English version

Башня в городе

Клубный дом в Электрическом переулке: предыстория и детали.

Автор текста:
Серафима Львовская

07 Июня 2019
mainImg
Архитектор:
Алексей Бавыкин
Наталья Бавыкина
Мастерская:
Алексей Бавыкин и партнёры http://www.bavykin.ru/
Проект:
Edison House
Россия, Москва, Электрический переулок, 10

Авторский коллектив:
ГАП: Наталья Бавыкина
Главный архитектор и руководитель мастерской: Алексей Бавыкин
Архитекторы: Дмитрий Тихонов, Михаил Марек, Ольга Хайдурова, Екатерина Лущеко, Алексей Софинский, Марина Илюшина
архитектор-визуализатор: Дмитрий Борков
архитектор-ассистент: Полина Штанько

2015 — 2018 / 2017 — 2018

Заказчик: ЗАО «Инвестиционная компания «Приоритет»»
Клубный дом Edisson house, построенный архитекторами мастерской Алексея Бавыкина в Электрическом переулке, отличается компактностью, сложным планом, который учитывает ограничения участка, и сравнительно лаконичным декором, где, в отличие от московских домов такого рода, нет ордерной декорации и позолоты, но есть фирменная «фишка» бюро – «зашитый» в архитектуру сюжет, делающий дом совершенно нестандартным. Отчего-то среди Москвы выросла башня, каких здесь отродясь не было.



Дом отступает от красной линии, он невысок, не выше соседних домов, и делает все для того, чтобы попасть в тон соседних зданий XIX века – хотя те-то покрашены, их бежевый цвет непостоянен – и в то же время выглядит среди них совершенно иным: небольшой, даже хрупкий, стройный, кристаллический. А еще у него есть довольно-таки длинная история сложения замысла, в ходе которой сюжет изменился и главный акцент стал другим. 

Предыстория
Проект дома Алексея Бавыкина в Электрическом переулке пережил несколько переделок. В 2010 он напоминал дом в Брюсовом переулке – несколько более геометризованную версию «дикого ордера» из древесных стволов, открытых к небу. Дом в Электрическом – того же масштаба, положения в историческом центре, хотя и подальше от Кремля, и того же клубного класса жилья, наследовал и развивал тему. В то время казалось, что «лесных» домов в Москве может появиться несколько. Но дом в Брюсовом остался один, поскольку проект для Электрического переулка начали переделывать.
Edison House. Фотография 2019 года
© Илья Иванов
  • zooming
    1 / 5
    Дом в Электрическом переулке, 2010. Вид со стороны Электрического переулка
    © Алексей Бавыкин и партнёры
  • zooming
    2 / 5
    Дом в Электрическом переулке, 2010. Западный фасад (главный)
    © Алексей Бавыкин и партнёры
  • zooming
    3 / 5
    Дом в Электрическом переулке, 2010. Восточный фасад
    © Алексей Бавыкин и партнёры
  • zooming
    4 / 5
    Дом в Брюсовом переулке. Фасад по Брюсову пер. 2003-2006
    © Алексей Бавыкин и партнёры
  • zooming
    5 / 5
    Проект загородного дома в Подмосковье, 1994
    © Алексей Бавыкин и партнёры

К 2013 на правом углу фасада, ближе к Малой Грузинской, стала прорастать башня, поначалу все еще похожая на полусрубленное дерево. Чуть позже дом подсобрался и стал компактнее: появились выраженные горизонтали межэтажных тяг и стеклянная «гармошка» пентхауса. Основной уличный фасад немного отступил во двор, башня выступила вперед, подросла и перестала ветвиться, также приобретя более лаконичный контур, хотя намек на открытый зубчатый верх остался.
  • zooming
    1 / 4
    Гостиница с апартаментами и подземной автостоянкой в Электрическом переулке. Проект, 2014
    © Мастерская архитектора Бавыкина
  • zooming
    2 / 4
    Гостиница с апартаментами и подземной автостоянкой в Электрическом переулке. Проект, 2014
    © Мастерская архитектора Бавыкина
  • zooming
    3 / 4
    Гостиница с апартаментами и подземной автостоянкой. Вид с Электрического переулка. Проект, 2013
    © Мастерская архитектора Бавыкина
  • zooming
    4 / 4
    Гостиница с апартаментами и подземной автостоянкой. Вид с Электрического переулка. Проект, 2013
    © Мастерская архитектора Бавыкина

В конечном счете из «лесного», или, может быть, «тополиного» дом превратился в каменный, в большей степени городской. Акцент, если сравнивать с первым проектом, сместился с левого угла на правый.
  • zooming
    1 / 6
    Edison House. Проект 2018 года
    © Алексей Бавыкин и партнёры
  • zooming
    2 / 6
    Edison House. Проект 2018 года
    © Ростислав Николаев Archirost
  • zooming
    3 / 6
    Edison House. Проект 2018 года
    © Ростислав Николаев Archirost
  • zooming
    4 / 6
    Edison House. Проект 2018 года
    © Алексей Бавыкин и партнёры
  • zooming
    5 / 6
    Edison House. Проект 2018 года
    © Алексей Бавыкин и партнёры
  • zooming
    6 / 6
    Edison House. Проект 2018 года
    © Алексей Бавыкин и партнёры

В угловой башне, которая теперь стала ключевым «говорящим» элементом, читается совершенно иной прообраз – башен знатных семейств средневековых городов Средиземноморья. Они известны много где, но во Флоренции к XIV веку такие башни разобрали, а в Сан-Джиминьяно, к примеру, их сохранилась масса. Интересно, когда башни стоят на площади, как столбы, но чаще к ним пристраивали дома, как, например, пристроен ренессансный дом на piazza d'Erbe в Мантуе. До некоторой степени дом в Электрическом переулке стал похож на такой ансамбль башни городского знатного семейства и их же более позднего дома.
  • zooming
    1 / 4
    Дом торговца, Мантуя
    Фотография: Юлия Тарабарина, Архи.ру
  • zooming
    2 / 4
    Дом торговца, Мантуя
    Фотография: Юлия Тарабарина, Архи.ру
  • zooming
    3 / 4
    Здание архива и библиотеки, Мантуя
    Фотография: Юлия Тарабарина, Архи.ру
  • zooming
    4 / 4
    Башни знатных семейств, Павия
    Фотография: Юлия Тарабарина, Архи.ру

Конечно же, он не копия никакой ренессансной достопримечательности, городские башни скорее аналогия и отправная точка для вдохновения. Кроме того вспомним, что дом-то клубный, пример дорогого жилья в центре города, в нем и квартир-то всего двенадцать на шесть этажей – такое жилье и есть дом знатного горожанина с поправкой на современную многоквартирность, так что сон, как говорится, в руку.

На первом этаже – кафе и зона отдыха, под башней здесь въезд в автоматизированную двухъярусную парковку: дом небольшой, а машин в данном случае, пожалуй, будет побольше, чем по одной на семью. Квартиры со второго по пятый этаж могут похвастаться окнами «в пол» с французскими балконами перед ними – то есть такими, куда формально можно выйти, но помещается примерно пол-ступни. Одна из квартир пятого этажа, помещенная в тот объем, который заворачивает во двор, – двухъярусная, это было решением маркетолога.

Пентхаус занимает верхний, шестой, этаж, его площадь – 257 м2, он, в сущности, представляет собой городскую виллу, встроенную в состав дома, в данном случае классически, в верхней части. Стеклянная «гармошка» отступает от линии фасада, оставляя место для открытой галереи и давая высокой – 6,7 м – гостиной максимум света. Еще одна терраса пентхауса, почти квадратная и большая, примерно 7х7 м, со среднего размера комнату, расположена севернее на кровле объема, отодвинутого вглубь из-за сложной конфигурации участка. Справа от нее стена двухъярусной квартиры пятого этажа, так что в ответ на сложный контур пятна застройки дом пространственно становится сложным. Но главное – с высоты пятого этажа, а она здесь метров 20, можно смотреть на тихий переулок; должно быть, любопытное переживание.
  • zooming
    1 / 13
    Edison House. Ситуационный план. Проект 2018 года
    © Алексей Бавыкин и партнёры
  • zooming
    2 / 13
    Edison House. План 1 этажа. Проект 2018 года
    © Алексей Бавыкин и партнёры
  • zooming
    3 / 13
    Edison House. План -1 уровня автостоянки. Проект 2018 года
    © Алексей Бавыкин и партнёры
  • zooming
    4 / 13
    Edison House: проект интерьера лобби. Проект 2018 года
    © Алексей Бавыкин и партнёры
  • zooming
    5 / 13
    Edison House. План 2-3 этажей. Проект 2018 года
    © Алексей Бавыкин и партнёры
  • zooming
    6 / 13
    Edison House. План план 5 этажа. Проект 2018 года
    © Алексей Бавыкин и партнёры
  • zooming
    7 / 13
    Edison House. Фотография 2019 года
    © Илья Иванов
  • zooming
    8 / 13
    Edison House. Северный Фасад. Проект 2018 года
    © Алексей Бавыкин и партнёры
  • zooming
    9 / 13
    Edison House. Восточный Фасад. Проект 2018 года
    © Алексей Бавыкин и партнёры
  • zooming
    10 / 13
    Edison House. Южный Фасад. Проект 2018 года
    © Алексей Бавыкин и партнёры
  • zooming
    11 / 13
    Edison House. Развертка по Электрическому переулку. Проект 2018 года
    © Алексей Бавыкин и партнёры
  • zooming
    12 / 13
    Edison House. Разрез 1-1. Проект 2018 года
    © Алексей Бавыкин и партнёры
  • zooming
    13 / 13
    Edison House. Разрез 2-2. Проект 2018 года
    © Алексей Бавыкин и партнёры

В башне же на этаже пентхауса размещен санузел с ванной – архитекторы поясняют, что это тоже решение маркетологов. Дальше внутри спальня. В квартирах 2-5 этажей при стене башни, выходящей к улице – постирочная, а в основном объеме, смотрящем на торец соседнего дома – кухня. Иными словами, планировочно ее объемы имеют совершенно бытовое назначение, не только в том смысле, что там не сидит дозорный рода Тарли, но и потому, что виды, даже сверху, толком не используются.
  • zooming
    Edison House. План пентхауса 6 этажа. Проект 2018 года
    © Алексей Бавыкин и партнёры
  • zooming
    Edison House. Фотография 2019 года
    © Илья Иванов

Между тем в образном и декоративном отношении башня, конечно же, главная. Кроме того что она в принципе «держит» угол, делает дом более стройным и привлекает к себе максимум внимания – башня декорирована по принципу «кирпичной готики», разными видами фактурной кладки. К слову, идея присутствовала в проекте изначально, но выражалась в полосатой поверхности, имитирующей стену, подготовленную для облицовки, к примеру, мрамором. Теперь фактура приобрела иное решение.

Башня разделена на три яруса согласно принципу суперпозиции трех ордеров. Всем, кто хоть немного понимает в теории ордера, известно, что если убрать колонны, остаются пропорции, и если они остались, здание не перестает быть ордерным. Так вот в данном случае тема выражена плотностью кирпичной светотени. В нижнем ярусе, назовем его условно дорическим, он по определению самый тяжелый, если бы здесь был руст, он был бы глубоко выступающим и грубым, – так вот, в нижнем ярусе использована кладка вперед углом, характерная для шатров итальянских колоколен. Казалось бы, парадокс: шатер колокольни вверху, а тут нижний ярус. Но, пожалуй, эта придирка будет излишней. На самом деле, конечно, эти густо посаженные уголки – развлечение для глаза, именно поэтому они помещены внизу, как самая ценная в декоративном отношении часть. Светотень на них ложится, и впрямь, замечательно. Надо признать, что это довольно-таки распространенный и любимый прием современной кирпичной архитектуры, в Москве он, в частности, использован в ЖК «Литератор» бюро СКиП.
  • zooming
    1 / 15
    Edison House. Фотография 2019 года
    © Илья Иванов
  • zooming
    2 / 15
    Edison House. Фотография 2019 года
    © Илья Иванов
  • zooming
    3 / 15
    Edison House. Фотография 2019 года
    © Илья Иванов
  • zooming
    4 / 15
    Edison House. Фотография 2019 года
    © Илья Иванов
  • zooming
    5 / 15
    Edison House. Фотография 2019 года
    © Илья Иванов
  • zooming
    6 / 15
    Edison House. Фотография
    © Илья Иванов
  • zooming
    7 / 15
    Edison House. Фотография
    © Илья Иванов
  • zooming
    8 / 15
    Edison House. Фотография
    © Илья Иванов
  • zooming
    9 / 15
    Edison House. Фотография
    © Илья Иванов
  • zooming
    10 / 15
    Edison House. Фотография
    © Илья Иванов
  • zooming
    11 / 15
    Edison House. Фотография
    © Илья Иванов
  • zooming
    12 / 15
    Edison House. Фотография
    © Илья Иванов
  • zooming
    13 / 15
    Edison House. Детали кирпичной кладки. Проект 2018 года
    © Алексей Бавыкин и партнёры
  • zooming
    14 / 15
    Edison House. Аксонометрия кирпичной кладки. Проект 2018 года
    © Алексей Бавыкин и партнёры
  • zooming
    15 / 15
    Edison House. Деталь фасада. Проект 2018 года
    © Алексей Бавыкин и партнёры

Средний ярус украшен торцевыми выступами в шахматном порядке, вверху такие же выступы разбросаны в три раза реже, фасад светлее и более плоский. В принципе, самый правильный аналог – палаццо Медичи Рикарди, именно там растяжка от «скал» в нижнем ярусе к почти совершенно плоскому верхнему ярусу выражена так ясно. Только в данном случае идея решена в кирпиче. И еще важно заметить, что в последние годы проектом и его реализацией занималась дочь Алексея Бавыкина Наталья, ГАП дома в Электрическом переулке.
Edison House. Эскиз. Проект 2018 года
© Наталья Бавыкина

Другие фасады менее насыщены семантически и апеллируют скорее к собственно типологии клубного дома, а может быть, Османовскому Парижу: подходит и светлый, хотя и не серый, тон, и балкончики, которые, кстати, как и решетка со стороны улицы, наследуют идею древесных ветвей, которая впервые появилась в Брюсовом переулке – но только делают ее более обобщенной. Форма, к слову сказать, «пошла в народ» – теперь она встречается в проектах разных московских архитекторов.
  • zooming
    1 / 4
    Edison House. Фотография 2019 года
    © Илья Иванов
  • zooming
    2 / 4
    Edison House. Фотография 2019 года
    © Илья Иванов
  • zooming
    3 / 4
    Edison House. Фотография 2019 года
    © Илья Иванов
  • zooming
    4 / 4
    Edison House. Фотография 2019 года
    © Илья Иванов

Дом, по своему знаковый, прошел почти незаметно – разве что наградили его дипломом на «Золотом сечении». Он, между тем, интересен: и тщательностью работы (полагаю, многие видели отчеты о долгом и сложном процессе реализации на facebook), и новым сюжетом, и собственно типологией невысокого дома в центре города. Пожалуй – это сейчас будет личное оценочное суждение, у нас так не принято говорить, и все же – он выглядит получше своих соседей, декорированных, но рядовых домов периода эклектики. И собственно хотелось бы, чтобы такого рода проекты появлялись не только в элитном сегменте, где от цен волосы на голове шевелятся, а чтобы их было несколько больше и были они доступнее, ну, хотя бы людям не скажу что среднего, но умеренного достатка. Тогда может быть город и станет посимпатичнее. 
Архитектор:
Алексей Бавыкин
Наталья Бавыкина
Мастерская:
Алексей Бавыкин и партнёры http://www.bavykin.ru/
Проект:
Edison House
Россия, Москва, Электрический переулок, 10

Авторский коллектив:
ГАП: Наталья Бавыкина
Главный архитектор и руководитель мастерской: Алексей Бавыкин
Архитекторы: Дмитрий Тихонов, Михаил Марек, Ольга Хайдурова, Екатерина Лущеко, Алексей Софинский, Марина Илюшина
архитектор-визуализатор: Дмитрий Борков
архитектор-ассистент: Полина Штанько

2015 — 2018 / 2017 — 2018

Заказчик: ЗАО «Инвестиционная компания «Приоритет»»

07 Июня 2019

Автор текста:

Серафима Львовская
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Оболочка IT-креативности
Московское здание международной сети внешкольного образования с центром в Армении – школы TUMO – расположилось в реконструированном корпусе, единственном сохранившемся от сахарного завода имени Мантулина. Пожелания заказчика и инновационная направленность школы определили техногенную образность «металлического ящика», открытую планировку и яркие акценты внутри.
Третий путь
Публикуем объект, получивший гран-при «Золотого сечения 2021»: офисный комплекс на Верхней Красносельской улице, спроектированный и реализованный мастерской Николая Лызлова в 2018 году. Он демонстрирует отчасти новые, отчасти хорошо забытые старые тенденции подхода к строительству в исторической среде.
Террасы и зигзаги
UNStudio прорывается в Петербург: на берегу Финского залива началось строительство ступенчатого офиса для IT-компании JetBrains.
Здесь и сейчас
Три примера быстровозводимой модульной архитектуры для города и побега из него: растущие офисы, гастромаркет с признаками дома культуры и хижина для созерцания.
Парк Швейцария
Проект парка «Швейцария» в Нижнем Новгороде, созданный достаточно молодым, но известным и международным бюро KOSMOS, вызвал в городе много споров и даже протестов, настолько острых, что попытка провести на нашей платформе профессиональное обсуждение тоже не удалась. Публикуем проект как есть.
Районные ряды
Один из вариантов общественного пространства шаговой доступности, способного заменить ушедшие в прошлое дома культуры.
Из кино в метро
Трансформация советского кинотеатра «Ереван» в Единый диспетчерский центр метрополитена: параметрические фасады, медиаэкраны и центр мониторинга в бывшем зрительном зале.
Ажур и резьба
Жилой комплекс в Уфе с мостиком-эспланадой, разнообразными балконами и декором, имитирующим деревянные наличники. Дом отмечен Золотым знаком Зодчества-2020.
Диско Суперстар
Павильон для фудтраков в Парке Горького с предметами дизайна из советского автопрома ностальгирует по неоновой Америке.
Полярная тихоходка
Зимовочный комплекс антарктической станции «Восток» рассчитан на экстремальные климатические условия и психологический комфорт исследователей.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Ходить по воде
Благоустройство, которое сделало спальный микрорайон не только комфортным, но и запоминающимся.
Сложный белый
Спортивный центр на берегу Суздальского озера – редкий пример того, как архитекторы пошли до конца в отстаивании своих идей. Ответом на ограничения участка и пожелания заказчика стала изощренная композиция, уравновешенная чистотой линий и лаконичной отделкой.
Бинокль архитектора
Новый собственный дом Тотана Кузембаева – удивительный деревянный катамаран, врытый в склон под углом, обратным перепаду рельефа. Сама двухчастная структура дома была выбрана ради лучшей звукоизоляции, столь необычная посадка на участке – ради лучшего вида, ну а выбор дерева как ключевого материала постройки, конечно, никого не удивил.
Как на праздник, часть II
В продолжении подборки современных офисных интерьеров: висячие и вертикальные сады, живой уголок, капсулы для сна и офис-трансформер.
Как на праздник, часть I
В первой подборке офисных интерьеров, отвечающих современному трудовому процессу – wi-fi и камины, переговорные и игровые, эффектность и функциональность.
Кисельные берега взаправду
Стратегия развития Казанки – масштабный и амбициозный проект по созданию национального парка в самом сердце города, способного изменить образ жизни казанцев. О реалистичности и серьезности намерений говорит тот факт, что с момента утверждения Стратегии отменено несколько крупных строек на берегах реки.
Орбитальное расхождение
Ансамбль деревянной ротонды и овального моста, сооруженный Антоном Кочуркиным в ПКиО Выксы, напоминает схему планеты, сошедшей к орбиты на апогее, но все же к ней привязанной. А мост соединяет, вместо двух берегов, – воды двух прудов. Словом, объект театрализует и осмысляет действительность по законам жанра паркового павильона.
Не реставрация, но воссоздание
Декоративное панно «Защитникам Отечества» в Калуге, созданное почти полвека назад художником Владимиром Животковым, обрело вторую жизнь и избежало забвения. Теперь на его месте – точная и усиленная копия.
Красная ботаника
Жилой комплекс рядом с петербургским Ботаническим садом невысок и уютно-контекстуален. На основе современного средового и орнаментального модернизма он совмещает аллюзии на соседние исторические здания и тему флорального декора, также продиктованную гением места.
Шкаф с культурой
Рассказываем о том, как районная библиотека в позднесоветском здании превратилась в актуальное общественное пространство и центр культурной жизни спального района.
На три счета
Складной дом Brette складывается на шарнирах и укладывается на платформу грузовика. Он состоит их трех модулей, его разбирают за три часа, площадь при этом увеличивается в три раза. Дом изготовлен в Латвии и уже выдержал один переезд.
Парение свечей
Проект установки памятного знака журналистам, погибшим при исполнении профессионального долга – победившая в конкурсе работа скульптора Бориса Чёрствого, умершего в этом году, и архитекторов Алексея и Натальи Бавыкиных – не слишком типичный для современной Москвы, и поэтому актуальный и важный памятник.
Изба дель арте
Мы решили отобрать несколько объектов из шорт-листа премии АрхиWOOD и рассмотреть их поближе. Суздальский дом интересен тем, что делает своим сюжетом все еще актуальный вопрос современности: диалог старого и нового. Его можно понять как метафору современного туристического города, может быть, даже размышление о его судьбе.
Природа – и храм, и мастерская…
Если классический словарь разных эпох – революционную дорику и палладианский руст – скрестить со скандинавским деревянным домом и модернистским пространством, то получится лесная деревянная классика Артема Никифорова, построившего архитектурный коворкинг под Петербургом.
Стоянка у петроглифов
Проект туристического комплекса рядом с беломорскими петроглифами: нейтральная архитектура для будущего объекта из списка ЮНЕСКО
Радость познания
Проект «Зеленый сад» – первый этап на пути масштабных планировочных и архитектурных изменений, которые происходят в одном из ведущих частных учебных заведений России – Павловской гимназии под влиянием эволюции образовательной системы и благодаря активному участию сообщества педагогов и учеников гимназии.
Технологии и материалы
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Сейчас на главной
Белые башни
Жилой комплекс Y-Loft City в городе Чанчжи по проекту пекинского бюро Superimpose Architecture предназначен для поколения Y.
Эстетизация двора
Благоустраивая двор жилого комплекса премиум-класса, бюро GAFA позаботилось не только о соответствующем высокому статусу образе, но и о простых человеческих радостях, а также виртуозно преодолело нормативные ограничения.
Кино под куполом
Музей науки Curiosum с купольным кинотеатром по проекту White Arkitekter расположился в исторической промзоне на севере Швеции, занятой сейчас университетом Умео.
Авангардный каркас из прошлого
В Париже завершилась реконструкция почтамта на улице Лувра по проекту Доминика Перро: почтовая функция сведена к минимуму, вместо нее возникло множество других, включая социальное жилье.
Шелковые рукава
Металлические ленты Культурного центра по проекту Кристиана де Портзампарка в Сучжоу – парафраз шелковых рукавов артистов куньцюй: для спектаклей этого оперного жанра также предназначен комплекс.
MasterMind: нейросеть для девелоперов и архитекторов
Программа, разработанная компанией Genpro, способна за полчаса сгенерировать десятки вариантов застройки согласно заданным параметрам, но не исключает творческой работы, а лишь исполняет техническую часть и может быть использована архитекторами для подготовки проекта с последующей передачей данных в AutoCAD, Revit и ArchiCAD.
Жук улетел
История проектирования бизнес-центра в Жуковом проезде: с рядом попыток сохранить здание столетнего «холодильника» и современными корпусами, интерпретирующими промышленную тему. Проект уже не актуален, но история, на наш взгляд, интересная.
Медные стены, медные баки
Новая штаб-квартира Carlsberg Group в Копенгагене по проекту C. F. Møller получила фасады из медных панелей, напоминающие об исторических чанах для варки пива.
Оболочка IT-креативности
Московское здание международной сети внешкольного образования с центром в Армении – школы TUMO – расположилось в реконструированном корпусе, единственном сохранившемся от сахарного завода имени Мантулина. Пожелания заказчика и инновационная направленность школы определили техногенную образность «металлического ящика», открытую планировку и яркие акценты внутри.
Быть в центре
Апарт-комплекс в центре делового квартала с веерными фасадами и облицовкой с эффектом терраццо.
ВХУТЕМАС versus БАУХАУС
Дмитрий Хмельницкий о причудах историографии советской архитектуры, о роли ВХУТЕМАСа и БАУХАУСа в формировании советского послевоенного модернизма.
Авангард на льду
Бюро Coop Himmelb(l)au выиграло конкурс на концепцию хоккейного стадиона «СКА Арена» в Санкт-Петербурге. Он заменит собой снесенный СКК и обещает учесть проект компании «Горка», недавно утвержденный градсоветом для этого места.
Третий путь
Публикуем объект, получивший гран-при «Золотого сечения 2021»: офисный комплекс на Верхней Красносельской улице, спроектированный и реализованный мастерской Николая Лызлова в 2018 году. Он демонстрирует отчасти новые, отчасти хорошо забытые старые тенденции подхода к строительству в исторической среде.
Диалог в кирпиче
Новый корпус школы Скиннерс по проекту Bell Phillips Architects к юго-востоку от Лондона продолжает викторианскую традицию кирпичной архитектуры.
Слабые токи: итоги «Золотого сечения»
Вчера в ЦДА наградили лауреатов старейшего столичного архитектурного конкурса, хорошо известного среди профессионалов. Гран-при получили: самая скромная постройка Москвы и самый звучный проект Подмосковья. Рассказываем о победителях и публикуем полный список наград.
Оазис среди офисов
Двор киевского делового центра Dmytro Aranchii Architects превратили в многофункциональную рекреационную зону для сотрудников.
Террасы и зигзаги
UNStudio прорывается в Петербург: на берегу Финского залива началось строительство ступенчатого офиса для IT-компании JetBrains.
Пресса: «Потенциал городов не раскрыт даже на треть». Архитектор...
Программа реновации, предполагающая снос хрущевок, стартовала в Москве в 2017 году. Хотя этот механизм и отличается от закона о комплексном развитии территорий, который распространили на остальную страну, столичные архитекторы накопили приличный опыт, как обновлять застроенные кварталы. Об этом мы поговорили с руководителем бюро T+T Architects Сергеем Трухановым.
Избушка в горах
Клубный павильон PokoPoko по проекту Klein Dytham architecture при отеле на острове Хонсю напоминает сказочный домик.
Здесь и сейчас
Три примера быстровозводимой модульной архитектуры для города и побега из него: растущие офисы, гастромаркет с признаками дома культуры и хижина для созерцания.