English version

Шарнир Наркомфина

В комплексе Наркомфина завершилась реставрация корпуса прачечной – важнейшего элемента в системе самого знаменитого памятника советского авангарда

Наталья Коряковская

Автор текста:
Наталья Коряковская

17 Апреля 2020
mainImg
Архитектор:
Алексей Гинзбург
Проект:
Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Хозяйственный блок дома Наркомфина»
Россия, Москва, Новинский бульвар, 25-27, стр. 12

Авторский коллектив:

Научный руководитель проекта реставрации и главный архитектор проекта – А.В.Гинзбург
Ведущий архитектор – М.В.Кузина
Конструкторы – А.Ю. Рындин, А.В.Андреев (ООО «КультРассвет»)



2015 — 2019
Прачечная – ближайший к Садовому кольцу объект в комплексе Наркомфина авторства Моисея Гинзбурга и Игнатия Милиниса. Он находится за домом Шаляпина, во фронте Новинского бульвара, и ранее имел перед собой открытую площадку. Сейчас здесь стоит памятник Федору Шаляпину. По корпусу прачечной в 1920-е проходила граница территории экспериментального ансамбля авангарда: за ней начиналось зеленое общественное пространство, подводящее к стоящему в глубине участка знаменитому дому-кораблю.
Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Здание прачечной жилого дома Наркомфина»
© «Гинзбург Архитектс»
До войны в этом корпусе успешно функционировала первая в Москве механизированная прачечная – на первом этаже находился зал стиральных и сушильных машин, на втором – жилые комнаты персонала. В задуманном Гинзбургом-Милинисом комплексе служебного дворика с объектами социально-бытовой инфраструктуры, «вынесенной» за стены квартир, прачечная была единственным построенным сооружением. Должен был быть еще гараж для жильцов и котельная. Поле войны здание перешло в ведомственное подчинение и, приобретя чужеродные функции, обросло пристройками.
Фасад прачечного корпуса 1995 г.
Предоставлено «Гинзбург Архитектс»
Фасад прачечного корпуса 1995 г.
Фотография предоставлена Гинзбург Архитектс
Символично, что именно коммунальный объект в ансамбле Наркомфина взял на себя такую «встречающую» роль. Она подчеркивалась композицией самого здания: прием с выносом части первого этажа на опоры заключал в себе и функцию своеобразной «проходной», и одновременно был парафразом главного здания, демонстрируя схожие приемы.
 
Воссоздавая объемно-пространственную структуру прачечной 1932 года, «Гинзбург Архитектс» вернули зданию опоры-«ноги», оказавшиеся застроенными ради дополнительного помещения. Свободно протекая под ними, пространство парка, организованное двумя диагональными аллеями, далее проникало под опорами жилого дома и завершалось смотровой площадкой. Зеленый островок – остаток Шаляпинской усадьбы, до сих пор отчетливо просматривается на карте города. В советское время при реконструкции Садового кольца сюда пересадили часть взрослых деревьев с уничтоженных бульваров. Моисей Гинзбург еще в 1920-е стремился максимально уберечь существующие насаждения, городская зелень была важной частью комплекса; в своей книге «Жилище» он пишет о доме Наркомфина: «расположен в парке».
  • zooming
    1 / 4
    Генеральный план вновь выстроенного дома Наркомфина РСФСР. 1929-1930 гг.
    ЦАНТД г. Москвы ф.2, оп.1 т. 11, д. 10024 л. 121. 1929-1930 гг./предоставлено Гинзбург Архитектс
  • zooming
    2 / 4
    Поэтажные планы прачечного корпуса. 1929-1930 гг.
    ЦАНТД г. Москвы ф.2, оп.1 т. 11, д. 10024 л. 124. 1929-1930 гг./предоставлено Гинзбург Архитектс
  • zooming
    3 / 4
    Генплан комплекса Наркомфина. 1929-1930 гг.
    ЦАНТД г. Москвы ф.2, оп.1 т. 11, д. 10024 л. 127. 1929-1930 гг./предоставлено Гинзбург Архитектс
  • zooming
    4 / 4
    «Хозяйственный блок дома Наркомфина»
    ЦАНТД г. Москвы ф.2, оп.1 т. 11, д. 10024 л. 125. 1929-1930 гг./предоставлено Гинзбург Архитектс

author photo

Алексей Гинзбург:

«После некоторых колебаний заказчик согласился с тем, что важно оставить незастроенным пустое пространство под частью дома, которое было, конечно, застроено в советское время. К этой «лоджии» приходят дорожки из системы парка дома Наркомфина и становится понятно, как это маленькое, но не такое уж безыдейное пространство работало в общей системе. В этой архитектуре у каждой детали был свой смысл и предназначение. Пространство под «ногами» прачечной было «шарниром», связывающим этот корпус с жилым и коммунальным».
Перед реставрацией прачечная находилась в состоянии руины. Помимо «расчистки» от позднейших наслоений, «Гинзбург Архитектс» пришлось многое воссоздавать с нуля. «Практически 20 лет здание гноили, через него текла вода, были отключены все коммуникации, там жили бомжи. Оно было брошенным, никому не интересным и переходило из рук в руки. Поэтому вопрос консервации оказался очень сложным – там осталось мало подлинной материальной фактуры, которая в принципе сохранилась и была пригодной для консервации. И нашей задачей в ходе этого проекта было сделать так, чтобы прачечная не оказалась полностью новоделом», – рассказывает Алексей Гинзбург.
  • zooming
    1 / 11
    Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Хозяйственный блок дома Наркомфина»
    Фотография © Гинзбург Архитектс
  • zooming
    2 / 11
    Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Здание прачечной жилого дома Наркомфина»
    Фотография © Гинзбург Архитектс
  • zooming
    3 / 11
    Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Здание прачечной жилого дома Наркомфина»
    Фотография © Гинзбург Архитектс
  • zooming
    4 / 11
    Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Хозяйственный блок дома Наркомфина»
    Фотография © Гинзбург Архитектс
  • zooming
    5 / 11
    Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Хозяйственный блок дома Наркомфина»
    Фотография © Гинзбург Архитектс
  • zooming
    6 / 11
    Здание прачечной сентябрь 2005 г. Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Хозяйственный блок дома Наркомфина»
    Фотография © Гинзбург Архитектс
  • zooming
    7 / 11
    Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Хозяйственный блок дома Наркомфина»
    Фотография © Гинзбург Архитектс
  • zooming
    8 / 11
    Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Хозяйственный блок дома Наркомфина»
    Фотография предоставлена © Гинзбург Архитектс
  • zooming
    9 / 11
    Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Здание прачечной жилого дома Наркомфина»
    © «Гинзбург Архитектс»
  • zooming
    10 / 11
    Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Здание прачечной жилого дома Наркомфина»
    © «Гинзбург Архитектс»
  • zooming
    11 / 11
    Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Здание прачечной жилого дома Наркомфина»
    © «Гинзбург Архитектс»
Важнейшим шагом на пути возвращения памятнику его изначального вида стало «раскрытие» от позднейшего остекления наружной лестницы, где реставраторам удалось сохранить часть отделки ступеней. Лестница изначально вела на второй этаж в общий коридор с комнатами персонала. Был также бережно сохранен фрагмент исторической штукатурки западного фасада, давший представление о колористическом решении фасадов. Для всего ансамбля Наркомфина оно было единообразным: здания имели оштукатуренные фактурные поверхности стен белого цвета, сочетающиеся с черными круглыми колоннами и гладкими ленточными окнами серого цвета.
  • zooming
    1 / 7
    Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Здание прачечной жилого дома Наркомфина»
    © «Гинзбург Архитектс»
  • zooming
    2 / 7
    Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Здание прачечной жилого дома Наркомфина»
    © «Гинзбург Архитектс»
  • zooming
    3 / 7
    Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Хозяйственный блок дома Наркомфина»
    Фотография © Гинзбург Архитектс
  • zooming
    4 / 7
    Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Здание прачечной жилого дома Наркомфина»
    © «Гинзбург Архитектс»
  • zooming
    5 / 7
    Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Хозяйственный блок дома Наркомфина»
    Фотография © Гинзбург Архитектс
  • zooming
    6 / 7
    Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Хозяйственный блок дома Наркомфина»
    Фотография © Гинзбург Архитектс
  • zooming
    7 / 7
    Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Хозяйственный блок дома Наркомфина»
    Фотография © Гинзбург Архитектс
Фрагменты подлинной фактуры внутри были превращены в «вещдоки»: наиболее хорошо сохранившийся фрагмент утеплителя «соломита», например, был интегрирован в интерьер в виде оформленного под стекло зондажа. Часть исторической кладки была оставлена без оштукатуривания в виде экспозиционного материала. Также были сохранены найденные в ходе расчисток здания фрагменты конструктивных элементов световых приямков.
  • zooming
    1 / 6
    Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Хозяйственный блок дома Наркомфина»
    Фотография © Гинзбург Архитектс
  • zooming
    2 / 6
    Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Хозяйственный блок дома Наркомфина»
    Фотография © Гинзбург Архитектс
  • zooming
    3 / 6
    Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Хозяйственный блок дома Наркомфина»
    Фотография © Гинзбург Архитектс
  • zooming
    4 / 6
    Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Хозяйственный блок дома Наркомфина»
    Фотография © Гинзбург Архитектс
  • zooming
    5 / 6
    Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Хозяйственный блок дома Наркомфина»
    Фотография © Гинзбург Архитектс
  • zooming
    6 / 6
    Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Хозяйственный блок дома Наркомфина»
    Фотография © Гинзбург Архитектс
«К сожалению, оригинальная отделка интерьеров не сохранилась. Мы нашли только остатки разрушенного ксилолита в качестве напольного покрытия второго этажа и многослойные покраски стен. В настоящий момент воссоздана отделка стен с покраской по штукатурке. Западная стена имеет голубоватый оттенок, т.к. это единственный оригинальный цвет, который удалось найти в ходе технологических исследований», – комментирует главный архитектор проекта Мария Кузина.
Западный и северный фасад. Реставрация и приспособление объекта культурного наследия «Хозяйственный блок дома Наркомфина»
Фотография © Гинзбург Архитектс
В инженерно-конструктивном плане прачечная, также как и жилой дом, была экспериментальным сооружением. Характерными особенностями технологии строительства были стандартизация и предварительное изготовление отдельных элементов. В основе здание имеет железобетонный каркас с заполнением кладкой двух типов. Для наружных стен, представляющих из себя тепловую изоляцию, применялись пустотелые шлакобетонные камни типа «Крестьянин», с засыпкой в промежутках мелким шлаком. Для внутренних капитальных стен использовалась кладка из пустотелых камней с одним рядом пустот, так называемых жестких камней системы инженера Прохорова. Система инженерных коммуникаций была расположена вертикально и горизонтально в пустотах в кладке внутренних капитальных стен и перекрытий.
 
«Восстановительную часть работ по прачечной мы выполняли в соответствии с авторской технологией, – говорит Алексей Гинзбург. – Мы искали возможности существующих сегодня материалов, соответствующих по характеристикам первоначальным элементам. Например, нашли блоки по типу «Крестьянин» и при их укладке использовали способ крепления наподобие изначальной технологии. Также делали и воссоздание сборно-монолитных перекрытий, системы сдвижных окон по авторскому проекту. Все это было для нас важно, чтобы впоследствии говорить о том, что это здание в своих новых частях сделано точно по технологиям и замыслу его авторов…».
Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Здание прачечной жилого дома Наркомфина»
© Гинзбург Архитектс
Так, при реставрации кладки заполнения наружных стен архитекторами были подобраны блоки с аналогичными размерами из керамзитобетона, для реставрации плиты покрытия применена технология аналогичных сборно-монолитных перекрытий, которая была разработана в ходе строительства Наркомфина.
 
Были воссозданы и утраченные заполнения дверных и оконных проемов с фурнитурой. Оригинальные ленточные окна были одним из изобретений Наркомфина – она состояли из железобетонных рам и подвижных частей из дуба, скользящих по ролику. «Мы восстановили оконные блоки в точном соответствии с историческими чертежами – их габариты, систему сдвижных рам и колористическое решение, с тем исключением, что бетонные рамы заменены на деревянные, а на внутреннюю нить установлены стеклопакеты», – говорит Мария Кузина.
Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Хозяйственный блок дома Наркомфина»
Фотография © Гинзбург Архитектс
Замене подвергся и «кровельный пирог», было восстановлено историческое фальцевое покрытие кровли с уклоном в семь градусов. С целью эксплуатации кровли в летнее время в проекте приспособления предусмотрели сборный дощатый настил на регулируемых опорах и наружную лестницу, которая выполняет также роль эвакуационной лестницы со второго этажа.
  • zooming
    1 / 12
    Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Хозяйственный блок дома Наркомфина»
    Фотография © Гинзбург Архитектс
  • zooming
    2 / 12
    Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Хозяйственный блок дома Наркомфина»
    Фотография © Гинзбург Архитектс
  • zooming
    3 / 12
    Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Хозяйственный блок дома Наркомфина»
    Фотография © Гинзбург Архитектс
  • zooming
    4 / 12
    Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Хозяйственный блок дома Наркомфина»
    Фотография © Гинзбург Архитектс
  • zooming
    5 / 12
    Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Здание прачечной жилого дома Наркомфина»
    © «Гинзбург Архитектс»
  • zooming
    6 / 12
    Фрагмент архивных чертежей. Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Здание прачечной жилого дома Наркомфина»
    Предоставлено Гинзбург Архитектс
  • zooming
    7 / 12
    Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Хозяйственный блок дома Наркомфина»
    Фотография © Гинзбург Архитектс
  • zooming
    8 / 12
    Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Здание прачечной жилого дома Наркомфина»
    © Гинзбург Архитектс
  • zooming
    9 / 12
    Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Хозяйственный блок дома Наркомфина»
    Фотография © Гинзбург Архитектс
  • zooming
    10 / 12
    Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Хозяйственный блок дома Наркомфина»
    Фотография © Гинзбург Архитектс
  • zooming
    11 / 12
    Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Хозяйственный блок дома Наркомфина»
    Фотография © Гинзбург Архитектс
  • zooming
    12 / 12
    Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Здание прачечной жилого дома Наркомфина»
    © Гинзбург Архитектс
«Сама по себе прачечная является примером конструктивистской архитектуры, и ее можно и нужно было реставрировать хотя бы поэтому, – подчеркивает Алексей Гинзбург. – Но для нас в воссоздание объекта вкладывался и композиционный смысл, поскольку это важнейшая часть той среды, которую мы хотим зафиксировать и показать в консервационном режиме как идею наших авангардистов 1920-х гг. вкупе с общественным пространством».
На сегодняшний день прачечная и жилой дом имеют разных хозяев. По мнению Алексея Гинзбурга, идеальным решением было бы вернуть в отреставрированное здание прачечную как социальный объект для соседних жилых домов. Но у собственника это предложение не нашло отклика. Более вероятен сценарий перепрофилирования здания под функцию городского кафе.
author photo

Алексей Гинзбург:

«Моя мечта была сделать здесь что-то типа «Проект ОГИ» – кафе клуб. В моем понимании это место «edutainment» – «образование + развлечение», арт-кафе с книжным магазином. Но пока арендаторы не нашлись. Я думаю, не любой ресторан способен туда поместиться в силу низких потолков и небольшого пространства, но кафе клубного типа там поместится очень хорошо. Я буду пытаться по-прежнему говорить и предлагать это людям, которые занимаются такими проектами».

Словом, здание «Прачечнной» или хозблока, на первый взгляд техническое и незаметное, оказывается важным элементом комплекса, в каком-то смысле даже ключевым. Основной идеей эксперимента, проводимого архитекторами секции Стройкома в доме Наркомфина, как и нескольких других домах, построенных в других городах, было изменение жизни – причем не столько в сторону обобществления, сколько «коммунальности», – это понятие отличается от «коммуны» тем, что прежде всего включает в себя комфорт и служит, в сущности, предтечей опытов XX века по созданию сервисов, упрощающих жизнь человека и способных перенаправить его энегрию с муторного ежедневного самообслуживания на творчество. В советской модели жизни эксперимент, не будучи обеспечен почти ничем, несмотря на серию попыток, скорее провалился – но в мире в конечном счете состоялся и не следует забывать, что архитекторы советского авангарда принимали в нем деятельное участие. Здание прачечной, помимо градостроительного значения своего рода «пропилей парка Наркомфина», корпуса-входа, важно еще и тем, что было частью проекта трансформации жизни, предпринятой архитекторами группы Моисея Гинзбурга, – причем, от отличие от столовой, о которой все знают, самой забытой его частью. Завершенная реставрация вернула фронту застройки Садового кольца выпавший из общественного внимания элемент, а экспериментальному ансамлю цельность и некоторую толику исторической справедливости. Даже удивительно, как этот, казалось бы, готовый уйти в землю и раствориться в ней комплекс, многократно оплаканный, бодро восстановился за какие-нибудь 4-5 лет. Хотя победному шествию, как мы помним, предшествовали почти 30 лет отчаянных усилий.

За проект реставрации Хозблока Наркомфина Гинзбург Архитектс получили премию "Московская реставрация" в 2019 году. 
Архитектор:
Алексей Гинзбург
Проект:
Проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Хозяйственный блок дома Наркомфина»
Россия, Москва, Новинский бульвар, 25-27, стр. 12

Авторский коллектив:

Научный руководитель проекта реставрации и главный архитектор проекта – А.В.Гинзбург
Ведущий архитектор – М.В.Кузина
Конструкторы – А.Ю. Рындин, А.В.Андреев (ООО «КультРассвет»)



2015 — 2019

17 Апреля 2020

Наталья Коряковская

Автор текста:

Наталья Коряковская
Гинзбург Архитектс: другие проекты
«Архитектурная археология» Наркомфина: итог
Одно из важных событий 2020 года – завершение самой ожидаемой реставрации памятника советского авангарда – ансамбля Наркомфина, прародителя типологии социального жилья. Дом сохранил жилую функцию как основную, равно как и ряд свидетельств его прошлого и музеефицированных реставрационных расчисток.
Архитектура и ноосфера, или шесть идей для архитектора...
«Жизнь и судьба архитектурной идеи» – так называлось ток-шоу, цикл авторских выступлений архитекторов – участников АРХ-каталога, организованный в рамках деловой программы АРХ-Москвы. В нем приняли участие архитекторы Илья Заливухин, Юлий Борисов, Олег Шапиро, Константин Ходнев, Влад Савинкин и Владимир Кузьмин. Предлагаем вашему вниманию конспект дискуссии.
Галерейный подход
Рассказываем о концепции Центральной районной больницы вместимостью 240 мест «Гинзбург архитектс», которая заняла 1 место на конкурсе Союза архитекторов и Минздрава.
Допожарный классицизм
По проекту «Гинзбург Архитектс» отреставрирован особняк бригадира А.П. Сытина – редкий памятник московской деревянной архитектуры начала XIX века.
Нагатино: четыре истории
Проект застройки западной части Нагатинского полуострова бюро «Гинзбург Архитектс» начинало разрабатывать четыре раза, послойно накладывая на территорию одну концепцию за другой и формируя уникальный городской кейс. Рассматриваем все четыре, начиная с сотрудничества с Уильямом Олсопом.
Внедрение в контекст
Проектируя дом на Серпуховском валу, удивительно небольшого для современной Москвы масштаба, Алексей Гинзбург умело вписался в периметр Хавско-Шаболовского жилмассива, но подчеркнул отличие от советских построек волнообразным срезом кровли.
Частица городского калейдоскопа
Так можно определить здание отеля на Дубининской улице. Его архитектура совершенно не претенциозна и даже бравирует своей незаметностью, но при ближайшем рассмотрении обнаруживаются интересные детали.
Фракталы и кварталы
Два проекта курортных ансамблей в Геленджике Алексея Гинзбурга демонстрируют структуралистское чувство формы. А планировка апартаментов наследует жилым ячейкам Моисея Гинзбурга, автора дома Наркомфина.
15 фактов о доме Наркомфина
Реставрация дома Наркомфина идет полным ходом, в мае начались продажи квартир. А много ли известно о знаменитом памятнике архитектуры конструктивизма? Мы поговорили в Алексеем Гинзбургом, посчитали заблуждения и постарались их развеять, заодно вникнув в некоторые детали реставрации и исследования дома.
Архитектор строгих правил
В издательстве «Близнецы» вышла книга архитектора, театрального художника и издателя Татьяны Бархиной «Архитектор Григорий Бархин» к 140-летию мастера. Книга издана при поддержке «Гинзбург Архитектс». Публикуем рецензию и отрывок из воспоминаний Татьяны Бархиной.
Архитектурная терапия
Публикуем конкурсный проект реновации кварталов 32,33,34,35 на проспекте Вернадского консорциума ОАО «Моспроект» и ООО «Гинзбург Архитектс».
Два дома: возвращение
Оставаясь в рамках выполнения заказа, но тщательно работая с деталями, Алексею Гинзбургу удалось вернуть прежний облик усадьбе Долгоруковых-Бобринских на Малой Дмитровке и дому Сытина на Тверской. Рассказываем, что и как сделано.
Вдоль пляжа
«Гинзбург Архитектс» спроектировали дом в Геленджике длиной почти 250 метров, сумев при этом сделать его визуально дискретным и обыграть несколько пространственных сюжетов курортного плана, связанных с созерцанием, загоранием и прогулками.
Алексей Гинзбург: «Дом Наркомфина нельзя просто отреставрировать»
Глава «Гинзбург Архитекстс» – о плане и деталях реконструкции дома Наркомфина, которая уже почти началась. Об уникальной структуре инженерных коммуникаций, предложенных в доме Моисеем Гинзбургом, необходимости дополнительных исследований и проекте благоустройства с понижением мостовой.
Прадеду правнук
Алексей Гинзбург завершил реставрацию здания газеты «Известия» на Пушкинской площади, построенного прадедом Григорием Бархиным. По московским меркам получилась редчайшая редкость – памятник архитектуры авангарда, восстановленный со всей возможной тщательностью.
Реставрация в городе
Восстановление доходного дома Тюляевой – лишь часть работ, которые мастерская Алексея Гинзбурга и Натальи Шиловой ведёт в начале Малой Дмитровки. И её качество, в числе прочего, сделало фрагмент городского пространства здесь совершенно иным, новым или даже хорошо забытым старым.
Таганские ворота
Многофункциональный комплекс, проектированием которого Алексей Гинзбург занимается больше семи лет, должен занять участок на внешней части Садового кольца перед въездом в туннель, vis-à-vis здания Театра на Таганке.
Алексей Гинзбург: «Я считаю своим преемственным занятием...
Об изменении модернистской парадигмы, актуальности миссии изменения мира, противоположности позиций архитектора и реставратора и о расширении сознания, которое приносит работа со сложными задачами и разными жанрами.
Выбор веселых и находчивых
Публикуем все проекты участников конкурса на концепцию реконструкции кинотеатра «Гавана» для молодежного центра «Планета КВН». Среди участников SPEECH, СКиП, бюро Андрея Чернихова, Алексея Гинзбуга и другие, первое место досталось проекту бюро «Атриум», предложившему изменить фасад до неузнаваемости с помощью легкой натяжной конструкции.
Похожие статьи
«Архитектурная археология» Наркомфина: итог
Одно из важных событий 2020 года – завершение самой ожидаемой реставрации памятника советского авангарда – ансамбля Наркомфина, прародителя типологии социального жилья. Дом сохранил жилую функцию как основную, равно как и ряд свидетельств его прошлого и музеефицированных реставрационных расчисток.
Не реставрация, но воссоздание
Декоративное панно «Защитникам Отечества» в Калуге, созданное почти полвека назад художником Владимиром Животковым, обрело вторую жизнь и избежало забвения. Теперь на его месте – точная и усиленная копия.
Коронавирус не подточил деревянную архитектуру
Премия АРХИWOOD собрала рекордные 207 заявок, в шорт-лист прошло 54. Хотя организаторы премии до сих пор не решили, в каком формате пройдет церемония награждения победителей, Экспертный совет определил шорт-лист премии, а на ее сайте началось голосование. О вышедших в финал номинантах, а также о внутренних проблемах премии, которые, среди прочего, отражают новые тенденции в деревянной архитектуре, рассказывает куратор Николай Малинин.
На все времена
Сохранение наслоений разных периодов – одна из прогрессивных тенденций современной реставрации. Именно так, если говорить в целом, произошло обновление вокзала 1933 года в Иваново: на тридцатые, пятидесятые и восьмидесятые. Но довольно много добавилось и современного, так что реализованный проект правильнее называть реконструкцией.
Первый выпуск Ре-школы: наследие Ельца
Дипломники школы Наринэ Тютчевой подготовили мастер-план развития Ельца, а также концепцию сохранения трех объектов культурного наследия, предлагая решения для сохранения слободской застройки, расселения ветхого жилья и восстановления городских связей.
Допожарный классицизм
По проекту «Гинзбург Архитектс» отреставрирован особняк бригадира А.П. Сытина – редкий памятник московской деревянной архитектуры начала XIX века.
Дискуссия о Дворце пионеров
Публикуем концепцию комплексного обновления московского Дворца Пионеров Феликса Новикова и Ильи Заливухина, и рассказываем о его обсуждении в Большом зале Москомархитектуры 4 марта.
Рестораны вместо лучших реставраторов страны?
Минкульт выдал ЦНРПМ предписание переехать до 1 марта. Не исключено, что после разорительного переезда научной реставрации в стране не останется. Говорим со специалистами, публикуем письмо сотрудников министру культуры.
Дом для друзей
Юбилейная, десяти лет от роду, премия АРХИWOOD присудила гран-при Николаю Белоусову за достижения, предложила одну нестандартную номинацию, а главная премия досталась Сергею Мишину за его собственный дом. Рассказываем о победителях и о церемонии.
Как сохранить деревянное: Петербург
«Студия-44» разработала для Санкт-Петербурга Концепцию сохранения памятников деревянной архитектуры. Особенно интересна в ней методика определения ценности зданий, а также параметрическая модель, которая наглядно показывает, что нужно спасать в первую очередь.
Еще одна глава
В лондонском «дворце для народа» Александра-палас архитекторы Feilden Clegg Bradley Studios реконструировали не использовавшийся по назначению с начала XX века театральный зал.
От античности до совриска
Имение Пицхенгер на западе Лондона, построенное для себя архитектором Джоном Соуном в начале XIX века, открывается после масштабной реставрации как центр наследия и культуры. Первой там пройдет выставка Аниша Капура.
15 фактов о доме Наркомфина
Реставрация дома Наркомфина идет полным ходом, в мае начались продажи квартир. А много ли известно о знаменитом памятнике архитектуры конструктивизма? Мы поговорили в Алексеем Гинзбургом, посчитали заблуждения и постарались их развеять, заодно вникнув в некоторые детали реставрации и исследования дома.
От античности до модернизма
Новый офисный комплекс рядом с Барбиканом в Лондоне по проекту бюро Make напоминает об истории места – от древнеримской крепостной стены до пешеходных мостиков послевоенного модернизма.
«Яркость цвета стен до второй половины XX века зависела...
Британский специалист по интерьерным и фасадным краскам и цвету Дэвид Моттерсхед – об исследовании окраски исторических зданий, истоках современных предпочтений в колорите и границах «аутентичности» при реставрации.
Подмосковный манеж
Команда бюро «Народный архитектор» подготовила проект реставрации манежа в Звенигороде. Зданию вернут исторические формы, здесь расположится звенигородский историко-архитектурный музей, обогащенный функциями культурного центра и общественного пространства.
Постиндустриальная тяга
В Музее железных дорог России архитекторы «Студии 44» смогли создать сильное и эффектное пространство для коллекции из более чем 100 исторических паровозов и локомотивов.
Технологии и материалы
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
«Том Сойер Фест» возрождает красоту старинных зданий
Вот уже 5 лет в разных регионах России проходит уникальный фестиваль по сохранению архитектурного наследия «Том Сойер Фест». Волонтеры и неравнодушные спонсоры помогают спасти здания, которые долгие годы стояли без реставрации и разрушались. И это не просто старые дома – это наше уходящее достояние. Более 40 городов принимают участие в фестивале. В Нижнем Новгороде партнером «Том Сойер Фест» стала австрийская компания Baumit.
Сейчас на главной
Пресса: Паоло Солери и Arcosanti: как построить Бога
Паоло Солери учился у Фрэнка Ллойда Райта, в художественной коммуне «Талиесин-Вест», и его оттуда выгнали — вероятно, из-за конфликта с Ольгой Ивановной Райт, женой великого мастера. Видимо, логика отталкивания и притяжения привели к тому, что хотя утопия Солери не имеет ничего общего с идеями Райта, сам тип жизни коммуной он воспроизвел.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
Реновация городской среды: исторические прецеденты
Публикуем полный текст коллективной монографии, написанной в прошедшем 2020 году сотрудниками НИИТИАГ и посвященной теме, по-прежнему актуальной как для столицы, так и для всей страны – реновации городов. Тема рассмотрена в широкой исторической и географической перспективе: от градостроительной практики Екатерины II до творчества Ричарда Роджерса в его отношении к мегаполисам. Москва, НИИТИАГ, 2021. 333 страницы.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.
Иркутск как Дрезден
Фрагмент из книги «Регенерация историко-архитектурной среды. Развитие исторических центров», посвященной возможности применения немецких методик сохранения исторической среды в российских городах.
Содержание крупнее формы
Музей художественного образования Хуамао близ Нинбо по проекту Алвару Сиза и Карлуша Каштанейра – это компактный темный объем с наполненным светом просторным интерьером.