Музей света

Проект Музея второй мировой войны в Гданьске, сделанный Алексеем Бавыкиным для открытого международного конкурса, наделен очевидным и романтическим сюжетом. Это светлый храм-замок, вырастающий на пути гигантского снаряда.

author pht

Автор текста:
Юлия Тарабарина

19 Января 2011
mainImg

Архитектор:

Алексей Бавыкин

Мастерская:

Алексей Бавыкин и партнёры

Проект:

Музей Второй Мировой войны в Гданьске. Конкурсный проект. Концепция
Польша, Гданьск

Авторский коллектив:
Архитекторы: Бавыкин А.Л., Марек М.М., Бавыкина Н.А., Усачева А.А., при участии: Гурьяновой А.Э., Кащеевой А.А.
Конструктор : Кабанов К.О.
Инженер: Слуцковская Л.Н.
Визуализация: Маслов К.С.



2010
Конкурс на здание музея Второй мировой войны в Гданьске был объявлен в начале 2010 года; итоги подвели в сентябре (подробнее об итогах здесь). Музей планируется разместить на большом участке треугольной формы у северной границы туристического центра города: острый «нос» треугольника указывает на остров Оловянка посреди реки Мотлавы, и только портовый канал отделяет территорию будущего музея от исторических кварталов с затейливыми шпилями кирпичных церквей и  рядами характерных ганзейских домов с острыми треугольными крышами.

Выбор места в историческом центре, обремененного ограничениями и поэтому сложного для размещения современной постройки, совершенно не случаен: в двух шагах от него расположено здание почты, оборона которого считается первым сражением Второй мировой. 1 сентября 1939 года служащие этого почтового отделения своими силами воевали с эсэсовцами в течение 15 часов. Создание музея мировой войны в месте, где она фактически началась, и в городе, который стал формальным поводом для ее начала, совершенно справедливо. Концепция экспозиции музея уже разработана, а на проект здания провели открытый международный конкурс с представительным жюри: помимо польских экспертов в его работе участвовали звездный строитель музеев Даниэль Либескинд и урбанист Ханс Штиман, главный архитектор последней реконструкции Берлина. В конкурсе участвовали 240 архитектурных бюро, приблизительно пятая часть их них – иностранные (то есть не польские), и всего одно бюро из России, – мастерская Алексея Бавыкина. Проект не попал в число победителей, но опыт участия в открытом международном конкурсе и проектирования музейного здания такого класса, безусловно, интересен.

С первого взгляда композиция музейного ансамбля в проекте Бавыкна напоминает известный плакат Эль Лисицкого «Клином красным бей белых». Там острый красный треугольник врезается в белый круг; от главного отщепляются маленькие треугольнички и разлетаются, раня белый круг, как осколки. Здесь вместо красного клина – гигантская медная пластина-лезвие, прокалывающая металлическим пальцем светлый каменный куб, увенчанный, как короной, лесом тонких крестов.

Лезвие – служебный корпус музея, в котором расположены кабинеты сотрудников, учебные аудитории и кафе. В нем много окон, и все они наклонены вперед, встроены в косые линии медных пластин, подчеркивая «падающее» направление движения. Похоже на тевтонскую руку в металлической перчатке, на комиссарский маузер, на неразорвавшийся снаряд и на корабль, врезавшийся в белый каменный массив носом. Хотя прямых аллюзий тут нет, это собирательный образ современного-динамичного-энергичного. Как говорится в авторском описании проекта, форма медного корпуса символизирует «силы агрессии».

Но главный объем здесь второй, это прокалываемый агрессивным медным носом каменный куб. Архитекторы назвали его «Белым телом»; оно символизирует «Дух и Тело Польской республики». Это главное здание музея, в нем разместились все экспозиционные залы. Он похож на церковь (таким вполне могло бы быть здание современной церкви), на кладбище (из-за множества белых крестов), на готическую корону (как тут не вспомнить, что еще 200 лет назад отпрыски европейских монархий охотились за польской короной), и на крепостную башню – донжон средневекового замка.

Намеком на укрепление (или даже укрепрайон) служит приземистое отверстие входного портала; сходство усилено тем, что уровень земли перед входом в музей опущен, заглублен в ландшафт. Воображаемый посетитель, таким образом, вначале должен будет спуститься по открытой лестнице на протяженную площадь. Городские виды при этом скрываются за земляными склонами, и человек оказывается наедине с каменной стеной и единственным проемом – сверху угрожающе нависает медная консоль, та самая, проткнувшая каменное здание, и вход в музей оказывается (фигурально, разумеется) единственным укрытием.

Внутри музей тоже построен как крепость: экспозиционные залы нанизаны на квадратный колодец атриума, расположенного в центре. Пространство этого крытого двора – смысловой и, если можно так сказать, световой стержень здания: во внешних стенах окон нет (в музейном деле они только мешают), и вертикаль атриума становится местом сосредоточения рассеянного дневного света. Вертикализм пространства двора всячески усилен: посетитель, по замыслу архитекторов, должен попадать в атриум с углубления площади, а значит, его пол находится в минус-первом уровне. Верхушка атриума, ловя свет своим скошенным потолком, выступает над кровлей музейных залов (прямо как башня католической базилики или глава византийской церкви), прячась за каменной бахромой крестов. Таким образом внутри приземистого куба возникает вертикальное пространство, столб света, – символ надежды (материализованной в трех журавлиных силуэтах под потолком) и смысловой залог устойчивости «Белого тела».

Световая вертикаль внутри – вторая тема и второй вектор движения в ансамбле. Медная пластина врезается в каменный объект, но объект защищен, совершенно закрыт лишенными окон стен по периметру; его тело уверенно держит удар (впрочем, пришедшийся по касательной), стоит, даже не наклоняется. Как дом, в котором застрял неразорвавшийся снаряд. Глухой объем внешне не реагирует, он открыт в другую сторону и хранит в себе другое движение – по прямой непосредственно к небу (открытость обозначена не столько стеклом атриума, сколько прихотливой линией верха). Можно подумать, что в ответ на агрессию в каменной массе открылся портал вверх, и сделал камень совершенно неуязвимым. Получается похоже на заставку какой-то известной кинокомпании, где из земли бьют лучи света. Но тема вечная, в этой сверхъестественной устойчивости есть что-то от христианского праведника, святого Антония, терзаемого бесами, но совершенно не поддающегося; или от горящей свечи.

Световой стержень здания должен стать главным впечатлением для человека, вошедшего в музей – посетитель попадает в атриум практически сразу же. Если главное впечатление снаружи это столкновение двух масс, борьба гигантов и ненадежное укрытие для человечков в углублении перед входом – то как только мы попадаем внутрь, агрессия заканчивается. Укрепление надежное, светлое и какое-то даже радостное; как храм, а не как жуткое бомбоубежище.

Кроме стеклянного потолка атриума, смотрящего на небо, здесь есть еще одно окно, поменьше. Им заканчивается вторая медная консоль (маленький осколок, вышедший из белого объема с противоположной стороны), смотрящая в сторону старого Гданьска, и кстати на ту самую почту, с которой началась война. Вид на город становится второй позитивной эмоцией, не такой крупной и величественной, но зато и не такой абстрактной, как вид на небо вверху двора. Более земной и человеческой. Площадка с видом на Гданьск, зависшая в воздухе в каменной трубе над каналом, с другой стороны заканчивается открытым балконом, выходящим в атриум – так что две темы, вид на небо и вид на город, связаны между собой.

Это чистый, красивый и ювелирно-отточенный проект. Тема столкновения, начатая Бавыкиным в доме-арке на Можайском шоссе, развернулась здесь в полной мере, найдя подходящую тему и почву для размышлений. Но дело не только в очередном пластическом сюжете, нашедшем себе форму, хотя и это тоже важно. Здесь получился довольно-таки неожиданный образ войны. Про войну снято, слеплено, построено очень много, это ближайшая к нас глобальная трагедия. Уже давно выработан язык, привычный и узнаваемый, – его признаки есть и в этом проекте, к нему относится форма лезвия-снаряда, блиндажного входа; журавли под потолком, наконец. Но помимо этих знаков трагедии-надежды есть другое, вереница смыслов и подтекстов, формирующих образ укрытия, он же образ Польши. В проекте Алексея Бавыкина была поставлена и решена задача найти такой образ, сшить его из ряда исторических ассоциаций. Он получился, причем, как это нередко бывает у Бавыкина, этот образ балансирует на грани изобразительности, не пересекая ее. То есть ни одна из множества названных нами ассоциаций не перевешивает других, а они сливаются, образуя нечто новое. Это увлекательная, насыщенная сюжетно, ориентированная на глубокое изучение контекста, но не очень популярная сейчас архитектура; сейчас актуальны более абстрактные вещи, воздействующие напрямую и только на эмоции. Тем более для такой сложной и до сих пор ранящей материи, как война. Вырастающий из земли на пути снаряда светлый храм-замок хорош, но не вполне политкорректен.

Есть и еще одна особенность: это очень позитивный, оптимистический музей. В нем нет поглощающей жути, которой было много в других проектах про войну, в том числе и на этом конкурсе, и которая, конечно же, действительно хорошо отражает кошмар военных событий. Проект, победивший в конкурсе, превратил в музей ужасов войны весь нижний ярус, растекшийся по участку; еще есть среди конкурсантов (ничего не получивший) проект «Темный лес», состоящий из черных столбов, испускающих дым. Архитекторы как будто хотят усилить ужас как можно больше, напугать людей, чтобы они больше не смели. Это, может быть, и верно, воспитание дело такое, не напугаешь не проймешь. Проект Бавыкина противоположен идее пугания. Во-первых, можно сказать, что он фиксирует первый момент войны, первое попадание, что собственно и случилось в Гданьске. Во-вторых в нем главное не ужас, а спасение. Наверное, это важно.
Вид со стороны улицы Старая Штольня
Генплан
Вид со стороны главного входа
Вид со стороны лодочного причала
Северо-восточный фасад (главный)
Юго-восточный фасад
Северо-западный фасад
Юго-западный фасад
Интерьер Журавлиного атриума
Разрез 2-2
Разрез 1-1
План на уровне второго этажа экспозиции
План на уровне первого этажа экспозиции
План на уровне главного входа


Архитектор:

Алексей Бавыкин

Мастерская:

Алексей Бавыкин и партнёры

Проект:

Музей Второй Мировой войны в Гданьске. Конкурсный проект. Концепция
Польша, Гданьск

Авторский коллектив:
Архитекторы: Бавыкин А.Л., Марек М.М., Бавыкина Н.А., Усачева А.А., при участии: Гурьяновой А.Э., Кащеевой А.А.
Конструктор : Кабанов К.О.
Инженер: Слуцковская Л.Н.
Визуализация: Маслов К.С.



2010

19 Января 2011

author pht

Автор текста:

Юлия Тарабарина

Технологии и материалы

Condair – партнёр архитекторов
Награждать архитекторов деловыми профессиональными поездками мы решили на постоянной основе. Это даст возможность архитекторам совершенствоваться, получать новые знания и посмотреть на мир с позиции людей, создающих качественный воздух в архитектурных пространствах.
Life Challenge 2020: проекты российских архитекторов борются...
Стартовал международный конкурс Baumit на лучшие европейские фасады Life Challenge 2020, в котором принимают участие более 300 работ из 25 стран. Раз в два года профессиональное жюри выбирает самый яркий и неповторимый проект. В этом году за престижную премию будут бороться российские архитекторы. С февраля по апрель также проходит открытое голосование за лучшее оформление здания.
ArchYouth-2020: объявлены победители III сезона
Каждый из победителей детально разобрался в тонкостях остекления своего проекта, правильно рассчитал формулы стеклопакетов, подобрал стёкла и профильные системы.
Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.
Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.

Сейчас на главной

Сечение «Армады»
Клубный дом в историческом центре Екатеринбурга превращает разновысотность в основу образа: скос его силуэта созвучен скатным кровлям старых зданий, но он же становится ярким и современным пластическим акцентом.
Умер Майкл Соркин
Скончался американский архитектор, урбанист и публицист Майкл Соркин – второй, после Витторио Греготти, крупный архитектурный деятель, ставший жертвой коронавируса.
Александра Черткова: «Для нас принципиально важно...
В преддверии выставки «Город: детали», которая должна была открыться сегодня на ВДНХ, а теперь перенеслась на неопределенный срок, архитектор и партнер бюро «Дружба» Александра Черткова рассказала об основных принципах создания комфортного пространства для детей, ключевых трендах в проектировании детских площадок, а также о том, как москвичи принимают участие в городском развитии.
Очевидные неочевидности на улицах Нью-Йорка
Публикуем 7 главок из новой книги Strelka Press «Код города. 100 наблюдений, которые помогут понять город» Анне Миколайт и Морица Пюркхауэра – собрания замеченных авторами закономерностей, которые пригодятся при проектировании городской среды.
Каменная мозаика
Универмаг Galleria по проекту бюро OMA в южнокорейском Квангё получил «мозаичный» фасад из 12 000 гранитных и 2500 стеклянных треугольников.
Салют Кикоину!
Проект-победитель конкурса Малых городов для Новоуральска прославляет знаменитого физика, а также превращает бульвар на окраине в одно из главных общественных пространств.
WAF: «Оскар», но архитектурный
Говорим с авторами трех проектов, собравших награды WAF: редевелопента Бадаевского завода – Herzog & de Meuron, ЖК «Комфорт Таун» – Архиматика, и Парка будущих поколений в Якутске – ATRIUM.
Лестница без конца
Берлинское бюро Barkow Leibinger создало декорации для постановки оперы «Фиделио» Людвига ван Бетховена в венском Театре ан дер Вин. Режиссер – Кристоф Вальц, дважды лауреат «Оскара» за роли в фильмах Квентина Тарантино.
Пресса: Выживет ли урбанистика в России
Урбанистика сегодня в России — синоним воровства. Если человек посадил дерево или построил дом, то понятно зачем. Чтобы стибрить, вот зачем. Отсюда вопрос об урбанизме в России будущего — по крайней мере, если мы исходим из надежды, что дальше должно быть как-то лучше,— решается однозначно: его не будет <...>
Мрамор среди домн
Библиотека Люксембургского университета на территории бывшего сталелитейного завода – это перестроенное мастерской Valentiny Hvp Architects хранилище для руды.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Дискуссия о Дворце пионеров
Публикуем концепцию комплексного обновления московского Дворца Пионеров Феликса Новикова и Ильи Заливухина, и рассказываем о его обсуждении в Большом зале Москомархитектуры 4 марта.
«Дом бездомных»
Католический приют для социально незащищенных людей в деревне на юго-востоке Польши построен по проекту бюро xystudio с бережным отношением к окружающей среде.
Драгоценное пространство
Evotion design и T+T architects сообщили о завершении интерьера штаб-квартиры Сбербанка на Кутузовском проспекте. В центре атриума здесь парит переговорная-«Диамант», и все похоже на шкатулку с драгоценностями, в том числе высокотехнологичными.
Берег Дона
Проект из числа победителей конкурса Малых городов посвящен благоустройству берега реки Дон в промышленой части городка Данков, небольшого, но экономически успешного.
Реконструкция с чувством
Перед стартом курса МАРШ Re(New), слушатели которого будут работать со зданиями Хлопкопрядильной фабрики, куратор Дарья Минеева рассуждает о смысле и путях реконструкции.
Живописное жилье
В новом нью-йоркском комплексе Denizen Bushwick – 900 квартир, из которых 20% доступных, а высокую плотность смягчает монументальное искусство, озеленение и разнообразная инфраструктура. Авторы проекта – бюро ODA.
Верста на соляных берегах
Пешеходный маршрут с уклоном в туризм и исторические реконструкции, но не без спорта: проект-победитель конкурса Малых городов для Соликамска.
Большая маленькая победа
В небольшой по масштабу школе в Домодедове бюро ASADOV_ мастерски справилось с ограничениями в виде скромного бюджета и жестких лимитов площади, спроектировав светлые классы, гуманные рекреации и даже многосветный атриум с амфитеатром, ставший центром школьной жизни.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
Здание как Интернет
В культурно-общественном центре Forum Groningen по проекту NL Architects на севере Нидерландов можно бродить и находить информацию по всем областям знаний так же свободно, как во Всемирной сети.
Высокая горка
Начинаем публикацию проектов, победивших в конкурсе «Исторические поселения и малые города». Первый присланный – проект для Новохопёрска. Он соединяет две части города, вписан в пешеходные маршруты и эффектно использует ландшафтные красоты.
АБ Крупный план: «Важно, чтобы форма не была случайной,...
Беседа с Сергеем Никешкиным и Андреем Михайловым, партнерами-сооснователями архитектурно-инжиниринговой компании «Крупный план» – о ее структуре и истории развития, принципах, поиске формы и понятии современности.
Коворкинг под вуалью
Бюро Cano Lasso Arquitectos дало фасаду лондонского коворкинга полимерную «вуаль», а интерьер превратило в фантастический ландшафт – в соответствии с идеями заказчика, борющейся со скукой арендаторов компании Second Home.
Искушение традицией
В вилле по проекту Simone Subissati Architects в итальянской области Марке соединены геометрия традиционных сельских домов и идеи радикальной архитектуры 1970-х.
Градсовет 4.03.2020
Как паркинг привел к разговору об энергоэффективности, а памятник Федору Ушакову поднял проблему восстановления собора.
Социо-биология ландшафта
Список новых типологий общественных пространств и объектов вновь пополнился благодаря бюро Wowhaus. На этот раз команда предложила кардинально новый для России подход к созданию места общения людей и животных
Старое и новое на техасском солнце
Промышленный комплекс начала XX века в пригороде столицы Техаса Остина, сохранив свой облик, вместил после реконструкции по проекту бюро Cushing Terrell рестораны, магазины, учреждения сервиса и общественные пространства.
Малые города: 2020/2021
В конце февраля Минстрой объявил 80 победителей конкурса «Малых городов», призовой фонд которого теперь, на третий год проведения, увеличен вдвое, с 5 до 11 млрд рублей. Перечисляем победителей, рассматриваем несколько проектов.
Под взглядом ангелов с небес
Юбилейная выставка «Студии 44» в эрмитажном Генштабе амбициозна, масштабна и разнообразна. Ее задача – показать архитектуру со всех сторон: через кино, макет, чертеж, инсталляцию, и наконец через произведение, саму Анфиладу, которую выставка раскрывает, интенсифицирует и заставляет работать так, как было с самого начала задумано.
Имена многократного использования
Дублинское бюро Grafton стало лауреатом Притцкеровской премии-2020: это лишь последняя из града наград и других знаков признания, который сыпется на основательниц этой мастерской в последние годы.
Проект «в рубчик»
Бюро FTA Group превратило фабрику по производству вельвета в Шанхае в комплекс офисных и сервисных пространств, сохранив историю места – в общем и в деталях.
Новая версия старого города
Дом на Малой Ордынке, 19 идеально вписался в строй улицы и даже как будто выправил ее, задал новый тон – фактуры, блеска, «солнечного» тепла и одновременно сдержанной гармонии всех этих необходимых составляющих архитектуры дорогого современного дома.
Горки Дружбы
Детская площадка дома на Малой Ордынке, 19, подается и авторами, и девелопером как произведение с отдельной ценностью. Она, действительно, насыщена: как функциями, так и пространством, и пластикой.
Гай Имз: «У Альметьевска есть возможность стать аналогом...
Международный куратор конкурса на мастер-план Альметьевска, глава совета по экостроительству, на примерах рассказывает о перспективах конкурса и города, а также о состоянии и возможностях движения по охране среды в России.
Проектируя себя
В марте в МАРШ стартуют два интенсива, которые помогут архитекторам выстроить бизнес-стратегию, а также найти и сформулировать миссию. Подробности от куратора курса.
Огород на крыше
В центре Оберхаузена на западе Германии бюро Kuehn Malvezzi построило здание центра занятости с теплицей на крыше: там муниципалитет выращивает салат, зелень и клубнику, а институт Фраунгофера – исследует «закольцованные» производственные системы.