Шарнир Наркомфина

В комплексе Наркомфина завершилась реставрация корпуса прачечной – важнейшего элемента в системе самого знаменитого памятника советского авангарда

author pht

Автор текста:
Наталья Коряковская

17 Апреля 2020
mainImg

Архитектор:

Алексей Гинзбург

Мастерская:

Гинзбург Архитектс

Проект:

Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Хозяйственный блок дома Наркомфина»
Россия, Москва, Новинский бульвар, 25-27, стр. 12

Авторский коллектив:

Научный руководитель проекта реставрации и главный архитектор проекта – А.В.Гинзбург
Ведущий архитектор – М.В.Кузина
Конструкторы – А.Ю. Рындин, А.В.Андреев (ООО «КультРассвет»)



– 2019
Прачечная – ближайший к Садовому кольцу объект в комплексе Наркомфина авторства Моисея Гинзбурга и Игнатия Милиниса. Он находится за домом Шаляпина, во фронте Новинского бульвара, и ранее имел перед собой открытую площадку. Сейчас здесь стоит памятник Федору Шаляпину. По корпусу прачечной в 1920-е проходила граница территории экспериментального ансамбля авангарда: за ней начиналось зеленое общественное пространство, подводящее к стоящему в глубине участка знаменитому дому-кораблю.
Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Здание прачечной жилого дома Наркомфина»
© «Гинзбург Архитектс»
До войны в этом корпусе успешно функционировала первая в Москве механизированная прачечная – на первом этаже находился зал стиральных и сушильных машин, на втором – жилые комнаты персонала. В задуманном Гинзбургом-Милинисом комплексе служебного дворика с объектами социально-бытовой инфраструктуры, «вынесенной» за стены квартир, прачечная была единственным построенным сооружением. Должен был быть еще гараж для жильцов и котельная. Поле войны здание перешло в ведомственное подчинение и, приобретя чужеродные функции, обросло пристройками.
Фасад прачечного корпуса 1995 г.
Предоставлено «Гинзбург Архитектс»
Фасад прачечного корпуса 1995 г.
Фотография предоставлена Гинзбург Архитектс
Символично, что именно коммунальный объект в ансамбле Наркомфина взял на себя такую «встречающую» роль. Она подчеркивалась композицией самого здания: прием с выносом части первого этажа на опоры заключал в себе и функцию своеобразной «проходной», и одновременно был парафразом главного здания, демонстрируя схожие приемы.
 
Воссоздавая объемно-пространственную структуру прачечной 1932 года, «Гинзбург Архитектс» вернули зданию опоры-«ноги», оказавшиеся застроенными ради дополнительного помещения. Свободно протекая под ними, пространство парка, организованное двумя диагональными аллеями, далее проникало под опорами жилого дома и завершалось смотровой площадкой. Зеленый островок – остаток Шаляпинской усадьбы, до сих пор отчетливо просматривается на карте города. В советское время при реконструкции Садового кольца сюда пересадили часть взрослых деревьев с уничтоженных бульваров. Моисей Гинзбург еще в 1920-е стремился максимально уберечь существующие насаждения, городская зелень была важной частью комплекса; в своей книге «Жилище» он пишет о доме Наркомфина: «расположен в парке».
  • zooming
    1 / 4
    Генеральный план вновь выстроенного дома Наркомфина РСФСР. 1929-1930 гг.
    ЦАНТД г. Москвы ф.2, оп.1 т. 11, д. 10024 л. 121. 1929-1930 гг./предоставлено Гинзбург Архитектс
  • zooming
    2 / 4
    Поэтажные планы прачечного корпуса. 1929-1930 гг.
    ЦАНТД г. Москвы ф.2, оп.1 т. 11, д. 10024 л. 124. 1929-1930 гг./предоставлено Гинзбург Архитектс
  • zooming
    3 / 4
    Генплан комплекса Наркомфина. 1929-1930 гг.
    ЦАНТД г. Москвы ф.2, оп.1 т. 11, д. 10024 л. 127. 1929-1930 гг./предоставлено Гинзбург Архитектс
  • zooming
    4 / 4
    «Хозяйственный блок дома Наркомфина»
    ЦАНТД г. Москвы ф.2, оп.1 т. 11, д. 10024 л. 125. 1929-1930 гг./предоставлено Гинзбург Архитектс

author photo

Алексей Гинзбург:

«После некоторых колебаний заказчик согласился с тем, что важно оставить незастроенным пустое пространство под частью дома, которое было, конечно, застроено в советское время. К этой «лоджии» приходят дорожки из системы парка дома Наркомфина и становится понятно, как это маленькое, но не такое уж безыдейное пространство работало в общей системе. В этой архитектуре у каждой детали был свой смысл и предназначение. Пространство под «ногами» прачечной было «шарниром», связывающим этот корпус с жилым и коммунальным».
Перед реставрацией прачечная находилась в состоянии руины. Помимо «расчистки» от позднейших наслоений, «Гинзбург Архитектс» пришлось многое воссоздавать с нуля. «Практически 20 лет здание гноили, через него текла вода, были отключены все коммуникации, там жили бомжи. Оно было брошенным, никому не интересным и переходило из рук в руки. Поэтому вопрос консервации оказался очень сложным – там осталось мало подлинной материальной фактуры, которая в принципе сохранилась и была пригодной для консервации. И нашей задачей в ходе этого проекта было сделать так, чтобы прачечная не оказалась полностью новоделом», – рассказывает Алексей Гинзбург.
  • zooming
    1 / 11
    Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Хозяйственный блок дома Наркомфина»
    Фотография © Гинзбург Архитектс
  • zooming
    2 / 11
    Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Здание прачечной жилого дома Наркомфина»
    Фотография © Гинзбург Архитектс
  • zooming
    3 / 11
    Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Здание прачечной жилого дома Наркомфина»
    Фотография © Гинзбург Архитектс
  • zooming
    4 / 11
    Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Хозяйственный блок дома Наркомфина»
    Фотография © Гинзбург Архитектс
  • zooming
    5 / 11
    Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Хозяйственный блок дома Наркомфина»
    Фотография © Гинзбург Архитектс
  • zooming
    6 / 11
    Здание прачечной сентябрь 2005 г. Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Хозяйственный блок дома Наркомфина»
    Фотография © Гинзбург Архитектс
  • zooming
    7 / 11
    Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Хозяйственный блок дома Наркомфина»
    Фотография © Гинзбург Архитектс
  • zooming
    8 / 11
    Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Хозяйственный блок дома Наркомфина»
    Фотография предоставлена © Гинзбург Архитектс
  • zooming
    9 / 11
    Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Здание прачечной жилого дома Наркомфина»
    © «Гинзбург Архитектс»
  • zooming
    10 / 11
    Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Здание прачечной жилого дома Наркомфина»
    © «Гинзбург Архитектс»
  • zooming
    11 / 11
    Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Здание прачечной жилого дома Наркомфина»
    © «Гинзбург Архитектс»
Важнейшим шагом на пути возвращения памятнику его изначального вида стало «раскрытие» от позднейшего остекления наружной лестницы, где реставраторам удалось сохранить часть отделки ступеней. Лестница изначально вела на второй этаж в общий коридор с комнатами персонала. Был также бережно сохранен фрагмент исторической штукатурки западного фасада, давший представление о колористическом решении фасадов. Для всего ансамбля Наркомфина оно было единообразным: здания имели оштукатуренные фактурные поверхности стен белого цвета, сочетающиеся с черными круглыми колоннами и гладкими ленточными окнами серого цвета.
  • zooming
    1 / 7
    Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Здание прачечной жилого дома Наркомфина»
    © «Гинзбург Архитектс»
  • zooming
    2 / 7
    Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Здание прачечной жилого дома Наркомфина»
    © «Гинзбург Архитектс»
  • zooming
    3 / 7
    Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Хозяйственный блок дома Наркомфина»
    Фотография © Гинзбург Архитектс
  • zooming
    4 / 7
    Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Здание прачечной жилого дома Наркомфина»
    © «Гинзбург Архитектс»
  • zooming
    5 / 7
    Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Хозяйственный блок дома Наркомфина»
    Фотография © Гинзбург Архитектс
  • zooming
    6 / 7
    Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Хозяйственный блок дома Наркомфина»
    Фотография © Гинзбург Архитектс
  • zooming
    7 / 7
    Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Хозяйственный блок дома Наркомфина»
    Фотография © Гинзбург Архитектс
Фрагменты подлинной фактуры внутри были превращены в «вещдоки»: наиболее хорошо сохранившийся фрагмент утеплителя «соломита», например, был интегрирован в интерьер в виде оформленного под стекло зондажа. Часть исторической кладки была оставлена без оштукатуривания в виде экспозиционного материала. Также были сохранены найденные в ходе расчисток здания фрагменты конструктивных элементов световых приямков.
  • zooming
    1 / 6
    Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Хозяйственный блок дома Наркомфина»
    Фотография © Гинзбург Архитектс
  • zooming
    2 / 6
    Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Хозяйственный блок дома Наркомфина»
    Фотография © Гинзбург Архитектс
  • zooming
    3 / 6
    Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Хозяйственный блок дома Наркомфина»
    Фотография © Гинзбург Архитектс
  • zooming
    4 / 6
    Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Хозяйственный блок дома Наркомфина»
    Фотография © Гинзбург Архитектс
  • zooming
    5 / 6
    Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Хозяйственный блок дома Наркомфина»
    Фотография © Гинзбург Архитектс
  • zooming
    6 / 6
    Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Хозяйственный блок дома Наркомфина»
    Фотография © Гинзбург Архитектс
«К сожалению, оригинальная отделка интерьеров не сохранилась. Мы нашли только остатки разрушенного ксилолита в качестве напольного покрытия второго этажа и многослойные покраски стен. В настоящий момент воссоздана отделка стен с покраской по штукатурке. Западная стена имеет голубоватый оттенок, т.к. это единственный оригинальный цвет, который удалось найти в ходе технологических исследований», – комментирует главный архитектор проекта Мария Кузина.
Западный и северный фасад. Реставрация и приспособление объекта культурного наследия «Хозяйственный блок дома Наркомфина»
Фотография © Гинзбург Архитектс
В инженерно-конструктивном плане прачечная, также как и жилой дом, была экспериментальным сооружением. Характерными особенностями технологии строительства были стандартизация и предварительное изготовление отдельных элементов. В основе здание имеет железобетонный каркас с заполнением кладкой двух типов. Для наружных стен, представляющих из себя тепловую изоляцию, применялись пустотелые шлакобетонные камни типа «Крестьянин», с засыпкой в промежутках мелким шлаком. Для внутренних капитальных стен использовалась кладка из пустотелых камней с одним рядом пустот, так называемых жестких камней системы инженера Прохорова. Система инженерных коммуникаций была расположена вертикально и горизонтально в пустотах в кладке внутренних капитальных стен и перекрытий.
 
«Восстановительную часть работ по прачечной мы выполняли в соответствии с авторской технологией, – говорит Алексей Гинзбург. – Мы искали возможности существующих сегодня материалов, соответствующих по характеристикам первоначальным элементам. Например, нашли блоки по типу «Крестьянин» и при их укладке использовали способ крепления наподобие изначальной технологии. Также делали и воссоздание сборно-монолитных перекрытий, системы сдвижных окон по авторскому проекту. Все это было для нас важно, чтобы впоследствии говорить о том, что это здание в своих новых частях сделано точно по технологиям и замыслу его авторов…».
Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Здание прачечной жилого дома Наркомфина»
© Гинзбург Архитектс
Так, при реставрации кладки заполнения наружных стен архитекторами были подобраны блоки с аналогичными размерами из керамзитобетона, для реставрации плиты покрытия применена технология аналогичных сборно-монолитных перекрытий, которая была разработана в ходе строительства Наркомфина.
 
Были воссозданы и утраченные заполнения дверных и оконных проемов с фурнитурой. Оригинальные ленточные окна были одним из изобретений Наркомфина – она состояли из железобетонных рам и подвижных частей из дуба, скользящих по ролику. «Мы восстановили оконные блоки в точном соответствии с историческими чертежами – их габариты, систему сдвижных рам и колористическое решение, с тем исключением, что бетонные рамы заменены на деревянные, а на внутреннюю нить установлены стеклопакеты», – говорит Мария Кузина.
Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Хозяйственный блок дома Наркомфина»
Фотография © Гинзбург Архитектс
Замене подвергся и «кровельный пирог», было восстановлено историческое фальцевое покрытие кровли с уклоном в семь градусов. С целью эксплуатации кровли в летнее время в проекте приспособления предусмотрели сборный дощатый настил на регулируемых опорах и наружную лестницу, которая выполняет также роль эвакуационной лестницы со второго этажа.
  • zooming
    1 / 12
    Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Хозяйственный блок дома Наркомфина»
    Фотография © Гинзбург Архитектс
  • zooming
    2 / 12
    Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Хозяйственный блок дома Наркомфина»
    Фотография © Гинзбург Архитектс
  • zooming
    3 / 12
    Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Хозяйственный блок дома Наркомфина»
    Фотография © Гинзбург Архитектс
  • zooming
    4 / 12
    Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Хозяйственный блок дома Наркомфина»
    Фотография © Гинзбург Архитектс
  • zooming
    5 / 12
    Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Здание прачечной жилого дома Наркомфина»
    © «Гинзбург Архитектс»
  • zooming
    6 / 12
    Фрагмент архивных чертежей. Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Здание прачечной жилого дома Наркомфина»
    Предоставлено Гинзбург Архитектс
  • zooming
    7 / 12
    Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Хозяйственный блок дома Наркомфина»
    Фотография © Гинзбург Архитектс
  • zooming
    8 / 12
    Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Здание прачечной жилого дома Наркомфина»
    © Гинзбург Архитектс
  • zooming
    9 / 12
    Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Хозяйственный блок дома Наркомфина»
    Фотография © Гинзбург Архитектс
  • zooming
    10 / 12
    Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Хозяйственный блок дома Наркомфина»
    Фотография © Гинзбург Архитектс
  • zooming
    11 / 12
    Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Хозяйственный блок дома Наркомфина»
    Фотография © Гинзбург Архитектс
  • zooming
    12 / 12
    Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Здание прачечной жилого дома Наркомфина»
    © Гинзбург Архитектс
«Сама по себе прачечная является примером конструктивистской архитектуры, и ее можно и нужно было реставрировать хотя бы поэтому, – подчеркивает Алексей Гинзбург. – Но для нас в воссоздание объекта вкладывался и композиционный смысл, поскольку это важнейшая часть той среды, которую мы хотим зафиксировать и показать в консервационном режиме как идею наших авангардистов 1920-х гг. вкупе с общественным пространством».
На сегодняшний день прачечная и жилой дом имеют разных хозяев. По мнению Алексея Гинзбурга, идеальным решением было бы вернуть в отреставрированное здание прачечную как социальный объект для соседних жилых домов. Но у собственника это предложение не нашло отклика. Более вероятен сценарий перепрофилирования здания под функцию городского кафе.
author photo

Алексей Гинзбург:

«Моя мечта была сделать здесь что-то типа «Проект ОГИ» – кафе клуб. В моем понимании это место «edutainment» – «образование + развлечение», арт-кафе с книжным магазином. Но пока арендаторы не нашлись. Я думаю, не любой ресторан способен туда поместиться в силу низких потолков и небольшого пространства, но кафе клубного типа там поместится очень хорошо. Я буду пытаться по-прежнему говорить и предлагать это людям, которые занимаются такими проектами».

Словом, здание «Прачечнной» или хозблока, на первый взгляд техническое и незаметное, оказывается важным элементом комплекса, в каком-то смысле даже ключевым. Основной идеей эксперимента, проводимого архитекторами секции Стройкома в доме Наркомфина, как и нескольких других домах, построенных в других городах, было изменение жизни – причем не столько в сторону обобществления, сколько «коммунальности», – это понятие отличается от «коммуны» тем, что прежде всего включает в себя комфорт и служит, в сущности, предтечей опытов XX века по созданию сервисов, упрощающих жизнь человека и способных перенаправить его энегрию с муторного ежедневного самообслуживания на творчество. В советской модели жизни эксперимент, не будучи обеспечен почти ничем, несмотря на серию попыток, скорее провалился – но в мире в конечном счете состоялся и не следует забывать, что архитекторы советского авангарда принимали в нем деятельное участие. Здание прачечной, помимо градостроительного значения своего рода «пропилей парка Наркомфина», корпуса-входа, важно еще и тем, что было частью проекта трансформации жизни, предпринятой архитекторами группы Моисея Гинзбурга, – причем, от отличие от столовой, о которой все знают, самой забытой его частью. Завершенная реставрация вернула фронту застройки Садового кольца выпавший из общественного внимания элемент, а экспериментальному ансамлю цельность и некоторую толику исторической справедливости. Даже удивительно, как этот, казалось бы, готовый уйти в землю и раствориться в ней комплекс, многократно оплаканный, бодро восстановился за какие-нибудь 4-5 лет. Хотя победному шествию, как мы помним, предшествовали почти 30 лет отчаянных усилий.

За проект реставрации Хозблока Наркомфина Гинзбург Архитектс получили премию "Московская реставрация" в 2019 году. 


Архитектор:

Алексей Гинзбург

Мастерская:

Гинзбург Архитектс

Проект:

Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Хозяйственный блок дома Наркомфина»
Россия, Москва, Новинский бульвар, 25-27, стр. 12

Авторский коллектив:

Научный руководитель проекта реставрации и главный архитектор проекта – А.В.Гинзбург
Ведущий архитектор – М.В.Кузина
Конструкторы – А.Ю. Рындин, А.В.Андреев (ООО «КультРассвет»)



– 2019

17 Апреля 2020

author pht

Автор текста:

Наталья Коряковская

Технологии и материалы

Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Как ковалась победа: вклад Борского стекольного завода
В эту знаменательную дату, мы хотим вспомнить подвиги героев тыла и фронта, руками которых ковалась Великая Победа над фашистским режимом.
Одним из таких выдающихся предприятий был Горьковский механизированный стеклозавод имени М. Горького на Моховых горах, известный в наши дни как Борский стекольный завод, старейшее предприятие стекольной отрасли и один из производственных комплексов AGC Group.
Wienerberger Brick Award 2020: финал переносится на осень
Завершающий этап премии Brick Award от концерна Wienerberger из-за пандемии перенесли на осень. Но уже сформирован шорт-лист. Рассказываем подробнее о премии и показываем некоторые проекты-финалисты.
Ремесленные традиции
Для бизнес-центра «Депо №1» компания «Славдом» поставляла кирпич Wienerberger и системы крепления Baut. Замысел авторов, поддержанный качественным материалами и исполнением, воплотился в здание, достойное исторической среды Петербурга.
Броненосец из титан-цинка
Новая станция метро в Торонто по проекту британских архитекторов Grimshaw получила необычную кровлю, покрытую титан-цинком RHEINZINK.
Грани света
Параметрическое моделирование помогло апарт-отелю в комплексе Grani не затенять окружающие постройки, а окна Velux – обеспечить светом разнообразные внутренние пространства. Другая их заслуга: деликатное дополнение реконструированных исторических корпусов комплекса.
Тренды Delabie: бесконтактная ГИГИЕНА
Бесконтактные сантехнические приборы Delabie позволяют сократить риск заражения в разы даже в период эпидемии, а разработчики компании предлагают целый ряд инноваций, позволяющих предотвратить размножение бактерий как на поверхностях, так и внутри сантехнического оборудования.
ТЭЦ, спорт и зеленая крыша
Архитекторы BIG объединили в одном сооружении для Копенгагена экологичный мусоросжигательный завод, ТЭЦ, горнолыжный склон – и зеленую крышу системы ZinCo.
Стекло для городского калейдоскопа
Современные технологии и классические традиции, строгий и даже торжественный ритм: «Искра-Парк» словно бы переносит нас в 1930-е. С одной поправкой – на объемный, крупного рельефа и зеркального стекла фасад южного корпуса; он возвращает в наши дни.
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Сделано в ARCHICAD: концертный зал «Зарядье»
Владимир Плоткин и Александр Пономарев – о программном обеспечении, использованном на разных стадиях проектирования и моделирования знаменитого концертного зала.

Сейчас на главной

Пресса: Архитектура простыла в музыке
Новая филармония, которую открыли в 2015 году в парижском районе Ла-Виллет,— среди самых заметных произведений современной архитектуры во Франции. Но здание в итоге поссорило его создателей. Пять лет спустя автор проекта Жан Нувель и заказчик, руководство филармонии, обмениваются судебными исками на сотни миллионов евро. Рассказывает корреспондент “Ъ” во Франции Алексей Тарханов.
Автор-реконструктор
Дэвиду Чипперфильду поручена реновация здания Центрального телеграфа в Москве: в связи с этим вспомним, почему этот знаменитый британский архитектор считается мастером по работе с наследием, а также о «сложных случаях» в его практике.
Электрические колонны
Новый дом на Кутузовском по-своему интерпретирует как классицистический контекст места, так и присущий проспекту премиальный статус. В то же время он смел: таких колонн – стеклянных, светящихся в ночи трубок, в Москве еще не было. Пластические высказывание получилось сильным и бескомпромиссным, буквально на грани между декоративностью «Украины» и хай-теком Сити.
Пресса: Ар-деко. К юбилею выставки 1925 года в Париже
28 апреля 1925-го в Париже состоялось открытие «Международной выставки декоративного искусства и художественной промышленности». Это событие сыграло ключевую роль в развитии стиля ар-деко, самого яркого художественного направления межвоенной эпохи. И хотя сам термин появился много позже, в 1960-е, именно выставка в Париже подарила стилю его имя.
Архи-события: 25–31 мая
Несколько онлайн-лекций, новый экспресс-курс в МАРШ, конференция о пригородах на «Стрелке» и мастерская с Никитой и Андреем Асадовыми от проекта «Живые города».
Крыша на вырост
Хозяева смогут расширить свои «1/3 дома» по проекту бюро Rever & Drage на западе Норвегии, если их семья увеличится, а пока используют кровлю-навес как парковку, банкетный зал, мастерскую.
Из «муравейника» в «город-сад»
МАРШ запускает он-лайн-интенсив, посвященный экологически устойчивому развитию территорий. Об актуальности темы для российских регионов рассказывает куратор курса и наблюдатель ООН Ангелина Давыдова.
Бетон и пальмы
Новый корпус фонда Nubuke в Аккре, столице Ганы, по проекту бюро nav_s baerbel mueller и Юргена Штромайера.
Градсовет удаленно 19.05.2020
Жилой комплекс пополам с гостиницей, еще два варианта станции метро «Парк победы» и поглощение «Политехнической» – на третьем дистанционном градсовете Петербурга.
Простота для Новой Риги
Проект автомойки с кафе и террасой с видом на дальний лес, и «ритейл-офис» мебельных компаний с длинной и причудливой красной скамейкой.
Зеленый лабиринт на фасаде
Стены и кровля офисно-торгового комплекса Kö-Bogen II по проекту Кристофа Ингенхофена в Дюссельдорфе покрыты 8 километрами живой изгороди: это самый большой зеленый фасад Европы.
Параллельный мир
В частном подмосковном доме Parallel House архитектор Роман Леонидов создал выразительную скульптурную композицию из абсолютно простых форм – параллелепипедов, чье столкновение превратилось в захватывающий спектакль.
Зеркало для неба
Офисное здание cube berlin по проекту бюро 3XN рядом с центральным берлинским вокзалом получило зеркальный фасад-аттракцион, позволивший одновременно устроить открытые террасы для отдыха сотрудников.
Волнорез
В Истринском городском округе Подмосковья тандем бюро «Четвертое измерение» и «АРС-СТ» спроектировал спортивный комплекс – монообъем в виде скошенного параллелепипеда с острым, как у корабля, «носом»
Пресса: Как помойка станет парком. Григорий Ревзин о городе...
Подтверждая закон Ломоносова «сколько чего у одного тела отнимется, столько присовокупится к другому», превращение города в парк, ставшее главным трендом сегодняшнего урбан-дизайна, дополняется обратным трендом — превращением парка в город.
Илья Уткин: «Мы учились у Пиранези и Палладио»
О трех кварталах вокруг Кремля – Кадашевской слободе, Царевом саде и ЖК на Софийской набережной; о понимании города и храма, о творческой оттепели и десятилетии бескультурья; о сокровищах дедушкиной библиотеки – рассказал победитель бумажных конкурсов, лауреат Венецианской биеннале, архитектор-неоклассик Илья Уткин.
Фасад по солнцу
UNStudio реконструировало здание Hanwha Group в Сеуле в соответствии с требованиями энергоэффективности и комфорта, причем работа сотрудников Hanwha не прервалась даже на день.
Дом отшельника
Тема нынешней «Древолюции» – актуальнее не придумаешь. Участники проектировали скромный и легко реализуемый дом для уединения и наслаждения природой. Показываем 19 вдохновляющих работ, отобранных жюри.
Лестница в небо
Проект гостиницы в поселке Янтарный – пример новой типологии рекреационного комплекса, новый формат, объединивший гостиничную, деловую и культурную функции. И все это под лозунгом максимального единения с природой.
Граждане против Цумтора
В Лос-Анджелесе активисты провели конкурс проектов реконструкции музея LACMA, среди участников – Coop Himmelb(l)au и Barkow Leibinger. Это альтернатива «официальному» плану Петера Цумтора, который предусматривает уменьшение общей площади и снос четырех существующих корпусов.
Мыс доброй надежды
Показываем все семь проектов, участвовавших в закрытом конкурсе на создание концепции штаб-квартиры компании «Газпром нефть», а также приводим мнения экспертов.
Картинки на карантине
Как российские архитектурные бюро реагируют на карантин? Размышления о будущем, графика, юмор, хорошие фотографии. Собираем пазл из контента Instagram.
Не только военные песни
Один из проектов нынешнего конкурса благоустройства малых городов созвучен празднику 9 мая: его главный элемент – реконструкция парка, в котором ежегодно проходит фестиваль в честь автора известных песен военной тематики.
Городская лагуна
Архитекторы MVRDV встроили в «руины» городского торгового центра на Тайване общественное пространство The Spring с водоемами, детскими площадками, эстрадой и зеленью.
Белоснежные цилиндры
Арт-центр и парк Tank Shanghai по проекту пекинского бюро OPEN Architecture в Шанхае – редкий пример приспособления под новую функцию резервуаров для авиационного топлива.
Голодный город
Реконструкция Торжковского рынка от бюро RHIZOME: прилавки с фермерскими продуктами, фуд-холл и музей в интерьерах модернистского здания.
Пустота как драма
В Дубае закончено строительство комплекса The Opus, задуманного Захой Хадид еще в 2007 году. Главное в здании – криволинейный проем высотой в 8 этажей.
Благотворительная архитектура
Бюро Martlet Architects, за которым стоит молодая российская пара, с помощью архитектуры участвует в решении проблем стран третьего мира. Показываем школу и две клиники, построенные на краю света за счет благотворительных фондов и силами волонтеров.
Эко-административный комплекс
Zaha Hadid Architects выиграли в Шанхае конкурс на проект штаб-квартиры государственной Группы энергосбережения и охраны окружающей среды Китая. Комплекс должен стать образцовым эко-проектом, учитывающим также и последствия пандемии.
Назад в космос
Парк покорителей космоса на месте приземления Юрия Гагарина по концепции West 8 Адриана Гёзе делает Центр урбанистики экономического факультета МГУ под руководством Сергея Капкова.
Полосатое решение
Об интерьерах ТЦ «Багратионовский» и немного об истории строительства одного из примеров смешанных общественно-торговых прострнаств нового типа, в последнее время популярных в Москве.
Что посмотреть на выходных
Для тех кто планирует на майских поотдыхать – вот, можно сделать и это с пользой. Только что завершившийся цикл лекций Анны Броновицкой, прогулки с гидами по гугл-панорамам, знакомство с любимыми книгами архитекторов и еще пара хороших вариантов.
Башня-знак
Самое высокое деревянное здание в мире, 18-этажная башня Mjøstårnet на юге Норвегии, одновременно привлекает внимание к своему городу – Брумунндалу – и служит знаком возможностей дерева как строительного материала.
Остоженка: первая виртуальная
Две виртуальные экскурсии, с десяток лекций, интервью и круглых столов – подводим итоги выставки, посвященной 30-летию бюро и знаковому проекту реконструкции московского центра – району Остоженки. Выставка прошла полностью в «карантинном» он-лайн формате. Постарались собрать всё вместе.
Высотные фантазии
Публикуем проекты победителей и финалистов очередного конкурса eVolo Skyscraper Competition: уже в 15-й раз участники поражают наше воображение невероятными проектами небоскребов.
Четыре интерьера
Сейчас, когда кафе, салоны и многие магазины, увы, закрыты, мы подобрали несколько свежих интерьеров из Перми, Минска и Челябинска. Все они завершены осенью 2019 года и почти не успели поработать до начала пандемии.
Пресса: Московская династия: Ассы
История семьи архитектора, художника, основателя Архитектурной школы МАРШ Евгения Асса похожа на захватывающий роман. Евгения Гершкович поговорила с Евгением Викторовичем и его сыном Кириллом о судьбе их дедов и прадедов и о том, как их династия выстроилась в уже три поколения архитекторов.