English version

В ритме московского двора

Мастерская архитектора Бавыкина возвращается к проекту гостиницы с апартаментами в Электрическом переулке.

07 Ноября 2014
mainImg
Архитектор:
Алексей Бавыкин
Наталья Бавыкина
Мастерская:
Алексей Бавыкин и партнёры http://www.bavykin.ru/
Проект:
Edison House
Россия, Москва, Электрический переулок, 10

Авторский коллектив:
ГАП: Наталья Бавыкина
Главный архитектор и руководитель мастерской: Алексей Бавыкин
Архитекторы: Дмитрий Тихонов, Михаил Марек, Ольга Хайдурова, Екатерина Лущеко, Алексей Софинский, Марина Илюшина
архитектор-визуализатор: Дмитрий Борков
архитектор-ассистент: Полина Штанько

2015 — 2018 / 2017 — 2018

Заказчик: ЗАО «Инвестиционная компания «Приоритет»»
Проект сделан для участка, на котором прошедшей весной был снесен защищаемый жителями, депутатом Еленой Ткач и «Архнадзором» остаток особняка архитектора Соколова. Дом выглядел ужасно, не имел никакого охранного статуса, больше, чем наполовину состоял из так называемой «солдатской кладки», послевоенной, неряшливой и ненадежной. Снесли дом законно, комиссия по сносу под личным руководством заммэра Хуснуллина выдала разрешение.
 
Координатор «Архнадзора» Рустам Рахматуллин предлагал восстановить особняк Соколова в прежнем виде, то есть фактически, так как от особняка оставалось мало подлинного, построить его заново в прежних формах, или еще точнее построить новодел в формах особняка Соколова, – маленький, одноэтажный памятник особняку посреди Москвы. В риторике градозащитников проект, который планируется реализовать на этом участке вместо скромного особняка, фигурировал исключительно как гигантское современное здание из стекла и бетона – типовая и несколько поднадоевшая формула восьмидесятых, обличающая нежелание даже взглянуть на предлагаемый проект, так как любая замена защищаемого – зло.
 
Между тем стекло и бетон, конечно же, присутствуют почти в любом современном здании, но дело не в них. Тонких, внимательных и к окружению, и к собственной пластике, не чуждых рефлексии проектов даже в центре Москвы по-прежнему не так уж много, чтобы ими разбрасываться. Архитектор Алексей Бавыкин совместно с дочерью Натальей Бавыкиной проектирует для этого участка с 2010 года, предлагает уже третий вариант, подчиняясь всё новым ограничениям. Раньше дом занимал весь участок, потом его ограничили пятном снесенного дома и контуры плана получили прихотливую форму, повторяющую угловатые пристройки (совершенно непонятно, зачем это делать, если дом-предшественник все равно снесли, но правила есть правила и архитекторы их выдержали, у них даже высота получилась немного меньше разрешенной). Мы спросили у Алексея Бавыкина об особняке Соколова и он ответил, что если бы на его взгляд от дома оставалось бы что-то, что можно было бы осмысленно сохранить (Бавыкин учился в МАРХИ на кафедре реставрации у С.С. Подъяпольского и кое-что понимает в сохранности и возможностях консервации), он не взялся бы за этот проект ни в коем случае. И еще – что ненавидит новоделы, не видит в них никакого смысла, и уж за новодел бы не взялся никогда.
 
Архитекторы уверены в своей правоте, да и проект, честно говоря, хотелось бы увидеть реализованным, так что имеет смысл внимательнее к нему присмотреться.
***

По небу пробежала собака и скрылась... А диалога в жанре «Скажу тебе, как архитектор архитектору», столь привлекательного в любой реконструкции, ни в первый раз, ни во второй так и не получилось. Да и получиться не могло. Тот домик, который в 1884 году построил себе «стесненный в средствах и скромный в своих желаниях неклассный художник-архитектор Соколов» – с парадным входом, рустованными пилястрами и полуциркульным фронтоном, просто превратился в развалины. Не в руины, а именно – в развалины: руины романтичны и привлекательны, развалины же убоги, непривлекательны и вызывают, к сожалению, скорее чувство брезгливости, чем интерес к своему прошлому.
 
Дом переходил из рук в руки, его перепланировали, и к нему все время что-то пристраивали: в 1899 – зимний сад, а в 1903 – одноэтажный объем кухни... После 1917-го дом, бывший по официальным документам «квартирой домовладельца», постигла участь коммунального жилья – с обязательным возведением дополнительных перегородок, прорубанием и закрытием проемов и непременным вбиванием гвоздей и костылей под корыта, санки и велосипеды в стены прихожей. А в 1970-х закончилась и эта обетованная, обустроенная жизнь, пахнувшая пирогами, кипяченым бельем и все теми же щами: домик превратили в конторское здание с плохо закрывающейся щелястой перекошенной входной дверью, очередными неизвестно кем и как поставленными перегородками, и треснувшими стеклами немытых от субботника до субботника окон. С этого времени дом, в одночасье ставший бесхозным, разрушался уже необратимо. И не было никому дела до того, что был он некогда особняком, столь редким в этой части города, что перед ним, вероятно, был палисадник, а позади него, совершенно точно – сад, куда можно было выйти через террасу. Даже стропила кровли сгнили еще лет двадцать назад...
 
Да уж, какой тут диалог? Так, солилоквиум о новоделе, столь нелюбимом Бавыкиным «строительстве нового, но точно такого же, как старое».
***
 
Проектировать в одном из самых узких и коротких московских переулков, зажатом между ощетинившимся гирьками-кокошниками псевдо-русским фасадом Фирсановской богадельни и силуэтом башни Вулыха, очень сложно. Ни пространственных, ни эмоциональных ориентиров нет: так, недорогие доходные дома, разбавленные советским домостроением. Здание целиком ниоткуда не воспринимается: кто-то видит низ, а кто-то – только верх. Кому-то удается увидеть один угол, а кому-то – противоположный. И путь поиска вариантов бесконечен. А по иронии насмешливой архитектурной судьбы и воле заказчика архитекторам Бавыкиным пришлось пройти по нему дважды.
 
Первый раз в 2010, когда на красной линии застройки должен был появиться эдакий дом-манифест: четко выраженный отступ стеклянного пентхауса, нерегулярная колоннада деревьев, произрастающая в скульптурную корону и ломанная решетка карнизного козырька.
Гостиница с апартаментами и подземной автостоянкой в Электрическом переулке. Проект, 2014
© Мастерская архитектора Бавыкина
Дом в Электрическом переулке, 2010. Вид со стороны Электрического переулка
© Алексей Бавыкин и партнёры

Возвращение в тесный створ Электрического переулка в 2013, на первый взгляд, кажется не столь ярким и декларативным. Но что-то не так с этой декларативной неяркостью. В втором варианте от «Брюсова брата» не осталось практически ничего. Ну разве что патинированный под бронзу тростник как и прежде растет на ограждении балконов, да стеклянный объем пентхауса волнуется на солнце граненым стеклом наружной стены.
Гостиница с апартаментами и подземной автостоянкой в Электрическом переулке. Проект, 2014
© Мастерская архитектора Бавыкина

Дом же обрел несвойственную ему до этого трехчастность, отступил с красной линии, практически полностью совпал в плане с контуром развалившегося особняка и сразу перестал доминировать в уличной перспективе, оставив эту привилегию все той же Фирсановской богадельне, которую в советские годы не забыли надстроить на пару этажей, превратив из шкатулки-коробочки в стиле «а-ля рус» в эдакий видавший виды сундук. И на фоне такой визуальной доминанты легкий, изящный, почти невесомый объем апарт-отеля заставляет все время на себя оглядываться. Оглянешься, и сразу становится понятна позиция угловой башни, неумолимо напоминающей не то архитектуру замков и крепостей, не то здание Моссельпрома. «Башня придумана нами как небольшая доминанта, в духе характерных для старой Москвы невысоких вертикалей, – рассказывает Алексей Бавыкин, – помните, были колокольни, башни на углах, и прочие маленькие акценты, многие из них снесли за советское время. Так вот, думая над этой башенкой мы хотели каким-то образом вернуться к московскому ритму с его небольшими вертикалями.»

А внутри, за почти непроницаемой плотностью стен, в слоёном пироге этажей архитекторам Бавыкиным удалось совместить несовместимое: на земле и под землей все начинается с шахты парк-лифта, на втором, третьем, ... пятом – превращается в спальню с собственной ванной комнатой, а на шестом – трансформируется в часть пентхауса, не охваченную свободной планировкой. И вот, поставленная вглубь композиции, именно эта башня-обманка видна практически с любой точки переулка, как маяк в узком фарватере городской реки.
Гостиница с апартаментами и подземной автостоянкой в Электрическом переулке, 2014 © Мастерская архитектора Бавыкина
Схема планировочной организации земельного участка, совмещенная со схемой транспортной организации территории. Гостиница с апартаментами и подземной автостоянкой в Электрическом переулке, 2014 © Мастерская архитектора Бавыкина
zooming
Схема развертки фасадов по Электрическому переулку. Гостиница с апартаментами и подземной автостоянкой в Электрическом переулке, 2014 © Мастерская архитектора Бавыкина
Схема фрагмента фасада N1. Гостиница с апартаментами и подземной автостоянкой в Электрическом переулке, 2014 © Мастерская архитектора Бавыкина

Противоположный башне объем – третий в видимом из переулка ряду, и вовсе мимикрировал под окружающую застройку. И эта неотличимость срабатывает точно, как скрепка, соединяя выразительный срединный объем со всем окружающим пространством. Делает неотъемлемой его частью.
Гостиница с апартаментами и подземной автостоянкой в Электрическом переулке, 2014 © Мастерская архитектора Бавыкина
Гостиница с апартаментами и подземной автостоянкой в Электрическом переулке, 2014 © Мастерская архитектора Бавыкина

А еще есть нестандартная кирпичная облицовка стен, от которой московская архитектура тоже давно отвыкла. Сегодня, когда речь идет об облицовке, мы чаще всего думаем о цвете и материале, а не о его пластических возможностях. Здесь вожделенная на невыразительном московском солнце пластика и рябь фасадной чешуи достигается простыми сдвижками на четверть кирпича – вперед или назад, с одинаковым шагом в ряду или с разным, повторяясь по высоте или сбиваясь с ритма. Имитируя стыки, оставшиеся от разобранной кладки, намекая на гипотетическую принадлежность дома некоей разобранной структуре – как будто вертикальный выступ со стороны двора принадлежал чему-то отломанному, от чего остались регулярные выступы кирпича: такое можно увидеть в монастырях, да и в городских дворах, если приглядеться, попадается – фактурный рисунок кладки не только делает рассматривание фасадов нескучным, но и добавляет сюжет сродни альтернативной истории, – поданную очень тонко, для тех, кто понимает, тему руины. В арке на Можайком шоссе эту тему в бытность мэром «зарубил» лично Юрий Михайлович Лужков, но архитектурная идея не умирает, а трансформируется, прорастает другими приемами.
Типы кирпичной кладки. Гостиница с апартаментами и подземной автостоянкой в Электрическом переулке, 2014 © Мастерская архитектора Бавыкина
Схема фасада в осях 1 – 7. Гостиница с апартаментами и подземной автостоянкой в Электрическом переулке, 2014 © Мастерская архитектора Бавыкина

В этом варианте проекта мало осталось от зубцов «короны» дикого ордера без капителей, зато дом многое впитал от тихого доходника в московском дворе, с его продиктованным обстоятельствами планом, выступами, обрывами, спонтанными перестройками, – именно этот образ становится главным, он же и позволяет лучше всего сродниться с окружением.
 
Так может быть и не стоит сожалеть о том, что ушли в небытие скульптуры, безмятежно лежавшие на столбах короны, отражавшиеся и множившиеся в стеклянной глади стены пентхауса, и еще о том, что никогда уже бавыкинская собака не побежит по небу над Электрическим переулком...
Схема фасада в осях А – К. Гостиница с апартаментами и подземной автостоянкой в Электрическом переулке, 2014 © Мастерская архитектора Бавыкина
Схема фасада в осях 7 – 1. Гостиница с апартаментами и подземной автостоянкой в Электрическом переулке, 2014 © Мастерская архитектора Бавыкина
Схема фасада в осях К – А. Гостиница с апартаментами и подземной автостоянкой в Электрическом переулке, 2014 © Мастерская архитектора Бавыкина
Схема фасадов в осях 6 – 5 и 5 – 7. Гостиница с апартаментами и подземной автостоянкой в Электрическом переулке, 2014 © Мастерская архитектора Бавыкина
Схема фасада в осях 3 – 1. Гостиница с апартаментами и подземной автостоянкой в Электрическом переулке, 2014 © Мастерская архитектора Бавыкина
Схема разреза 2-2. Гостиница с апартаментами и подземной автостоянкой в Электрическом переулке, 2014 © Мастерская архитектора Бавыкина
Схема разреза 1-1. Гостиница с апартаментами и подземной автостоянкой в Электрическом переулке, 2014 © Мастерская архитектора Бавыкина
Схема плана кровли. Гостиница с апартаментами и подземной автостоянкой в Электрическом переулке, 2014 © Мастерская архитектора Бавыкина
Схема плана 7 этажа. Гостиница с апартаментами и подземной автостоянкой в Электрическом переулке, 2014 © Мастерская архитектора Бавыкина
Схема плана 5 этажа. Гостиница с апартаментами и подземной автостоянкой в Электрическом переулке, 2014 © Мастерская архитектора Бавыкина
Схема плана 6 этажа. Гостиница с апартаментами и подземной автостоянкой в Электрическом переулке, 2014 © Мастерская архитектора Бавыкина
Схема плана 4 этажа. Гостиница с апартаментами и подземной автостоянкой в Электрическом переулке, 2014 © Мастерская архитектора Бавыкина
Схема плана 3 этажа. Гостиница с апартаментами и подземной автостоянкой в Электрическом переулке, 2014 © Мастерская архитектора Бавыкина
Схема плана 2 этажа. Гостиница с апартаментами и подземной автостоянкой в Электрическом переулке, 2014 © Мастерская архитектора Бавыкина
Схема плана 1 этажа. Гостиница с апартаментами и подземной автостоянкой в Электрическом переулке, 2014 © Мастерская архитектора Бавыкина
Схема плана -1 этажа. Гостиница с апартаментами и подземной автостоянкой в Электрическом переулке, 2014 © Мастерская архитектора Бавыкина
Схема плана -2 этажа. Гостиница с апартаментами и подземной автостоянкой в Электрическом переулке, 2014 © Мастерская архитектора Бавыкина
Схема ситуационного плана. Гостиница с апартаментами и подземной автостоянкой в Электрическом переулке, 2014 © Мастерская архитектора Бавыкина
Архитектор:
Алексей Бавыкин
Наталья Бавыкина
Мастерская:
Алексей Бавыкин и партнёры http://www.bavykin.ru/
Проект:
Edison House
Россия, Москва, Электрический переулок, 10

Авторский коллектив:
ГАП: Наталья Бавыкина
Главный архитектор и руководитель мастерской: Алексей Бавыкин
Архитекторы: Дмитрий Тихонов, Михаил Марек, Ольга Хайдурова, Екатерина Лущеко, Алексей Софинский, Марина Илюшина
архитектор-визуализатор: Дмитрий Борков
архитектор-ассистент: Полина Штанько

2015 — 2018 / 2017 — 2018

Заказчик: ЗАО «Инвестиционная компания «Приоритет»»

07 Ноября 2014

Юлия Тарабарина

Авторы текста:

Анна Городинская, Юлия Тарабарина
Парение свечей
Проект установки памятного знака журналистам, погибшим при исполнении профессионального долга – победившая в конкурсе работа скульптора Бориса Чёрствого, умершего в этом году, и архитекторов Алексея и Натальи Бавыкиных – не слишком типичный для современной Москвы, и поэтому актуальный и важный памятник.
Лучший – в Латвии
Объявлен лауреат премии союза московских архитекторов – им, как мы и предсказывали, стал Тотан Кузембаев с усадьбой Клаугис, широко известной в узких кругах. Среди номинантов ATRIUM, DNK ag, IND architects, AI architects.
Тень тени
Проект офисного здания на Можайском шоссе вновь утвержден в новой версии Алексея Бавыкина.
Брюсов брат
Алексей Бавыкин спроектировал здание, продолжающее и по-своему развивающее пластические темы дома в Брюсовом переулке. Главной темой в нем стала вечная: борьба вертикалей с горизонталью. Она отсекает, они – прорываются.
«Дуло» в спину авангарда
В проекте здания в Третьем Автозаводском проезде пришлось, по настоянию московских властей, изменить функцию. Вслед за ней изменили и проект, углубив заложенную в нем мысль лет этак на пятьсот. Была колонна в теле авангарда, стала – башня.
Музей света
Проект Музея второй мировой войны в Гданьске, сделанный Алексеем Бавыкиным для открытого международного конкурса, наделен очевидным и романтическим сюжетом. Это светлый храм-замок, вырастающий на пути гигантского снаряда.
Палуба для «Титаника»
Вслед за высотным «Титаником» мастерская «Алексей Бавыкин и партнеры» спроектировала на Альпийской улице города Сочи малоэтажный жилой комплекс галерейного типа.
Метаморфозы разнообразия
18 мая в выставочном зале Союза архитекторов России открылась выставка работ последних лет архитектурной мастерской «Алексей Бавыкин и партнеры». Получившая название «Метаморфозы», она открывает цикл экспозиций, посвященных актуальной практике лучших архитектурных бюро России. Пример Алексея Бавыкина и его команды показывает, что даже в кризис работа кипит.
Желтый лист осенний
На самом краю жилого района Строгино архитектор Алексей Бавыкин спроектировал высотный жилой дом под названием «Золотая осень». Это светло-палевая башня, прикрытая гигантским золотистым «листом», указывающим, как стрелка, в сторону центра города.
В отсутствие проекта планировки
10 февраля на рассмотрение архитектурного совета Москвы были представлены проекты Владимира Плоткина и Алексея Бавыкина. Эксперты высоко оценили оба проекта, однако первый был одобрен для показа на Общественном совете, а второй – отложен до того момента, когда НИиПИ Генплана разработает проект планировки территории, на которой расположен участок будущего строительства.
Кризиса как и не бывало. Заседание Общественного совета...
24 июня общественный совет начался с благоустроительной темы, «городской мебели» и городских туалетов. А далее рассматривал на редкость крупные проекты, как будто и не кризис на дворе. Был поддержан проект общей площадью 1 000 000 кв. м на пересечении Варшавского шоссе и МКАД, а также бизнес-комплекс на Малой Почтовой, за новым корпусом Бауманского института. Похвалили, но воздержались от согласования очередной высотки в составе ММДЦ «Сити» на участке № 20. На проект музея «Танка Т-34» решили объявить конкурс. В заключение мэр принял проект дома-арки Алексея Бавыкина на Можайском шоссе.
«Золотому острову» быть. Хотя бы в северной части....
Главной интригой прошедшего в среду общественного совета был проект планировки северной части «Золотого острова» – с четвертого раза его утвердили. Рассмотрели также проекты воссоздания построек Сретенского монастыря, гостиницу напротив Храма Христа Спасителя, три МФК - в Строгино, в районе Нижегородской улицы, а также недалеко от «Москва-Сити» на Шмитовском проезде, проект планировки поселка «Восточный» на Щелковке, и два отдельных здания – новую гостиницу «Киевская» и дом-арку Алексея Бавыкина на Можайском шоссе.
Дом-арка
На Можайском шоссе начинается строительство офисного здания по проекту Алексея Бавыкина. Как считает автор, на последнем этапе ему удалось внести существенные изменения, которые позволили лучше раскрыть важную для архитектора тему
Авангардная доминанта
Строительство башни «ВДНХ» Алексея Бавыкина завершилось прошедшей весной. 35-этажная доминанта, архитектура которой верна духу и букве поисков русского рационализма, стала заметным акцентом в панорамах севера Москвы и при этом умудрилась не подавить ближайшее окружение
Дикий ордер
Дом с деревьями на фасаде в Брюсовом переулке, о проекте которого мы писали относительно недавно, построен уже практически целиком – осталась только внутренняя отделка, и теперь появилась возможность увидеть его вживую. Благодаря экскурсии, организованной 7 апреля проектом «Свобода доступа», нам удалось посмотреть на дом не только снаружи, но и изнутри и даже посмотреть на Москву с его балкона
Проросший историзм
Здание, которое должно появиться на Можайском шоссе, состоит из 11-этажной «каменной» арки и врезанного в нее под прямым углом футуристического объекта. Первое впечатление – что в руине римского акведука открылся портал, наподобие киношных «звездных врат», и сквозь него в наше пространство проник стеклянный «пришелец»
Колонна в теле авангарда
Офисное здание Бавыкина для Автозаводской улицы – это погружение в архитектурный язык Ильи Голосова, то ли в шутку, то ли всерьез демонстрирующее классические истоки поисков знаменитого авангардиста
Дом на Херсонской
Двадцатипятиэтажный жилой дом  вторит дуге  Херсонской улицы. Всем своим видом здание показывает что оно принадлежит, во-первых, городу, во-вторых, большому многофункциональному комплексу, который планируется построить рядом
Дом-улица
Алексей Бавыкин представил проект нового многофункционального комплекса на 1-ой улице Ямского поля, д. 12
Башня «ВДНХ»
К северу от территории ВВЦ, на Сельскохозяйственный улице, растет новая, яркая  высотная доминанта – строится жилой небоскреб по проекту Алексея Бавыкина
Пластика для улицы
В начале Нижней Красносельской улицы начинается строительство нового офисного здания по проекту Алексея Бавыкина. Будучи построен, этот небольшой дом имеет все шансы распространить свое обаяние на весь прилегающий квартал
Титаник
Алексей Бавыкин строит жилой комплекс в Сочи на пересечении Кубанской улицы и Морского переулка
Полеты
Архитектор Алексей Бавыкин, известный своим почтительным отношением к наследию русского конструктивизма, спроектировал жилой многофункциональный комплекс «Дирижабль» на Профсоюзной улице в Москве
Похожие статьи
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.
Содержание крупнее формы
Музей художественного образования Хуамао близ Нинбо по проекту Алвару Сиза и Карлуша Каштанейра – это компактный темный объем с наполненным светом просторным интерьером.
Пятый элемент
Клубный дом во Всеволожском переулке оперирует сочетанием дорогих фактур камня и металла, погружая их в буйство орнаментики. Дом представляется фантазией на темы театра эпохи модерна и символизма, разновидностью восточной сказки, что парадоксальным образом позволяет ему избежать прямой стилизации и стать отражением одной из сторон современной московской жизни.
Ходить по воде
Благоустройство, которое сделало спальный микрорайон не только комфортным, но и запоминающимся.
Летят перелетные птицы
В Чжухае на южном побережье Китая строится крупный центр искусств по проекту Zaha Hadid Architects: его самая заметная часть, модульный навес, должен напоминать летящих клином перелетных птиц.
Трамплины и патио
Центром усадьбы в Антоновке, спроектированной Романом Леонидовым, стал внутренний двор с перголами, напоминающий хозяину об отдыхе в экзотических странах. Открытые деревянные конструкции подчеркнули устремленные вверх диагонали односкатных крыш.
Технологии и материалы
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
Сейчас на главной
Открыть что можно
Обнародован проект реконструкции и реставрации павильона России на венецианской биеннале. Реализация уже началась. Мы подробно рассмотрели проект, задали несколько вопросов куратору и соавтору проекта Ипполито Лапарелли и разобрались, чего убудет и что прибудет к павильону Щусева 1914 года постройки.
Дом в доме
Реконструкция крестьянского дома XVIII века на юге Германии: он стал основой для камерной сельской библиотеки. Авторы проекта – Schlicht Lamprecht Architekten.
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
Полярная тихоходка
Зимовочный комплекс антарктической станции «Восток» рассчитан на экстремальные климатические условия и психологический комфорт исследователей.
Офис для концентрации идей
​Бюро «Т+Т Architects» спроектировало офис французской ИТ-компании, где сотрудники в любой точке помещения могут обсудить с коллегами или записать на стене новые идеи.
Пресса: Паоло Солери и Arcosanti: как построить Бога
Паоло Солери учился у Фрэнка Ллойда Райта, в художественной коммуне «Талиесин-Вест», и его оттуда выгнали — вероятно, из-за конфликта с Ольгой Ивановной Райт, женой великого мастера. Видимо, логика отталкивания и притяжения привели к тому, что хотя утопия Солери не имеет ничего общего с идеями Райта, сам тип жизни коммуной он воспроизвел.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.