Внедрение в контекст

Проектируя дом на Серпуховском валу, удивительно небольшого для современной Москвы масштаба, Алексей Гинзбург умело вписался в периметр Хавско-Шаболовского жилмассива, но подчеркнул отличие от советских построек волнообразным срезом кровли.

author pht

Автор текста:
Наталья Коряковская

06 Августа 2019
mainImg
Архитектор:
Алексей Гинзбург
Наталия Шилова
Мария Гурьевич
Мастерская:
Гинзбург Архитектс
Проект:
Жилой комплекс «Счастье на Серпуховке»
Россия, Москва, Серпуховский вал, д. 20

Авторский коллектив:
А.В. Гинзбург, М.Б. Гурьевич

2015 – 2017

Заказчик: ООО «Лидер Инвест»
Небольшой участок под застройку дома образовался после сноса советской АТС 1950-х годов – она была расположена в один ряд с домами по контуру Хавско-Шаболовского жилмассива, вдоль улицы Серпуховский вал. Дома в жилмассиве, как известно, повернуты относительно сетки улиц под 45 градусов, формируя оригинальную систему квадратных и треугольных дворов. Но застройка по периметру не была завершена архитекторами АСНОВА, и здесь в 1960-е годы торцами к улице выстроились обычные кирпичные восьмиэтажки, впрочем, сохраняющие оригинальную градостроительную идею. АТС стояла между ними, что и подсказало Алексею Гинзбургу основной композиционный ход: встроиться в существующий ритм и высотность по карнизу соседей, и также выйти на бульвар торцом. Но поскольку по ритму АТС все-таки выбивалась за счет меньшего расстояния до соседних домов, и сам проектируемый дом – совсем уже из другой эпохи – автор, по его словам, решил сделать так, чтобы «он и немного отличался от существующей застройки в этом ряду, но при том был каким-то образом им подобен».
Жилой комплекс «Счастье на Серпуховке»
© Гинзбург Архитектс
Жилой комплекс «Счастье на Серпуховке». Вид по улице Серпуховский вал
© Гинзбург Архитектс
Ситуационный план
© Гинзбург Архитектс

Несмотря на безусловную ценность Хавско-Шаболовского жилмассива, вдохновленного идеями Николая Ладовского о роли пространства в архитектуре – именно этим определялась необычная расстановка корпусов внутри квартала – охранных регламентов на территорию не существует. Тем не менее, Алексей Гинзбург предложил очень щадящее, «контекстное» решение для нового объема, не делая из него доминанту и не нарушая сложившуюся структуру микрорайона, со свободно циркулирующим между домами пространством. Таким образом, нехарактерная для исторической Москвы, модернистская застройка с ритмичной расстановкой домов торцами к улице вместо единого фасадного фронта, была оставлена без изменения.
Жилой комплекс «Счастье на Серпуховке». Вид на дворовый фасад с балконами
© Гинзбург Архитектс
Жилой комплекс «Счастье на Серпуховке»
© Гинзбург Архитектс

Небольшое повышение высоты в глубину участка вызвано желанием архитектора сделать более активным силуэт. Алексей Гинзбург отказался от распространенного приема со ступенчатым завершением и террасами в пользу волнообразного, за которое долго «бился». Но именно такие криволинейные линии казались авторам, по их словам, «самой лаконичной формой, которая могла бы завершить объем здания, чтобы он был таким же простым, как соседние здания, но немного отличался». В целом же объемно-пространственное решение дома – сдержанное и не выделяется из окружения ни по габаритам, ни по цвету, ни по формообразованию.
Жилой комплекс «Счастье на Серпуховке». Вид на дворовый фасад с балконами
© Гинзбург Архитектс

Стараясь подчеркнуть, что дом органично вырастает из своего контекста, архитекторы выбрали и соответствующий материал – кирпич. «Нам не хотелось, чтобы в таком четком ряду возникал градостроительный акцент, яркий цветовой взрыв, поэтому наш дом может быть чуть-чуть ярче, теплее, чем окружающие дома, но вырастает из того же колорита, который сложился…», – рассказывает Алексей Гинзбург. Кирпич, который архитекторы в итоге взяли для фасадов, конечно, не бедный серо-бежевый, силикатный со стен советских построек, а дорогой, бельгийский, ручной формовки. Так называемый «ручник» незначительно отличается в тоне и создает ощущение неоднородной, живой поверхности, акцентируя тектонику стены, особенно в деталях. «Раз мы облицовываем дом кирпичом, мы показываем тектонику – так, как бы работал кирпич в качестве конструктивного материала, – объясняет архитектор. – Мы, конечно, понимаем, что стена слоеная, но нам хотелось все-таки апеллировать к типологии московских домов, с толстыми стенами. Мы сделали диагональные откосы окон, утрирующие массивность, двумя рядами кладки под окнами показали «работу» дополнительных перемычек».

Таким образом, массивный, крупный и лаконичный объем внутри этих толстых стен оказался подробно разработанным в нюансах: поверхности стен подчинены спокойному вертикальному ритму граненых пилонов, а кирпичные «раструбы», которыми раскрываются окна, придают стенам скульптурность, постоянно откликаясь на движение солнечных лучей; особенно хорошо в косом свете сочетание деликатной, но шершавой фактуры кирпича с крупными плоскостями откосов.
Жилой комплекс «Счастье на Серпуховке»
© Гинзбург Архитектс

Сыграв на аналогии с лаконичным формообразованием конструктивистского жилмассива, Алексей Гинзбург ввел в фасадную пластику родственный элемент – открытые балконы. Причем их сделали в качестве пожарных балконов-отстойников с легким прозрачным ограждением, которые по нормативам невозможно остеклять и присоединять к квартирам. «Балконы – один из ключевых признаков, по которым опознается жилой дом, – говорит архитектор. – Но во многих строящихся сейчас в Москве домах мы лишены этой возможности. Сам принцип подсчета суммарной поэтажной площади и требования коммерческого девелопмента практически нивелируют все в прямоугольную лапидарную форму, с максимальной площадью квартир внутри разрешенного объема. То, что в данном случае получилось воспользоваться балконами юридически, большая удача – массивный дом получил легкий контрапункт и будет застрахован от разномастного остекления в будущем».
  • zooming
    1 / 3
    Жилой комплекс «Счастье на Серпуховке». Разрез
    © Гинзбург Архитектс
  • zooming
    2 / 3
    План. Жилой комплекс «Счастье на Серпуховке»
    © Гинзбург Архитектс
  • zooming
    3 / 3
    План. Жилой комплекс «Счастье на Серпуховке»
    © Гинзбург Архитектс

Внутри дом устроен сложнее, чем это может показаться снаружи. Здание состоит из нежилой части, блока апартаментов и жилой части над ними, с довольно сложной системой коммуникаций, поскольку каждый из функциональных блоков имеет свою систему эвакуации. Учитывая небольшое пятно застройки, продиктованное желанием оставить достаточную часть участка под территорию двора, компоновка здания получилась компактной и непростой.

Впрочем, снаружи дом остался цельным, а о сложноорганизованной начинке намекают разве только входы – в каждую часть свои: в торговые и нежилые помещения цокольного и минус первого этажа – с улицы Серпуховский вал, на жилой бельэтаж – с бокового фасада, с другого фасада – въезд на подземную парковку, которая спрятана под двором. Первый этаж в итоге оказывается выстроен нетипично для Москвы, со стороны Серпуховского вала очевидно наличие нижнего яруса, а в северо-западном углу, перед глазами консьержа, можно пройти: дом не так замкнут и предсказуем, как обычно, и это вызывает интерес.

Дом, с одной стороны, очень аккуратно вписан в контекст – настолько, что можно и не обратить внимание на новизну. Он в этом смысле настоящая рядовая застройка, в нем не узнается типичный современный «ЖК» (даже если посмотреть на другие недавние постройки через дорогу, опознать новостройку можно по нюансам, по блеску стекла, по чуть более развитой структуре поверхности и пространства первых этажей. Такая деликатность подобна внедрению исподволь, «работе под прикрытием», – да пожалуй, только так и можно примирить современную застройку с исторической, пусть даже и примером раннего модернизма. 

Архитектор:
Алексей Гинзбург
Наталия Шилова
Мария Гурьевич
Мастерская:
Гинзбург Архитектс
Проект:
Жилой комплекс «Счастье на Серпуховке»
Россия, Москва, Серпуховский вал, д. 20

Авторский коллектив:
А.В. Гинзбург, М.Б. Гурьевич

2015 – 2017

Заказчик: ООО «Лидер Инвест»

06 Августа 2019

author pht

Автор текста:

Наталья Коряковская
Технологии и материалы
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Тренды Delabie: бесконтактная ГИГИЕНА
Бесконтактные сантехнические приборы Delabie позволяют сократить риск заражения в разы даже в период эпидемии, а разработчики компании предлагают целый ряд инноваций, позволяющих предотвратить размножение бактерий как на поверхностях, так и внутри сантехнического оборудования.
Технологии сохранения тепла от Realit®
Ежегодно команда Realit® развивает, модернизирует собственные разработки и выводит на рынок совершенно новые архитектурные системы в соответствии с растущими потребностями современного строительства, а также изменениями в СП 50.13330.2012 «Тепловая защита зданий. Актуализированная редакция СНиП 23-02-2003»
Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Сейчас на главной
Союз искусства и техники
Интерес к архитектуре 1930-х для Степана Липгарта – путеводная звезда. В проекте дома «Amo» на Васильевском острове в Санкт-Петербурге архитектор взял за точку отсчета московское ар-деко – эстетское, с росписями в технике сграффито. И заодно развил типологию квартала как органической структуры.
На краю ледника
В горах на западе Норвегии, у ледника Юстедал, заработала туристическая база Tungestølen по проекту архитекторов Snøhetta. Ее фасады обшиты деревом, обработанным по средневековому методу – как у ставкирки.
Стекло и камень
В штате Вирджиния началась реконструкция руин дома Фрэнсиса Лайтфута Ли – одного из «подписантов» Декларации независимости США (1776). Чтобы не нарушить аутентичность сооружения, все новые части, включая конструктивные, будут выполнены из стекла.
Лучшее деревянное
Названы лауреаты премии «Дерево в архитектуре 2020». Работа жюри проходила в режиме он-лайн. Представляем все награжденные проекты.
Окна на Влтаву
В ходе реконструкции пражских набережных по проекту бюро Petr Janda / brainwork у них усилилась связь с городом и возникли разнообразные социальные и культурные функции.
Слоистый урбанизм
Реконструкцией бывшего промышленного района ZOHO в Роттердаме заняты планировщики ECHO Urban Design и архитекторы Orange Architects, Moederscheim Moonen, More Architects и Studio Nauta. Там появятся 550 квартир, включая социальное жилье.
Обратный отсчет
Проект мастерской «Евгений Герасимов и партнеры» для московского Ленинградского проспекта: самое высокое здание в портфолио бюро и развитие традиций сталинской архитектуры.
Дворец спорта в Томске
Проект реконструкции Дворца зрелищ и спорта на окраине Томска предполагает трансформацию крытого катка, реализованного в 1970 году, с сохранением ядра, обстройкой с трех сторон и 8-этажной пластиной гостиницы.
Лучшая страна в мире
В Хельсинки названы 15 лучших построек финских архитекторов – результат очередного смотра-биеннале, который проводят национальные музей архитектуры и ассоциация архитекторов, а также фонд Алвара Аалто.
Допожарный классицизм
По проекту «Гинзбург Архитектс» отреставрирован особняк бригадира А.П. Сытина – редкий памятник московской деревянной архитектуры начала XIX века.
Пресса: «Люди спрашивают, не Марсу ли, богу войны, он посвящен?»
Историк архитектуры Сергей Кавтарадзе объясняет, чем хорош и чем плох храм Минобороны, открытый в Подмосковье. 14 июня в подмосковной Кубинке прошла церемония освящения Главного храма Вооруженных сил России. Настоятелем нового храма стал Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. Внешний вид храма Минобороны удивил многих — его раскритиковали в соцсетях, за мрачность сравнивая с объектом из игры Warhammer.
Приручение модернизма
Из жесткого образца позднесоветского градостроительства, эспланады между так и оставшимся на бумаге музеем Ленина и Горсоветом, площадь Азатлык в Набережных Челнах благодаря проекту бюро DROM превратилась в привлекательное, многофункциональное и полицентричное общественное пространство.
Идеальный план
Круглый дом теперь есть не только в Матвеевском, но и в Лозанне: общежитие Vortex из бетона и дерева на 1000 студентов с пандусом длиной почти 3 километра по проекту архитекторов Dürig AG и IttenBrechbühl опробовали в этом январе участники III Зимней юношеской Олимпиады.
5 «дистанционных» экскурсий по знаменитым зданиям:...
Экскурсия по «двойному дому» Фриды Кало и Диего Риверы, игра «в современное искусство» от Центра Помпиду, видеотур по монастырю Ле Корбюзье, а также пятиминутные прогулки по проектам Ф.Л. Райта и виртуальный «Лего-дом» от BIG.
Пресса: Урбанистика на карантине. Как строить город после...
В новейшей истории мало периодов, когда такое количество людей одновременно переживали потребность в альтернативе. Сейчас речь идет о тиражировании советского стандарта индустриального жилья на столетие вперед. Если его что и может победить, то именно вирус.
Метро у моря
Две станции метро в новом жилом и офисном районе Копенгагена Норхавн – в северной части порта. Авторы проекта – бюро COBE и архитектурное подразделение Arup.
Можно ли спасти арку?
Поговорили об «Арке Артплея» 1865 года с Ильей Заливухиным, Михаилом Блинкиным и Рустамом Рахматуллиным. Итог – три совершенно разные позиции.
«Тяжелое наследие» и его «нейтрализация»
В городке Браунау-ам-Инн на севере Австрии завершился архитектурный конкурс: дом XVII века, где родился Адольф Гитлер, будет превращен в отделение полиции по проекту Marte.Marte Architekten. Рассказываем о предыстории и обосновании этого проекта и публикуем интервью с партнером бюро Штефаном Марте.
Белый город
В проекте для южного региона России бюро ОСА использует многослойные фасады, играющие на образ курортной архитектуры, и в русле самых современных тенденций перемешивает социальные группы жильцов.
Шоколадные стены
Общественный центр с большим внутренним двором по проекту Taller Mauricio Rocha + Gabriela Carrillo в историческом центре мексиканской Куэрнаваки рассчитан на репетиции любительских оркестров, тренировки футболистов и курсы фотографии.
Отражая солнце
Дом Сергея Скуратова в Николоворобинском срежиссирован до мелких нюансов. Он адаптирует три исторических фасада, интерпретирует ощущение сложного города, составленного из множества наслоений, – и ловит солнце, от восточного до западного.
Часть целого
5 июня были объявлены лауреаты Архитектурной премии Москвы. В числе победителей – проект школы в Троицке на 2100 учеников со своей обсерваторией, IT-полигоном, музеем и оранжереей на крыше.
Пожарный цвет
Пожарная часть в Антверпене по проекту бюро Happel Cornelisse Verhoeven фасадами из красного глазурованного кирпича сразу сообщает прохожему о своей важной функции.
Архитектура как педагогика
Еще одна частная школа, в которой Архиматика реализует концепцию эстетического образования и ищет новую традицию: объединяя скандинавский и советский опыт, обращаясь к предметам искусства и внедряя энергоэффективные технологии.
Фантазия о дикой природе
На кампусе компании Vitra в Вайле-на-Рейне, в знаменитой «коллекции» зданий звездных авторов – пополнение: там создают сад по проекту Пита Аудолфа.
Пресса: Как клип трансформирует город. Григорий Ревзин о городе...
В надежде на будущее обычно присутствует то ли презумпция, что смутность настоящего не может не проясниться, то ли воля к ее прояснению. Будущее всегда стремилось к целостности — пожалуй, мы теперь в первый раз переживаем время, когда это не так.
Пучок травы на камне
Медиа-библиотека по проекту Co-Architectes на острове Реюньон в Индийском океане вдохновлена местными реалиями: базальтом и травой ветиверия.
Что будет с городом после пандемии
Два с половиной месяца изоляции не прошли даром для осмысления устройства современных городов, оказавшихся не подготовленными ко встрече с пандемией. Рассматриваем группы мнений и позиции экспертов, высказанные в прессе, блогах и видеоконференциях.
Музей на железной дороге
Новое здание Кантонального музея изящных искусств по проекту Barozzi Veiga – первый пункт мастерплана этих архитекторов: рядом с вокзалом Лозанны возникает арт-квартал Platform 10.
Курортная история
Про участок в Геленджике, планы развития которого начались в 2005 году и пришли к завершению только сейчас, миновав стадии многоквартирного дома среднего, затем большого размера и наконец воплотившись в таунхаусы со скатными кровлями.
Пресса: «Больше Щусева»
Проект реконструкции Каланчевского путепровода дважды изменен по настоянию градозащитников.
Премия Москвы: итоги 2020
Названы пять проектов-лауреатов Архитектурной премии Москвы. Впервые среди победителей – объект транспортной инфраструктуры и проект, реализуемый в рамках программы реновации.
Метро как источник энергии
В Лондоне заработала первая ТЭЦ, которая использует «потерянное тепло» метрополитена: для отопления жилых домов и начальной школы. Авторы архитектурного проекта – Cullinan Studio.
Городская «обманка»
Новый корпус музея Хельги де Альвеар по проекту Emilio Tuñón Arquitectos в Касересе на западе Испании кажется неприступным, но на самом деле пешеходы могут сократить путь через его сад и террасу.
Рациональное построение
Рассматриваем комплекс построек и интерьеры первой очереди здания, которое за последние месяцы стало очень известным – больницу в Коммунарке.
Норману Фостеру – 85
Мастеру архитектурного хай-тека, любителю лыжных марафонов, а с недавних пор еще и звезде Instagram, британцу Норману Фостеру исполнилось сегодня 85 лет.
Маскировка модерниста
Общественный центр на площади Волкова в Ярославле: из-за деревьев его почти не видно, он хорошо спрятан на виду, но не отступает от принципа строгой современной архитектуры с ноткой ностальгии по «классическому» модернизму.
Умер Константин Малиновский
В Петербурге 27 мая скончался исследователь творчества Трезини, Кваренги, Расстрелли, культуры и искусства Петербурга XVIII века Константин Малиновский. Сергей Чобан – в память о Константине Малиновском.
Гранёный
Скульптурный металлический кожух превратил обычную коробку придорожного ТРЦ в нечто большее – в здание, которое привлекает взгляды само со себе, своей формой, работая гипер-рамой для рекламного медиа-экрана.
Свободный центр
105-метровая жилая башня на 20 квартир по проекту Heatherwick Studio в Сингапуре обошлась без традиционного сервисного ядра: вместо него на каждом этаже – обширная жилая зона, выходящая на фасады балконами-раковинами с тропической зеленью.