21.02.2007

Проросший историзм

Здание, которое должно появиться на Можайском шоссе, состоит из 11-этажной «каменной» арки и врезанного в нее под прямым углом футуристического объекта. Первое впечатление – что в руине римского акведука открылся портал, наподобие киношных «звездных врат», и сквозь него в наше пространство проник стеклянный «пришелец»

информация:

Офисное здание на Можайском шоссе. Вариант 2006-2007 годов (первый вариант)
Офисное здание на Можайском шоссе. Вариант 2006-2007 годов (первый вариант)

Впечатляющая композиция составлена из двух офисных корпусов, почти равных по объему и пропорциям. Первый остеклен и вытянут вдоль шоссе, второй – это обобщенное изображение полуразрушенного античного моста: одна арка целая, другая начинается со стороны дороги и обрывается посередине. Место гипотетического «обрушения» зависает над тротуаром и превращается в выносную консоль-балкон с видом на небольшой сквер «Кунцево» на противоположной стороне шоссе и дальше на Университет, на Троекурово и Тропарево.

Дом в форме арки станет вторым «римским» акцентом на линии Кутузовского проспекта, где в конце1960-х прижилась Триумфальная арка Бове. Для пешехода расстояние между ними большое, для автомобиля – 5-10 минут, что позволяет выстроить прочную логическую связь между двумя вехами дороги на запад, каковой у нас является Можайское шоссе, осмыслив ее как римскую или ведущую в Рим. В этом – градостроительный смысл здания, которое при средних по современным меркам масштабах, активно участвует в осмыслении городской ткани, структурирует ее, дописывает существующий «текст» - и таким образом, уже на стадии проектирования претендует на роль новой достопримечательности Кутузовки.

«Арка-мост» покрыта изображающим каменную облицовку рустом и прорезана квадратными, прямоугольными и даже конструктивистскими угловыми окнами. Их немного больше со стороны соседнего дома, там они откликаются на жесткий ритм его панельной сетки, а дальше, к аркам – окна становятся меньше и разреженнее. Разбросанные в продуманно-хаотичном порядке проемы не нарушают, а скорее оживляют каменноподобную поверхность арки, в масштабе которой они похожи на следы от выпавших каменных блоков, с геометрической условностью развивая тему руины. На углу, выходящем к шоссе, каменная кладка сгущается, превращаясь с размытый архивольт из тонких длинных плит. Все вместе достаточно точно воссоздает ощущение от римского бетона – гигантской, с редкими щербинами каменной массы.

Кульминация архитектурного сюжета – в месте пересечения стеклянной и каменной части. Блестящий скругленный «нос» проходит под «сохранившейся» аркой «моста» и выныривает c противоположной стороны. Плоскость под аркой застеклена – «нос» как будто преодолевает некоторую материю, отчего узел стыковки похож затянутый пленкой «телепорт» из фантастического кино.

Все вместе напоминает руины городского форпоста, сквозь которые алюминиево-стеклянная современность пытается проникнуть «внутрь»: полпред современности, крестообразный небоскреб, стоит поодаль «с той» стороны, а «передовой отряд», тем временем, нашел лазейку, открыл себе портал под «древней» аркой. Получился очень емкий и точный образ нынешних взаимоотношений между архитектурой центра и окраин. Этим сюжетом дом встречает своих зрителей, выезжающих по Можайскому шоссе из города.

Сопоставление разнохарактерных форм путем «продевания» одной из них в другую – любимый прием Алексея Бавыкина, восходящий к пластическим поискам 1920-х гг. группы АСНОВА  Здесь оно, однако, приобретает иной привкус, потому что происходит не только на формальном, но и на смысловом уровне: условно-старое противопоставлено ультра-новому. В то же время на стенде Арх-Москвы 2006 архитектор предложил точную историческую аналогию своего проекта – римский мост цензора Эмилия (или понте Ротто 179-142 гг. до н.э.). Которая интересна тем, что там уже имеется врезанная в арку полукруглая форма – так решена одна из опор («быков») древнего моста. Следовательно, форму можно понимать как целиком заимствованную у древних, а не возникшую путем авангардного конструирования, что, правда, не снимает пластической разнородности двух сопоставляемых частей композиции.

Вообще, одна из самых любопытных особенностей проекта – тонко срежиссированное взаимодействие историзма и современности. Заметим, что, в отличие от античного прототипа с его коринфскими капителями, тритонами и маскаронами, в арке нет ни одной ордерной формы – только образ рукотворного каменного массива, в котором, сродни хорошей театральной декорации, спрессовано впечатление и ощущение, запах исторических воспоминаний разного рода, сложенных в копилке человеческого опыта от римлян до архитектурного авангарда. Интересно, что все они живут и взаимодействуют внутри одного сюжета – мост, похожий на московский ростокинский акведук, кладка из плоских плит, напоминающая что-то римско-византийское, и угловые окошки авангарда, с успехом играющие «роли» утраченных блоков циклопической кладки. Подъезжая издалека, можно решить, что квадры, из которых сложен «мост» – размером с окно соседнего дома, а приблизившись понять – нет, вот она изящная каменная облицовка. Все это близко к сценографии, к такой декорации, которая сама себе спектакль на тему истории архитектуры. Эта арка не копия, не возрождение и не классицизм, а размышление историка, а когда этот историк архитектор, то размышление получается в форме дома. Или дом в форме размышления об истории архитектуры, всей сразу, включая авангард.

Стеклянный корпус-антагонист в противовес историзму соседа наполняется намеками на природу. Две овальные опоры сделаны похожими на гипертрофированно длинные тополиные стволы – примерно посередине они расслаиваются на два «древесных» отростка: одна с «этой» стороны держит проникший сквозь арку «нос», другая – с «той», прорастает сквозь угол с открытыми балконами. Эта тема уже была использована Бавыкиным в «тополином доме» Брюсова переулка и видимо, пришла оттуда. Но здесь стволы обобщеннее, их смысл глобальнее. Получается, что «мост» городской и каменный, он пронизан гуманитарным историзмом, а вторгающийся в него стеклянный пришелец – не просто ультра-новый, пластично-подвижный, но еще и природный элемент. Вспоминаются киплинговские джунгли, оплетающие каменный город, и выходит, что порыв нынешнего биомодернизма этим джунглям немного сродни.

Дом-арка на Можайском шоссе. Проект. Эскиз. 2007 г. (первый вариант)
Дом-арка на Можайском шоссе. Проект. Эскиз. 2007 г. (первый вариант)
Триумфальная арка на Кутузовском проспекте
Триумфальная арка на Кутузовском проспекте
Офисное здание с подземной автостоянкой в 4-х уровнях на Можайском шоссе. Мастерская архитектора Бавыкина А.Л. Бавыкин, М.М. Марек, Д.Н. Чистов, главный конструктор - К.О. Кабанов; главный инженер проекта - Л.Н. Слуцковская. ЗАО район, Можайское шоссе, вл. 6. Вариант 2008 г.
Офисное здание с подземной автостоянкой в 4-х уровнях на Можайском шоссе. Мастерская архитектора Бавыкина А.Л. Бавыкин, М.М. Марек, Д.Н. Чистов, главный конструктор - К.О. Кабанов; главный инженер проекта - Л.Н. Слуцковская. ЗАО район, Можайское шоссе, вл. 6. Вариант 2008 г.
Офисное здание на Можайском шоссе. Вариант 2006-2007 годов (первый вариант)
Офисное здание на Можайском шоссе. Вариант 2006-2007 годов (первый вариант)
Остатки моста цензора Эмилия Лепида
Остатки моста цензора Эмилия Лепида
Офисное здание с подземной автостоянкой в 4-х уровнях на Можайском шоссе. ООО «А. Бавыкин и партнеры»
Офисное здание с подземной автостоянкой в 4-х уровнях на Можайском шоссе. ООО «А. Бавыкин и партнеры»

Комментарии
comments powered by HyperComments

другие тексты:

последние новости ленты:

Архитекторы – партнеры Архи.ру:

  • Юрий Сафронов
  • Вера Бутко
  • Сергей Орешкин
  • Наталья Сидорова
  • Валерия Преображенская
  • Александра Кузьмина
  • Андрей Романов
  • Алексей Гинзбург
  • Юлия Тряскина
  • Андрей Асадов
  • Антон Надточий
  • Анатолий Столярчук
  • Карен Сапричян
  • Рустам Керимов
  • Андрей Гнездилов
  • Сергей Кузнецов
  • Сергей Сенкевич
  • Зураб Басария
  • Наталия Шилова
  • Александр Скокан
  • Павел Андреев
  • Тотан Кузембаев
  • Арсений Леонович
  • Валерий Лукомский
  • Сергей Труханов
  • Юлий Борисов
  • Олег Карлсон
  • Екатерина Грень
  • Антон Лукомский
  • Марк Сафронов
  • Левон Айрапетов
  • Илья Уткин
  • Василий Крапивин
  • Татьяна Зульхарнеева
  • Александр Асадов
  • Олег Мединский
  • Владимир Ковалёв
  • Олег Шапиро
  • Иван Рубежанский
  • Станислав Белых
  • Никита Явейн
  • Дмитрий Ликин
  • Екатерина Кузнецова
  • Евгений Герасимов
  • Даниил Лоренц
  • Никита Токарев
  • Всеволод Медведев
  • Никита Бирюков
  • Дмитрий Васильев
  • Наталия Зайченко
  • Владимир Плоткин
  • Антон Яр-Скрябин
  • Игорь Шварцман
  • Илья Машков
  • Роман Леонидов
  • Александр Попов
  • Михаил Канунников
  • Константин Ходнев
  • Николай Миловидов
  • Иван Кожин
  • Антон Бондаренко
  • Александр Бровкин
  • Сергей Чобан
  • Полина Воеводина
  • Сергей Скуратов

Постройки и проекты (новые записи):

  • Вилла-BG_019
  • Концепция благоустройства пешеходных зон и общественных пространств на намывных территориях Невской губы
  • Храм в честь иконы Божией Матери «Умиление»
  • Павильон виртуальной реальности или VR-павильон
  • Концепция модернизации центрального парка в Красногорске
  • Театр Mercury в Барвиха Luxury Village
  • Архитектурно-градостроительная концепция развития села Кубенского
  • Проект реконструкции сельского клуба в культурный центр в селе Косаричи
  • Жилой комплекс «Стрижи»

Технологии:

12.03.2019

Игра контрастов титан-цинка

История о превращении домика-стилизации в небольшой, но свежий пример современной архитектуры, в разговоре Леонида Голованова, директора российского представительства компании RHEINZINK, с ее авторами – архитекторами Алексеем Афоничкиным и Сергеем Марковым, партнерами Архитектурного бюро А4.
RHEINZINK
04.03.2019

Российский завод уникального кирпича ручной формовки «Донские Зори» приглашает в Крокус Экспо на MosBuild!

Посетителей ждут новые архитектурные каталоги, технические консультации и специальные скидки!
АО «Фирма «КИРИЛЛ»
26.02.2019

«Братья» с разным характером клинкерного фасада

Различия между корпусами жилого комплекса «Братья Гершвин» в Амстердаме подчеркнуты насыщенными тонами клинкера Hagemeister.
АО «Фирма «КИРИЛЛ»
25.02.2019

Гладкая фактура и линейная разгранка: новые панели KMEW на российском рынке

Рассматриваем, каким образом американские и канадские архитекторы используют три самые популярные фактуры японских панелей из фиброцемента.
КМ-Технология - официальный дистрибьютор KMEW в России
13.02.2019

Ворота от «ZABOR–MODERN.RU» – технологично, стильно и надежно

От эконом-версии до складывающейся механики «гармошка». Ворота – Ваша визитная карточка, на которой нельзя экономить.
Zabor Modern
11.02.2019

Клинкер “Brick to Click” для мегафасадов

О надежности, легкости крепления и других достоинствах вентилируемой навесной конструкции из клинкерной плитки – на примере масштабного и очень высокого жилого комплекса «Сердце столицы».
Ströher
другие статьи