет. Один из авторов книги, Мария Ильевская, рассказала нам об основных вехах рассмотренного периода: от дома в проезде Загорского до ВТБ Арена Парка, и о презентации книги, состоявшейся 13 ноября на Зодчестве.
Шоу-рум в ландшафте
Павильон девелопера OCT представляет красоты пейзажа покупателям квартир в очередном «новом городе» на востоке Китая. Авторы проекта шоу-рума – шанхайское бюро Lacime Architects.
Бинокулярный взгляд на культуру
Музей Западной Австралии «Була Бардип» в Перте по проекту бюро Hassell и OMA предлагает экспозицию, одновременно учитывающую аборигенный и западный взгляд на историю и культуру.
Юлий Борисов: «Мы должны быть гибкими, но не терять...
Особенность развития архитектурной компании UNK project – в постоянном поэтапном росте и спланированном изменении структуры. Это тяжело, но эффективно. Юлий Борисов рассказал нам о недавней трансформации компании, о ее сформулированных ценностях и миссии, а также – о пользе ТРИЗ для конкурсной практики, личностном росте и сложностях роста бюро, параллелизме рационального расчета и иррационального творчества, упорстве и осознанности.
Театральный бастион
Бюро Nieto Sobejano выиграло конкурс на проект большого театрального центра на окраине Парижа: основой для него станут декорационные мастерские Шарля Гарнье конца XIX века.
Пресса: Игра на понижение, или в чем проблема нового «Нового...
Обсуждение на Архсовете Москвы второй итерации проекта бюро «Восток» для школы «Новый взгляд» в ЖК «Садовые кварталы» вышло ожидаемо резонансным. Оно подтвердило догадки, возникшие этим летом после победы в конкурсе первой итерации, и поставило ребром вопрос о том, по назначению ли российские заказчики используют такой эффективный инструмент повышения качества архитектуры, как архитектурные конкурсы.
Умер Сергей Бархин
Сегодня в возрасте 82 лет скончался Сергей Бархин, известный прежде всего как театральный художник, но также выпускник МАРХИ, участник «бумажных» конкурсов 1980-х, художник, поэт.
«Подделка под Скуратова»: Архсовет Москвы – 69
Архсовет Москвы отклонил новый проект школы в «Садовых кварталах», разработанный АБ Восток по следам конкурса, проведенного летом этого года. Сергей Чобан настоятельно предложил совету высказаться в пользу проведения нового конкурса. В составе репортажа публикуем выступление Сергея Чобана полностью.
Кирпич как связующее
Исторический комплекс почтамта – телеграфа – телефонной станции на юго-западе Берлина архитекторы GRAFT приспособили под офисы, магазины и рестораны, а также добавили два новых жилых корпуса.
Кирпич и фарфор
Музей Императорской печи в Цзиндэчжэне на юго-востоке Китая в прямом и переносном смысле построен вокруг тысячелетней традиции создания фарфора. Авторы проекта – пекинские архитекторы Studio Zhu-Pei.
Шкаф с культурой
Рассказываем о том, как районная библиотека в позднесоветском здании превратилась в актуальное общественное пространство и центр культурной жизни спального района.
Две школы: о лауреатах «Зодчества» 2020
Главную премию, Хрустальный Дедал, вручили школе Wunderpark Антона Нагавицына, премию Татлин за лучший проект получил кампус ИТМО «Студии 44» Никиты Явейна. Показываем и перечисляем все проекты и постройки, получившие золотые и серебряные знаки, а также дипломы фестиваля Зодчество.
Простор для творчества
Результат сотрудничества европейского заказчика и компании «Архиматика» – бизнес-центр со сложным фасадом, умными планировками и сертификатом BREEAM.
Градсовет удаленно 11.11.2020
На очередном дистанционном заседании Градсовет обсудил микрорайон рядом с Пулковской обсерваторией и жилой комплекс эконом-класса с видом на Неву.
Живее всех живых
В Гостином дворе открылся фестиваль «Зодчество» с темой «Вечность». Его куратор Эдуард Кубенский заполнил множеством смелых – и вообще разных – инсталляций пространство, освобожденное кризисным временем. Давая тем самым надежду на обновление и утверждая, надо думать, что фестиваль жив.
ATRIUM: «Один довольный заказчик должен приносить тебе...
Вера Бутко и Антон Надточий, известные 20 лет назад смелыми проектами интерьеров и частных домов, сейчас строят большие жилые районы в Москве, участвуют в конкурсах наравне с западными «звездами», активно работают со значительными проектами не только в России, но и на постсоветском пространстве. Мы поговорили с архитекторами об их творческом пути, его этапах и истории успеха.
Спит кирпич, и ему снится
Великая московская стена, ограждающая Москву по линии МКАДа, дом-звонница, башня-рудимент, имитация воды и вышивка кирпичом. Представляем проекты-победители первого всероссийского архитектурного Кирпичного конкурса, в которых традиционный материал приобретает новые выразительные качества и смелое концептуальное осмысление.
На три счета
Складной дом Brette складывается на шарнирах и укладывается на платформу грузовика. Он состоит их трех модулей, его разбирают за три часа, площадь при этом увеличивается в три раза. Дом изготовлен в Латвии и уже выдержал один переезд.
Парение свечей
Проект установки памятного знака журналистам, погибшим при исполнении профессионального долга – победившая в конкурсе работа скульптора Бориса Чёрствого, умершего в этом году, и архитекторов Алексея и Натальи Бавыкиных – не слишком типичный для современной Москвы, и поэтому актуальный и важный памятник.
Магнитные линии
Магазин на флагманском автозаправочном комплексе компании KLO строится сейчас в Киеве по проекту Dmytro Aranchii Architects.
Архсовет Москвы – 68
Архсовет, состоявшийся во вторник и отправивший на доработку проект ЖК «Слава» архитектурной компании DYER Филиппа Болла и MR Group, вызвал достаточно бурное обсуждение в сети. Рассказываем, кто и что сказал, подробнее.
Архитектурная среда и дизайн-2020
Дипломные работы выпускников кафедры «Архитектурная среда и дизайн» Института бизнеса и дизайна: двухдневный туристический маршрут, реновация биологической станции, восстановление реки и интерьер квартиры в Доме Наркомфина.
Изгибы среди деревьев
Корпус визуальных искусств в пенсильванском колледже по проекту Стивена Холла получил криволинейный план, чтобы сберечь 200-летние деревья вокруг.
«Панельный дом для богатых»
Лучшим небоскребом мира за 2018–2020 годы Немецкий музей архитектуры выбрал башни Norra tornen в Стокгольме по проекту OMA: сборный бетонный жилой комплекс, напоминающий своими модульными «кубиками» Habitat’67. Публикуем его и небоскребы-финалисты.
Конкурсный проект комбината газеты «Известия» Моисея...
Первая часть исследования «Иван Леонидов и архитектура позднего конструктивизма (1933–1945)» продолжает тему позднего творчества Леонидова в работах Петра Завадовского. В статье вводятся новые термины для архитектуры, ранее обобщенно зачислявшейся в «постконструктивизм», и начинается разговор о влиянии Леонидова на формально-стилистический язык поздних работ Моисея Гинзбурга и архитекторов его группы.
Открытая структура
В Екатеринбурге сдано в эксплуатацию здание штаб-квартиры Русской медной компании, ставшее первым реализованным в России проектом знаменитого британского архитектурного бюро Foster + Partners. Об этой во всех смыслах очень заметной постройке специально для Архи.ру рассказывает автор youtube-канала «Архиблог» Анна Мартовицкая.
Башни «Спутника»
Шесть башен в крупном жилом комплексе рядом с берегом Москвы-реки в самом начале Новорижского шоссе совмещают ответ на целый ряд маркетинговых пожеланий и рамок, предлагая простой ритм и лаконичную форму для домов, которые заказчик предпочел видеть «яркими».
Кружево и кортен
Мастерская LMN Architects построила в Эверетте на северо-западе США пешеходный мост, соединивший оторванные друг от друга городские районы. Сооружение, первоначально задуманное как часть канализационной системы, превратилось в популярное общественное пространство.
Рынок с открытым кодом
Рынок для городка Гаубулига в Гане по проекту студенческой лаборатории [applied] Foreign Affairs при Венском университете прикладных искусств получил американскую премию Architecture Masterprize в номинации «Открытие года».
Изба дель арте
Мы решили отобрать несколько объектов из шорт-листа премии АрхиWOOD и рассмотреть их поближе. Суздальский дом интересен тем, что делает своим сюжетом все еще актуальный вопрос современности: диалог старого и нового. Его можно понять как метафору современного туристического города, может быть, даже размышление о его судьбе.