Без стилизации

Закончено строительство ЖК «Литератор» в Хамовниках: архитекторы сделали его принципиально современным, в частности, отказавшись от парадного фасада в пользу осмысления имманентных особенностей кирпичной и белокаменной кладки.

author pht

Автор текста:
Юлия Тарабарина

11 Сентября 2015
mainImg
Архитектор:
Игорь Шварцман
Алексей Медведев
Проект:
Жилой комплекс на улице Льва Толстого (ЖК «Литератор»)
Россия, Москва, улица Льва Толстого, вл. 27/3

Авторский коллектив:
Архитекторы: А.В. Медведев, М.Б. Серебряников, Т.А. Груздева
Инженеры: О.Б. Аксенова, Е.Е. Кирюханцев, А.П. Крылов, И.Б. Радин, А.Е. Рысакова, В.Б. Сергеев, И.З. Шварцман, К.А. Спиридонов, А.А. Коршунов, С.А. Аренина

2010 – 2011
Мы уже рассказывали о проекте жилого комплекса «Литератор» в Хамовниках: компания «Сергей Киселев и Партнеры» спроектировала его по заказу «Галс-Девелопмент» на месте старого пивоваренного завода при пересечении улиц Россолимо и Льва Толстого. Участок достаточно обширен для центра Москвы – около двух гектаров, но углублен в пространство дворов и практически со всех сторон окружен сохраняемыми постройками: один корпус завода, самый старый, невысокий и с трубой, отделяет комплекс от парка музея Льва Толстого; другой – трехэтажное здание конца XIX века, вытянут вдоль улицы имени великого писателя; третий – Институт напитков, построенный в конце семидесятых и с тех пор изрядно пообтрепавшийся, формирует линию улицы Россолимо. Появление за этими разномастными кулисами нового элитного жилого комплекса – почти незаметно: на красной линии он манифестирует себя лишь двумя небольшими корпусами, аккуратно встроенными в разрывы городской ткани.
Жилой комплекс на улице Льва Толстого. Фотография © Михаил Серебряников, «Сергей Киселев и Партнеры»
Жилой комплекс на улице Льва Толстого. Генеральный план © «Сергей Киселев и Партнеры»
Жилой комплекс на улице Льва Толстого © «Сергей Киселев и Партнеры»
Жилой комплекс на улице Льва Толстого. Вид двора комплекса на сохраненный корпус пивоваренного завода. Фотография © Михаил Серебряников, «Сергей Киселев и Партнеры»

По словам главного архитектора проекта Алексея Медведева, двумя главными задачами авторов были: уместить максимум полезной площади в рамки ограничений – а здесь, рядом с усадьбой Толстого, они достаточно строгие, – и «избежать пошлости», навеиваемой все тем же элитно-центральным расположением и близостью музея. Действительно, архитектура проекта геометрична и сдержанна в деталях. Между тем девелопер все равно называет ее на риелторском сайте «современной классикой». С чем во многом можно и согласиться: комплекс, хотя и лишенный намеков на исторический декор, примыкает к тому каменно-кирпичному направлению, которое пришло в Москву из Берлина и за прошедшие десять-пятнадцать лет стало общепризнанным идеалом застройки цезур исторических районов. Такие здания как правило сочетают облицовку из юрского известняка, любимца городской архитектуры двухтысячных – с различными видами необычного кирпича, причем если юрский камень может быть обычным и играет роль фона, то кирпич нередко определяет идентичность здания: он то черный, то серый, то шершавый, то рельефный. В корпусах «Литератора» все именно так и есть: архитекторы намеренно выбрали не коричневый кирпич, к которому Москва привыкла уже в конце 2000-х, а насыщенно-красный. Получившийся цвет все равно коричневат, но достаточно живописен и попадает в палитру улицы, образованную фабричными зданиями конца XIX века.

Более того, самые любопытные сюжеты архитектуры «Литератора» построены именно на вариациях кирпичной облицовки. Кирпич шершав, в нем отчетливо видна примесь песка и складки глиняного «теста», кладка равномерно разбавлена пережженными фиолетовыми вкраплениями, призванными, как и все вышеперечисленное, придать стене рукотворность сродни исторической. Но базовым набором современного ретро-кирпича авторы не ограничиваются.
Жилой комплекс на улице Льва Толстого. Фотография © Михаил Серебряников, «Сергей Киселев и Партнеры»
Жилой комплекс на улице Льва Толстого. Фотография © Михаил Серебряников, «Сергей Киселев и Партнеры»

Так как комплекс вписан – или, как говорят архитекторы, буквально-таки втиснут – в пространство дворов, то в нем начисто отсутствует главная гордость любой традиционалистской архитектуры: парадный фасад. Даже если бы хотелось, для него (почти) не было места. Но так как одной из целей было остаться в рамках современной образности, то вместо гордой репрезентативной композиции комплекс выходит на улицу несколькими проездами и двумя совсем небольшими корпусами. Один из них, обращенный к офисному центру «Строганов», минималистично прост: его оживляют лишь редкие вставки белесых кирпичей, похожие на блики солнечных зайчиков (их поверхность затерта чем-то светлым). Напоминающие о весеннем солнце штрихи светлых кирпичей встречаются и на внутренних корпусах.

Второе здание из выходящих на улицу – угловой корпус «А», он берет на себя роль главного акцента, так как наиболее любопытен. Корпус обращен к перекрестку улиц Толстого и Россолимо, просторному и почти не оформленному, и новое здание чутко реагирует на его урбанистическую незавершенность. Его угловой фасад поворачивает по параболе, но форма не округлая, а граненая, и кроме того, кирпичи не меняют направления вслед за плоскостями стен: они выстраиваются «пилой», вначале робко, а затем показывают широкие плоскости и углы, намекая на то, что они – вовсе не плоский облицовочный ригель и даже не бруски, а благородная плинфа. Что, конечно, иллюзия: для фактурной части использован специальный кирпич, а в остальных местах – ригель.
Жилой комплекс на улице Льва Толстого. Нежилой корпус на углу улиц Толстого и Россолимо. Фотография © Михаил Серебряников, «Сергей Киселев и Партнеры»
Жилой комплекс на улице Льва Толстого. Угловой корпус. Фрагмент. Фотография © Михаил Серебряников, «Сергей Киселев и Партнеры»
Жилой комплекс на улице Льва Толстого. Угловой корпус. Фрагмент. Фотография © Михаил Серебряников, «Сергей Киселев и Партнеры»

Итак, там, где стены скошены, кирпич не следует за их плоскостью, а ершится углами. Так выглядят иные колонны в полуразрушенной усадьбе – но там-то слетела штукатурка, а здесь так и задумано. Фактически, в угловом корпусе архитекторы провели операцию, которую можно назвать деконструкцией фасада: оставили фасад намеренно незаконченным, как будто он, подобно многим итальянским храмам – ну к примеру Сан-Лоренцо во Флоренции – не дождался облицовки. Тему подхватывают тонкие коробки белокаменных рамок окон, вставленные в рыхлую толщу кирпича немонолитно, как ждущие облицовки и украшения. Но нет. Именно таким, без кожи, ему и задумано быть.

Топорщение кирпича – полная антитеза парадному фасаду – становится практически манифестом архитектуры «Литератора». Это фасад-вывеска, исполненный с долей не лишенной артистизма незаконенности. На южном торце корпуса «Б», обращенном к детской площадке и старому зданию пивоварни, тема незавершенности продолжается: здесь стена решена в виде мягко нарисованной штрабы, что тоже обозначает разрыв, слом кладки. Такая фактура возникает еще на нескольких торцах, обозначая уже внутренние «разрывы», между корпусами; полоскам вторят пятна кирпичных решеток – тоже средовая деталь, заимствованная у забора соседнего НИИ глазных болезней (забор не исключено, что потом и снесут, а отраженный мотив останется).
Жилой комплекс на улице Льва Толстого. Фрагмент с кирпичной решеткой. Фотография © Михаил Серебряников, «Сергей Киселев и Партнеры»
Жилой комплекс на улице Льва Толстого. Фотография © Михаил Серебряников, «Сергей Киселев и Партнеры»
Жилой комплекс на улице Льва Толстого. Фасад с полосками, похожими на штрабу Фотография © Михаил Серебряников, «Сергей Киселев и Партнеры»

Незавершенность стыковочных, обращенных вовне частей ансамбля выглядит как декларативный жест, связанный с осмыслением места комплекса в городе: его родственности и одновременно чужеродности осваиваемому пространству. Здания – странники, их как будто откуда-то вырезали и перенесли сюда, и остались сломы. Впрочем, послание зашифровано: если просто скользить взглядом, идя мимо, то можно без раздумий любоваться игрой света и тени на необычной кирпичной фактуре.

И все же комплекс – прежде всего элитное жилье, в нем есть и пентхаусы с террасами на крышах, и двухуровневые квартиры. Тонкости контекстуальных смыслов для него не главное, и внутри, там, где ослабевают городские ограничения, корпуса становятся ощутимо крупнее, выше, строже и респектабельнее. Белокаменные и кирпичные объемы чередуются и врастают друг в друга, образуя то ризалиты, то впадины, оживляясь группами глубоких лоджий и рядами прозрачных балконов. Балка длинного корпуса «Б» тянется вдоль красной линии внутренней улочки, параллельной улице Льва Толстого. Ее оживленный асимметричными ризалитами фасад хорошо виден в разрывах застройки и тоже играет представительскую роль – по-своему, из второго ряда. Длинный дом отгораживает от прохожих и гуляющих пространство внутренних дворов с тремя короткими поперечными корпусами, чьи первые этажи прорезаны анфиладой высоких проездов на длинных «ногах», хорошо видной с улицы Россолимо. Архитекторы говорят, что проще было поставить в глубине второй длинный корпус; но они пошли другим путем, раздробив дворы и протянув через них не материальную, а пространственную ось. Внутрь войти нельзя: охрана придирчиво следит за покоем будущих жильцов элитного комплекса, прогуляться можно только по улочке вдоль корпуса «Б».
Жилой комплекс на улице Льва Толстого. Фотография © Михаил Серебряников, «Сергей Киселев и Партнеры»
Жилой комплекс на улице Льва Толстого. Фасад корпуса-балки. Фотография © Михаил Серебряников, «Сергей Киселев и Партнеры»

Архитектура внутри комплекса также не лишена нотки деконструкции, оживляющей массивы камня и кирпича. Во-первых, окна в кирпичных стенах обрамлены тонкими белокаменными рамками, которые вовсе не стремятся слиться заподлицо с плоскостью, а выглядят как вставленные с массив «короба» из каменных плит, с такой же плитой-подоконником. Во-вторых, кирпичные массивы прорезаны то широкими полосами камня, то рельефными линиями тонкой решетки, которая в нижнем этаже превращается в заполненную кирпичом крупную сетку, провоцируя игру в ассоциации – как будто витрины или даже корбюзеанские «ноги дома» заложили кирпичом. Словом, каменно-кирпичная стилистика последних лет срастается в этом доме с более ранними, не исчерпанными в девяностые, вариациями на темы модернистской деконструкции, штрихами для облегчения каменных объемов.
Жилой комплекс на улице Льва Толстого. Фотография © Михаил Серебряников, «Сергей Киселев и Партнеры»
Жилой комплекс на улице Льва Толстого. Фотография © Михаил Серебряников, «Сергей Киселев и Партнеры»
Жилой комплекс на улице Льва Толстого. Фотография © Михаил Серебряников, «Сергей Киселев и Партнеры»

Архитекторы «СКиП» также разработали дизайн входных вестибюлей – первоначально лаконичный, из дерева и камня, но затем по просьбе заказчика авторы добавили в проект «литературности», тоже, впрочем, умеренно. Стойка ресепшна исписана курсивом, стены – из такого же камня, что и фасады, покрыты живописно разбросанными нишами с деревянными рамками заполнение которых: цветы, фотографии, что угодно – остается на совести управляющей компании или жильцов. Темноватый цвет дерева перекликается с оконными рамами во всем доме, а кожа кресел усиливает литературность, напоминая мебель соседней усадьбы Толстого.
Интерьеры общественных зон жилого комплекса «Литератор» © Архитектурная мастерская «Сергей Киселев и Партнеры»

Благородный лаконизм культурных кодов, однако, показался заказчику маловат – и на обращенном во двор «Литератора» торце институтского комплекса нарисовали картину духовно-патриотического содержания, с русичем в лаптях и волком. Часть жильцов элитного комплекса, также как и архитекторы, продолжают надеяться, что произведение удастся убрать.

Но вернемся к архитектуре комплекса. Она получилась и лаконично-современной, и контекстуальной. Хамовники – место элитное, но исторически дискретное, не образовавшее цельного и плотного городского пространства, как и значительная часть Москвы, «большой деревни»: здесь были усадебные сады, деревянные дома, потом кирпичные фабрики. Одна палата осталась даже от Хамовного двора XVII века, сейчас она окружена скверами с американским кленом, подделками исторических домов и расставленными по диагонали брежневскими башнями. Корпуса «Литератора» аккуратно врастают в это нетвердое окружение, усиливая свой характер к центру, ядру комплекса, и «растворяясь» по краям.

Кроме того, совсем рядом, на другой стороне улицы Толстого находится фабрика «Красная роза», реконструированная под офисный центр по проекту других архитекторов, но того же бюро «Сергей Киселев и Партнеры»: фасады «Литератора» не слишком заметно, но все же перекликаются с асимметрией офисного корпуса «Морозов», выстраивая в дополнение к контекстуальному дискурсу связи, которые можно были бы назвать родственными – между разными проектами одной мастерской. Да, «СКиП» построили в Москве достаточно много, чтобы реагировать и на свои произведения тоже. 
Жилой комплекс на улице Льва Толстого. Угловой корпус. Фотография © Михаил Серебряников, «Сергей Киселев и Партнеры»
Жилой комплекс на улице Льва Толстого. Фотография © Михаил Серебряников, «Сергей Киселев и Партнеры»
Жилой комплекс на улице Льва Толстого. Фотография © Михаил Серебряников, «Сергей Киселев и Партнеры»
Жилой комплекс на улице Льва Толстого. Фотография © Михаил Серебряников, «Сергей Киселев и Партнеры»
Жилой комплекс на улице Льва Толстого. Фотография © Михаил Серебряников, «Сергей Киселев и Партнеры»
Жилой комплекс на улице Льва Толстого. План 1 этажа © «Сергей Киселев и Партнеры»
Жилой комплекс на улице Льва Толстого. Разрезы © «Сергей Киселев и Партнеры»
Жилой комплекс на улице Льва Толстого. Разрезы © «Сергей Киселев и Партнеры»


Поставщики, технологии

представительство компании  Компания «ЦинКо РУС» («ZinCo») на Архи.ру Зеленые дворики этого закрытого комплекса сделаны с применением технологий зеленой кровли «ЦинКо РУС» («ZinCo»).
BUZON Наличие в ЖК «Литератор» пентхауов с террасами на крышах, создало необходимость обустройства устойчивого и качественного террасного решения. Террасное покрытие быстро и качественно утановлено с помощью технологий Buzon.
Архитектор:
Игорь Шварцман
Алексей Медведев
Проект:
Жилой комплекс на улице Льва Толстого (ЖК «Литератор»)
Россия, Москва, улица Льва Толстого, вл. 27/3

Авторский коллектив:
Архитекторы: А.В. Медведев, М.Б. Серебряников, Т.А. Груздева
Инженеры: О.Б. Аксенова, Е.Е. Кирюханцев, А.П. Крылов, И.Б. Радин, А.Е. Рысакова, В.Б. Сергеев, И.З. Шварцман, К.А. Спиридонов, А.А. Коршунов, С.А. Аренина

2010 – 2011

11 Сентября 2015

author pht

Автор текста:

Юлия Тарабарина
Технологии и материалы
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Технологии сохранения тепла от Realit®
Ежегодно команда Realit® развивает, модернизирует собственные разработки и выводит на рынок совершенно новые архитектурные системы в соответствии с растущими потребностями современного строительства, а также изменениями в СП 50.13330.2012 «Тепловая защита зданий. Актуализированная редакция СНиП 23-02-2003»
Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Сейчас на главной
Белая площадь
Площадь Единства в центре Каунаса из парадной территории превратилась согласно проекту бюро 3deluxe во многофункциональное общественное пространство, рассчитанное на пребывание самых разных горожан, от любителей скейтбординга до родителей с маленькими детьми.
Долгосрочная устойчивость
Архитекторы MVRDV представили проект реконструкции своей знаменитой постройки – павильона Нидерландов на Экспо в Ганновере, пустовавшего 20 лет.
Введение в параметрику
В нашей подборке: вдохновляющие ресурсы, книги, курсы и люди, которые помогут познакомиться с алгоритмической архитектурой и проектированием.
Наследие модернизма: Artek и ресторан Savoy
Ресторан Savoy в Хельсинки с интерьерами авторства Алвара и Айно Аалто вновь открыл свои двери после тщательной реставрации и реконструкции. Savoy был обновлен лондонской студией Studioilse в сотрудничестве с финским мебельным брендом Artek, Городским музеем Хельсинки и Фондом Алвара Аалто.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Памяти Юрия Волчка
Вчера, 6 июля, умер Юрий Волчок, историк архитектуры, ученый, хорошо известный всем, кто хоть сколько-нибудь интересуется советским модернизмом. Слово – его коллегам и ученикам.
Все о Эве
Общим голосованием студентов и преподавателей лондонской школы Архитектурной ассоциации выражено недоверие директору этого ведущего мирового вуза, Эве Франк-и-Жилаберт, и отвергнут ее план развития школы на ближайшие пять лет. В ответ в управляющий совет АА поступило письмо известных практиков, теоретиков и исследователей архитектуры, называющих итог голосования результатом сексизма и предвзятости.
Клетка Фарадея
Проект клубного дома в 1-м Тружениковом переулке – попытка архитекторов разместить значительный объем на крошечном пятачке земли так, чтобы он выглядел элегантно и респектабельно. На помощь пришли металл, камень и гнутое стекло.
Цвет и линия
Находки бюро «А.Лен» для проектирования бюджетного детского сада: мозаика нерегулярных окон и работа с цветом.
Градсовет удаленно 2.07.2020
Рельсы как основа композиции, компиляция как архитектурный прием и неудавшееся обсуждение фонтана на очередном градсовете, прошедшем в формате видеотрансляции.
Союз искусства и техники
Интерес к архитектуре 1930-х для Степана Липгарта – путеводная звезда. В проекте дома «Amo» на Васильевском острове в Санкт-Петербурге архитектор взял за точку отсчета московское ар-деко – эстетское, с росписями в технике сграффито. И заодно развил типологию квартала как органической структуры.
На краю ледника
В горах на западе Норвегии, у ледника Юстедал, заработала туристическая база Tungestølen по проекту архитекторов Snøhetta. Ее фасады обшиты деревом, обработанным по средневековому методу – как у ставкирки.
Стекло и камень
В штате Вирджиния началась реконструкция руин дома Фрэнсиса Лайтфута Ли – одного из «подписантов» Декларации независимости США (1776). Чтобы не нарушить аутентичность сооружения, все новые части, включая конструктивные, будут выполнены из стекла.
Лучшее деревянное
Названы лауреаты премии «Дерево в архитектуре 2020». Работа жюри проходила в режиме он-лайн. Представляем все награжденные проекты.
Окна на Влтаву
В ходе реконструкции пражских набережных по проекту бюро Petr Janda / brainwork у них усилилась связь с городом и возникли разнообразные социальные и культурные функции.
Слоистый урбанизм
Реконструкцией бывшего промышленного района ZOHO в Роттердаме заняты планировщики ECHO Urban Design и архитекторы Orange Architects, Moederscheim Moonen, More Architects и Studio Nauta. Там появятся 550 квартир, включая социальное жилье.
Обратный отсчет
Проект мастерской «Евгений Герасимов и партнеры» для московского Ленинградского проспекта: самое высокое здание в портфолио бюро и развитие традиций сталинской архитектуры.
Дворец спорта в Томске
Проект реконструкции Дворца зрелищ и спорта на окраине Томска предполагает трансформацию крытого катка, реализованного в 1970 году, с сохранением ядра, обстройкой с трех сторон и 8-этажной пластиной гостиницы.
Лучшая страна в мире
В Хельсинки названы 15 лучших построек финских архитекторов – результат очередного смотра-биеннале, который проводят национальные музей архитектуры и ассоциация архитекторов, а также фонд Алвара Аалто.
Допожарный классицизм
По проекту «Гинзбург Архитектс» отреставрирован особняк бригадира А.П. Сытина – редкий памятник московской деревянной архитектуры начала XIX века.
Пресса: «Люди спрашивают, не Марсу ли, богу войны, он посвящен?»
Историк архитектуры Сергей Кавтарадзе объясняет, чем хорош и чем плох храм Минобороны, открытый в Подмосковье. 14 июня в подмосковной Кубинке прошла церемония освящения Главного храма Вооруженных сил России. Настоятелем нового храма стал Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. Внешний вид храма Минобороны удивил многих — его раскритиковали в соцсетях, за мрачность сравнивая с объектом из игры Warhammer.
Приручение модернизма
Из жесткого образца позднесоветского градостроительства, эспланады между так и оставшимся на бумаге музеем Ленина и Горсоветом, площадь Азатлык в Набережных Челнах благодаря проекту бюро DROM превратилась в привлекательное, многофункциональное и полицентричное общественное пространство.
Идеальный план
Круглый дом теперь есть не только в Матвеевском, но и в Лозанне: общежитие Vortex из бетона и дерева на 1000 студентов с пандусом длиной почти 3 километра по проекту архитекторов Dürig AG и IttenBrechbühl опробовали в этом январе участники III Зимней юношеской Олимпиады.
5 «дистанционных» экскурсий по знаменитым зданиям:...
Экскурсия по «двойному дому» Фриды Кало и Диего Риверы, игра «в современное искусство» от Центра Помпиду, видеотур по монастырю Ле Корбюзье, а также пятиминутные прогулки по проектам Ф.Л. Райта и виртуальный «Лего-дом» от BIG.
Пресса: Урбанистика на карантине. Как строить город после...
В новейшей истории мало периодов, когда такое количество людей одновременно переживали потребность в альтернативе. Сейчас речь идет о тиражировании советского стандарта индустриального жилья на столетие вперед. Если его что и может победить, то именно вирус.
Метро у моря
Две станции метро в новом жилом и офисном районе Копенгагена Норхавн – в северной части порта. Авторы проекта – бюро COBE и архитектурное подразделение Arup.
Можно ли спасти арку?
Поговорили об «Арке Артплея» 1865 года с Ильей Заливухиным, Михаилом Блинкиным и Рустамом Рахматуллиным. Итог – три совершенно разные позиции.
«Тяжелое наследие» и его «нейтрализация»
В городке Браунау-ам-Инн на севере Австрии завершился архитектурный конкурс: дом XVII века, где родился Адольф Гитлер, будет превращен в отделение полиции по проекту Marte.Marte Architekten. Рассказываем о предыстории и обосновании этого проекта и публикуем интервью с партнером бюро Штефаном Марте.
Белый город
В проекте для южного региона России бюро ОСА использует многослойные фасады, играющие на образ курортной архитектуры, и в русле самых современных тенденций перемешивает социальные группы жильцов.
Шоколадные стены
Общественный центр с большим внутренним двором по проекту Taller Mauricio Rocha + Gabriela Carrillo в историческом центре мексиканской Куэрнаваки рассчитан на репетиции любительских оркестров, тренировки футболистов и курсы фотографии.
Отражая солнце
Дом Сергея Скуратова в Николоворобинском срежиссирован до мелких нюансов. Он адаптирует три исторических фасада, интерпретирует ощущение сложного города, составленного из множества наслоений, – и ловит солнце, от восточного до западного.
Часть целого
5 июня были объявлены лауреаты Архитектурной премии Москвы. В числе победителей – проект школы в Троицке на 2100 учеников со своей обсерваторией, IT-полигоном, музеем и оранжереей на крыше.
Пожарный цвет
Пожарная часть в Антверпене по проекту бюро Happel Cornelisse Verhoeven фасадами из красного глазурованного кирпича сразу сообщает прохожему о своей важной функции.
Архитектура как педагогика
Еще одна частная школа, в которой Архиматика реализует концепцию эстетического образования и ищет новую традицию: объединяя скандинавский и советский опыт, обращаясь к предметам искусства и внедряя энергоэффективные технологии.
Фантазия о дикой природе
На кампусе компании Vitra в Вайле-на-Рейне, в знаменитой «коллекции» зданий звездных авторов – пополнение: там создают сад по проекту Пита Аудолфа.