Дом Наркомфина: воссоздание оригинальных фактур и колористических решений начала 1930-х годов

Оригинальный цвет фасадов знаменитого дома Наркомфина Моисея Гинзбурга и Игнатия Милиниса удалось восстановить благодаря продуктам австрийской компании Baumit.

mainImg
Компaния:
представительство компании Baumit на Архи.ру
Сайт:
baumitshop.ru
Контакты:
Baumit Россия
Университетская ул., 11
141980 Дубна
Телефон отдела продаж, единый номер, все регионы РФ: 8 800 770-00-45
[email protected]
Реставрация дома Наркомфина на Новинском бульваре – памятника советского конструктивизма – завершилась в 2020. В современной истории Москвы это один из самых сложных и ответственных проектов, потребовавший особого мастерства и от реставраторов, и от строителей, и от производителей материалов, использованных для восстановления исторического облика здания.

Дом Наркомфина построен в 1928-1930 годах для работников Народного комиссариата финансов СССР по проекту архитекторов Моисея Гинзбурга и Игнатия Милиниса. Здание стало по-настоящему революционным, причем не только для Советского Союза. Это была совершенно новая, экспериментальная типология – дом коммунального типа – которая для конца 1920-х годов являлась одной из самых прогрессивных идей, предлагающих новые формы жизни и быта. Долгое время она считалась утопичной и нежизнеспособной, но оказалась неожиданно актуальна и востребована в наше время. 

Комплекс дома Наркомфина включал в себя жилой и коммунальный корпуса, соединенные крытым переходом. Жилой корпус – семиэтажное здание с двумя лестничными пролетами, пентхаусом и солярием на эксплуатируемой кровле. Коммунальный блок – отдельный четырехэтажный объем, вмещавший детский сад, столовую, помещения для отдыха и спорта. На крыше была организована летняя терраса.
Фрагмент восточного фасада: воссозданное цветовое решение фасадных стен и колонн. Реставрация и приспособление объекта культурного наследия «Здание дома Наркомфина» (2017-2020)
Фотография Юрий Пальмин / © Гинзбург Архитектс
Витраж коммунального корпуса после реставрации. Реставрация и приспособление объекта культурного наследия «Здание дома Наркомфина» (2017-2020)
Фотография Юрий Пальмин / © Гинзбург Архитектс

Опытный дом переходного типа, как определял его сам Моисей Гинзбург, строился на территории огородов двух старинных усадеб. Чтобы обеспечить свободный проход, объем приподняли на «ножках» – бетонных столбах, поставленных в три ряда и проходящих через все этажи. Межэтажные перекрытия при этом опирались именно на столбы, а не на стены. Такое новаторское конструктивное решение, снимающее нагрузку со стен, позволило сделать сплошное ленточное остекление. В дальнейшем оно стало одной из узнаваемых черт архитектуры того времени. 

Еще одно ноу-хау – каркас из монолитного железобетона. До дома Наркомфина так строили только общественные здания. Для возведения стен использовался бетонитовый пустотелый камень двух типов, внутренние межкомнатные перегородки возводили из фибролита. Экспериментальными были и решения, связанные с инсоляцией и естественной вентиляцией помещений, так как абсолютно все квартиры выходят сразу и на восток, и на запад. Все инженерные системы были спрятаны внутри стен и перекрытий здания. Максимально эффективно использовалась площадь, так что понадобилось всего два общих коридора, а планировки в доме получились нестандартными: несколько типов двухуровневых жилых ячеек – от малометражек до ячеек для больших семей, общие для всех жильцов гараж, прачечная, столовая и библиотека.
Вид на коммунальный корпус и восточный фасад жилого корпуса. Реставрация и приспособление объекта культурного наследия «Здание дома Наркомфина» (2017-2020)
Фотография Юрий Пальмин /© Гинзбург Архитектс
Вид на восточный фасад жилого корпуса со стороны посольства США до реставрации. Реставрация и приспособление объекта культурного наследия «Здание дома Наркомфина» (2017-2020)
Фотография Гинзбург Архитектс
Вид на восточный фасад жилого корпуса со стороны посольства США после реставрации. Реставрация и приспособление объекта культурного наследия «Здание дома Наркомфина» (2017-2020)
Фотография Гинзбург Архитектс

Надо сказать, что в том виде, как его задумывали и реализовывали авторы, дом Наркомфина просуществовал недолго. Уже в середине 1930-х надстроили коммунальный корпус, после войны было заложено пространство между «ножками». Остроумные инженерные системы, придуманные Сергеем Прохоровым, оказалось трудно обслуживать, стали возникать протечки и засоры. К концу 1990-х дом оказался в очень плачевном визуальном состоянии, от оригинальных интерьеров также мало что сохранилось. В 2006 дом включили в список 100 памятников мировой культуры, находящихся под угрозой уничтожения.
Световые приямки: воссозданный фрагмент. Реставрация и приспособление объекта культурного наследия «Здание дома Наркомфина» (2017-2020)
Фотография Юрий Пальмин / © Гинзбург Архитектс
Фрагмент восстановленной вентиляционной шахты на эксплуатируемой кровле. Реставрация и приспособление объекта культурного наследия «Здание дома Наркомфина» (2017-2020)
Фотография Юрий Пальмин / © Гинзбург Архитектс

Полноценная научная реставрация дома Наркомфина началась только в 2017. Автором проекта  стал внук Моисея Гинзбурга – архитектор Алексей Гинзбург. В ходе реставрации все изначальные планировки квартир были в точности сохранены, также были полностью восстановлены оригинальные инженерные решения, демонтированы поздние надстройки и пристройки, восстановлена галерея и открытые рекреационные пространства на крышах обоих корпусов.
Восточная стена в помещении 3-го этажа коммунального корпуса: работы по определению времени нанесения и состава красочных слоев. Реставрация и приспособление объекта культурного наследия «Здание дома Наркомфина» (2017-2020)
Фотография Гинзбург Архитектс
Раскрытие слоев краски на колонне в ячейке P. Реставрация и приспособление объекта культурного наследия «Здание дома Наркомфина» (2017-2020)
Фотография Гинзбург Архитектс
Интерьер третьего этажа коммунального корпуса. Реставрация и приспособление объекта культурного наследия «Здание дома Наркомфина» (2017-2020)
Фотография Юрий Пальмин / © Гинзбург Архитектс
Восстановленное цветовое решение лестничных узлов. Реставрация и приспособление объекта культурного наследия «Здание дома Наркомфина» (2017-2020)
Фотография Юрий Пальмин / © Гинзбург Архитектс

Одним из самых непростых этапов стала работа с цветовыми схемами. Наружное оформление дома складывалось из двух основных оттенков: колонны были выкрашены в антрацитовый черный, а фасады имели теплый оттенок белого, приглушенный охрой и сажей. Цветовое решение интерьеров Моисей Гинзбург разрабатывал совместно с Хиннерком Шепером, представителем школы Баухаус. Цвет подчеркивал геометрию объемов, визуально расширял пространство и, по замыслу авторов, должен был особым образом влиять на психоэмоциональное и психофизическое состояние человека. Перед реставраторами стояла очень сложная задача под множеством поздних наслоений обнаружить первоначальный цвет, а затем в точности воспроизвести колористику дома Наркомфина 1930-х годов, используя современные отделочные материалы. 
Воссозданное покрытие коридоров и ступеней северной лестницы, выполненное на магнезиальном связующем по оригинальной технологии. Реставрация и приспособление объекта культурного наследия «Здание дома Наркомфина» (2017-2020)
Фотография Юрий Пальмин / © Гинзбург Архитектс
Реставрация и приспособление объекта культурного наследия «Здание дома Наркомфина» (2017-2020). Интерьер первого этажа коммунального корпуса
© Гинзбург Архитектс

Поскольку оригинальная покраска в интерьерах поти не сохранилась, будущие владельцы квартир могли выбрать либо нейтральную покраску стен в цвет фасада, либо оригинальное колористическое решение. Специалисты провели большую работу по выявлению первоначальных оттенков. Стены были выкрашены в двух гаммах – теплой и холодной. В теплом цветовом решении потолок был цвета светлой охры, а стены – лимонные. В холодном – потолок предлагалось красить в голубой, а стены – в сероватый или зеленоватый цвет. В общественных зонах использовались и более смелые и активные оттенки, в частности, красный и черный.
Жилая ячейка типа “К” после окончания реставрации. Реставрация и приспособление объекта культурного наследия «Здание дома Наркомфина» (2017-2020)
Фотография Юрий Пальмин / © Гинзбург Архитектс
Реставрация и приспособление объекта культурного наследия «Здание дома Наркомфина» (2017-2020). Винтовая лестница на кровле коммунального корпуса
Фотография Гинзбург Архитектс
Реставрация и приспособление объекта культурного наследия «Здание дома Наркомфина» (2017-2020). Коммунальный корпус. Витраж
Фотография Юрий Пальмин 2020 г. / © Гинзбург Архитектс

Для воссоздания оригинального оттенка и фактурного слоя фасадов использовалась силикатная краска Baumit SilikatColor, а также сцепляющий раствор для наружных и внутренних работ Baumit Haft Mortel от австрийской компании Baumit. Baumit – один из ведущих производителей строительных материалов в Европе. Философия компании – сделать жилые пространства безопасными для здоровья, энергоэффективными и красивыми. 

Краска Baumit SilikatColor на основе калиевого жидкого стекла предназначена для наружных и внутренних работ. Она готова к применению, наносится как на новые, так и на старые минеральные штукатурки, шпаклевочные массы, бетон, асбоцементные плиты и силикатные покрытия. Краска обеспечивает долговечность фасада благодаря низкой загрязняемости, водоотталкивающим, атмосферостойким и светостойким свойствам. SilikatColor обладает паропроницаемостью, быстро сохнет, не формирует пленку на поверхности и имеет хорошую адгезию к минеральным основаниям. Эти свойства делают продукт идеальным для реставрационных работ, требующих особо деликатного и бережного подхода. И именно поэтому краска Baumit SilikatColor была выбрана для реставрации дома Наркомфина. 

С помощью краски SilikatColor по сохранившимся оригинальным фрагментам удалось воспроизвести сложный, теплый оттенок белого на фасадах дома Наркомфина. Поверхность стен была предварительно очищена от загрязнений, остатков отслаивающейся краски и штукатурки. Для сцепления, выравнивания и докомпоновки недостающих фрагментов штукатурки использовался специальный раствор Baumit HaftMortel, который позволил подготовить поверхность под покраску.

Haft Mortel – порошкообразный клей на основе цемента. Он легко наносится и препятствует водопоглощению, защищая фасад от разрушения, трещин и деформации. Раствор применяется для оштукатуренных и бетонных поверхностей, а также для ремонта старых фасадов. Качество продукта позволяет использовать его для реставрации самых значимых архитектурных объектов. Именно этот материал позволил воссоздать фактуру стен, повторяющую решения 1930-х.

Работы по реставрации дома Наркомфина были полностью завершены в июле 2020. Сегодня это жилой комплекс высокого класса с двухуровневыми и двухсторонними квартирами и пентхаусом на крыше. В бывшем коммунальном корпусе, как и было изначально задумано авторами, сконцентрированы общественные пространства. Таким образом зданию вернули не только его первоначальный облик, но и изначальную функцию. 

Поставщики, технологии

14 Декабря 2021

Baumit: другие статьи и новости
Baumit: продлевая строительный сезон
Не случайно стройку считают сезонной работой: с приходом холодов часто встает вопрос – можно ли продолжать отделочные работы или надо ждать весны. Baumit разработал специальные штукатурки, которые позволяют отделывать фасад и при минусовых температурах.
Краски и штукатурки Baumit: идеальное финишное покрытие
В процессе отделки дома или квартиры одним из главных вопросов является выбор финишного покрытия, ведь это решение влияет не только на внешний вид стен сегодня, но и на то, как они будут выглядеть со временем. Рассказываем о том, какие штукатурки и краски предлагает Baumit для создания идеального фасада и интерьера, которые будут радовать много лет.
Реставраторы провели работы в мемориальном комплексе...
В Беслане прошла выездная школа реставрации Союза реставраторов России. Ее участники выполнили восстановительные и консервационные работы на руинах школы №1. Проект состоялся при поддержке компании Baumit, специалистов в области реставрации исторических зданий.
Baumit приглашает на Building Skin Russia 2022
1-2 марта в Москве в 57 павильоне ВДНХ состоится шестой Всероссийский форум по внешним оболочкам зданий.
Компания Baumit приглашает на мастер-класс "Baumit CreativTop – один материал – тысячи фактур!" в рамках Фасадного чемпионата и лекцию Бориса Второва о фасадах будущего.
«Том Сойер Фест» возрождает красоту старинных зданий
Вот уже 5 лет в разных регионах России проходит уникальный фестиваль по сохранению архитектурного наследия «Том Сойер Фест». Волонтеры и неравнодушные спонсоры помогают спасти здания, которые долгие годы стояли без реставрации и разрушались. И это не просто старые дома – это наше уходящее достояние. Более 40 городов принимают участие в фестивале. В Нижнем Новгороде партнером «Том Сойер Фест» стала австрийская компания Baumit.
7 причин выбрать Baumit MosaikTop
Антивандальность, долговечность, устойчивость к влаге, возможность использования практически в любых климатических зонах – все это о штукатурке Baumit MosaikTop.
Технологии и материалы
Амфитеатры, уличное искусство и единение с природой
В сентябре 2023 года в Воронеже завершилось строительство крупнейшей в России школы вместимостью 2860 человек. Проект был возведен в знак дружбы между Россией и Республикой Беларусь и получил название «Содружество». Чем уникально новое учебное заведение, рассказали архитекторы проектного института «Гипрокоммундортранс» и специалист компании КНАУФ, поставлявшей на объект свои отделочные материалы.
Быстрее на 30%: СОД Sarex как инструмент эффективного...
Руководители бюро «МС Архитектс» рассказывают о том, как и почему перешли на российскую среду общих данных, которая позволила наладить совместную работу с девелоперами и строительными подрядчиками. Внедрение Sarex привело к сокращению сроков проектирования на 30%, эффективному решению спорных вопросов и избавлению от проблем человеческого фактора.
Византийская кладка Херсонеса
В историко-археологическом парке Херсонес Таврический воссоздается исторический квартал. В нем разместятся туристические объекты, ремесленные мастерские, музейные пространства. Здания будут иметь аутентичные фасады, воспроизводящие древнюю византийскую кладку Херсонеса. Их выполняет компания «ОртОст-Фасад».
Алюминий в многоэтажном строительстве
Ключевым параметром в проектировании многоэтажных зданий является соотношение прочности и небольшого веса конструкций. Именно эти характеристики сделали алюминий самым популярным материалом при возведении небоскребов. Вместе с «АФК Лидер» – лидером рынка в производстве алюминиевых панелей и кассет – разбираемся в технических преимуществах материала для высотного строительства.
A BOOK – уникальная палитра потолочных решений
Рассказываем о потолочных решениях Knauf Ceiling Solutions из проектного каталога A BOOK, которые были реализованы преимущественно в России и могут послужить отправной точкой для новых дизайнерских идей в работе с потолком как гибким конструктором.
Городские швы и архитектурный фастфуд
Вышел очередной эпизод GMKTalks in the Show – ютуб-проекта о российском девелопменте. В «Архитительном выпуске» разбираются, кто главный: архитектор или застройщик, говорят о работе с историческим контекстом, формировании идентичности города или, наоборот, нарушении этой идентичности.
​Гибкий подход к стенам
Компания Orac, известная дизайнерским декором для стен и богатой коллекцией лепных элементов, представила новинки на выставке Mosbuild 2024.
BIM-модели конвекторов Techno для ArchiCAD
Специалисты Techno разработали линейки моделей конвекторов в версии ArchiCAD 2020, которые подойдут для работы архитекторам, дизайнерам и проектировщикам.
Art Vinyl Click: модульные ПВХ-покрытия от Tarkett
Art Vinyl Click – популярный продукт компании Tarkett, являющейся мировым лидером в производстве финишных напольных покрытий. Его отличают быстрота укладки, надежность в эксплуатации и множество вариантов текстур под натуральные материалы. Подробнее о возможностях Art Vinyl Click – в нашем материале.
Кирпичное ателье Faber Jar: российское производство с...
Уход европейских брендов поставил многие строительные объекты в затруднительное положение – задержка поставок и значительное удорожание. Заменить эксклюзивные клинкерные материалы и кирпич ручной формовки без потери в качестве получилось у кирпичного ателье Faber Jar. ГК «Керма» выпускает не только стандартные позиции лицевого кирпича, но и участвует в разработке сложных авторских проектов.
Systeme Electric: «Технологическое партнерство – объединяем...
В Москве прошел Инновационный Саммит 2024, организованный российской компанией «Систэм Электрик», производителем комплексных решений в области распределения электроэнергии и автоматизации. О компании и новейших продуктах, представленных в рамках форума – в нашем материале.
Новая версия ар-деко
Клубный дом «GloraX Premium Белорусская» строится в Беговом районе Москвы, в нескольких шагах от главной улицы города. В ближайшем доступе – множество зданий в духе сталинского ампира. Соседство с застройкой середины прошлого века определило фасадное решение: облицовка выполнена из бежевого лицевого кирпича завода «КС Керамик» из Кирово-Чепецка. Цвет и текстура материала разработаны индивидуально, с участием архитекторов и заказчика.
KERAMA MARAZZI презентовала коллекцию VENEZIA
Главным событием завершившейся выставки KERAMA MARAZZI EXPO стала презентация новой коллекции 2024 года. Это своеобразное признание в любви к несравненной Венеции, которая послужила вдохновением для новинок во всех ключевых направлениях ассортимента. Керамические материалы, решения для ванной комнаты, а также фирменные обои помогают создать интерьер мечты с венецианским настроением.
Российские модульные технологии для всесезонных...
Технопарк «Айра» представил проект крытых игровых комплексов на основе собственной разработки – универсальных модульных конструкций, которые позволяют сделать детские площадки комфортными в любой сезон. О том, как функционируют и из чего выполняются такие комплексы, рассказывает председатель совета директоров технопарка «Айра» Юрий Берестов.
Сейчас на главной
Hide and seek
Дом ID Moskovskiy, спроектированный Степаном Липгартом во дворах у Московского проспекта за Обводным каналом и завершенный недавно, во-первых, достаточно точно реализован, что существенно еще и потому, что это первый дом, в котором архитектор отвечал не только за фасады, но и за планировки, и смог лучше увязать их между собой. Но интересен он как пример «прорастания» новой архитектуры в городе: она опирается на лучшие образцы по соседству и становится улучшенной и развитой суммой идей, найденных в контексте.
Музейно-концертная функция
Завершена реконструкция домашней арены клуба Real Madrid CF, стадиона Сантьяго Бернабеу: теперь здесь проще проводить концерты и другие массовые мероприятия, а новый фасад согласован с пространством города.
Амфитеатр под луной
Подарок от бюро KIDZ к своему дню рождения – поп-ап павильон на территории кластера ЛенПолиграфМаш в Санкт-Петербурге. До конца лета здесь можно отдыхать в гамаке, возиться с мягким песком, наблюдать за огромным шаром с гелием и другими людьми.
Вибрация балконов
Школа в Шанхае по проекту австралийско-китайского бюро BAU рассчитана как на традиционную, так и на ориентированную на нужды конкретного ученика форму обучения.
Митьки в арбузе
В петербургском «Манеже» открылась выставка художников «Пушкинской-10» – не заметить ее невозможно благодаря яркому дизайну, которым занималась студия «Витрувий и сыновья». Тот случай, когда архитектура перетянула на себя одеяло и встала вровень с художественным высказыванием. Хотя казалось бы – подумаешь, контейнеры и горошек.
Архитектор в городе
Прошлись по современной Москве с проектом «Прогулки с архитектором» – от ЖК LUCKY до Можайского вала. Это долго и подробно, но интересно и познавательно. Рассказываем и показываем, гуляли 4 часа.
Ре:Креация – итоги конкурса, 2 часть
Во второй части рассказываем о самой многочисленной группе номинаций – «Объекты развлечений». В ней было представлено шесть номинаций: акватермальный и банный комплексы, многофункциональный центр, парк развлечений, рыбный рынок и этноархеологический парк.
Пресса: Город большого мифа и большой обиды
Иркутск: место победы почвеннической литературы над современной архитектурой. Иркутск — «великий город с областной судьбой», как сказал когда-то поэт Лев Озеров про Питер. И это высказывание, конечно, про трагедию, но еще и про обиду на судьбу. В ряду сибирских городов Иркутск впечатлил меня не тем, что он на порядок умней, сложней, глубже остальных — хотя это так,— а ощущением устойчивой вялотекущей неврастении.
Конкурс в Коммунарке: нюансы
Институт Генплана и группа «Самолет» провели семинар для будущих участников конкурса на концепцию района в АДЦ «Коммунарка». Выяснились некоторые детали, которые будут полезны будущим участникам. Рассказываем.
Переживание звука
Для музея звука Audeum в Сеуле Кэнго Кума создал архитектуру, которая обращается к природным мотивам и стимулирует все пять чувств человека.
Кредо уместности
Первая студия выпускного курса бакалавриата МАРШ, которую мы публикуем в этом году, размышляла территорией Ризоположенского монастыря в Суздале под грифом «уместность» и в рамках типологии ДК. После сноса в 1930-е годы позднего собора в монастыре осталось просторное «пустое место» и несколько руин. Показываем три работы – одна из них шагнула за стену монастыря.
Субурбию в центр
Архитектурная студия Grad предлагает адаптировать городскую жилую ячейку к типологии и комфорту индивидуального жилого дома. Наилучшая для этого технология, по мнению архитекторов, – модульная деревогибридная система.
ГУЗ-2024: большие идеи XX века
Публикуем выпускные работы бакалавров Государственного университета по землеустройству, выполненные на кафедре «Архитектура» под руководством Михаила Корси. Часть работ ориентирована на реального заказчика и в дальнейшем получит развитие и возможную реализацию. Обязательное условие этого года – подготовка макета.
Белый свод
Herzog & de Meuron превратили руину исторического дома в центре австрийского Брегенца в «стопку» функций: культурное пространство с баром, гостиница, квартира.
WAF 2024: полшага навстречу
Всемирный фестиваль архитектуры объявил шорт-листы всех номинаций. В списки попали два наших бюро с проектами для Саудовской Аравии и Португалии. Также в сербском проекте замечен российский фотограф& Коротко рассказываем обо всех.
Не снится нам берег Японский
Для того, чтобы исследовать возможности развития нового курорта на берегу Тихого океана, конкурс «РЕ:КРЕАЦИЯ» поделили на 15 (!) номинаций, от участников требовали не меньше 3 концепций, по одной в каждой номинации, и победителей тоже 15. Среди них и студенты, и известные молодые архитекторы. Показываем первые 4 номинации: отели и апартаменты разного класса.
Годы метро. Памяти Нины Алешиной
Сегодня, 17 июля, исполняется сто лет со дня рождения Нины Александровны Алешиной – пожалуй, ключевого архитектора московского метро второй половины XX века. За сорок лет она построила двадцать станций. Публикуем текст Александра Змеула, основанный на архивных материалах, в том числе рукописи самой Алешиной, с фотографиями Алексея Народицкого.
Мост без свойств
В Бордо открылся автомобильный и пешеходный мост по проекту OMA: половина его полотна – многофункциональное общественное пространство.
Три шоу
МАРШ опять показывает, как надо душевно и атмосферно обходиться с макетами и с материями: физическими от картона до металла – и смысловыми, от вопроса уместности в контексте до разнообразных ракурсов архитектурных философий.
Квеври наизнанку
Ресторан «Мараули» в Красноярске – еще одна попытка воссоздать атмосферу Грузии без использования стереотипных деталей. Архитекторы Archpoint прибегают к приему ракурса «изнутри», открывают кухню, используют тактильные материалы и иронию.
Городской лес
Парк «Прибрежный» в Набережных Челнах признан лучшим общественным местом Татарстана в 2023 году. Для огромного лесного массива бюро «Архитектурный десант» актуализировало старые и предложило новые функции – например, площадку для выгула собак и терренкуры, разработанные при участии кардиолога. Также у парка появился фирменный стиль.
Воспоминания о фотопленке
Филиал знаменитой шведской галереи Fotografiska открылся теперь и в Шанхае. Под выставочные пространства бюро AIM Architecture реконструировало старый склад, максимально сохранив жесткую, подлинную стилистику.
Рассвет и сумерки утопии
Осталось всего 3 дня, чтобы посмотреть выставку «Работать и жить» в центре «Зотов», и она этого достойна. В ней много материала из разных источников, куча разделов, показывающих мечты и реалии советской предвоенной утопии с разных сторон, а дизайн заставляет совершенно иначе взглянуть на «цвета конструктивизма».
Крыши как горы и воды
Общественно-административный комплекс по проекту LYCS Architecture в Цюйчжоу вдохновлен древними архитектурными трактатами и природными красотами.
Оркестровка в зеленых тонах
Технопарк имени Густава Листа – вишенка на торте крупного ЖК компании ПИК, реализуется по городской программе развития полицентризма. Проект представляет собой изысканную аранжировку целой суммы откликов на окружающий контекст и историю места – а именно, компрессорного завода «Борец» – в современном ключе. Рассказываем, зачем там усиленные этажи, что за зеленый цвет и откуда.
Терруарное строительство
Хранилище винодельни Шато Кантенак-Браун под Бордо получило землебитные стены, обеспечивающие необходимые температурные и влажностные условия для выдержки вина в чанах и бочках. Авторы проекта – Philippe Madec (apm) & associés.
Над античной бухтой
Архитектура культурно-развлекательного центра Геленждик Арена учитывает особенности склона, раскрывает панорамы, апеллирует к истории города и соседству современного аэропорта, словом, включает в себя столько смыслов, что сразу и не разберешься, хотя внешне многосоставность видна. Исследуем.
Архитектура в дизайне
Британка была, кажется, первой, кто в Москве вместо скучных планшетов стал превращать показ студенческих работ с настоящей выставкой, с дизайном и объектами. Одновременно выставка – и день открытых дверей, растянутый во времени. Рассказываем, показываем.
Пресса: Город без плана
Новосибирск — город, который способен вызвать у урбаниста чувство профессиональной неполноценности. Это столица Сибири, это третий по величине русский город, полтора миллиона жителей, город сильный, процветающий даже в смысле экономики, город образованный — словом, верхний уровень современной русской цивилизации. Но это все как-то не прилагается к тому, что он представляет собой в физическом плане. Огромный, тянется на десятки километров, а потом на другой стороне Оби еще столько же, и все эти километры — ускользающая от определений бесконечная невнятность.