English version

Шарнир Наркомфина

В комплексе Наркомфина завершилась реставрация корпуса прачечной – важнейшего элемента в системе самого знаменитого памятника советского авангарда

author pht

Автор текста:
Наталья Коряковская

17 Апреля 2020
mainImg
Архитектор:
Алексей Гинзбург
Мастерская:
Гинзбург Архитектс
Проект:
Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Хозяйственный блок дома Наркомфина»
Россия, Москва, Новинский бульвар, 25-27, стр. 12

Авторский коллектив:

Научный руководитель проекта реставрации и главный архитектор проекта – А.В.Гинзбург
Ведущий архитектор – М.В.Кузина
Конструкторы – А.Ю. Рындин, А.В.Андреев (ООО «КультРассвет»)



2015 — 2019
Прачечная – ближайший к Садовому кольцу объект в комплексе Наркомфина авторства Моисея Гинзбурга и Игнатия Милиниса. Он находится за домом Шаляпина, во фронте Новинского бульвара, и ранее имел перед собой открытую площадку. Сейчас здесь стоит памятник Федору Шаляпину. По корпусу прачечной в 1920-е проходила граница территории экспериментального ансамбля авангарда: за ней начиналось зеленое общественное пространство, подводящее к стоящему в глубине участка знаменитому дому-кораблю.
Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Здание прачечной жилого дома Наркомфина»
© «Гинзбург Архитектс»
До войны в этом корпусе успешно функционировала первая в Москве механизированная прачечная – на первом этаже находился зал стиральных и сушильных машин, на втором – жилые комнаты персонала. В задуманном Гинзбургом-Милинисом комплексе служебного дворика с объектами социально-бытовой инфраструктуры, «вынесенной» за стены квартир, прачечная была единственным построенным сооружением. Должен был быть еще гараж для жильцов и котельная. Поле войны здание перешло в ведомственное подчинение и, приобретя чужеродные функции, обросло пристройками.
Фасад прачечного корпуса 1995 г.
Предоставлено «Гинзбург Архитектс»
Фасад прачечного корпуса 1995 г.
Фотография предоставлена Гинзбург Архитектс
Символично, что именно коммунальный объект в ансамбле Наркомфина взял на себя такую «встречающую» роль. Она подчеркивалась композицией самого здания: прием с выносом части первого этажа на опоры заключал в себе и функцию своеобразной «проходной», и одновременно был парафразом главного здания, демонстрируя схожие приемы.
 
Воссоздавая объемно-пространственную структуру прачечной 1932 года, «Гинзбург Архитектс» вернули зданию опоры-«ноги», оказавшиеся застроенными ради дополнительного помещения. Свободно протекая под ними, пространство парка, организованное двумя диагональными аллеями, далее проникало под опорами жилого дома и завершалось смотровой площадкой. Зеленый островок – остаток Шаляпинской усадьбы, до сих пор отчетливо просматривается на карте города. В советское время при реконструкции Садового кольца сюда пересадили часть взрослых деревьев с уничтоженных бульваров. Моисей Гинзбург еще в 1920-е стремился максимально уберечь существующие насаждения, городская зелень была важной частью комплекса; в своей книге «Жилище» он пишет о доме Наркомфина: «расположен в парке».
  • zooming
    1 / 4
    Генеральный план вновь выстроенного дома Наркомфина РСФСР. 1929-1930 гг.
    ЦАНТД г. Москвы ф.2, оп.1 т. 11, д. 10024 л. 121. 1929-1930 гг./предоставлено Гинзбург Архитектс
  • zooming
    2 / 4
    Поэтажные планы прачечного корпуса. 1929-1930 гг.
    ЦАНТД г. Москвы ф.2, оп.1 т. 11, д. 10024 л. 124. 1929-1930 гг./предоставлено Гинзбург Архитектс
  • zooming
    3 / 4
    Генплан комплекса Наркомфина. 1929-1930 гг.
    ЦАНТД г. Москвы ф.2, оп.1 т. 11, д. 10024 л. 127. 1929-1930 гг./предоставлено Гинзбург Архитектс
  • zooming
    4 / 4
    «Хозяйственный блок дома Наркомфина»
    ЦАНТД г. Москвы ф.2, оп.1 т. 11, д. 10024 л. 125. 1929-1930 гг./предоставлено Гинзбург Архитектс

author photo

Алексей Гинзбург:

«После некоторых колебаний заказчик согласился с тем, что важно оставить незастроенным пустое пространство под частью дома, которое было, конечно, застроено в советское время. К этой «лоджии» приходят дорожки из системы парка дома Наркомфина и становится понятно, как это маленькое, но не такое уж безыдейное пространство работало в общей системе. В этой архитектуре у каждой детали был свой смысл и предназначение. Пространство под «ногами» прачечной было «шарниром», связывающим этот корпус с жилым и коммунальным».
Перед реставрацией прачечная находилась в состоянии руины. Помимо «расчистки» от позднейших наслоений, «Гинзбург Архитектс» пришлось многое воссоздавать с нуля. «Практически 20 лет здание гноили, через него текла вода, были отключены все коммуникации, там жили бомжи. Оно было брошенным, никому не интересным и переходило из рук в руки. Поэтому вопрос консервации оказался очень сложным – там осталось мало подлинной материальной фактуры, которая в принципе сохранилась и была пригодной для консервации. И нашей задачей в ходе этого проекта было сделать так, чтобы прачечная не оказалась полностью новоделом», – рассказывает Алексей Гинзбург.
  • zooming
    1 / 11
    Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Хозяйственный блок дома Наркомфина»
    Фотография © Гинзбург Архитектс
  • zooming
    2 / 11
    Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Здание прачечной жилого дома Наркомфина»
    Фотография © Гинзбург Архитектс
  • zooming
    3 / 11
    Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Здание прачечной жилого дома Наркомфина»
    Фотография © Гинзбург Архитектс
  • zooming
    4 / 11
    Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Хозяйственный блок дома Наркомфина»
    Фотография © Гинзбург Архитектс
  • zooming
    5 / 11
    Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Хозяйственный блок дома Наркомфина»
    Фотография © Гинзбург Архитектс
  • zooming
    6 / 11
    Здание прачечной сентябрь 2005 г. Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Хозяйственный блок дома Наркомфина»
    Фотография © Гинзбург Архитектс
  • zooming
    7 / 11
    Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Хозяйственный блок дома Наркомфина»
    Фотография © Гинзбург Архитектс
  • zooming
    8 / 11
    Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Хозяйственный блок дома Наркомфина»
    Фотография предоставлена © Гинзбург Архитектс
  • zooming
    9 / 11
    Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Здание прачечной жилого дома Наркомфина»
    © «Гинзбург Архитектс»
  • zooming
    10 / 11
    Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Здание прачечной жилого дома Наркомфина»
    © «Гинзбург Архитектс»
  • zooming
    11 / 11
    Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Здание прачечной жилого дома Наркомфина»
    © «Гинзбург Архитектс»
Важнейшим шагом на пути возвращения памятнику его изначального вида стало «раскрытие» от позднейшего остекления наружной лестницы, где реставраторам удалось сохранить часть отделки ступеней. Лестница изначально вела на второй этаж в общий коридор с комнатами персонала. Был также бережно сохранен фрагмент исторической штукатурки западного фасада, давший представление о колористическом решении фасадов. Для всего ансамбля Наркомфина оно было единообразным: здания имели оштукатуренные фактурные поверхности стен белого цвета, сочетающиеся с черными круглыми колоннами и гладкими ленточными окнами серого цвета.
  • zooming
    1 / 7
    Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Здание прачечной жилого дома Наркомфина»
    © «Гинзбург Архитектс»
  • zooming
    2 / 7
    Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Здание прачечной жилого дома Наркомфина»
    © «Гинзбург Архитектс»
  • zooming
    3 / 7
    Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Хозяйственный блок дома Наркомфина»
    Фотография © Гинзбург Архитектс
  • zooming
    4 / 7
    Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Здание прачечной жилого дома Наркомфина»
    © «Гинзбург Архитектс»
  • zooming
    5 / 7
    Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Хозяйственный блок дома Наркомфина»
    Фотография © Гинзбург Архитектс
  • zooming
    6 / 7
    Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Хозяйственный блок дома Наркомфина»
    Фотография © Гинзбург Архитектс
  • zooming
    7 / 7
    Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Хозяйственный блок дома Наркомфина»
    Фотография © Гинзбург Архитектс
Фрагменты подлинной фактуры внутри были превращены в «вещдоки»: наиболее хорошо сохранившийся фрагмент утеплителя «соломита», например, был интегрирован в интерьер в виде оформленного под стекло зондажа. Часть исторической кладки была оставлена без оштукатуривания в виде экспозиционного материала. Также были сохранены найденные в ходе расчисток здания фрагменты конструктивных элементов световых приямков.
  • zooming
    1 / 6
    Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Хозяйственный блок дома Наркомфина»
    Фотография © Гинзбург Архитектс
  • zooming
    2 / 6
    Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Хозяйственный блок дома Наркомфина»
    Фотография © Гинзбург Архитектс
  • zooming
    3 / 6
    Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Хозяйственный блок дома Наркомфина»
    Фотография © Гинзбург Архитектс
  • zooming
    4 / 6
    Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Хозяйственный блок дома Наркомфина»
    Фотография © Гинзбург Архитектс
  • zooming
    5 / 6
    Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Хозяйственный блок дома Наркомфина»
    Фотография © Гинзбург Архитектс
  • zooming
    6 / 6
    Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Хозяйственный блок дома Наркомфина»
    Фотография © Гинзбург Архитектс
«К сожалению, оригинальная отделка интерьеров не сохранилась. Мы нашли только остатки разрушенного ксилолита в качестве напольного покрытия второго этажа и многослойные покраски стен. В настоящий момент воссоздана отделка стен с покраской по штукатурке. Западная стена имеет голубоватый оттенок, т.к. это единственный оригинальный цвет, который удалось найти в ходе технологических исследований», – комментирует главный архитектор проекта Мария Кузина.
Западный и северный фасад. Реставрация и приспособление объекта культурного наследия «Хозяйственный блок дома Наркомфина»
Фотография © Гинзбург Архитектс
В инженерно-конструктивном плане прачечная, также как и жилой дом, была экспериментальным сооружением. Характерными особенностями технологии строительства были стандартизация и предварительное изготовление отдельных элементов. В основе здание имеет железобетонный каркас с заполнением кладкой двух типов. Для наружных стен, представляющих из себя тепловую изоляцию, применялись пустотелые шлакобетонные камни типа «Крестьянин», с засыпкой в промежутках мелким шлаком. Для внутренних капитальных стен использовалась кладка из пустотелых камней с одним рядом пустот, так называемых жестких камней системы инженера Прохорова. Система инженерных коммуникаций была расположена вертикально и горизонтально в пустотах в кладке внутренних капитальных стен и перекрытий.
 
«Восстановительную часть работ по прачечной мы выполняли в соответствии с авторской технологией, – говорит Алексей Гинзбург. – Мы искали возможности существующих сегодня материалов, соответствующих по характеристикам первоначальным элементам. Например, нашли блоки по типу «Крестьянин» и при их укладке использовали способ крепления наподобие изначальной технологии. Также делали и воссоздание сборно-монолитных перекрытий, системы сдвижных окон по авторскому проекту. Все это было для нас важно, чтобы впоследствии говорить о том, что это здание в своих новых частях сделано точно по технологиям и замыслу его авторов…».
Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Здание прачечной жилого дома Наркомфина»
© Гинзбург Архитектс
Так, при реставрации кладки заполнения наружных стен архитекторами были подобраны блоки с аналогичными размерами из керамзитобетона, для реставрации плиты покрытия применена технология аналогичных сборно-монолитных перекрытий, которая была разработана в ходе строительства Наркомфина.
 
Были воссозданы и утраченные заполнения дверных и оконных проемов с фурнитурой. Оригинальные ленточные окна были одним из изобретений Наркомфина – она состояли из железобетонных рам и подвижных частей из дуба, скользящих по ролику. «Мы восстановили оконные блоки в точном соответствии с историческими чертежами – их габариты, систему сдвижных рам и колористическое решение, с тем исключением, что бетонные рамы заменены на деревянные, а на внутреннюю нить установлены стеклопакеты», – говорит Мария Кузина.
Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Хозяйственный блок дома Наркомфина»
Фотография © Гинзбург Архитектс
Замене подвергся и «кровельный пирог», было восстановлено историческое фальцевое покрытие кровли с уклоном в семь градусов. С целью эксплуатации кровли в летнее время в проекте приспособления предусмотрели сборный дощатый настил на регулируемых опорах и наружную лестницу, которая выполняет также роль эвакуационной лестницы со второго этажа.
  • zooming
    1 / 12
    Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Хозяйственный блок дома Наркомфина»
    Фотография © Гинзбург Архитектс
  • zooming
    2 / 12
    Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Хозяйственный блок дома Наркомфина»
    Фотография © Гинзбург Архитектс
  • zooming
    3 / 12
    Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Хозяйственный блок дома Наркомфина»
    Фотография © Гинзбург Архитектс
  • zooming
    4 / 12
    Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Хозяйственный блок дома Наркомфина»
    Фотография © Гинзбург Архитектс
  • zooming
    5 / 12
    Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Здание прачечной жилого дома Наркомфина»
    © «Гинзбург Архитектс»
  • zooming
    6 / 12
    Фрагмент архивных чертежей. Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Здание прачечной жилого дома Наркомфина»
    Предоставлено Гинзбург Архитектс
  • zooming
    7 / 12
    Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Хозяйственный блок дома Наркомфина»
    Фотография © Гинзбург Архитектс
  • zooming
    8 / 12
    Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Здание прачечной жилого дома Наркомфина»
    © Гинзбург Архитектс
  • zooming
    9 / 12
    Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Хозяйственный блок дома Наркомфина»
    Фотография © Гинзбург Архитектс
  • zooming
    10 / 12
    Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Хозяйственный блок дома Наркомфина»
    Фотография © Гинзбург Архитектс
  • zooming
    11 / 12
    Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Хозяйственный блок дома Наркомфина»
    Фотография © Гинзбург Архитектс
  • zooming
    12 / 12
    Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Здание прачечной жилого дома Наркомфина»
    © Гинзбург Архитектс
«Сама по себе прачечная является примером конструктивистской архитектуры, и ее можно и нужно было реставрировать хотя бы поэтому, – подчеркивает Алексей Гинзбург. – Но для нас в воссоздание объекта вкладывался и композиционный смысл, поскольку это важнейшая часть той среды, которую мы хотим зафиксировать и показать в консервационном режиме как идею наших авангардистов 1920-х гг. вкупе с общественным пространством».
На сегодняшний день прачечная и жилой дом имеют разных хозяев. По мнению Алексея Гинзбурга, идеальным решением было бы вернуть в отреставрированное здание прачечную как социальный объект для соседних жилых домов. Но у собственника это предложение не нашло отклика. Более вероятен сценарий перепрофилирования здания под функцию городского кафе.
author photo

Алексей Гинзбург:

«Моя мечта была сделать здесь что-то типа «Проект ОГИ» – кафе клуб. В моем понимании это место «edutainment» – «образование + развлечение», арт-кафе с книжным магазином. Но пока арендаторы не нашлись. Я думаю, не любой ресторан способен туда поместиться в силу низких потолков и небольшого пространства, но кафе клубного типа там поместится очень хорошо. Я буду пытаться по-прежнему говорить и предлагать это людям, которые занимаются такими проектами».

Словом, здание «Прачечнной» или хозблока, на первый взгляд техническое и незаметное, оказывается важным элементом комплекса, в каком-то смысле даже ключевым. Основной идеей эксперимента, проводимого архитекторами секции Стройкома в доме Наркомфина, как и нескольких других домах, построенных в других городах, было изменение жизни – причем не столько в сторону обобществления, сколько «коммунальности», – это понятие отличается от «коммуны» тем, что прежде всего включает в себя комфорт и служит, в сущности, предтечей опытов XX века по созданию сервисов, упрощающих жизнь человека и способных перенаправить его энегрию с муторного ежедневного самообслуживания на творчество. В советской модели жизни эксперимент, не будучи обеспечен почти ничем, несмотря на серию попыток, скорее провалился – но в мире в конечном счете состоялся и не следует забывать, что архитекторы советского авангарда принимали в нем деятельное участие. Здание прачечной, помимо градостроительного значения своего рода «пропилей парка Наркомфина», корпуса-входа, важно еще и тем, что было частью проекта трансформации жизни, предпринятой архитекторами группы Моисея Гинзбурга, – причем, от отличие от столовой, о которой все знают, самой забытой его частью. Завершенная реставрация вернула фронту застройки Садового кольца выпавший из общественного внимания элемент, а экспериментальному ансамлю цельность и некоторую толику исторической справедливости. Даже удивительно, как этот, казалось бы, готовый уйти в землю и раствориться в ней комплекс, многократно оплаканный, бодро восстановился за какие-нибудь 4-5 лет. Хотя победному шествию, как мы помним, предшествовали почти 30 лет отчаянных усилий.

За проект реставрации Хозблока Наркомфина Гинзбург Архитектс получили премию "Московская реставрация" в 2019 году. 


Архитектор:
Алексей Гинзбург
Мастерская:
Гинзбург Архитектс
Проект:
Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Хозяйственный блок дома Наркомфина»
Россия, Москва, Новинский бульвар, 25-27, стр. 12

Авторский коллектив:

Научный руководитель проекта реставрации и главный архитектор проекта – А.В.Гинзбург
Ведущий архитектор – М.В.Кузина
Конструкторы – А.Ю. Рындин, А.В.Андреев (ООО «КультРассвет»)



2015 — 2019

17 Апреля 2020

author pht

Автор текста:

Наталья Коряковская
Технологии и материалы
Пленение плетением
Самое известное применение перфорированной кирпичной стены, сквозь которую проникает солнечный свет, принадлежит швейцарскому архитектору Питеру Цумтору. Идею подхватили другие авторы. Новые тенденции в области кирпичной кладки и старые секреты красивых фасадов – в нашем обзоре.
Строительный материал от Адама
Представляем победителей премии в области кирпичной архитектуры Brick Award 20, учрежденной компанией Wienerberger. Ими стали шесть команд архитекторов из Польши, Руанды, Индии, Испании, Нидерландов и Мексики.
Креативный подход: Baumit CreativTop
Моделируемая штукатурка CreativTop – это насыщенные цвета, глубокие рельефные поверхности, интересные сочетания и комбинации текстур и огромные возможности дизайна.
Потолочные решения Knauf Armstrong для медицинских учреждений...
Линейка подвесных потолков серии Bioguard со специальным антибактериальным покрытием препятствует развитию всех видов возбудителей внутрибольничных инфекций и помогает поддерживать здоровый микроклимат для благополучия пациентов и персонала.
Все дело в центре притяжения
На развитие рынка недвижимости, в особенности загородной, все больше стали влиять инфраструктурные факторы. Все чаще центром притяжения загородных кластеров становятся самостоятельные объекты, жизнедеятельность которых не зависит от спроса на загородную недвижимость: натуральные хозяйства, фермы и лесопарковые зоны. Так постепенно пригород миллионников обрастает комплексной инфраструктурой и современными архитектурными решениями.
Модернизируя традиции
Специалисты корпорации HILTI придумали, как совместить несовместимое: кирпичную кладку и навесной вентилируемый фасад. Для этой цели Hilti разработала четыре альтернативных метода создания НВФ с кирпичной кладкой или её имитацией.
FunderMax Compact Academy – новый стандарт обучения
Обучение и образование играют важную роль в жизни любого человека. Постоянное совершенствование личных и профессиональных навыков открывает перед человеком новые возможности и делает его востребованным в современном мире.
Максим Павлов: у нашей несущей системы большие перспективы...
Как «упаковать» вентоборудование, архитектурную подсветку, электрические кабели и многое другое в межфасадное эксплуатируемое пространство, не нарушив архитектуры фасада и уменьшив при этом стоимость здания. Рассказывает Максим Павлов, главный инженер компании «ОртОст-Фасад», ГИП по устройству конструкции внешней облицовки храма Вооруженных сил России.
Сейчас на главной
Облако на холме
Бюро Alvisi Kirimoto завершило реконструкцию разрушенной землетрясением музыкальной школы в итальянском Камерино. Реализовать проект удалось менее чем за 150 дней.
От пожара до потопа
Награждение одиннадцатого АрхиWOODа прошло в виде конференции zoom, но не менее продуктивно и оживленно, чем всегда. Гран-при получил Сожженный мост, многозначная масленичная затея из Никола-Ленивца, а призы в главной номинации – Тотан Кузембаев за свой собственный дом в деревне Лиды и Денис Дементьев за дом на склоне в деревне Ромашково. Вашему вниманию – репортаж с награждения, которое длилось 4 часа, предоставив возможность высказаться всем заинтересованным профессионалам.
Деревянный рай
Квартал по проекту по проекту Querkraft и Berger + Parkkinen в районе Асперн в Вене выстроен из дерева – как клееной, так и обычной древесины на бетонном каркасе, причем очень многие элементы конструкции – сборные, предварительно изготовлены на заводе.
Путь к новой орнаментальности
Клубный дом-дворец «Аристократ» у соснового парка перед началом Рублевского шоссе представляет собой новый этап развития московской декоративно-исторической архитектуры: респектабельно украшенной, но тяготеющей к легким светлым тонам и умело использующей романтический флёр майоликовых вставок.
Реновация по-дальневосточному
Конкурсный проект реновации двух центральных кварталов Южно-Сахалинска, 7 и 8, разработанный UNK project, получил звание победителя в номинации «архитектурно-планировочные решения застройки».
Константин Акатов: «Обновленная территория – увлекательное...
Интервью с победителем международного конкурса на мастер-план долины реки Степной Зай в Альметьевске, руководителем проекта, заместителем генерального директора «Обермайер Консульт» Константином Акатовым.
Сергей Труханов: «Главное – найти решение, как реализовать...
Как изменятся наши рабочие пространства? Можно ли подготовить свои офисы к подобным ситуациям в будущем? Что для современных офисов актуально в целом? Как работать с международными компаниями и какую архитектурную типологию нам всем еще только предстоит для себя открыть?
Ближе к людям
Южнокорейский город Чхонджу планирует расчистить почти 3 га в историческом центре от существующих зданий XX века для строительства новой ратуши по проекту бюро Snøhetta, который победил в международном конкурсе.
Портфолио поколения Z
Студенты второго курса МАРШ оформили свои портфолио в виде web-страниц, на которых демонстрировали навыки и умения, а архитекторы как работодатели оценили удобство формата и рассказали о своих предпочтениях при выборе кандидатов.
Контакт
В Риме, в Центральном институте графики, открылась выставка Сергея Чобана «Оттиск будущего. Судьба города Пиранези». Она включает четыре гравюры, чьим источником послужили римские ведуты XVIII века, дополненные футуристическими вкраплениями, и много рисунков, исследующих ту же тему, подчас очень экспрессивно. Вопросы выставка ставит, а ответов, как кажется, не дает. Поскольку в Рим сейчас съездить проблематично, рассматриваем картинки.
Новый старый Серпухов: работы студентов Алексея Бавыкина
Бакалавры подошли к теме реконструкции комплексно: рассмотрев центр города в целом, создали проекты отдельных кластеров с разными функциями, призванными оживить историческую среду, на месте двух заброшенных заводов, тесной школы и больницы.
В поисках визуальной ясности
Рассказываем о дискуссии, посвященной непростому для российских просторов вопросу дизайна элементов городского пространства. Обсуждение организовал Институт Генплана Москвы на Арх Москве.
Владимир Плоткин: «Мы старались привить студентам...
Три проекта группы бакалавров МАРХИ Владимира Плоткина, Валерия Грубова и Светланы Трифоненковой: музей антропологии в Мневниках; школа нового типа, разработанная в согласии с принципами современного образования, и «легальный туннель» для мигрантов из Мексики в США.
От театра до музея: дипломы бакалавров группы Владимира...
Четыре проекта бакалавров МАРХИ группы Владимира Плоткина, Валерия Грубова и Светланы Трифоненковой: театральный комплекс, плавающий по Москве-реке, дом на Песчаной улице, музей-остров из кораллов на старой нефтяной платформе в Адриатическом море и кинофестивальный центр с фестивальной улицей и «мостом» к реке.
Пресса: Сергей Чобан — о том, почему петербуржцы не терпят...
15 октября Сергей Чобан открывает в Риме выставку, где покажет несколько «испорченных» им гравюр великого Джованни Баттиста Пиранези. По этому случаю он написал колонку о том, почему наше благоговение перед исторической архитектурой Петербурга пронизано двойной моралью.
Клином красным
Невзирая на неурядицы 2020 года в Гостином дворе открылась Арх Москва. Она состоит из тех же частей в иных пропорциях, и, как всегда, ставит абмициозные задачи: а) увидеть в архитектуре искусство, б) резюмировать последние тридцать лет. А «никакой архитектуры» – в этом, конечно, есть доля шутки.
Выход за пределы
Жилой комплекс для исторической части города от бюро ОСА: многоуровневое дворовое пространство и стремящаяся к абсолюту свобода фасадов.
Кирпичный дом в большом городе
Сознавая весь романтизм и харизматичность кирпичной архитектуры, Степан Липгарт поработал с темой кирпичного дома в Петербурге и решил две теоремы, предложив башни американского ар-деко для более высокого ЖК Alter на Магнитогорской улице и чувственную пластику ар-деко в коктейле с лофтовой эстетикой для дома на Малоохтинском проспекте.
Природа – и храм, и мастерская…
Если классический словарь разных эпох – революционную дорику и палладианский руст – скрестить со скандинавским деревянным домом и модернистским пространством, то получится лесная деревянная классика Артема Никифорова, построившего архитектурный коворкинг под Петербургом.
Лунный город
Бюро BIG, ICON и SEArch+ заняты разработкой проекта «Олимп» – строительных технологий и плана первого поселения на Луне. Работа идет под эгидой НАСА.
Город солнца
Комплекс ВТБ Арена Парк, спроектированный и реализованный совместно Сергеем Чобаном и Владимиром Плоткиным, претендует на роль эталонного эксперимента по снятию вековых противоречий между архитектурой традиционного направления и модернизмом. Рамки дизайн-кода и интеллигентный, творческий характер пластической дискуссии сформировали несколько идеализированный фрагмент городской ткани.
Журналисты как архитекторы
В Берлине открылось новое здание издательского дома Axel Springer, куда входят Die Welt, Bild и множество других газет и журналов. Авторы проекта, Рем Колхас и его бюро OMA, разработали его с учетом непредсказуемости цифрового будущего.
Пресса: Архитектура должна быть искусством
Владимир Плоткин – руководитель известного и признанного в России и Москве бюро ТПО «Резерв», которое в этом году отметило свое 33-летие. Последние да и многие предыдущие его проекты стали по-настоящему громкими – КЗ «Зарядье», административный центр и больница в Коммунарке. Разговор состоялся накануне открытия выставки «АРХ Москва», чьим лозунгом в этом сезоне станет «Архитектура – искусство»
Коронавирус не подточил деревянную архитектуру
Премия АРХИWOOD собрала рекордные 207 заявок, в шорт-лист прошло 54. Хотя организаторы премии до сих пор не решили, в каком формате пройдет церемония награждения победителей, Экспертный совет определил шорт-лист премии, а на ее сайте началось голосование. О вышедших в финал номинантах, а также о внутренних проблемах премии, которые, среди прочего, отражают новые тенденции в деревянной архитектуре, рассказывает куратор Николай Малинин.
Планирование и политика
Публикуем отрывок из книги Джона М. Леви «Современное городское планирование», выпущенной Strelka Pressв рамках образовательной программы Архитекторы.рф. Этот авторитетный труд, выдержавший 11 изданий на английском, впервые переведен на русский. Научный редактор этого перевода – Алексей Новиков.
Дай мне напиться железнодорожной воды*
В проекте третьей очереди микрорайона «Лиговский Сити» в «сером поясе» Петербурга консорциум KCAP & Orange Architects & «А.Лен» поставил перед собой задачу сохранить дух места через консервацию контуров железнодорожных путей и уподобление объемов жилой застройки контейнерам, сложенным на товарно-разгрузочной станции.
Стоянка у петроглифов
Проект туристического комплекса рядом с беломорскими петроглифами: нейтральная архитектура для будущего объекта из списка ЮНЕСКО
Корпоративная пещера
Пекинское бюро Atelier Alter устроило в штаб-квартире компании Yingliang на юго-востоке Китая музей окаменелостей, найденных при добыче ею камня.
Разделительная полоса
Центр выставок и конгрессов MEETT в Тулузе по проекту OMA отделяет урбанизированную окраину от сельской местности, предохраняя ее от стихийного «расползания» города.
Львы на стекле
Архитекторы бюро СПИЧ применили прием, известный по петербургским опытам Сергея Чобана – кассеты с рисунком элементов классической архитектуры, напечатанных на стекле, – к реконструкции фасадов типового здания 4 корпуса московской больницы №23. Проект разработан бесплатно, как помощь больнице.
Климатические зоны для искусства
В Роттердаме закончено строительство фондохранилища Музея Бойманса – ван Бёнингена по проекту MVRDV. Впервые в мире в таком здании все экспонаты из музейного собрания будут доступны посетителям для осмотра, а на крыше высажена березовая роща.