English version

«Дуло» в спину авангарда

В проекте здания в Третьем Автозаводском проезде пришлось, по настоянию московских властей, изменить функцию. Вслед за ней изменили и проект, углубив заложенную в нем мысль лет этак на пятьсот. Была колонна в теле авангарда, стала – башня.

Юлия Тарабарина

Автор текста:
Юлия Тарабарина

16 Февраля 2011
mainImg
Архитектор:
Алексей Бавыкин
Мастерская:
Алексей Бавыкин и партнёры http://www.bavykin.ru/
Проект:
Гостинично-офисный комплекс в 3-м Автозаводском проезде
Россия, Москва, 3-й Автозаводский проезд, вл. 13

Авторский коллектив:
Архитекторы: Бавыкин А.Л., Марек М.М., Збарская Л.Н., Бавыкина Н.А., Михайлова А.И.;
Конструкторы: Кабанов К.О.;
Пожарная безопасность: Томин С.В.;
Инженер: Слуцковская Л.Н.; 
Визуализация: Маслов К.С. 

Заказчик: ООО ”Регсервис”
Мы уже писали об этом проекте. Четыре года назад это было офисное здание, в угол был встроен гигантский отрезок стеклянной каннелированной колонны, сваченный четырьмя муфтами, размером с один этаж каждая – остроумный парафраз темы, открытой Ильей Голосовым в здании ДК имени Зуева. Строительство по тому, первому проекту было начато, и два подземных этажа отлиты в бетоне, но затем от инвестора потребовали поменять функцию: здание стало на две трети гостиницей, треть площадей оставили офисам. «И правильно, – комментирует это решение городских властей Алексей Бавыкин, – гостиница здесь  нужнее».

Гостиницы поместилось даже целых две: одна, двухзвездочная 'Elap', занимает пластину, вытянутую вдоль Третьего Автозаводского проезда, вторая, трехзвездочная 'Ibis', помещается во второй пластине, поставленной поперечно. В прежнем проекте десять нижних этажей были отданы автостоянке с открытыми стенами, для вентиляции воздухом с улицы. В новой версии от надземной парковки осталось только два этажа, второй и третий, под двухзвездочной гостиницей. Вентиляция там будет обычная, и снаружи вместо легкой, лишенной стен конструкции образовался плотный и высокий белый цоколь, прорезанный длинными горизонтальными окнами. Конструктивистские ленточные окна были одним из узнаваемых элементов старого проекта, и в нынешнем варианте этот прием сохранен, хотя и частично, с учетом удешевления фасадов: место стеклянных полос заняли ряды квадратных окон, простенки между которыми будут облицованы темно-коричевыми панелями.

Третий (а если посмотреть со стороны Автозаодской улицы, то и первый, то есть главный) элемент комплекса – гигантская, 25 метров в диаметре и 30 этажной высоты офисная башня. Она выглядит совершенно иначе, чем гостиницы, в ней даже высота потолков будет другая. Но форма и размеры цилиндрического объема, также как и Г-образный план гостиниц, был предопределен существующим цоколем – башня опирается на круглую рампу въезда в парковку.

Несложно догадаться, что башня – наследница гигантской дорической колонны из прежнего проекта. Но если план здания вынужденно пришлось сохранить, то сюжет Алексей Бавыкин изменил радикально. Раньше главным героем была архитектура авангарда, а мотивацией – заводское окружение двадцатых (с одной стороны «Динамо», в другой огромный ЗИЛ, между ними рабочие кварталы). Теперь архитектор, как будто бы всмотревшись в историю района поглубже, обнаружил главный конфликт этого места. В XX веке здесь был едва ли не передний фронт борьбы тогдашнего прогрессивного, то есть индустриального строительства, с памятниками древнерусской архитектуры. Церковь Рождества Богородицы в Старом Симонове с могилой Пересвета и Осляби была поглощена заводом Динамо. Завод обстроил ее со всех сторон, разместил в ней компрессионный цех и долго не хотел отдавать. Но церковь устояла и ее спасение было одной из главных тем московских 1980-х. До нее минут десять пешком от участка Алексея Бавыкина. И еще чуть дальше есть остатки Симонова монастыря, а в нем башни, и среди них башня «Дуло», замечательно большая и круглая… Часть стен монастыря, собор и несколько зданий снесли, устояла башня и еще несколько фрагментов. Так что взаимопроникновение старого и нового (точнее поедание старого новым) стало главной болью авто-заводского района. А ведь это одна из любимых тем Алексея Бавыкина; поэтому неудивительно, что архитектор, прочитав этот сюжет в контексте, сделал его основой для своей новой архитектурной импровизации.

Действительно, если мы посмотрим на проект, то увидим, что здание составлено из элементов с очень разной природой; к тому же они наделены вполне определенными, хотя и не буквальными, историческими ассоциациями.

Мощное цилиндрическое тулово башни освободилось от прямоугольных муфт-перехватов и покрылось коричневой коркой шершавого «дикого» камня. В каменной поверхности, на первый взгляд хаотически, прорезаются окошки, внизу небольшие, но к верхним этажам высота окон растет, а поверхность каменной стены уменьшается, пока, в трех верхних ярусах, проемы не сливаются в тонкие стеклянные полосы. Как если бы каменная шкура начала сползать под струями какого-нибудь особенного дождя, обнажая настоящую, стеклянную природу цилиндра. Или же у башни встали дыбом волосы…

Можно сказать иначе: каменный руст в нижней части брутальный, даже заставляющий нас на секунду поверить, что за ним стоит каменная масса, а не крепление вентфасада, вверху совершенно теряет свои псевдоматериальные свойства и становится полосами камня, «наклеенными» на стекло. Прием очевидно художественный, стилизационный, в данном случае он должен показать, что башня полуразрушена. Это метафора руины, не буквальная картина разрушения, а намек.

Кое-где из стен выступают маленькие балкончики «одинокого курильщика», любимые Бавыкиным и узнаваемые, как подпись. Они выстраиваются по спирали, – как будто бы внутри вдоль стен идет винтовая лестница, что бывало в крепостных башнях. Подключаем немного фантазии, и одинокие офисные курильщики превращаются в дозорных, обозревающих окрестности с целью убедиться, что вокруг все спокойно. В памяти всплывает: «монастыри-сторОжи» – так называли хорошо укрепленные монастыри на юге Москвы, а именно Донской, Данилов, Новоспасский и тот самый Симонов, который здесь неподалеку. Намеков на укрепление добавляют темные сандрики – плиты перемычек над окнами; сейчас они технически не очень нужны, а вот в крепостной архитектуре такие плиты были простым и надежным способом перекрыть оконный проем. Но главная тема – это, конечно же, каменная шуба грубо отесанных квадров. Она делает из башни романтическое фактурное чудо, нечто «вообще средневековое» или даже из жанра фэнтези. В древнерусской архитектуре, прямо скажем, таких башен не было и быть не могло (разве что в Изборске), а вот в Нормандии XI века, пожалуй, нашлось бы нечто похожее.

Если башня крепостная – то бело-полосатые объемы гостиниц похожи на: завод, дом-коммуну авангарда, или даже НИИ 1980-х. Их простые и рациональные модернистские объемы не просто вплотную примыкают к башне, а энергично включают ее в сферу своего влияния, накрывая ее сверху толстенной белой плитой, контуры которой сужаются, усиливая перспективу и наделяя эту супер-консоль дополнительной внутренней энергетикой. Кроме башни есть и еще один каменный объем, – вертикаль лестницы во дворе, похожая на отрезок средневековой стены, утонувший в авангардной пластине. Так что перед нами заводской корпус, слившийся в неожиданном симбиозе с не вполне уничтоженными остатками монастыря.

Разумеется, образ собирательный, и ничего точного такого же ни в Симоновом монастыре, ни на территории «Динамо», ни в ближайших переулках нету, архитектор бы и не стал копировать какую-то существующую вещь. Он создает своего рода «архитектурную инсценировку» встречи истории и модернизма, превращая здание в пластическое размышление на тему, заданную контекстом.

Такой подход к контексту не вполне тривиален: Бавыкин не просто согласует свое здание с высотой карнизов ближайших домов, он подходит к делу аналитически. Рассматривает кусок города, в котором его проекту назначено быть, и делает собственный вывод о том, что же для этого района самое существенное, а затем воплощает его в пластической композиции здания. Будучи расставлены по городу, эти постройки становятся своего рода маяками для осмысления его городской ткани – тихо и ненавязчиво выстраиваясь в собственную сюжетную сеть.

В данном случае сюжет – сосуществование старого и нового, истории и модернизма, сейчас это, можно сказать, любимая тема архитектора. На ней же построен проект дома-арки на Можайском шоссе. Но если там – динамичное столкновение, то здесь – тихое поглощение и столь же тихое ему сопротивление, какое-то даже мирное, в конечном счете, сосуществование упорной старины и современности, почти как в Стамбуле, где куски старых стен постоянно врастают в новые постройки. Поэтому не удивительно, что прошедшей весной на персональной выставке Алексея Бавыкина проекты для Можайского шоссе и для Автозаводской были повешены напротив – в них даются разные ответы на один и тот же вопрос: как взаимодействует история и модернизм внутри одного здания.

В данном же случае получается особенно хорошо: в объеме полосатого авангардного «заводского» объема прорастает потрепанная, но все еще мощная и брутальная старая башня. То есть это завод нарастает на нее. И башня не просто, а «Дуло»! Выходит, по аналогии с названием известной серии рассказов Аверченко «Дюжина ножей в спину революции» – дуло в спину авангарда…
Офисное здание в 3-м Автозаводском проезде, 1 вариант (2007) © Алексей Бавыкин и партнёры
Гостиничный комплекс в 3-м Автозаводском проезде, 2 вариант (2010)
План типового этажа гостиницы
Разрез 1-1
zooming
Башня «Дуло» Симонова монастыря в Москве. Фотограф А. Кулаков, источник: http://ru.wikipedia.org
Западный фасад
Северный фасад
Южный фасад
Восточный фасад
План 2-го и 3-го этажей
Архитектор:
Алексей Бавыкин
Мастерская:
Алексей Бавыкин и партнёры http://www.bavykin.ru/
Проект:
Гостинично-офисный комплекс в 3-м Автозаводском проезде
Россия, Москва, 3-й Автозаводский проезд, вл. 13

Авторский коллектив:
Архитекторы: Бавыкин А.Л., Марек М.М., Збарская Л.Н., Бавыкина Н.А., Михайлова А.И.;
Конструкторы: Кабанов К.О.;
Пожарная безопасность: Томин С.В.;
Инженер: Слуцковская Л.Н.; 
Визуализация: Маслов К.С. 

Заказчик: ООО ”Регсервис”

16 Февраля 2011

Юлия Тарабарина

Автор текста:

Юлия Тарабарина
Парение свечей
Проект установки памятного знака журналистам, погибшим при исполнении профессионального долга – победившая в конкурсе работа скульптора Бориса Чёрствого, умершего в этом году, и архитекторов Алексея и Натальи Бавыкиных – не слишком типичный для современной Москвы, и поэтому актуальный и важный памятник.
Лучший – в Латвии
Объявлен лауреат премии союза московских архитекторов – им, как мы и предсказывали, стал Тотан Кузембаев с усадьбой Клаугис, широко известной в узких кругах. Среди номинантов ATRIUM, DNK ag, IND architects, AI architects.
Тень тени
Проект офисного здания на Можайском шоссе вновь утвержден в новой версии Алексея Бавыкина.
Брюсов брат
Алексей Бавыкин спроектировал здание, продолжающее и по-своему развивающее пластические темы дома в Брюсовом переулке. Главной темой в нем стала вечная: борьба вертикалей с горизонталью. Она отсекает, они – прорываются.
Музей света
Проект Музея второй мировой войны в Гданьске, сделанный Алексеем Бавыкиным для открытого международного конкурса, наделен очевидным и романтическим сюжетом. Это светлый храм-замок, вырастающий на пути гигантского снаряда.
Палуба для «Титаника»
Вслед за высотным «Титаником» мастерская «Алексей Бавыкин и партнеры» спроектировала на Альпийской улице города Сочи малоэтажный жилой комплекс галерейного типа.
Метаморфозы разнообразия
18 мая в выставочном зале Союза архитекторов России открылась выставка работ последних лет архитектурной мастерской «Алексей Бавыкин и партнеры». Получившая название «Метаморфозы», она открывает цикл экспозиций, посвященных актуальной практике лучших архитектурных бюро России. Пример Алексея Бавыкина и его команды показывает, что даже в кризис работа кипит.
Желтый лист осенний
На самом краю жилого района Строгино архитектор Алексей Бавыкин спроектировал высотный жилой дом под названием «Золотая осень». Это светло-палевая башня, прикрытая гигантским золотистым «листом», указывающим, как стрелка, в сторону центра города.
В отсутствие проекта планировки
10 февраля на рассмотрение архитектурного совета Москвы были представлены проекты Владимира Плоткина и Алексея Бавыкина. Эксперты высоко оценили оба проекта, однако первый был одобрен для показа на Общественном совете, а второй – отложен до того момента, когда НИиПИ Генплана разработает проект планировки территории, на которой расположен участок будущего строительства.
Кризиса как и не бывало. Заседание Общественного совета...
24 июня общественный совет начался с благоустроительной темы, «городской мебели» и городских туалетов. А далее рассматривал на редкость крупные проекты, как будто и не кризис на дворе. Был поддержан проект общей площадью 1 000 000 кв. м на пересечении Варшавского шоссе и МКАД, а также бизнес-комплекс на Малой Почтовой, за новым корпусом Бауманского института. Похвалили, но воздержались от согласования очередной высотки в составе ММДЦ «Сити» на участке № 20. На проект музея «Танка Т-34» решили объявить конкурс. В заключение мэр принял проект дома-арки Алексея Бавыкина на Можайском шоссе.
«Золотому острову» быть. Хотя бы в северной части....
Главной интригой прошедшего в среду общественного совета был проект планировки северной части «Золотого острова» – с четвертого раза его утвердили. Рассмотрели также проекты воссоздания построек Сретенского монастыря, гостиницу напротив Храма Христа Спасителя, три МФК - в Строгино, в районе Нижегородской улицы, а также недалеко от «Москва-Сити» на Шмитовском проезде, проект планировки поселка «Восточный» на Щелковке, и два отдельных здания – новую гостиницу «Киевская» и дом-арку Алексея Бавыкина на Можайском шоссе.
Дом-арка
На Можайском шоссе начинается строительство офисного здания по проекту Алексея Бавыкина. Как считает автор, на последнем этапе ему удалось внести существенные изменения, которые позволили лучше раскрыть важную для архитектора тему
Авангардная доминанта
Строительство башни «ВДНХ» Алексея Бавыкина завершилось прошедшей весной. 35-этажная доминанта, архитектура которой верна духу и букве поисков русского рационализма, стала заметным акцентом в панорамах севера Москвы и при этом умудрилась не подавить ближайшее окружение
Дикий ордер
Дом с деревьями на фасаде в Брюсовом переулке, о проекте которого мы писали относительно недавно, построен уже практически целиком – осталась только внутренняя отделка, и теперь появилась возможность увидеть его вживую. Благодаря экскурсии, организованной 7 апреля проектом «Свобода доступа», нам удалось посмотреть на дом не только снаружи, но и изнутри и даже посмотреть на Москву с его балкона
Проросший историзм
Здание, которое должно появиться на Можайском шоссе, состоит из 11-этажной «каменной» арки и врезанного в нее под прямым углом футуристического объекта. Первое впечатление – что в руине римского акведука открылся портал, наподобие киношных «звездных врат», и сквозь него в наше пространство проник стеклянный «пришелец»
Колонна в теле авангарда
Офисное здание Бавыкина для Автозаводской улицы – это погружение в архитектурный язык Ильи Голосова, то ли в шутку, то ли всерьез демонстрирующее классические истоки поисков знаменитого авангардиста
Дом на Херсонской
Двадцатипятиэтажный жилой дом  вторит дуге  Херсонской улицы. Всем своим видом здание показывает что оно принадлежит, во-первых, городу, во-вторых, большому многофункциональному комплексу, который планируется построить рядом
Дом-улица
Алексей Бавыкин представил проект нового многофункционального комплекса на 1-ой улице Ямского поля, д. 12
Башня «ВДНХ»
К северу от территории ВВЦ, на Сельскохозяйственный улице, растет новая, яркая  высотная доминанта – строится жилой небоскреб по проекту Алексея Бавыкина
Пластика для улицы
В начале Нижней Красносельской улицы начинается строительство нового офисного здания по проекту Алексея Бавыкина. Будучи построен, этот небольшой дом имеет все шансы распространить свое обаяние на весь прилегающий квартал
Титаник
Алексей Бавыкин строит жилой комплекс в Сочи на пересечении Кубанской улицы и Морского переулка
Полеты
Архитектор Алексей Бавыкин, известный своим почтительным отношением к наследию русского конструктивизма, спроектировал жилой многофункциональный комплекс «Дирижабль» на Профсоюзной улице в Москве
Похожие статьи
Ажурные узоры
Манчестерский Еврейский музей приобрел после реконструкции по проекту Citizens Design Bureau новый корпус с орнаментом на фасаде: он напоминает о культуре сефардов.
Зигзаг фасада
Офисное здание в Майнце защищает новый район на Рейне от шума порта. Авторы проекта – MVRDV и morePlatz.
Стальная живопись
Панели из нержавеющей стали на «Башне» Фрэнка Гери в арт-центре LUMA в Арле задуманы как мазки кисти Ван Гога.
Стеклянное облако
На морском курорте Циньхуандао на северо-востоке Китая строится «Облачный центр» по проекту пекинского бюро MAD.
Путь света
В знаменитый дворец императора Нерона – «Золотой дом» в Риме – теперь ведет новый вход по проекту Stefano Boeri Architetti.
Импортная типология
Комплекс доступного жилья с начальной школой по проекту бюро Henley Halebrown в лондонском районе Хакни основан на «центральноевропейском» типе жилой башни.
Силуэт прошлого
Внутренний двор музея и библиотеки в Цзяшане на востоке Китая напоминает силуэтом традиционную печь для обжига керамики, которыми славился этот город.
Штрихи современности
Открылся после реконструкции музей истории Парижа – Карнавале: в команде проекта архитекторы Snøhetta отвечали за новшества.
Обратная пропорция
В Центре инноваций INES университета чилийской области Био-Био по замыслу архитекторов Pezo von Ellrichshausen пространства для совместной и индивидуальной работы обратно пропорциональны друг другу.
Геометрические игры
В Мохали, городе-спутнике Чандигарха, архитекторы Studio Ardete снабдили офисное здание выразительным фасадом с асимметричными балконами, оставшись в жестких рамках бюджета.
Смена масштабов
AMO, исследовательское подразделение бюро OMA, разработало декорации для показа ювелирной коллекции Bvlgari в миланской Галерее Виктора Эммануила II.
Сотворение мира
К 60-летию первого полета человека в космос в Калуге открыли вторую очередь Государственного музея истории космонавтики, спроектированную воронежским архитектором Василием Исаевым. Музей космонавтики-2, деликатно вписанный в высокий берег реки Оки, дополнил ансамбль с легендарным памятником архитектуры 1960-х авторства Бориса Бархина, могилой Циолковского в парке и ракетой «Восток» на музейной площади. Основоположник космонавтики Циолковский, мифологический покровитель Калуги, стал главным героем новой музейной экспозиции, парящим в невесомости, как Бог-Отец в картинах Тинторетто.
Кирпич и свет
«Комната тишины» по проекту бюро gmp в новом аэропорту Берлин-Бранденбург тех же авторов – попытка создать пространство не только для представителей всех религий, но и для неверующих.
Серебро дерева
Спроектированный Níall McLaughlin Architects деревянный посетительский центр со смотровой башней у замка Даремского епископа напоминает о средневековых постройках у его стен.
Цифровой «валун»
В Эйндховене в аренду сдан дом, напечатанный на 3D-принтере: это первое по-настоящему обитаемое «печатное» строение Европы.
Этюды о стекле
Жилой комплекс недалеко от Павелецкого вокзала как символ стремительного преображения района: композиция с разновысотными башнями, изобретательная проработка витражей и зеленая долина во дворе.
Место сбора
В Лондоне открылся 20-й летний павильон из архитектурной программы галереи «Серпентайн». Проект разработан йоханнесбургской мастерской Counterspace.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Трансформация с умножением
Дворец водных видов спорта в Лужниках – одна из звучных и нетривиальных реконструкций недавних лет, проект, победивший в одном из первых конкурсов, инициированных Сергеем Кузнецовым в роли главного архитектора Москвы. Дворец открылся 2 года назад; приурочиваем рассказ о нем к началу лета, времени купания.
Союз Церкви и государства
Новое здание библиотеки Ламбетского дворца, лондонской резиденции архиепископа Кентерберийского, построено на берегу Темзы напротив Парламента. Авторы проекта – Wright & Wright Architects.
Переговоры среди лепестков
На Венецианской биеннале представлен новый проект Zaha Hadid Architects: модуль-переговорная Alis, подходящий как для интерьеров, так и для использования на открытом воздухе.
Технологии и материалы
Кирпич Terca из Эстонии – доступная европейская эстетика
Эстонский кирпич соединяет в себе местные традиции и высокотехнологичное производство мирового уровня под маркой Wienerberger. Технические преимущества облицовочного кирпича Terca особенно ценны в нашем северном климате – благодаря им фасады не потеряют своих эстетических качеств, а постройки будут долговечными.
Прочные основы декора. Методы Hilti для крепления стеклофибробетона
Методы HILTI позволяют украшать фасад сложными объемными формами, в том числе карнизами, капителями, кронштейнами и узорными панелями из стеклофибробетона, отлично имитируя массивные элементы из натурального камня и штукатурки при сравнительно меньшем весе и стоимости.
Дайте ванной право быть главной!
Mix&Match – простой и понятный инструмент для создания «журнального» дизайна ванной комнаты. Воспользуйтесь концепцией от Cersanit с десятками комбинаций плитки и керамогранита разного формата, цвета и фактуры для трендовых интерьеров в разных стилях. Идеально подобранные миксы гармонично дополнят вашу идею и помогут сократить время на создание проекта.
Современная архитектура управления освещением
В понимании большинства людей управлять освещением – это включать, выключать свет и менять яркость светильников с помощью настенных выключателей или дистанционных пультов. Но управление освещением гораздо глубже и масштабнее, чем вы могли себе представить.
Чистота по-австрийски
Самоочищающаяся штукатурка на силиконовой основе Baumit StarTop – новое поколение штукатурок, сохраняющих фасады чистыми.
Кто самый зеленый
14 небоскребов из разных частей света, которые достраиваются или планируются к реализации: уже не такие высокие, но непременно энергоэффективные и поражающие воображение.
Советы проектировщику: как выбрать плоттер в 2021 году
Совместно с компанией HP, лидером рынка широкоформатной печати, рассматриваем тенденции, новые программные и технические решения и формулируем современные рекомендации архитекторам и проектировщикам, которым требуется выбрать плоттер.
Energy Ice – стекло, прозрачное как лед
Energy Ice – новое мультифункциональное стекло, отличающееся максимальным светопропусканием. Попробуем разобраться, в чем преимущество новинки от компании AGC
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Башня превращается
Совместно с нашими партнерами, компанией «АЛЮТЕХ», начинаем серию обзоров актуальных тенденций высотного строительства. В первой подборке – 11 реализованных высоток со всего мира, демонстрирующих завидную приспособляемость к характерной для нашего времени быстрой смене жизненных стандартов и ценностей.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Сейчас на главной
«Место для всех»
Победителем международного конкурса на разработку концепции Приморской набережной в Сочи стал консорциум во главе с UNStudio.
Пресса: "Непостижимое решение". ЮНЕСКО отобрало у Ливерпуля...
ЮНЕСКО решило исключить Ливерпуль из своего Списка всемирного наследия, поскольку городские власти ведут активное строительство в районе доков и порта - архитектурного ансамбля, которое агентство ООН считало важнейшим памятником. В Ливерпуле такое решение называют "непостижимым" и надеются на его пересмотр.
Главный манифест конструктивизма
В Strelka Press выпущена основополагающая для отечественного авангарда книга Моисея Гинзбурга «Стиль и эпоха. Проблемы современной архитектуры» (1924): это совместный издательский проект Института «Стрелка» и Музея «Гараж». Публикуем главу «Конструкция и форма в архитектуре. Конструктивизм».
На берегу очень тихой реки
Проект благоустройства территории ЖК NOW в Нагатинской пойме выходит за рамки своих задач и напоминает скорее современный парк: с видовыми точками, набережной, разнообразными по настроению пространствами и продуманными сценариями «от 0 до 80».
Труд как добродетель
Вышла книга Леонтия Бенуа «Заметки о труде и о современной производительности вообще». Основная часть книги – дневниковые записи знаменитого петербургского архитектора Серебряного века, в которых автор без оглядки на коллег и заказчиков критикует современный ему архитектурно-строительный процесс. Написано – ну прямо как если бы сегодня. Книга – первое издание серии «Библиотека Диогена», затеянной главным редактором журнала «Проект Балтия» Владимиром Фроловым.
Стилисты села
Дизайн-код как способ привести небольшое поселение в порядок к юбилею или крупному событию: борьба с визуальным мусором, поиск духа места и унификация городских элементов.
Диалоги об образовании и карьере
Империалистический заказ и равнодушие к форме, необходимость доучить бывших студентов за свои деньги и скука формального обучения – дискуссия об архитектурном образовании на недавнем Архпароходе, как и многие разговоры на эту тему, местами была отмечена грустью, но не безнадежна и по-своему интересна. Публикуем выдержки из разговора, собранные одним из участников, архитектором и преподавателем Евгенией Репиной.
Плавная консоль
У здания банка в окрестностях ливанского города Сура нет привычных ограждений, а еще Domaine Public Architects удалось добавить в проект небольшую площадь.
Туман над Янцзы
В сети обсуждают новую ленд-арт-инсталляцию Григория Орехова Crossroads, «пешеходную зебру» проложенную художником по воде Москвы-реки 7 июля недалеко от Николиной горы. Рассматриваем несколько недавних работ Орехова – от «перекрестка» 2021 года на реке до «перекрестка» 2020 года в зеркалах «Черного куба», созданного в честь Казимира Малевича в Немчиновке.
Неоконюшня
На территории ВДНХ появится новый конноспортивный манеж: его авторы обращаются к традиционной для типологии форме и материалам, трактуя их как современный парковый павильон.
Еще один конструктор
В Мангейме началось строительство жилого комплекса по проекту MVRDV и производителя сборных домов Traumhaus. Он должен дать будущим обитателям максимум разнообразия и кастомизации по доступной цене, что в свою очередь позволит создать там живое сообщество соседей.
Градсовет Петербурга 15.07.2021
Архитекторы предложили обновить торговый центр в петербургском Купчино, вдохновляясь снежными пиками Балканских гор. Эксперты отнеслись к идее прохладно.
Галька на берегу
Проект аэропорта в Геленджике от АБ «Цимайло, Ляшенко и Партнеры» стал единственным российским победителем премии Architizer A+Awards 2021 года.
Стратегия преображения
Публикуем 8 проектов реконструкции построек послевоенного модернизма, реализованных за последние 15 лет Tchoban Voss Architekten и показанных в галерее AEDES на недавней выставке Re-Use. Попутно размышляя о продемонстрированных подходах к сохранению того, что закон сохранять не требует.
Ажурные узоры
Манчестерский Еврейский музей приобрел после реконструкции по проекту Citizens Design Bureau новый корпус с орнаментом на фасаде: он напоминает о культуре сефардов.
Дворцовый переворот
Еще один ДК, который возвращает к жизни команда «Идентичность в типовом», на этот раз – в Ельце. Согласно программе, универсальные решения встречаются с локальными особенностями, благодаря чему появляется новая точка притяжения.
В ритме квартальной застройки
На прошедшей неделе состоялась презентация жилого комплекса «ТЫ И Я» на северо-востоке Москвы. По ряду параметров он превышает заявленный формат комфорт-класса, и, с другой стороны, полностью соответствует популярной в Москве парадигме квартальной застройки, добавляя некоторые нюансы – новый вид общественных пространств для жильцов и квартиры с высокими потолками в первых этажах.
Игра в кубе
В Minecraft создана виртуальная копия двух зданий Дарвиновского музея: модернистского и постмодернистского, типично-«лужковского». Можно гулять как снаружи, так и по залам.
Зигзаг фасада
Офисное здание в Майнце защищает новый район на Рейне от шума порта. Авторы проекта – MVRDV и morePlatz.
Стальная живопись
Панели из нержавеющей стали на «Башне» Фрэнка Гери в арт-центре LUMA в Арле задуманы как мазки кисти Ван Гога.
Возгонка авангарда
В Москве завершено строительство Tatlin apartments на Бакунинской улице. Дом включает в себя фрагмент отреставрированной АТС конца 1920-х годов, заставляя это спокойное, в сущности, здание с технической функцией стать более футуристичным, чем оно было задумано когда-то.