Фракталы и кварталы

Два проекта курортных ансамблей в Геленджике Алексея Гинзбурга демонстрируют структуралистское чувство формы. А планировка апартаментов наследует жилым ячейкам Моисея Гинзбурга, автора дома Наркомфина.

author pht

Автор текста:
Лара Копылова

09 Ноября 2018
mainImg
Архитектор:
Алексей Гинзбург
Мастерская:
Гинзбург Архитектс
Проект:
Рекреационный комплекс «Геленджик-Марина»на Тонком мысе в городе-курорте Геленджик
Россия, Геленджик

Авторский коллектив:
А.В.Гинзбург, В.А.Зорина, М.А.Носкова, Е.А.Гурьянова, А.С.Баранихин

2017
Эскизный проект курортного комплекса в Геленджике
Россия, Геленджик

Авторский коллектив:
А.В. Гинзбург, М.Б. Гурьевич, О.С. Перетяткова

2017
Алексей Гинзбург, известный собственными модернистскими проектами и вдумчивой реставрацией памятников авангарда, среди которых «Известия» его прадеда Бориса Бархина и Дом Наркомфина – деда Моисея Гинзбурга, спроектировал два курортных ансамбля в Геленджике. Один называется Геленджик-Марина и выполнен в обобщенно-традиционном средиземноморском стиле, который был пожеланием заказчика. Он будет построен, хотя и без авторского надзора. Другой проект, курортный комплекс на улице Кирова, – чистый, белый, модернистский, структуралистский, увы, останется на бумаге.
Эскизный проект курортного комплекса в Геленджике. Комплекс апартмаментов
© Гинзбург Архитектс
Рекреационный комплекс «Геленджик-Марина»на Тонком мысе в городе-курорте Геленджик. Вид со стороны въезда
© Гинзбург Архитектс

Оба проекта, по мнению автора, были реакцией на характер города с попыткой его улучшить. Сама по себе типология южной приморской архитектуры вытекает из характера климата. Дома должны защищать от солнца и хорошо проветриваться, а значит, иметь глубокие лоджии или террасы и противосолнечные ламели; на юге более сложная сейсмика, поэтому, как правило, это здания простых объемов с деформационными швами. Но, несмотря на сходство в типологии, у каждого южного города есть свое лицо. Относительно Геленджика надо было понять, в чем это лицо состоит и как на него реагировать. Хотя поселение на этом месте существовало и в античные, и в византийские времена, а потом здесь была генуэзская колония и Османская империя, все следы истории были разрушены во время Второй мировой войны. Зато есть природное своеобразие. Алексей Гинзбург характеризует Геленджик как один из двух на ровном черноморском побережье городов, у которых есть бухта (второй – Новороссийск). Полукруг бухты между Толстым и Тонким мысами образует набережную, которая была обустроена в последние годы в своего рода черноморский Лас-Вегас. Что касается архитектуры, город имеет достаточно хаотичную планировку, из которой остатки регулярности исчезают по мере удаления от моря. Геленджик в основном состоит из частной застройки – старых маленьких дач и новых трехэтажных коттеджей, сдаваемых в сезон курортникам и расставленных как попало относительно красной линии улицы. Плюс советская и постсоветская панель и кирпич, и несколько примеров курортной архитектуры. Единственное, что облагораживает этот винегрет – сосны вдоль улиц, которые создают тень для пешеходов.

Задача Алексея Гинзбурга была встроить курортные ансамбли в эту хаотическую среду и по возможности ее улучшить, создать чуть больше регулярности. Белый модернистский проект на улице Кирова возник так: заказчик получил территорию заброшенного стадиона, расположенного недалеко от моря, в качестве компенсации за то, что построил другой стадион в более плотной жилой застройке.
Эскизный проект курортного комплекса в Геленджике. Схема ситуационного плана
© Гинзбург Архитектс

На форму этого стадиона Алексей Гинзбург накладывает гостиницу и соединенные в единую структуру апартаменты, расположенные по периметру стадиона как бы на месте трибун. Внутри образуется закрытая территория, «арена»-двор только для жителей комплекса, который таким образом закрыт от пешеходных и автомобильных курортных потоков.
Эскизный проект курортного комплекса в Геленджике. Схема генплана
© Гинзбург Архитектс
Эскизный проект курортного комплекса в Геленджике. Общий вид со стороны набережной
© Гинзбург Архитектс
Эскизный проект курортного комплекса в Геленджике. Общий вид со стороны ул. Кирова
© Гинзбург Архитектс

«План старого города и нового проекта накладываются по принципу палимпсеста, – говорит архитектор. – Это единая, но фрактальная структура». Структура представляет собой соединение похожих ячеек, расположенных со смещением. Каждая их них параллелепипед, но из них складывается нечто подобное живописным природным объектам: скалам или каньону.
Эскизный проект курортного комплекса в Геленджике. Вид на главный вход со строны ул. Кирова
© Гинзбург Архитектс
Эскизный проект курортного комплекса в Геленджике. Комплекс апартмаментов
© Гинзбург Архитектс
Эскизный проект курортного комплекса в Геленджике. Галерея вдоль улицы Кирова
© Гинзбург Архитектс

Такое соединение регулярности и свободы очень перспективно для будущего. Потому что между ячейками образуются уступы, где можно размещать террасы, на которых человек будет ощущать защищенность. Да и для глаза такая структура воспринимается легче, чем монолитная. При этом фасад отражает внутреннее строение здания, в чем заметно влияние структурализма. В 1970-х структурализм был важным течением в архитектуре, не исчерпавшим свой потенциал. Складывание структур на основе единого элемента – вполне легитимный формальный прием.

Большинство параллелепипедов открываются стеклянной стеной на море – а внутри имеют планировку длинной узкой студии с поправкой на курортный тип жилья. Ближе всего к фасаду находится лоджия, дальше по порядку следуют гостиная, спальня, кухня, ванная, прихожая.
Эскизный проект курортного комплекса в Геленджике. Апартаменты. Схема плана 1 этажа
© Гинзбург Архитектс
Эскизный проект курортного комплекса в Геленджике. Апартаменты. Схема плана 3 этажа
© Гинзбург Архитектс
Эскизный проект курортного комплекса в Геленджике. Апартаменты. Схема плана 6 этажа
© Гинзбург Архитектс
Эскизный проект курортного комплекса в Геленджике. Основной тип апартаментов
© Гинзбург Архитектс

Света в таких длинных пространствах много, а соотношение солнца и тени ровно такое, какое требуется для юга. Эти длинные студии преемственны с жилыми ячейками Дома Наркомфина Моисея Гинзбурга, хотя между комнатами нет перепада уровней, как в памятнике архитектуры авангарда. А вот в масштабе всего ансамбля перепад рельефа есть, поэтому в цокольном этаже спланирована парковка, в отдельном каплевидном низком корпусе – спа с бассейном. Со стилобатного этажа можно спуститься на уровень земли. На крыше гостиницы предполагался сад.

В отличие от чистого, белого проекта на улице Кирова, квартал «Геленджик-Марина» на Тонком Мысу – результат компромисса с заказчиком, среди требований которого числились черепичные крыши и арки. Архитектор предложил арки в духе библиотеки Тойо-Ито, где классические формы даны в строгом и обобщенном бетонном варианте без излишеств. Комплекс делится на две части: цепочки домов с апартаментами и корпуса гостиницы, расположенные веером вдоль дороги. Ответом на требование плотной застройки со стороны инвестора стали пятиэтажные дома разных типов, выстроившиеся в ряды по принципу римского легиона, состоящего из нескольких манипул: четыре прерывистые цепочки расположены так, чтобы в просвете между домами открывалось море, соответственно из окон каждого следующего ряда домов море тоже видно.
Рекреационный комплекс «Геленджик-Марина»на Тонком мысе в городе-курорте Геленджик. Эскиз. Поиск
© Гинзбург Архитектс
Рекреационный комплекс «Геленджик-Марина»на Тонком мысе в городе-курорте Геленджик. Фотография макета генплана
© Гинзбург Архитектс
Рекреационный комплекс «Геленджик-Марина»на Тонком мысе в городе-курорте Геленджик. Схема генплана
© Гинзбург Архитектс
Рекреационный комплекс «Геленджик-Марина»на Тонком мысе в городе-курорте Геленджик. Вид с птичьего полета
© Гинзбург Архитектс

Дома террасами и лоджиями обращены в сторону моря. В квартале спланировано несколько общественных пространств: набережная, куда можно войти из квартала и из города, и парк с детской площадкой, отделенной от шумной набережной домами. Квартал имеет собственную марину и пляж. На Тонком мысу нет городской набережной, рекреационные пространства квартала компенсируют ее отсутствие, они частично доступны публике. При выходе с территории гостиницы образовалась общая площадь, плюс выстроен променад с началом и концом. Общая подземная парковка освободила территорию от автомобилей. В благоустройстве есть черты как классического города (улица с фасадами), так и модернистсткого (дома на поляне).
Рекреационный комплекс «Геленджик-Марина»на Тонком мысе в городе-курорте Геленджик. Вид пешеходной улицы
© Гинзбург Архитектс
Рекреационный комплекс «Геленджик-Марина»на Тонком мысе в городе-курорте Геленджик. Вид верхнего двора
© Гинзбург Архитектс
Рекреационный комплекс «Геленджик-Марина»на Тонком мысе в городе-курорте Геленджик. Вид центрального двора
© Гинзбург Архитектс
Рекреационный комплекс «Геленджик-Марина»на Тонком мысе в городе-курорте Геленджик. Вид с пляжа
© Гинзбург Архитектс

Собственно, оба проекта строятся по принципу фракталов. Фрактал – это самопободное множество, то есть некая структура, часть которой устроена так же, как целое. В природе много таких форм – крона дерева, например, или снежинка, – все, что ветвится. Архитектон Малевича, кстати, устроен, как фрактал: большой архитектон состоит из подобных ему архитектончиков, постепенно уменьшающихся к верху здания: повтор пространственного трехмерного узора в малом масштабе. В «классической» Геленджик-Марине большая структура делится на цепочки зданий с пустотами между ними, сами здания тоже делятся на горизонтальные ярусы и вертикальные «ризалиты» с пустотами между ними, а ризалиты тоже состоят из арок и проемов, то есть пустот, чередующихся с «плотью». Такая структура воспринимается глазом как естественная и сомасштабная человеку, умопостигаемая. Это гораздо легче для восприятия, чем огромная пластина или башня. По сути она выглядит городом из небольших двух-трехэтажных домиков на рельефе. Это хорошее средство гуманизации среды.
Рекреационный комплекс «Геленджик-Марина»на Тонком мысе в городе-курорте Геленджик. Фотография макета дома
© Гинзбург Архитектс
Рекреационный комплекс «Геленджик-Марина»на Тонком мысе в городе-курорте Геленджик. Фотография макета дома
© Гинзбург Архитектс
Рекреационный комплекс «Геленджик-Марина»на Тонком мысе в городе-курорте Геленджик. Фотография макета дома
© Гинзбург Архитектс
Рекреационный комплекс «Геленджик-Марина»на Тонком мысе в городе-курорте Геленджик. Фотография макета дома
© Гинзбург Архитектс
Рекреационный комплекс «Геленджик-Марина»на Тонком мысе в городе-курорте Геленджик. Фотография макета дома
© Гинзбург Архитектс

Курортный ансамбль на улице Кирова – более чистая кристаллическая структура (потому что нет антропоморфных скатных черепичных крыш и арок), ничего «слишком человеческого», а есть более вечные структуры природного мира, подобные кристаллам (которые тоже – один из видов фракталов). Мне такие структуры кажутся очень перспективными для архитектуры потому, что они в сущности имитируют традиционный город, который складывается естественным образом, скажем, лепится на склоне горы – и это почти всегда красиво. Почему-то наши советские и постсоветские ИЖС структуры не имеют и выглядят мусорно. А приморские итальянские города или старые русские города выглядят хорошо. Это неразрешимая загадка. В любом случае приятно, что современная архитектура в лице Алексея Гинзбурга работает с этими естественными для природы, города и человека фрактальными формами, гораздо более гуманными, чем чисто машинные мега-структуры.

Архитектор:
Алексей Гинзбург
Мастерская:
Гинзбург Архитектс
Проект:
Рекреационный комплекс «Геленджик-Марина»на Тонком мысе в городе-курорте Геленджик
Россия, Геленджик

Авторский коллектив:
А.В.Гинзбург, В.А.Зорина, М.А.Носкова, Е.А.Гурьянова, А.С.Баранихин

2017
Эскизный проект курортного комплекса в Геленджике
Россия, Геленджик

Авторский коллектив:
А.В. Гинзбург, М.Б. Гурьевич, О.С. Перетяткова

2017

09 Ноября 2018

author pht

Автор текста:

Лара Копылова
Технологии и материалы
Юбилей VitraHaus: 2010 – 2020
VitraHaus, который задумывался как шоу-рум для домашней коллекции Vitra, служит примером архитектурного разнообразия, отличающего кампус бренда в Вайле-на-Рейне. Эффектное здание, спроектированное архитектурным бюро из Базеля Herzog & de Meuron, одновременно является выставочной площадкой, экспериментальной лабораторией и флагманом швейцарского производителя мебели. По случаю десятой годовщины здания Vitra представляет совершенно новый интерьер VitraHaus, который объединяет в себе накопленный опыт, идеи и тенденции, которые определяли и продолжают задавать тон в индустрии дизайна с 2010-х по 2020-е годы.
Хрустальные колонны
Разбираемся в технических и технологических аспектах изготовления и монтажа стеклянных колонн дома «Кутузовский XII» – архитектурного решения, удивительного для прохожих, но во многом также и для профессионалов. Колонны можно мыть и менять лампочки.
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Сейчас на главной
Цельная оболочка
На острове Хайнань, на берегу Южно-Китайского моря строится павильон-библиотека по проекту пекинского бюро MAD.
Квартальный подход
Квартал актуальная тема, и архитекторы бюро Кашириных трактуют частный дом, состоящий из нескольких объемов на небольшой территории, как квартал с внутренним двором. И даже сопоставляют свой дом – типологически загородный, – с городской застройкой в микромасштабе.
Ганзейский молл
Торговый центр для малого города, в котором главным «якорем» выступает не сетевой арендатор, а зеленая кровля и «пряничные» фасады.
По принципам каллиграфии
Художественная галерея в уезде Шуян посвящена традиционно развитому там искусству каллиграфии. Авторы проекта – Архитектурный проектно-исследовательский институт Чжэцзянского университета.
Дизайн вычитания
Новый флагманский магазин Uniqlo Tokyo по проекту Herzog & de Meuron – реконструкция торгового центра 1980-х, где из-под навесных потолков и декора извлечена его элегантная бетонная конструкция.
Архсовет Москвы-67
Проект реконструкции советского здания АТС в начале Нового Арбата под гостиницу – от ТПО «Резерв», и жилой комплекс на Шелепихинской набережной – от АБ «Остоженка», были поддержаны архсоветом Москвы 5 августа.
Градсовет удаленно 5.08.2020
Члены градсовета нашли голландский проект центра сказок Пушкина оскорбительным, а высотный жилой массив без лоджий и балконов – отвечающим запросам времени.
Летящий
Проект кампуса High Park университета ИТМО, который в Петербурге запланирован как аналог московского Сколково, разработанный «Студией 44», очень масштабен и пассионарен. Его ядро – учебный центр, трактован как авангардная композиция на тему города с улицами и campo с ратушной башней, парк напоминает о лучах главных улиц Петербурга, а если посмотреть сверху, то весь комплекс похож на материнскую плату в четерьмя, как минимум, процессорами. В конструкции учебного корпуса обнаруживается даже воспоминание об СКК. В проекте много смыслов, аллюзий, и все они объединены пластической энергетикой, которой позавидовал бы адронный коллайдер.
Эффект диафрагмы
Для жилого комплекса в Пушкино бюро «Крупный план» придумало фасады, регулирующие поток света при помощи геометрии стены.
Лужайка взлетает
Так как онкологический центр Мэгги занял последний кусочек газона в больнице Лидса, его архитекторы Heatherwick Studio превратили крышу своего здания в роскошный сад: как будто прежняя лужайка поднялась над землей.
СПбГАСУ-2020. Часть II
Пять выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Константина Самоловова и Константина Трофимова: wow-эффекты для «Тучкова буяна», подробная программа для арт-кластера, остроумное приспособление руин, а также взгляд с Луны на нижегородскую Стрелку.
Летающий форум
Архитекторы MVRDV выиграли конкурс на мастерплан района в центре Карлсруэ: градостроительную ось дворца XVIII века замкнет «летающий» общественный форум с садом на крыше.
СПбГАСУ-2020. Часть I.
Семь выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Ирины Школьниковой и Дениса Романова: геймдев-студия и модный кластер на фабрике «Красное знамя», возобновляемые источники энергии для Крыма, а также альтернативный «Тучков буян» и экологичное пространство на месте заброшенного манежа в Пушкине.
Алюминиевые лепестки
Олимпийский и паралимпийский музей США в Колорадо-Спрингс по проекту Diller Scofidio + Renfro равно рассчитан на посетителей с любыми физическими возможностями.
Комфортный город в себе
Казалось бы, такое невозможно среди человейников, неритмично чередующихся со старыми дачами. И между тем жилой комплекс на территории бизнес-парка Comcity предлагает именно комфортную среду среднего города: не слишком высокую и умеренно-приватную, как вариант идеала современной урбанистики.
Форум на холме
Недалеко от Штутгарта по проекту бюро Дэвида Чипперфильда полностью завершен культурный центр Carmen Würth Forum: теперь там открылись музей и конференц-центр.
Градсовет удаленно 24.07.2020
В Петербурге обсудили торгово-офисный комплекс для одного из самых плотных районов города: с супрематическими фасадами, системой террас и головокружительными парковками.
Критика единомышленников
Foster + Partners, одни из инициаторов-подписантов экологического архитектурного манифеста Architects Declare, подверглись критике за два недавних проекта «курортных» аэропортов для Саудовской Аравии, так как авиасообщение считается самым разрушительным для окружающей среды видом транспорта.
Архитектура в объективе: 14 фотографов
Мы собирали эту коллекцию два месяца: о начале увлечения архитектурой как предметом фотографирования, об историях профессиональной карьеры и о недавних проектах, о пользе сетей для поиска заказчиков – но и о традиционном отношении к фотографии. Российские архитектурные фотографы рассказывают о себе и делятся опытом. Всё это в контексте обзора instagram-аккаунтов, но не ограничиваясь им.
Городок у старой казармы
Бюро melix воссоздает атмосферу старого Оренбурга в проекте жилого комплекса у Михайловских казарм – важного городского памятника, пришедшего в упадок. Проект победил в конкурсе, проведенном городской администрацией и теперь ищет инвестора.
Мозаика этажей
Жилой комплекс Etaget по проекту архитекторов Kjellander Sjöberg встроен в сложившуюся застройку центральной части Стокгольма, имитируя «город в городе».
Градсовет удаленно 17.07.2020
Щедрый на критику, рефлексию и решения градсовет, на котором обсуждался картельный сговор, потакание девелоперу и несовершенство законодательства.
Второе дыхание «революционного движения профсоюзов»
Архитекторы KCAP и Cityförster представили проект реконструкции в Братиславе конгресс-центра Дома профсоюзов и прилегающей территории: они планируют вернуть жизнь на историческую площадь, в начале 1980-х превращенную в позднемодернистский «плац» с транспортной развязкой.
Движение по краю
ЖК «Лица» на Ходынском поле – один из новых масштабных домов, дополнивший застройку вокруг Ходынского поля. Он умело работает с масштабом, подчиняя его силуэту и паттерну; творчески интерпретирует сочетание сложного участка с объемным метражом; упаковывает целый ряд функций в одном объеме, так что дом становится аналогом города. И еще он похож на семейство, защищающее самое дорогое – детей во дворе, от всего на свете.
Старые стены
Восьмиэтажный кирпичный склад на чугунном каркасе в Манчестере превращен архитекторами Archer Humphryes в самый большой британский апарт-отель.
Агент визуальной устойчивости
Сравнительно небольшой дом на границе фабрики «Большевик» сочетает два противоположных качества: дорогие материалы и декоративизм ар-деко и крупную, несколько даже брутальную сетку фасадов с акцентом на пластинчатом аттике.
Деревянный треугольник
У вокзала в Ассене на севере Нидерландов нет главного фасада: он соединяет части города, а не разделяет их. Авторы проекта – бюро Powerhouse Company и De Zwarte Hond.
Пресса: Рейтинг экспертов в сфере урбанистики
Центр политической конъюнктуры (ЦПК) по заказу Экспертного института социальных исследований (ЭИСИ) составил первый публичный рейтинг экспертов. Представляем вашему вниманию Топ-50 наиболее авторитетных и влиятельных экспертов в сфере урбанистики.
Новый двор
Термы, руины и городской лабиринт – предложения для Никольских рядов, разработанные в рамках форсайта, организованного журналом «Проект Балтия».
Белая площадь
Площадь Единства в центре Каунаса из парадной территории превратилась согласно проекту бюро 3deluxe во многофункциональное пространство, рассчитанное на самых разных горожан, от любителей скейтбординга до родителей с маленькими детьми.
Долгосрочная устойчивость
Архитекторы MVRDV представили проект реконструкции своей знаменитой постройки – павильона Нидерландов на Экспо в Ганновере, пустовавшего 20 лет.
Введение в параметрику
В нашей подборке: вдохновляющие ресурсы, книги, курсы и люди, которые помогут познакомиться с алгоритмической архитектурой и проектированием.
Наследие модернизма: Artek и ресторан Savoy
Ресторан Savoy в Хельсинки с интерьерами авторства Алвара и Айно Аалто вновь открыл свои двери после тщательной реставрации и реконструкции. Savoy был обновлен лондонской студией Studioilse в сотрудничестве с финским мебельным брендом Artek, Городским музеем Хельсинки и Фондом Алвара Аалто.