Брюсов брат

Алексей Бавыкин спроектировал здание, продолжающее и по-своему развивающее пластические темы дома в Брюсовом переулке. Главной темой в нем стала вечная: борьба вертикалей с горизонталью. Она отсекает, они – прорываются.

author pht

Автор текста:
Юлия Тарабарина

14 Марта 2011
mainImg

Архитектор:

Алексей Бавыкин

Мастерская:

Алексей Бавыкин и партнёры

Проект:

Апартаменты в Электрическом переулке (2010)
Россия, Москва, ЦАО, Электрический пер., д. 10, стр. 1

Авторский коллектив:
Архитекторы: Бавыкин А.Л., Марек М.М., Бавыкина Н.А., Збарская Л.Н.;
Конструктор: Кабанов К.О.;
Пожарная безопасность: Кабанов К.О.;
Инженер: Слуцковская Л.Н.;
Визуализация: Маслов К.С.

Заказчик: ЗАО «Инвестиционная компания Приоритет».
Электрический переулок отходит от Грузинского вала в сторону Тишинки примерно в 15 минутах ходьбы от Белорусского вокзала. Окружение в этом районе пестрое: фронт недорогих доходных домов был многократно разломан советскими панельной застройкой, расставленной по градостроительной прихоти то вдоль, то поперек улиц. Но Электрическому переулку как-то удалось сохранить линию домов XIX века и по правой, и по левой стороне почти полностью. Только слева имеется небольшой разрыв с одноэтажным домом – на его месте и планируется построить «гостиничные апартаменты» по проекту Алексея Бавыкина.
 
Участок миниатюрен, и здание аккуратно занимает его целиком, фасадом вписываясь в красную линию улицы. Для того, чтобы добрать полезных метров, со стороны двора в том месте, где нельзя было копать котлован, часть объема поставлена на «ножки». Дом будет несколько выше соседей (семь его этажей против трех справа и четырех слева), но архитектор использует привычный московский прием – отодвигает верхние этажи пентхаусов от красной линии вглубь, что делает их малозаметными со стороны улицы. Пять нижних этажей встраиваются во фронт застройки, выше поднимается лес вертикалей. Прокалывающих ломаный решетчатый козырек и увенчанных разнообразной скульптурой в духе знаковой бавыкинской собаки, с незапамятных времен прижившейся в логотипе мастерской.

Эта асимметричная и нерегулярная «корона», прячущая за собой ломаный зигзагообразный витраж пентхаусов – самая заметная часть фасада. Хотя и не для всех. Все устроено так, что случайный прохожий, суетливо бегущий в свой офис мимо, может быть, и не особо заметит новый дом: о, – скажет он, еще один фитнес-центр открылся (запланирован в первом этаже) – и пройдет мимо, оценив, может быть, только фактуру кирпича и чистоту стекол. Для того, чтобы по-настоящему увидеть дом и познакомиться с ним, надо будет перейти на другую сторону улицы и поднять голову. Такой – внимательный, зритель будет вознагражден полноценным зрелищем: выставкой скульптур. Столь редкой в Москве, особенно в новейшее время и особенно – на фасадах домов.

Впрочем, для того, чтобы поймать внимание «ленивых» прохожих, у дома есть его главный угол – северо-западный, смотрящий в сторону Грузинского вала на тех, кто будет идти от метро. Этот угол в основном стеклянный (хотя его и «держит» строгая кирпичная опора), он покрыт кружевом ковки балконных ограждений, и решетка козырька над ним как-то особенно бодро топорщится: приподнимается вверх и салютует нам, попутно отбрасывая причудливую ажурную тень. Ни капельки этот козырек не защищает ни от солнца, ни от дождя, его задача больше художественная. Он составлен из металлических веток и похож на карниз шалаша, а еще немного – на колючую кружевную манишку.

Источники и составные части образа этого дома достаточно очевидны. Перед нами «младший брат» успевшего прославиться дома в Брюсовом переулке с фасадом из древесных стволов, одетых в каменную шубу. Дом в Электрическом переулке дальше от центра и меньше размером; внутри нет атриума, а только обычные лифтовые холлы; он не так богат по части отделки. Хотя и упрощением его назвать тоже нельзя. Он скорее обобщает и популяризует формы, найденные в Брюсовом, приводит их к несколько более доступному знаменателю и делает основой для архитектурного языка, способного развиваться дальше. Языка форм, хорошо подходящих для строительства в историческом городе, но непохожих на германо-голландскую разновидность современной респектабельности. Своих, особенных, индивидуальных форм.

Что же так узнаваемо? Прежде всего, конечно же, деревья. Здесь нет камня, все будет облицовано кирпичом; нет ветвящихся стволов. Но разновысотные «отростки» в верхней части определенно представляют их парафраз, только геометризированный и «сросшийся» с фасадом, а не поставленный перед нм декоративной стенкой. Даже цвет похож: коричневатая охра главной, выходящей на улицу стены живо напоминает камень Брюсова, и также, как там, контрастирует с белизной боковых стен.

Самая заметная цитата из Брюсова – стилизованные кованые ветки. Там они были на ограждениях внутри атриума, миниатюрно изображали «деревья» фасада. Здесь мотив зажил своей жизнью, свойственной для ажурно-орнаментальной ткани. Из нее сделан козырек, ленты этой «ткани» ограждают лоджии и пять маленьких балкончиков «одинокого курильщика», любимых балкончиков Алексея Бавыкина. Среди них особенно примечателен самый одинокий, в верхней части бокового фасада – этот мини- капитанский мостик кочует из одного бавыкинского здания в другое; есть он и в Брюсовом.

Дом в Брюсове это ближайший, но не единственный родственник нашего героя из Электрического переулка. В последние годы Бавыкин увлеченно развивает идею «короны-над-зданием», леса вертикалей, превращающего завершение любого объема из определенной горизонтали в хаотически растущий тростник. В проекте гданьского Музея войны это настоящая готическая корона с крестами; в проекте офисной башни на Автозаводской вертикали верхней части больше похожи на полосы коры, признак руинированности.

Можно привести и еще несколько дальних ассоциаций для этого приема: трубы над Парижем и над английскими замками; готические башни, пинакли и даже фиалы. Еще одна, приземленная, но верная ассоциация: сейчас в Турции семейные дома строят таким образом – выводят опоры выше кровли, где следующее поколение, как только подрастет, возводит себе новый этаж. Те, кто видел плетеную башню-градирню Николая Полисского в Никола-Ленивце, меня поймут: концы веток, оставляемые там несколько лет подряд, наглядно говорили о том, что плетение незакончено, что его предстоит продолжить.

В сущности эта тема противоположна карнизу. Карниз подводит итог фасаду, потому его и называют: «венчающий». Торчащие ветки, стволы или даже опоры – это тема незавершенная, чреватая продолжением. В данном случае, правда, встретились обе: опоры  прорастают сквозь эфемерный карниз, он возмущается, ломает свою горизонталь. Кстати говоря, столкновение противоположных начал – тоже один из любимых приемов Бавыкина. А все же это удивительная способность архитектора: превращать любую прагматическую задачу, «жилой дом с апартаментами» – в «картинку с выставки».
Дом в Электрическом переулке, 2010. Вид со стороны Электрического переулка
© Алексей Бавыкин и партнёры
Дом в Электрическом переулке, 2010. Западный фасад (главный)
© Алексей Бавыкин и партнёры
Дом в Электрическом переулке, 2010. Восточный фасад
© Алексей Бавыкин и партнёры
zooming
Дом в Электрическом переулке, 2010. Встройка © Мастерская архитектора Бавыкина
Дом в Электрическом переулке, 2010. План 6-го этажа © Мастерская архитектора Бавыкина
Дом в Брюсовом переулке. Вид на построенное здание со стороны Тверской ул. 2007 г.
Дом в Брюсовом переулке. Перила балконов атриума изборажают те же древесные стволы, что и на фасаде
Дом в Электрическом переулке, 2010. План типового этажа © Мастерская архитектора Бавыкина
Дом в Электрическом переулке, 2010. 1 этаж © Мастерская архитектора Бавыкина
Дом в Электрическом переулке, 2010. Разрез 2-2 © Мастерская архитектора Бавыкина


Архитектор:

Алексей Бавыкин

Мастерская:

Алексей Бавыкин и партнёры

Проект:

Апартаменты в Электрическом переулке (2010)
Россия, Москва, ЦАО, Электрический пер., д. 10, стр. 1

Авторский коллектив:
Архитекторы: Бавыкин А.Л., Марек М.М., Бавыкина Н.А., Збарская Л.Н.;
Конструктор: Кабанов К.О.;
Пожарная безопасность: Кабанов К.О.;
Инженер: Слуцковская Л.Н.;
Визуализация: Маслов К.С.

Заказчик: ЗАО «Инвестиционная компания Приоритет».

14 Марта 2011

author pht

Автор текста:

Юлия Тарабарина

Технологии и материалы

Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.
«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.
Размером с 30 футбольных полей
«Зеленый квартал» – энергоэффективный, инновационный и самый дорогой градостроительный проект Казахстана, разработкой которого занималась международная команда: британское архитектурное бюро Aedas, американская инженерная компания AECOM и строительный холдинг из Казахстана BI Group.

Сейчас на главной

Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.
Век бетона
23 января исполнилось 100 лет Готфриду Бёму, первому немецкому лауреату Притцкеровской премии и создателю церквей и ратуш, напоминающих скульптуры из бетона. Он каждый день бывает в бюро и наставляет сыновей-архитекторов.
Архитектура эфемерности
На проспекте Вернадского поблизости от станции метро появилась высотная доминанта, давшая новое звучание округе: бизнес-центр «Академик» по проекту UNK project раскрыл в форме архитектуры смыслы местных топонимов.
Центр мега-выставок
Новый международный выставочный центр по проекту Valode & Pistre в «близнеце» Гонконга мегаполисе Шэньчжэнь может считаться крупнейшим в мире.
Театрально-музыкальный круг
Масштабный и амбициозный проект главного театрально-концертного комплекса Подмосковья, победитель конкурса, объединяет три зала, двор – общественную площадь, консерваторское училище, гостиницы. Он обещает стать заметным центром фестивалей классической музыки для всей страны.
Передышка на Манхэттене
Перестройка вестибюля небоскреба-«шкафа» Сони-билдинг Филипа Джонсона на Манхэттене: бюро Snøhetta запретили трогать фасад, который теперь получил статус памятника, зато им удалось устроить внутри большой зимний сад.
Дальше... дальше... дальше... В поиске нового поколения
Конкурс OPEN! на участие в национальном павильоне Джардини рассчитан на молодых архитекторов с максимально свежим взглядом на вещи, а его рамки так широки, что их почти не видно. Нужны смелые люди, которые совпадут с мировоззрением куратора Ипполито Лапарелли. Награда – работа в Венеции, дедлайн 31 января.
«Остров единорогов»
В Чэнду на западе Китая почти готов выставочный и конференц-центр Start-Up – первое здание на спроектированном Zaha Hadid Architects «Острове единорогов» для компаний-стартапов в сфере цифровых технологий.
Стирая границы
IND architects и китайское бюро DA! победили в конкурсе на проект музея в провинции Сычуань. Архитекторам удалось сделать музей частью ландшафта, а природу – полноправной участницей экспозиции.
Бетон и цвет
Школа с музыкальным уклоном имени Сервете Мачи в центре Тираны по проекту албанского бюро Studioarch4.
Фантастический роман
Рассматриваем выставку «Время Москвы-реки» в Музее Москвы, – креативную попытку актуализировать концепцию развития прибрежных пространств, победившую в конкурсе 2014 года и манифестировать вновь основанное общество Друзья Москвы-реки.
Все это – далеко не только форма
Российские архитекторы DNK ag участвовали в симпозиуме по естественному свету и устойчивому развитию, который компания Velux провела в Париже. Говорим с Натальей Сидоровой и Даниилом Лоренцем о затронутых на конференции исследованиях в области медицины, строительных технологий и здоровой среды.
Сахарные кристаллы
Бюро ODA превратило историческое здание сахарорафинадного завода на берегу Ист-ривер в Нью-Йорке в офисный комплекс с эффектным кристаллическим фасадом вместо утраченного.
Татами и роботы
Бюро BIG спроектировало для Toyota «город будущего» у подножия Фудзиямы: с почти нулевым углеродным следом, прогрессивной транспортной схемой, разными видами роботов, зданиями из дерева и модулем по размеру татами.
Тема треугольника
Бюро Lemay благоустроило парк Экспо 1967 года в Монреале – самой успешной Всемирной выставки XX века, сохраненной в наши дни как рекреационная зона.
Дерево среди стекла
Архитекторы Sheppard Robson придали «человеческое измерение» площади в новом деловом районе Манчестера с помощью деревянного павильона с озелененными фасадами и кровлей.
Линия отягощенного порыва
Жилой комплекс «Ренессанс» архитектора Степана Липгарта продолжает линию исторического центра Санкт-Петербурга и переосмысляет ленинградское ар деко и неоклассику 1930-50-х применительно к цивилизационным вызовам нашего века.
Декор без птичьих гнезд
Керамические ажурные фасады входа ТПУ в Пальма-де-Мальорка по проекту Joan Miquel Seguí Arquitectura точно рассчитаны так, что голубям в их отверстиях угнездиться не получится.
Кадашёвский опыт
У проекта ЖК «Меценат», занявшего квартал рядом с церковью Воскресения в Кадашах – длинная и сложная история, с протестами, победами и надеждами. Теперь он реализован: сохранены виды, масштаб и несколько исторических построек. Можно изучить, что получилось. Автор – Илья Уткин.
Градсовет 25.12.2019
На повестке в Петербурге: планировка для маленького городка и смелая гостиница, спроектированная под влиянием иностранцев.
Пресса: Диалоги о вечных ценностях: Степан Липгарт и Алексей...
В ноябре 2019 года в Калугу приехал архитектор Степан Липгарт — через месяц после торжественного открытия спроектированной им швейной фабрики Мануфактуры Bosco. Открывая цикл «ГЛАВАРХитектура», Липгарт прочитал на «Точке кипения» лекцию о профессиональном призвании и источниках вдохновения, о роли заказчика и о системе ценностей и убеждений, которая позволяет гордиться результатами своего труда. Главный архитектор Калуги Алексей Комов специально для Калугахауса поговорил со Степаном о вечном — и о том, как приспособить это вечное к жизни в нашем городе.
Зона комфорта
Рассматриваем интерьер общественного пространства «Мой социальный центр» – первый пример такого рода, реализованный в рамках новой программы московской мэрии по проекту бюро Хора.
Для испытаний на прочность
В Сколково открылось здание штаб-квартиры компании ТМК, выпускающей стальные трубы для нефтегазовой промышленности. Она совмещена с испытательным полигоном и исследовательскими лабораториями.
Возрождение Дворца
Архитекторы Archiproba Studios бережно восстановили образец позднего советского модернизма – Дворец культуры в городе-курорте Железноводске.
Оригами из лиственницы
Тренировочная байдарочная база в Августове на северо-востоке Польши по проекту бюро INOONI и PSBA получила фасады из сибирской лиственницы.
Как спасти мир, участвуя в архитектурном конкурсе
Международный конкурс LafargeHolcim Awards ставит в качестве главной цели поощрение идей и проектов в области устойчивого развития. Призовой фонд конкурса $ 2 000 000. Рассматриваем проекты победителей предыдущего цикла 2017-2018 годов по пяти критериям.
Террасы Хрустального мыса
Концепция музейно-образовательного и мемориального комплекса в Севастополе, предложенная Никитой Явейном, избегает прямолинейных акцентов и пафоса, интерпретируя историю места и специфику ландшафта, соединяя общественное пространство обитаемой лестницы и амфитеатров с монументальным монументом.
Десять часов роста
В кантоне Берн открылся новый кампус Swatch – Omega по проекту Сигэру Бана: объем древесины, использованный для каркаса трех зданий, «вырастет» в швейцарских лесах всего за 10 часов.
Евгений Подгорнов: «Проектировать надо так, чтобы...
Руководитель петербургского бюро Intercolumnium рассказывает, почему в портфолио компании есть работы от хай-тека до историзма, рассуждает о высотных доминантах и о заказчиках как источниках драйва, необходимого городу.
Новая ячейка
Жилой квартал на территории IT-парка: компания Архиматика сочетает инновационные технологии с человечным масштабом и уютной средой.
Градсовет 18.12.2019
Вторая и, по всей видимости, успешная попытка согласовать жилой дом, выходящий окнами на Троицкий собор и Фонтанку.
В преддверии театра
На Земляном валу справа от въезда в туннель под Таганской площадью, перед Театром на Таганке и рядом с торцом ЖК «Шоколад», достраивается здание 8-этажной гостиницы Novotel по проекту бюро «Гран» Павла Андреева.