Проросший историзм

Здание, которое должно появиться на Можайском шоссе, состоит из 11-этажной «каменной» арки и врезанного в нее под прямым углом футуристического объекта. Первое впечатление – что в руине римского акведука открылся портал, наподобие киношных «звездных врат», и сквозь него в наше пространство проник стеклянный «пришелец»

author pht

Автор текста:
Юлия Тарабарина

21 Февраля 2007
mainImg

Архитектор:

Алексей Бавыкин

Мастерская:

Алексей Бавыкин и партнёры

Проект:

Офисное здание с подземной автостоянкой в 4-х уровнях на Можайском шоссе (вариант 2006-2008 гг.)
Россия, Москва, Можайское шоссе, вл. 6

Авторский коллектив:
А.Л. Бавыкин, М.М. Марек, Д.Н. Чистов, главный конструктор – К.О. Кабанов; главный инженер проекта – Л.Н. Слуцковская

2006

закачик – ООО «МЕДСТРОЙИНВЕСТ»

Впечатляющая композиция составлена из двух офисных корпусов, почти равных по объему и пропорциям. Первый остеклен и вытянут вдоль шоссе, второй – это обобщенное изображение полуразрушенного античного моста: одна арка целая, другая начинается со стороны дороги и обрывается посередине. Место гипотетического «обрушения» зависает над тротуаром и превращается в выносную консоль-балкон с видом на небольшой сквер «Кунцево» на противоположной стороне шоссе и дальше на Университет, на Троекурово и Тропарево.

Дом в форме арки станет вторым «римским» акцентом на линии Кутузовского проспекта, где в конце1960-х прижилась Триумфальная арка Бове. Для пешехода расстояние между ними большое, для автомобиля – 5-10 минут, что позволяет выстроить прочную логическую связь между двумя вехами дороги на запад, каковой у нас является Можайское шоссе, осмыслив ее как римскую или ведущую в Рим. В этом – градостроительный смысл здания, которое при средних по современным меркам масштабах, активно участвует в осмыслении городской ткани, структурирует ее, дописывает существующий «текст» - и таким образом, уже на стадии проектирования претендует на роль новой достопримечательности Кутузовки.

«Арка-мост» покрыта изображающим каменную облицовку рустом и прорезана квадратными, прямоугольными и даже конструктивистскими угловыми окнами. Их немного больше со стороны соседнего дома, там они откликаются на жесткий ритм его панельной сетки, а дальше, к аркам – окна становятся меньше и разреженнее. Разбросанные в продуманно-хаотичном порядке проемы не нарушают, а скорее оживляют каменноподобную поверхность арки, в масштабе которой они похожи на следы от выпавших каменных блоков, с геометрической условностью развивая тему руины. На углу, выходящем к шоссе, каменная кладка сгущается, превращаясь с размытый архивольт из тонких длинных плит. Все вместе достаточно точно воссоздает ощущение от римского бетона – гигантской, с редкими щербинами каменной массы.

Кульминация архитектурного сюжета – в месте пересечения стеклянной и каменной части. Блестящий скругленный «нос» проходит под «сохранившейся» аркой «моста» и выныривает c противоположной стороны. Плоскость под аркой застеклена – «нос» как будто преодолевает некоторую материю, отчего узел стыковки похож затянутый пленкой «телепорт» из фантастического кино.

Все вместе напоминает руины городского форпоста, сквозь которые алюминиево-стеклянная современность пытается проникнуть «внутрь»: полпред современности, крестообразный небоскреб, стоит поодаль «с той» стороны, а «передовой отряд», тем временем, нашел лазейку, открыл себе портал под «древней» аркой. Получился очень емкий и точный образ нынешних взаимоотношений между архитектурой центра и окраин. Этим сюжетом дом встречает своих зрителей, выезжающих по Можайскому шоссе из города.

Сопоставление разнохарактерных форм путем «продевания» одной из них в другую – любимый прием Алексея Бавыкина, восходящий к пластическим поискам 1920-х гг. группы АСНОВА  Здесь оно, однако, приобретает иной привкус, потому что происходит не только на формальном, но и на смысловом уровне: условно-старое противопоставлено ультра-новому. В то же время на стенде Арх-Москвы 2006 архитектор предложил точную историческую аналогию своего проекта – римский мост цензора Эмилия (или понте Ротто 179-142 гг. до н.э.). Которая интересна тем, что там уже имеется врезанная в арку полукруглая форма – так решена одна из опор («быков») древнего моста. Следовательно, форму можно понимать как целиком заимствованную у древних, а не возникшую путем авангардного конструирования, что, правда, не снимает пластической разнородности двух сопоставляемых частей композиции.

Вообще, одна из самых любопытных особенностей проекта – тонко срежиссированное взаимодействие историзма и современности. Заметим, что, в отличие от античного прототипа с его коринфскими капителями, тритонами и маскаронами, в арке нет ни одной ордерной формы – только образ рукотворного каменного массива, в котором, сродни хорошей театральной декорации, спрессовано впечатление и ощущение, запах исторических воспоминаний разного рода, сложенных в копилке человеческого опыта от римлян до архитектурного авангарда. Интересно, что все они живут и взаимодействуют внутри одного сюжета – мост, похожий на московский ростокинский акведук, кладка из плоских плит, напоминающая что-то римско-византийское, и угловые окошки авангарда, с успехом играющие «роли» утраченных блоков циклопической кладки. Подъезжая издалека, можно решить, что квадры, из которых сложен «мост» – размером с окно соседнего дома, а приблизившись понять – нет, вот она изящная каменная облицовка. Все это близко к сценографии, к такой декорации, которая сама себе спектакль на тему истории архитектуры. Эта арка не копия, не возрождение и не классицизм, а размышление историка, а когда этот историк архитектор, то размышление получается в форме дома. Или дом в форме размышления об истории архитектуры, всей сразу, включая авангард.

Стеклянный корпус-антагонист в противовес историзму соседа наполняется намеками на природу. Две овальные опоры сделаны похожими на гипертрофированно длинные тополиные стволы – примерно посередине они расслаиваются на два «древесных» отростка: одна с «этой» стороны держит проникший сквозь арку «нос», другая – с «той», прорастает сквозь угол с открытыми балконами. Эта тема уже была использована Бавыкиным в «тополином доме» Брюсова переулка и видимо, пришла оттуда. Но здесь стволы обобщеннее, их смысл глобальнее. Получается, что «мост» городской и каменный, он пронизан гуманитарным историзмом, а вторгающийся в него стеклянный пришелец – не просто ультра-новый, пластично-подвижный, но еще и природный элемент. Вспоминаются киплинговские джунгли, оплетающие каменный город, и выходит, что порыв нынешнего биомодернизма этим джунглям немного сродни.

Офисное здание на Можайском шоссе. Вариант 2006-2007 годов (первый вариант)
Дом-арка на Можайском шоссе. Проект. Эскиз. 2007 г. (первый вариант)
zooming
Триумфальная арка на Кутузовском проспекте
Офисное здание с подземной автостоянкой в 4-х уровнях на Можайском шоссе. Мастерская архитектора Бавыкина А.Л. Бавыкин, М.М. Марек, Д.Н. Чистов, главный конструктор - К.О. Кабанов; главный инженер проекта - Л.Н. Слуцковская. ЗАО район, Можайское шоссе, вл. 6. Вариант 2008 г.
Офисное здание на Можайском шоссе. Вариант 2006-2007 годов (первый вариант)
Остатки моста цензора Эмилия Лепида
Офисное здание с подземной автостоянкой в 4-х уровнях на Можайском шоссе. ООО «А. Бавыкин и партнеры»
zooming


Архитектор:

Алексей Бавыкин

Мастерская:

Алексей Бавыкин и партнёры

Проект:

Офисное здание с подземной автостоянкой в 4-х уровнях на Можайском шоссе (вариант 2006-2008 гг.)
Россия, Москва, Можайское шоссе, вл. 6

Авторский коллектив:
А.Л. Бавыкин, М.М. Марек, Д.Н. Чистов, главный конструктор – К.О. Кабанов; главный инженер проекта – Л.Н. Слуцковская

2006

закачик – ООО «МЕДСТРОЙИНВЕСТ»

21 Февраля 2007

author pht

Автор текста:

Юлия Тарабарина
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.
«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.
Размером с 30 футбольных полей
«Зеленый квартал» – энергоэффективный, инновационный и самый дорогой градостроительный проект Казахстана, разработкой которого занималась международная команда: британское архитектурное бюро Aedas, американская инженерная компания AECOM и строительный холдинг из Казахстана BI Group.
Японские технологии на родине дымковской игрушки
В Кирове появился новый 15-этажный жилой дом, спроектированный московским архитектором Алексеем Ивановым. Для отделки фасада использовались японские панели KMEW, предназначенные специально для высотного строительства.

Сейчас на главной

Дальше... дальше... дальше... В поиске нового поколения
Конкурс OPEN! на участие в национальном павильоне Джардини рассчитан на молодых архитекторов с максимально свежим взглядом на вещи, а его рамки так широки, что их почти не видно. Нужны смелые люди, которые совпадут с мировоззрением куратора Ипполито Лапарелли. Награда – работа в Венеции, дедлайн 31 января.
«Остров единорогов»
В Чэнду на западе Китая почти готов выставочный и конференц-центр Start-Up – первое здание на спроектированном Zaha Hadid Architects «Острове единорогов» для компаний-стартапов в сфере цифровых технологий.
Стирая границы
IND architects и китайское бюро DA! победили в конкурсе на проект музея в провинции Сычуань. Архитекторам удалось сделать музей частью ландшафта, а природу – полноправной участницей экспозиции.
Бетон и цвет
Школа с музыкальным уклоном имени Сервете Мачи в центре Тираны по проекту албанского бюро Studioarch4.
Фантастический роман
Рассматриваем выставку «Время Москвы-реки» в Музее Москвы, – креативную попытку актуализировать концепцию развития прибрежных пространств, победившую в конкурсе 2014 года и манифестировать вновь основанное общество Друзья Москвы-реки.
Все это – далеко не только форма
Российские архитекторы DNK ag участвовали в симпозиуме по естественному свету и устойчивому развитию, который компания Velux провела в Париже. Говорим с Натальей Сидоровой и Даниилом Лоренцем о затронутых на конференции исследованиях в области медицины, строительных технологий и здоровой среды.
Сахарные кристаллы
Бюро ODA превратило историческое здание сахарорафинадного завода на берегу Ист-ривер в Нью-Йорке в офисный комплекс с эффектным кристаллическим фасадом вместо утраченного.
Татами и роботы
Бюро BIG спроектировало для Toyota «город будущего» у подножия Фудзиямы: с почти нулевым углеродным следом, прогрессивной транспортной схемой, разными видами роботов, зданиями из дерева и модулем по размеру татами.
Тема треугольника
Бюро Lemay благоустроило парк Экспо 1967 года в Монреале – самой успешной Всемирной выставки XX века, сохраненной в наши дни как рекреационная зона.
Дерево среди стекла
Архитекторы Sheppard Robson придали «человеческое измерение» площади в новом деловом районе Манчестера с помощью деревянного павильона с озелененными фасадами и кровлей.
Линия отягощенного порыва
Жилой комплекс «Ренессанс» архитектора Степана Липгарта продолжает линию исторического центра Санкт-Петербурга и переосмысляет ленинградское ар деко и неоклассику 1930-50-х применительно к цивилизационным вызовам нашего века.
Декор без птичьих гнезд
Керамические ажурные фасады входа ТПУ в Пальма-де-Мальорка по проекту Joan Miquel Seguí Arquitectura точно рассчитаны так, что голубям в их отверстиях угнездиться не получится.
Кадашёвский опыт
У проекта ЖК «Меценат», занявшего квартал рядом с церковью Воскресения в Кадашах – длинная и сложная история, с протестами, победами и надеждами. Теперь он реализован: сохранены виды, масштаб и несколько исторических построек. Можно изучить, что получилось. Автор – Илья Уткин.
Градсовет 25.12.2019
На повестке в Петербурге: планировка для маленького городка и смелая гостиница, спроектированная под влиянием иностранцев.
Пресса: Диалоги о вечных ценностях: Степан Липгарт и Алексей...
В ноябре 2019 года в Калугу приехал архитектор Степан Липгарт — через месяц после торжественного открытия спроектированной им швейной фабрики Мануфактуры Bosco. Открывая цикл «ГЛАВАРХитектура», Липгарт прочитал на «Точке кипения» лекцию о профессиональном призвании и источниках вдохновения, о роли заказчика и о системе ценностей и убеждений, которая позволяет гордиться результатами своего труда. Главный архитектор Калуги Алексей Комов специально для Калугахауса поговорил со Степаном о вечном — и о том, как приспособить это вечное к жизни в нашем городе.
Зона комфорта
Рассматриваем интерьер общественного пространства «Мой социальный центр» – первый пример такого рода, реализованный в рамках новой программы московской мэрии по проекту бюро Хора.
Для испытаний на прочность
В Сколково открылось здание штаб-квартиры компании ТМК, выпускающей стальные трубы для нефтегазовой промышленности. Она совмещена с испытательным полигоном и исследовательскими лабораториями.
Возрождение Дворца
Архитекторы Archiproba Studios бережно восстановили образец позднего советского модернизма – Дворец культуры в городе-курорте Железноводске.
Оригами из лиственницы
Тренировочная байдарочная база в Августове на северо-востоке Польши по проекту бюро INOONI и PSBA получила фасады из сибирской лиственницы.
Как спасти мир, участвуя в архитектурном конкурсе
Международный конкурс LafargeHolcim Awards ставит в качестве главной цели поощрение идей и проектов в области устойчивого развития. Призовой фонд конкурса $ 2 000 000. Рассматриваем проекты победителей предыдущего цикла 2017-2018 годов по пяти критериям.
Террасы Хрустального мыса
Концепция музейно-образовательного и мемориального комплекса в Севастополе, предложенная Никитой Явейном, избегает прямолинейных акцентов и пафоса, интерпретируя историю места и специфику ландшафта, соединяя общественное пространство обитаемой лестницы и амфитеатров с монументальным монументом.
Десять часов роста
В кантоне Берн открылся новый кампус Swatch – Omega по проекту Сигэру Бана: объем древесины, использованный для каркаса трех зданий, «вырастет» в швейцарских лесах всего за 10 часов.
Евгений Подгорнов: «Проектировать надо так, чтобы...
Руководитель петербургского бюро Intercolumnium рассказывает, почему в портфолио компании есть работы от хай-тека до историзма, рассуждает о высотных доминантах и о заказчиках как источниках драйва, необходимого городу.
Новая ячейка
Жилой квартал на территории IT-парка: компания Архиматика сочетает инновационные технологии с человечным масштабом и уютной средой.
Градсовет 18.12.2019
Вторая и, по всей видимости, успешная попытка согласовать жилой дом, выходящий окнами на Троицкий собор и Фонтанку.
В преддверии театра
На Земляном валу справа от въезда в туннель под Таганской площадью, перед Театром на Таганке и рядом с торцом ЖК «Шоколад», достраивается здание 8-этажной гостиницы Novotel по проекту бюро «Гран» Павла Андреева.
Энергия студента
Показываем работы финалистов студенческого конкурса «АРХПроект», а также рассказываем о том, как организаторы попытались выйти за рамки сухой процедуры: с помощью менторов, лектория и выставки с вечеринкой в «Севкабель порту».
Кино на плоту
Летний кинотеатр от архитектурного бюро «А4» как универсальное общественное пространство и вариация на тему паркового павильона.
Перемена мест слагаемых
Используя приемы и материалы типового дачного строительства, Spirin architects находят свой убедительный архитектурный ответ на вызов предельно ограниченного бюджета.
Заседание в бассейне
Новый корпус штаб-квартиры adidas по проекту бюро COBE включает переговорные и актовый зал в виде разных типов спортивных сооружений, включая бассейн.
Метод сращивания
Вариант современного контекстуализма – фактурная и орнаментальная архитектура, сдержанно-классичная, но явным образом не принадлежащая ни к одному стилю. T+T architects использовали этот современный подход для деликатной работы в историческом центре Екатеринбурга.
Между Мегой и рекой
Парк у торгового центра, сделанный по всем канонам современного общественного пространства: здесь учтены потребности горожан, идентичность, экономическая и экологическая устойчивость.