Башня в городе

Клубный дом в Электрическом переулке: предыстория и детали.

Автор текста:
Серафима Львовская

07 Июня 2019
mainImg
Архитектор:
Алексей Бавыкин
Наталья Бавыкина
Мастерская:
Алексей Бавыкин и партнёры
Проект:
Edison House
Россия, Москва, Электрический переулок, 10

Авторский коллектив:
ГАП: Наталья Бавыкина
Главный архитектор и руководитель мастерской: Алексей Бавыкин
Архитекторы: Дмитрий Тихонов, Михаил Марек, Ольга Хайдурова, Екатерина Лущеко, Алексей Софинский, Марина Илюшина
архитектор-визуализатор: Дмитрий Борков
архитектор-ассистент: Полина Штанько

2018

Заказчик: ЗАО «Инвестиционная компания «Приоритет»»
Клубный дом Edisson house, построенный архитекторами мастерской Алексея Бавыкина в Электрическом переулке, отличается компактностью, сложным планом, который учитывает ограничения участка, и сравнительно лаконичным декором, где, в отличие от московских домов такого рода, нет ордерной декорации и позолоты, но есть фирменная «фишка» бюро – «зашитый» в архитектуру сюжет, делающий дом совершенно нестандартным. Отчего-то среди Москвы выросла башня, каких здесь отродясь не было.



Дом отступает от красной линии, он невысок, не выше соседних домов, и делает все для того, чтобы попасть в тон соседних зданий XIX века – хотя те-то покрашены, их бежевый цвет непостоянен – и в то же время выглядит среди них совершенно иным: небольшой, даже хрупкий, стройный, кристаллический. А еще у него есть довольно-таки длинная история сложения замысла, в ходе которой сюжет изменился и главный акцент стал другим. 

Предыстория
Проект дома Алексея Бавыкина в Электрическом переулке пережил несколько переделок. В 2010 он напоминал дом в Брюсовом переулке – несколько более геометризованную версию «дикого ордера» из древесных стволов, открытых к небу. Дом в Электрическом – того же масштаба, положения в историческом центре, хотя и подальше от Кремля, и того же клубного класса жилья, наследовал и развивал тему. В то время казалось, что «лесных» домов в Москве может появиться несколько. Но дом в Брюсовом остался один, поскольку проект для Электрического переулка начали переделывать.
Edison House. Фотография 2019 года
© Илья Иванов
  • zooming
    1 / 5
    Дом в Электрическом переулке, 2010. Вид со стороны Электрического переулка
    © Алексей Бавыкин и партнёры
  • zooming
    2 / 5
    Дом в Электрическом переулке, 2010. Западный фасад (главный)
    © Алексей Бавыкин и партнёры
  • zooming
    3 / 5
    Дом в Электрическом переулке, 2010. Восточный фасад
    © Алексей Бавыкин и партнёры
  • zooming
    4 / 5
    Дом в Брюсовом переулке. Фасад по Брюсову пер. 2003-2006
    © Алексей Бавыкин и партнёры
  • zooming
    5 / 5
    Проект загородного дома в Подмосковье, 1994
    © Алексей Бавыкин и партнёры

К 2013 на правом углу фасада, ближе к Малой Грузинской, стала прорастать башня, поначалу все еще похожая на полусрубленное дерево. Чуть позже дом подсобрался и стал компактнее: появились выраженные горизонтали межэтажных тяг и стеклянная «гармошка» пентхауса. Основной уличный фасад немного отступил во двор, башня выступила вперед, подросла и перестала ветвиться, также приобретя более лаконичный контур, хотя намек на открытый зубчатый верх остался.
  • zooming
    1 / 4
    Гостиница с апартаментами и подземной автостоянкой в Электрическом переулке. Проект, 2014
    © Мастерская архитектора Бавыкина
  • zooming
    2 / 4
    Гостиница с апартаментами и подземной автостоянкой в Электрическом переулке. Проект, 2014
    © Мастерская архитектора Бавыкина
  • zooming
    3 / 4
    Гостиница с апартаментами и подземной автостоянкой. Вид с Электрического переулка. Проект, 2013
    © Мастерская архитектора Бавыкина
  • zooming
    4 / 4
    Гостиница с апартаментами и подземной автостоянкой. Вид с Электрического переулка. Проект, 2013
    © Мастерская архитектора Бавыкина

В конечном счете из «лесного», или, может быть, «тополиного» дом превратился в каменный, в большей степени городской. Акцент, если сравнивать с первым проектом, сместился с левого угла на правый.
  • zooming
    1 / 6
    Edison House. Проект 2018 года
    © Алексей Бавыкин и партнёры
  • zooming
    2 / 6
    Edison House. Проект 2018 года
    © Ростислав Николаев Archirost
  • zooming
    3 / 6
    Edison House. Проект 2018 года
    © Ростислав Николаев Archirost
  • zooming
    4 / 6
    Edison House. Проект 2018 года
    © Алексей Бавыкин и партнёры
  • zooming
    5 / 6
    Edison House. Проект 2018 года
    © Алексей Бавыкин и партнёры
  • zooming
    6 / 6
    Edison House. Проект 2018 года
    © Алексей Бавыкин и партнёры

В угловой башне, которая теперь стала ключевым «говорящим» элементом, читается совершенно иной прообраз – башен знатных семейств средневековых городов Средиземноморья. Они известны много где, но во Флоренции к XIV веку такие башни разобрали, а в Сан-Джиминьяно, к примеру, их сохранилась масса. Интересно, когда башни стоят на площади, как столбы, но чаще к ним пристраивали дома, как, например, пристроен ренессансный дом на piazza d'Erbe в Мантуе. До некоторой степени дом в Электрическом переулке стал похож на такой ансамбль башни городского знатного семейства и их же более позднего дома.
  • zooming
    1 / 4
    Дом торговца, Мантуя
    Фотография: Юлия Тарабарина, Архи.ру
  • zooming
    2 / 4
    Дом торговца, Мантуя
    Фотография: Юлия Тарабарина, Архи.ру
  • zooming
    3 / 4
    Здание архива и библиотеки, Мантуя
    Фотография: Юлия Тарабарина, Архи.ру
  • zooming
    4 / 4
    Башни знатных семейств, Павия
    Фотография: Юлия Тарабарина, Архи.ру

Конечно же, он не копия никакой ренессансной достопримечательности, городские башни скорее аналогия и отправная точка для вдохновения. Кроме того вспомним, что дом-то клубный, пример дорогого жилья в центре города, в нем и квартир-то всего двенадцать на шесть этажей – такое жилье и есть дом знатного горожанина с поправкой на современную многоквартирность, так что сон, как говорится, в руку.

На первом этаже – кафе и зона отдыха, под башней здесь въезд в автоматизированную двухъярусную парковку: дом небольшой, а машин в данном случае, пожалуй, будет побольше, чем по одной на семью. Квартиры со второго по пятый этаж могут похвастаться окнами «в пол» с французскими балконами перед ними – то есть такими, куда формально можно выйти, но помещается примерно пол-ступни. Одна из квартир пятого этажа, помещенная в тот объем, который заворачивает во двор, – двухъярусная, это было решением маркетолога.

Пентхаус занимает верхний, шестой, этаж, его площадь – 257 м2, он, в сущности, представляет собой городскую виллу, встроенную в состав дома, в данном случае классически, в верхней части. Стеклянная «гармошка» отступает от линии фасада, оставляя место для открытой галереи и давая высокой – 6,7 м – гостиной максимум света. Еще одна терраса пентхауса, почти квадратная и большая, примерно 7х7 м, со среднего размера комнату, расположена севернее на кровле объема, отодвинутого вглубь из-за сложной конфигурации участка. Справа от нее стена двухъярусной квартиры пятого этажа, так что в ответ на сложный контур пятна застройки дом пространственно становится сложным. Но главное – с высоты пятого этажа, а она здесь метров 20, можно смотреть на тихий переулок; должно быть, любопытное переживание.
  • zooming
    1 / 13
    Edison House. Ситуационный план. Проект 2018 года
    © Алексей Бавыкин и партнёры
  • zooming
    2 / 13
    Edison House. План 1 этажа. Проект 2018 года
    © Алексей Бавыкин и партнёры
  • zooming
    3 / 13
    Edison House. План -1 уровня автостоянки. Проект 2018 года
    © Алексей Бавыкин и партнёры
  • zooming
    4 / 13
    Edison House: проект интерьера лобби. Проект 2018 года
    © Алексей Бавыкин и партнёры
  • zooming
    5 / 13
    Edison House. План 2-3 этажей. Проект 2018 года
    © Алексей Бавыкин и партнёры
  • zooming
    6 / 13
    Edison House. План план 5 этажа. Проект 2018 года
    © Алексей Бавыкин и партнёры
  • zooming
    7 / 13
    Edison House. Фотография 2019 года
    © Илья Иванов
  • zooming
    8 / 13
    Edison House. Северный Фасад. Проект 2018 года
    © Алексей Бавыкин и партнёры
  • zooming
    9 / 13
    Edison House. Восточный Фасад. Проект 2018 года
    © Алексей Бавыкин и партнёры
  • zooming
    10 / 13
    Edison House. Южный Фасад. Проект 2018 года
    © Алексей Бавыкин и партнёры
  • zooming
    11 / 13
    Edison House. Развертка по Электрическому переулку. Проект 2018 года
    © Алексей Бавыкин и партнёры
  • zooming
    12 / 13
    Edison House. Разрез 1-1. Проект 2018 года
    © Алексей Бавыкин и партнёры
  • zooming
    13 / 13
    Edison House. Разрез 2-2. Проект 2018 года
    © Алексей Бавыкин и партнёры

В башне же на этаже пентхауса размещен санузел с ванной – архитекторы поясняют, что это тоже решение маркетологов. Дальше внутри спальня. В квартирах 2-5 этажей при стене башни, выходящей к улице – постирочная, а в основном объеме, смотрящем на торец соседнего дома – кухня. Иными словами, планировочно ее объемы имеют совершенно бытовое назначение, не только в том смысле, что там не сидит дозорный рода Тарли, но и потому, что виды, даже сверху, толком не используются.
  • zooming
    1 / 2
    Edison House. План пентхауса 6 этажа. Проект 2018 года
    © Алексей Бавыкин и партнёры
  • zooming
    2 / 2
    Edison House. Фотография 2019 года
    © Илья Иванов

Между тем в образном и декоративном отношении башня, конечно же, главная. Кроме того что она в принципе «держит» угол, делает дом более стройным и привлекает к себе максимум внимания – башня декорирована по принципу «кирпичной готики», разными видами фактурной кладки. К слову, идея присутствовала в проекте изначально, но выражалась в полосатой поверхности, имитирующей стену, подготовленную для облицовки, к примеру, мрамором. Теперь фактура приобрела иное решение.

Башня разделена на три яруса согласно принципу суперпозиции трех ордеров. Всем, кто хоть немного понимает в теории ордера, известно, что если убрать колонны, остаются пропорции, и если они остались, здание не перестает быть ордерным. Так вот в данном случае тема выражена плотностью кирпичной светотени. В нижнем ярусе, назовем его условно дорическим, он по определению самый тяжелый, если бы здесь был руст, он был бы глубоко выступающим и грубым, – так вот, в нижнем ярусе использована кладка вперед углом, характерная для шатров итальянских колоколен. Казалось бы, парадокс: шатер колокольни вверху, а тут нижний ярус. Но, пожалуй, эта придирка будет излишней. На самом деле, конечно, эти густо посаженные уголки – развлечение для глаза, именно поэтому они помещены внизу, как самая ценная в декоративном отношении часть. Светотень на них ложится, и впрямь, замечательно. Надо признать, что это довольно-таки распространенный и любимый прием современной кирпичной архитектуры, в Москве он, в частности, использован в ЖК «Литератор» бюро СКиП.
  • zooming
    1 / 15
    Edison House. Фотография 2019 года
    © Илья Иванов
  • zooming
    2 / 15
    Edison House. Фотография 2019 года
    © Илья Иванов
  • zooming
    3 / 15
    Edison House. Фотография 2019 года
    © Илья Иванов
  • zooming
    4 / 15
    Edison House. Фотография 2019 года
    © Илья Иванов
  • zooming
    5 / 15
    Edison House. Фотография 2019 года
    © Илья Иванов
  • zooming
    6 / 15
    Edison House. Фотография
    © Илья Иванов
  • zooming
    7 / 15
    Edison House. Фотография
    © Илья Иванов
  • zooming
    8 / 15
    Edison House. Фотография
    © Илья Иванов
  • zooming
    9 / 15
    Edison House. Фотография
    © Илья Иванов
  • zooming
    10 / 15
    Edison House. Фотография
    © Илья Иванов
  • zooming
    11 / 15
    Edison House. Фотография
    © Илья Иванов
  • zooming
    12 / 15
    Edison House. Фотография
    © Илья Иванов
  • zooming
    13 / 15
    Edison House. Детали кирпичной кладки. Проект 2018 года
    © Алексей Бавыкин и партнёры
  • zooming
    14 / 15
    Edison House. Аксонометрия кирпичной кладки. Проект 2018 года
    © Алексей Бавыкин и партнёры
  • zooming
    15 / 15
    Edison House. Деталь фасада. Проект 2018 года
    © Алексей Бавыкин и партнёры

Средний ярус украшен торцевыми выступами в шахматном порядке, вверху такие же выступы разбросаны в три раза реже, фасад светлее и более плоский. В принципе, самый правильный аналог – палаццо Медичи Рикарди, именно там растяжка от «скал» в нижнем ярусе к почти совершенно плоскому верхнему ярусу выражена так ясно. Только в данном случае идея решена в кирпиче. И еще важно заметить, что в последние годы проектом и его реализацией занималась дочь Алексея Бавыкина Наталья, ГАП дома в Электрическом переулке.
Edison House. Эскиз. Проект 2018 года
© Наталья Бавыкина

Другие фасады менее насыщены семантически и апеллируют скорее к собственно типологии клубного дома, а может быть, Османовскому Парижу: подходит и светлый, хотя и не серый, тон, и балкончики, которые, кстати, как и решетка со стороны улицы, наследуют идею древесных ветвей, которая впервые появилась в Брюсовом переулке – но только делают ее более обобщенной. Форма, к слову сказать, «пошла в народ» – теперь она встречается в проектах разных московских архитекторов.
  • zooming
    1 / 4
    Edison House. Фотография 2019 года
    © Илья Иванов
  • zooming
    2 / 4
    Edison House. Фотография 2019 года
    © Илья Иванов
  • zooming
    3 / 4
    Edison House. Фотография 2019 года
    © Илья Иванов
  • zooming
    4 / 4
    Edison House. Фотография 2019 года
    © Илья Иванов

Дом, по своему знаковый, прошел почти незаметно – разве что наградили его дипломом на «Золотом сечении». Он, между тем, интересен: и тщательностью работы (полагаю, многие видели отчеты о долгом и сложном процессе реализации на facebook), и новым сюжетом, и собственно типологией невысокого дома в центре города. Пожалуй – это сейчас будет личное оценочное суждение, у нас так не принято говорить, и все же – он выглядит получше своих соседей, декорированных, но рядовых домов периода эклектики. И собственно хотелось бы, чтобы такого рода проекты появлялись не только в элитном сегменте, где от цен волосы на голове шевелятся, а чтобы их было несколько больше и были они доступнее, ну, хотя бы людям не скажу что среднего, но умеренного достатка. Тогда может быть город и станет посимпатичнее. 

Архитектор:
Алексей Бавыкин
Наталья Бавыкина
Мастерская:
Алексей Бавыкин и партнёры
Проект:
Edison House
Россия, Москва, Электрический переулок, 10

Авторский коллектив:
ГАП: Наталья Бавыкина
Главный архитектор и руководитель мастерской: Алексей Бавыкин
Архитекторы: Дмитрий Тихонов, Михаил Марек, Ольга Хайдурова, Екатерина Лущеко, Алексей Софинский, Марина Илюшина
архитектор-визуализатор: Дмитрий Борков
архитектор-ассистент: Полина Штанько

2018

Заказчик: ЗАО «Инвестиционная компания «Приоритет»»

07 Июня 2019

Автор текста:

Серафима Львовская
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Юбилей VitraHaus: 2010 – 2020
VitraHaus, который задумывался как шоу-рум для домашней коллекции Vitra, служит примером архитектурного разнообразия, отличающего кампус бренда в Вайле-на-Рейне. Эффектное здание, спроектированное архитектурным бюро из Базеля Herzog & de Meuron, одновременно является выставочной площадкой, экспериментальной лабораторией и флагманом швейцарского производителя мебели. По случаю десятой годовщины здания Vitra представляет совершенно новый интерьер VitraHaus, который объединяет в себе накопленный опыт, идеи и тенденции, которые определяли и продолжают задавать тон в индустрии дизайна с 2010-х по 2020-е годы.
Хрустальные колонны
Разбираемся в технических и технологических аспектах изготовления и монтажа стеклянных колонн дома «Кутузовский XII» – архитектурного решения, удивительного для прохожих, но во многом также и для профессионалов. Колонны можно мыть и менять лампочки.
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Сейчас на главной
Квартальный подход
Квартал актуальная тема, и архитекторы бюро Кашириных трактуют частный дом, состоящий из нескольких объемов на небольшой территории, как квартал с внутренним двором. И даже сопоставляют свой дом – типологически загородный, – с городской застройкой в микромасштабе.
Ганзейский молл
Торговый центр для малого города, в котором главным «якорем» выступает не сетевой арендатор, а зеленая кровля и «пряничные» фасады.
По принципам каллиграфии
Художественная галерея в уезде Шуян посвящена традиционно развитому там искусству каллиграфии. Авторы проекта – Архитектурный проектно-исследовательский институт Чжэцзянского университета.
Дизайн вычитания
Новый флагманский магазин Uniqlo Tokyo по проекту Herzog & de Meuron – реконструкция торгового центра 1980-х, где из-под навесных потолков и декора извлечена его элегантная бетонная конструкция.
Архсовет Москвы-67
Проект реконструкции советского здания АТС в начале Нового Арбата под гостиницу – от ТПО «Резерв», и жилой комплекс на Шелепихинской набережной – от АБ «Остоженка», были поддержаны архсоветом Москвы 5 августа.
Градсовет удаленно 5.08.2020
Члены градсовета нашли голландский проект центра сказок Пушкина оскорбительным, а высотный жилой массив без лоджий и балконов – отвечающим запросам времени.
Летящий
Проект кампуса High Park университета ИТМО, который в Петербурге запланирован как аналог московского Сколково, разработанный «Студией 44», очень масштабен и пассионарен. Его ядро – учебный центр, трактован как авангардная композиция на тему города с улицами и campo с ратушной башней, парк напоминает о лучах главных улиц Петербурга, а если посмотреть сверху, то весь комплекс похож на материнскую плату в четерьмя, как минимум, процессорами. В конструкции учебного корпуса обнаруживается даже воспоминание об СКК. В проекте много смыслов, аллюзий, и все они объединены пластической энергетикой, которой позавидовал бы адронный коллайдер.
Эффект диафрагмы
Для жилого комплекса в Пушкино бюро «Крупный план» придумало фасады, регулирующие поток света при помощи геометрии стены.
Лужайка взлетает
Так как онкологический центр Мэгги занял последний кусочек газона в больнице Лидса, его архитекторы Heatherwick Studio превратили крышу своего здания в роскошный сад: как будто прежняя лужайка поднялась над землей.
СПбГАСУ-2020. Часть II
Пять выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Константина Самоловова и Константина Трофимова: wow-эффекты для «Тучкова буяна», подробная программа для арт-кластера, остроумное приспособление руин, а также взгляд с Луны на нижегородскую Стрелку.
Летающий форум
Архитекторы MVRDV выиграли конкурс на мастерплан района в центре Карлсруэ: градостроительную ось дворца XVIII века замкнет «летающий» общественный форум с садом на крыше.
СПбГАСУ-2020. Часть I.
Семь выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Ирины Школьниковой и Дениса Романова: геймдев-студия и модный кластер на фабрике «Красное знамя», возобновляемые источники энергии для Крыма, а также альтернативный «Тучков буян» и экологичное пространство на месте заброшенного манежа в Пушкине.
Алюминиевые лепестки
Олимпийский и паралимпийский музей США в Колорадо-Спрингс по проекту Diller Scofidio + Renfro равно рассчитан на посетителей с любыми физическими возможностями.
Комфортный город в себе
Казалось бы, такое невозможно среди человейников, неритмично чередующихся со старыми дачами. И между тем жилой комплекс на территории бизнес-парка Comcity предлагает именно комфортную среду среднего города: не слишком высокую и умеренно-приватную, как вариант идеала современной урбанистики.
Форум на холме
Недалеко от Штутгарта по проекту бюро Дэвида Чипперфильда полностью завершен культурный центр Carmen Würth Forum: теперь там открылись музей и конференц-центр.
Градсовет удаленно 24.07.2020
В Петербурге обсудили торгово-офисный комплекс для одного из самых плотных районов города: с супрематическими фасадами, системой террас и головокружительными парковками.
Критика единомышленников
Foster + Partners, одни из инициаторов-подписантов экологического архитектурного манифеста Architects Declare, подверглись критике за два недавних проекта «курортных» аэропортов для Саудовской Аравии, так как авиасообщение считается самым разрушительным для окружающей среды видом транспорта.
Архитектура в объективе: 14 фотографов
Мы собирали эту коллекцию два месяца: о начале увлечения архитектурой как предметом фотографирования, об историях профессиональной карьеры и о недавних проектах, о пользе сетей для поиска заказчиков – но и о традиционном отношении к фотографии. Российские архитектурные фотографы рассказывают о себе и делятся опытом. Всё это в контексте обзора instagram-аккаунтов, но не ограничиваясь им.
Городок у старой казармы
Бюро melix воссоздает атмосферу старого Оренбурга в проекте жилого комплекса у Михайловских казарм – важного городского памятника, пришедшего в упадок. Проект победил в конкурсе, проведенном городской администрацией и теперь ищет инвестора.
Мозаика этажей
Жилой комплекс Etaget по проекту архитекторов Kjellander Sjöberg встроен в сложившуюся застройку центральной части Стокгольма, имитируя «город в городе».
Градсовет удаленно 17.07.2020
Щедрый на критику, рефлексию и решения градсовет, на котором обсуждался картельный сговор, потакание девелоперу и несовершенство законодательства.
Второе дыхание «революционного движения профсоюзов»
Архитекторы KCAP и Cityförster представили проект реконструкции в Братиславе конгресс-центра Дома профсоюзов и прилегающей территории: они планируют вернуть жизнь на историческую площадь, в начале 1980-х превращенную в позднемодернистский «плац» с транспортной развязкой.
Движение по краю
ЖК «Лица» на Ходынском поле – один из новых масштабных домов, дополнивший застройку вокруг Ходынского поля. Он умело работает с масштабом, подчиняя его силуэту и паттерну; творчески интерпретирует сочетание сложного участка с объемным метражом; упаковывает целый ряд функций в одном объеме, так что дом становится аналогом города. И еще он похож на семейство, защищающее самое дорогое – детей во дворе, от всего на свете.
Старые стены
Восьмиэтажный кирпичный склад на чугунном каркасе в Манчестере превращен архитекторами Archer Humphryes в самый большой британский апарт-отель.
Агент визуальной устойчивости
Сравнительно небольшой дом на границе фабрики «Большевик» сочетает два противоположных качества: дорогие материалы и декоративизм ар-деко и крупную, несколько даже брутальную сетку фасадов с акцентом на пластинчатом аттике.
Деревянный треугольник
У вокзала в Ассене на севере Нидерландов нет главного фасада: он соединяет части города, а не разделяет их. Авторы проекта – бюро Powerhouse Company и De Zwarte Hond.
Пресса: Рейтинг экспертов в сфере урбанистики
Центр политической конъюнктуры (ЦПК) по заказу Экспертного института социальных исследований (ЭИСИ) составил первый публичный рейтинг экспертов. Представляем вашему вниманию Топ-50 наиболее авторитетных и влиятельных экспертов в сфере урбанистики.
Новый двор
Термы, руины и городской лабиринт – предложения для Никольских рядов, разработанные в рамках форсайта, организованного журналом «Проект Балтия».
Белая площадь
Площадь Единства в центре Каунаса из парадной территории превратилась согласно проекту бюро 3deluxe во многофункциональное пространство, рассчитанное на самых разных горожан, от любителей скейтбординга до родителей с маленькими детьми.
Долгосрочная устойчивость
Архитекторы MVRDV представили проект реконструкции своей знаменитой постройки – павильона Нидерландов на Экспо в Ганновере, пустовавшего 20 лет.
Введение в параметрику
В нашей подборке: вдохновляющие ресурсы, книги, курсы и люди, которые помогут познакомиться с алгоритмической архитектурой и проектированием.
Наследие модернизма: Artek и ресторан Savoy
Ресторан Savoy в Хельсинки с интерьерами авторства Алвара и Айно Аалто вновь открыл свои двери после тщательной реставрации и реконструкции. Savoy был обновлен лондонской студией Studioilse в сотрудничестве с финским мебельным брендом Artek, Городским музеем Хельсинки и Фондом Алвара Аалто.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».