English version

Башня в городе

Клубный дом в Электрическом переулке: предыстория и детали.

mainImg
Архитектор:
Алексей Бавыкин
Наталья Бавыкина
Мастерская:
Алексей Бавыкин и партнёры http://www.bavykin.ru/
Проект:
Edison House
Россия, Москва, Электрический переулок, 10

Авторский коллектив:
ГАП: Наталья Бавыкина
Главный архитектор и руководитель мастерской: Алексей Бавыкин
Архитекторы: Дмитрий Тихонов, Михаил Марек, Ольга Хайдурова, Екатерина Лущеко, Алексей Софинский, Марина Илюшина
архитектор-визуализатор: Дмитрий Борков
архитектор-ассистент: Полина Штанько

2015 — 2018 / 2017 — 2018

Заказчик: ЗАО «Инвестиционная компания «Приоритет»»
Клубный дом Edisson house, построенный архитекторами мастерской Алексея Бавыкина в Электрическом переулке, отличается компактностью, сложным планом, который учитывает ограничения участка, и сравнительно лаконичным декором, где, в отличие от московских домов такого рода, нет ордерной декорации и позолоты, но есть фирменная «фишка» бюро – «зашитый» в архитектуру сюжет, делающий дом совершенно нестандартным. Отчего-то среди Москвы выросла башня, каких здесь отродясь не было.



Дом отступает от красной линии, он невысок, не выше соседних домов, и делает все для того, чтобы попасть в тон соседних зданий XIX века – хотя те-то покрашены, их бежевый цвет непостоянен – и в то же время выглядит среди них совершенно иным: небольшой, даже хрупкий, стройный, кристаллический. А еще у него есть довольно-таки длинная история сложения замысла, в ходе которой сюжет изменился и главный акцент стал другим. 

Предыстория
Проект дома Алексея Бавыкина в Электрическом переулке пережил несколько переделок. В 2010 он напоминал дом в Брюсовом переулке – несколько более геометризованную версию «дикого ордера» из древесных стволов, открытых к небу. Дом в Электрическом – того же масштаба, положения в историческом центре, хотя и подальше от Кремля, и того же клубного класса жилья, наследовал и развивал тему. В то время казалось, что «лесных» домов в Москве может появиться несколько. Но дом в Брюсовом остался один, поскольку проект для Электрического переулка начали переделывать.
Edison House. Фотография 2019 года
© Илья Иванов
  • zooming
    1 / 5
    Дом в Электрическом переулке, 2010. Вид со стороны Электрического переулка
    © Алексей Бавыкин и партнёры
  • zooming
    2 / 5
    Дом в Электрическом переулке, 2010. Западный фасад (главный)
    © Алексей Бавыкин и партнёры
  • zooming
    3 / 5
    Дом в Электрическом переулке, 2010. Восточный фасад
    © Алексей Бавыкин и партнёры
  • zooming
    4 / 5
    Дом в Брюсовом переулке. Фасад по Брюсову пер. 2003-2006
    © Алексей Бавыкин и партнёры
  • zooming
    5 / 5
    Проект загородного дома в Подмосковье, 1994
    © Алексей Бавыкин и партнёры

К 2013 на правом углу фасада, ближе к Малой Грузинской, стала прорастать башня, поначалу все еще похожая на полусрубленное дерево. Чуть позже дом подсобрался и стал компактнее: появились выраженные горизонтали межэтажных тяг и стеклянная «гармошка» пентхауса. Основной уличный фасад немного отступил во двор, башня выступила вперед, подросла и перестала ветвиться, также приобретя более лаконичный контур, хотя намек на открытый зубчатый верх остался.
  • zooming
    1 / 4
    Гостиница с апартаментами и подземной автостоянкой в Электрическом переулке. Проект, 2014
    © Мастерская архитектора Бавыкина
  • zooming
    2 / 4
    Гостиница с апартаментами и подземной автостоянкой в Электрическом переулке. Проект, 2014
    © Мастерская архитектора Бавыкина
  • zooming
    3 / 4
    Гостиница с апартаментами и подземной автостоянкой. Вид с Электрического переулка. Проект, 2013
    © Мастерская архитектора Бавыкина
  • zooming
    4 / 4
    Гостиница с апартаментами и подземной автостоянкой. Вид с Электрического переулка. Проект, 2013
    © Мастерская архитектора Бавыкина

В конечном счете из «лесного», или, может быть, «тополиного» дом превратился в каменный, в большей степени городской. Акцент, если сравнивать с первым проектом, сместился с левого угла на правый.
  • zooming
    1 / 6
    Edison House. Проект 2018 года
    © Алексей Бавыкин и партнёры
  • zooming
    2 / 6
    Edison House. Проект 2018 года
    © Ростислав Николаев Archirost
  • zooming
    3 / 6
    Edison House. Проект 2018 года
    © Ростислав Николаев Archirost
  • zooming
    4 / 6
    Edison House. Проект 2018 года
    © Алексей Бавыкин и партнёры
  • zooming
    5 / 6
    Edison House. Проект 2018 года
    © Алексей Бавыкин и партнёры
  • zooming
    6 / 6
    Edison House. Проект 2018 года
    © Алексей Бавыкин и партнёры

В угловой башне, которая теперь стала ключевым «говорящим» элементом, читается совершенно иной прообраз – башен знатных семейств средневековых городов Средиземноморья. Они известны много где, но во Флоренции к XIV веку такие башни разобрали, а в Сан-Джиминьяно, к примеру, их сохранилась масса. Интересно, когда башни стоят на площади, как столбы, но чаще к ним пристраивали дома, как, например, пристроен ренессансный дом на piazza d'Erbe в Мантуе. До некоторой степени дом в Электрическом переулке стал похож на такой ансамбль башни городского знатного семейства и их же более позднего дома.
  • zooming
    1 / 4
    Дом торговца, Мантуя
    Фотография: Юлия Тарабарина, Архи.ру
  • zooming
    2 / 4
    Дом торговца, Мантуя
    Фотография: Юлия Тарабарина, Архи.ру
  • zooming
    3 / 4
    Здание архива и библиотеки, Мантуя
    Фотография: Юлия Тарабарина, Архи.ру
  • zooming
    4 / 4
    Башни знатных семейств, Павия
    Фотография: Юлия Тарабарина, Архи.ру

Конечно же, он не копия никакой ренессансной достопримечательности, городские башни скорее аналогия и отправная точка для вдохновения. Кроме того вспомним, что дом-то клубный, пример дорогого жилья в центре города, в нем и квартир-то всего двенадцать на шесть этажей – такое жилье и есть дом знатного горожанина с поправкой на современную многоквартирность, так что сон, как говорится, в руку.

На первом этаже – кафе и зона отдыха, под башней здесь въезд в автоматизированную двухъярусную парковку: дом небольшой, а машин в данном случае, пожалуй, будет побольше, чем по одной на семью. Квартиры со второго по пятый этаж могут похвастаться окнами «в пол» с французскими балконами перед ними – то есть такими, куда формально можно выйти, но помещается примерно пол-ступни. Одна из квартир пятого этажа, помещенная в тот объем, который заворачивает во двор, – двухъярусная, это было решением маркетолога.

Пентхаус занимает верхний, шестой, этаж, его площадь – 257 м2, он, в сущности, представляет собой городскую виллу, встроенную в состав дома, в данном случае классически, в верхней части. Стеклянная «гармошка» отступает от линии фасада, оставляя место для открытой галереи и давая высокой – 6,7 м – гостиной максимум света. Еще одна терраса пентхауса, почти квадратная и большая, примерно 7х7 м, со среднего размера комнату, расположена севернее на кровле объема, отодвинутого вглубь из-за сложной конфигурации участка. Справа от нее стена двухъярусной квартиры пятого этажа, так что в ответ на сложный контур пятна застройки дом пространственно становится сложным. Но главное – с высоты пятого этажа, а она здесь метров 20, можно смотреть на тихий переулок; должно быть, любопытное переживание.
  • zooming
    1 / 13
    Edison House. Ситуационный план. Проект 2018 года
    © Алексей Бавыкин и партнёры
  • zooming
    2 / 13
    Edison House. План 1 этажа. Проект 2018 года
    © Алексей Бавыкин и партнёры
  • zooming
    3 / 13
    Edison House. План -1 уровня автостоянки. Проект 2018 года
    © Алексей Бавыкин и партнёры
  • zooming
    4 / 13
    Edison House: проект интерьера лобби. Проект 2018 года
    © Алексей Бавыкин и партнёры
  • zooming
    5 / 13
    Edison House. План 2-3 этажей. Проект 2018 года
    © Алексей Бавыкин и партнёры
  • zooming
    6 / 13
    Edison House. План план 5 этажа. Проект 2018 года
    © Алексей Бавыкин и партнёры
  • zooming
    7 / 13
    Edison House. Фотография 2019 года
    © Илья Иванов
  • zooming
    8 / 13
    Edison House. Северный Фасад. Проект 2018 года
    © Алексей Бавыкин и партнёры
  • zooming
    9 / 13
    Edison House. Восточный Фасад. Проект 2018 года
    © Алексей Бавыкин и партнёры
  • zooming
    10 / 13
    Edison House. Южный Фасад. Проект 2018 года
    © Алексей Бавыкин и партнёры
  • zooming
    11 / 13
    Edison House. Развертка по Электрическому переулку. Проект 2018 года
    © Алексей Бавыкин и партнёры
  • zooming
    12 / 13
    Edison House. Разрез 1-1. Проект 2018 года
    © Алексей Бавыкин и партнёры
  • zooming
    13 / 13
    Edison House. Разрез 2-2. Проект 2018 года
    © Алексей Бавыкин и партнёры

В башне же на этаже пентхауса размещен санузел с ванной – архитекторы поясняют, что это тоже решение маркетологов. Дальше внутри спальня. В квартирах 2-5 этажей при стене башни, выходящей к улице – постирочная, а в основном объеме, смотрящем на торец соседнего дома – кухня. Иными словами, планировочно ее объемы имеют совершенно бытовое назначение, не только в том смысле, что там не сидит дозорный рода Тарли, но и потому, что виды, даже сверху, толком не используются.
  • zooming
    Edison House. План пентхауса 6 этажа. Проект 2018 года
    © Алексей Бавыкин и партнёры
  • zooming
    Edison House. Фотография 2019 года
    © Илья Иванов

Между тем в образном и декоративном отношении башня, конечно же, главная. Кроме того что она в принципе «держит» угол, делает дом более стройным и привлекает к себе максимум внимания – башня декорирована по принципу «кирпичной готики», разными видами фактурной кладки. К слову, идея присутствовала в проекте изначально, но выражалась в полосатой поверхности, имитирующей стену, подготовленную для облицовки, к примеру, мрамором. Теперь фактура приобрела иное решение.

Башня разделена на три яруса согласно принципу суперпозиции трех ордеров. Всем, кто хоть немного понимает в теории ордера, известно, что если убрать колонны, остаются пропорции, и если они остались, здание не перестает быть ордерным. Так вот в данном случае тема выражена плотностью кирпичной светотени. В нижнем ярусе, назовем его условно дорическим, он по определению самый тяжелый, если бы здесь был руст, он был бы глубоко выступающим и грубым, – так вот, в нижнем ярусе использована кладка вперед углом, характерная для шатров итальянских колоколен. Казалось бы, парадокс: шатер колокольни вверху, а тут нижний ярус. Но, пожалуй, эта придирка будет излишней. На самом деле, конечно, эти густо посаженные уголки – развлечение для глаза, именно поэтому они помещены внизу, как самая ценная в декоративном отношении часть. Светотень на них ложится, и впрямь, замечательно. Надо признать, что это довольно-таки распространенный и любимый прием современной кирпичной архитектуры, в Москве он, в частности, использован в ЖК «Литератор» бюро СКиП.
  • zooming
    1 / 15
    Edison House. Фотография 2019 года
    © Илья Иванов
  • zooming
    2 / 15
    Edison House. Фотография 2019 года
    © Илья Иванов
  • zooming
    3 / 15
    Edison House. Фотография 2019 года
    © Илья Иванов
  • zooming
    4 / 15
    Edison House. Фотография 2019 года
    © Илья Иванов
  • zooming
    5 / 15
    Edison House. Фотография 2019 года
    © Илья Иванов
  • zooming
    6 / 15
    Edison House. Фотография
    © Илья Иванов
  • zooming
    7 / 15
    Edison House. Фотография
    © Илья Иванов
  • zooming
    8 / 15
    Edison House. Фотография
    © Илья Иванов
  • zooming
    9 / 15
    Edison House. Фотография
    © Илья Иванов
  • zooming
    10 / 15
    Edison House. Фотография
    © Илья Иванов
  • zooming
    11 / 15
    Edison House. Фотография
    © Илья Иванов
  • zooming
    12 / 15
    Edison House. Фотография
    © Илья Иванов
  • zooming
    13 / 15
    Edison House. Детали кирпичной кладки. Проект 2018 года
    © Алексей Бавыкин и партнёры
  • zooming
    14 / 15
    Edison House. Аксонометрия кирпичной кладки. Проект 2018 года
    © Алексей Бавыкин и партнёры
  • zooming
    15 / 15
    Edison House. Деталь фасада. Проект 2018 года
    © Алексей Бавыкин и партнёры

Средний ярус украшен торцевыми выступами в шахматном порядке, вверху такие же выступы разбросаны в три раза реже, фасад светлее и более плоский. В принципе, самый правильный аналог – палаццо Медичи Рикарди, именно там растяжка от «скал» в нижнем ярусе к почти совершенно плоскому верхнему ярусу выражена так ясно. Только в данном случае идея решена в кирпиче. И еще важно заметить, что в последние годы проектом и его реализацией занималась дочь Алексея Бавыкина Наталья, ГАП дома в Электрическом переулке.
Edison House. Эскиз. Проект 2018 года
© Наталья Бавыкина

Другие фасады менее насыщены семантически и апеллируют скорее к собственно типологии клубного дома, а может быть, Османовскому Парижу: подходит и светлый, хотя и не серый, тон, и балкончики, которые, кстати, как и решетка со стороны улицы, наследуют идею древесных ветвей, которая впервые появилась в Брюсовом переулке – но только делают ее более обобщенной. Форма, к слову сказать, «пошла в народ» – теперь она встречается в проектах разных московских архитекторов.
  • zooming
    1 / 4
    Edison House. Фотография 2019 года
    © Илья Иванов
  • zooming
    2 / 4
    Edison House. Фотография 2019 года
    © Илья Иванов
  • zooming
    3 / 4
    Edison House. Фотография 2019 года
    © Илья Иванов
  • zooming
    4 / 4
    Edison House. Фотография 2019 года
    © Илья Иванов

Дом, по своему знаковый, прошел почти незаметно – разве что наградили его дипломом на «Золотом сечении». Он, между тем, интересен: и тщательностью работы (полагаю, многие видели отчеты о долгом и сложном процессе реализации на facebook), и новым сюжетом, и собственно типологией невысокого дома в центре города. Пожалуй – это сейчас будет личное оценочное суждение, у нас так не принято говорить, и все же – он выглядит получше своих соседей, декорированных, но рядовых домов периода эклектики. И собственно хотелось бы, чтобы такого рода проекты появлялись не только в элитном сегменте, где от цен волосы на голове шевелятся, а чтобы их было несколько больше и были они доступнее, ну, хотя бы людям не скажу что среднего, но умеренного достатка. Тогда может быть город и станет посимпатичнее. 
Архитектор:
Алексей Бавыкин
Наталья Бавыкина
Мастерская:
Алексей Бавыкин и партнёры http://www.bavykin.ru/
Проект:
Edison House
Россия, Москва, Электрический переулок, 10

Авторский коллектив:
ГАП: Наталья Бавыкина
Главный архитектор и руководитель мастерской: Алексей Бавыкин
Архитекторы: Дмитрий Тихонов, Михаил Марек, Ольга Хайдурова, Екатерина Лущеко, Алексей Софинский, Марина Илюшина
архитектор-визуализатор: Дмитрий Борков
архитектор-ассистент: Полина Штанько

2015 — 2018 / 2017 — 2018

Заказчик: ЗАО «Инвестиционная компания «Приоритет»»

07 Июня 2019

Похожие статьи
Квеври наизнанку
Ресторан «Мараули» в Красноярске – еще одна попытка воссоздать атмосферу Грузии без использования стереотипных деталей. Архитекторы Archpoint прибегают к приему ракурса «изнутри», открывают кухню, используют тактильные материалы и иронию.
Городской лес
Парк «Прибрежный» в Набережных Челнах признан лучшим общественным местом Татарстана в 2023 году. Для огромного лесного массива бюро «Архитектурный десант» актуализировало старые и предложило новые функции – например, площадку для выгула собак и терренкуры, разработанные при участии кардиолога. Также у парка появился фирменный стиль.
Оркестровка в зеленых тонах
Технопарк имени Густава Листа – вишенка на торте крупного ЖК компании ПИК, реализуется по городской программе развития полицентризма. Проект представляет собой изысканную аранжировку целой суммы откликов на окружающий контекст и историю места – а именно, компрессорного завода «Борец» – в современном ключе. Рассказываем, зачем там усиленные этажи, что за зеленый цвет и откуда.
Над античной бухтой
Архитектура культурно-развлекательного центра Геленждик Арена учитывает особенности склона, раскрывает панорамы, апеллирует к истории города и соседству современного аэропорта, словом, включает в себя столько смыслов, что сразу и не разберешься, хотя внешне многосоставность видна. Исследуем.
Место заземления
Для базы отдыха недалеко от Выборга студия Евгения Ростовского предложила конкурентную концепцию: общественную ферму, на которой гости смогут поработать на грядке, отнести повару найденное в птичнике яйцо, поесть фруктов с дерева. И все это – в «декорациях» скандинавской архитектуры, кортена и обожженного дерева.
Скрэмбл, пашот и мешочек
В Петербурге на первом этаже респектабельного неоклассического Art View House открылось кафе Eggsellent с его фирменной желто-розовой гаммой. Обыграть столь резкий контраст взялось бюро KIDZ.
Книжный стержень
Интерьер коворкинга в составе бизнес-центра «Территория 3000», предложенный архитекторами КБ-11, был призван стать «сердцем» всего проекта. А в его собственный центр авторы поместили библиотеку из книг, «изменивших взгляд на жизнь». То-то интерьер напоминает о библиотеке Аалто, и на наш взгляд довольно отчетливо.
Олива в кубе
Офис продаж жилого комплекса Moments транслирует покупателям заложенные проектом ценности. Близость природы, красота смены сезонов, изящество архитектурных решений интерпретированы через прозрачный куб, внутри которого растет оливковое дерево. В дальнейшем здание сменит функцию и станет частью входной группы общеобразовательной школы.
Журавли и фонарики
В казанском ресторане Ichi-Go-Ichi-E команда Ideologist создавала азиатский интерьер без привязки к определенной стране или эпохе. Набор визуальных кодов включает отсылки к Японии 1980-х, ночному Гонконгу и футуристичному Сингапуру.
Радиоволна
Бюро «Цимайло Ляшенко и Партнеры» подготовило концепцию приспособления к современному использованию Дома Радио – официальной резиденции Теодора Курентзиса в Петербурге. Проект подчеркнет исторические слои пространств и привнесет новое звучание, связанное с более совершенным техническим оснащением залов.
Яхты-лайнеры
Максим Рымарь построил* для футбольной команды Сергея Галицкого, с которым работает уже давно, спортивно-оздоровительный комплекс в окрестностях Краснодара. Типология отеля-лайнера, растущего лентами террас на берегу озера – яркое и емкое пластическое высказывание. В плане как три эллиптических лепестка, нанизанных на продольную ось.
Закулисная история
В Грозном по проекту Alexey Podkidyshev studio преобразился Театр юного зрителя. Авторы не только разделили исторические объемы и более поздние пристройки, но и превратили невзрачный объект в востребованное общественное пространство.
Маршрут на выбор
После реновации парк культуры и отдыха Белорецка предлагает посетителям больше сценариев для досуга: на его территории появились экотропа, лестница со смотровой площадкой, музей в водонапорной башне и другие объекты.
Экстремальное гостеприимство
Клубный отель посреди лесов Камчатки, построенный по проекту Fantalis Group, далеко ушел от бревенчатых туристических баз. Из-за труднодоступности он автономен и напоминает полярную станцию, а помимо знакомства с суровым краем предлагает и элементы роскоши – самобытную архитектуру, комфортную спальню с панорамными окнами, авторский ресторан с изысканным интерьером.
Круги для движения
По проекту Мосрегионпроекта в Электростали прошла реконструкция пешеходного бульвара. Благодаря безбарьерному мощению, круглым газонам и работе с организацией транспортных потоков, променад заметно оживился и стал привлекательным для горожан, предпринимателей и творческих людей.
Красный театр
По проекту бюро ludi_architects во дворе «Бутылки» – бывшей круглой тюрьмы на острове Новой Голландия – открылся летний театр, вдохновленный атмосферой кабаре середины XX века. По вечерам здесь проходят концерты и перфомансы, днем пространство служит местом для отдыха и встреч.
Альпийская горка
Микропроект от бюро KIDZ: корнер цветочного магазина в петербургском фудкорте, который соединяет технологичность и красоту природной несовершенности.
Безопасное пространство
Для клиники доказательной психотерапии мастерская Lo design создала обволакивающий монохромный интерьер, который соединяет черты ваби-саби и ретрофутуризма. Наполненные предметами искусства и декора кабинеты отличаются по настроению и помогают выйти за рамки привычного мышления.
Улица как смысл
В рамках воркшопа, который Do buro проводило совместно с Обществом Архитекторов в центре «Зотов», участники переосмысляли одну из улиц Осташкова, формируя новые центры притяжения. Все они тесно связаны с традициями места: чайный домик, бани, оранжереи, а также кожевенная мастерская, место для чистки рыбы и полоскания белья.
Ивановский протон
В Рабочем поселке Иваново по соседству с университетским кампусом планируют открыть общественно-деловой центр, спроектированный мастерской p.m. (personal message). В основе концепции – идея стыковки космических аппаратов.
Бетон, проволока и калька
Можно ли стать художником, получив образование и опыт работы архитектора? Узнали у Даниила Пирогова, окончившего Нижегородский государственный архитектурно-строительный университет.
Дом книги
Бюро ludi_architects перезапустило библиотеку в Ташкенте: фасады исторического здания подновили, а интерьеры сделали привлекательными для разных поколений читателей. Теперь здесь на несколько часов можно занять детей, записать подкаст или послушать концерт. Пространство для чтения в одноэтажном особняке расширили за счет антресолей, а также площадок на открытом воздухе: амфитеатра и перголы.
Четыре угла
Мастерская Юрия Ширяева предложила концепцию реновации псковского квартала, расположенного недалеко от центра города, но в стороне от туристических потоков. Комплекс кирпичных зданий восстановит фронт улиц и насытит функциями квартал, внутри которого спрячется сад с искусственным водоемом.
Преображение Анны
Для петербургской Анненкирхе Сергей Кузнецов и бюро Kamen подготовили проект, который опирается на принципы Венецианской хартии: здание не восстанавливается на определенную дату, исторические наслоения сохраняются, а современные элементы не мимикрируют под подлинные. Рассказываем подробнее о решениях.
Крепость у реки
Бюро МАКЕТ объединило формат японской идзакаи с сибирской географией: ресторан открылся в одном из зданий Омской крепости, декор и мебель отсылают к рекам Омь и Иртыш, а старый кирпич дополняют амбарные доски и сухие ветки.
Лазурный берег
По проекту Dot.bureau в Чайковском благоустроена набережная Сайгатского залива. Функциональная программа для такого места вполне традиционная, а вот ее воплощение – приятно удивляет. Архитекторы предложили яркие павильоны из обожженного дерева с характерными силуэтами и настроением приморских каникул.
Сахарная вата
Новый ресторан петербургской сети «Забыли сахар» открылся в комплексе One Trinity Place. В интерьере Марат Мазур интерпретировал «фирменные» элементы в минималистичной манере: облако угадывается в скульптурном потолке из негорючего пенопласта, а рафинад – в мраморных кубиках пола.
Розовый vs голубой
Витрина-жвачка весом в две тонны, ковролин на стенах и потолках, дерзкое сочетание цветов и фактур превратили магазин украшений в место для фотосессий, что несомненно повышает узнаваемость бренда. Автор «вирусного» проекта – Елена Локастова.
Башни в детинце
Жилой комплекс в Уфе, построенный по проекту PRSPKT.Architects, объединяет два масштаба: башни маркируют возвышенность и въезд в город, а малоэтажные корпуса соотнесены с контекстом и историей места, которое когда-то было обнесено крепостными стенами.
Там русский дух
Второй проект, реализованный бюро Megabudka на территории парка «Кудыкина гора» – гостиничный комплекс. В нем архитекторы продолжили поиски идентичности, но изменили направление: в сторону белокаменных церквей, уюта избы, уездного быта и космизма. Не обошлось и без драмы.
Технологии и материалы
Амфитеатры, уличное искусство и единение с природой
В сентябре 2023 года в Воронеже завершилось строительство крупнейшей в России школы вместимостью 2860 человек. Проект был возведен в знак дружбы между Россией и Республикой Беларусь и получил название «Содружество». Чем уникально новое учебное заведение, рассказали архитекторы проектного института «Гипрокоммундортранс» и специалист компании КНАУФ, поставлявшей на объект свои отделочные материалы.
Быстрее на 30%: СОД Sarex как инструмент эффективного...
Руководители бюро «МС Архитектс» рассказывают о том, как и почему перешли на российскую среду общих данных, которая позволила наладить совместную работу с девелоперами и строительными подрядчиками. Внедрение Sarex привело к сокращению сроков проектирования на 30%, эффективному решению спорных вопросов и избавлению от проблем человеческого фактора.
Византийская кладка Херсонеса
В историко-археологическом парке Херсонес Таврический воссоздается исторический квартал. В нем разместятся туристические объекты, ремесленные мастерские, музейные пространства. Здания будут иметь аутентичные фасады, воспроизводящие древнюю византийскую кладку Херсонеса. Их выполняет компания «ОртОст-Фасад».
Алюминий в многоэтажном строительстве
Ключевым параметром в проектировании многоэтажных зданий является соотношение прочности и небольшого веса конструкций. Именно эти характеристики сделали алюминий самым популярным материалом при возведении небоскребов. Вместе с «АФК Лидер» – лидером рынка в производстве алюминиевых панелей и кассет – разбираемся в технических преимуществах материала для высотного строительства.
A BOOK – уникальная палитра потолочных решений
Рассказываем о потолочных решениях Knauf Ceiling Solutions из проектного каталога A BOOK, которые были реализованы преимущественно в России и могут послужить отправной точкой для новых дизайнерских идей в работе с потолком как гибким конструктором.
Городские швы и архитектурный фастфуд
Вышел очередной эпизод GMKTalks in the Show – ютуб-проекта о российском девелопменте. В «Архитительном выпуске» разбираются, кто главный: архитектор или застройщик, говорят о работе с историческим контекстом, формировании идентичности города или, наоборот, нарушении этой идентичности.
​Гибкий подход к стенам
Компания Orac, известная дизайнерским декором для стен и богатой коллекцией лепных элементов, представила новинки на выставке Mosbuild 2024.
BIM-модели конвекторов Techno для ArchiCAD
Специалисты Techno разработали линейки моделей конвекторов в версии ArchiCAD 2020, которые подойдут для работы архитекторам, дизайнерам и проектировщикам.
Art Vinyl Click: модульные ПВХ-покрытия от Tarkett
Art Vinyl Click – популярный продукт компании Tarkett, являющейся мировым лидером в производстве финишных напольных покрытий. Его отличают быстрота укладки, надежность в эксплуатации и множество вариантов текстур под натуральные материалы. Подробнее о возможностях Art Vinyl Click – в нашем материале.
Кирпичное ателье Faber Jar: российское производство с...
Уход европейских брендов поставил многие строительные объекты в затруднительное положение – задержка поставок и значительное удорожание. Заменить эксклюзивные клинкерные материалы и кирпич ручной формовки без потери в качестве получилось у кирпичного ателье Faber Jar. ГК «Керма» выпускает не только стандартные позиции лицевого кирпича, но и участвует в разработке сложных авторских проектов.
Systeme Electric: «Технологическое партнерство – объединяем...
В Москве прошел Инновационный Саммит 2024, организованный российской компанией «Систэм Электрик», производителем комплексных решений в области распределения электроэнергии и автоматизации. О компании и новейших продуктах, представленных в рамках форума – в нашем материале.
Новая версия ар-деко
Клубный дом «GloraX Premium Белорусская» строится в Беговом районе Москвы, в нескольких шагах от главной улицы города. В ближайшем доступе – множество зданий в духе сталинского ампира. Соседство с застройкой середины прошлого века определило фасадное решение: облицовка выполнена из бежевого лицевого кирпича завода «КС Керамик» из Кирово-Чепецка. Цвет и текстура материала разработаны индивидуально, с участием архитекторов и заказчика.
KERAMA MARAZZI презентовала коллекцию VENEZIA
Главным событием завершившейся выставки KERAMA MARAZZI EXPO стала презентация новой коллекции 2024 года. Это своеобразное признание в любви к несравненной Венеции, которая послужила вдохновением для новинок во всех ключевых направлениях ассортимента. Керамические материалы, решения для ванной комнаты, а также фирменные обои помогают создать интерьер мечты с венецианским настроением.
Российские модульные технологии для всесезонных...
Технопарк «Айра» представил проект крытых игровых комплексов на основе собственной разработки – универсальных модульных конструкций, которые позволяют сделать детские площадки комфортными в любой сезон. О том, как функционируют и из чего выполняются такие комплексы, рассказывает председатель совета директоров технопарка «Айра» Юрий Берестов.
Сейчас на главной
Hide and seek
Дом ID Moskovskiy, спроектированный Степаном Липгартом во дворах у Московского проспекта за Обводным каналом и завершенный недавно, во-первых, достаточно точно реализован, что существенно еще и потому, что это первый дом, в котором архитектор отвечал не только за фасады, но и за планировки, и смог лучше увязать их между собой. Но интересен он как пример «прорастания» новой архитектуры в городе: она опирается на лучшие образцы по соседству и становится улучшенной и развитой суммой идей, найденных в контексте.
Музейно-концертная функция
Завершена реконструкция домашней арены клуба Real Madrid CF, стадиона Сантьяго Бернабеу: теперь здесь проще проводить концерты и другие массовые мероприятия, а новый фасад согласован с пространством города.
Амфитеатр под луной
Подарок от бюро KIDZ к своему дню рождения – поп-ап павильон на территории кластера ЛенПолиграфМаш в Санкт-Петербурге. До конца лета здесь можно отдыхать в гамаке, возиться с мягким песком, наблюдать за огромным шаром с гелием и другими людьми.
Вибрация балконов
Школа в Шанхае по проекту австралийско-китайского бюро BAU рассчитана как на традиционную, так и на ориентированную на нужды конкретного ученика форму обучения.
Митьки в арбузе
В петербургском «Манеже» открылась выставка художников «Пушкинской-10» – не заметить ее невозможно благодаря яркому дизайну, которым занималась студия «Витрувий и сыновья». Тот случай, когда архитектура перетянула на себя одеяло и встала вровень с художественным высказыванием. Хотя казалось бы – подумаешь, контейнеры и горошек.
Архитектор в городе
Прошлись по современной Москве с проектом «Прогулки с архитектором» – от ЖК LUCKY до Можайского вала. Это долго и подробно, но интересно и познавательно. Рассказываем и показываем, гуляли 4 часа.
Ре:Креация – итоги конкурса, 2 часть
Во второй части рассказываем о самой многочисленной группе номинаций – «Объекты развлечений». В ней было представлено шесть номинаций: акватермальный и банный комплексы, многофункциональный центр, парк развлечений, рыбный рынок и этноархеологический парк.
Пресса: Город большого мифа и большой обиды
Иркутск: место победы почвеннической литературы над современной архитектурой. Иркутск — «великий город с областной судьбой», как сказал когда-то поэт Лев Озеров про Питер. И это высказывание, конечно, про трагедию, но еще и про обиду на судьбу. В ряду сибирских городов Иркутск впечатлил меня не тем, что он на порядок умней, сложней, глубже остальных — хотя это так,— а ощущением устойчивой вялотекущей неврастении.
Конкурс в Коммунарке: нюансы
Институт Генплана и группа «Самолет» провели семинар для будущих участников конкурса на концепцию района в АДЦ «Коммунарка». Выяснились некоторые детали, которые будут полезны будущим участникам. Рассказываем.
Переживание звука
Для музея звука Audeum в Сеуле Кэнго Кума создал архитектуру, которая обращается к природным мотивам и стимулирует все пять чувств человека.
Кредо уместности
Первая студия выпускного курса бакалавриата МАРШ, которую мы публикуем в этом году, размышляла территорией Ризоположенского монастыря в Суздале под грифом «уместность» и в рамках типологии ДК. После сноса в 1930-е годы позднего собора в монастыре осталось просторное «пустое место» и несколько руин. Показываем три работы – одна из них шагнула за стену монастыря.
Субурбию в центр
Архитектурная студия Grad предлагает адаптировать городскую жилую ячейку к типологии и комфорту индивидуального жилого дома. Наилучшая для этого технология, по мнению архитекторов, – модульная деревогибридная система.
ГУЗ-2024: большие идеи XX века
Публикуем выпускные работы бакалавров Государственного университета по землеустройству, выполненные на кафедре «Архитектура» под руководством Михаила Корси. Часть работ ориентирована на реального заказчика и в дальнейшем получит развитие и возможную реализацию. Обязательное условие этого года – подготовка макета.
Белый свод
Herzog & de Meuron превратили руину исторического дома в центре австрийского Брегенца в «стопку» функций: культурное пространство с баром, гостиница, квартира.
WAF 2024: полшага навстречу
Всемирный фестиваль архитектуры объявил шорт-листы всех номинаций. В списки попали два наших бюро с проектами для Саудовской Аравии и Португалии. Также в сербском проекте замечен российский фотограф& Коротко рассказываем обо всех.
Не снится нам берег Японский
Для того, чтобы исследовать возможности развития нового курорта на берегу Тихого океана, конкурс «РЕ:КРЕАЦИЯ» поделили на 15 (!) номинаций, от участников требовали не меньше 3 концепций, по одной в каждой номинации, и победителей тоже 15. Среди них и студенты, и известные молодые архитекторы. Показываем первые 4 номинации: отели и апартаменты разного класса.
Годы метро. Памяти Нины Алешиной
Сегодня, 17 июля, исполняется сто лет со дня рождения Нины Александровны Алешиной – пожалуй, ключевого архитектора московского метро второй половины XX века. За сорок лет она построила двадцать станций. Публикуем текст Александра Змеула, основанный на архивных материалах, в том числе рукописи самой Алешиной, с фотографиями Алексея Народицкого.
Мост без свойств
В Бордо открылся автомобильный и пешеходный мост по проекту OMA: половина его полотна – многофункциональное общественное пространство.
Три шоу
МАРШ опять показывает, как надо душевно и атмосферно обходиться с макетами и с материями: физическими от картона до металла – и смысловыми, от вопроса уместности в контексте до разнообразных ракурсов архитектурных философий.
Квеври наизнанку
Ресторан «Мараули» в Красноярске – еще одна попытка воссоздать атмосферу Грузии без использования стереотипных деталей. Архитекторы Archpoint прибегают к приему ракурса «изнутри», открывают кухню, используют тактильные материалы и иронию.
Городской лес
Парк «Прибрежный» в Набережных Челнах признан лучшим общественным местом Татарстана в 2023 году. Для огромного лесного массива бюро «Архитектурный десант» актуализировало старые и предложило новые функции – например, площадку для выгула собак и терренкуры, разработанные при участии кардиолога. Также у парка появился фирменный стиль.
Воспоминания о фотопленке
Филиал знаменитой шведской галереи Fotografiska открылся теперь и в Шанхае. Под выставочные пространства бюро AIM Architecture реконструировало старый склад, максимально сохранив жесткую, подлинную стилистику.
Рассвет и сумерки утопии
Осталось всего 3 дня, чтобы посмотреть выставку «Работать и жить» в центре «Зотов», и она этого достойна. В ней много материала из разных источников, куча разделов, показывающих мечты и реалии советской предвоенной утопии с разных сторон, а дизайн заставляет совершенно иначе взглянуть на «цвета конструктивизма».
Крыши как горы и воды
Общественно-административный комплекс по проекту LYCS Architecture в Цюйчжоу вдохновлен древними архитектурными трактатами и природными красотами.
Оркестровка в зеленых тонах
Технопарк имени Густава Листа – вишенка на торте крупного ЖК компании ПИК, реализуется по городской программе развития полицентризма. Проект представляет собой изысканную аранжировку целой суммы откликов на окружающий контекст и историю места – а именно, компрессорного завода «Борец» – в современном ключе. Рассказываем, зачем там усиленные этажи, что за зеленый цвет и откуда.
Терруарное строительство
Хранилище винодельни Шато Кантенак-Браун под Бордо получило землебитные стены, обеспечивающие необходимые температурные и влажностные условия для выдержки вина в чанах и бочках. Авторы проекта – Philippe Madec (apm) & associés.
Над античной бухтой
Архитектура культурно-развлекательного центра Геленждик Арена учитывает особенности склона, раскрывает панорамы, апеллирует к истории города и соседству современного аэропорта, словом, включает в себя столько смыслов, что сразу и не разберешься, хотя внешне многосоставность видна. Исследуем.
Архитектура в дизайне
Британка была, кажется, первой, кто в Москве вместо скучных планшетов стал превращать показ студенческих работ с настоящей выставкой, с дизайном и объектами. Одновременно выставка – и день открытых дверей, растянутый во времени. Рассказываем, показываем.
Пресса: Город без плана
Новосибирск — город, который способен вызвать у урбаниста чувство профессиональной неполноценности. Это столица Сибири, это третий по величине русский город, полтора миллиона жителей, город сильный, процветающий даже в смысле экономики, город образованный — словом, верхний уровень современной русской цивилизации. Но это все как-то не прилагается к тому, что он представляет собой в физическом плане. Огромный, тянется на десятки километров, а потом на другой стороне Оби еще столько же, и все эти километры — ускользающая от определений бесконечная невнятность.