Музей света

Проект Музея второй мировой войны в Гданьске, сделанный Алексеем Бавыкиным для открытого международного конкурса, наделен очевидным и романтическим сюжетом. Это светлый храм-замок, вырастающий на пути гигантского снаряда.

Юлия Тарабарина

Автор текста:
Юлия Тарабарина

19 Января 2011
mainImg
Архитектор:
Алексей Бавыкин
Мастерская:
Алексей Бавыкин и партнёры http://www.bavykin.ru/
Проект:
Музей Второй Мировой войны в Гданьске. Конкурсный проект. Концепция
Польша, Гданьск

Авторский коллектив:
Архитекторы: Бавыкин А.Л., Марек М.М., Бавыкина Н.А., Усачева А.А., при участии: Гурьяновой А.Э., Кащеевой А.А.
Конструктор : Кабанов К.О.
Инженер: Слуцковская Л.Н.
Визуализация: Маслов К.С.



2010 — 2010
0 Конкурс на здание музея Второй мировой войны в Гданьске был объявлен в начале 2010 года; итоги подвели в сентябре (подробнее об итогах здесь). Музей планируется разместить на большом участке треугольной формы у северной границы туристического центра города: острый «нос» треугольника указывает на остров Оловянка посреди реки Мотлавы, и только портовый канал отделяет территорию будущего музея от исторических кварталов с затейливыми шпилями кирпичных церквей и  рядами характерных ганзейских домов с острыми треугольными крышами.

Выбор места в историческом центре, обремененного ограничениями и поэтому сложного для размещения современной постройки, совершенно не случаен: в двух шагах от него расположено здание почты, оборона которого считается первым сражением Второй мировой. 1 сентября 1939 года служащие этого почтового отделения своими силами воевали с эсэсовцами в течение 15 часов. Создание музея мировой войны в месте, где она фактически началась, и в городе, который стал формальным поводом для ее начала, совершенно справедливо. Концепция экспозиции музея уже разработана, а на проект здания провели открытый международный конкурс с представительным жюри: помимо польских экспертов в его работе участвовали звездный строитель музеев Даниэль Либескинд и урбанист Ханс Штиман, главный архитектор последней реконструкции Берлина. В конкурсе участвовали 240 архитектурных бюро, приблизительно пятая часть их них – иностранные (то есть не польские), и всего одно бюро из России, – мастерская Алексея Бавыкина. Проект не попал в число победителей, но опыт участия в открытом международном конкурсе и проектирования музейного здания такого класса, безусловно, интересен.

С первого взгляда композиция музейного ансамбля в проекте Бавыкна напоминает известный плакат Эль Лисицкого «Клином красным бей белых». Там острый красный треугольник врезается в белый круг; от главного отщепляются маленькие треугольнички и разлетаются, раня белый круг, как осколки. Здесь вместо красного клина – гигантская медная пластина-лезвие, прокалывающая металлическим пальцем светлый каменный куб, увенчанный, как короной, лесом тонких крестов.

Лезвие – служебный корпус музея, в котором расположены кабинеты сотрудников, учебные аудитории и кафе. В нем много окон, и все они наклонены вперед, встроены в косые линии медных пластин, подчеркивая «падающее» направление движения. Похоже на тевтонскую руку в металлической перчатке, на комиссарский маузер, на неразорвавшийся снаряд и на корабль, врезавшийся в белый каменный массив носом. Хотя прямых аллюзий тут нет, это собирательный образ современного-динамичного-энергичного. Как говорится в авторском описании проекта, форма медного корпуса символизирует «силы агрессии».

Но главный объем здесь второй, это прокалываемый агрессивным медным носом каменный куб. Архитекторы назвали его «Белым телом»; оно символизирует «Дух и Тело Польской республики». Это главное здание музея, в нем разместились все экспозиционные залы. Он похож на церковь (таким вполне могло бы быть здание современной церкви), на кладбище (из-за множества белых крестов), на готическую корону (как тут не вспомнить, что еще 200 лет назад отпрыски европейских монархий охотились за польской короной), и на крепостную башню – донжон средневекового замка.

Намеком на укрепление (или даже укрепрайон) служит приземистое отверстие входного портала; сходство усилено тем, что уровень земли перед входом в музей опущен, заглублен в ландшафт. Воображаемый посетитель, таким образом, вначале должен будет спуститься по открытой лестнице на протяженную площадь. Городские виды при этом скрываются за земляными склонами, и человек оказывается наедине с каменной стеной и единственным проемом – сверху угрожающе нависает медная консоль, та самая, проткнувшая каменное здание, и вход в музей оказывается (фигурально, разумеется) единственным укрытием.

Внутри музей тоже построен как крепость: экспозиционные залы нанизаны на квадратный колодец атриума, расположенного в центре. Пространство этого крытого двора – смысловой и, если можно так сказать, световой стержень здания: во внешних стенах окон нет (в музейном деле они только мешают), и вертикаль атриума становится местом сосредоточения рассеянного дневного света. Вертикализм пространства двора всячески усилен: посетитель, по замыслу архитекторов, должен попадать в атриум с углубления площади, а значит, его пол находится в минус-первом уровне. Верхушка атриума, ловя свет своим скошенным потолком, выступает над кровлей музейных залов (прямо как башня католической базилики или глава византийской церкви), прячась за каменной бахромой крестов. Таким образом внутри приземистого куба возникает вертикальное пространство, столб света, – символ надежды (материализованной в трех журавлиных силуэтах под потолком) и смысловой залог устойчивости «Белого тела».

Световая вертикаль внутри – вторая тема и второй вектор движения в ансамбле. Медная пластина врезается в каменный объект, но объект защищен, совершенно закрыт лишенными окон стен по периметру; его тело уверенно держит удар (впрочем, пришедшийся по касательной), стоит, даже не наклоняется. Как дом, в котором застрял неразорвавшийся снаряд. Глухой объем внешне не реагирует, он открыт в другую сторону и хранит в себе другое движение – по прямой непосредственно к небу (открытость обозначена не столько стеклом атриума, сколько прихотливой линией верха). Можно подумать, что в ответ на агрессию в каменной массе открылся портал вверх, и сделал камень совершенно неуязвимым. Получается похоже на заставку какой-то известной кинокомпании, где из земли бьют лучи света. Но тема вечная, в этой сверхъестественной устойчивости есть что-то от христианского праведника, святого Антония, терзаемого бесами, но совершенно не поддающегося; или от горящей свечи.

Световой стержень здания должен стать главным впечатлением для человека, вошедшего в музей – посетитель попадает в атриум практически сразу же. Если главное впечатление снаружи это столкновение двух масс, борьба гигантов и ненадежное укрытие для человечков в углублении перед входом – то как только мы попадаем внутрь, агрессия заканчивается. Укрепление надежное, светлое и какое-то даже радостное; как храм, а не как жуткое бомбоубежище.

Кроме стеклянного потолка атриума, смотрящего на небо, здесь есть еще одно окно, поменьше. Им заканчивается вторая медная консоль (маленький осколок, вышедший из белого объема с противоположной стороны), смотрящая в сторону старого Гданьска, и кстати на ту самую почту, с которой началась война. Вид на город становится второй позитивной эмоцией, не такой крупной и величественной, но зато и не такой абстрактной, как вид на небо вверху двора. Более земной и человеческой. Площадка с видом на Гданьск, зависшая в воздухе в каменной трубе над каналом, с другой стороны заканчивается открытым балконом, выходящим в атриум – так что две темы, вид на небо и вид на город, связаны между собой.

Это чистый, красивый и ювелирно-отточенный проект. Тема столкновения, начатая Бавыкиным в доме-арке на Можайском шоссе, развернулась здесь в полной мере, найдя подходящую тему и почву для размышлений. Но дело не только в очередном пластическом сюжете, нашедшем себе форму, хотя и это тоже важно. Здесь получился довольно-таки неожиданный образ войны. Про войну снято, слеплено, построено очень много, это ближайшая к нас глобальная трагедия. Уже давно выработан язык, привычный и узнаваемый, – его признаки есть и в этом проекте, к нему относится форма лезвия-снаряда, блиндажного входа; журавли под потолком, наконец. Но помимо этих знаков трагедии-надежды есть другое, вереница смыслов и подтекстов, формирующих образ укрытия, он же образ Польши. В проекте Алексея Бавыкина была поставлена и решена задача найти такой образ, сшить его из ряда исторических ассоциаций. Он получился, причем, как это нередко бывает у Бавыкина, этот образ балансирует на грани изобразительности, не пересекая ее. То есть ни одна из множества названных нами ассоциаций не перевешивает других, а они сливаются, образуя нечто новое. Это увлекательная, насыщенная сюжетно, ориентированная на глубокое изучение контекста, но не очень популярная сейчас архитектура; сейчас актуальны более абстрактные вещи, воздействующие напрямую и только на эмоции. Тем более для такой сложной и до сих пор ранящей материи, как война. Вырастающий из земли на пути снаряда светлый храм-замок хорош, но не вполне политкорректен.

Есть и еще одна особенность: это очень позитивный, оптимистический музей. В нем нет поглощающей жути, которой было много в других проектах про войну, в том числе и на этом конкурсе, и которая, конечно же, действительно хорошо отражает кошмар военных событий. Проект, победивший в конкурсе, превратил в музей ужасов войны весь нижний ярус, растекшийся по участку; еще есть среди конкурсантов (ничего не получивший) проект «Темный лес», состоящий из черных столбов, испускающих дым. Архитекторы как будто хотят усилить ужас как можно больше, напугать людей, чтобы они больше не смели. Это, может быть, и верно, воспитание дело такое, не напугаешь не проймешь. Проект Бавыкина противоположен идее пугания. Во-первых, можно сказать, что он фиксирует первый момент войны, первое попадание, что собственно и случилось в Гданьске. Во-вторых в нем главное не ужас, а спасение. Наверное, это важно.
Вид со стороны улицы Старая Штольня
Генплан
Вид со стороны главного входа
Вид со стороны лодочного причала
Северо-восточный фасад (главный)
Юго-восточный фасад
Северо-западный фасад
Юго-западный фасад
Интерьер Журавлиного атриума
Разрез 2-2
Разрез 1-1
План на уровне второго этажа экспозиции
План на уровне первого этажа экспозиции
План на уровне главного входа
Архитектор:
Алексей Бавыкин
Мастерская:
Алексей Бавыкин и партнёры http://www.bavykin.ru/
Проект:
Музей Второй Мировой войны в Гданьске. Конкурсный проект. Концепция
Польша, Гданьск

Авторский коллектив:
Архитекторы: Бавыкин А.Л., Марек М.М., Бавыкина Н.А., Усачева А.А., при участии: Гурьяновой А.Э., Кащеевой А.А.
Конструктор : Кабанов К.О.
Инженер: Слуцковская Л.Н.
Визуализация: Маслов К.С.



2010 — 2010

19 Января 2011

Юлия Тарабарина

Автор текста:

Юлия Тарабарина
Год 2021: что говорят архитекторы
Вот и наш новый опрос по итогам 2021 года. Ответили 35 архитекторов, включая главных архитекторов Москвы и области. Обсуждают, в основном, ГЭС-2: все в восторге, хотя критические замечания тоже есть. И еще почему-то много обсуждают минимализм, нужен и полезен, или наоборот, вреден и скоро закончится. Всем хорошего 2022 года!
Парение свечей
Проект установки памятного знака журналистам, погибшим при исполнении профессионального долга – победившая в конкурсе работа скульптора Бориса Чёрствого, умершего в этом году, и архитекторов Алексея и Натальи Бавыкиных – не слишком типичный для современной Москвы, и поэтому актуальный и важный памятник.
Лучший – в Латвии
Объявлен лауреат премии союза московских архитекторов – им, как мы и предсказывали, стал Тотан Кузембаев с усадьбой Клаугис, широко известной в узких кругах. Среди номинантов ATRIUM, DNK ag, IND architects, AI architects.
Тень тени
Проект офисного здания на Можайском шоссе вновь утвержден в новой версии Алексея Бавыкина.
Брюсов брат
Алексей Бавыкин спроектировал здание, продолжающее и по-своему развивающее пластические темы дома в Брюсовом переулке. Главной темой в нем стала вечная: борьба вертикалей с горизонталью. Она отсекает, они – прорываются.
«Дуло» в спину авангарда
В проекте здания в Третьем Автозаводском проезде пришлось, по настоянию московских властей, изменить функцию. Вслед за ней изменили и проект, углубив заложенную в нем мысль лет этак на пятьсот. Была колонна в теле авангарда, стала – башня.
Палуба для «Титаника»
Вслед за высотным «Титаником» мастерская «Алексей Бавыкин и партнеры» спроектировала на Альпийской улице города Сочи малоэтажный жилой комплекс галерейного типа.
Метаморфозы разнообразия
18 мая в выставочном зале Союза архитекторов России открылась выставка работ последних лет архитектурной мастерской «Алексей Бавыкин и партнеры». Получившая название «Метаморфозы», она открывает цикл экспозиций, посвященных актуальной практике лучших архитектурных бюро России. Пример Алексея Бавыкина и его команды показывает, что даже в кризис работа кипит.
Желтый лист осенний
На самом краю жилого района Строгино архитектор Алексей Бавыкин спроектировал высотный жилой дом под названием «Золотая осень». Это светло-палевая башня, прикрытая гигантским золотистым «листом», указывающим, как стрелка, в сторону центра города.
В отсутствие проекта планировки
10 февраля на рассмотрение архитектурного совета Москвы были представлены проекты Владимира Плоткина и Алексея Бавыкина. Эксперты высоко оценили оба проекта, однако первый был одобрен для показа на Общественном совете, а второй – отложен до того момента, когда НИиПИ Генплана разработает проект планировки территории, на которой расположен участок будущего строительства.
Кризиса как и не бывало. Заседание Общественного совета...
24 июня общественный совет начался с благоустроительной темы, «городской мебели» и городских туалетов. А далее рассматривал на редкость крупные проекты, как будто и не кризис на дворе. Был поддержан проект общей площадью 1 000 000 кв. м на пересечении Варшавского шоссе и МКАД, а также бизнес-комплекс на Малой Почтовой, за новым корпусом Бауманского института. Похвалили, но воздержались от согласования очередной высотки в составе ММДЦ «Сити» на участке № 20. На проект музея «Танка Т-34» решили объявить конкурс. В заключение мэр принял проект дома-арки Алексея Бавыкина на Можайском шоссе.
«Золотому острову» быть. Хотя бы в северной части....
Главной интригой прошедшего в среду общественного совета был проект планировки северной части «Золотого острова» – с четвертого раза его утвердили. Рассмотрели также проекты воссоздания построек Сретенского монастыря, гостиницу напротив Храма Христа Спасителя, три МФК - в Строгино, в районе Нижегородской улицы, а также недалеко от «Москва-Сити» на Шмитовском проезде, проект планировки поселка «Восточный» на Щелковке, и два отдельных здания – новую гостиницу «Киевская» и дом-арку Алексея Бавыкина на Можайском шоссе.
Дом-арка
На Можайском шоссе начинается строительство офисного здания по проекту Алексея Бавыкина. Как считает автор, на последнем этапе ему удалось внести существенные изменения, которые позволили лучше раскрыть важную для архитектора тему
Авангардная доминанта
Строительство башни «ВДНХ» Алексея Бавыкина завершилось прошедшей весной. 35-этажная доминанта, архитектура которой верна духу и букве поисков русского рационализма, стала заметным акцентом в панорамах севера Москвы и при этом умудрилась не подавить ближайшее окружение
Дикий ордер
Дом с деревьями на фасаде в Брюсовом переулке, о проекте которого мы писали относительно недавно, построен уже практически целиком – осталась только внутренняя отделка, и теперь появилась возможность увидеть его вживую. Благодаря экскурсии, организованной 7 апреля проектом «Свобода доступа», нам удалось посмотреть на дом не только снаружи, но и изнутри и даже посмотреть на Москву с его балкона
Проросший историзм
Здание, которое должно появиться на Можайском шоссе, состоит из 11-этажной «каменной» арки и врезанного в нее под прямым углом футуристического объекта. Первое впечатление – что в руине римского акведука открылся портал, наподобие киношных «звездных врат», и сквозь него в наше пространство проник стеклянный «пришелец»
Колонна в теле авангарда
Офисное здание Бавыкина для Автозаводской улицы – это погружение в архитектурный язык Ильи Голосова, то ли в шутку, то ли всерьез демонстрирующее классические истоки поисков знаменитого авангардиста
Дом на Херсонской
Двадцатипятиэтажный жилой дом  вторит дуге  Херсонской улицы. Всем своим видом здание показывает что оно принадлежит, во-первых, городу, во-вторых, большому многофункциональному комплексу, который планируется построить рядом
Дом-улица
Алексей Бавыкин представил проект нового многофункционального комплекса на 1-ой улице Ямского поля, д. 12
Башня «ВДНХ»
К северу от территории ВВЦ, на Сельскохозяйственный улице, растет новая, яркая  высотная доминанта – строится жилой небоскреб по проекту Алексея Бавыкина
Пластика для улицы
В начале Нижней Красносельской улицы начинается строительство нового офисного здания по проекту Алексея Бавыкина. Будучи построен, этот небольшой дом имеет все шансы распространить свое обаяние на весь прилегающий квартал
Титаник
Алексей Бавыкин строит жилой комплекс в Сочи на пересечении Кубанской улицы и Морского переулка
Полеты
Архитектор Алексей Бавыкин, известный своим почтительным отношением к наследию русского конструктивизма, спроектировал жилой многофункциональный комплекс «Дирижабль» на Профсоюзной улице в Москве
Похожие статьи
Черные ступени
Храм Баладжи по проекту Sameep Padora & Associates на юго-востоке Индии служит также для восстановления экологического равновесия в окружающей местности.
Один большой плюс
Для новой фабрики норвежской мебельной компании Vestre бюро BIG выбрало простую, но функционально оправданную и многозначную форму в виде огромного знака плюс посреди лесного массива.
Атриум для жизни
Историческая штаб-квартира Голландской железнодорожной компании теперь вместила амстердамский филиал международной юридической фирмы. Авторы трансформации – архитекторы KCAP и дизайнеры интерьера Fokkema & Partners.
Неоновая трансформация
Устаревший сингапурский молл 1990-х превращен бюро SPARK в яркий молодежный аттракцион. Кроме перепланировки, архитекторы занимались «содержательной» стороной и большую роль отвели инфографике и указателям, в том числе неоновым.
Три слагаемых культуры
В Шэньчжэне завершилось строительство культурного центра района Баоань по проекту Rocco Design Architects. Третьим и самым важным его элементом стало здание театра.
Доступное жилье в деловом центре
Комплекс Émergence Lafayette в одном из крупнейших деловых районов Европы, лионском Пар-Дьё, призван принести туда жизнь за пределами рабочего дня и обеспечить доступными квартирами нуждающихся, в том числе – работающую молодежь.
Естественное развитие
Два проекта образовательных пространств компании Брусника – школу от архитекторов SVESMI и детский сад от LEVS architecten – объединяет общий подход не только к педагогике, но и к архитектуре. Их пространства гибки, многофункциональны, разнообразны и связаны между собой, пронизаны естественным светом и решены в натуральных тонах; объемы компактны, а фасады бруталистски облицованы кирпичом. Все это представляет европейские тенденции проектирования школ последних десяти, примерно, лет. Изучаем детали на двух примерах.
Геологический колорит
Новое крыло художественного Музея Арнема облицовано глазурованной плиткой в оттенках ледника, когда-то сформировавшего склон, над которым стоит здание. Архитекторы – Benthem Crouwel.
За крышами – будущее
Две яркие инсталляции MVRDV позволяют посмотреть на Роттердам с неожиданной точки зрения и задуматься о кровлях как ресурсе для развития города.
Уединение на водах
Кэнго Кума представил современную версию традиционной японской гостиницы на водах в Кусацу, одном из известных термальных курортов-онсэне.
Изнанка кирпича
В новом здании Королевского колледжа искусств в Лондоне Herzog & de Meuron использовали для фасадов «скрытую» сторону кирпича – с возникшими при обжиге пятнами и неровностями.
Искусство в стекле
Многофункциональный центр «Боржиславка» пражское бюро Aulík Fišer architekti точно вписало в сложный рельеф участка. Многочисленные объекты современного паблик-арта стали неотъемлемой частью архитектурного решения.
Народный театр XXI века
На Тайване завершено строительство Тайбэйского центра исполнительских искусств по проекту OMA. Здание рассчитано на смелые эксперименты и иную, чем обычно, социальную позицию театра.
Энергия искусства вместо электричества
В Ташкенте представлен проект реновации здания электростанции, где располагается Центр современного искусства, а также проекты арт-резиденций в Старом городе. Автором выступило французское бюро Studio KO.
Войти в матрицу
Девять отсутствующих колонн, форму которых создает лишь обвивший их плющ из кортеновской стали, дизайнер и художник Ху Цюаньчунь собрал в плотный кластер, противостоящий индустриализации окружающих территорий.
Кирпичный супрематизм
Арт-центр TIC создавался как символ и важный общественный центр гигантского, динамично развивающегося промышленного района на окраине городского округа Фошань.
Интерьер для смелых
Историческая ТЭЦ в центре Братиславы усилиями студии Perspektiv, DF Creative Group и PAMARCH превратилась в современный коворкинг Base4Work.
Совместная работа
За 22 года интерьеры башни World Port Centre Нормана Фостера в Роттердаме потеряли свою актуальность. Бюро Mecanoo предложило новое решение, основанное на концепции активного рабочего пространства.
Игра на повышение
Концепция жилого комплекса в Самаре от T+T Architects: новая доминанта в городском ландшафте, вид на Жигулевские горы и VR-технологии.
Технологии и материалы
Вопрос ребром
Рассказываем и показываем на примере трех зданий, как с помощью системы BAUT можно создать большую поверхность с «зубчатой» кладкой: школа, библиотека и бизнес-центр.
Тульский кирпич
Завод BRAER под Тулой производит 140 миллионов условного кирпича в год, каждый из которых прослужит не меньше 200 лет. Рассказываем, как устроено передовое российское предприятие.
Стильная сантехника для новой жизни шедевра русского...
Реставрация памятника авангарда – ответственная и трудоемкая задача. Однако не меньший вызов представляет необходимость приспособить экспериментальный жилой дом конца 1920-х годов к современному использованию, сочетая актуальные требования к качеству жизни с лаконичной эстетикой раннего модернизма. В этом авторам проекта реставрации помогла сантехника немецкого бренда Duravit.
Своя игра
«Новые Горизонты» предлагают альтернативу импортным детским площадкам: авторские, надежные и функциональные игровые объекты, которые компания проектирует и строит уже больше 20 лет.
Клуб SURF BROTHERS. Масштаб света и цвета
При создании концепции освещения в первую очередь нужно задаться некой идеей, которая будет проходить через весь проект. Для Surf Brothers смело можно сформулировать девиз «Море света и цвета».
Преодолевая стены
Дом Skarnu apartamentai строился в самом сердце Старой Риги. Реализовать ключевые для архитектурного образа решения – наклонную и рельефную кладку – удалось с помощью системы BAUT.
Решения Hilti для светопрозрачных конструкций
Чтобы остекление было не только красивым, но надёжным и безопасным, изначально необходимо выбрать витражную систему, подходящую для конкретного объекта. В зависимости от задач, стоящих перед архитекторами и конструкторами, Hilti предлагает ряд решений и технологий, упрощающих работу по монтажу светопрозрачных конструкций и обеспечивающих надежность, долговечность и безопасность узлов их крепления и примыкания к железобетонному каркасу здания.
Квартира «в стиле Дружко»
Дизайнер Александр Мершиев о ремонте для телеведущего Сергея Дружко и возможностях преобразования пространства при помощи красок Sikkens.
Потолки для мультизадачных решений
Многообразие функциональных потолочных решений Knauf Ceiling Solutions позволяет комплексно решать максимально широкий спектр задач при создании комфортных, эстетически и стилистически гармоничных интерьеров.
Внутри и снаружи:
архитектурные решения КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®...
Системы КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®, включающие цементную плиту, обладают достоинствами, которые проявляют себя как в процессе монтажа, так и при отделке, и в эксплуатации. Они хорошо подходят для нетиповых решений. Вашему вниманию – подборка жилых комплексов с разнообразными примерами использования данной технологии.
Во всем мире: опыт использования систем КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®...
Разработанная компанией КНАУФ технология АКВАПАНЕЛЬ® отвечает высоким требованиям к надежности отделочных решений, причем как в интерьере, так и на фасадах. В обзоре – о том, как данная технология применяется за рубежом на примере известных – общественных и жилых – зданий.
Шесть общественных комплексов, реализованных с применением...
Технологии КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ® давно завоевали признание в отечественной строительной отрасли. Особенно в области общественных зданий, к которым предъявляются особые требования по безопасности, огнестойкости, вандалоустойчивости. При этом, технологии «сухого строительства» значительно сокращают монтажные работы.
Лахта Центр: вызовы и ответы самого северного небоскреба...
Не так давно, в 2021 году, в Петербурге были озвучены планы строительства, в дополнение к Лахта Центру, двух новых небоскребов. В тот момент мы подумали, что это неплохой повод вспомнить историю первой башни и хотя бы отчасти разобраться в технических тонкостях и подходах, связанных с ее проектированием и реализацией. Результатом стал разговор с Филиппом Никандровым, главным архитектором компании «Горпроект», который рассказал об архитектурной концепции и о приоритетах, которых придерживались проектировщики реализованного комплекса.
На заводе «Грани Таганая» открылась вторая производственная...
В конце 2021 года была открыта вторая производственная линия завода «Грани Таганая». Современное европейское оборудование позволяет дополнить коллекции FEERIA и «GRESSE» плиткой крупных форматов и производить 7 млн. квадратных метров керамогранита в год.
Сейчас на главной
Приют цифрового кочевника
Апарт-гостиница, спроектированная бюро GAFA для центрального округа Москвы, предлагает гостям проживать привычную рутину через новый пространственный опыт, а также претендует на статус художественной доминанты.
Вторая, лучшая жизнь
Бюро Powerhouse Company, Atelier Oslo и Lundhagem выиграли конкурс на проект реконструкции Центральной библиотеки в Роттердаме. Они планируют не только приспособить ее к современным требованиям, но и ликвидировать последствия экономии бюджета во время изначального строительства.
Белый пароход
Лицей Ла-Провиданс в бретонском Сен-Мало по проекту бюро ALTA соединил местные традиции и ресурсоэффективность.
Множество террас
Музей Циньтай по проекту бюро Atelier Deshaus вписался в прибрежный ландшафт, имитируя плавную неровность рельефа.
Кузнецовская Москва
В Музее архитектуры открылась выставка «Москва. Реальное». Она объединяет 33 объекта, реализованных полностью или частично и спроектированных в период последних 10 лет, на протяжении которых Сергей Кузнецов был главным архитектором города. Несмотря на дисклеймеры кураторов, выставка представляется еще одним, достаточно стерильным, срезом новейшей истории архитектуры Москвы, периода, еще не завершенного. Авторы каталога говорят о третьей волне модернизма в российской архитектуре.
Внутри смартфона
Офис компании VLP в Санкт-Петербурге напоминает современный гаджет – компактный, минималистичный и контрастный. Из других особенностей: зонирование с помощью растений и кабинет руководителей рядом с общей кухней.
Просьба не беспокоить
Secret Boutique Hotel, открывшийся в деловом квартале «Московский шелк», предлагает своим гостям камерность и приватность. Бюро Archpoint сделало каждый номер в чем-то особеным, а также продумало пространства для деловых или очень неформальных встреч.
Лесная шкатулка
Храм Вознесения Господня, построенный под Выборгом на фундаменте финской усадьбы, встраивается в пейзаж, достойный кисти Ивана Шишкина или Исаака Левитана. Внутреннее убранство храма одновременно минималистично и наполнено отсылками к истории места.
Взлет многофункционального подхода
Бюро ASADOV представило концепцию развития территории старого аэропорта Ростова-на-Дону. Четырехкилометровый бульвар на месте взлетно-посадочной полосы и квартальная застройка, помноженные на широкий диапазон общественно-деловых функций, включая, может быть, даже правительственную, позволят району претендовать на роль новой точки притяжения с высоким уровнем самодостаточности.
Черные ступени
Храм Баладжи по проекту Sameep Padora & Associates на юго-востоке Индии служит также для восстановления экологического равновесия в окружающей местности.
Мост-завиток
Проект пешеходного моста, предложенного архитекторами бюро ATRIUM Веры Бутко и Антона Надточего для Алматы, стал победителем премии A+A Awards портала Architizer в номинации «Непостроенная транспортная инфраструктура». Он и правда хорош: «висячий сад» в бетонных колоннах-кадках над городской трассой сопровожден завитками деревянных пандусов, которые в ключевой точке складываются в элемент национальной орнаментики.
Один большой плюс
Для новой фабрики норвежской мебельной компании Vestre бюро BIG выбрало простую, но функционально оправданную и многозначную форму в виде огромного знака плюс посреди лесного массива.
Душой и телом
Частный спа-комплекс, напоминающий галерею искусств: барельефы из переработанного пластика в зоне бассейна, NFT-искусство в баре и антикварная мебель в комнатах отдыха.
Новая устойчивость
Экспозиция молодых архитекторов NEXT стала одним из самых ярких и эмоционально насыщенных событий прошедшей Арх Москвы. Предлагаем виртуально познакомиться со всеми 13 объектами.
Атриум для жизни
Историческая штаб-квартира Голландской железнодорожной компании теперь вместила амстердамский филиал международной юридической фирмы. Авторы трансформации – архитекторы KCAP и дизайнеры интерьера Fokkema & Partners.
Неоновая трансформация
Устаревший сингапурский молл 1990-х превращен бюро SPARK в яркий молодежный аттракцион. Кроме перепланировки, архитекторы занимались «содержательной» стороной и большую роль отвели инфографике и указателям, в том числе неоновым.
Не серый, а цветной
Итогом последней проектно-исследовательской лаборатории, которую с 2018 года проводит петербургский офис международного архитектурного бюро MLA+, стала книга, посвященная серому поясу Петербурга. Ранее студенты и профессионалы раскрывали потенциал водных и зеленых территорий города.
Горская гавань
Конкурс на концепцию развития территории «Горская» завершился победой консорциума под лидерством Wowhaus, однако проект, вероятно, реализован не будет. Рассказываем о причинах и публикуем предложения победителей.
История вопроса
Эрик Валеев и бюро IQ разработали экспозиционный дизайн для выставки «Россия. Дорогами цивилизаций» в Историческом музее.
Под лаской пледа
Для семейной кондитерской в спальном районе Минска ZROBIM Architects создавали уютный интерьер без налета старомодности с помощью разнообразных фактур, штучной мебели и продуманного освещения.
Правильное хранение
Обновляя интерьер винного бутика на территории алтайского курорта, архитекторы студии Balcon сделали ассортимент частью дизайна и позаботились об условиях хранения.
Три слагаемых культуры
В Шэньчжэне завершилось строительство культурного центра района Баоань по проекту Rocco Design Architects. Третьим и самым важным его элементом стало здание театра.
Пресса: Сергей Скуратов: «Садовые кварталы» — это зеркало...
В начале 2022 года была завершена застройка жилых корпусов «Садовых кварталов» — знакового для Москвы комплекса, строившегося более десяти лет. О том, что в проекте удалось, что не удалось, о радостях и трудностях совместной работы звезд архитектуры рассказал знаменитый архитектор Сергей Скуратов.