Алексей Бавыкин: «К Москве нужно относиться нежнее»

Алексей Бавыкин – о современной Москве, архитектурном образовании и новых проектах своей мастерской.

Анна Мартовицкая

Беседовала:
Анна Мартовицкая

17 Марта 2014
mainImg
Архи.ру:
– Алексей Львович, в последнее время Вы почти совсем не давали интервью. Почему? 

Алексей Бавыкин:
– Не только интервью, я и проекты почти не публиковал. Да что говорить, в последние пять лет у нас было очень мало работы – лишь в 2013-м удалось вывести мастерскую из ситуации постоянных сокращений и вновь начать наращивать объем работы.

– Неужели это история с Можайкой так вас подкосила?
– Начнем с того, что был кризис, который больно ударил по всем. История с Можайкой только добавила неприятностей. Когда осенью 2008-го Юрий Михайлович на Общественном совете раскритиковал этот проект, назвав его «уродиной», и сказал, что городу такие архитекторы, как я, не нужны, он фактически выписал мне волчий билет. Так сложилось, что у меня, да и у большинства других архитекторов заказчиками были люди, приближенные к Лужкову. Многие из них присутствовали на том заседании, да и вообще там были очень важные люди, и еще больше людей прочитали о реакции Лужкова в прессе, и все они, скажем так, намотали на ус оценку мэра. Я остался без работы. Я позже много думал о том, как причудливо складывается судьба. Я ведь в молодости страшно любил читать о пострадавших архитекторах – Леонидове, Мельникове и многих других, которые фактически остались за бортом профессии, и всегда очень сопереживал им, а спустя тридцать лет вдруг и сам оказался в таком положении. Поймите меня правильно: я ни в коем случае не сравниваю себя с гениями, но ощущение профессиональной невостребованности теперь не понаслышке знакомо мне. Правда, сегодня дело обстоит таким образом, что наша мастерская опять занимается Можайкой. Хотя последняя версия объекта, по мнению многих, не такая крутая, как первая, потому что в 2008 году мы проектировали понтовый головной офис крупной российской компании, а сейчас делаем обычный офисно-деловой центр. «Руина на шоссе», как назвал наш первый проект Владимир Седов, не состоялась. Вот такие метаморфозы.
Алексей Бавыкин
Фотография Н.Бавыкиной
Проект офисного здания по адресу: г. Москва, Можайское шоссе 6 стр.1. 2008 год. Ситуационный план. Авторский коллектив ООО «Мастерская архитектора Бавыкина»: А. Бавыкин, М. Марек, Д. Чистов. Гл. Конструктор: К. Кабанов. Гл. инженер: Л. Слуцковская. Визуализация: К. Маслов.
Проект офисного здания по адресу: г. Москва, Можайское шоссе 6 стр.1. 2008 год. Ночной вид
Проект фасадного решения административного здания по адресу: г. Москва, Можайское шоссе 6 стр. 1. 2013 год. Авторский коллектив ООО «Алексей Бавыкин и партнеры»: А.Бавыкин, М. Марек, Н.Бавыкина. Визуализация: Д. Борков. Ночной вид

– Наверно, после этого у Вас к мэру Лужкову особые счеты.
– Ну что вы, Лужков нормальный человек. Откровенный. Все делал от чистого сердца. В нем ведь лукавства было не так много, по крайней мере, по отношению к архитектуре, и мне кажется, это дорогого стоит. Да, он сильно лез в проекты, и история с Можайкой тому очень яркий пример, но ведь косвенно это подтверждает, что я сделал по-настоящему классную вещь, развивая тему «говорящего русского модернизма» (термин Владимира Седова). Вообще, я считаю себя русским архитектором, развивающим русский архитектурный язык, и терпеть не могу «ломаного английского». Можайка просто оказалась не прикрыта сильным заказчиком, а Александр Викторович Кузьмин устал защищать мою архитектуру от официальных консерваторов. А ведь именно его усилиями были пробиты такие проекты, как высотка на Сельскохозяйственной, «Дирижабль» на Профсоюзной улице и жилой дом в Брюсовом переулке. Все эти три постройки сильно не нравились Лужкову, но Кузьмин, при поддержке сильных заказчиков, все эти объекты пробил. За что я ему очень благодарен. Меня, кстати, часто спрашивают, что такое «лужковская архитектура», и я всегда отвечаю, что сам термин кажется мне очень спорным. Лужков-то, конечно, был, и лез в проекты, и стремился их переделывать, но ведь отрисовывали его пожелания и замечания архитекторы. Всю «красоту» рисовали архитекторы. И они до сих пор живы и здоровы, многие из них продолжают вполне успешно работать. Так что дело не в термине и не в стиле, а в архитекторах и в том, что они считают возможным себе позволять. В этом смысле меня никак нельзя считать «лужковским архитектором», хотя работу наша мастерская получала от людей, близких к нему.
zooming
Жилой дом по адресу: г. Москва ул. Сельскохозяйственная вл. 16 к. 1. Постройка 2007 года. Авторский коллектив ООО «Мастерская архитектора Бавыкина»: А. Бавыкин, М. Марек, Л. Збарская, И. Ситаева. Конструктор: Л. И. Чертков. Инженер: Л. Слуцковская. Фото Н. Кулебякина
Жилой дом – апартаменты по адресу: г. Москва , Брюсов пер. 19. Авторский коллектив ООО «Мастерская архитектора Бавыкина»: А. Бавыкин, М. Марек, Г. Гурьянов, Ю. Раннева, Д. Травников. Конструкции: ООО «Финпроект» Инженерия: ООО «Финпроект». Постройка 2007 г. Фото Н. Кулебякина

– Ваш проект жилого дома «Дирижабль» прекрасно придуман и нарисован, но качество реализации фактически убило первоначальный замысел. Насколько я понимаю, Вы даже не подписываетесь под построенным в итоге домом – по крайней мере, на сайте мастерской «Дирижабль» представлен лишь в разделе «Проекты».
– Это тяжелая история. Да, качество строительства – известная беда Москвы, и бывали случаи, когда бороться с этим было невозможно. Может быть, мне бы и удалось отстоять «Дирижабль», если бы новые заказчики не отстранили меня от проекта. Просто дом строили какие-то третьи люди, которым удалось без согласования со мной изменить конструктив здания, отделочные материалы фасадов, и они, без преувеличения, изувечили «Дирижабль». Туда вставили какие-то уродские коричневые окна, облицевали его дешевым керамогранитом. Но, главное, в целях экономии приняли, на мой взгляд, рискованные решения по конструктиву. Это напрягает. И хотя там все мое – от названия до формы, – теперь я действительно стараюсь от этого дома дистанцироваться, поскольку я фактически автор концепции, не принимавший участия в работе на стадии проекта и рабочей документации. 
Проект многофункционального жилого Комплекса по адресу: г. Москва, ул. Профсоюзная вл. 64-66. Авторский коллектив ООО «Мастерская архитектора Бавыкина»: А. Бавыкин, М. Марек, Е. Бадалян, А. Власенко, Г. Гурьянов, А. Лущеко, О.Сорокина, Н. Степахина. Конструктор: К. Кабанов. В. Шарабанов. Инженер: Л. Слуцковская. 2005 г. Ситуационный план
3d модель, фотомонтаж. Вид со стороны ул. Профсоюзная.
Здание по адресу : г. Москва, ул. Профсоюзная вл. 64-66. Фото А. Джикия.
Здание по адресу : г. Москва, ул. Профсоюзная вл. 64-66. Фото А. Джикия.

– А сколько лет Вы в общей сложности почти не работали?
– В 2009-м и в 2010-м мало чего делал. Ну то есть ничего серьезного для города. Кое-какие заказы, конечно, были, в том числе мы сделали конкурсный проект музея Второй Мировой Войны в Гданьске и интересный частный заказ на тему архитектуры протестантского дома собраний в Москве. Очень интересная была работа. Хочу отметить, что все последние работы я делаю в творческом союзе с моими партнерами Михаилом Мареком и Натальей Бавыкиной. В 2011-м году нашими усилиями мастерская начала потихоньку реанимироваться, появился новый круг заказчиков пост-лужковской эпохи а с 2013-го мастерская набирает объемы и разрастается. В общем, на пенсию отправить меня не удалось. Я с самого начала понимал, что главное в такой ситуации – подождать. И правильно себя позиционировать. И все восстановится.
Конкурсный проект музея II Мировой войны в г. Гданьск (Польша). 2010 г. Генеральный план. Авторский коллектив ООО «Алексей Бавыкин и партнеры»: А. Бавыкин, М. Марек, Н. Бавыкина, А. Усачева. Визуализация: К. Маслов.
Конкурсный проект музея II Мировой войны в г. Гданьск (Польша). 2010 г. Основной вид со стороны входа
Конкурсный проект музея II Мировой войны в г. Гданьск (Польша). 2010 г. Генплан
Конкурсный проект музея II Мировой войны в г. Гданьск (Польша). 2010 г. Вид на внутренний атриум
Конкурсный проект музея II Мировой войны в г. Гданьск (Польша). 2010 г. Вид со стороны ул. Stara Stochnia
Эскизный проект протестантского дома собраний по адресу: г. Москва, Озерковская набережная 16. 2012 г. Ситуационный план. Авторский коллектив ООО «Алексей Бавыкин и партнеры»: А. Бавыкин, М. Марек, Н. Бавыкина. Визуализация: Н. Бавыкина, Д. Борков.
Эскизный проект протестантского дома собраний по адресу: г. Москва, Озерковская набережная 16. 2012 г. Фасады со стороны Озерковской набережной и 1-го Озерковского переулка
Эскизный проект протестантского дома собраний по адресу: г. Москва, Озерковская набережная 16. 2012 г. 3d модель. Вид с Садовнической набережной.
Эскизный проект протестантского дома собраний по адресу: г. Москва, Озерковская набережная 16. 2012 г. 3d модель. Вид с Садовнической набережной.

– Правильно – это как?
– Нужно уметь разговаривать с заказчиком. Уметь его слушать – это раз, и уметь его убедить в правильности своего решения – это два. Архитектор – это ведь в первую очередь переговорщик. Не скажу, что я прямо-таки ас этого жанра, есть куда большие профессионалы, но я стараюсь. Учусь.

– Три года назад Вы в одном из интервью сказали, что «лужковская архитектура – это не стиль, а достаточно безалаберное распихивание по городу энного количества квадратных метров». Как, на Ваш взгляд, сейчас обстоит дело с «распихиванием» квадратных метров? Можно ли говорить о более продуманной, осознанной градостроительной политике и внятных правилах игры?
– Сейчас, кажется, все становится несколько разумнее и не так авантюрно. Стало принято думать о городе – и слава богу. Дождалась, Москва, бедняжка. Хотя, конечно, определенные перегибы и сейчас случаются. Я вижу очень много модненьких проектов и построек, у которых судьба точно такая же как у лужковской архитектуры – от них скоро все устанут. Сарай, разукрашенный пикселями и орнаментом, остается сараем. Правда, я и сам недавно сделал такой проект в Подмосковье – жилой район «Молоково» на 12 тысяч человек. У заказчика скромный бюджет, и там кроме сверхэкономичных планировочных решений и пикселей ничего нет. Зато на уровне генплана все удалось сделать правильно: это квартальная застройка с приватными дворами, полностью освобожденными от машин. И на качество жизни это, конечно, влияет больше, чем пиксели и орнаменты.
Проект II, III, IV, V очередей жилого микрорайона «Молоково» по адресу: Московская область, с. Молоково. 2014 г. Генеральный план. Авторский коллектив ООО « РД – Проект» (структурное подразделение ООО «Алексей Бавыкин и партнеры»: А. Бавыкин, М. Марек, Л. Збарская, Д. Елфимов, А. Власенко, Р. Лукин. Гл. конструктор: М. Федоров. Гл.инженер: Л. Слуцковская.

– Жилье, как и раньше, является основной типологией, с которой вы работаете?
– Да. И должен сказать, что эта типология тоже меняется в лучшую сторону. Наконец-то заказчики начинают ориентироваться на семейных людей и проектировать не только студии и малогабаритные квартиры. Какое-то время назад я даже слышал мнение о том, что маленькие квартиры лучше всего продаются в Москве, так как основные покупатели недвижимости в столице – это девушки легкого поведения и мужчины нетрадиционной ориентации. И это здорово меня напрягает: может быть, оно и так, но что тогда со всеми нами будет? Основа государства – это семья с детьми, внуками и правнуками, и слава богу, что сегодня об этом снова принято думать. В том же «Молоково», например, мы сначала по настоянию заказчика спроектировали исключительно маленькие квартиры, буквально на клетушки нарезали этажи, а потом смогли убедить его в том, что жилье в пределах одного дома должно быть разным.

– Ваше отношение к многочисленным архитектурным конкурсам, которые сегодня стали столь популярны? Считаете ли Вы, что в своем нынешнем виде они способны создать условия честной конкуренции в профессиональном сообществе?
– Да, безусловно. Конечно, и тут есть свои перегибы, но я верю в то, что еще немного и система отладится окончательно. Мы, кстати, тоже недавно участвовали в одном конкурсе – делали концепцию застройки территории Нагатинского затона. Очень правильная, я считаю, инициатива – построить там не только офисы. Мы сделали район смешанной застройки, спроектировали зеленый бульвар, спрятали в тоннель шумную городскую магистраль, идущую вдоль набережной. Проект мы делали вместе с немецкой фирмой Uberbau и молодыми московскими градостроителями. На мой взгляд, работа удалась и нам за нее не стыдно. 
Конкурсный проект развития территории 3-5 очередей московского городского технопарка «Нагатино – Зил» как комплексной жилой застройки по адресу: г. Москва, западная часть нагатинской поймы. 2014 г. Авторский коллектив: Uberbau Gmbh : A. Saad, T. Stellmach. ООО «Алексей Бавыкин и партнеры»: А. Бавыкин, М. Марек, Н. Бавыкина, при участии Д. Боркова, Е. Устюгова. Консультанты: Г. Витков, И. Курячий, Ю. Милевский. Визуализация: компания LooqLab : А. Киселев, А. Томилов. 3d модель. Вид с высоты птичьего полета.
Конкурсный проект развития территории 3-5 очередей московского городского технопарка «Нагатино – Зил» как комплексной жилой застройки. 3d модель. Вид на набережную Москвы – реки.
Конкурсный проект развития территории 3-5 очередей московского городского технопарка «Нагатино – Зил» как комплексной жилой застройки. 3d модель. Вид на внутренний двор жилого дома.

– С учетом нашего весьма капризного климата Вы сами-то верите в потенциал общественных пространств?
– Сейчас эта тема, конечно, актуальна. Но, думаю, со временем пафос спадет, и в городе сформируются места и для летнего досуга, и для зимнего, возникнет некое равновесие, которое сделает общественную жизнь более осмысленной и насыщенной. В том, что людям нужно общаться, у меня лично никаких сомнений нет. Мы, кстати, в конкурсном проекте Нагатино сделали основной упор на квартальную планировку – огромный жилой комплекс строится практически в чистом поле, и люди если и будут какое-то пространство воспринимать как «свое», то только двор. Также недавно проектировали комплекс апартаментов на Кожевнической улице, и там основной стала та же тема – двор, благоустроенная территория которого давала надежду на уют в сочетании с открытостью комплекса на простор Москвы-реки. К сожалению, этот проект, кажется, так и останется на бумаге.
Проект комплекса апартаментов с гостиницей и подземными автостоянками по адресу: г. Москва, ул. Кожевническая вл. 15, Шлюзовая наб. вл. 10. 2013 г. Генеральный план. Авторкий коллектив ООО «Алексей Бавыкин и партнеры» : А. Бавыкин, М. Марек, Л. Збарская, Н. Бавыкина, Е. Устюгов. Визуализация: Д. Борков.
zooming
Проект комплекса апартаментов с гостиницей и подземными автостоянками по адресу: г. Москва, ул. Кожевническая вл. 15, Шлюзовая наб. вл. 10. 2013 г. Главный фасад (со стороны набережной).
Проект комплекса апартаментов с гостиницей и подземными автостоянками по адресу: г. Москва, ул. Кожевническая вл. 15, Шлюзовая наб. вл. 10. 2013 г. 3D модель. Вид со стороны набережной
Проект комплекса апартаментов с гостиницей и подземными автостоянками по адресу: г. Москва, ул. Кожевническая вл. 15, Шлюзовая наб. вл. 10. 2013 г. 3D модель. Вид из внутреннего двора

– В чем главная сложность проектирования в историческом центре, на Ваш взгляд?
– Сложности, конечно, есть, поэтому нужно видеть и слышать контекст, внимательно смотреть по сторонам. И если ситуация того требует, можно даже ордер сочинить – Григорий Ревзин в свое время написал, что именно это я и сделал, проектируя дом в Брюсовом переулке. Черт его знает, может и сочинил. Но основной моей задачей было не самовыразиться, а тактично вставить дом в уникальную уже сложившуюся среду.

– А вот в проекте дома на Потешной улице, наоборот, работаете более агрессивно?
– Да, ну там-то никакой среды, одна совковая психбольница. Тому району как раз остро требовался репер, и мы его придумали. Поэтому там и цвет активно используется (мы взяли цветную керамику), и активная пластика фасаду придается за счет балконов и выносных коммуникационных узлов. Я честно посмотрел по сторонам, но там действительно не за что было зацепиться. Совсем другое дело – наша гостиница на улице Ямского поля. Вроде бы и не центр, но совсем рядом по проекту мастерской SPEECH реконструируется Второй часовой завод, и было бы странно не учесть этот объект. Фактически мы трактовали наш дом как продолжение дома коллег, создав интересный полноценный диалог двух объектов современной архитектуры. Такой Макс Дудлер разукрашенный у нас получился. Мне Дудлер вообще нравится, хотя для Москвы его стилистика – это, пожалуй, некоторый перебор в сторону немецкой строгости.
Проект лечебно – оздоровительного объекта по адресу: г. Москва, ул.Потешная вл. 5. 2013 г. Ситуационный план. Авторский коллектив ООО «Алексей Бавыкин и партнеры» : А. Бавыкин, М. Марек, Д. Джавадова. визуализация: С. Михалицын.
Проект лечебно – оздоровительного объекта по адресу: г. Москва, ул.Потешная вл. 5. 2013 г. 3d модель. Вид со стороны наб. Ганушкина
Проект лечебно – оздоровительного объекта по адресу: г. Москва, ул.Потешная вл. 5. 2013 г. 3d модель. Вид со стороны Богородского Вала.
Проект лечебно – оздоровительного объекта по адресу: г. Москва, ул.Потешная вл. 5. 2013 г. 3d модель. Вид со стороны дворовой территории.
Проект гостиницы с подземной автостоянкой по адресу: г. Москва, 1-я ул.Ямского Поля вл. 12. 2013 г. Ситуационный план. Авторский коллектив ООО «Алексей Бавыкин и партнеры»: А. Бавыкин, М. Марек, Н. Бавыкина. Визуализация: С. Михалицын.
Проект гостиницы с подземной автостоянкой по адресу: г. Москва, 1-я ул. Ямского Поля вл. 12. 3d модель. Вид со стороны 1-й ул. Ямского поля.
Проект гостиницы с подземной автостоянкой по адресу: г. Москва, 1-я ул. Ямского Поля вл. 12. 3d модель. Вид со стороны 3-й ул. Ямского поля.
Проект гостиницы с подземной автостоянкой по адресу: г. Москва, 1-я ул. Ямского Поля вл. 12. 3d модель. Вид со стороны 1-й ул. Ямского поля.

– Т.е. современная Москва, на Ваш взгляд, в архитектурном смысле все же не всеядна? 
– Этот город так мутузили, что, пожалуй, он может вынести все... Но горячиться-то не нужно. Многие коллеги этим страдали в свое время. Я считаю, не нужно насиловать корову с золотыми рогами. К городу нужно относиться нежнее. На среде жесткие движения всегда сказываются очень плохо. И я рад, что сейчас в большинстве случаев отношение к городу действительно меняется.

– Не так давно Вы покинули пост вице-президента Союза архитекторов России. Можете это прокомментировать?
– Честно говоря, не хочу. Я назвал в своем заявлении основную причину – «несогласие с позицией руководства союза», – и заявление это опубликовал, так что считайте, что я все уже прокомментировал. Тем более что на выборной должности члена правления Союза архитекторов России и руководителем Совета по образованию я остался.

– Да, про образование я как раз и хотела спросить в заключение нашего разговора. Как бы Вы охарактеризовали состояние российской архитектурной школы сегодня? 
– Прежде всего хочу сказать, что среди молодых есть очень хорошие архитекторы, целая плеяда, и с ними я связываю огромные надежды на развитие отечественного зодчества. Что же касается образования… Я бы сказал так: основная беда наших архитектурных вузов – это преподавательский состав. Дети-то талантливые, но делают они не всегда то, что нужно, потому что их учат зачастую люди, далекие от практики и современных течений в архитектуре. Так не должно быть. Что в этой ситуации может сделать союз? Сейчас наконец-то принято решение об аккредитации архитектурных вузов при Союзе архитекторов. Это то, что давно существует и успешно работает во всех цивилизованных странах – аккредитация института при ключевой организации работодателей помогает выстраивать преемственность и тем самым передавать накопленный опыт и знания следующему поколению. Кроме того, я по мере возможности вношу некоторый личный вклад в развитие нашего архитектурного образования: я уже шесть лет в качестве профессора преподаю в МАрхИ. И в работе со студентами я стараюсь делать упор именно на решение реальных проблем. Мой идеал – школа-мастерская Жолтовского, о которой я много слышал в юности и из которой в реальную жизнь выходили абсолютно подготовленные к ней молодые люди.

17 Марта 2014

Анна Мартовицкая

Беседовала:

Анна Мартовицкая
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Энди Сноу: «Моя цель – соединить в архитектуре рациональное...
Английский архитектор Энди Сноу стал главным архитектором проектной компании GENPRO. Постройки Энди Сноу в Великобритании, выполненные в составе известных бюро, отмечены международными наградами. В России архитектор принимал участие в проектировании БЦ «Фабрика Станиславского», ЖК iLove и БЦ AFI2B на 2-й Брестской. Энди Сноу сравнил строительную ситуацию в России и Великобритании и поделился своим видением архитектурных перспектив России.
Бюро Никола-Ленивец: «Мы не решаем проблемы, а раскрываем...
Иван Полисский и Юлия Бычкова, управляющие партнеры Бюро Никола-Ленивец – о том, какие проблемы решает социокультурное проектирование, как развивать территории с помощью искусства и почему нельзя в каждом регионе создать свой Никола-Ленивец.
Сергей Скуратов: «Небоскреб это баланс технологий,...
В марте две башни Capital towers достроили до 300-метровой отметки. Говорим с автором самых эффектных небоскребов Москвы: о высотах и пропорциях, технологиях и экономике, лаконизме и красоте супертонких домов, и о самом смелом предложении недавних лет – башне в честь Ле Корбюзье над Центросоюзом.
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Двадцатый год, нелегкий: что говорят архитекторы
Тридцать архитекторов – о прошедшем 2020 годе, перипетиях, плюсах и минусах «удаленки», новых проектах, постройках и других профессиональных событиях, выставках и результатах конкурсов. Также говорим о перспективах закона об архитектурной деятельности.
Григориос Гавалидис: «Запрос на качественную архитектуру...
Бюро, которое очень быстро, за 5-6 лет, выросло от 3 до 50 архитекторов и теперь работает с крупными ЖК и значительными мастер-планами «городов-спутников» Подмосковья. Основано греком из города Салоники. Григориос Гавалидис считает скучной работу с частными домами на островах, говорит по-русски как москвич и мечтает сделать московскую городскую среду комфортной, разнообразной и безопасной – как в Греции.
Владимир Григорьев: «Панельная застройка везде одинакова,...
В Санкт-Петербурге стартовал открытый конкурс «Ресурс периферии», участникам которого предлагается разработать концепцию повышения качества среды жилых кварталов 1970-1990-х годов. Выясняем подробности у главного архитектора города.
Андрей Асадов: «На концептуальном этапе надо сразу...
Исследуем главный витраж саратовского аэропорта «Гагарин», составленный из стеклопакетов, наклоненных под углом и образующих «воронку» над входом. Обсуждаем особенности витражных конструкций, а также поиск технологии, которая позволит реализовать красивое архитектурное решение, не пожертвовав надежностью и стоимостью объекта.
Виталий Лутц: «Работа над ЗИЛом была очень интересна...
Недавно Архсовет в неформальном режиме обсудил мастер-план территории ЗИЛ-Юг, разработанный на основе ППТ Института Генплана, утвержденного в 2016 году. Об истории и особенностях проектов 2011-2017 рассказывает их непосредственный участник и руководитель.
Архитектор в девелопменте
Девелоперские компании берут в команду архитекторов, а порой создают целые архитектурные подразделения внутри своей структуры: о роли, значении, возможностях архитектора в сфере девелопмента Архи.ру и Институт «Стрелка», изучающий эту непростую тему в течение года, поговорили с архитекторами, которые работают в девелопменте, и другими специалистами.
Новый опыт: истории четырех бюро
Беседуем с архитекторами, которые долгое время были заняты в сфере дизайна интерьеров, индивидуального жилого строительства и инсталляций, но недавно реализовали свой первый крупный объект: Faber Group с вокзалом в Иваново, Павел Стефанов и Ольга Яковлева с крематорием в Воронеже, Архатака с ТЦ Галерея SM в Петербурге и Хора с реконструкцией Национальной библиотеки Татарстана.
Москомархитектура: итоги года. Часть I
Шесть коротких интервью: с Никитой Токаревым, Кириллом Теслером, Сергеем Георгиевским, Николаем Переслегиным, Филиппом Якубчуком и основателями бюро ARCHSLON Татьяной Осецкой и Александром Саловым.
Амир Идиатулин: «Главное – объект должен быть тебе...
IND architects стали ньюсмейкерами завершающегося года: выиграли два иностранных конкурса, поучаствовали в трех международных консорциумах, завершили реконструкцию здания первого детского хосписа в Москве для фонда Нюты Федермессер. Основатель и руководитель бюро Амир Идиатулин – об основных принципах работы: самым важным архитекторы считают увлеченность темой, стремятся к универсальности, с жюри и заказчиками не заигрывают, стоимость работы рассчитывают по человеко-часам.
Юлий Борисов: «Мы должны быть гибкими, но не терять...
Особенность развития архитектурной компании UNK project – в постоянном поэтапном росте и спланированном изменении структуры. Это тяжело, но эффективно. Юлий Борисов рассказал нам о недавней трансформации компании, о ее сформулированных ценностях и миссии, а также – о пользе ТРИЗ для конкурсной практики, личностном росте и сложностях роста бюро, параллелизме рационального расчета и иррационального творчества, упорстве и осознанности.
ATRIUM: «Один довольный заказчик должен приносить тебе...
Вера Бутко и Антон Надточий, известные 20 лет назад смелыми проектами интерьеров и частных домов, сейчас строят большие жилые районы в Москве, участвуют в конкурсах наравне с западными «звездами», активно работают со значительными проектами не только в России, но и на постсоветском пространстве. Мы поговорили с архитекторами об их творческом пути, его этапах и истории успеха.
Константин Акатов: «Обновленная территория – увлекательное...
Интервью с победителем международного конкурса на мастер-план долины реки Степной Зай в Альметьевске, руководителем проекта, заместителем генерального директора «Обермайер Консульт» Константином Акатовым.
Сергей Труханов: «Главное – найти решение, как реализовать...
Как изменятся наши рабочие пространства? Можно ли подготовить свои офисы к подобным ситуациям в будущем? Что для современных офисов актуально в целом? Как работать с международными компаниями и какую архитектурную типологию нам всем еще только предстоит для себя открыть?
Звучание фасада
Инсталляция «Классная игра» художника Марины Звягинцевой превратила фасад школы на севере Москвы в клавиатуру рояля и переосмыслила место школьного здания в городской среде. Публикуем интервью Марины о ее методе работы с архитектурой.
Технологии и материалы
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Сейчас на главной
Авангардный каркас из прошлого
В Париже завершилась реконструкция почтамта на улице Лувра по проекту Доминика Перро: почтовая функция сведена к минимуму, вместо нее возникло множество других, включая социальное жилье.
Шелковые рукава
Металлические ленты Культурного центра по проекту Кристиана де Портзампарка в Сучжоу – парафраз шелковых рукавов артистов куньцюй: для спектаклей этого оперного жанра также предназначен комплекс.
MasterMind: нейросеть для девелоперов и архитекторов
Программа, разработанная компанией Genpro, способна за полчаса сгенерировать десятки вариантов застройки согласно заданным параметрам, но не исключает творческой работы, а лишь исполняет техническую часть и может быть использована архитекторами для подготовки проекта с последующей передачей данных в AutoCAD, Revit и ArchiCAD.
Жук улетел
История проектирования бизнес-центра в Жуковом проезде: с рядом попыток сохранить здание столетнего «холодильника» и современными корпусами, интерпретирующими промышленную тему. Проект уже не актуален, но история, на наш взгляд, интересная.
Медные стены, медные баки
Новая штаб-квартира Carlsberg Group в Копенгагене по проекту C. F. Møller получила фасады из медных панелей, напоминающие об исторических чанах для варки пива.
Оболочка IT-креативности
Московское здание международной сети внешкольного образования с центром в Армении – школы TUMO – расположилось в реконструированном корпусе, единственном сохранившемся от сахарного завода имени Мантулина. Пожелания заказчика и инновационная направленность школы определили техногенную образность «металлического ящика», открытую планировку и яркие акценты внутри.
Быть в центре
Апарт-комплекс в центре делового квартала с веерными фасадами и облицовкой с эффектом терраццо.
ВХУТЕМАС versus БАУХАУС
Дмитрий Хмельницкий о причудах историографии советской архитектуры, о роли ВХУТЕМАСа и БАУХАУСа в формировании советского послевоенного модернизма.
Авангард на льду
Бюро Coop Himmelb(l)au выиграло конкурс на концепцию хоккейного стадиона «СКА Арена» в Санкт-Петербурге. Он заменит собой снесенный СКК и обещает учесть проект компании «Горка», недавно утвержденный градсоветом для этого места.
Третий путь
Публикуем объект, получивший гран-при «Золотого сечения 2021»: офисный комплекс на Верхней Красносельской улице, спроектированный и реализованный мастерской Николая Лызлова в 2018 году. Он демонстрирует отчасти новые, отчасти хорошо забытые старые тенденции подхода к строительству в исторической среде.
Диалог в кирпиче
Новый корпус школы Скиннерс по проекту Bell Phillips Architects к юго-востоку от Лондона продолжает викторианскую традицию кирпичной архитектуры.
Слабые токи: итоги «Золотого сечения»
Вчера в ЦДА наградили лауреатов старейшего столичного архитектурного конкурса, хорошо известного среди профессионалов. Гран-при получили: самая скромная постройка Москвы и самый звучный проект Подмосковья. Рассказываем о победителях и публикуем полный список наград.
Оазис среди офисов
Двор киевского делового центра Dmytro Aranchii Architects превратили в многофункциональную рекреационную зону для сотрудников.
Террасы и зигзаги
UNStudio прорывается в Петербург: на берегу Финского залива началось строительство ступенчатого офиса для IT-компании JetBrains.
Пресса: «Потенциал городов не раскрыт даже на треть». Архитектор...
Программа реновации, предполагающая снос хрущевок, стартовала в Москве в 2017 году. Хотя этот механизм и отличается от закона о комплексном развитии территорий, который распространили на остальную страну, столичные архитекторы накопили приличный опыт, как обновлять застроенные кварталы. Об этом мы поговорили с руководителем бюро T+T Architects Сергеем Трухановым.
Избушка в горах
Клубный павильон PokoPoko по проекту Klein Dytham architecture при отеле на острове Хонсю напоминает сказочный домик.
Здесь и сейчас
Три примера быстровозводимой модульной архитектуры для города и побега из него: растущие офисы, гастромаркет с признаками дома культуры и хижина для созерцания.
Себастиан Треезе стал лауреатом премии Дрихауса 2021...
Молодому немецкому бюро Sebastian Treese Architekten присуждена премия Ричарда Дрихауса в области традиционной архитектуры. Денежный номинал премии – 200 000 долларов USA, и она позиционируется как альтернатива премии Прицкера: если первую вручают в основном модернистам, то эту – архитекторам-классикам.
Семь часовен
Семь деревянных часовен в долине Дуная на юго-западе Германии по проекту семи архитекторов, включая Джона Поусона, Фолькера Штааба и Кристофа Мэклера.
Крупицы золота
В Доме архитектора в Гранатном переулке открылся фестиваль «Золотое сечение». Рассматриваем планшеты. Награждать обещают 22 апреля.
Разлинованный ландшафт
Кладбище словацкого города Прешов по проекту STOA architekti играет роль не только некрополя, но и рекреационной зоны для двух жилых районов.