Дом-арка

На Можайском шоссе начинается строительство офисного здания по проекту Алексея Бавыкина. Как считает автор, на последнем этапе ему удалось внести существенные изменения, которые позволили лучше раскрыть важную для архитектора тему

author pht

Автор текста:
Юлия Тарабарина

mainImg

Архитектор:

Алексей Бавыкин

Мастерская:

Алексей Бавыкин и партнёры

Проект:

Офисное здание с подземной автостоянкой в 4-х уровнях на Можайском шоссе (вариант 2006-2008 гг.)
Россия, Москва, Можайское шоссе, вл. 6

Авторский коллектив:
А.Л. Бавыкин, М.М. Марек, Д.Н. Чистов, главный конструктор – К.О. Кабанов; главный инженер проекта – Л.Н. Слуцковская

2006

закачик – ООО «МЕДСТРОЙИНВЕСТ»

Мы уже писали о проекте офисного здания на Можайском шоссе. Оно состоит из гигантской арки 11-этажной высоты, пересеченной проходящим сквозь нее «носом» стеклянного объема. Линия Кутузовского проспекта, переходя в Можайское шоссе, немного изгибается и отклоняется влево от оси – рассказывает Алексей Бавыкин. Поэтому его арка, хотя и стоит не по центру шоссе, а справа, оказывается строго на геометрической оси арки Бове. Рядом находится длиннющий панельный дом, удачным образом отодвинутый от красной линии трассы. Перед домом – сквер, и ничто не перекрывает воображаемого «луча» между двумя арками. Сквер будет приведен в порядок и превратится в дополнение – партер бавыкинской арки, максимально раскрывая перспективу на нее со стороны центра.

Поэтому арку Бавыкина можно себе представить как неточную проекцию арки Бове в перспективе, сделанную с помощью большой камеры обскуры. Как будто бы кто-то от гостиницы «Украина» посветил фонариком на Триумфальную арку, а далеко за ней поставил экран и на него спроецировалась гигантская тень арки – и как в театре теней, зажила собственной жизнью – стала трехпролетной. Кроме того, арка Бавыкина оказалась не по центру, а на краю шоссе, и от нее в борьбе с модернистским городом «отломилась» половина. Это делает арку похожей на античную руину и вызывает ассоциации с полуразрушенным мостом или акведуком – на «Золотом сечении» архитектор сопроводил свой проект фотографией римского моста Эмилия Лепида, который похожим образом сломан пополам. Однако же главный прототип – не акведук, а арка, и именно стоящая в перспективе арка Бове, говорит Алексей Бавыкин.

Изменения, произошедшие в проекте за последние полгода, сделали его более цельным и позволили точнее раскрыть тему. Во-первых, в «сломанном» пролете арки исчезли все окна, которые раньше выглядели, как выпавшие из кладки квадры. Архитектору удалось собрать в этом месте лифты и прочие коммуникации, не нуждающиеся во внешних окнах. Внешне это выглядит так, как будто циклопическую кладку починили, заделали пробоины. То есть – Алексей Бавыкин в процессе проектирования «отреставрировал» свою еще не построенную руину.

Второе изменение – у стеклянного объема-модерниста пропали стволовидные колонны специфического древесного ордера, изобретенного Бавыкиным в 1994 году для портика деревенской виллы и реализованного недавно в Брюсовом переулке. Шершавые опоры исчезли – архитектор развел темы, оставил деревья Брюсову, а здесь заострил основную тему – арочную.

И, наконец третье и самое интересное – внутри, в верхней части пролета «целой» арки архитектору удалось спроектировать атриум. Известно, что атриум – больная и очень любимая тема наших «бумажников». После их увлечения конца 1980-х годов в Москве теперь тьма-тьмущая атриумов. Но такого нет. Обычно атриумы – это перекрытые стеклянной крышей внутренние дворы; Бавыкин недавно сделал один такой в жилом доме в Брюсовом переулке. А здесь ни крыши, ни двора. Атриум, высотой в три этажа, устроен под бетонным цилиндрическим сводом. Таким образом, арка, которую мы видим снаружи – это не нарисованная на фасаде иллюзия, она совершенно настоящая, без обмана. Арка целиком и полностью есть внутри и, вероятно, она будет создавать там редкостное пространство, похожее на римские термы. Изгиб бетонного свода, справа и слева – стеклянные стены, посередине – мостик, позволяющий пройтись от импоста к импосту.

Алексей Бавыкин считает арку на Можайском шоссе своим программным произведением. Что интересно, так как сейчас наши архитекторы очень редко называют свои вещи программными. А Бавыкин называет этот проект принципиально важным для себя. Это первый из строящихся объектов, в котором так явно и очевидно отразилась одна из главных тем этого архитектора, состоящая, по собственным словам Алексея Бавыкина, в соединении «культуры один и культуры два». Под первым совершенно очевидно подразумевается модернизм, со вторым сложнее. Это вроде бы историзм, но если присматриваться всерьез, то не вполне он.

Давно, в 1984 году, для конкурса «стиль 2001 года», Алексей Бавыкин сделал архитектурный объект, очень похожий на бронзовую скульптуру. Эта скульптура – макет стеклянного здания, в одном из углов которого «вынут слепок» небоскреба-колонны Адольфа Лооса. Как теперь хорошо известно (см. статью Григория Ревзина),этот конкурс оказался принципиальным для многих «бумажных архитекторов»: Юрий Аввакумов там выбрал авангард, Михаил Филиппов классику, а Алексей Бавыкин начал поиски то ли сталкивания, то и примирения, но так или иначе существования того и другого вместе. Можно сказать, что тогда молодые русские архитекторы очень серьезно отнеслись к конкурсному заданию, задумались о будущем и выдали – каждый для себя – планы на XXI век. Рано или поздно, так или иначе, но они их последовательно реализуют.

С тех пор колонна Лооса, да и сама по себе эта бронзовая скульптура-макет стали символом мастерской Бавыкина, и надо сказать, что на сегодняшний день эта мастерская обладает, наверное, самым осмысленным и «говорящим» логотипом в Москве, потому что он прямо и зримо воплощает то, что Алексей Бавыкин называет свой художественной программой. Вообще говоря, у этой художественной программы три составные части: продолжение поисков русского авангарда 30-х годов, соединение «культуры один и культуры два» и подчеркнутое внимание к градостроительному значению каждого объекта.

Три части Бавыкинской программы взаимосвязаны: именно на грани 20-х и 30-х годов XX века, когда первая разновидность модернизма – авангард, архитектура абстрактных форм, собралась смениться новым воплощением классической темы – ар-деко, в разных странах возникло несколько рубежных произведений – как раз таких, которые находятся между культурами «один» и «два». В которых взаимодействие двух направлений-антагонистов рассматривалось не декоративным образом, как это стали делать потом, а более структурно. Как будто бы авангардисты, старательно очистив архитектурную форму от всего лишнего, задумались о ее основах, о классических архетипах и принялись эти архетипы выявлять.

Надо, правда, сказать, что этим занимались в основном такие авангардисты, которые раньше были крепкими классицистами – их, вероятно, тревожила собственная классическая выучка, прорастая каким-то образом не снаружи, а «изнутри» в их проектах и зданиях. Два характерных архитектора этого краткого направления – Адольф Лоос в Австрии и Илья Голосов у нас – это любимые авторы Алексея Бавыкина. Эти опыты по «проявлению» классических форм изнутри модернистских продолжались, как было сказано, очень недолго, они существуют на переломе и быстро смываются основной волной ар-деко. Алексей Бавыкин как будто бы стремится «вытащить» эту мимолетную тенденцию и дать ей развиться, причем делается это без малейшего оттенка иронии, а вполне серьезно и поэтому хотя постмодернистские корни его идеи очевидны, это не постмодернизм как таковой. Это какое-то рубежное возрождение, возрождение того, что не развилось на грани между авангардом и новой волной классических форм.

Главная особенность направления состоит в том, что классические формы переосмысливаются как очень крупные. И таким образом переводятся из ранга декора в масштаб объема. Идея Лооса сделать небоскреб в виде колонны и идея Голосова превратить угловую ротонду дома в большую муфтированную колонну в этом отношении очень родственные. Это укрупнение обычно некрупных элементов до масштаба здания находит своего ближайшего родственника в «говорящей» архитектуре авангарда – в домах-звездах, домах-тракторах и прочих сооружениях, которые брали за образец укрупненную символику или увеличенную технику. У Алексея Бавыкина, кстати говоря, тоже ведь есть ресторан в виде сковородки.

Иными словами, когда архитекторы авангарда задумались о том, как бы примирить свои поиски чистой формы со своей академической выучкой, они вместо дома-танка попробовали сделать дом-колонну. Видя это, архитектор Алексей Бавыкин в свою очередь подумал – а может быть, это вообще принципиальный выход, разрешение антагонизма? У него уже есть как минимум два дома-колонны, навеянных Лоосом («стиль 2001 года») и Голосовым (здание в 3-м Автозаводском проезде, где голосовский угловой цилиндр снабжен каннелюрами, т.е. в нем проявлена его «колонная сущность»). А также у него есть дом-арка.

Таким образом, дом-арка – это вторая значительная попытка Алексея Бавыкина обыграть в своей архитектуре немирное сосуществование модернизма и переосмысленных классических архетипов. Была колонна, появилась арка – это похоже на второй, следующий шаг по теме. Ради справедливости надо сказать, что также как Лоос и Голосов переосмысливали тему колонны, также и архитекторы неоклассики 1910-х гг. нередко обращались к теме триумфальной арки, которую для европейской архитектуры, вообще говоря, надо признать одной из основополагающих хотя бы потому, что, помимо римских и прочих императоров, которые строили себе сооружения для военного триумфа, долгое время в виде триумфальных арок решалась архитектура алтарей христианских храмов. Арка – не меньший архетип, чем колонна. Здесь, «в борьбе с модернизмом», от нее отломалась половина, исчезла вся декорация, формы стали лаконичными, но смысл остался. Она даже подросла и обещает быть очень, очень заметной на Можайке.

Офисное здание на Можайском шоссе. Вариант 2008 года (второй вариант) © Мастерская архитектора Бавыкина
Офисное здание на Можайском шоссе. Вариант 2008 года (второй вариант)
Офисное здание на Можайском шоссе. Вариант 2008 года (второй вариант)
Окончательный вариант. 2008
Офисное здание на Можайском шоссе. Вариант 2008 года (второй вариант). Интерьер атриума с бетонным сводом.
Офисное здание с подземной автостоянкой в 4-х уровнях на Можайском шоссе. ООО «А. Бавыкин и партнеры»
zooming
Триумфальная арка на Кутузовском проспекте
Остатки моста цензора Эмилия Лепида
Окончательный вариант. 2008
Окончательный вариант. 2008
Дом-арка на Можайском шоссе. Проект. Эскиз. 2007 г. (первый вариант)


Архитектор:

Алексей Бавыкин

Мастерская:

Алексей Бавыкин и партнёры

Проект:

Офисное здание с подземной автостоянкой в 4-х уровнях на Можайском шоссе (вариант 2006-2008 гг.)
Россия, Москва, Можайское шоссе, вл. 6

Авторский коллектив:
А.Л. Бавыкин, М.М. Марек, Д.Н. Чистов, главный конструктор – К.О. Кабанов; главный инженер проекта – Л.Н. Слуцковская

2006

закачик – ООО «МЕДСТРОЙИНВЕСТ»

20 Мая 2008

author pht

Автор текста:

Юлия Тарабарина

Технологии и материалы

Condair – партнёр архитекторов
Награждать архитекторов деловыми профессиональными поездками мы решили на постоянной основе. Это даст возможность архитекторам совершенствоваться, получать новые знания и посмотреть на мир с позиции людей, создающих качественный воздух в архитектурных пространствах.
Life Challenge 2020: проекты российских архитекторов борются...
Стартовал международный конкурс Baumit на лучшие европейские фасады Life Challenge 2020, в котором принимают участие более 300 работ из 25 стран. Раз в два года профессиональное жюри выбирает самый яркий и неповторимый проект. В этом году за престижную премию будут бороться российские архитекторы. С февраля по апрель также проходит открытое голосование за лучшее оформление здания.
ArchYouth-2020: объявлены победители III сезона
Каждый из победителей детально разобрался в тонкостях остекления своего проекта, правильно рассчитал формулы стеклопакетов, подобрал стёкла и профильные системы.
Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.
Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.

Сейчас на главной

Сечение «Армады»
Клубный дом в историческом центре Екатеринбурга превращает разновысотность в основу образа: скос его силуэта созвучен скатным кровлям старых зданий, но он же становится ярким и современным пластическим акцентом.
Умер Майкл Соркин
Скончался американский архитектор, урбанист и публицист Майкл Соркин – второй, после Витторио Греготти, крупный архитектурный деятель, ставший жертвой коронавируса.
Александра Черткова: «Для нас принципиально важно...
В преддверии выставки «Город: детали», которая должна была открыться сегодня на ВДНХ, а теперь перенеслась на неопределенный срок, архитектор и партнер бюро «Дружба» Александра Черткова рассказала об основных принципах создания комфортного пространства для детей, ключевых трендах в проектировании детских площадок, а также о том, как москвичи принимают участие в городском развитии.
Очевидные неочевидности на улицах Нью-Йорка
Публикуем 7 главок из новой книги Strelka Press «Код города. 100 наблюдений, которые помогут понять город» Анне Миколайт и Морица Пюркхауэра – собрания замеченных авторами закономерностей, которые пригодятся при проектировании городской среды.
Каменная мозаика
Универмаг Galleria по проекту бюро OMA в южнокорейском Квангё получил «мозаичный» фасад из 12 000 гранитных и 2500 стеклянных треугольников.
Салют Кикоину!
Проект-победитель конкурса Малых городов для Новоуральска прославляет знаменитого физика, а также превращает бульвар на окраине в одно из главных общественных пространств.
WAF: «Оскар», но архитектурный
Говорим с авторами трех проектов, собравших награды WAF: редевелопента Бадаевского завода – Herzog & de Meuron, ЖК «Комфорт Таун» – Архиматика, и Парка будущих поколений в Якутске – ATRIUM.
Лестница без конца
Берлинское бюро Barkow Leibinger создало декорации для постановки оперы «Фиделио» Людвига ван Бетховена в венском Театре ан дер Вин. Режиссер – Кристоф Вальц, дважды лауреат «Оскара» за роли в фильмах Квентина Тарантино.
Пресса: Выживет ли урбанистика в России
Урбанистика сегодня в России — синоним воровства. Если человек посадил дерево или построил дом, то понятно зачем. Чтобы стибрить, вот зачем. Отсюда вопрос об урбанизме в России будущего — по крайней мере, если мы исходим из надежды, что дальше должно быть как-то лучше,— решается однозначно: его не будет <...>
Мрамор среди домн
Библиотека Люксембургского университета на территории бывшего сталелитейного завода – это перестроенное мастерской Valentiny Hvp Architects хранилище для руды.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Дискуссия о Дворце пионеров
Публикуем концепцию комплексного обновления московского Дворца Пионеров Феликса Новикова и Ильи Заливухина, и рассказываем о его обсуждении в Большом зале Москомархитектуры 4 марта.
«Дом бездомных»
Католический приют для социально незащищенных людей в деревне на юго-востоке Польши построен по проекту бюро xystudio с бережным отношением к окружающей среде.
Драгоценное пространство
Evotion design и T+T architects сообщили о завершении интерьера штаб-квартиры Сбербанка на Кутузовском проспекте. В центре атриума здесь парит переговорная-«Диамант», и все похоже на шкатулку с драгоценностями, в том числе высокотехнологичными.
Берег Дона
Проект из числа победителей конкурса Малых городов посвящен благоустройству берега реки Дон в промышленой части городка Данков, небольшого, но экономически успешного.
Реконструкция с чувством
Перед стартом курса МАРШ Re(New), слушатели которого будут работать со зданиями Хлопкопрядильной фабрики, куратор Дарья Минеева рассуждает о смысле и путях реконструкции.
Живописное жилье
В новом нью-йоркском комплексе Denizen Bushwick – 900 квартир, из которых 20% доступных, а высокую плотность смягчает монументальное искусство, озеленение и разнообразная инфраструктура. Авторы проекта – бюро ODA.
Верста на соляных берегах
Пешеходный маршрут с уклоном в туризм и исторические реконструкции, но не без спорта: проект-победитель конкурса Малых городов для Соликамска.
Большая маленькая победа
В небольшой по масштабу школе в Домодедове бюро ASADOV_ мастерски справилось с ограничениями в виде скромного бюджета и жестких лимитов площади, спроектировав светлые классы, гуманные рекреации и даже многосветный атриум с амфитеатром, ставший центром школьной жизни.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
Здание как Интернет
В культурно-общественном центре Forum Groningen по проекту NL Architects на севере Нидерландов можно бродить и находить информацию по всем областям знаний так же свободно, как во Всемирной сети.
Высокая горка
Начинаем публикацию проектов, победивших в конкурсе «Исторические поселения и малые города». Первый присланный – проект для Новохопёрска. Он соединяет две части города, вписан в пешеходные маршруты и эффектно использует ландшафтные красоты.
АБ Крупный план: «Важно, чтобы форма не была случайной,...
Беседа с Сергеем Никешкиным и Андреем Михайловым, партнерами-сооснователями архитектурно-инжиниринговой компании «Крупный план» – о ее структуре и истории развития, принципах, поиске формы и понятии современности.
Коворкинг под вуалью
Бюро Cano Lasso Arquitectos дало фасаду лондонского коворкинга полимерную «вуаль», а интерьер превратило в фантастический ландшафт – в соответствии с идеями заказчика, борющейся со скукой арендаторов компании Second Home.
Искушение традицией
В вилле по проекту Simone Subissati Architects в итальянской области Марке соединены геометрия традиционных сельских домов и идеи радикальной архитектуры 1970-х.
Градсовет 4.03.2020
Как паркинг привел к разговору об энергоэффективности, а памятник Федору Ушакову поднял проблему восстановления собора.
Социо-биология ландшафта
Список новых типологий общественных пространств и объектов вновь пополнился благодаря бюро Wowhaus. На этот раз команда предложила кардинально новый для России подход к созданию места общения людей и животных
Старое и новое на техасском солнце
Промышленный комплекс начала XX века в пригороде столицы Техаса Остина, сохранив свой облик, вместил после реконструкции по проекту бюро Cushing Terrell рестораны, магазины, учреждения сервиса и общественные пространства.
Малые города: 2020/2021
В конце февраля Минстрой объявил 80 победителей конкурса «Малых городов», призовой фонд которого теперь, на третий год проведения, увеличен вдвое, с 5 до 11 млрд рублей. Перечисляем победителей, рассматриваем несколько проектов.
Под взглядом ангелов с небес
Юбилейная выставка «Студии 44» в эрмитажном Генштабе амбициозна, масштабна и разнообразна. Ее задача – показать архитектуру со всех сторон: через кино, макет, чертеж, инсталляцию, и наконец через произведение, саму Анфиладу, которую выставка раскрывает, интенсифицирует и заставляет работать так, как было с самого начала задумано.
Имена многократного использования
Дублинское бюро Grafton стало лауреатом Притцкеровской премии-2020: это лишь последняя из града наград и других знаков признания, который сыпется на основательниц этой мастерской в последние годы.
Проект «в рубчик»
Бюро FTA Group превратило фабрику по производству вельвета в Шанхае в комплекс офисных и сервисных пространств, сохранив историю места – в общем и в деталях.
Новая версия старого города
Дом на Малой Ордынке, 19 идеально вписался в строй улицы и даже как будто выправил ее, задал новый тон – фактуры, блеска, «солнечного» тепла и одновременно сдержанной гармонии всех этих необходимых составляющих архитектуры дорогого современного дома.
Горки Дружбы
Детская площадка дома на Малой Ордынке, 19, подается и авторами, и девелопером как произведение с отдельной ценностью. Она, действительно, насыщена: как функциями, так и пространством, и пластикой.
Гай Имз: «У Альметьевска есть возможность стать аналогом...
Международный куратор конкурса на мастер-план Альметьевска, глава совета по экостроительству, на примерах рассказывает о перспективах конкурса и города, а также о состоянии и возможностях движения по охране среды в России.
Проектируя себя
В марте в МАРШ стартуют два интенсива, которые помогут архитекторам выстроить бизнес-стратегию, а также найти и сформулировать миссию. Подробности от куратора курса.
Огород на крыше
В центре Оберхаузена на западе Германии бюро Kuehn Malvezzi построило здание центра занятости с теплицей на крыше: там муниципалитет выращивает салат, зелень и клубнику, а институт Фраунгофера – исследует «закольцованные» производственные системы.