English version

Допожарный классицизм

По проекту «Гинзбург Архитектс» отреставрирован особняк бригадира А.П. Сытина – редкий памятник московской деревянной архитектуры начала XIX века.

Наталья Коряковская

Автор текста:
Наталья Коряковская

23 Июня 2020
mainImg
Архитектор:
Алексей Гинзбург
Наталия Шилова
Проект:
Реставрация усадьбы А.П. Сытина
Россия, Москва, Сытинский пер., дом 5/10, стр. 5

Авторский коллектив:
Научный руководитель проекта реставрации, главный
архитектор проекта: Алексей Владимирович Гинзбург
Главный архитектор проекта: Никита Андреевич Дудниченко

8.2017 — 8.2019

Заказчик: ООО «Галс»
Соавтор: ОАО «Центр комплексного развития»
Сытинский особняк – один из тех уютных одноэтажных домиков с колоннами, мезонином и гипсовой лепниной над окнами, которые определяли облик дворянской и купеческой Москвы эпохи первой половины царствования Александра I. Такие дома имели в основе обычный сруб, поскольку дерево было и более доступным, и «здоровым» для жилья материалом. В то же время владельцам предписывалось штукатурить его под камень или обшивать тесом в течение трех лет с момента постройки – так власти заботились о «столичности» архитектурного облика городских усадеб. Дома строились парадным фасадом по красной линии улицы, имели флигели и службы, двор и сад, въездные ворота с оградой, парадный и черный входы. Именно таков особняк, сохранившийся под номером 5 в Сытинском переулке – дом бригадира Андрея Петровича Сытина, постройка которого датируется 1804-1805 годами.
Проект реставрации усадьбы А.П. Сытина. Главный фасад 2019 год
Фото © Андрей Сергеевич Милевский
Так получилось, что перед нами второй «дом Сытина», проект реставрации которого разработан мастерской «Гинзбург Архитектс». Впрочем, ни дома, ни однофамильцы не имели никакого отношения друг к другу. Первый дом – это здание редакции газеты «Русское слово», построенное ее издателем Иваном Дмитриевичем Сытиным, отреставрированное в 2008-2015, располагается в так называемом квартале «Известий». Сытин в свое время скупил его почти целиком, в том числе и участок, принадлежавший купеческой семье Лукутиных, где распорядился построить здание, совмещавшее функции редакции и личного жилья владельца. Спроектировал его модный архитектор своего времени Адольф Эрихсон в стиле доходного модерна. Именно этот дом в 1979 году передвигали на катках при строительстве новой редакции «Известий».
Реставрация дома Сытина
Фотография © Алексей Князев / Гинзбург Архитектс
Но тот дом, о котором пойдет речь ниже, находится с другой стороны Тверской улицы, в Сытинском переулке, дом 5, недалеко от пересечения с Большой Бронной.
Проект реставрации усадьбы А.П. Сытина. Фотография главного фасада 1900-е года
Материалы тома «Историко-культурные исследования» / ОАО «Центр комплексного развития»

История владения уходит в XVII век и ранее. Достаточно сказать, что описываемый дом был построен на нежилом каменном цоколе, представлявшим собой сводчатый подклет древних хором или кладовых конца XVII в. Они находились где-то в глубине владения, поскольку в то время Сытинского переулка еще не существовало. Сытины владели этой землей почти весь XVIII век, а на рубеже XIX века владение было поделено между наследниками на три части. Восточная, вдоль Сытинского переулка, отошла майору Александру Петровичу и бригадиру Андрею Петровичу Сытиным. В 1804-1805 гг. здесь был построен одноэтажный с мезонином деревянный дом, а по сторонам возведены два каменных (!) флигеля, обращенные торцами в переулок и закрепившие углы владения. Один из них, слева, сохранился – сейчас он желтого цвета. Уцелел и каретный сарай – тоже часть бывшей усадьбы. А на месте второго флигеля в начале XX века построили четырехэтажный доходный дом по проекту архитектора Соколова, для чего разобрали торцевую стену сруба.
Проект реставрации усадьбы А.П. Сытина
Материалы тома «Историко-культурные исследования» / ОАО «Центр комплексного развития»
Дом бригадира строился по средствам – не самым роскошным, но и немаленьким: по главному фасаду он имеет девять окон, а сам фасад по протяженности составляет 21,81 м. Здание одноэтажное – из соображений противопожарной безопасности строить выше было запрещено, а недостаток помещений восполнялся антресолями с дворовой стороны. По композиции эта усадьба типична для своего времени – общие размеры дома и пропорции фасада регламентировались специальной городской комиссией. Снаружи сруб был обшит тесом и покрашен, а главный фасад обильно украшен гипсовой лепниной. Мезонин опирается на коринфский портик, а окна оформляют лепные украшения четырех видов. Центральный элемент – голова Горгоны – в ходе последней реставрации был воссоздан по историческим чертежам, так как на момент работ был утрачен. Остальные мотивы лепнины: декоративные гирлянды, рога изобилия и полное отсутствие победной символики – лишний раз подтверждают допожарное происхождение. Об этом свидетельствует и само их изобилие – в ампирной Москве эпохи Бове, Жилярди и Григорьева оно было уже не в моде.
Проект реставрации усадьбы А.П. Сытина. Обмерный чертеж. Продольный разрез 1955 год
Материалы тома «Историко-культурные исследования» / ОАО «Центр комплексного развития»
Проект реставрации усадьбы А.П. Сытина
© Гинзбург Архитектс
Дворовый фасад гораздо более скромен – из декоративных деталей здесь лишь наличники окон. Входы в здание расположены в дворовых «ризалитах», к северо-западному пристроено крыльцо. Кровля у особняка вальмовая, над боковым и дворовым фасадами видны полуциркульные слуховые окошки под треугольными фронтонами. Лестничный вестибюль освещал специальный световой фонарь в крыше, устроенный с небольшим смещением от центральной оси.
Проект реставрации усадьбы А.П. Сытина. Строительная периодизация 2016 год
Материалы тома «Историко-культурные исследования» © ОАО «Центр комплексного развития»
Чудом уцелев в пожаре 1812 года, дом впоследствии переходил от одного владельца к другому без значительных перестроек. И хотя к настоящему времени ансамбль городской усадьбы сохранился не полностью, сам дом донес до нас уникальные подлинные элементы. Этому поспособствовал, конечно, и тот факт, что в 1960 году владение было принято на государственную охрану в качестве объекта культурного наследия федерального значения.
Проект реставрации усадьбы А.П. Сытина. Фото до реставрации 2016 год
Материалы тома «Историко-культурные исследования» © ОАО «Центр комплексного развития»
Первая за всю историю дома реставрация была проведена здесь только в 1980-е годы. До того момента здание в течение двадцати лет стояло бесхозным, из-за протечек начало гнить и разрушаться. По фотографиям тех лет можно увидеть, что реставраторы полностью восстановили фасад, в том числе утраченный фронтон и все декоративное оформление. При исследовании был выявлен и первоначальный терракотовый цвет покраски. По отсутствию слоев краски под гипсовой лепниной было обнаружено, что в целом она современна постройке дома, хотя частично была утрачена и дополнена.
Проект реставрации усадьбы А.П. Сытина. Фото до реставрации. Дворовый фасад 2016 год
Материалы тома «Историко-культурные исследования» © ОАО «Центр комплексного развития»
Проблема реставрации 1980-х, однако, заключалась в том, что на тот момент в советской школе преобладал «стилизаторский подход» – то есть в ущерб подлинной фактуре восстанавливался некий образ памятника на определенный исторический момент. Это привело к утрате некоторых элементов. Так, например, восстанавливая фасад на наиболее ранний период, реставраторы заложили оконные проемы в уровне цоколя, однако со стороны двора пристройки не демонтировались.
Проект реставрации усадьбы А.П. Сытина. Дворовый фасад 2019 год
Фотография © Андрей Сергеевич Милевский
author photo

Алексей Гинзбург:

«В 1970-80-е годы система, которую создал И.Э. Грабарь, пришла к абсолютно стилизационной реставрации – архитекторы делали на свой вкус так, как им казалось, это могло бы быть. И это проблема, поскольку в доме Сытина реставрация 1980-х годов годов предполагала полную замену внутреннего убранства, включая двери, лестницы, то есть интерьеры были фактически уничтожены. Самые ценные с исторической точки зрения сводчатые помещения в цоколе никак не выделялись».

Проект реставрации усадьбы А.П. Сытина
материалы тома «Историко-культурные исследования» © ОАО «Центр комплексного развития»
Тем не менее, к моменту последней реставрации в доме сохранился ряд подлинных элементов, которые были тщательно изучены и восстановлены. Сам сруб, по словам Алексея Гинзбурга, не пришлось перебирать – реставраторы сделали вычинку, частично заменили и усилили поврежденные участки венцов. Была отреставрирована деревянная обшивка стен и белокаменный цоколь, частично заменены и докомпонованы базы колонн. Все семь заложенных предыдущей реставрацией окон 1890 года восстановлены. Сейчас они закрыты металлическими решетками по историческим аналогам. Гипсовый декор фасадов частично удалось отреставрировать, часть была сделана по слепкам.
 
Особое внимание было уделено самой древней части постройки – сводчатым палатам XVII века, реставраторы раскрыли белокаменный пол в цокольном этаже и своды. Причем уровень пола на основании натурных исследований был понижен, а снятые плиты, обработанные защитными составами, уложены на исторической отметке. Раскрытую кирпичную кладку красить не стали и современную вычинку можно видеть по цвету.
  • zooming
    1 / 4
    Проект реставрации усадьбы А.П. Сытина. План цокольного этажа
    © Гинзбург Архитектс
  • zooming
    2 / 4
    Проект реставрации усадьбы А.П. Сытина. План первого этажа
    © Гинзбург Архитектс
  • zooming
    3 / 4
    Проект реставрации усадьбы А.П. Сытина. План антресолей первого этажа
    © Гинзбург Архитектс
  • zooming
    4 / 4
    Проект реставрации усадьбы А.П. Сытина. Разрез
    © Гинзбург Архитектс
На момент, предшествующий последней реставрации, внутренняя планировка здания сохранялась в пределах капитальных стен и перегородок первой трети XIX века с добавлением нескольких перегородок после 1980-х. Ее же с некоторыми дополнениями можно видеть и сейчас. Дом был построен с характерным для своего времени четким делением на парадные, жилые и подсобные помещения. Высокие комнаты главной анфилады располагались вдоль парадного фасада, а более низкие жилые – вдоль дворового. Главная лестница под световым фонарем, ведущая на второй этаж, изначально была немного смещена относительно центральной оси. Еще две лестничные клетки помещались в дворовых ризалитах. 
Подклетный ярус, своды XVII века. Слева вид до (2016 г.), справа вид после реставрации (2019 г.). Реставрация усадьбы А.П. Сытина
Предоставлено Гинзбург Архитектс. Фотография 2019 © Андрей Сергеевич Милевский
Из подлинных элементов интерьеров сохранилось немногое – это, главным образом, печи, которые в 1980-е годы были воссозданы из исторических изразцов на первоначальных местах, и скульптуры кариатид, предположительно середины XIX века.
 
«Интерьеры выше подвала, конечно, новодельные, – рассказывает Алексей Гинзбург, – Мы воссоздавали их по историческим образцам: рисунок паркета того времени, декор стен. По нашему проекту, основанному на исторических аналогиях, подробно воссоздана вся столярка по дому – окна, филенчатые двери, которые делались по оригинальным сохранившимся чертежам архива реставрации 1980-х. Мы работали с деталями довольно скрупулёзно, что мне всегда очень нравится».
Интерьер центрального помещения 1 этажа: слева вид до (2016 г.), справа после реставрации (2019 г.). Реставрация усадьбы А.П. Сытина
Предоставлено Гинзбург Архитектс. Фотография 2019 © Андрей Сергеевич Милевский
В ходе реставрационных работ в комнатах первого этажа восстановили наборный паркет. Покрытие пола антресолей выполнили дощатым по историческим аналогам. Несколько изменилось местоположение светового фонаря над лестницей и слуховых окон на кровле, которое привели в соответствие с архивными данными. Были отреставрированы разрушенные деревянные откосы проемов и великолепные двупольные и однопольные филенчатые двери. Была также расчищена и восстановлена штукатурка внутренних деревянных стен и потолков.
author photo

Никита Дудниченко, главный архитектор проекта:

«Что удалось точно воссоздать на основании исторических данных, так это центральную лестницу. В исследованиях 1955 года мы обнаружили обмер балясины и описание цветового решения. Внутренняя структура была восстановлена нами на период 1805-1830-х годов – конец формирования существующего в настоящее время объема здания, конечно же с учетом необходимых работ по приспособлению. Мы восстановили парадную анфиладу вдоль главного фасада, в части первого этажа со стороны двора с низкими потолками уже более мелкие комнаты – как и было исторически. Все технические помещения разместили в цоколе и подкровельном пространстве, чтобы не менять историческую структуру».
Антресоли 1 этажа: слева вид до (2016 г.), справа вид после реставрации (2019 г.). Реставрация усадьбы А.П. Сытина
Предоставлено Гинзбург Архитектс. Фотография 2019 © Андрей Сергеевич Милевский
Центральная лестница и световой фонарь: слева вид до (2016 г.), справа после реставрации (2019 г.). Реставрация усадьбы А.П. Сытина
Предоставлено Гинзбург Архитектс. Фотография 2019 © Андрей Сергеевич Милевский
Двустворчатая дверь в парадных комнатах: слева вид до реставрации (2016 г.), в центре проект, справа вид после реставрации (2019 г.). Реставрация усадьбы А.П. Сытина
Предоставлено Гинзбург Архитектс. Фотография 2019 © Андрей Сергеевич Милевский
Кариатида: слева в процессе реставрации, справа вид после реставрации. Реставрация усадьбы А.П. Сытина
Предоставлено Гинзбург Архитектс. Фотография 2019 © Андрей Сергеевич Милевский
В рамках проекта приспособления в доме были устроены необходимые инженерные системы, соответственно добавлены металлические трубы воздуховодов, устроена система подогрева кровли и приямков, которая поспособствует лучшей сохранности памятника. Вообще же конструктивно надежности таких домов можно только удивляться – деревянное здание с двухсотлетней историей продолжает прекрасно жить и использоваться. И хотя с архитектурной точки зрения дом для своего времени – самый обыкновенный, чудесное спасение и хорошая сохранность, безусловно, делают его уникальным памятником практически исчезнувшего пласта средовой архитектуры допожарной Москвы.
Архитектор:
Алексей Гинзбург
Наталия Шилова
Проект:
Реставрация усадьбы А.П. Сытина
Россия, Москва, Сытинский пер., дом 5/10, стр. 5

Авторский коллектив:
Научный руководитель проекта реставрации, главный
архитектор проекта: Алексей Владимирович Гинзбург
Главный архитектор проекта: Никита Андреевич Дудниченко

8.2017 — 8.2019

Заказчик: ООО «Галс»
Соавтор: ОАО «Центр комплексного развития»

23 Июня 2020

Наталья Коряковская

Автор текста:

Наталья Коряковская
Гинзбург Архитектс: другие проекты
«Архитектурная археология» Наркомфина: итог
Одно из важных событий 2020 года – завершение самой ожидаемой реставрации памятника советского авангарда – ансамбля Наркомфина, прародителя типологии социального жилья. Дом сохранил жилую функцию как основную, равно как и ряд свидетельств его прошлого и музеефицированных реставрационных расчисток.
Архитектура и ноосфера, или шесть идей для архитектора...
«Жизнь и судьба архитектурной идеи» – так называлось ток-шоу, цикл авторских выступлений архитекторов – участников АРХ-каталога, организованный в рамках деловой программы АРХ-Москвы. В нем приняли участие архитекторы Илья Заливухин, Юлий Борисов, Олег Шапиро, Константин Ходнев, Влад Савинкин и Владимир Кузьмин. Предлагаем вашему вниманию конспект дискуссии.
Галерейный подход
Рассказываем о концепции Центральной районной больницы вместимостью 240 мест «Гинзбург архитектс», которая заняла 1 место на конкурсе Союза архитекторов и Минздрава.
Шарнир Наркомфина
В комплексе Наркомфина завершилась реставрация корпуса прачечной – важнейшего элемента в системе самого знаменитого памятника советского авангарда
Нагатино: четыре истории
Проект застройки западной части Нагатинского полуострова бюро «Гинзбург Архитектс» начинало разрабатывать четыре раза, послойно накладывая на территорию одну концепцию за другой и формируя уникальный городской кейс. Рассматриваем все четыре, начиная с сотрудничества с Уильямом Олсопом.
Внедрение в контекст
Проектируя дом на Серпуховском валу, удивительно небольшого для современной Москвы масштаба, Алексей Гинзбург умело вписался в периметр Хавско-Шаболовского жилмассива, но подчеркнул отличие от советских построек волнообразным срезом кровли.
Частица городского калейдоскопа
Так можно определить здание отеля на Дубининской улице. Его архитектура совершенно не претенциозна и даже бравирует своей незаметностью, но при ближайшем рассмотрении обнаруживаются интересные детали.
Фракталы и кварталы
Два проекта курортных ансамблей в Геленджике Алексея Гинзбурга демонстрируют структуралистское чувство формы. А планировка апартаментов наследует жилым ячейкам Моисея Гинзбурга, автора дома Наркомфина.
15 фактов о доме Наркомфина
Реставрация дома Наркомфина идет полным ходом, в мае начались продажи квартир. А много ли известно о знаменитом памятнике архитектуры конструктивизма? Мы поговорили в Алексеем Гинзбургом, посчитали заблуждения и постарались их развеять, заодно вникнув в некоторые детали реставрации и исследования дома.
Архитектор строгих правил
В издательстве «Близнецы» вышла книга архитектора, театрального художника и издателя Татьяны Бархиной «Архитектор Григорий Бархин» к 140-летию мастера. Книга издана при поддержке «Гинзбург Архитектс». Публикуем рецензию и отрывок из воспоминаний Татьяны Бархиной.
Архитектурная терапия
Публикуем конкурсный проект реновации кварталов 32,33,34,35 на проспекте Вернадского консорциума ОАО «Моспроект» и ООО «Гинзбург Архитектс».
Два дома: возвращение
Оставаясь в рамках выполнения заказа, но тщательно работая с деталями, Алексею Гинзбургу удалось вернуть прежний облик усадьбе Долгоруковых-Бобринских на Малой Дмитровке и дому Сытина на Тверской. Рассказываем, что и как сделано.
Вдоль пляжа
«Гинзбург Архитектс» спроектировали дом в Геленджике длиной почти 250 метров, сумев при этом сделать его визуально дискретным и обыграть несколько пространственных сюжетов курортного плана, связанных с созерцанием, загоранием и прогулками.
Алексей Гинзбург: «Дом Наркомфина нельзя просто отреставрировать»
Глава «Гинзбург Архитекстс» – о плане и деталях реконструкции дома Наркомфина, которая уже почти началась. Об уникальной структуре инженерных коммуникаций, предложенных в доме Моисеем Гинзбургом, необходимости дополнительных исследований и проекте благоустройства с понижением мостовой.
Прадеду правнук
Алексей Гинзбург завершил реставрацию здания газеты «Известия» на Пушкинской площади, построенного прадедом Григорием Бархиным. По московским меркам получилась редчайшая редкость – памятник архитектуры авангарда, восстановленный со всей возможной тщательностью.
Реставрация в городе
Восстановление доходного дома Тюляевой – лишь часть работ, которые мастерская Алексея Гинзбурга и Натальи Шиловой ведёт в начале Малой Дмитровки. И её качество, в числе прочего, сделало фрагмент городского пространства здесь совершенно иным, новым или даже хорошо забытым старым.
Таганские ворота
Многофункциональный комплекс, проектированием которого Алексей Гинзбург занимается больше семи лет, должен занять участок на внешней части Садового кольца перед въездом в туннель, vis-à-vis здания Театра на Таганке.
Алексей Гинзбург: «Я считаю своим преемственным занятием...
Об изменении модернистской парадигмы, актуальности миссии изменения мира, противоположности позиций архитектора и реставратора и о расширении сознания, которое приносит работа со сложными задачами и разными жанрами.
Выбор веселых и находчивых
Публикуем все проекты участников конкурса на концепцию реконструкции кинотеатра «Гавана» для молодежного центра «Планета КВН». Среди участников SPEECH, СКиП, бюро Андрея Чернихова, Алексея Гинзбуга и другие, первое место досталось проекту бюро «Атриум», предложившему изменить фасад до неузнаваемости с помощью легкой натяжной конструкции.
Похожие статьи
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.
Содержание крупнее формы
Музей художественного образования Хуамао близ Нинбо по проекту Алвару Сиза и Карлуша Каштанейра – это компактный темный объем с наполненным светом просторным интерьером.
Пятый элемент
Клубный дом во Всеволожском переулке оперирует сочетанием дорогих фактур камня и металла, погружая их в буйство орнаментики. Дом представляется фантазией на темы театра эпохи модерна и символизма, разновидностью восточной сказки, что парадоксальным образом позволяет ему избежать прямой стилизации и стать отражением одной из сторон современной московской жизни.
Летят перелетные птицы
В Чжухае на южном побережье Китая строится крупный центр искусств по проекту Zaha Hadid Architects: его самая заметная часть, модульный навес, должен напоминать летящих клином перелетных птиц.
Трамплины и патио
Центром усадьбы в Антоновке, спроектированной Романом Леонидовым, стал внутренний двор с перголами, напоминающий хозяину об отдыхе в экзотических странах. Открытые деревянные конструкции подчеркнули устремленные вверх диагонали односкатных крыш.
Башни с талией
Архитекторы Heatherwick Studio спроектировали жилой комплекс 1700 Alberni в Ванкувере – с озелененными балконами и рассчитанными на комфорт пешеходов нижними этажами.
Сложение растущего города
Жилой квартал «1147» разместился на границе старого «сталинского» района к северу и активно развивающихся территорий к югу от него. Его образ откликается на эту непростую роль: многосоставные кирпичные фасады – разные у соседних секций, их высота от 9 до 22 этажей, и если смотреть с улицы кажется, что фронт городской застройки из длинных узких объемов складывается в некий сложный ряд прямо у нас на глазах.
Один памятник вместо другого
Новый зал Мойнихана по проекту SOM для Пенсильванского вокзала в Нью-Йорке призван заменить общественные пространства снесенного в 1965 его исторического здания.
Древность, дроны и кортен
Руины средневекового замка Гельфштын на востоке Чехии благодаря реконструкции по проекту бюро atelier-r не только избежали обрушения, но и стали доступней туристам.
Подвижность модульного
В ЖК Discovery ADM architects предложили современную версию структурализма: форма основана на модульных ячейках, которые, плавно выдвигаясь и углубляясь, придают контурам объемов сдержанную гибкость, «дифференцированную» поэлементно. Пластично-ступенчатые фасады «прошиты» золотистыми нитями – они объединяют объемы, подчеркивая рельефность решения.
Традиции энергетики
В Порсгрунне на юге Норвегии по проекту архитекторов Snøhetta построено четвертое здание из их ресурсоэффективной серии Powerhouse: как и три предыдущих, оно произведет за время эксплуатации (минимум 60 лет) больше энергии, чем потратит, включая периоды строительства и демонтажа и даже процесс производства стройматериалов.
Наследники трамвая
Офисный комплекс Five в пражском районе Смихов «вырастает» из исторического здания трамвайного депо. Авторы проекта – бюро Qarta Architektura.
Забег по петле
Образовательный центр и информационный павильон нового района в окрестностях Чэнду связаны красной лентой – эксплуатируемой кровлей с беговой дорожкой по проекту Powerhouse Company.
Жизнь на биеннале
Скандинавский павильон на ближайшей венецианской биеннале превратится в экспериментальное жилье-кохаузинг по замыслу норвежских архитекторов Helen & Hard при участии восьми жильцов из их «коммунального» дома в Ставангере.
Полифония строгого стиля
Проект жилого комплекса «ID Московский» на Московском проспекте в Петербурге – работа команды Степана Липгарта минувшего 2020 года. Ансамбль из двух зданий, объединенных пилонадой, выполнен в стиле обобщенной неоклассики с элементами ар-деко.
Металлическая «улыбка»
В жилом комплексе The Smile по проекту BIG на Манхэттене 20% квартир рассчитаны на малообеспеченных жильцов, а еще 10% горожане со средним доходом могут снять по сниженной стоимости.
Кирпичный узор
Многофункциональный комплекс Theodora House на месте бывшего пивоваренного завода Carlsberg в Копенгагене: в историческом складе архитекторы Adept устроили офисы и пристроили к нему жилые корпуса, восстановив планировку начала XX века.
В три голоса
Высотный – 41-этажный – жилой комплекс HIDE строится на берегу Сетуни недалеко от Поклонной горы. Он состоит из трех башен одной высоты, но трактованных по-разному. Одна из них, самая заметная, кажется, закручивается по спирали, складываясь из множества золотистых эркеров.
Технологии и материалы
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
Сейчас на главной
Дом в доме
Реконструкция крестьянского дома XVIII века на юге Германии: он стал основой для камерной сельской библиотеки. Авторы проекта – Schlicht Lamprecht Architekten.
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
Полярная тихоходка
Зимовочный комплекс антарктической станции «Восток» рассчитан на экстремальные климатические условия и психологический комфорт исследователей.
Офис для концентрации идей
​Бюро «Т+Т Architects» спроектировало офис французской ИТ-компании, где сотрудники в любой точке помещения могут обсудить с коллегами или записать на стене новые идеи.
Пресса: Паоло Солери и Arcosanti: как построить Бога
Паоло Солери учился у Фрэнка Ллойда Райта, в художественной коммуне «Талиесин-Вест», и его оттуда выгнали — вероятно, из-за конфликта с Ольгой Ивановной Райт, женой великого мастера. Видимо, логика отталкивания и притяжения привели к тому, что хотя утопия Солери не имеет ничего общего с идеями Райта, сам тип жизни коммуной он воспроизвел.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.