English version

Башня в городе

Клубный дом в Электрическом переулке: предыстория и детали.

Автор текста:
Серафима Львовская

mainImg
Архитектор:
Алексей Бавыкин
Наталья Бавыкина
Мастерская:
Алексей Бавыкин и партнёры http://www.bavykin.ru/
Проект:
Edison House
Россия, Москва, Электрический переулок, 10

Авторский коллектив:
ГАП: Наталья Бавыкина
Главный архитектор и руководитель мастерской: Алексей Бавыкин
Архитекторы: Дмитрий Тихонов, Михаил Марек, Ольга Хайдурова, Екатерина Лущеко, Алексей Софинский, Марина Илюшина
архитектор-визуализатор: Дмитрий Борков
архитектор-ассистент: Полина Штанько

2015 — 2018 / 2017 — 2018

Заказчик: ЗАО «Инвестиционная компания «Приоритет»»
0 Клубный дом Edisson house, построенный архитекторами мастерской Алексея Бавыкина в Электрическом переулке, отличается компактностью, сложным планом, который учитывает ограничения участка, и сравнительно лаконичным декором, где, в отличие от московских домов такого рода, нет ордерной декорации и позолоты, но есть фирменная «фишка» бюро – «зашитый» в архитектуру сюжет, делающий дом совершенно нестандартным. Отчего-то среди Москвы выросла башня, каких здесь отродясь не было.



Дом отступает от красной линии, он невысок, не выше соседних домов, и делает все для того, чтобы попасть в тон соседних зданий XIX века – хотя те-то покрашены, их бежевый цвет непостоянен – и в то же время выглядит среди них совершенно иным: небольшой, даже хрупкий, стройный, кристаллический. А еще у него есть довольно-таки длинная история сложения замысла, в ходе которой сюжет изменился и главный акцент стал другим. 

Предыстория
Проект дома Алексея Бавыкина в Электрическом переулке пережил несколько переделок. В 2010 он напоминал дом в Брюсовом переулке – несколько более геометризованную версию «дикого ордера» из древесных стволов, открытых к небу. Дом в Электрическом – того же масштаба, положения в историческом центре, хотя и подальше от Кремля, и того же клубного класса жилья, наследовал и развивал тему. В то время казалось, что «лесных» домов в Москве может появиться несколько. Но дом в Брюсовом остался один, поскольку проект для Электрического переулка начали переделывать.
Edison House. Фотография 2019 года
© Илья Иванов
  • zooming
    1 / 5
    Дом в Электрическом переулке, 2010. Вид со стороны Электрического переулка
    © Алексей Бавыкин и партнёры
  • zooming
    2 / 5
    Дом в Электрическом переулке, 2010. Западный фасад (главный)
    © Алексей Бавыкин и партнёры
  • zooming
    3 / 5
    Дом в Электрическом переулке, 2010. Восточный фасад
    © Алексей Бавыкин и партнёры
  • zooming
    4 / 5
    Дом в Брюсовом переулке. Фасад по Брюсову пер. 2003-2006
    © Алексей Бавыкин и партнёры
  • zooming
    5 / 5
    Проект загородного дома в Подмосковье, 1994
    © Алексей Бавыкин и партнёры

К 2013 на правом углу фасада, ближе к Малой Грузинской, стала прорастать башня, поначалу все еще похожая на полусрубленное дерево. Чуть позже дом подсобрался и стал компактнее: появились выраженные горизонтали межэтажных тяг и стеклянная «гармошка» пентхауса. Основной уличный фасад немного отступил во двор, башня выступила вперед, подросла и перестала ветвиться, также приобретя более лаконичный контур, хотя намек на открытый зубчатый верх остался.
  • zooming
    1 / 4
    Гостиница с апартаментами и подземной автостоянкой в Электрическом переулке. Проект, 2014
    © Мастерская архитектора Бавыкина
  • zooming
    2 / 4
    Гостиница с апартаментами и подземной автостоянкой в Электрическом переулке. Проект, 2014
    © Мастерская архитектора Бавыкина
  • zooming
    3 / 4
    Гостиница с апартаментами и подземной автостоянкой. Вид с Электрического переулка. Проект, 2013
    © Мастерская архитектора Бавыкина
  • zooming
    4 / 4
    Гостиница с апартаментами и подземной автостоянкой. Вид с Электрического переулка. Проект, 2013
    © Мастерская архитектора Бавыкина

В конечном счете из «лесного», или, может быть, «тополиного» дом превратился в каменный, в большей степени городской. Акцент, если сравнивать с первым проектом, сместился с левого угла на правый.
  • zooming
    1 / 6
    Edison House. Проект 2018 года
    © Алексей Бавыкин и партнёры
  • zooming
    2 / 6
    Edison House. Проект 2018 года
    © Ростислав Николаев Archirost
  • zooming
    3 / 6
    Edison House. Проект 2018 года
    © Ростислав Николаев Archirost
  • zooming
    4 / 6
    Edison House. Проект 2018 года
    © Алексей Бавыкин и партнёры
  • zooming
    5 / 6
    Edison House. Проект 2018 года
    © Алексей Бавыкин и партнёры
  • zooming
    6 / 6
    Edison House. Проект 2018 года
    © Алексей Бавыкин и партнёры

В угловой башне, которая теперь стала ключевым «говорящим» элементом, читается совершенно иной прообраз – башен знатных семейств средневековых городов Средиземноморья. Они известны много где, но во Флоренции к XIV веку такие башни разобрали, а в Сан-Джиминьяно, к примеру, их сохранилась масса. Интересно, когда башни стоят на площади, как столбы, но чаще к ним пристраивали дома, как, например, пристроен ренессансный дом на piazza d'Erbe в Мантуе. До некоторой степени дом в Электрическом переулке стал похож на такой ансамбль башни городского знатного семейства и их же более позднего дома.
  • zooming
    1 / 4
    Дом торговца, Мантуя
    Фотография: Юлия Тарабарина, Архи.ру
  • zooming
    2 / 4
    Дом торговца, Мантуя
    Фотография: Юлия Тарабарина, Архи.ру
  • zooming
    3 / 4
    Здание архива и библиотеки, Мантуя
    Фотография: Юлия Тарабарина, Архи.ру
  • zooming
    4 / 4
    Башни знатных семейств, Павия
    Фотография: Юлия Тарабарина, Архи.ру

Конечно же, он не копия никакой ренессансной достопримечательности, городские башни скорее аналогия и отправная точка для вдохновения. Кроме того вспомним, что дом-то клубный, пример дорогого жилья в центре города, в нем и квартир-то всего двенадцать на шесть этажей – такое жилье и есть дом знатного горожанина с поправкой на современную многоквартирность, так что сон, как говорится, в руку.

На первом этаже – кафе и зона отдыха, под башней здесь въезд в автоматизированную двухъярусную парковку: дом небольшой, а машин в данном случае, пожалуй, будет побольше, чем по одной на семью. Квартиры со второго по пятый этаж могут похвастаться окнами «в пол» с французскими балконами перед ними – то есть такими, куда формально можно выйти, но помещается примерно пол-ступни. Одна из квартир пятого этажа, помещенная в тот объем, который заворачивает во двор, – двухъярусная, это было решением маркетолога.

Пентхаус занимает верхний, шестой, этаж, его площадь – 257 м2, он, в сущности, представляет собой городскую виллу, встроенную в состав дома, в данном случае классически, в верхней части. Стеклянная «гармошка» отступает от линии фасада, оставляя место для открытой галереи и давая высокой – 6,7 м – гостиной максимум света. Еще одна терраса пентхауса, почти квадратная и большая, примерно 7х7 м, со среднего размера комнату, расположена севернее на кровле объема, отодвинутого вглубь из-за сложной конфигурации участка. Справа от нее стена двухъярусной квартиры пятого этажа, так что в ответ на сложный контур пятна застройки дом пространственно становится сложным. Но главное – с высоты пятого этажа, а она здесь метров 20, можно смотреть на тихий переулок; должно быть, любопытное переживание.
  • zooming
    1 / 13
    Edison House. Ситуационный план. Проект 2018 года
    © Алексей Бавыкин и партнёры
  • zooming
    2 / 13
    Edison House. План 1 этажа. Проект 2018 года
    © Алексей Бавыкин и партнёры
  • zooming
    3 / 13
    Edison House. План -1 уровня автостоянки. Проект 2018 года
    © Алексей Бавыкин и партнёры
  • zooming
    4 / 13
    Edison House: проект интерьера лобби. Проект 2018 года
    © Алексей Бавыкин и партнёры
  • zooming
    5 / 13
    Edison House. План 2-3 этажей. Проект 2018 года
    © Алексей Бавыкин и партнёры
  • zooming
    6 / 13
    Edison House. План план 5 этажа. Проект 2018 года
    © Алексей Бавыкин и партнёры
  • zooming
    7 / 13
    Edison House. Фотография 2019 года
    © Илья Иванов
  • zooming
    8 / 13
    Edison House. Северный Фасад. Проект 2018 года
    © Алексей Бавыкин и партнёры
  • zooming
    9 / 13
    Edison House. Восточный Фасад. Проект 2018 года
    © Алексей Бавыкин и партнёры
  • zooming
    10 / 13
    Edison House. Южный Фасад. Проект 2018 года
    © Алексей Бавыкин и партнёры
  • zooming
    11 / 13
    Edison House. Развертка по Электрическому переулку. Проект 2018 года
    © Алексей Бавыкин и партнёры
  • zooming
    12 / 13
    Edison House. Разрез 1-1. Проект 2018 года
    © Алексей Бавыкин и партнёры
  • zooming
    13 / 13
    Edison House. Разрез 2-2. Проект 2018 года
    © Алексей Бавыкин и партнёры

В башне же на этаже пентхауса размещен санузел с ванной – архитекторы поясняют, что это тоже решение маркетологов. Дальше внутри спальня. В квартирах 2-5 этажей при стене башни, выходящей к улице – постирочная, а в основном объеме, смотрящем на торец соседнего дома – кухня. Иными словами, планировочно ее объемы имеют совершенно бытовое назначение, не только в том смысле, что там не сидит дозорный рода Тарли, но и потому, что виды, даже сверху, толком не используются.
  • zooming
    Edison House. План пентхауса 6 этажа. Проект 2018 года
    © Алексей Бавыкин и партнёры
  • zooming
    Edison House. Фотография 2019 года
    © Илья Иванов

Между тем в образном и декоративном отношении башня, конечно же, главная. Кроме того что она в принципе «держит» угол, делает дом более стройным и привлекает к себе максимум внимания – башня декорирована по принципу «кирпичной готики», разными видами фактурной кладки. К слову, идея присутствовала в проекте изначально, но выражалась в полосатой поверхности, имитирующей стену, подготовленную для облицовки, к примеру, мрамором. Теперь фактура приобрела иное решение.

Башня разделена на три яруса согласно принципу суперпозиции трех ордеров. Всем, кто хоть немного понимает в теории ордера, известно, что если убрать колонны, остаются пропорции, и если они остались, здание не перестает быть ордерным. Так вот в данном случае тема выражена плотностью кирпичной светотени. В нижнем ярусе, назовем его условно дорическим, он по определению самый тяжелый, если бы здесь был руст, он был бы глубоко выступающим и грубым, – так вот, в нижнем ярусе использована кладка вперед углом, характерная для шатров итальянских колоколен. Казалось бы, парадокс: шатер колокольни вверху, а тут нижний ярус. Но, пожалуй, эта придирка будет излишней. На самом деле, конечно, эти густо посаженные уголки – развлечение для глаза, именно поэтому они помещены внизу, как самая ценная в декоративном отношении часть. Светотень на них ложится, и впрямь, замечательно. Надо признать, что это довольно-таки распространенный и любимый прием современной кирпичной архитектуры, в Москве он, в частности, использован в ЖК «Литератор» бюро СКиП.
  • zooming
    1 / 15
    Edison House. Фотография 2019 года
    © Илья Иванов
  • zooming
    2 / 15
    Edison House. Фотография 2019 года
    © Илья Иванов
  • zooming
    3 / 15
    Edison House. Фотография 2019 года
    © Илья Иванов
  • zooming
    4 / 15
    Edison House. Фотография 2019 года
    © Илья Иванов
  • zooming
    5 / 15
    Edison House. Фотография 2019 года
    © Илья Иванов
  • zooming
    6 / 15
    Edison House. Фотография
    © Илья Иванов
  • zooming
    7 / 15
    Edison House. Фотография
    © Илья Иванов
  • zooming
    8 / 15
    Edison House. Фотография
    © Илья Иванов
  • zooming
    9 / 15
    Edison House. Фотография
    © Илья Иванов
  • zooming
    10 / 15
    Edison House. Фотография
    © Илья Иванов
  • zooming
    11 / 15
    Edison House. Фотография
    © Илья Иванов
  • zooming
    12 / 15
    Edison House. Фотография
    © Илья Иванов
  • zooming
    13 / 15
    Edison House. Детали кирпичной кладки. Проект 2018 года
    © Алексей Бавыкин и партнёры
  • zooming
    14 / 15
    Edison House. Аксонометрия кирпичной кладки. Проект 2018 года
    © Алексей Бавыкин и партнёры
  • zooming
    15 / 15
    Edison House. Деталь фасада. Проект 2018 года
    © Алексей Бавыкин и партнёры

Средний ярус украшен торцевыми выступами в шахматном порядке, вверху такие же выступы разбросаны в три раза реже, фасад светлее и более плоский. В принципе, самый правильный аналог – палаццо Медичи Рикарди, именно там растяжка от «скал» в нижнем ярусе к почти совершенно плоскому верхнему ярусу выражена так ясно. Только в данном случае идея решена в кирпиче. И еще важно заметить, что в последние годы проектом и его реализацией занималась дочь Алексея Бавыкина Наталья, ГАП дома в Электрическом переулке.
Edison House. Эскиз. Проект 2018 года
© Наталья Бавыкина

Другие фасады менее насыщены семантически и апеллируют скорее к собственно типологии клубного дома, а может быть, Османовскому Парижу: подходит и светлый, хотя и не серый, тон, и балкончики, которые, кстати, как и решетка со стороны улицы, наследуют идею древесных ветвей, которая впервые появилась в Брюсовом переулке – но только делают ее более обобщенной. Форма, к слову сказать, «пошла в народ» – теперь она встречается в проектах разных московских архитекторов.
  • zooming
    1 / 4
    Edison House. Фотография 2019 года
    © Илья Иванов
  • zooming
    2 / 4
    Edison House. Фотография 2019 года
    © Илья Иванов
  • zooming
    3 / 4
    Edison House. Фотография 2019 года
    © Илья Иванов
  • zooming
    4 / 4
    Edison House. Фотография 2019 года
    © Илья Иванов

Дом, по своему знаковый, прошел почти незаметно – разве что наградили его дипломом на «Золотом сечении». Он, между тем, интересен: и тщательностью работы (полагаю, многие видели отчеты о долгом и сложном процессе реализации на facebook), и новым сюжетом, и собственно типологией невысокого дома в центре города. Пожалуй – это сейчас будет личное оценочное суждение, у нас так не принято говорить, и все же – он выглядит получше своих соседей, декорированных, но рядовых домов периода эклектики. И собственно хотелось бы, чтобы такого рода проекты появлялись не только в элитном сегменте, где от цен волосы на голове шевелятся, а чтобы их было несколько больше и были они доступнее, ну, хотя бы людям не скажу что среднего, но умеренного достатка. Тогда может быть город и станет посимпатичнее. 
Архитектор:
Алексей Бавыкин
Наталья Бавыкина
Мастерская:
Алексей Бавыкин и партнёры http://www.bavykin.ru/
Проект:
Edison House
Россия, Москва, Электрический переулок, 10

Авторский коллектив:
ГАП: Наталья Бавыкина
Главный архитектор и руководитель мастерской: Алексей Бавыкин
Архитекторы: Дмитрий Тихонов, Михаил Марек, Ольга Хайдурова, Екатерина Лущеко, Алексей Софинский, Марина Илюшина
архитектор-визуализатор: Дмитрий Борков
архитектор-ассистент: Полина Штанько

2015 — 2018 / 2017 — 2018

Заказчик: ЗАО «Инвестиционная компания «Приоритет»»

07 Июня 2019

Автор текста:

Серафима Львовская
Похожие статьи
Искусство чтения
«Хора» продолжает «библиотечную» серию: по проекту бюро пространство антресольного этажа Западного крыла Новой Третьяковки преобразовалось в книжную гостиную. Сюда можно прийти почитать или поработать без билета или абонемента.
День и ночь в лесу
Гастробар в Калининграде, в оформлении которого архитекторы Line Design использовали настоящие природые объекты: стволы и ветви сосен, залитые в эпоксидную смолу папоротники, песок Балтийского моря и ковер из мха.
Белое внутри
Обновленный по проекту бюро ГОРА интерьер филармонии имени Ростроповича в Кремле Нижнего Новгорода – белый и текучий, – по словам архитекторов, как мелодия. Он действительно стал ощутимо свежее и современнее, проявил и усилил достоинства, заложенные при реконструкции 1960-х, добавив современной цельности, пластичности и медитативности.
Тарелка крыжовника
Вариант дачи, родившийся из заказа на дом для трудников монастыря XIV века: барская усадьба, старорусские мотивы и современная интерпретация остекленной веранды.
Мама рада
Детский центр в Екатеринбурге, где архитекторам мастерской «Образ жизни» удалось выдержать стиль во всем: от праздничной и игровой зоны до классов, кабинета директора и даже формы педагогов.
Особняк с книгами
Модернизация библиотеки в Енисейске, расположенной в купеческом доме XIX века, позволила внутренним пространствам соответствовать архитектуре здания. Небольшой бюджет заставил искать творческие решения: мебель сделана по эскизам архитекторов, стены украшают картины местных художников, а зонирование учитывает многоуровневое устройство здания.
Место под соснами
Проект-победитель Всероссийского конкурса лучших проектов создания городской среды: центральный парк сибирского Заводоуковска, в котором архитекторы М4 создали условия для разных видов досуга, но оставили ландшафт главной ценностью места.
Дресс-код
Еще один пример «переодевания» позднесоветского здания в новый фасад: для бизнес-центра «Вавилон» бюро Skatra разработало оболочку из перфорированных металлических панелей, которая скрывает кондиционеры и меняет образ до неузнаваемости.
Эффект хамелеона
Архитектурная мастерская Studio-TA предлагает актуализировать позднесоветское здание, подчеркнув его объемы с помощью алюминиевых кассет, которые меняют цвет в зависимости от освещения.
Конечно можно
Рузанна Аветисян придумала для салона красоты в Казани интерьер, в котором посетитель чувствует себя как дома и погружается в приятные воспоминания о детстве и путешествиях. Уютное пространство в природной гамме дополняют фактурные детали: сухой борщевик, плетеные светильники или панно, сотканное из сорго.
Петля в бору
Деликатное благоустройство соснового бора в спутнике Нижнего Новгорода не нарушает сложившийся природный ландшафт, но раскрывает красоту места и помогает посетителям насытиться впечатлениями.
Ре-контейнер
Сообщество p.m. (personal message) дало вторую жизнь морскому контейнеру, в котором работает кофейня: авторы наладили инженерные системы, продумали эргономику и добавили яркие акценты. Барная стойка, например, сделана их переработанных пластиковых крышечек.
Инструкция не прилагается
Детская площадка, разработанная бюро UTRO, предлагает игру без заложенного взрослыми сценария: за счет ландшафта и абстрактных фигур дети могут наделять пространство какими угодно смыслами, развивая воображение.
Модуль и свобода
В новом отеле сети «Точка на карте» Rhizome продолжает исследовать возможности крупно-модульной технологии строительства и добивается все большего разнообразия пространств и скульптурности объемов.
Домик для чтения
Павильон библиотеки от бюро Хора обстановкой и атмосферой похож на дачную веранду: время за книгой здесь летит незаметно, но в любой момент чтение можно отложить и отправиться на прогулку.
Обновление для познания
После реконструкции главная мечеть Альметьевска получит новые объемы и функцию просветительского центра. Фасады украсит каллиграфия с подсветкой и перфорированные панели из архитектурного бетона, а на месте бывшей парковки появится двухуровневая площадь с видами на Каскад прудов.
Веер впечатлений
Торговый центр на окраине Екатеринбурга берет на себя роль локальной доминанты и общественного пространства: пластичные фасады привлекательны отсутствием рекламных вывесок, главный вход решен как событийная площадь, внутри есть амфитеатр, спортивные площадки и экспозиционные пространства. Пятый фасад в темное время суток работает на соседние высотки и напоминает раскаленную руду.
Нежнее нежного
Для цветочной лавки в центре Калининграда Levkovich Architects предложили функциональные решения, которые помогают хранить и демонстрировать цветы, а также впечатляющий посетителей акцент – потолок, собранный из «лепестков» розы.
Держаться вместе
В культурном центре «Брусницын» открылся архитектурный коворкинг Klauzura. Пространство подходит небольшим бюро и настроено на коллаборации, взаимопомощь и получение нового опыта.
Прерванная дуга
Бюро SLOI спроектировало для Петроградской стороны жилой комплекс, выдержав баланс между соответствием историческому контексту и собственной индивидуальностью. Проект, к сожалению, не будет реализован, но прецедент достоин внимания.
Мучная пыль
Ресторан в центральной части Екатеринбурга, интерьер которого вдохновлен соседством исторической мельницы. Теплая по гамме и ощущениям обстановка внутри бетонной оболочки напоминает брутальный элеватор, в котором хранится зерно.
Индустриальное наследие
Реконструкция «безымянной» промышленной постройки 1960-х годов под современный офис: антресольный уровень, разные сценарии освещения и оттенки оранжевого.
Подмешан желток
Предчувствуя развитие нового творческого кластера у Левашовского завода и фабрики «Красное знамя», флагманский книжный магазин Masters Project обосновался в новом ЖК Futurist, разделив пространство с другим локальным проектом – кофейней Sibarictica. Фирменный желтый вступил в резонанс с юрским камнем и бетоном, заставляя вспоминать стихи Мандельштама о Ленинграде.
Лесной коридор
Для «Пасхального дома», расположенного на узком участке в сосновом бору, архитекторы выбрали линейную композицию, лаконичные фасады и окна, берущие в рамку виды на деревья. Охраняющий вход в дом истукан ассимилировался и превратился в лесного духа.
После пашни
Ресторан All Grain в бывшем пивоваренном заводе Степана Разина: элеватор, бетонные «мешки», светильники-плуги и охапки колосьев.
Бруснично-кирпичный
Новая точка притяжения и джентрификации по соседству с Севкабель портом: обновленная территория бывшего кожевенного завода с «лоджиями» у Финского залива, эстетичными руинами и краснокирпичной архитектурой.
Прозрачный Монье
Работая над проектом комьюнити-центра для клубного дома «Чистые Пруды», архитекторы бюро APREL предложили сохранить, очистить и реставрировать стены конца XIX – начала XX века, подойдя в то же время к реконструкции творчески: степень открытости-закрытости помещений градуировано варьируется вправо и влево от детской площадки.
Деловые процессы
Офис для крупной компании, расположенный на 17 этаже «Нева Тауэрс»: преобладание незакрепленных рабочих мест, комнаты-трансформеры, разнообразные переговорные и обилие естественного света.
Потоки воздуха и света
Для офиса, расположенного в БЦ «Атлантик» и предназначенного под сдачу, archCLOUD выбрали вневременный дизайн, предметы искусства и «старомодные» кабинеты вместо открытых рабочих мест.
Технологии и материалы
Формула надежности. Инновационная фасадная система...
В компании HILTI нашли оригинальное решение для повышения надежности фасадов, в особенности с большими относами облицовки от несущего основания. Пилоны, пилястры и каннелюры теперь можно выполнять без существенного увеличения бюджета, но не в ущерб прочности и надежности
МасТТех: успехи 2022 года
Кроме каталога готовой продукции, холдинг МасТТех и конструкторское бюро предприятия предлагают разработку уникальных решений. Срок создания и внедрения составляет 4-5 недель – самый короткий на рынке светопрозрачных конструкций!
ROCKWOOL: высокий стандарт на всех континентах
Использование изоляционных материалов компании ROCKWOOL при строительстве зданий и сооружений по всему миру является показателем их качества и надежности.
Как применяется каменная вата в знаковых объектах для решения нетривиальных задач – читайте в нашем обзоре.
Кирпичное узорочье
Один из самых влиятельных и узнаваемых стилей в русской архитектуре – Узорочье XVII века – до сих пор не исчерпало своей вдохновляющей силы для тех, кто работает с кирпичом
NEVA HAUS – узорчатые шкатулки на Неве
Отличительной особенностью комплекса NEVA HAUS являются необычные фасады из кирпича: кирпич от «ЛСР. Стеновые» стал материалом, который подчеркивает индивидуальность каждого из корпусов нового комплекса, делая его уникальным.
Керамические блоки Porotherm – 20 лет в России
С 2023 года Wienerberger отказывается от зонтичного бренда в России и сосредотачивает свои усилия на развитии бренда Porotherm. О перспективах рынка и особенностях строительства из керамических блоков в интервью Архи.ру рассказал генеральный директор ООО «Винербергер Кирпич» и «Винербергер Куркачи» Николай Троицкий
Латунный трек
Компания ЦЕНТРСВЕТ активно развивает свою премиальную трековую систему освещения AUROOM, полностью выполненную из благородной латуни.
Обучение через игру: новый тренд детских площадок
Компания «Новые горизонты» разработала инновационный игровой комплекс, который ненавязчиво интегрирует в ежедневную активность детей разного возраста познавательную функцию. Развитие моторики, координации и социальных навыков теперь дополняет знакомство с научными фактами и явлениями.
Живая сталь для архитектуры
Компания «Северсталь» запустила производство атмосферостойкой стали под брендом Forcera. Рассказываем о российском аналоге кортена и расспрашиваем архитекторов: Сергея Скуратова, Сергея Чобана и других – о востребованности и возможностях окисленного металла как такового. Приводим примеры: с ним и сложно, и интересно.
Нестандартные решения для HoReCa и их реализация в проектах...
Каким бы изысканным ни был интерьер в отеле или ресторане, вся обстановка в прямом смысле слова померкнет, если освещение организовано неграмотно или использованы некачественные источники света. Решения от бренда Arlight полностью соответствуют этим требованиям.
Инновации Baumit для защиты фасадов
Австрийский бренд Baumit, эксперт в области фасадных систем, штукатурок и красок, предлагает комплексные системы фасадной теплоизоляции, сочетающие технологичность и широкие дизайнерские возможности
Optima – красота акустики
Акустические панели Armstrong Optima от Knauf Ceiling Solutions – эстетика, функциональность и широкие возможности использования.
Кирпичный модернизм
​Старший научный сотрудник Музея архитектуры им. А.В. Щусева, искусствовед Марк Акопян – о том, как тысячелетняя строительная история кирпича в XX веке обрела новое измерение благодаря модернизму. Публикуем тезисы выступления в рамках семинара «Городские кварталы», организованного компанией «КИРИЛЛ» и Кирово-Чепецким кирпичным заводом
Из чего сделан фасад дома-победителя «Золотого Трезини»?
Для реконструкции и нового строительства в исторической части Васильевского острова архитекторы бюро «Проксима» использовали кирпич Terca Stockholm концерна Wienerberger и фасадную плитку ZEITLOS от Stroeher. Материалы поставила компания «Славдом».
Delabie ставит на черный
Компания Delabie представляет линейку сантехнических изделий Black Spirit, выполненных в матовом черном покрытии. В нее вошли как раковины, смесители и унитазы, так и многочисленные аксессуары, позволяющие добиться эффекта total black.
Мода на плинфу
Коммерческий директор Кирово-Чепецкого кирпичного завода Данил Вараксин в рамках семинара «Городские кварталы» представил архитекторам российский кирпич ригельного формата
Строительный атом архитектуры
В рамках семинара «Городские кварталы» архитектор Роман Леонидов проследил историю кирпичного строительства от древнего Вавилона до наших дней.
Сейчас на главной
Архитектор как граффити
В Нижнем Новгороде провели конкурс и реализовали победивший проект граффити в честь Александра Харитонова. Оно разместилось на улице архитектора, в арке между первой и второй очередью банка Гарантия. Илья Сакович – о конкурсе, граффити, Александре Харитонове.
Фанера над Парижем
Небольшой корпус социального жилья, построенный бюро Mobile Architectural Office в 10-м округе Парижа, выполнен из панелей клеёной древесины. Проект получился недорогим, экологичным и был реализован в кратчайшие сроки.
Зал торжеств
Недостроенный кинотеатр при санатории «Русь» в Геленджике архитекторы Fox Group Interiors превратили в конгресс-холл, где можно проводить мероприятия разной степени торжественности: от свадеб до бизнес-завраков и детских праздников.
Кристалл квартала
Типология и пластика крупных жилых комплексов не стоит на месте, и в створе общеизвестных решений можно найти свои нюансы. Комплекс Sky Garden объединяет две известные темы, «набирая» гигантский квартал из тонких и высоких башен, выстроенных по периметру крупного двора, в котором «растворен» перекресток двух пешеходных бульваров.
Градсовет Петербурга 25.01.2023
Для Пироговской набережной «Студия 44» предложила белоснежный дом с тремя ризалитами и каскадом террас. Эксперты разбирались, что в проекте перевешивает: вид на воду или критическая близость к шестиполосной магистрали.
Парк железнодорожников
После реконструкции районный парк Уфы получил больше площадок и сценариев отдыха, в их числе – терапевтический сад для людей с ограниченными возможностями и смотровая площадка. Дизайн малых архитектурных форм отсылает к железнодорожной станции Дёма.
Умер Балкришна Доши
В возрасте 95 лет скончался индийский архитектор Балкришна Доши, лауреат Притцкеровской премии, сотрудник Ле Корбюзье и Луиса Кана.
Ландшафтная мимикрия
Массимо Альвизи и Дзюнко Киримото реконструировали виллу на севере Италии. Их минималистичный средовой проект одновременно традиционен и современен, став при этом неотъемлемой частью пейзажа.
Искусство чтения
«Хора» продолжает «библиотечную» серию: по проекту бюро пространство антресольного этажа Западного крыла Новой Третьяковки преобразовалось в книжную гостиную. Сюда можно прийти почитать или поработать без билета или абонемента.
«Звездное облако»
В Чэнду строится музей научной фантастики по проекту Zaha Hadid Architects: проектирование началось в 2022, а уже летом 2023-го он примет церемонию вручения международной премии Hugo – самой важной в области фантастики и фэнтези.
Солнце, воздух и вода
По проекту ПИ «АРЕНА» завершилось строительство «Солнечного» – нового и самого большого лагеря в составе «Артека». Он был задуман еще в советские годы, но не был реализован. Современный вариант удивляет сложными инженерными решениями, которые сочетаются с ясной структурой: вместе они порождают пространства сродни эшеровским.
Ар-деко на границе с Космосом
Конкурсный проект Степана Липгарта – клубный дом сдержанно-классицистической стилистики для участка в близком соседстве со зданием Музея космонавтики в Калуге – откликается и на контекст, и на поставленную заказчиком задачу. Он в меру респектабален, в меру подвижен и прозрачен, и даже немного вкапывается в землю, чтобы соблюсти строгие высотные ограничения, не теряя пропорций и масштаба.
Природные оттенки
Кровля и фасады виллы на побережье Нидерландов по проекту Mecanoo полностью облицованы глазурованной плиткой голубых, серых и зеленых оттенков.
Выбрать курс
В Ульяновске завершился конкурс на развитие бывшей территории Суворовского военного училища. В финал вышли три консорциума, сформированные из местных организаций и столичных бюро: Asadov, ТПО ПРАЙД и TOBE architects. Показываем все три предложения.
Сопка за стеной
Мастер-план микрорайона в Южно-Сахалинске, разработанный Институтом генплана Москвы при участии Kengo Kuma & Associates, основан на сложностях и преимуществах рельефа предгорья: дома располагаются каскадами, а многоуровневое благоустройство пронизывает все кварталы и соединяется с лесными тропами.
Сохранить модернистское здание вокзала города Владимира!
Открываем сбор подписей под открытым письмом директора Музея архитектуры Елизаветы Лихачевой и архитектора Сергея Чобана в защиту модернистского здания вокзала города Владимира, которому сейчас угрожает реконструкция с обезличиванием, и всех памятников модернизма в целом – авторы призывают поставить их на охрану как федеральные ОКН. Поддерживаем инициативу, эти здания, действительно, давно пора поставить на охрану.
На лучезарном острове
Wyndham Clubhouse, построенный по проекту вьетнамского бюро MIA Design Studio на курортном острове Фукуок, мыслился как гигантский уютный светильник с узорчатыми кирпичными стенами в качестве абажура.
Лоу-тек для музея
Бюро gmp выиграло конкурс на проект реконструкции и расширения гипсоформовочной мастерской Государственных музеев Берлина – крупнейшей в мире. Слепки скульптур производятся здесь уже более 200 лет.
День и ночь в лесу
Гастробар в Калининграде, в оформлении которого архитекторы Line Design использовали настоящие природые объекты: стволы и ветви сосен, залитые в эпоксидную смолу папоротники, песок Балтийского моря и ковер из мха.
Белое внутри
Обновленный по проекту бюро ГОРА интерьер филармонии имени Ростроповича в Кремле Нижнего Новгорода – белый и текучий, – по словам архитекторов, как мелодия. Он действительно стал ощутимо свежее и современнее, проявил и усилил достоинства, заложенные при реконструкции 1960-х, добавив современной цельности, пластичности и медитативности.
Планета Шехтель
Под занавес ушедшего года в издательстве «Русский импульс» увидела свет книга «Мироздание Фёдора Шехтеля», составленная Людмилой Владимировной Сайгиной – научным сотрудником Музея архитектуры, на протяжении многих лет изучающим биографию и творчество корифея московского модерна. Иначе говоря, под обложкой 640-страничного издания представлен материал, собранный в ходе исследования, ставшего делом всей жизни. Это дорогого стоит, хотя издание подкупает демократичностью исполнения и ценой.
Памяти Виктора Быкова
Ушел из жизни Виктор Филиппович Быков – яркий представитель Нижегородской архитектурной школы, лучшего ее периода. Заслуженный архитектор Российской Федерации, лауреат престижных международных конкурсов и премий Нижнего Новгорода. Талантливый и эмоциональный человек, остро откликавшийся на вызовы времени.
2022: что говорят архитекторы
Мы долго сомневались, но решили все же провести традиционный опрос архитекторов по итогам 2022 года. Год трагический, для него так и напрашивается определение «слов нет», да и ограничений много, поэтому в опросе мы тоже ввели два ограничения. Во-первых, мы попросили не докладывать об успехах бюро. Во-вторых, не говорить об общественно-политической обстановке. То и другое, как мы и предполагали, очень сложно. Так и получилось. Главный вопрос один: что из архитектурных, чисто профессиональных, событий, тенденций и впечатлений вы можете вспомнить за год.
Nunc est bibendum*
В Казани объявлены победители «Кирпичного конкурса», организуемого петербургским журналом «Проект Балтия» и компанией Архитайл. Гран-при получил глубокий, во многих отношениях, проект, авторы которого предложили Петербургу сеть подземных виноделен с окошками, торгующими вином по всему городу. Показываем 5 проектов-победителей и еще один, который нам понравился.
Тарелка крыжовника
Вариант дачи, родившийся из заказа на дом для трудников монастыря XIV века: барская усадьба, старорусские мотивы и современная интерпретация остекленной веранды.