Фракталы и кварталы

Два проекта курортных ансамблей в Геленджике Алексея Гинзбурга демонстрируют структуралистское чувство формы. А планировка апартаментов наследует жилым ячейкам Моисея Гинзбурга, автора дома Наркомфина.

author pht

Автор текста:
Лара Копылова

09 Ноября 2018
mainImg

Архитектор:

Алексей Гинзбург

Мастерская:

Гинзбург Архитектс

Проект:

Эскизный проект курортного комплекса в Геленджике
Россия, Геленджик

Авторский коллектив:
А.В. Гинзбург, М.Б. Гурьевич, О.С. Перетяткова

2017
Рекреационный комплекс «Геленджик-Марина»на Тонком мысе в городе-курорте Геленджик
Россия, Геленджик

Авторский коллектив:
А.В.Гинзбург, В.А.Зорина, М.А.Носкова, Е.А.Гурьянова, А.С.Баранихин

2017
Алексей Гинзбург, известный собственными модернистскими проектами и вдумчивой реставрацией памятников авангарда, среди которых «Известия» его прадеда Бориса Бархина и Дом Наркомфина – деда Моисея Гинзбурга, спроектировал два курортных ансамбля в Геленджике. Один называется Геленджик-Марина и выполнен в обобщенно-традиционном средиземноморском стиле, который был пожеланием заказчика. Он будет построен, хотя и без авторского надзора. Другой проект, курортный комплекс на улице Кирова, – чистый, белый, модернистский, структуралистский, увы, останется на бумаге.
Эскизный проект курортного комплекса в Геленджике. Комплекс апартмаментов
© Гинзбург Архитектс
Рекреационный комплекс «Геленджик-Марина»на Тонком мысе в городе-курорте Геленджик. Вид со стороны въезда
© Гинзбург Архитектс
Оба проекта, по мнению автора, были реакцией на характер города с попыткой его улучшить. Сама по себе типология южной приморской архитектуры вытекает из характера климата. Дома должны защищать от солнца и хорошо проветриваться, а значит, иметь глубокие лоджии или террасы и противосолнечные ламели; на юге более сложная сейсмика, поэтому, как правило, это здания простых объемов с деформационными швами. Но, несмотря на сходство в типологии, у каждого южного города есть свое лицо. Относительно Геленджика надо было понять, в чем это лицо состоит и как на него реагировать. Хотя поселение на этом месте существовало и в античные, и в византийские времена, а потом здесь была генуэзская колония и Османская империя, все следы истории были разрушены во время Второй мировой войны. Зато есть природное своеобразие. Алексей Гинзбург характеризует Геленджик как один из двух на ровном черноморском побережье городов, у которых есть бухта (второй – Новороссийск). Полукруг бухты между Толстым и Тонким мысами образует набережную, которая была обустроена в последние годы в своего рода черноморский Лас-Вегас. Что касается архитектуры, город имеет достаточно хаотичную планировку, из которой остатки регулярности исчезают по мере удаления от моря. Геленджик в основном состоит из частной застройки – старых маленьких дач и новых трехэтажных коттеджей, сдаваемых в сезон курортникам и расставленных как попало относительно красной линии улицы. Плюс советская и постсоветская панель и кирпич, и несколько примеров курортной архитектуры. Единственное, что облагораживает этот винегрет – сосны вдоль улиц, которые создают тень для пешеходов.

Задача Алексея Гинзбурга была встроить курортные ансамбли в эту хаотическую среду и по возможности ее улучшить, создать чуть больше регулярности. Белый модернистский проект на улице Кирова возник так: заказчик получил территорию заброшенного стадиона, расположенного недалеко от моря, в качестве компенсации за то, что построил другой стадион в более плотной жилой застройке.
Эскизный проект курортного комплекса в Геленджике. Схема ситуационного плана
© Гинзбург Архитектс
На форму этого стадиона Алексей Гинзбург накладывает гостиницу и соединенные в единую структуру апартаменты, расположенные по периметру стадиона как бы на месте трибун. Внутри образуется закрытая территория, «арена»-двор только для жителей комплекса, который таким образом закрыт от пешеходных и автомобильных курортных потоков.
Эскизный проект курортного комплекса в Геленджике. Схема генплана
© Гинзбург Архитектс
Эскизный проект курортного комплекса в Геленджике. Общий вид со стороны набережной
© Гинзбург Архитектс
Эскизный проект курортного комплекса в Геленджике. Общий вид со стороны ул. Кирова
© Гинзбург Архитектс
«План старого города и нового проекта накладываются по принципу палимпсеста, – говорит архитектор. – Это единая, но фрактальная структура». Структура представляет собой соединение похожих ячеек, расположенных со смещением. Каждая их них параллелепипед, но из них складывается нечто подобное живописным природным объектам: скалам или каньону.
Эскизный проект курортного комплекса в Геленджике. Вид на главный вход со строны ул. Кирова
© Гинзбург Архитектс
Эскизный проект курортного комплекса в Геленджике. Комплекс апартмаментов
© Гинзбург Архитектс
Эскизный проект курортного комплекса в Геленджике. Галерея вдоль улицы Кирова
© Гинзбург Архитектс
Такое соединение регулярности и свободы очень перспективно для будущего. Потому что между ячейками образуются уступы, где можно размещать террасы, на которых человек будет ощущать защищенность. Да и для глаза такая структура воспринимается легче, чем монолитная. При этом фасад отражает внутреннее строение здания, в чем заметно влияние структурализма. В 1970-х структурализм был важным течением в архитектуре, не исчерпавшим свой потенциал. Складывание структур на основе единого элемента – вполне легитимный формальный прием.

Большинство параллелепипедов открываются стеклянной стеной на море – а внутри имеют планировку длинной узкой студии с поправкой на курортный тип жилья. Ближе всего к фасаду находится лоджия, дальше по порядку следуют гостиная, спальня, кухня, ванная, прихожая.
Эскизный проект курортного комплекса в Геленджике. Апартаменты. Схема плана 1 этажа
© Гинзбург Архитектс
Эскизный проект курортного комплекса в Геленджике. Апартаменты. Схема плана 3 этажа
© Гинзбург Архитектс
Эскизный проект курортного комплекса в Геленджике. Апартаменты. Схема плана 6 этажа
© Гинзбург Архитектс
Эскизный проект курортного комплекса в Геленджике. Основной тип апартаментов
© Гинзбург Архитектс
Света в таких длинных пространствах много, а соотношение солнца и тени ровно такое, какое требуется для юга. Эти длинные студии преемственны с жилыми ячейками Дома Наркомфина Моисея Гинзбурга, хотя между комнатами нет перепада уровней, как в памятнике архитектуры авангарда. А вот в масштабе всего ансамбля перепад рельефа есть, поэтому в цокольном этаже спланирована парковка, в отдельном каплевидном низком корпусе – спа с бассейном. Со стилобатного этажа можно спуститься на уровень земли. На крыше гостиницы предполагался сад.

В отличие от чистого, белого проекта на улице Кирова, квартал «Геленджик-Марина» на Тонком Мысу – результат компромисса с заказчиком, среди требований которого числились черепичные крыши и арки. Архитектор предложил арки в духе библиотеки Тойо-Ито, где классические формы даны в строгом и обобщенном бетонном варианте без излишеств. Комплекс делится на две части: цепочки домов с апартаментами и корпуса гостиницы, расположенные веером вдоль дороги. Ответом на требование плотной застройки со стороны инвестора стали пятиэтажные дома разных типов, выстроившиеся в ряды по принципу римского легиона, состоящего из нескольких манипул: четыре прерывистые цепочки расположены так, чтобы в просвете между домами открывалось море, соответственно из окон каждого следующего ряда домов море тоже видно.
Рекреационный комплекс «Геленджик-Марина»на Тонком мысе в городе-курорте Геленджик. Эскиз. Поиск
© Гинзбург Архитектс
Рекреационный комплекс «Геленджик-Марина»на Тонком мысе в городе-курорте Геленджик. Фотография макета генплана
© Гинзбург Архитектс
Рекреационный комплекс «Геленджик-Марина»на Тонком мысе в городе-курорте Геленджик. Схема генплана
© Гинзбург Архитектс
Рекреационный комплекс «Геленджик-Марина»на Тонком мысе в городе-курорте Геленджик. Вид с птичьего полета
© Гинзбург Архитектс
Дома террасами и лоджиями обращены в сторону моря. В квартале спланировано несколько общественных пространств: набережная, куда можно войти из квартала и из города, и парк с детской площадкой, отделенной от шумной набережной домами. Квартал имеет собственную марину и пляж. На Тонком мысу нет городской набережной, рекреационные пространства квартала компенсируют ее отсутствие, они частично доступны публике. При выходе с территории гостиницы образовалась общая площадь, плюс выстроен променад с началом и концом. Общая подземная парковка освободила территорию от автомобилей. В благоустройстве есть черты как классического города (улица с фасадами), так и модернистсткого (дома на поляне).
Рекреационный комплекс «Геленджик-Марина»на Тонком мысе в городе-курорте Геленджик. Вид пешеходной улицы
© Гинзбург Архитектс
Рекреационный комплекс «Геленджик-Марина»на Тонком мысе в городе-курорте Геленджик. Вид верхнего двора
© Гинзбург Архитектс
Рекреационный комплекс «Геленджик-Марина»на Тонком мысе в городе-курорте Геленджик. Вид центрального двора
© Гинзбург Архитектс
Рекреационный комплекс «Геленджик-Марина»на Тонком мысе в городе-курорте Геленджик. Вид с пляжа
© Гинзбург Архитектс
Собственно, оба проекта строятся по принципу фракталов. Фрактал – это самопободное множество, то есть некая структура, часть которой устроена так же, как целое. В природе много таких форм – крона дерева, например, или снежинка, – все, что ветвится. Архитектон Малевича, кстати, устроен, как фрактал: большой архитектон состоит из подобных ему архитектончиков, постепенно уменьшающихся к верху здания: повтор пространственного трехмерного узора в малом масштабе. В «классической» Геленджик-Марине большая структура делится на цепочки зданий с пустотами между ними, сами здания тоже делятся на горизонтальные ярусы и вертикальные «ризалиты» с пустотами между ними, а ризалиты тоже состоят из арок и проемов, то есть пустот, чередующихся с «плотью». Такая структура воспринимается глазом как естественная и сомасштабная человеку, умопостигаемая. Это гораздо легче для восприятия, чем огромная пластина или башня. По сути она выглядит городом из небольших двух-трехэтажных домиков на рельефе. Это хорошее средство гуманизации среды.
Рекреационный комплекс «Геленджик-Марина»на Тонком мысе в городе-курорте Геленджик. Фотография макета дома
© Гинзбург Архитектс
Рекреационный комплекс «Геленджик-Марина»на Тонком мысе в городе-курорте Геленджик. Фотография макета дома
© Гинзбург Архитектс
Рекреационный комплекс «Геленджик-Марина»на Тонком мысе в городе-курорте Геленджик. Фотография макета дома
© Гинзбург Архитектс
Рекреационный комплекс «Геленджик-Марина»на Тонком мысе в городе-курорте Геленджик. Фотография макета дома
© Гинзбург Архитектс
Рекреационный комплекс «Геленджик-Марина»на Тонком мысе в городе-курорте Геленджик. Фотография макета дома
© Гинзбург Архитектс
Курортный ансамбль на улице Кирова – более чистая кристаллическая структура (потому что нет антропоморфных скатных черепичных крыш и арок), ничего «слишком человеческого», а есть более вечные структуры природного мира, подобные кристаллам (которые тоже – один из видов фракталов). Мне такие структуры кажутся очень перспективными для архитектуры потому, что они в сущности имитируют традиционный город, который складывается естественным образом, скажем, лепится на склоне горы – и это почти всегда красиво. Почему-то наши советские и постсоветские ИЖС структуры не имеют и выглядят мусорно. А приморские итальянские города или старые русские города выглядят хорошо. Это неразрешимая загадка. В любом случае приятно, что современная архитектура в лице Алексея Гинзбурга работает с этими естественными для природы, города и человека фрактальными формами, гораздо более гуманными, чем чисто машинные мега-структуры.

Архитектор:

Алексей Гинзбург

Мастерская:

Гинзбург Архитектс

Проект:

Эскизный проект курортного комплекса в Геленджике
Россия, Геленджик

Авторский коллектив:
А.В. Гинзбург, М.Б. Гурьевич, О.С. Перетяткова

2017
Рекреационный комплекс «Геленджик-Марина»на Тонком мысе в городе-курорте Геленджик
Россия, Геленджик

Авторский коллектив:
А.В.Гинзбург, В.А.Зорина, М.А.Носкова, Е.А.Гурьянова, А.С.Баранихин

2017

09 Ноября 2018

author pht

Автор текста:

Лара Копылова

Технологии и материалы

«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.
Размером с 30 футбольных полей
«Зеленый квартал» – энергоэффективный, инновационный и самый дорогой градостроительный проект Казахстана, разработкой которого занималась международная команда: британское архитектурное бюро Aedas, американская инженерная компания AECOM и строительный холдинг из Казахстана BI Group.
Японские технологии на родине дымковской игрушки
В Кирове появился новый 15-этажный жилой дом, спроектированный московским архитектором Алексеем Ивановым. Для отделки фасада использовались японские панели KMEW, предназначенные специально для высотного строительства.
Переплетение и контраст
Два московских проекта, в которых архитекторы сочетают панели с разными фактурами из фиброцемента EQUITONE, добиваясь выразительности фасадов.
Вентиляционная створка Venta – современное решение...
Venta обеспечивает безопасное и быстрое проветривание помещений, не создавая сквозняков. Она идеально комбинируется с остекленными и глухими элементами большой площади, а гибкая интеграция системы в любой фасад объекта является отличным решением для архитекторов и проектировщиков.

Сейчас на главной

Между Мегой и рекой
Парк у торгового центра, сделанный по всем канонам современного общественного пространства: здесь учтены потребности горожан, идентичность, экономическая и экологическая устойчивость.
Вавилонская башня культуры?
Реконструкция ГЭС-2 для Фонда V-A-C по замыслу Ренцо Пьяно в центре Москвы – яркий пример глобальной архитектуры, льстящей заказчику, но избежать воздействия сложного контекста этот проект все же не может.
Архсовет Москвы-65
Архсовет поддержал проект размещения скульптур Виктора Корнеева на проектируемой станции метро «Лианозово», рекомендовав «усилить провокацию».
Алгоритмы и экономия времени: архитектор Лео Штуккардт...
Лео Штуккардт, руководитель проектов в бюро MVRDV и выпускник программы «Новая норма» Института «Стрелка», приехал в Санкт-Петербург на международную конференцию In The City, где рассказал о своем новом проекте и объяснил, какими должны быть современные методы проектирования.
Пресса: Что хорошего в Москве оставила вполне шизофреническая...
Вчера не стало Юрия Лужкова. Двумя месяцами ранее ушел из жизни архитектор Александр Кузьмин. Он пробыл в должности главного архитектора Москвы с 1996 по 2012 год. Этот промежуток охватывает почти весь срок правления легендарного и противоречивого мэра.
МАРШ: Параметрическое проектирование
Курс «Параметрическое проектирование» призван восстановить связь между абстрактной геометрией, реальными материалами и производством. Представляем итоговые работы студентов, которые разработали фасады для паркинга – сложносочиненные, но не дорогие и удобные в монтаже.
Памятник архитектуры
Публикуем главу из книги Григория Ревзина «Как устроен город». Современное отношение к памятникам архитектуры автор рассматривает в контексте поклонения мощам, смерти Бога и храмового значения парковой руины.
Небо становится ближе
В проекте Спортпарка в Тушино архитекторы бюро ASADOV объединили бассейны, каток, гимнастические залы и теннисные корты под общим «небом» – гигантской перголой из деревоклеёных конструкций, создав убедительный образ экологической архитектуры.
Белые завихрения
В Чанша на юго-востоке Китая открылся центр культуры и искусства «Мэйсиху» по проекту Zaha Hadid Architects: это ансамбль из трех объемов – двух театров и музея.
Волны в степи
«Платов» – один из первых новых аэропортов России. Он до предела функционален, поскольку учитывает развитие технологий и возможное расширение, но в то же время наделен универсальным образом и наполнен уютными деталями.
Культурная встреча на высоте
В Берлине заложен первый камень 150-метрового небоскреба Alexander Tower на Александерплац: архитекторы – Ortner & Ortner Baukunst, заказчик – российский девелопер «МонАрх».
Сжигая мосты
В конце зимы на Масленице в Никола-Ленивце сожгут мост по проекту архитектурного бюро KATARSIS. Рассказываем об итогах конкурса на лучший арт-объект.
Нагатино: четыре истории
Проект застройки западной части Нагатинского полуострова бюро «Гинзбург Архитектс» начинало разрабатывать четыре раза, послойно накладывая на территорию одну концепцию за другой и формируя уникальный городской кейс. Рассматриваем все четыре, начиная с сотрудничества с Уильямом Олсопом.
За художественную ценность
В Петербурге наградили победителей архитектурно-дизайнерской премии «Золотой Трезини», девиз которой – «Недвижимость как искусство». Представляем 18 лучших проектов.
Яркое предложение
Концепция развития микрорайонов 7 и 8 в Южно-Сахалинске продолжает работу, начатую концепцией для всего города, также разработанной архитекторами «Остоженки». Можно только удивляться, насколько логично и последовательно идет работа – и насколько ярок результат.
Взять под козырек
Архитектор Роман Леонидов, спроектировавший «усадьбу Завидное» в Подмосковье, перенес в область частного дома мотивы общественных сооружений и придал ему футуристический хайтековый акцент.
Отель-древо
В Бретани строится гостиница в форме дерева: на его ветках размещены номера-капсулы из алюминиевых профилей компании BEMO.
Под сенью Папы Римского
Архбюро Мезонпроект построило мастерскую для Зураба Церетели во дворе дома на Пятницкой, напротив церкви Климента Папы Римского. Мягкий экомодернизм соединился с чертами ар деко.
Долг городу
Гостиничный комплекс в Монпелье на юге Франции по проекту бюро Мануэль Готран возвращает городу часть использованного им участка как общественную террасу.
Изящество простоты
Микс из восточной архитектуры и принципов ленинградского градостроительства: как мастерская «Евгений Герасимов и партнеры» поднимает планку для массового жилья.
Третья жизнь модернизма
Zaha Hadid Architects представили проект реконструкции вестибюля модернистской башни в центре Лондона: это офисное здание 1970-х с 2015 года превращено в дорогое жилье.
Образцовый офис
Штаб-квартира девелопера Amvest в Амстердаме по проекту Firm architects: показательное рабочее пространство, которое должно, помимо прочего, снизить число прогулов.
Кому в Москве жить комфортно
Конференция «Комфортный город»-2019, организованная Москомархитектурой в дизайн-кластере Artplay, сконцентрировалась на психологии. Аудитория даже поучаствовала в социо-психологическом опросе, и результат – неожиданный.
От Сочи до Владивостока
Представляем победителей ежегодного сочинского смотра-конкурса «АрхРазрез». Среди лучших – проекты из Москвы, Иркутска, Владивостока, Смоленска и других городов.
Архитектор в администрации
Говорим с несколькими выпускниками программы Архитекторы.рф, запущенной Институтом «Стрелка» и ДОМом.рф, – а именно с теми из них, кто после обучения устроился на работу в городские органы власти.
BIF: лауреаты 2019
Представляем полный список награжденных и отмеченных проектов национальной премии «Лучший интерьер», которая прошла в рамках Best Interior Festival.
Петербургский коллаж
Выставка «Российская архитектура. Новейшая эра» расширена петербургским контентом. Предлагаем впечатления о ней и архитектурном процессе последних тридцати лет из первых рук – от участников.
Градсовет 20.11.2019
Неожиданные иностранцы проектируют офис для JetBrains, а отечественные архитекторы закрывают вид на краснокирпичный модерн: очередной градсовет Петербурга.
Архсовет Москвы-64
20 ноября Архсовет отверг проект ТРЦ около Преображенской площади от компании «Подземпроект» и утвердил проект дома в Большом Николоворобинском переулке Сергея Скуратова, по соседству с его же Арт-Хаусом.
Путь эмоций
Два молодых архитектора из ОСА о первом самостоятельном проекте для бюро и выработанном творческом подходе.