04.07.2008

Крепость-хамелеон

К востоку от Павелецкого вокзала, на месте бывшего фурнитурного завода уже расчищена площадка для строительства крупного (112 600 кв. м) делового центра по проекту мастерской «Сергей Киселев и Партнеры». Строгая стеклянно-кирпичная архитектура возводимого комплекса призвана сделать его 11-этажные объемы менее заметными – и одновременно она же формирует дорогое офисное пространство, полузамкнутое, отгороженное от пестрой среды промзоны, которая вот уже несколько лет трансформируется в офисный квартал

информация:

открыть большое изображение

Павелецкая промзона сегодня стремительно меняет функцию. Бизнес-центры здесь растут как грибы после дождя, хотя некоторые производства все еще сохраняются, вроде Московского дрожжевого завода. В условиях запрета на офисное строительство в центре столицы расположение территории в непосредственной близости от Садового кольца стимулирует процесс ее освоения девелоперами. Тем не менее, качественная архитектурная среда здесь до сих пор не сформировалась: много заброшенных зданий, странных проулков, мало зелени и общественных пространств и постоянные пробки на основных улицах.

Неудивительно, что в таком окружении деловой центр, спроектированный мастерской «Сергей Киселев и Партнеры», напоминает крепость. Четыре офисных корпуса и объем гостиницы расставлены по периметру вокруг внутреннего двора. Они похожи то ли на толстые стены, то ли на башни – во всяком случае, двор выглядит закрытым – как будто бы архитекторы, отстранившись от неуютности окружающей промзоны, выгородили здесь офисный оазис. В конце мультфильма «Земля до начала времен» главные герои счастливо доходят до безопасной долины, которую не разрушила стихия – там много еды, растения цветут, и их ждут друзья. Таков и этот двор с холмом-сквером посредине, столовыми и магазинами на первых этажах, окруженный этажами, спроектированными специально для «белых воротничков». Именно во внутренний двор выходят главные входы в здания делового центра, тогда как запасные двери ориентированы на ограничивающие участок внешние улицы, еще окончательно не сбросившие образ «рабочего района».

Внутренние фасады с самого начала были задуманы преимущественно стеклянными. Внешние – напротив, первоначально предполагалось сделать из светлого камня. Они были призваны «ограждать» комплекс, развивая классическую схему, в равной степени близкую средневековому монастырю и ренессансному палаццо: снаружи стена, плотная «шкура», а во дворе – пространство перехода между «снаружи» и «внутри». Стены внутреннего двора как правило более открыты и дружелюбны – только раньше для этого использовались аркады, а теперь – прозрачность стеклянных эркеров.

Второй задачей использования камня на внешних поверхностях была, вероятно, более прагматическая – этот материал лучше подходит для строительства в центре города. Здесь, однако, вступили в силу иные ограничения. По данным визуально-ландшафтного анализа комплекс оказался слишком заметным для этой части города. В Москомархитектуре авторам указали на «превышение градостроительной значимости» делового центра – он оказался слишком активным «вторым планом» как для Павелецкой площади, так и для расположенной поблизости церкви Троицы в Кожевниках.

Для того, чтобы уменьшить искажения исторического облика района Павелецкой, архитекторы прикрыли внешние фасады комплекса стеклянными экранами – гигантскими «зеркалами», призванными отражать небо. Они выведены выше кровель – поэтому снаружи объемы лишены карнизов – это позволяет смягчить границу между зданиями и небом, как на акварельном рисунке. Таким образом, при взгляде со стороны реки, от 4-го Дербеневского переулка, фоном для церкви в Кожевниках окажется не каменный гигант, а небо – только не реальное, а отраженное.

Парадоксально, но с уходом камня фасады стали не менее, а даже более закрытыми – только теперь эта замкнутость сродни не крепостной стене, а какому-то футуристическому силовому полю. Перед кирпичными массивами возник гладкий щит – эфемерная, но непроницаемая оболочка, расчерченная горизонтальными полосами междуэтажных перекрытий и ритмически выверенной сеткой тонких стыков между стеклами.

Кое-где стеклянные плоскости внезапно «продавливаются» – так, как будто кому-то пришло в голову приоткрыть фрамуги очень больших окон (на самом деле никаких форточек здесь, разумеется, нет) – и на фасадах возникают, опять же очень уплощенные, треугольные в плане ниши. Как будто бы кто-то, для большей живописности, разбросал но поверхности акварельные тени. Линии междуэтажных перекрытий не поддерживают этого движения, а остаются неизменными, образуя «ребра» - и заставляя думать, что корпуса снаружи схвачены чем-то наподобие жестких обручей. Несложно заметить, что этот прием напоминает уступы и ребра дома на Саввинской набережной и подобный же прием на каменных фасадах нижнего объема «Миракс-плаза». Однако здесь он решен более тонко и графично, более строго – вероятно, потому, что материал – не камень, а стекло. По словам главного архитектора проекта Владимира Лабутина, он придумал эти элементы, увидев в автомобильном журнале, как забраны решетки у Ford Mustang.

В свою очередь отражающая поверхность стекла превращает довольно-таки массивные объемы делового центра в хамелеона, мимикрирующего под окружающую среду – что типично для тех, кто защищается. Поэтому стеклянные экраны также можно понять как своего рода щиты. Впрочем, тут можно вспомнить и идеологию фэн-шуя, в соответствии с которой зеркала не дают проникнуть энергии извне. То есть двор вновь оказывается в безопасности. А темно-кирпичная отделка нижних этажей привносит правдоподобности, намекая на сходство со старым кирпичом фабричных зданий. И наводит на мысль о сравнении с еще одной постройкой мастерской «Сергей Киселев и Партнеры» (ГАПом которой также выступил Владимир Лабутин) – с офисным зданием «Эрмитаж-плаза». Там «материальная основа» здания также одета в темный кирпич, а перед дворовым фасадом имеется отражающий небо стеклянный экран. Там стеклянные плоскости наклонены к небу – здесь, на Павелецкой, решение построже и лаконичнее – однако родственность подхода все же угадывается. В основе – кирпичная «материя», внутри, во дворе – из темной основы выступают большие стеклянные эркеры, а от города все это прикрывает стеклянный «щит-зеркало».

Единственный «зверь», от которого здесь «не установлена защита» – это автомобиль. Въезд и выезд двухуровневого подземного гаража организован прямо под центральным холмом. Хотя вряд ли кто-то будет здесь разгоняться, учитывая наличие КПП на въезде и извилистость проездов во двор, что с Кожевнической улицы, что с Летниковской. Замкнутость офисного мирка нарушает, пожалуй, лишь наличие корпуса гостиницы. С другой стороны – уже известно, что весь центр заселит одна крупная зарубежная корпорация, так что его «замкнутость в своей раковине» оказывается вполне логичной.

открыть большое изображение
Один из ранних вариантов решения внешних фасадов
Один из ранних вариантов решения внешних фасадов открыть большое изображение
открыть большое изображение
открыть большое изображение
открыть большое изображение
Итоговый вариант. Встройка в окружающий городской ландшафт
Итоговый вариант. Встройка в окружающий городской ландшафтоткрыть большое изображение
открыть большое изображение
открыть большое изображение
открыть большое изображение
открыть большое изображение

последние новости ленты:

Архитекторы – партнеры Архи.ру:

  • Никита Явейн
  • Роман Леонидов
  • Тотан Кузембаев
  • Александр Попов
  • Анатолий Столярчук
  • Владимир Плоткин
  • Михаил Канунников
  • Сергей  Орешкин
  • Юлия Тряскина
  • Евгений Герасимов
  • Станислав Белых
  • Екатерина Грень
  • Павел Андреев
  • Антон Яр-Скрябин
  • Левон Айрапетов
  • Игорь Шварцман
  • Валерия Преображенская
  • Сергей Скуратов
  • Сергей Кузнецов
  • Андрей Асадов
  • Никита Бирюков
  • Антон Надточий
  • Олег Карлсон
  • Андрей Гнездилов
  • Екатерина Кузнецова
  • Татьяна Зульхарнеева
  • Сергей Чобан
  • Александра Кузьмина
  • Валерий Лукомский
  • Сергей Труханов
  • Илья Уткин
  • Владимир Ковалёв
  • Василий Крапивин
  • Никита Токарев
  • Антон Бондаренко
  • Антон Лукомский
  • Илья Машков
  • Николай Миловидов
  • Владимир Биндеман
  • Арсений Леонович
  • Алексей Курков
  • Иван Кожин
  • Алексей Гинзбург
  • Александр Скокан
  • Олег Мединский
  • Даниил Лоренц
  • Дмитрий Ликин
  • Зураб Басария
  • Наталья Сидорова
  • Полина Воеводина
  • Всеволод Медведев
  • Александр Асадов
  • Вера Бутко
  • Сергей Сенкевич
  • Наталия Шилова
  • Карен Сапричян
  • Дмитрий Васильев
  • Антон Барклянский
  • Антон Ладыгин
  • Юлий Борисов
  • Дмитрий Селивохин
  • Константин Ходнев
  • Александр Бровкин
  • Олег Шапиро
  • Андрей Романов

Постройки и проекты (новые записи):

  • Мемориал жертвам политических репрессий на проспекте Сахарова, конкурсный проект
  • Международный медицинский кластер в Сколково. Диагностический и терапевтический корпус
  • Московский монорельс
  • Спортивный центр Nike Box MSK
  • Павильон в парке Горького
  • ШАР перед Даниловским рынком
  • ЖК «Палникс»
  • Эскиз застройки территории заводов «Химволокно» и «Пластполимер»
  • Фасады ЖК в Мякининской пойме

Технологии:

06.07.2018

Кирпич без границ

Представляем лауреатов Brick Award 2018 – премии, учрежденной компанией Wienerberger за выдающиеся здания, построенные из керамических материалов.
Wienerberger (Винербергер)
04.07.2018

Кондиционеры на фасадах

Рассматриваем еще раз острую проблему кондиционеров на фасаде. Свое мнение высказали архитекторы, девелоперы и специалисты по фасадным системам.
ТехноДекорСтрой
02.07.2018

Птица на гараже

Деконструированный «Птеродактиль» Эрика Мосса в Карвер-Сити сделан из титан-цинка.
RHEINZINK
29.06.2018

Остекление палубы теплохода как главный фактор коммерческого успеха

Безрамное раздвижное остекление Lumon на теплоходе «Ласточка-2»
ЗАО "Лумoн"(LUMON)
18.06.2018

Архитектура из «гипюра»

Что нашли в деталях из Ductal® Жан Нувель, Фрэнк Гери, Ренцо Пьяно и Руди Ричотти? Какие возможности дает этот инновационный материал для архитекторов? Об этом – в интервью с Паскалем Пине, бизнес-инженером направления Ductal® компании LafargeHolcim.
другие статьи