English version

Проросший историзм

Здание, которое должно появиться на Можайском шоссе, состоит из 11-этажной «каменной» арки и врезанного в нее под прямым углом футуристического объекта. Первое впечатление – что в руине римского акведука открылся портал, наподобие киношных «звездных врат», и сквозь него в наше пространство проник стеклянный «пришелец»

Юлия Тарабарина

Автор текста:
Юлия Тарабарина

21 Февраля 2007
mainImg
Архитектор:
Алексей Бавыкин
Мастерская:
Алексей Бавыкин и партнёры http://www.bavykin.ru/
Проект:
Офисное здание с подземной автостоянкой в 4-х уровнях на Можайском шоссе (вариант 2006-2008 гг.)
Россия, Москва, Можайское шоссе, вл. 6

Авторский коллектив:
А.Л. Бавыкин, М.М. Марек, Д.Н. Чистов, главный конструктор – К.О. Кабанов; главный инженер проекта – Л.Н. Слуцковская

2006

закачик – ООО «МЕДСТРОЙИНВЕСТ»

Впечатляющая композиция составлена из двух офисных корпусов, почти равных по объему и пропорциям. Первый остеклен и вытянут вдоль шоссе, второй – это обобщенное изображение полуразрушенного античного моста: одна арка целая, другая начинается со стороны дороги и обрывается посередине. Место гипотетического «обрушения» зависает над тротуаром и превращается в выносную консоль-балкон с видом на небольшой сквер «Кунцево» на противоположной стороне шоссе и дальше на Университет, на Троекурово и Тропарево.

Дом в форме арки станет вторым «римским» акцентом на линии Кутузовского проспекта, где в конце1960-х прижилась Триумфальная арка Бове. Для пешехода расстояние между ними большое, для автомобиля – 5-10 минут, что позволяет выстроить прочную логическую связь между двумя вехами дороги на запад, каковой у нас является Можайское шоссе, осмыслив ее как римскую или ведущую в Рим. В этом – градостроительный смысл здания, которое при средних по современным меркам масштабах, активно участвует в осмыслении городской ткани, структурирует ее, дописывает существующий «текст» - и таким образом, уже на стадии проектирования претендует на роль новой достопримечательности Кутузовки.

«Арка-мост» покрыта изображающим каменную облицовку рустом и прорезана квадратными, прямоугольными и даже конструктивистскими угловыми окнами. Их немного больше со стороны соседнего дома, там они откликаются на жесткий ритм его панельной сетки, а дальше, к аркам – окна становятся меньше и разреженнее. Разбросанные в продуманно-хаотичном порядке проемы не нарушают, а скорее оживляют каменноподобную поверхность арки, в масштабе которой они похожи на следы от выпавших каменных блоков, с геометрической условностью развивая тему руины. На углу, выходящем к шоссе, каменная кладка сгущается, превращаясь с размытый архивольт из тонких длинных плит. Все вместе достаточно точно воссоздает ощущение от римского бетона – гигантской, с редкими щербинами каменной массы.

Кульминация архитектурного сюжета – в месте пересечения стеклянной и каменной части. Блестящий скругленный «нос» проходит под «сохранившейся» аркой «моста» и выныривает c противоположной стороны. Плоскость под аркой застеклена – «нос» как будто преодолевает некоторую материю, отчего узел стыковки похож затянутый пленкой «телепорт» из фантастического кино.

Все вместе напоминает руины городского форпоста, сквозь которые алюминиево-стеклянная современность пытается проникнуть «внутрь»: полпред современности, крестообразный небоскреб, стоит поодаль «с той» стороны, а «передовой отряд», тем временем, нашел лазейку, открыл себе портал под «древней» аркой. Получился очень емкий и точный образ нынешних взаимоотношений между архитектурой центра и окраин. Этим сюжетом дом встречает своих зрителей, выезжающих по Можайскому шоссе из города.

Сопоставление разнохарактерных форм путем «продевания» одной из них в другую – любимый прием Алексея Бавыкина, восходящий к пластическим поискам 1920-х гг. группы АСНОВА  Здесь оно, однако, приобретает иной привкус, потому что происходит не только на формальном, но и на смысловом уровне: условно-старое противопоставлено ультра-новому. В то же время на стенде Арх-Москвы 2006 архитектор предложил точную историческую аналогию своего проекта – римский мост цензора Эмилия (или понте Ротто 179-142 гг. до н.э.). Которая интересна тем, что там уже имеется врезанная в арку полукруглая форма – так решена одна из опор («быков») древнего моста. Следовательно, форму можно понимать как целиком заимствованную у древних, а не возникшую путем авангардного конструирования, что, правда, не снимает пластической разнородности двух сопоставляемых частей композиции.

Вообще, одна из самых любопытных особенностей проекта – тонко срежиссированное взаимодействие историзма и современности. Заметим, что, в отличие от античного прототипа с его коринфскими капителями, тритонами и маскаронами, в арке нет ни одной ордерной формы – только образ рукотворного каменного массива, в котором, сродни хорошей театральной декорации, спрессовано впечатление и ощущение, запах исторических воспоминаний разного рода, сложенных в копилке человеческого опыта от римлян до архитектурного авангарда. Интересно, что все они живут и взаимодействуют внутри одного сюжета – мост, похожий на московский ростокинский акведук, кладка из плоских плит, напоминающая что-то римско-византийское, и угловые окошки авангарда, с успехом играющие «роли» утраченных блоков циклопической кладки. Подъезжая издалека, можно решить, что квадры, из которых сложен «мост» – размером с окно соседнего дома, а приблизившись понять – нет, вот она изящная каменная облицовка. Все это близко к сценографии, к такой декорации, которая сама себе спектакль на тему истории архитектуры. Эта арка не копия, не возрождение и не классицизм, а размышление историка, а когда этот историк архитектор, то размышление получается в форме дома. Или дом в форме размышления об истории архитектуры, всей сразу, включая авангард.

Стеклянный корпус-антагонист в противовес историзму соседа наполняется намеками на природу. Две овальные опоры сделаны похожими на гипертрофированно длинные тополиные стволы – примерно посередине они расслаиваются на два «древесных» отростка: одна с «этой» стороны держит проникший сквозь арку «нос», другая – с «той», прорастает сквозь угол с открытыми балконами. Эта тема уже была использована Бавыкиным в «тополином доме» Брюсова переулка и видимо, пришла оттуда. Но здесь стволы обобщеннее, их смысл глобальнее. Получается, что «мост» городской и каменный, он пронизан гуманитарным историзмом, а вторгающийся в него стеклянный пришелец – не просто ультра-новый, пластично-подвижный, но еще и природный элемент. Вспоминаются киплинговские джунгли, оплетающие каменный город, и выходит, что порыв нынешнего биомодернизма этим джунглям немного сродни.

Офисное здание на Можайском шоссе. Вариант 2006-2007 годов (первый вариант)
Дом-арка на Можайском шоссе. Проект. Эскиз. 2007 г. (первый вариант)
zooming
Триумфальная арка на Кутузовском проспекте
Офисное здание с подземной автостоянкой в 4-х уровнях на Можайском шоссе. Мастерская архитектора Бавыкина А.Л. Бавыкин, М.М. Марек, Д.Н. Чистов, главный конструктор - К.О. Кабанов; главный инженер проекта - Л.Н. Слуцковская. ЗАО район, Можайское шоссе, вл. 6. Вариант 2008 г.
Офисное здание на Можайском шоссе. Вариант 2006-2007 годов (первый вариант)
Остатки моста цензора Эмилия Лепида
Офисное здание с подземной автостоянкой в 4-х уровнях на Можайском шоссе. ООО «А. Бавыкин и партнеры»
zooming
Архитектор:
Алексей Бавыкин
Мастерская:
Алексей Бавыкин и партнёры http://www.bavykin.ru/
Проект:
Офисное здание с подземной автостоянкой в 4-х уровнях на Можайском шоссе (вариант 2006-2008 гг.)
Россия, Москва, Можайское шоссе, вл. 6

Авторский коллектив:
А.Л. Бавыкин, М.М. Марек, Д.Н. Чистов, главный конструктор – К.О. Кабанов; главный инженер проекта – Л.Н. Слуцковская

2006

закачик – ООО «МЕДСТРОЙИНВЕСТ»

21 Февраля 2007

Юлия Тарабарина

Автор текста:

Юлия Тарабарина
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Чувство города
Бизнес-парк «Ростех-Сити» построен на Северо-Западе Москвы. Разновысотная застройка, облицованная затейливым клинкерным кирпичом разнообразных миксов Hagemeister, придаёт архитектурному ансамблю гуманный масштаб традиционного города.
Великолепный дизайн каждой детали – Graphisoft выпускает...
Обновления версии отвечают пожеланиям пользователей и обеспечивают значительные улучшения при проектировании, визуализации, создании документации и совместной работе в Archicad, BIMx и BIMcloud, что делает Archicad 25 версией, как никогда прежде ориентированной на пользователя
Стильная сантехника для новой жизни шедевра русского...
Реставрация памятника авангарда – ответственная и трудоемкая задача. Однако не меньший вызов представляет необходимость приспособить экспериментальный жилой дом конца 1920-х годов к современному использованию, сочетая актуальные требования к качеству жизни с лаконичной эстетикой раннего модернизма. В этом авторам проекта реставрации помогла сантехника немецкого бренда Duravit.
Кирпич Terca из Эстонии – доступная европейская эстетика
Эстонский кирпич соединяет в себе местные традиции и высокотехнологичное производство мирового уровня под маркой Wienerberger. Технические преимущества облицовочного кирпича Terca особенно ценны в нашем северном климате – благодаря им фасады не потеряют своих эстетических качеств, а постройки будут долговечными.
Прочные основы декора. Методы Hilti для крепления стеклофибробетона
Методы HILTI позволяют украшать фасад сложными объемными формами, в том числе карнизами, капителями, кронштейнами и узорными панелями из стеклофибробетона, отлично имитируя массивные элементы из натурального камня и штукатурки при сравнительно меньшем весе и стоимости.
Дайте ванной право быть главной!
Mix&Match – простой и понятный инструмент для создания «журнального» дизайна ванной комнаты. Воспользуйтесь концепцией от Cersanit с десятками комбинаций плитки и керамогранита разного формата, цвета и фактуры для трендовых интерьеров в разных стилях. Идеально подобранные миксы гармонично дополнят вашу идею и помогут сократить время на создание проекта.
Современная архитектура управления освещением
В понимании большинства людей управлять освещением – это включать, выключать свет и менять яркость светильников с помощью настенных выключателей или дистанционных пультов. Но управление освещением гораздо глубже и масштабнее, чем вы могли себе представить.
Чистота по-австрийски
Самоочищающаяся штукатурка на силиконовой основе Baumit StarTop – новое поколение штукатурок, сохраняющих фасады чистыми.
Кто самый зеленый
14 небоскребов из разных частей света, которые достраиваются или планируются к реализации: уже не такие высокие, но непременно энергоэффективные и поражающие воображение.
Советы проектировщику: как выбрать плоттер в 2021 году
Совместно с компанией HP, лидером рынка широкоформатной печати, рассматриваем тенденции, новые программные и технические решения и формулируем современные рекомендации архитекторам и проектировщикам, которым требуется выбрать плоттер.
Energy Ice – стекло, прозрачное как лед
Energy Ice – новое мультифункциональное стекло, отличающееся максимальным светопропусканием. Попробуем разобраться, в чем преимущество новинки от компании AGC
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Башня превращается
Совместно с нашими партнерами, компанией «АЛЮТЕХ», начинаем серию обзоров актуальных тенденций высотного строительства. В первой подборке – 11 реализованных высоток со всего мира, демонстрирующих завидную приспособляемость к характерной для нашего времени быстрой смене жизненных стандартов и ценностей.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Сейчас на главной
Предчувствие дома
Предметы искусства, ирония, мрамор и природные аллюзии – четыре запоминающихся лобби в московских жилых комплексах.
Феликс Новиков: «Где-то я прочел про себя, что я литературоцентричен....
Вчера Феликс Новиков отпраздновал 94 день рождения. Присоединяемся к поздравлениям и публикуем подборку «Итогов» – отчасти авторское резюме своих работ, отчасти воспоминаний о сотрудничестве с издательствами. Рассказ включает список проектов построек, составлен в первой половине 2021 года, и предваряется небольшим вступительным интервью.
Крыша «фестонами»
Бюро BIG представило проект транспортного узла для шведского города Вестерос: он свяжет разделенные железнодорожными путями части города.
Арктические опыты
СПбГАСУ совместно с Университетом Хоккайдо провел Международную летнюю архитектурную школу, посвященную Арктике. Показываем проекты, придуманные участниками для Териберки, Земли Франца-Иосифа и Кировска.
Поток и линии
Проекты вилл Степана Липгарта в стиле ар-деко демонстрируют технический символизм в сочетании с утонченной отсылкой к 1930-м. Один из проектов бумажный, остальные предназначены для конкретных заказчиков: топ-менеджера, коллекционера и девелопера.
Один раз увидеть
8 короткометражных документальных фильмов на околоархитектурные темы, в том числе: лондонская башня-кооператив 1970-х, японский скульптор Саграда-Фамилия, сборное жилье наших дней и подборка ярких архитектурных фрагментов из художественных лент последних 100 лет.
Проект для неопределенного будущего
Образовательный центр для детей с «органическим» садом и огородом в Мехико задуман как экономически самодостаточный и не просто ресурсоэффективный, а почти автономный. Кроме того, его можно разобрать и использовать все материалы повторно. Авторы проекта – бюро VERTEBRAL.
Лицо производства
«Тепличное хозяйство Ботаника» доверила архитекторам ту область, где они, как правило, востребованы наименьшим образом – территорию современного производственного комплекса, где обычно царят утилитарные, нормативные и недорогие решения.
Старые-новые арки
Напечатанный на 3D-принтере бетонный мост Striatus по проекту Zaha Hadid Architects и специалистов Высшей технической школы ETH Zürich благодаря своей традиционной сводчатой конструкции очень устойчив – в прямом и экологическом смысле.
Арт-трансформер
Art Barn, архив, хранилище работ и рисовальная студия британского скульптора Питера Рэндалла-Пейджа в холмах Девона, способен менять форму в зависимости от текущих нужд, а также сам себя обеспечивает электричеством. Автор проекта – Томас Рэндалл-Пейдж.
Тиана Плотникова: «Наша миссия – разработать user-friendly...
Говорим с основательницей стартапа Uflo – программы, помогающей конвертировать числовые данные в геометрию, о том, что побудило придумать проект, о карьере в крупных зарубежных компаниях и о страхах перед цифровыми технологиями
Связь с прошлым и будущим
Нидерландские мастерские Benthem Crouwel и West 8 выиграли конкурс на проект нового вокзала в Брно: этот архитектурный конкурс стал крупнейшим в истории Чехии.
Авторский надзор: мытьем да катаньем
Разговор на АрхПароходе 2021 со Стасом Горшуновым: о том, как ему удается добиваться качественной реализации проектов, какие проблемы приходится решать, когда жертвовать гонораром, а когда идти на компромиссы.
Образ прощания
Объект MAMA самарских архитекторов Дмитрия и Марии Храмовых стал единственным российским победителем конкурса фестиваля ландшафтных объектов SMACH2021, который проводится на северо-востоке Италии в Доломитовых Альпах.
Новое качество Личного
В Никола-Ленивце Калужской области в эти выходные проходит фестиваль Архстояние с темой «Личное». Главной постройкой фестиваля стал дом «Русское идеальное», спроектированный Сергеем Кузнецовым и реализованный компанией КРОСТ в короткие сроки. Рассматриваем дом и новые объекты Архстояния 2021.
«Место для всех»
Победителем международного конкурса на разработку концепции Приморской набережной в Сочи стал консорциум во главе с UNStudio.
Пресса: "Непостижимое решение". ЮНЕСКО отобрало у Ливерпуля...
ЮНЕСКО решило исключить Ливерпуль из своего Списка всемирного наследия, поскольку городские власти ведут активное строительство в районе доков и порта - архитектурного ансамбля, которое агентство ООН считало важнейшим памятником. В Ливерпуле такое решение называют "непостижимым" и надеются на его пересмотр.
Главный манифест конструктивизма
В Strelka Press выпущена основополагающая для отечественного авангарда книга Моисея Гинзбурга «Стиль и эпоха. Проблемы современной архитектуры» (1924): это совместный издательский проект Института «Стрелка» и Музея «Гараж». Публикуем главу «Конструкция и форма в архитектуре. Конструктивизм».
На берегу очень тихой реки
Проект благоустройства территории ЖК NOW в Нагатинской пойме выходит за рамки своих задач и напоминает скорее современный парк: с видовыми точками, набережной, разнообразными по настроению пространствами и продуманными сценариями «от 0 до 80».
Труд как добродетель
Вышла книга Леонтия Бенуа «Заметки о труде и о современной производительности вообще». Основная часть книги – дневниковые записи знаменитого петербургского архитектора Серебряного века, в которых автор без оглядки на коллег и заказчиков критикует современный ему архитектурно-строительный процесс. Написано – ну прямо как если бы сегодня. Книга – первое издание серии «Библиотека Диогена», затеянной главным редактором журнала «Проект Балтия» Владимиром Фроловым.
Стилисты села
Дизайн-код как способ привести небольшое поселение в порядок к юбилею или крупному событию: борьба с визуальным мусором, поиск духа места и унификация городских элементов.
Диалоги об образовании и карьере
Империалистический заказ и равнодушие к форме, необходимость доучить бывших студентов за свои деньги и скука формального обучения – дискуссия об архитектурном образовании на недавнем Архпароходе, как и многие разговоры на эту тему, местами была отмечена грустью, но не безнадежна и по-своему интересна. Публикуем выдержки из разговора, собранные одним из участников, архитектором и преподавателем Евгенией Репиной.
Плавная консоль
У здания банка в окрестностях ливанского города Сура нет привычных ограждений, а еще Domaine Public Architects удалось добавить в проект небольшую площадь.
Туман над Янцзы
В сети обсуждают новую ленд-арт-инсталляцию Григория Орехова Crossroads, «пешеходную зебру» проложенную художником по воде Москвы-реки 7 июля недалеко от Николиной горы. Рассматриваем несколько недавних работ Орехова – от «перекрестка» 2021 года на реке до «перекрестка» 2020 года в зеркалах «Черного куба», созданного в честь Казимира Малевича в Немчиновке.