В ритме московского двора

Мастерская архитектора Бавыкина возвращается к проекту гостиницы с апартаментами в Электрическом переулке.

07 Ноября 2014
mainImg

Архитектор:

Алексей Бавыкин

Мастерская:

Алексей Бавыкин и партнёры

Проект:

Гостиница с апартаментами и подземной автостоянкой в Электрическом переулке (2014)
Россия, Москва, ЦАО, Электрический пер., д. 10, стр. 1

Авторский коллектив:
Руководитель: А. Бавыкин
ГАП: Н. Бавыкина
Архитекторы: М. Марек, О. Хайдурова, А. Софинский
Визуализация: Д. Борков

2014

Заказчик: ЗАО «Инвестиционная компания «Приоритет»
Проект сделан для участка, на котором прошедшей весной был снесен защищаемый жителями, депутатом Еленой Ткач и «Архнадзором» остаток особняка архитектора Соколова. Дом выглядел ужасно, не имел никакого охранного статуса, больше, чем наполовину состоял из так называемой «солдатской кладки», послевоенной, неряшливой и ненадежной. Снесли дом законно, комиссия по сносу под личным руководством заммэра Хуснуллина выдала разрешение.
 
Координатор «Архнадзора» Рустам Рахматуллин предлагал восстановить особняк Соколова в прежнем виде, то есть фактически, так как от особняка оставалось мало подлинного, построить его заново в прежних формах, или еще точнее построить новодел в формах особняка Соколова, – маленький, одноэтажный памятник особняку посреди Москвы. В риторике градозащитников проект, который планируется реализовать на этом участке вместо скромного особняка, фигурировал исключительно как гигантское современное здание из стекла и бетона – типовая и несколько поднадоевшая формула восьмидесятых, обличающая нежелание даже взглянуть на предлагаемый проект, так как любая замена защищаемого – зло.
 
Между тем стекло и бетон, конечно же, присутствуют почти в любом современном здании, но дело не в них. Тонких, внимательных и к окружению, и к собственной пластике, не чуждых рефлексии проектов даже в центре Москвы по-прежнему не так уж много, чтобы ими разбрасываться. Архитектор Алексей Бавыкин совместно с дочерью Натальей Бавыкиной проектирует для этого участка с 2010 года, предлагает уже третий вариант, подчиняясь всё новым ограничениям. Раньше дом занимал весь участок, потом его ограничили пятном снесенного дома и контуры плана получили прихотливую форму, повторяющую угловатые пристройки (совершенно непонятно, зачем это делать, если дом-предшественник все равно снесли, но правила есть правила и архитекторы их выдержали, у них даже высота получилась немного меньше разрешенной). Мы спросили у Алексея Бавыкина об особняке Соколова и он ответил, что если бы на его взгляд от дома оставалось бы что-то, что можно было бы осмысленно сохранить (Бавыкин учился в МАРХИ на кафедре реставрации у С.С. Подъяпольского и кое-что понимает в сохранности и возможностях консервации), он не взялся бы за этот проект ни в коем случае. И еще – что ненавидит новоделы, не видит в них никакого смысла, и уж за новодел бы не взялся никогда.
 
Архитекторы уверены в своей правоте, да и проект, честно говоря, хотелось бы увидеть реализованным, так что имеет смысл внимательнее к нему присмотреться.
***

По небу пробежала собака и скрылась... А диалога в жанре «Скажу тебе, как архитектор архитектору», столь привлекательного в любой реконструкции, ни в первый раз, ни во второй так и не получилось. Да и получиться не могло. Тот домик, который в 1884 году построил себе «стесненный в средствах и скромный в своих желаниях неклассный художник-архитектор Соколов» – с парадным входом, рустованными пилястрами и полуциркульным фронтоном, просто превратился в развалины. Не в руины, а именно – в развалины: руины романтичны и привлекательны, развалины же убоги, непривлекательны и вызывают, к сожалению, скорее чувство брезгливости, чем интерес к своему прошлому.
 
Дом переходил из рук в руки, его перепланировали, и к нему все время что-то пристраивали: в 1899 – зимний сад, а в 1903 – одноэтажный объем кухни... После 1917-го дом, бывший по официальным документам «квартирой домовладельца», постигла участь коммунального жилья – с обязательным возведением дополнительных перегородок, прорубанием и закрытием проемов и непременным вбиванием гвоздей и костылей под корыта, санки и велосипеды в стены прихожей. А в 1970-х закончилась и эта обетованная, обустроенная жизнь, пахнувшая пирогами, кипяченым бельем и все теми же щами: домик превратили в конторское здание с плохо закрывающейся щелястой перекошенной входной дверью, очередными неизвестно кем и как поставленными перегородками, и треснувшими стеклами немытых от субботника до субботника окон. С этого времени дом, в одночасье ставший бесхозным, разрушался уже необратимо. И не было никому дела до того, что был он некогда особняком, столь редким в этой части города, что перед ним, вероятно, был палисадник, а позади него, совершенно точно – сад, куда можно было выйти через террасу. Даже стропила кровли сгнили еще лет двадцать назад...
 
Да уж, какой тут диалог? Так, солилоквиум о новоделе, столь нелюбимом Бавыкиным «строительстве нового, но точно такого же, как старое».
***
 
Проектировать в одном из самых узких и коротких московских переулков, зажатом между ощетинившимся гирьками-кокошниками псевдо-русским фасадом Фирсановской богадельни и силуэтом башни Вулыха, очень сложно. Ни пространственных, ни эмоциональных ориентиров нет: так, недорогие доходные дома, разбавленные советским домостроением. Здание целиком ниоткуда не воспринимается: кто-то видит низ, а кто-то – только верх. Кому-то удается увидеть один угол, а кому-то – противоположный. И путь поиска вариантов бесконечен. А по иронии насмешливой архитектурной судьбы и воле заказчика архитекторам Бавыкиным пришлось пройти по нему дважды.
 
Первый раз в 2010, когда на красной линии застройки должен был появиться эдакий дом-манифест: четко выраженный отступ стеклянного пентхауса, нерегулярная колоннада деревьев, произрастающая в скульптурную корону и ломанная решетка карнизного козырька.
Гостиница с апартаментами и подземной автостоянкой в Электрическом переулке. Проект, 2014
© Мастерская архитектора Бавыкина
Дом в Электрическом переулке, 2010. Вид со стороны Электрического переулка
© Алексей Бавыкин и партнёры

Возвращение в тесный створ Электрического переулка в 2013, на первый взгляд, кажется не столь ярким и декларативным. Но что-то не так с этой декларативной неяркостью. В втором варианте от «Брюсова брата» не осталось практически ничего. Ну разве что патинированный под бронзу тростник как и прежде растет на ограждении балконов, да стеклянный объем пентхауса волнуется на солнце граненым стеклом наружной стены.
Гостиница с апартаментами и подземной автостоянкой в Электрическом переулке. Проект, 2014
© Мастерская архитектора Бавыкина

Дом же обрел несвойственную ему до этого трехчастность, отступил с красной линии, практически полностью совпал в плане с контуром развалившегося особняка и сразу перестал доминировать в уличной перспективе, оставив эту привилегию все той же Фирсановской богадельне, которую в советские годы не забыли надстроить на пару этажей, превратив из шкатулки-коробочки в стиле «а-ля рус» в эдакий видавший виды сундук. И на фоне такой визуальной доминанты легкий, изящный, почти невесомый объем апарт-отеля заставляет все время на себя оглядываться. Оглянешься, и сразу становится понятна позиция угловой башни, неумолимо напоминающей не то архитектуру замков и крепостей, не то здание Моссельпрома. «Башня придумана нами как небольшая доминанта, в духе характерных для старой Москвы невысоких вертикалей, – рассказывает Алексей Бавыкин, – помните, были колокольни, башни на углах, и прочие маленькие акценты, многие из них снесли за советское время. Так вот, думая над этой башенкой мы хотели каким-то образом вернуться к московскому ритму с его небольшими вертикалями.»

А внутри, за почти непроницаемой плотностью стен, в слоёном пироге этажей архитекторам Бавыкиным удалось совместить несовместимое: на земле и под землей все начинается с шахты парк-лифта, на втором, третьем, ... пятом – превращается в спальню с собственной ванной комнатой, а на шестом – трансформируется в часть пентхауса, не охваченную свободной планировкой. И вот, поставленная вглубь композиции, именно эта башня-обманка видна практически с любой точки переулка, как маяк в узком фарватере городской реки.
Гостиница с апартаментами и подземной автостоянкой в Электрическом переулке, 2014 © Мастерская архитектора Бавыкина
Схема планировочной организации земельного участка, совмещенная со схемой транспортной организации территории. Гостиница с апартаментами и подземной автостоянкой в Электрическом переулке, 2014 © Мастерская архитектора Бавыкина
zooming
Схема развертки фасадов по Электрическому переулку. Гостиница с апартаментами и подземной автостоянкой в Электрическом переулке, 2014 © Мастерская архитектора Бавыкина
Схема фрагмента фасада N1. Гостиница с апартаментами и подземной автостоянкой в Электрическом переулке, 2014 © Мастерская архитектора Бавыкина

Противоположный башне объем – третий в видимом из переулка ряду, и вовсе мимикрировал под окружающую застройку. И эта неотличимость срабатывает точно, как скрепка, соединяя выразительный срединный объем со всем окружающим пространством. Делает неотъемлемой его частью.
Гостиница с апартаментами и подземной автостоянкой в Электрическом переулке, 2014 © Мастерская архитектора Бавыкина
Гостиница с апартаментами и подземной автостоянкой в Электрическом переулке, 2014 © Мастерская архитектора Бавыкина

А еще есть нестандартная кирпичная облицовка стен, от которой московская архитектура тоже давно отвыкла. Сегодня, когда речь идет об облицовке, мы чаще всего думаем о цвете и материале, а не о его пластических возможностях. Здесь вожделенная на невыразительном московском солнце пластика и рябь фасадной чешуи достигается простыми сдвижками на четверть кирпича – вперед или назад, с одинаковым шагом в ряду или с разным, повторяясь по высоте или сбиваясь с ритма. Имитируя стыки, оставшиеся от разобранной кладки, намекая на гипотетическую принадлежность дома некоей разобранной структуре – как будто вертикальный выступ со стороны двора принадлежал чему-то отломанному, от чего остались регулярные выступы кирпича: такое можно увидеть в монастырях, да и в городских дворах, если приглядеться, попадается – фактурный рисунок кладки не только делает рассматривание фасадов нескучным, но и добавляет сюжет сродни альтернативной истории, – поданную очень тонко, для тех, кто понимает, тему руины. В арке на Можайком шоссе эту тему в бытность мэром «зарубил» лично Юрий Михайлович Лужков, но архитектурная идея не умирает, а трансформируется, прорастает другими приемами.
Типы кирпичной кладки. Гостиница с апартаментами и подземной автостоянкой в Электрическом переулке, 2014 © Мастерская архитектора Бавыкина
Схема фасада в осях 1 – 7. Гостиница с апартаментами и подземной автостоянкой в Электрическом переулке, 2014 © Мастерская архитектора Бавыкина

В этом варианте проекта мало осталось от зубцов «короны» дикого ордера без капителей, зато дом многое впитал от тихого доходника в московском дворе, с его продиктованным обстоятельствами планом, выступами, обрывами, спонтанными перестройками, – именно этот образ становится главным, он же и позволяет лучше всего сродниться с окружением.
 
Так может быть и не стоит сожалеть о том, что ушли в небытие скульптуры, безмятежно лежавшие на столбах короны, отражавшиеся и множившиеся в стеклянной глади стены пентхауса, и еще о том, что никогда уже бавыкинская собака не побежит по небу над Электрическим переулком...
Схема фасада в осях А – К. Гостиница с апартаментами и подземной автостоянкой в Электрическом переулке, 2014 © Мастерская архитектора Бавыкина
Схема фасада в осях 7 – 1. Гостиница с апартаментами и подземной автостоянкой в Электрическом переулке, 2014 © Мастерская архитектора Бавыкина
Схема фасада в осях К – А. Гостиница с апартаментами и подземной автостоянкой в Электрическом переулке, 2014 © Мастерская архитектора Бавыкина
Схема фасадов в осях 6 – 5 и 5 – 7. Гостиница с апартаментами и подземной автостоянкой в Электрическом переулке, 2014 © Мастерская архитектора Бавыкина
Схема фасада в осях 3 – 1. Гостиница с апартаментами и подземной автостоянкой в Электрическом переулке, 2014 © Мастерская архитектора Бавыкина
Схема разреза 2-2. Гостиница с апартаментами и подземной автостоянкой в Электрическом переулке, 2014 © Мастерская архитектора Бавыкина
Схема разреза 1-1. Гостиница с апартаментами и подземной автостоянкой в Электрическом переулке, 2014 © Мастерская архитектора Бавыкина
Схема плана кровли. Гостиница с апартаментами и подземной автостоянкой в Электрическом переулке, 2014 © Мастерская архитектора Бавыкина
Схема плана 7 этажа. Гостиница с апартаментами и подземной автостоянкой в Электрическом переулке, 2014 © Мастерская архитектора Бавыкина
Схема плана 5 этажа. Гостиница с апартаментами и подземной автостоянкой в Электрическом переулке, 2014 © Мастерская архитектора Бавыкина
Схема плана 6 этажа. Гостиница с апартаментами и подземной автостоянкой в Электрическом переулке, 2014 © Мастерская архитектора Бавыкина
Схема плана 4 этажа. Гостиница с апартаментами и подземной автостоянкой в Электрическом переулке, 2014 © Мастерская архитектора Бавыкина
Схема плана 3 этажа. Гостиница с апартаментами и подземной автостоянкой в Электрическом переулке, 2014 © Мастерская архитектора Бавыкина
Схема плана 2 этажа. Гостиница с апартаментами и подземной автостоянкой в Электрическом переулке, 2014 © Мастерская архитектора Бавыкина
Схема плана 1 этажа. Гостиница с апартаментами и подземной автостоянкой в Электрическом переулке, 2014 © Мастерская архитектора Бавыкина
Схема плана -1 этажа. Гостиница с апартаментами и подземной автостоянкой в Электрическом переулке, 2014 © Мастерская архитектора Бавыкина
Схема плана -2 этажа. Гостиница с апартаментами и подземной автостоянкой в Электрическом переулке, 2014 © Мастерская архитектора Бавыкина
Схема ситуационного плана. Гостиница с апартаментами и подземной автостоянкой в Электрическом переулке, 2014 © Мастерская архитектора Бавыкина


Архитектор:

Алексей Бавыкин

Мастерская:

Алексей Бавыкин и партнёры

Проект:

Гостиница с апартаментами и подземной автостоянкой в Электрическом переулке (2014)
Россия, Москва, ЦАО, Электрический пер., д. 10, стр. 1

Авторский коллектив:
Руководитель: А. Бавыкин
ГАП: Н. Бавыкина
Архитекторы: М. Марек, О. Хайдурова, А. Софинский
Визуализация: Д. Борков

2014

Заказчик: ЗАО «Инвестиционная компания «Приоритет»

07 Ноября 2014

author pht

Авторы текста:

Юлия Тарабарина, Анна Городинская

Технологии и материалы

Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.
«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.
Размером с 30 футбольных полей
«Зеленый квартал» – энергоэффективный, инновационный и самый дорогой градостроительный проект Казахстана, разработкой которого занималась международная команда: британское архитектурное бюро Aedas, американская инженерная компания AECOM и строительный холдинг из Казахстана BI Group.

Сейчас на главной

Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.
Век бетона
23 января исполнилось 100 лет Готфриду Бёму, первому немецкому лауреату Притцкеровской премии и создателю церквей и ратуш, напоминающих скульптуры из бетона. Он каждый день бывает в бюро и наставляет сыновей-архитекторов.
Архитектура эфемерности
На проспекте Вернадского поблизости от станции метро появилась высотная доминанта, давшая новое звучание округе: бизнес-центр «Академик» по проекту UNK project раскрыл в форме архитектуры смыслы местных топонимов.
Центр мега-выставок
Новый международный выставочный центр по проекту Valode & Pistre в «близнеце» Гонконга мегаполисе Шэньчжэнь может считаться крупнейшим в мире.
Театрально-музыкальный круг
Масштабный и амбициозный проект главного театрально-концертного комплекса Подмосковья, победитель конкурса, объединяет три зала, двор – общественную площадь, консерваторское училище, гостиницы. Он обещает стать заметным центром фестивалей классической музыки для всей страны.
Передышка на Манхэттене
Перестройка вестибюля небоскреба-«шкафа» Сони-билдинг Филипа Джонсона на Манхэттене: бюро Snøhetta запретили трогать фасад, который теперь получил статус памятника, зато им удалось устроить внутри большой зимний сад.
Дальше... дальше... дальше... В поиске нового поколения
Конкурс OPEN! на участие в национальном павильоне Джардини рассчитан на молодых архитекторов с максимально свежим взглядом на вещи, а его рамки так широки, что их почти не видно. Нужны смелые люди, которые совпадут с мировоззрением куратора Ипполито Лапарелли. Награда – работа в Венеции, дедлайн 31 января.
«Остров единорогов»
В Чэнду на западе Китая почти готов выставочный и конференц-центр Start-Up – первое здание на спроектированном Zaha Hadid Architects «Острове единорогов» для компаний-стартапов в сфере цифровых технологий.
Стирая границы
IND architects и китайское бюро DA! победили в конкурсе на проект музея в провинции Сычуань. Архитекторам удалось сделать музей частью ландшафта, а природу – полноправной участницей экспозиции.
Бетон и цвет
Школа с музыкальным уклоном имени Сервете Мачи в центре Тираны по проекту албанского бюро Studioarch4.
Фантастический роман
Рассматриваем выставку «Время Москвы-реки» в Музее Москвы, – креативную попытку актуализировать концепцию развития прибрежных пространств, победившую в конкурсе 2014 года и манифестировать вновь основанное общество Друзья Москвы-реки.
Все это – далеко не только форма
Российские архитекторы DNK ag участвовали в симпозиуме по естественному свету и устойчивому развитию, который компания Velux провела в Париже. Говорим с Натальей Сидоровой и Даниилом Лоренцем о затронутых на конференции исследованиях в области медицины, строительных технологий и здоровой среды.
Сахарные кристаллы
Бюро ODA превратило историческое здание сахарорафинадного завода на берегу Ист-ривер в Нью-Йорке в офисный комплекс с эффектным кристаллическим фасадом вместо утраченного.
Татами и роботы
Бюро BIG спроектировало для Toyota «город будущего» у подножия Фудзиямы: с почти нулевым углеродным следом, прогрессивной транспортной схемой, разными видами роботов, зданиями из дерева и модулем по размеру татами.
Тема треугольника
Бюро Lemay благоустроило парк Экспо 1967 года в Монреале – самой успешной Всемирной выставки XX века, сохраненной в наши дни как рекреационная зона.
Дерево среди стекла
Архитекторы Sheppard Robson придали «человеческое измерение» площади в новом деловом районе Манчестера с помощью деревянного павильона с озелененными фасадами и кровлей.
Линия отягощенного порыва
Жилой комплекс «Ренессанс» архитектора Степана Липгарта продолжает линию исторического центра Санкт-Петербурга и переосмысляет ленинградское ар деко и неоклассику 1930-50-х применительно к цивилизационным вызовам нашего века.
Декор без птичьих гнезд
Керамические ажурные фасады входа ТПУ в Пальма-де-Мальорка по проекту Joan Miquel Seguí Arquitectura точно рассчитаны так, что голубям в их отверстиях угнездиться не получится.
Кадашёвский опыт
У проекта ЖК «Меценат», занявшего квартал рядом с церковью Воскресения в Кадашах – длинная и сложная история, с протестами, победами и надеждами. Теперь он реализован: сохранены виды, масштаб и несколько исторических построек. Можно изучить, что получилось. Автор – Илья Уткин.
Градсовет 25.12.2019
На повестке в Петербурге: планировка для маленького городка и смелая гостиница, спроектированная под влиянием иностранцев.
Пресса: Диалоги о вечных ценностях: Степан Липгарт и Алексей...
В ноябре 2019 года в Калугу приехал архитектор Степан Липгарт — через месяц после торжественного открытия спроектированной им швейной фабрики Мануфактуры Bosco. Открывая цикл «ГЛАВАРХитектура», Липгарт прочитал на «Точке кипения» лекцию о профессиональном призвании и источниках вдохновения, о роли заказчика и о системе ценностей и убеждений, которая позволяет гордиться результатами своего труда. Главный архитектор Калуги Алексей Комов специально для Калугахауса поговорил со Степаном о вечном — и о том, как приспособить это вечное к жизни в нашем городе.
Зона комфорта
Рассматриваем интерьер общественного пространства «Мой социальный центр» – первый пример такого рода, реализованный в рамках новой программы московской мэрии по проекту бюро Хора.
Для испытаний на прочность
В Сколково открылось здание штаб-квартиры компании ТМК, выпускающей стальные трубы для нефтегазовой промышленности. Она совмещена с испытательным полигоном и исследовательскими лабораториями.
Возрождение Дворца
Архитекторы Archiproba Studios бережно восстановили образец позднего советского модернизма – Дворец культуры в городе-курорте Железноводске.
Оригами из лиственницы
Тренировочная байдарочная база в Августове на северо-востоке Польши по проекту бюро INOONI и PSBA получила фасады из сибирской лиственницы.
Как спасти мир, участвуя в архитектурном конкурсе
Международный конкурс LafargeHolcim Awards ставит в качестве главной цели поощрение идей и проектов в области устойчивого развития. Призовой фонд конкурса $ 2 000 000. Рассматриваем проекты победителей предыдущего цикла 2017-2018 годов по пяти критериям.
Террасы Хрустального мыса
Концепция музейно-образовательного и мемориального комплекса в Севастополе, предложенная Никитой Явейном, избегает прямолинейных акцентов и пафоса, интерпретируя историю места и специфику ландшафта, соединяя общественное пространство обитаемой лестницы и амфитеатров с монументальным монументом.
Десять часов роста
В кантоне Берн открылся новый кампус Swatch – Omega по проекту Сигэру Бана: объем древесины, использованный для каркаса трех зданий, «вырастет» в швейцарских лесах всего за 10 часов.
Евгений Подгорнов: «Проектировать надо так, чтобы...
Руководитель петербургского бюро Intercolumnium рассказывает, почему в портфолио компании есть работы от хай-тека до историзма, рассуждает о высотных доминантах и о заказчиках как источниках драйва, необходимого городу.
Новая ячейка
Жилой квартал на территории IT-парка: компания Архиматика сочетает инновационные технологии с человечным масштабом и уютной средой.
Градсовет 18.12.2019
Вторая и, по всей видимости, успешная попытка согласовать жилой дом, выходящий окнами на Троицкий собор и Фонтанку.
В преддверии театра
На Земляном валу справа от въезда в туннель под Таганской площадью, перед Театром на Таганке и рядом с торцом ЖК «Шоколад», достраивается здание 8-этажной гостиницы Novotel по проекту бюро «Гран» Павла Андреева.