В ритме московского двора

Мастерская архитектора Бавыкина возвращается к проекту гостиницы с апартаментами в Электрическом переулке.

07 Ноября 2014
mainImg
Архитектор:
Алексей Бавыкин
Наталья Бавыкина
Мастерская:
Алексей Бавыкин и партнёры
Проект:
Edison House
Россия, Москва, Электрический переулок, 10

Авторский коллектив:
ГАП: Наталья Бавыкина
Главный архитектор и руководитель мастерской: Алексей Бавыкин
Архитекторы: Дмитрий Тихонов, Михаил Марек, Ольга Хайдурова, Екатерина Лущеко, Алексей Софинский, Марина Илюшина
архитектор-визуализатор: Дмитрий Борков
архитектор-ассистент: Полина Штанько

2018

Заказчик: ЗАО «Инвестиционная компания «Приоритет»»
Проект сделан для участка, на котором прошедшей весной был снесен защищаемый жителями, депутатом Еленой Ткач и «Архнадзором» остаток особняка архитектора Соколова. Дом выглядел ужасно, не имел никакого охранного статуса, больше, чем наполовину состоял из так называемой «солдатской кладки», послевоенной, неряшливой и ненадежной. Снесли дом законно, комиссия по сносу под личным руководством заммэра Хуснуллина выдала разрешение.
 
Координатор «Архнадзора» Рустам Рахматуллин предлагал восстановить особняк Соколова в прежнем виде, то есть фактически, так как от особняка оставалось мало подлинного, построить его заново в прежних формах, или еще точнее построить новодел в формах особняка Соколова, – маленький, одноэтажный памятник особняку посреди Москвы. В риторике градозащитников проект, который планируется реализовать на этом участке вместо скромного особняка, фигурировал исключительно как гигантское современное здание из стекла и бетона – типовая и несколько поднадоевшая формула восьмидесятых, обличающая нежелание даже взглянуть на предлагаемый проект, так как любая замена защищаемого – зло.
 
Между тем стекло и бетон, конечно же, присутствуют почти в любом современном здании, но дело не в них. Тонких, внимательных и к окружению, и к собственной пластике, не чуждых рефлексии проектов даже в центре Москвы по-прежнему не так уж много, чтобы ими разбрасываться. Архитектор Алексей Бавыкин совместно с дочерью Натальей Бавыкиной проектирует для этого участка с 2010 года, предлагает уже третий вариант, подчиняясь всё новым ограничениям. Раньше дом занимал весь участок, потом его ограничили пятном снесенного дома и контуры плана получили прихотливую форму, повторяющую угловатые пристройки (совершенно непонятно, зачем это делать, если дом-предшественник все равно снесли, но правила есть правила и архитекторы их выдержали, у них даже высота получилась немного меньше разрешенной). Мы спросили у Алексея Бавыкина об особняке Соколова и он ответил, что если бы на его взгляд от дома оставалось бы что-то, что можно было бы осмысленно сохранить (Бавыкин учился в МАРХИ на кафедре реставрации у С.С. Подъяпольского и кое-что понимает в сохранности и возможностях консервации), он не взялся бы за этот проект ни в коем случае. И еще – что ненавидит новоделы, не видит в них никакого смысла, и уж за новодел бы не взялся никогда.
 
Архитекторы уверены в своей правоте, да и проект, честно говоря, хотелось бы увидеть реализованным, так что имеет смысл внимательнее к нему присмотреться.
***

По небу пробежала собака и скрылась... А диалога в жанре «Скажу тебе, как архитектор архитектору», столь привлекательного в любой реконструкции, ни в первый раз, ни во второй так и не получилось. Да и получиться не могло. Тот домик, который в 1884 году построил себе «стесненный в средствах и скромный в своих желаниях неклассный художник-архитектор Соколов» – с парадным входом, рустованными пилястрами и полуциркульным фронтоном, просто превратился в развалины. Не в руины, а именно – в развалины: руины романтичны и привлекательны, развалины же убоги, непривлекательны и вызывают, к сожалению, скорее чувство брезгливости, чем интерес к своему прошлому.
 
Дом переходил из рук в руки, его перепланировали, и к нему все время что-то пристраивали: в 1899 – зимний сад, а в 1903 – одноэтажный объем кухни... После 1917-го дом, бывший по официальным документам «квартирой домовладельца», постигла участь коммунального жилья – с обязательным возведением дополнительных перегородок, прорубанием и закрытием проемов и непременным вбиванием гвоздей и костылей под корыта, санки и велосипеды в стены прихожей. А в 1970-х закончилась и эта обетованная, обустроенная жизнь, пахнувшая пирогами, кипяченым бельем и все теми же щами: домик превратили в конторское здание с плохо закрывающейся щелястой перекошенной входной дверью, очередными неизвестно кем и как поставленными перегородками, и треснувшими стеклами немытых от субботника до субботника окон. С этого времени дом, в одночасье ставший бесхозным, разрушался уже необратимо. И не было никому дела до того, что был он некогда особняком, столь редким в этой части города, что перед ним, вероятно, был палисадник, а позади него, совершенно точно – сад, куда можно было выйти через террасу. Даже стропила кровли сгнили еще лет двадцать назад...
 
Да уж, какой тут диалог? Так, солилоквиум о новоделе, столь нелюбимом Бавыкиным «строительстве нового, но точно такого же, как старое».
***
 
Проектировать в одном из самых узких и коротких московских переулков, зажатом между ощетинившимся гирьками-кокошниками псевдо-русским фасадом Фирсановской богадельни и силуэтом башни Вулыха, очень сложно. Ни пространственных, ни эмоциональных ориентиров нет: так, недорогие доходные дома, разбавленные советским домостроением. Здание целиком ниоткуда не воспринимается: кто-то видит низ, а кто-то – только верх. Кому-то удается увидеть один угол, а кому-то – противоположный. И путь поиска вариантов бесконечен. А по иронии насмешливой архитектурной судьбы и воле заказчика архитекторам Бавыкиным пришлось пройти по нему дважды.
 
Первый раз в 2010, когда на красной линии застройки должен был появиться эдакий дом-манифест: четко выраженный отступ стеклянного пентхауса, нерегулярная колоннада деревьев, произрастающая в скульптурную корону и ломанная решетка карнизного козырька.
Гостиница с апартаментами и подземной автостоянкой в Электрическом переулке. Проект, 2014
© Мастерская архитектора Бавыкина
Дом в Электрическом переулке, 2010. Вид со стороны Электрического переулка
© Алексей Бавыкин и партнёры

Возвращение в тесный створ Электрического переулка в 2013, на первый взгляд, кажется не столь ярким и декларативным. Но что-то не так с этой декларативной неяркостью. В втором варианте от «Брюсова брата» не осталось практически ничего. Ну разве что патинированный под бронзу тростник как и прежде растет на ограждении балконов, да стеклянный объем пентхауса волнуется на солнце граненым стеклом наружной стены.
Гостиница с апартаментами и подземной автостоянкой в Электрическом переулке. Проект, 2014
© Мастерская архитектора Бавыкина

Дом же обрел несвойственную ему до этого трехчастность, отступил с красной линии, практически полностью совпал в плане с контуром развалившегося особняка и сразу перестал доминировать в уличной перспективе, оставив эту привилегию все той же Фирсановской богадельне, которую в советские годы не забыли надстроить на пару этажей, превратив из шкатулки-коробочки в стиле «а-ля рус» в эдакий видавший виды сундук. И на фоне такой визуальной доминанты легкий, изящный, почти невесомый объем апарт-отеля заставляет все время на себя оглядываться. Оглянешься, и сразу становится понятна позиция угловой башни, неумолимо напоминающей не то архитектуру замков и крепостей, не то здание Моссельпрома. «Башня придумана нами как небольшая доминанта, в духе характерных для старой Москвы невысоких вертикалей, – рассказывает Алексей Бавыкин, – помните, были колокольни, башни на углах, и прочие маленькие акценты, многие из них снесли за советское время. Так вот, думая над этой башенкой мы хотели каким-то образом вернуться к московскому ритму с его небольшими вертикалями.»

А внутри, за почти непроницаемой плотностью стен, в слоёном пироге этажей архитекторам Бавыкиным удалось совместить несовместимое: на земле и под землей все начинается с шахты парк-лифта, на втором, третьем, ... пятом – превращается в спальню с собственной ванной комнатой, а на шестом – трансформируется в часть пентхауса, не охваченную свободной планировкой. И вот, поставленная вглубь композиции, именно эта башня-обманка видна практически с любой точки переулка, как маяк в узком фарватере городской реки.
Гостиница с апартаментами и подземной автостоянкой в Электрическом переулке, 2014 © Мастерская архитектора Бавыкина
Схема планировочной организации земельного участка, совмещенная со схемой транспортной организации территории. Гостиница с апартаментами и подземной автостоянкой в Электрическом переулке, 2014 © Мастерская архитектора Бавыкина
zooming
Схема развертки фасадов по Электрическому переулку. Гостиница с апартаментами и подземной автостоянкой в Электрическом переулке, 2014 © Мастерская архитектора Бавыкина
Схема фрагмента фасада N1. Гостиница с апартаментами и подземной автостоянкой в Электрическом переулке, 2014 © Мастерская архитектора Бавыкина

Противоположный башне объем – третий в видимом из переулка ряду, и вовсе мимикрировал под окружающую застройку. И эта неотличимость срабатывает точно, как скрепка, соединяя выразительный срединный объем со всем окружающим пространством. Делает неотъемлемой его частью.
Гостиница с апартаментами и подземной автостоянкой в Электрическом переулке, 2014 © Мастерская архитектора Бавыкина
Гостиница с апартаментами и подземной автостоянкой в Электрическом переулке, 2014 © Мастерская архитектора Бавыкина

А еще есть нестандартная кирпичная облицовка стен, от которой московская архитектура тоже давно отвыкла. Сегодня, когда речь идет об облицовке, мы чаще всего думаем о цвете и материале, а не о его пластических возможностях. Здесь вожделенная на невыразительном московском солнце пластика и рябь фасадной чешуи достигается простыми сдвижками на четверть кирпича – вперед или назад, с одинаковым шагом в ряду или с разным, повторяясь по высоте или сбиваясь с ритма. Имитируя стыки, оставшиеся от разобранной кладки, намекая на гипотетическую принадлежность дома некоей разобранной структуре – как будто вертикальный выступ со стороны двора принадлежал чему-то отломанному, от чего остались регулярные выступы кирпича: такое можно увидеть в монастырях, да и в городских дворах, если приглядеться, попадается – фактурный рисунок кладки не только делает рассматривание фасадов нескучным, но и добавляет сюжет сродни альтернативной истории, – поданную очень тонко, для тех, кто понимает, тему руины. В арке на Можайком шоссе эту тему в бытность мэром «зарубил» лично Юрий Михайлович Лужков, но архитектурная идея не умирает, а трансформируется, прорастает другими приемами.
Типы кирпичной кладки. Гостиница с апартаментами и подземной автостоянкой в Электрическом переулке, 2014 © Мастерская архитектора Бавыкина
Схема фасада в осях 1 – 7. Гостиница с апартаментами и подземной автостоянкой в Электрическом переулке, 2014 © Мастерская архитектора Бавыкина

В этом варианте проекта мало осталось от зубцов «короны» дикого ордера без капителей, зато дом многое впитал от тихого доходника в московском дворе, с его продиктованным обстоятельствами планом, выступами, обрывами, спонтанными перестройками, – именно этот образ становится главным, он же и позволяет лучше всего сродниться с окружением.
 
Так может быть и не стоит сожалеть о том, что ушли в небытие скульптуры, безмятежно лежавшие на столбах короны, отражавшиеся и множившиеся в стеклянной глади стены пентхауса, и еще о том, что никогда уже бавыкинская собака не побежит по небу над Электрическим переулком...
Схема фасада в осях А – К. Гостиница с апартаментами и подземной автостоянкой в Электрическом переулке, 2014 © Мастерская архитектора Бавыкина
Схема фасада в осях 7 – 1. Гостиница с апартаментами и подземной автостоянкой в Электрическом переулке, 2014 © Мастерская архитектора Бавыкина
Схема фасада в осях К – А. Гостиница с апартаментами и подземной автостоянкой в Электрическом переулке, 2014 © Мастерская архитектора Бавыкина
Схема фасадов в осях 6 – 5 и 5 – 7. Гостиница с апартаментами и подземной автостоянкой в Электрическом переулке, 2014 © Мастерская архитектора Бавыкина
Схема фасада в осях 3 – 1. Гостиница с апартаментами и подземной автостоянкой в Электрическом переулке, 2014 © Мастерская архитектора Бавыкина
Схема разреза 2-2. Гостиница с апартаментами и подземной автостоянкой в Электрическом переулке, 2014 © Мастерская архитектора Бавыкина
Схема разреза 1-1. Гостиница с апартаментами и подземной автостоянкой в Электрическом переулке, 2014 © Мастерская архитектора Бавыкина
Схема плана кровли. Гостиница с апартаментами и подземной автостоянкой в Электрическом переулке, 2014 © Мастерская архитектора Бавыкина
Схема плана 7 этажа. Гостиница с апартаментами и подземной автостоянкой в Электрическом переулке, 2014 © Мастерская архитектора Бавыкина
Схема плана 5 этажа. Гостиница с апартаментами и подземной автостоянкой в Электрическом переулке, 2014 © Мастерская архитектора Бавыкина
Схема плана 6 этажа. Гостиница с апартаментами и подземной автостоянкой в Электрическом переулке, 2014 © Мастерская архитектора Бавыкина
Схема плана 4 этажа. Гостиница с апартаментами и подземной автостоянкой в Электрическом переулке, 2014 © Мастерская архитектора Бавыкина
Схема плана 3 этажа. Гостиница с апартаментами и подземной автостоянкой в Электрическом переулке, 2014 © Мастерская архитектора Бавыкина
Схема плана 2 этажа. Гостиница с апартаментами и подземной автостоянкой в Электрическом переулке, 2014 © Мастерская архитектора Бавыкина
Схема плана 1 этажа. Гостиница с апартаментами и подземной автостоянкой в Электрическом переулке, 2014 © Мастерская архитектора Бавыкина
Схема плана -1 этажа. Гостиница с апартаментами и подземной автостоянкой в Электрическом переулке, 2014 © Мастерская архитектора Бавыкина
Схема плана -2 этажа. Гостиница с апартаментами и подземной автостоянкой в Электрическом переулке, 2014 © Мастерская архитектора Бавыкина
Схема ситуационного плана. Гостиница с апартаментами и подземной автостоянкой в Электрическом переулке, 2014 © Мастерская архитектора Бавыкина


Архитектор:
Алексей Бавыкин
Наталья Бавыкина
Мастерская:
Алексей Бавыкин и партнёры
Проект:
Edison House
Россия, Москва, Электрический переулок, 10

Авторский коллектив:
ГАП: Наталья Бавыкина
Главный архитектор и руководитель мастерской: Алексей Бавыкин
Архитекторы: Дмитрий Тихонов, Михаил Марек, Ольга Хайдурова, Екатерина Лущеко, Алексей Софинский, Марина Илюшина
архитектор-визуализатор: Дмитрий Борков
архитектор-ассистент: Полина Штанько

2018

Заказчик: ЗАО «Инвестиционная компания «Приоритет»»

07 Ноября 2014

author pht

Авторы текста:

Юлия Тарабарина, Анна Городинская
Технологии и материалы
Хрустальные колонны
Разбираемся в технических и технологических аспектах изготовления и монтажа стеклянных колонн дома «Кутузовский XII» – архитектурного решения, удивительного для прохожих, но во многом также и для профессионалов. Колонны можно мыть и менять лампочки.
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Сейчас на главной
Эффект диафрагмы
Для жилого комплекса в Пушкино бюро «Крупный план» придумало фасады, регулирующие поток света при помощи геометрии стены.
Лужайка взлетает
Так как онкологический центр Мэгги занял последний кусочек газона в больнице Лидса, его архитекторы Heatherwick Studio превратили крышу своего здания в роскошный сад: как будто прежняя лужайка поднялась над землей.
СПбГАСУ-2020. Часть II
Пять выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Константина Самоловова и Константина Трофимова: wow-эффекты для «Тучкова буяна», подробная программа для арт-кластера, остроумное приспособление руин, а также взгляд с Луны на нижегородскую Стрелку.
Летающий форум
Архитекторы MVRDV выиграли конкурс на мастерплан района в центре Карлсруэ: градостроительную ось дворца XVIII века замкнет «летающий» общественный форум с садом на крыше.
СПбГАСУ-2020. Часть I.
Семь выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Ирины Школьниковой и Дениса Романова: геймдев-студия и модный кластер на фабрике «Красное знамя», возобновляемые источники энергии для Крыма, а также альтернативный «Тучков буян» и экологичное пространство на месте заброшенного манежа в Пушкине.
Алюминиевые лепестки
Олимпийский и паралимпийский музей США в Колорадо-Спрингс по проекту Diller Scofidio + Renfro равно рассчитан на посетителей с любыми физическими возможностями.
Комфортный город в себе
Казалось бы, такое невозможно среди человейников, неритмично чередующихся со старыми дачами. И между тем жилой комплекс на территории бизнес-парка Comcity предлагает именно комфортную среду среднего города: не слишком высокую и умеренно-приватную, как вариант идеала современной урбанистики.
Форум на холме
Недалеко от Штутгарта по проекту бюро Дэвида Чипперфильда полностью завершен культурный центр Carmen Würth Forum: теперь там открылись музей и конференц-центр.
Градсовет удаленно 24.07.2020
В Петербурге обсудили торгово-офисный комплекс для одного из самых плотных районов города: с супрематическими фасадами, системой террас и головокружительными парковками.
Критика единомышленников
Foster + Partners, одни из инициаторов-подписантов экологического архитектурного манифеста Architects Declare, подверглись критике за два недавних проекта «курортных» аэропортов для Саудовской Аравии, так как авиасообщение считается самым разрушительным для окружающей среды видом транспорта.
Архитектура в объективе: 14 фотографов
Мы собирали эту коллекцию два месяца: о начале увлечения архитектурой как предметом фотографирования, об историях профессиональной карьеры и о недавних проектах, о пользе сетей для поиска заказчиков – но и о традиционном отношении к фотографии. Российские архитектурные фотографы рассказывают о себе и делятся опытом. Всё это в контексте обзора instagram-аккаунтов, но не ограничиваясь им.
Городок у старой казармы
Бюро melix воссоздает атмосферу старого Оренбурга в проекте жилого комплекса у Михайловских казарм – важного городского памятника, пришедшего в упадок. Проект победил в конкурсе, проведенном городской администрацией и теперь ищет инвестора.
Мозаика этажей
Жилой комплекс Etaget по проекту архитекторов Kjellander Sjöberg встроен в сложившуюся застройку центральной части Стокгольма, имитируя «город в городе».
Градсовет удаленно 17.07.2020
Щедрый на критику, рефлексию и решения градсовет, на котором обсуждался картельный сговор, потакание девелоперу и несовершенство законодательства.
Второе дыхание «революционного движения профсоюзов»
Архитекторы KCAP и Cityförster представили проект реконструкции в Братиславе конгресс-центра Дома профсоюзов и прилегающей территории: они планируют вернуть жизнь на историческую площадь, в начале 1980-х превращенную в позднемодернистский «плац» с транспортной развязкой.
Движение по краю
ЖК «Лица» на Ходынском поле – один из новых масштабных домов, дополнивший застройку вокруг Ходынского поля. Он умело работает с масштабом, подчиняя его силуэту и паттерну; творчески интерпретирует сочетание сложного участка с объемным метражом; упаковывает целый ряд функций в одном объеме, так что дом становится аналогом города. И еще он похож на семейство, защищающее самое дорогое – детей во дворе, от всего на свете.
Старые стены
Восьмиэтажный кирпичный склад на чугунном каркасе в Манчестере превращен архитекторами Archer Humphryes в самый большой британский апарт-отель.
Агент визуальной устойчивости
Сравнительно небольшой дом на границе фабрики «Большевик» сочетает два противоположных качества: дорогие материалы и декоративизм ар-деко и крупную, несколько даже брутальную сетку фасадов с акцентом на пластинчатом аттике.
Деревянный треугольник
У вокзала в Ассене на севере Нидерландов нет главного фасада: он соединяет части города, а не разделяет их. Авторы проекта – бюро Powerhouse Company и De Zwarte Hond.
Пресса: Рейтинг экспертов в сфере урбанистики
Центр политической конъюнктуры (ЦПК) по заказу Экспертного института социальных исследований (ЭИСИ) составил первый публичный рейтинг экспертов. Представляем вашему вниманию Топ-50 наиболее авторитетных и влиятельных экспертов в сфере урбанистики.
Новый двор
Термы, руины и городской лабиринт – предложения для Никольских рядов, разработанные в рамках форсайта, организованного журналом «Проект Балтия».
Белая площадь
Площадь Единства в центре Каунаса из парадной территории превратилась согласно проекту бюро 3deluxe во многофункциональное пространство, рассчитанное на самых разных горожан, от любителей скейтбординга до родителей с маленькими детьми.
Долгосрочная устойчивость
Архитекторы MVRDV представили проект реконструкции своей знаменитой постройки – павильона Нидерландов на Экспо в Ганновере, пустовавшего 20 лет.
Введение в параметрику
В нашей подборке: вдохновляющие ресурсы, книги, курсы и люди, которые помогут познакомиться с алгоритмической архитектурой и проектированием.
Наследие модернизма: Artek и ресторан Savoy
Ресторан Savoy в Хельсинки с интерьерами авторства Алвара и Айно Аалто вновь открыл свои двери после тщательной реставрации и реконструкции. Savoy был обновлен лондонской студией Studioilse в сотрудничестве с финским мебельным брендом Artek, Городским музеем Хельсинки и Фондом Алвара Аалто.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Памяти Юрия Волчка
Вчера, 6 июля, умер Юрий Волчок, историк архитектуры, ученый, хорошо известный всем, кто хоть сколько-нибудь интересуется советским модернизмом. Слово – его коллегам и ученикам.
Все о Эве
Общим голосованием студентов и преподавателей лондонской школы Архитектурной ассоциации выражено недоверие директору этого ведущего мирового вуза, Эве Франк-и-Жилаберт, и отвергнут ее план развития школы на ближайшие пять лет. В ответ в управляющий совет АА поступило письмо известных практиков, теоретиков и исследователей архитектуры, называющих итог голосования результатом сексизма и предвзятости.
Клетка Фарадея
Проект клубного дома в 1-м Тружениковом переулке – попытка архитекторов разместить значительный объем на крошечном пятачке земли так, чтобы он выглядел элегантно и респектабельно. На помощь пришли металл, камень и гнутое стекло.
Цвет и линия
Находки бюро «А.Лен» для проектирования бюджетного детского сада: мозаика нерегулярных окон и работа с цветом.
Градсовет удаленно 2.07.2020
Рельсы как основа композиции, компиляция как архитектурный прием и неудавшееся обсуждение фонтана на очередном градсовете, прошедшем в формате видеотрансляции.
Союз искусства и техники
Интерес к архитектуре 1930-х для Степана Липгарта – путеводная звезда. В проекте дома «Amo» на Васильевском острове в Санкт-Петербурге архитектор взял за точку отсчета московское ар-деко – эстетское, с росписями в технике сграффито. И заодно развил типологию квартала как органической структуры.
На краю ледника
В горах на западе Норвегии, у ледника Юстедал, заработала туристическая база Tungestølen по проекту архитекторов Snøhetta. Ее фасады обшиты деревом, обработанным по средневековому методу – как у ставкирки.