English version

Башня в городе

Клубный дом в Электрическом переулке: предыстория и детали.

Автор текста:
Серафима Львовская

mainImg
Архитектор:
Алексей Бавыкин
Наталья Бавыкина
Мастерская:
Алексей Бавыкин и партнёры http://www.bavykin.ru/
Проект:
Edison House
Россия, Москва, Электрический переулок, 10

Авторский коллектив:
ГАП: Наталья Бавыкина
Главный архитектор и руководитель мастерской: Алексей Бавыкин
Архитекторы: Дмитрий Тихонов, Михаил Марек, Ольга Хайдурова, Екатерина Лущеко, Алексей Софинский, Марина Илюшина
архитектор-визуализатор: Дмитрий Борков
архитектор-ассистент: Полина Штанько

2015 — 2018 / 2017 — 2018

Заказчик: ЗАО «Инвестиционная компания «Приоритет»»
Клубный дом Edisson house, построенный архитекторами мастерской Алексея Бавыкина в Электрическом переулке, отличается компактностью, сложным планом, который учитывает ограничения участка, и сравнительно лаконичным декором, где, в отличие от московских домов такого рода, нет ордерной декорации и позолоты, но есть фирменная «фишка» бюро – «зашитый» в архитектуру сюжет, делающий дом совершенно нестандартным. Отчего-то среди Москвы выросла башня, каких здесь отродясь не было.



Дом отступает от красной линии, он невысок, не выше соседних домов, и делает все для того, чтобы попасть в тон соседних зданий XIX века – хотя те-то покрашены, их бежевый цвет непостоянен – и в то же время выглядит среди них совершенно иным: небольшой, даже хрупкий, стройный, кристаллический. А еще у него есть довольно-таки длинная история сложения замысла, в ходе которой сюжет изменился и главный акцент стал другим. 

Предыстория
Проект дома Алексея Бавыкина в Электрическом переулке пережил несколько переделок. В 2010 он напоминал дом в Брюсовом переулке – несколько более геометризованную версию «дикого ордера» из древесных стволов, открытых к небу. Дом в Электрическом – того же масштаба, положения в историческом центре, хотя и подальше от Кремля, и того же клубного класса жилья, наследовал и развивал тему. В то время казалось, что «лесных» домов в Москве может появиться несколько. Но дом в Брюсовом остался один, поскольку проект для Электрического переулка начали переделывать.
Edison House. Фотография 2019 года
© Илья Иванов
  • zooming
    1 / 5
    Дом в Электрическом переулке, 2010. Вид со стороны Электрического переулка
    © Алексей Бавыкин и партнёры
  • zooming
    2 / 5
    Дом в Электрическом переулке, 2010. Западный фасад (главный)
    © Алексей Бавыкин и партнёры
  • zooming
    3 / 5
    Дом в Электрическом переулке, 2010. Восточный фасад
    © Алексей Бавыкин и партнёры
  • zooming
    4 / 5
    Дом в Брюсовом переулке. Фасад по Брюсову пер. 2003-2006
    © Алексей Бавыкин и партнёры
  • zooming
    5 / 5
    Проект загородного дома в Подмосковье, 1994
    © Алексей Бавыкин и партнёры

К 2013 на правом углу фасада, ближе к Малой Грузинской, стала прорастать башня, поначалу все еще похожая на полусрубленное дерево. Чуть позже дом подсобрался и стал компактнее: появились выраженные горизонтали межэтажных тяг и стеклянная «гармошка» пентхауса. Основной уличный фасад немного отступил во двор, башня выступила вперед, подросла и перестала ветвиться, также приобретя более лаконичный контур, хотя намек на открытый зубчатый верх остался.
  • zooming
    1 / 4
    Гостиница с апартаментами и подземной автостоянкой в Электрическом переулке. Проект, 2014
    © Мастерская архитектора Бавыкина
  • zooming
    2 / 4
    Гостиница с апартаментами и подземной автостоянкой в Электрическом переулке. Проект, 2014
    © Мастерская архитектора Бавыкина
  • zooming
    3 / 4
    Гостиница с апартаментами и подземной автостоянкой. Вид с Электрического переулка. Проект, 2013
    © Мастерская архитектора Бавыкина
  • zooming
    4 / 4
    Гостиница с апартаментами и подземной автостоянкой. Вид с Электрического переулка. Проект, 2013
    © Мастерская архитектора Бавыкина

В конечном счете из «лесного», или, может быть, «тополиного» дом превратился в каменный, в большей степени городской. Акцент, если сравнивать с первым проектом, сместился с левого угла на правый.
  • zooming
    1 / 6
    Edison House. Проект 2018 года
    © Алексей Бавыкин и партнёры
  • zooming
    2 / 6
    Edison House. Проект 2018 года
    © Ростислав Николаев Archirost
  • zooming
    3 / 6
    Edison House. Проект 2018 года
    © Ростислав Николаев Archirost
  • zooming
    4 / 6
    Edison House. Проект 2018 года
    © Алексей Бавыкин и партнёры
  • zooming
    5 / 6
    Edison House. Проект 2018 года
    © Алексей Бавыкин и партнёры
  • zooming
    6 / 6
    Edison House. Проект 2018 года
    © Алексей Бавыкин и партнёры

В угловой башне, которая теперь стала ключевым «говорящим» элементом, читается совершенно иной прообраз – башен знатных семейств средневековых городов Средиземноморья. Они известны много где, но во Флоренции к XIV веку такие башни разобрали, а в Сан-Джиминьяно, к примеру, их сохранилась масса. Интересно, когда башни стоят на площади, как столбы, но чаще к ним пристраивали дома, как, например, пристроен ренессансный дом на piazza d'Erbe в Мантуе. До некоторой степени дом в Электрическом переулке стал похож на такой ансамбль башни городского знатного семейства и их же более позднего дома.
  • zooming
    1 / 4
    Дом торговца, Мантуя
    Фотография: Юлия Тарабарина, Архи.ру
  • zooming
    2 / 4
    Дом торговца, Мантуя
    Фотография: Юлия Тарабарина, Архи.ру
  • zooming
    3 / 4
    Здание архива и библиотеки, Мантуя
    Фотография: Юлия Тарабарина, Архи.ру
  • zooming
    4 / 4
    Башни знатных семейств, Павия
    Фотография: Юлия Тарабарина, Архи.ру

Конечно же, он не копия никакой ренессансной достопримечательности, городские башни скорее аналогия и отправная точка для вдохновения. Кроме того вспомним, что дом-то клубный, пример дорогого жилья в центре города, в нем и квартир-то всего двенадцать на шесть этажей – такое жилье и есть дом знатного горожанина с поправкой на современную многоквартирность, так что сон, как говорится, в руку.

На первом этаже – кафе и зона отдыха, под башней здесь въезд в автоматизированную двухъярусную парковку: дом небольшой, а машин в данном случае, пожалуй, будет побольше, чем по одной на семью. Квартиры со второго по пятый этаж могут похвастаться окнами «в пол» с французскими балконами перед ними – то есть такими, куда формально можно выйти, но помещается примерно пол-ступни. Одна из квартир пятого этажа, помещенная в тот объем, который заворачивает во двор, – двухъярусная, это было решением маркетолога.

Пентхаус занимает верхний, шестой, этаж, его площадь – 257 м2, он, в сущности, представляет собой городскую виллу, встроенную в состав дома, в данном случае классически, в верхней части. Стеклянная «гармошка» отступает от линии фасада, оставляя место для открытой галереи и давая высокой – 6,7 м – гостиной максимум света. Еще одна терраса пентхауса, почти квадратная и большая, примерно 7х7 м, со среднего размера комнату, расположена севернее на кровле объема, отодвинутого вглубь из-за сложной конфигурации участка. Справа от нее стена двухъярусной квартиры пятого этажа, так что в ответ на сложный контур пятна застройки дом пространственно становится сложным. Но главное – с высоты пятого этажа, а она здесь метров 20, можно смотреть на тихий переулок; должно быть, любопытное переживание.
  • zooming
    1 / 13
    Edison House. Ситуационный план. Проект 2018 года
    © Алексей Бавыкин и партнёры
  • zooming
    2 / 13
    Edison House. План 1 этажа. Проект 2018 года
    © Алексей Бавыкин и партнёры
  • zooming
    3 / 13
    Edison House. План -1 уровня автостоянки. Проект 2018 года
    © Алексей Бавыкин и партнёры
  • zooming
    4 / 13
    Edison House: проект интерьера лобби. Проект 2018 года
    © Алексей Бавыкин и партнёры
  • zooming
    5 / 13
    Edison House. План 2-3 этажей. Проект 2018 года
    © Алексей Бавыкин и партнёры
  • zooming
    6 / 13
    Edison House. План план 5 этажа. Проект 2018 года
    © Алексей Бавыкин и партнёры
  • zooming
    7 / 13
    Edison House. Фотография 2019 года
    © Илья Иванов
  • zooming
    8 / 13
    Edison House. Северный Фасад. Проект 2018 года
    © Алексей Бавыкин и партнёры
  • zooming
    9 / 13
    Edison House. Восточный Фасад. Проект 2018 года
    © Алексей Бавыкин и партнёры
  • zooming
    10 / 13
    Edison House. Южный Фасад. Проект 2018 года
    © Алексей Бавыкин и партнёры
  • zooming
    11 / 13
    Edison House. Развертка по Электрическому переулку. Проект 2018 года
    © Алексей Бавыкин и партнёры
  • zooming
    12 / 13
    Edison House. Разрез 1-1. Проект 2018 года
    © Алексей Бавыкин и партнёры
  • zooming
    13 / 13
    Edison House. Разрез 2-2. Проект 2018 года
    © Алексей Бавыкин и партнёры

В башне же на этаже пентхауса размещен санузел с ванной – архитекторы поясняют, что это тоже решение маркетологов. Дальше внутри спальня. В квартирах 2-5 этажей при стене башни, выходящей к улице – постирочная, а в основном объеме, смотрящем на торец соседнего дома – кухня. Иными словами, планировочно ее объемы имеют совершенно бытовое назначение, не только в том смысле, что там не сидит дозорный рода Тарли, но и потому, что виды, даже сверху, толком не используются.
  • zooming
    Edison House. План пентхауса 6 этажа. Проект 2018 года
    © Алексей Бавыкин и партнёры
  • zooming
    Edison House. Фотография 2019 года
    © Илья Иванов

Между тем в образном и декоративном отношении башня, конечно же, главная. Кроме того что она в принципе «держит» угол, делает дом более стройным и привлекает к себе максимум внимания – башня декорирована по принципу «кирпичной готики», разными видами фактурной кладки. К слову, идея присутствовала в проекте изначально, но выражалась в полосатой поверхности, имитирующей стену, подготовленную для облицовки, к примеру, мрамором. Теперь фактура приобрела иное решение.

Башня разделена на три яруса согласно принципу суперпозиции трех ордеров. Всем, кто хоть немного понимает в теории ордера, известно, что если убрать колонны, остаются пропорции, и если они остались, здание не перестает быть ордерным. Так вот в данном случае тема выражена плотностью кирпичной светотени. В нижнем ярусе, назовем его условно дорическим, он по определению самый тяжелый, если бы здесь был руст, он был бы глубоко выступающим и грубым, – так вот, в нижнем ярусе использована кладка вперед углом, характерная для шатров итальянских колоколен. Казалось бы, парадокс: шатер колокольни вверху, а тут нижний ярус. Но, пожалуй, эта придирка будет излишней. На самом деле, конечно, эти густо посаженные уголки – развлечение для глаза, именно поэтому они помещены внизу, как самая ценная в декоративном отношении часть. Светотень на них ложится, и впрямь, замечательно. Надо признать, что это довольно-таки распространенный и любимый прием современной кирпичной архитектуры, в Москве он, в частности, использован в ЖК «Литератор» бюро СКиП.
  • zooming
    1 / 15
    Edison House. Фотография 2019 года
    © Илья Иванов
  • zooming
    2 / 15
    Edison House. Фотография 2019 года
    © Илья Иванов
  • zooming
    3 / 15
    Edison House. Фотография 2019 года
    © Илья Иванов
  • zooming
    4 / 15
    Edison House. Фотография 2019 года
    © Илья Иванов
  • zooming
    5 / 15
    Edison House. Фотография 2019 года
    © Илья Иванов
  • zooming
    6 / 15
    Edison House. Фотография
    © Илья Иванов
  • zooming
    7 / 15
    Edison House. Фотография
    © Илья Иванов
  • zooming
    8 / 15
    Edison House. Фотография
    © Илья Иванов
  • zooming
    9 / 15
    Edison House. Фотография
    © Илья Иванов
  • zooming
    10 / 15
    Edison House. Фотография
    © Илья Иванов
  • zooming
    11 / 15
    Edison House. Фотография
    © Илья Иванов
  • zooming
    12 / 15
    Edison House. Фотография
    © Илья Иванов
  • zooming
    13 / 15
    Edison House. Детали кирпичной кладки. Проект 2018 года
    © Алексей Бавыкин и партнёры
  • zooming
    14 / 15
    Edison House. Аксонометрия кирпичной кладки. Проект 2018 года
    © Алексей Бавыкин и партнёры
  • zooming
    15 / 15
    Edison House. Деталь фасада. Проект 2018 года
    © Алексей Бавыкин и партнёры

Средний ярус украшен торцевыми выступами в шахматном порядке, вверху такие же выступы разбросаны в три раза реже, фасад светлее и более плоский. В принципе, самый правильный аналог – палаццо Медичи Рикарди, именно там растяжка от «скал» в нижнем ярусе к почти совершенно плоскому верхнему ярусу выражена так ясно. Только в данном случае идея решена в кирпиче. И еще важно заметить, что в последние годы проектом и его реализацией занималась дочь Алексея Бавыкина Наталья, ГАП дома в Электрическом переулке.
Edison House. Эскиз. Проект 2018 года
© Наталья Бавыкина

Другие фасады менее насыщены семантически и апеллируют скорее к собственно типологии клубного дома, а может быть, Османовскому Парижу: подходит и светлый, хотя и не серый, тон, и балкончики, которые, кстати, как и решетка со стороны улицы, наследуют идею древесных ветвей, которая впервые появилась в Брюсовом переулке – но только делают ее более обобщенной. Форма, к слову сказать, «пошла в народ» – теперь она встречается в проектах разных московских архитекторов.
  • zooming
    1 / 4
    Edison House. Фотография 2019 года
    © Илья Иванов
  • zooming
    2 / 4
    Edison House. Фотография 2019 года
    © Илья Иванов
  • zooming
    3 / 4
    Edison House. Фотография 2019 года
    © Илья Иванов
  • zooming
    4 / 4
    Edison House. Фотография 2019 года
    © Илья Иванов

Дом, по своему знаковый, прошел почти незаметно – разве что наградили его дипломом на «Золотом сечении». Он, между тем, интересен: и тщательностью работы (полагаю, многие видели отчеты о долгом и сложном процессе реализации на facebook), и новым сюжетом, и собственно типологией невысокого дома в центре города. Пожалуй – это сейчас будет личное оценочное суждение, у нас так не принято говорить, и все же – он выглядит получше своих соседей, декорированных, но рядовых домов периода эклектики. И собственно хотелось бы, чтобы такого рода проекты появлялись не только в элитном сегменте, где от цен волосы на голове шевелятся, а чтобы их было несколько больше и были они доступнее, ну, хотя бы людям не скажу что среднего, но умеренного достатка. Тогда может быть город и станет посимпатичнее. 
Архитектор:
Алексей Бавыкин
Наталья Бавыкина
Мастерская:
Алексей Бавыкин и партнёры http://www.bavykin.ru/
Проект:
Edison House
Россия, Москва, Электрический переулок, 10

Авторский коллектив:
ГАП: Наталья Бавыкина
Главный архитектор и руководитель мастерской: Алексей Бавыкин
Архитекторы: Дмитрий Тихонов, Михаил Марек, Ольга Хайдурова, Екатерина Лущеко, Алексей Софинский, Марина Илюшина
архитектор-визуализатор: Дмитрий Борков
архитектор-ассистент: Полина Штанько

2015 — 2018 / 2017 — 2018

Заказчик: ЗАО «Инвестиционная компания «Приоритет»»

07 Июня 2019

Автор текста:

Серафима Львовская
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Образ прощания
Объект MAMA самарских архитекторов Дмитрия и Марии Храмовых стал единственным российским победителем конкурса фестиваля ландшафтных объектов SMACH2021, который проводится на северо-востоке Италии в Доломитовых Альпах.
Стилисты села
Дизайн-код как способ привести небольшое поселение в порядок к юбилею или крупному событию: борьба с визуальным мусором, поиск духа места и унификация городских элементов.
Неоконюшня
На территории ВДНХ появится новый конноспортивный манеж: его авторы обращаются к традиционной для типологии форме и материалам, трактуя их как современный парковый павильон.
Дворцовый переворот
Еще один ДК, который возвращает к жизни команда «Идентичность в типовом», на этот раз – в Ельце. Согласно программе, универсальные решения встречаются с локальными особенностями, благодаря чему появляется новая точка притяжения.
Возгонка авангарда
В Москве завершено строительство Tatlin apartments на Бакунинской улице. Дом включает в себя фрагмент отреставрированной АТС конца 1920-х годов, заставляя это спокойное, в сущности, здание с технической функцией стать более футуристичным, чем оно было задумано когда-то.
Суперметалл в бетоне
Проект пространства нового типа для работы и отдыха в здании советского НИИ с интерьерами в стиле цементного завода Рикардо Бофилла.
Грильяж новейшего времени
Офис продаж ЖК «Переделкино ближнее» компании «Абсолют Недвижимость» стал единственным российским победителем французской дизайнерской премии DNA. Особенности строения – треугольный план, рельефная сетка квадратов на фасадах и амфитеатр внутри.
Метаболизм и Бах
Проект гостиницы для периферии исторического Петербурга, воплощающий непривычные для города идеи: транспарентность, незавершенность и сознательный отказ от контекстуальности.
Оболочка IT-креативности
Московское здание международной сети внешкольного образования с центром в Армении – школы TUMO – расположилось в реконструированном корпусе, единственном сохранившемся от сахарного завода имени Мантулина. Пожелания заказчика и инновационная направленность школы определили техногенную образность «металлического ящика», открытую планировку и яркие акценты внутри.
Третий путь
Публикуем объект, получивший гран-при «Золотого сечения 2021»: офисный комплекс на Верхней Красносельской улице, спроектированный и реализованный мастерской Николая Лызлова в 2018 году. Он демонстрирует отчасти новые, отчасти хорошо забытые старые тенденции подхода к строительству в исторической среде.
Террасы и зигзаги
UNStudio прорывается в Петербург: на берегу Финского залива началось строительство ступенчатого офиса для IT-компании JetBrains.
Здесь и сейчас
Три примера быстровозводимой модульной архитектуры для города и побега из него: растущие офисы, гастромаркет с признаками дома культуры и хижина для созерцания.
Парк Швейцария
Проект парка «Швейцария» в Нижнем Новгороде, созданный достаточно молодым, но известным и международным бюро KOSMOS, вызвал в городе много споров и даже протестов, настолько острых, что попытка провести на нашей платформе профессиональное обсуждение тоже не удалась. Публикуем проект как есть.
Районные ряды
Один из вариантов общественного пространства шаговой доступности, способного заменить ушедшие в прошлое дома культуры.
Из кино в метро
Трансформация советского кинотеатра «Ереван» в Единый диспетчерский центр метрополитена: параметрические фасады, медиаэкраны и центр мониторинга в бывшем зрительном зале.
Ажур и резьба
Жилой комплекс в Уфе с мостиком-эспланадой, разнообразными балконами и декором, имитирующим деревянные наличники. Дом отмечен Золотым знаком Зодчества-2020.
Диско Суперстар
Павильон для фудтраков в Парке Горького с предметами дизайна из советского автопрома ностальгирует по неоновой Америке.
Полярная тихоходка
Зимовочный комплекс антарктической станции «Восток» рассчитан на экстремальные климатические условия и психологический комфорт исследователей.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Ходить по воде
Благоустройство, которое сделало спальный микрорайон не только комфортным, но и запоминающимся.
Сложный белый
Спортивный центр на берегу Суздальского озера – редкий пример того, как архитекторы пошли до конца в отстаивании своих идей. Ответом на ограничения участка и пожелания заказчика стала изощренная композиция, уравновешенная чистотой линий и лаконичной отделкой.
Бинокль архитектора
Новый собственный дом Тотана Кузембаева – удивительный деревянный катамаран, врытый в склон под углом, обратным перепаду рельефа. Сама двухчастная структура дома была выбрана ради лучшей звукоизоляции, столь необычная посадка на участке – ради лучшего вида, ну а выбор дерева как ключевого материала постройки, конечно, никого не удивил.
Как на праздник, часть II
В продолжении подборки современных офисных интерьеров: висячие и вертикальные сады, живой уголок, капсулы для сна и офис-трансформер.
Как на праздник, часть I
В первой подборке офисных интерьеров, отвечающих современному трудовому процессу – wi-fi и камины, переговорные и игровые, эффектность и функциональность.
Кисельные берега взаправду
Стратегия развития Казанки – масштабный и амбициозный проект по созданию национального парка в самом сердце города, способного изменить образ жизни казанцев. О реалистичности и серьезности намерений говорит тот факт, что с момента утверждения Стратегии отменено несколько крупных строек на берегах реки.
Орбитальное расхождение
Ансамбль деревянной ротонды и овального моста, сооруженный Антоном Кочуркиным в ПКиО Выксы, напоминает схему планеты, сошедшей к орбиты на апогее, но все же к ней привязанной. А мост соединяет, вместо двух берегов, – воды двух прудов. Словом, объект театрализует и осмысляет действительность по законам жанра паркового павильона.
Не реставрация, но воссоздание
Декоративное панно «Защитникам Отечества» в Калуге, созданное почти полвека назад художником Владимиром Животковым, обрело вторую жизнь и избежало забвения. Теперь на его месте – точная и усиленная копия.
Технологии и материалы
Чувство города
Бизнес-парк «Ростех-Сити» построен на Северо-Западе Москвы. Разновысотная застройка, облицованная затейливым клинкерным кирпичом разнообразных миксов Hagemeister, придаёт архитектурному ансамблю гуманный масштаб традиционного города.
Великолепный дизайн каждой детали – Graphisoft выпускает...
Обновления версии отвечают пожеланиям пользователей и обеспечивают значительные улучшения при проектировании, визуализации, создании документации и совместной работе в Archicad, BIMx и BIMcloud, что делает Archicad 25 версией, как никогда прежде ориентированной на пользователя
Стильная сантехника для новой жизни шедевра русского...
Реставрация памятника авангарда – ответственная и трудоемкая задача. Однако не меньший вызов представляет необходимость приспособить экспериментальный жилой дом конца 1920-х годов к современному использованию, сочетая актуальные требования к качеству жизни с лаконичной эстетикой раннего модернизма. В этом авторам проекта реставрации помогла сантехника немецкого бренда Duravit.
Кирпич Terca из Эстонии – доступная европейская эстетика
Эстонский кирпич соединяет в себе местные традиции и высокотехнологичное производство мирового уровня под маркой Wienerberger. Технические преимущества облицовочного кирпича Terca особенно ценны в нашем северном климате – благодаря им фасады не потеряют своих эстетических качеств, а постройки будут долговечными.
Прочные основы декора. Методы Hilti для крепления стеклофибробетона
Методы HILTI позволяют украшать фасад сложными объемными формами, в том числе карнизами, капителями, кронштейнами и узорными панелями из стеклофибробетона, отлично имитируя массивные элементы из натурального камня и штукатурки при сравнительно меньшем весе и стоимости.
Дайте ванной право быть главной!
Mix&Match – простой и понятный инструмент для создания «журнального» дизайна ванной комнаты. Воспользуйтесь концепцией от Cersanit с десятками комбинаций плитки и керамогранита разного формата, цвета и фактуры для трендовых интерьеров в разных стилях. Идеально подобранные миксы гармонично дополнят вашу идею и помогут сократить время на создание проекта.
Современная архитектура управления освещением
В понимании большинства людей управлять освещением – это включать, выключать свет и менять яркость светильников с помощью настенных выключателей или дистанционных пультов. Но управление освещением гораздо глубже и масштабнее, чем вы могли себе представить.
Чистота по-австрийски
Самоочищающаяся штукатурка на силиконовой основе Baumit StarTop – новое поколение штукатурок, сохраняющих фасады чистыми.
Кто самый зеленый
14 небоскребов из разных частей света, которые достраиваются или планируются к реализации: уже не такие высокие, но непременно энергоэффективные и поражающие воображение.
Советы проектировщику: как выбрать плоттер в 2021 году
Совместно с компанией HP, лидером рынка широкоформатной печати, рассматриваем тенденции, новые программные и технические решения и формулируем современные рекомендации архитекторам и проектировщикам, которым требуется выбрать плоттер.
Energy Ice – стекло, прозрачное как лед
Energy Ice – новое мультифункциональное стекло, отличающееся максимальным светопропусканием. Попробуем разобраться, в чем преимущество новинки от компании AGC
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Башня превращается
Совместно с нашими партнерами, компанией «АЛЮТЕХ», начинаем серию обзоров актуальных тенденций высотного строительства. В первой подборке – 11 реализованных высоток со всего мира, демонстрирующих завидную приспособляемость к характерной для нашего времени быстрой смене жизненных стандартов и ценностей.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Сейчас на главной
Арктические опыты
СПбГАСУ совместно с Университетом Хоккайдо провел Международную летнюю архитектурную школу, посвященную Арктике. Показываем проекты, придуманные участниками для Териберки, Земли Франца-Иосифа и Кировска.
Поток и линии
Проекты вилл Степана Липгарта в стиле ар-деко демонстрируют технический символизм в сочетании с утонченной отсылкой к 1930-м. Один из проектов бумажный, остальные предназначены для конкретных заказчиков: топ-менеджера, коллекционера и девелопера.
Один раз увидеть
8 короткометражных документальных фильмов на околоархитектурные темы, в том числе: лондонская башня-кооператив 1970-х, японский скульптор Саграда-Фамилия, сборное жилье наших дней и подборка ярких архитектурных фрагментов из художественных лент последних 100 лет.
В Пермском Политехе обучили искусственный интеллект...
В Пермском Политехе разработали интеллектуальную систему обработки изображений зданий, которая может определять цветовые закономерности архитектурных объектов. Технология поможет застройщикам многоквартирных домов эффективнее встраивать проекты в городское пространство.
Проект для неопределенного будущего
Образовательный центр для детей с «органическим» садом и огородом в Мехико задуман как экономически самодостаточный и не просто ресурсоэффективный, а почти автономный. Кроме того, его можно разобрать и использовать все материалы повторно. Авторы проекта – бюро VERTEBRAL.
Лицо производства
«Тепличное хозяйство Ботаника» доверила архитекторам ту область, где они, как правило, востребованы наименьшим образом – территорию современного производственного комплекса, где обычно царят утилитарные, нормативные и недорогие решения.
Старые-новые арки
Напечатанный на 3D-принтере бетонный мост Striatus по проекту Zaha Hadid Architects и специалистов Высшей технической школы ETH Zürich благодаря своей традиционной сводчатой конструкции очень устойчив – в прямом и экологическом смысле.
Арт-трансформер
Art Barn, архив, хранилище работ и рисовальная студия британского скульптора Питера Рэндалла-Пейджа в холмах Девона, способен менять форму в зависимости от текущих нужд, а также сам себя обеспечивает электричеством. Автор проекта – Томас Рэндалл-Пейдж.
Тиана Плотникова: «Наша миссия – разработать user-friendly...
Говорим с основательницей стартапа Uflo – программы, помогающей конвертировать числовые данные в геометрию, о том, что побудило придумать проект, о карьере в крупных зарубежных компаниях и о страхах перед цифровыми технологиями
Связь с прошлым и будущим
Нидерландские мастерские Benthem Crouwel и West 8 выиграли конкурс на проект нового вокзала в Брно: этот архитектурный конкурс стал крупнейшим в истории Чехии.
Авторский надзор: мытьем да катаньем
Разговор на АрхПароходе 2021 со Стасом Горшуновым: о том, как ему удается добиваться качественной реализации проектов, какие проблемы приходится решать, когда жертвовать гонораром, а когда идти на компромиссы.
Образ прощания
Объект MAMA самарских архитекторов Дмитрия и Марии Храмовых стал единственным российским победителем конкурса фестиваля ландшафтных объектов SMACH2021, который проводится на северо-востоке Италии в Доломитовых Альпах.
Новое качество Личного
В Никола-Ленивце Калужской области в эти выходные проходит фестиваль Архстояние с темой «Личное». Главной постройкой фестиваля стал дом «Русское идеальное», спроектированный Сергеем Кузнецовым и реализованный компанией КРОСТ в короткие сроки. Рассматриваем дом и новые объекты Архстояния 2021.
«Место для всех»
Победителем международного конкурса на разработку концепции Приморской набережной в Сочи стал консорциум во главе с UNStudio.
Пресса: "Непостижимое решение". ЮНЕСКО отобрало у Ливерпуля...
ЮНЕСКО решило исключить Ливерпуль из своего Списка всемирного наследия, поскольку городские власти ведут активное строительство в районе доков и порта - архитектурного ансамбля, которое агентство ООН считало важнейшим памятником. В Ливерпуле такое решение называют "непостижимым" и надеются на его пересмотр.
Главный манифест конструктивизма
В Strelka Press выпущена основополагающая для отечественного авангарда книга Моисея Гинзбурга «Стиль и эпоха. Проблемы современной архитектуры» (1924): это совместный издательский проект Института «Стрелка» и Музея «Гараж». Публикуем главу «Конструкция и форма в архитектуре. Конструктивизм».
На берегу очень тихой реки
Проект благоустройства территории ЖК NOW в Нагатинской пойме выходит за рамки своих задач и напоминает скорее современный парк: с видовыми точками, набережной, разнообразными по настроению пространствами и продуманными сценариями «от 0 до 80».
Труд как добродетель
Вышла книга Леонтия Бенуа «Заметки о труде и о современной производительности вообще». Основная часть книги – дневниковые записи знаменитого петербургского архитектора Серебряного века, в которых автор без оглядки на коллег и заказчиков критикует современный ему архитектурно-строительный процесс. Написано – ну прямо как если бы сегодня. Книга – первое издание серии «Библиотека Диогена», затеянной главным редактором журнала «Проект Балтия» Владимиром Фроловым.
Стилисты села
Дизайн-код как способ привести небольшое поселение в порядок к юбилею или крупному событию: борьба с визуальным мусором, поиск духа места и унификация городских элементов.
Диалоги об образовании и карьере
Империалистический заказ и равнодушие к форме, необходимость доучить бывших студентов за свои деньги и скука формального обучения – дискуссия об архитектурном образовании на недавнем Архпароходе, как и многие разговоры на эту тему, местами была отмечена грустью, но не безнадежна и по-своему интересна. Публикуем выдержки из разговора, собранные одним из участников, архитектором и преподавателем Евгенией Репиной.
Плавная консоль
У здания банка в окрестностях ливанского города Сура нет привычных ограждений, а еще Domaine Public Architects удалось добавить в проект небольшую площадь.
Туман над Янцзы
В сети обсуждают новую ленд-арт-инсталляцию Григория Орехова Crossroads, «пешеходную зебру» проложенную художником по воде Москвы-реки 7 июля недалеко от Николиной горы. Рассматриваем несколько недавних работ Орехова – от «перекрестка» 2021 года на реке до «перекрестка» 2020 года в зеркалах «Черного куба», созданного в честь Казимира Малевича в Немчиновке.
Неоконюшня
На территории ВДНХ появится новый конноспортивный манеж: его авторы обращаются к традиционной для типологии форме и материалам, трактуя их как современный парковый павильон.