English version

Архитекторы о биеннале

Рекомендации от девяти совершенно разных архитекторов, побывавших на биеннале – о выставке, ее достоинствах / недостатках, и, конечно, понравившихся павильонах.

Беседовал:
Дмитрий Леонов

mainImg
Мы задали нескольким архитекторам вопросы:
– как относитесь к теме биеннале, раскрыта ли она и как влияет на существующие взгляды;
– какие павильоны / экспозиции считаете лучшими;
– что повлияло лично на Вас, чем пополнился опыт?

Вид на лагуну с площадки павильона Великобритании. Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру
zooming
Студия 44: Никита Явейн

1.
Тема в этом году – общего плана, очень широко сформулирована – почти все что угодно можно связать с такой темой. Отсюда множество лестниц, пустых павильонов, – мне кажется, это признак своего рода «уплощения» мира, результат всеобщего желания достичь быстрого успеха. И вот эта тенденция упрощения представляется мне угнетающей.
Конструкции лестница и площадки павильона Великобритании. Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру


2.
На последних биеннале я стараюсь хоть один день, но бывать. Биеннале Аравены – очень понравилась, часто ее вспоминаю, там было много близких и понятных для меня моментов; я считаю, что сейчас интересны только региональные школы, – мейнстрим стал скучноват – и там они были представлены, многие павильоны были любопытны.

По сравнению с той выставкой биеннале этого года мне показалась слабее, что говорит, видимо о некотором кризисе. Мешки в Скандинавском павильоне напоминают архитектурные капустники, американский и израильский павильоны очень уж политизированы, что само по себе скучновато…
Павильон северных стран. Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру

Пожалуй, безусловно интересный архитектурный опыт – павильон Швейцарии, совершенно согласен с жюри, присудившим им первую премию. Как всегда, очень мил японский павильон с его ручной графикой.
Павильон Швейцарии. Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру

Кое-что любопытно в трех-четырех первых залах в Арсенале, я там на полдня застрял. Дальше спокойно все пролетаешь, разве что еще понравилась Мексика с их тонкими и пластичными макетами рельефа.
Павильон Мексики, Арсенал. Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру
Павильон Мексики, Арсенал. Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру
Павильон Мексики, Арсенал. Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру

Все восхищаются макетами Петера Цумтора, но мне показалось, это не самая интересная экспозиция… Потеки цветного воска, крашеный мох, сочетание материалов и приемов – любопытны, но не могу сказать, что раскрывают что-то существенное, скорее украшают, служат необычным акцентом.

По-настоящему интересна выставка Ренцо Пьяно. Показанные там проекты понятны и известны, но сценарий и режиссура показа – совершенно гениальны, ощущения новые, всем рекомендую туда добраться, это какой-то свежий шаг в экспонировании архитектуры, хотя сценографии там много больше, чем информации.
"Renzo Piano. Progetti d′aqua". Fondazione Emilio e Annabianca Vedova. Venezia, 2018. Ph Studio Azzurro, 2018
"Renzo Piano. Progetti d′aqua". Fondazione Emilio e Annabianca Vedova. Venezia, 2018. Ph Paolo Utimpergher, Venice

Капеллы Ватикана – не могу сказать, что произвели серьезное впечатление, таких объектов в мире делается немало… Пожалуй, понравилась капелла Соуто де Моура, там отличная работа с камнем: шершавости, светотени, хотя из-за этого он выглядит отчасти как реклама португальского песчаника – видно, что камень несет монолит, и все такое прочее.

3.
Что-то может нравиться, что-то нет, но между тем венецианская биеннале остается главной выставкой мира про архитектуру, так что, думаю, не меньше одного дня там имеет смысл потратить. Польза будет.
***
zooming
Сергей Кузнецов, главный архитектор Москвы

1.
Исходя из своего опыта участия в биеннале, я считаю, что заданная кураторами тема – вещь абстрактная, и честно говоря, большинство экспозиций следуют ей с натяжкой. Любую выставку так или иначе можно привязать к теме, поэтому говорить о том, раскрыта она или нет, довольно сложно. Безусловно, манифест кураторов декларирует общие веяния мировой архитектуры сегодня, показывает, что Венецианская биеннале задает тон в мире. Но все равно все национальные павильоны делаются их кураторами, как они это видят. В итоге мы имеем интересные инсталляции, привязанные больше к актуальным событиям в странах-участницах, чем к общей теме.

2.
Я согласен с выбором международного жюри и считаю, что Швейцария и Великобритания представили лучшие павильоны. Англичане тему этого года (FreeSpace) представили буквально – оставили пустое пространство внутри, но сделали наверху смотровую с прекрасным видом на сады Джардини и лагуну. У швейцарцев присутствовал элемент игры – они показали, какими разными могут быть габариты жилья. Еще можно отметить голландский павильон, мне он очень понравился.
Вид на лагуну с площадки павильона Великобритании. Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру
Павильон Великобритании. Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру
Павильон Голландии на биеннале архитектуры в Венеции. Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру

Также сильные экспозиции были в «Арсенале», там все очень насыщенно получилось. В этом году многие страны затронули в своих работах социальные проблемы. Отдельно я бы выделил экспозиции Чили и Эстонии.
 

Павильон Чили, Арсенал. Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру
Павильон Чили, Арсенал. Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру


3.
Приглашение ярких интересных кураторов – всегда правильная история. Любую биеннале архитекторам нужно смотреть целиком для того, чтобы понимать, куда движется поезд, в котором мы все едем. Чтобы не оказалось так, что поезд уже повернул, а мы движемся в другом направлении. Как ни крути, через инсталляции, через выставочный опыт ты понимаешь, о чем сегодня мировая архитектура, что в ней происходит, о чем думают лидеры мнений, которые задают планку всем остальным. Это и есть основная задача биеннале, на самом деле. Архитекторы приезжают сюда, подмечают отдельные приемы, что можно сделать так или иначе, а потом используют это в своей работе.
***

zooming
Проектная группа «Поле-дизайн»: Владимир Кузьмин
По прошествии некоторого времени общая воодушевленность от увиденнного поулеглась и это, вероятно, позволит более объективно оценивать свои впечатления...

1.
Раскрыта ли тема? Пожалуй раскрыта настолько, насколько возможно раскрытие темы апеллирующей к таким всеобъемлющим характеристикам, как «свобода».

«Свободное пространство» трактуется максимально широко: от художественной концепции до рабочего чертежа; от буквальной пустоты до детальных проектов «освобождения» пространств: их функций, характеристик, материалов и технологий их формирования. Многие инсталляции и экспозиции используют театральные, сценографические приемы демонстрации способов трактовки темы, через локальные «постановки» на «свободную» тему...!
Татьяна Челяпина и Владимир Кузьмин. Проектная группа «Поле-дизайн». Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру


2.
Какие павильоны/экспозиции считаю лучшими?
Швейцарский павильон – безусловный фаворит! Реальная игра с физическим масштабом жилых пространств и их восприятием очень впечатлили, и заставили буквально ощутить эффект «Алисы».
Голландский павильон – оранжевые ячейки с «секретами» в них и за ними.
Гигантские «пузыри» в павильоне скандинавских стран...
Синий подиум-амфитеатр в бельгийском павильоне...
Павильон Бельгии. Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру

Виртуальные «окна во Вселенную» в павильоне Венеции...
Иллюзорный луг в зеркальном аквариуме павильона Аргентины...
Разъятая «Стена» в павильоне Германии...
Метафизическая структура на белом горизонте инсталляции Дорте Мандрупа в Арсенале...
Дорте Мадруп. Кураторская экспозиция в Арсенале. Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру

«Игрушечные» макеты Цумтора...
Заросший бурьяном кусок двора Арсенала...
«Свободная» диагональ тени в дворике Скарпы...
Забытый балкон российского павильона...

3.
Затруднюсь, пожалуй, оценить степень влияния увиденного «на существующие взгляды».
мне увиделось более констатаций, утверждений и осмысления имеющегося опыта даже в очевидно футуристических проектах.

Можно сказать, что мой опыт пополнился множеством отдельных конкретных решений – как собственно архитектурных, так и пластических, технических, композиционных и художественных, в интересе к которым готов признаться и с точки зрения влияния «лично» на меня, и с точки зрения материала для показа нашим студентам. Непосредственное погружение в актуальный мировой «опыт» – это способ катализации собственного развития, объективная возможность взглянуть на себя, на «нас» через эту «венецианскую» призму.

Лично же для меня сама Венеция и Биенналле Архитектуры всегда были и есть «пространством свободы», в этом вновь и опыт, и совпадение и раскрытие темы безусловно!
***
 
zooming
ДНК аг: Наталья Сидорова и Даниил Лоренц

1.
Тема настолько широкая, что под нее можно много что подогнать. Поэтому экспозиции на биеннале интересуют скорее с точки зрения интересного высказывания самого проекта или инсталляции, чем соответствия или раскрытия темы Free Space.

2.
Концепция швейцарского павильона – игра с масштабом – проста. Качественное исполнение вплоть до масштаба паркетных досок и дверных ручек сделало реальный опыт восприятия очень убедительным.

Запомнился японский павильон с художественной графикой разного формата и техник о городских пространствах, которую хотелось просто долго рассматривать.
Лупа для рассматривания картинок. Павильон Японии на биеннале архитектуры в Венеции. Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру

Из Ватиканской экспозиции часовен больше всего понравился зеркальный крест-скамья Carla Juacaba. Чистое художественное высказывание и точное техническое исполнение. Бетонные подставки вызвали ассоциацию со шпалами бесконечной дороги в бесконечном пространстве. Работа, которая наиболее полно отразила тему free space.
Карла Хуакаба. Скамейка и крест / A bench and cross. Фотография: Юлия Тарабарина, Архи.ру


3.
Отдельная тема для нас в Арсенале – макеты, как полноценные художественные произведения. Разные масштабы, материалы, техники. Почти персональная выставка Цумтора из макетов, каменные резные макеты мексиканской экспозиции, дом для бездомных в Лос-Анжелесе, экспозиция Люксембурга с огромными макетами.
Летний ресторан, Инзель Уфнау. Модель местоположения, 2005. Биеннале архитектуры Freespace, выставка Петера Цумтора; коллекция музея Брегенца. Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру
***
 
zooming
АТРИУМ: Антон Надточий
1.
Прежде всего понравилось, что была попытка поговорить об архитектуре как таковой, а не о глобальных и социальных трендах, которые в основном позиционировали предыдущие биеннале.

2.
В Арсенал нам удалось попасть с экскурсией – и может быть именно поэтому нам Арсенал больше всего понравился, в особенности та часть, где презентовались разные художественные и пространственные стратегии архитектурных бюро, приглашенных кураторами – от Бенедетты Тальябуэ до Олжиати.
Биеннале 2018, Кордери. Фотография Архи.ру
Кордери Арсенала, проект SANAA. Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру
Кордери Арсенала, проект Валерио Олжиати. Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру

В Джардини как всегда хорошо выступил швейцарский павильон – в прошлый раз там был мощный проект Кристиана Кереца, и на этот раз павильон был не менее интересен и концептуален, не случайно он занял первое место.

2016:
Напоминаем: «Облако» Кристиана Кереца в павильоне Швейцарии 2016 года. Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру
Напоминаем: «Облако» Кристиана Кереца в павильоне Швейцарии 2016 года. Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру

2018:
Павильон Швейцарии, Золотой Лев биеннале 2018. Фотография Архи.ру

Но надо сказать, что большее впечатление произвели павильоны, расположенные за территорией Джардини: павильон Каталонии, который делали RCR, – совершенно фантастическая по красоте инсталляция.
 
 

Публикация от @turatoturato


Павильоны так называемых «новых стран» заслуживают все больше внимания и делаются очень тщательно, качественно, – такие как Мексика, Филиппины, Люксембург. Китай сделал огромную инсталляцию, которая была напечатана на 3D-принтере и реально работала как ландшафтный объект. Понятно, что это сегодня однозначный тренд, который будет очень быстро развиваться.
Павильон Филиппин, Арсенал. . Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру
Павильон Филиппин, Арсенал. . Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру


3.
В целом – кажется, что ничего равного по насыщенности биеннале 2000 года – когда нам просто крышу сорвало, настолько все было круто, – теперь уже быть не может. Тем не менее поездки на биеннале очень для нас полезны, стремишься уже не получить какую-то интересную для себя картинку, а биеннале становится тем временем и пространством, где можно подумать, почитать, все осмыслить. Биеннале теперь в большей степени про идеи и стратегии. Мы очень любим туда ездить – и каждый раз находим что-то для себя интересное, поскольку любая стратегия рождает именно свою, присущую ей архитектурную форму.
***

zooming
Citizenstudio: Михаил Бейлин

1.
Первый павильон, который я увидел – павильон Швейцарии. Он и остался для меня самым ярким, интересным и изящным. Больше всего времени я провел в основном павильоне, он и был для меня главным впечатлением. Мне кажется, он даже больше про тексты, чем про изображения. Читать все это – невероятное удовольствие. Особенно мне понравилась экспозиция, посвященная Луиджи Доминиони, про которого я до этого не слышал.
Экспозиция Чино Дзукки в павильоне биеннале, посвященная архитектору Луиджи Качиа Доминиони (1913-2016). Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру


2.
Мне очень понравилась трактовка темы «Свободное пространство» своей широтой. Эта выставка значительно менее заострена социально, относительно «Репортажей с фронта» 2016 года и менее спекулятивна. И, по-моему, значительно больше посвящена поиску в архитектуре, причем, в том числе, и в прошлом. Упрощая, “Free Space” – это вообще все, что есть вокруг нас. И эта биеннале про архитектуру в целом, что, на мой взгляд, довольно оригинально.

3. 
Во-первых, конечно, это первый для нас опыт придумывания и создания своей экспозиции на биеннале. Придумывания – в первую очередь. Об этом процессе и эмоциях надо писать отдельно. Но после этого немного иначе видятся экспозиции национальных павильонов. Как будто изнутри. За всем этим стоят люди, которые ищут, размышляют, думают про упаковку и транспортировку, надеются успеть к открытию.
 
В остальном, биеннале это всегда очень интересно. Непередаваемое удовольствие погружения в архитектуру как науку и чистое искусство, чего в повседневной жизни очень не хватает. Особенное удовольствие в Джардини и Арсенале – это читать тексты к экспозиции. Заменяет большой объем профессиональной литературы.
***
 
zooming
IND Architects: Амир Идиатулин 

2.
В некоторых национальных павильонах тема биеннале – свободное пространство – истолкована в лоб, буквально как пустота, как сделали это в частности британцы. Размышления на заданную тему рождают то павильон с качелями (Пакистан), то павильон со столом для пинг-понга и каруселями (Румыния). Рассматривать жилую ячейку как free space, как это сделали, в частности, и победители-швейцарцы, спорно – для современного человека понятие жилья трансформировалось – и в жилом комплексе программируется масса функций, и времени в своей квартире он проводит все меньше, свободные пространства ему нужны в самом городе.

Очевидно, что часть павильонов была рассчитана не на аудиторию архитекторов, а на потребу массового вкуса. На мой взгляд, на таких мероприятиях нельзя делать такие популярные конкретные высказывания, а нужно больше говорить о концептуальных вещах, об идеях, меняющих жизнь человека, города.

1,3.
Меня тема биеннале наводит на размышление о необходимости создавать свободные пространства в современной высокоплотной городской застройке, о поиске возможностей инструментами архитектуры и градостроительства формировать такие отдушины для горожан. Люди устают от города, от высокой плотности застройки, от урбанизации, отнимающей у них природу. Отсюда и синдром хронической усталости, и высокое количество самоубийств в мегаполисах. Нужно больше проектировать пространств для людей, где они смогут отдохнуть от этого ритма, замедлить шаг, побыть наедине с собой. Это должны быть пространства, свободные от толпы, от сутолоки, от темпа города, пространства, позволяющие выключиться из городского ритма. Остро стоит задача распределения людских потоков между уже существующими в городе свободными пространствами.

2.
Вызов архитектором – создание и программирование этих пространств, чтобы они были привлекательными для людей. Может быть, выказывание BIG на биеннале именно на эту тему – датчане показали проект Humanhattan 2050 – программу защиты набережных Нью-Йорка от наводнений, в результате реконструкции набережных город получит новые общественные пространства, где люди смогут рассредоточиваться.
Проект Бьярке Ингельса Humanhattan 2050, павильон биеннале. Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру
Проект Бьярке Ингельса Humanhattan 2050, павильон биеннале. Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру
Проект Бьярке Ингельса Humanhattan 2050, павильон биеннале. Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру

В Арсенале были представлены проекты, любопытные и по смыслу и в плане организации формы, работы с материалами. Например, сингапурское бюро Woha: из обычных на первый взгляд материалов коллеги создало воздушный легкий объект, который затрагивает основные аспекты работы самого бюро – а они много работают с экологическими проектами. Вдохновение для этого проекта архитекторы черпали из самой природы и обратили ограничения в возможности, как они сами формулируют. В условиях дефицита свободной площади в Сингапуре (он в 400 раз меньше Италии) архитекторы и градостроители должны изобретать новые решения для создания вдохновляющих пространств, разнообразящих повседневную жизнь горожанина.
Павильон Сингапура, Арсенал. Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру

Емкий и современный образ сформировал из полимерных ячеек китайский архитектор Филип Ян в инсталляции «Облачная деревня» – проект повествует о китайской глубинке, и в частности о смешении вплоть до слияния здесь частного и общественного, что играет деструктивную роль в развитии личности.
***
 
zooming
Blank Architects: Магда Чихонь
1.
На мой взгляд, лучшими павильонами с точки зрения выражения архитектурной позиции стали павильоны кураторов – ирландского архитектурного бюро GraftonArchitects, Шелли Мак Намара и Ивон Фаррелл, где они представили свой уникальный взгляд на главную тему биеннале – «Свободное пространство».

Среди национальных экспозиций хочется отметить павильон северных стран: три страны (Финляндия, Швеция и Норвегия) смогли договориться и представить вдохновляющую минималистскую экспозицию, включающую в себя движущиеся объекты в тематике баланса природы и архитектуры.

2.
На биеннале мы увидели множество ответов на вопросы о том, что такое свободное пространство, в совершенно разных интерпретациях. Некоторые из высказываний архитекторов получились достаточно новаторскими. К примеру, в павильоне Бразилии, участники которого были выбраны народным голосованием, архитекторы продемонстрировали, как совершенно простые решения в городской структуре могут повлиять на пространство города, освободить и раскрыть его потенциал. Иногда просто дорожка между двумя площадками может изменить городской контекст. А, к примеру, архитектор из Бангладеш представила на биеннале проект хижины из грязи, разместив ее на полу из прессованной земли. С одной стороны, архитектор отмечает достоинства этого простого материала, а с другой напоминает нам о той части населения, чьи жилища действительно созданы из грязи.

3.
Большое эстетическое удовольствие доставили павильоны кураторов Grafton Architects: благодаря качественной подготовке в них было приятно провести все три дня. Как архитектор я могу высоко оценить большую работу по подготовке выставки: пространства удалось наполнить светом и воздухом, и, не перегружая их, сделать комфортными для гостей.
Кураторская экспозиция, Арсенал. Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру
***
 

19 Июня 2018

Беседовал:

Дмитрий Леонов
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Авторский надзор: мытьем да катаньем
Разговор на АрхПароходе 2021 со Стасом Горшуновым: о том, как ему удается добиваться качественной реализации проектов, какие проблемы приходится решать, когда жертвовать гонораром, а когда идти на компромиссы.
ADM 2006–2021
В новой книге-портфолио ADM architects, посвященной 15-летию бюро, 37 проектов, все реализованные или строящиеся. Публикуем интервью с главой бюро Андреем Романовым и сообщаем, что теперь книгу можно купить на ozon.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
Сергей Чобан: «Я считаю очень важным сохранение города...
Задуманный нами разговор с Сергеем Чобаном о высотном строительстве превратился, процентов на 70, в рассуждение о способах регенерации исторического города и о роли городской ткани как самой объективной летописи. А в отношении башен, визуально проявляющих социальные контрасты и создающих много мусора, если их сносить, – о регламентации. Разговор проходил за день до объявления о проекте «Лахта-2», так что данная новость здесь не комментируется.
Энди Сноу: «Моя цель – соединить в архитектуре рациональное...
Английский архитектор Энди Сноу стал главным архитектором проектной компании GENPRO. Постройки Энди Сноу в Великобритании, выполненные в составе известных бюро, отмечены международными наградами. В России архитектор принимал участие в проектировании БЦ «Фабрика Станиславского», ЖК iLove и БЦ AFI2B на 2-й Брестской. Энди Сноу сравнил строительную ситуацию в России и Великобритании и поделился своим видением архитектурных перспектив России.
Бюро Никола-Ленивец: «Мы не решаем проблемы, а раскрываем...
Иван Полисский и Юлия Бычкова, управляющие партнеры Бюро Никола-Ленивец – о том, какие проблемы решает социокультурное проектирование, как развивать территории с помощью искусства и почему нельзя в каждом регионе создать свой Никола-Ленивец.
Сергей Скуратов: «Небоскреб это баланс технологий,...
В марте две башни Capital towers достроили до 300-метровой отметки. Говорим с автором самых эффектных небоскребов Москвы: о высотах и пропорциях, технологиях и экономике, лаконизме и красоте супертонких домов, и о самом смелом предложении недавних лет – башне в честь Ле Корбюзье над Центросоюзом.
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Двадцатый год, нелегкий: что говорят архитекторы
Тридцать архитекторов – о прошедшем 2020 годе, перипетиях, плюсах и минусах «удаленки», новых проектах, постройках и других профессиональных событиях, выставках и результатах конкурсов. Также говорим о перспективах закона об архитектурной деятельности.
Григориос Гавалидис: «Запрос на качественную архитектуру...
Бюро, которое очень быстро, за 5-6 лет, выросло от 3 до 50 архитекторов и теперь работает с крупными ЖК и значительными мастер-планами «городов-спутников» Подмосковья. Основано греком из города Салоники. Григориос Гавалидис считает скучной работу с частными домами на островах, говорит по-русски как москвич и мечтает сделать московскую городскую среду комфортной, разнообразной и безопасной – как в Греции.
Владимир Григорьев: «Панельная застройка везде одинакова,...
В Санкт-Петербурге стартовал открытый конкурс «Ресурс периферии», участникам которого предлагается разработать концепцию повышения качества среды жилых кварталов 1970-1990-х годов. Выясняем подробности у главного архитектора города.
Андрей Асадов: «На концептуальном этапе надо сразу...
Исследуем главный витраж саратовского аэропорта «Гагарин», составленный из стеклопакетов, наклоненных под углом и образующих «воронку» над входом. Обсуждаем особенности витражных конструкций, а также поиск технологии, которая позволит реализовать красивое архитектурное решение, не пожертвовав надежностью и стоимостью объекта.
Виталий Лутц: «Работа над ЗИЛом была очень интересна...
Недавно Архсовет в неформальном режиме обсудил мастер-план территории ЗИЛ-Юг, разработанный на основе ППТ Института Генплана, утвержденного в 2016 году. Об истории и особенностях проектов 2011-2017 рассказывает их непосредственный участник и руководитель.
Архитектор в девелопменте
Девелоперские компании берут в команду архитекторов, а порой создают целые архитектурные подразделения внутри своей структуры: о роли, значении, возможностях архитектора в сфере девелопмента Архи.ру и Институт «Стрелка», изучающий эту непростую тему в течение года, поговорили с архитекторами, которые работают в девелопменте, и другими специалистами.
Новый опыт: истории четырех бюро
Беседуем с архитекторами, которые долгое время были заняты в сфере дизайна интерьеров, индивидуального жилого строительства и инсталляций, но недавно реализовали свой первый крупный объект: Faber Group с вокзалом в Иваново, Павел Стефанов и Ольга Яковлева с крематорием в Воронеже, Архатака с ТЦ Галерея SM в Петербурге и Хора с реконструкцией Национальной библиотеки Татарстана.
Москомархитектура: итоги года. Часть I
Шесть коротких интервью: с Никитой Токаревым, Кириллом Теслером, Сергеем Георгиевским, Николаем Переслегиным, Филиппом Якубчуком и основателями бюро ARCHSLON Татьяной Осецкой и Александром Саловым.
Амир Идиатулин: «Главное – объект должен быть тебе...
IND architects стали ньюсмейкерами завершающегося года: выиграли два иностранных конкурса, поучаствовали в трех международных консорциумах, завершили реконструкцию здания первого детского хосписа в Москве для фонда Нюты Федермессер. Основатель и руководитель бюро Амир Идиатулин – об основных принципах работы: самым важным архитекторы считают увлеченность темой, стремятся к универсальности, с жюри и заказчиками не заигрывают, стоимость работы рассчитывают по человеко-часам.
Юлий Борисов: «Мы должны быть гибкими, но не терять...
Особенность развития архитектурной компании UNK project – в постоянном поэтапном росте и спланированном изменении структуры. Это тяжело, но эффективно. Юлий Борисов рассказал нам о недавней трансформации компании, о ее сформулированных ценностях и миссии, а также – о пользе ТРИЗ для конкурсной практики, личностном росте и сложностях роста бюро, параллелизме рационального расчета и иррационального творчества, упорстве и осознанности.
ATRIUM: «Один довольный заказчик должен приносить тебе...
Вера Бутко и Антон Надточий, известные 20 лет назад смелыми проектами интерьеров и частных домов, сейчас строят большие жилые районы в Москве, участвуют в конкурсах наравне с западными «звездами», активно работают со значительными проектами не только в России, но и на постсоветском пространстве. Мы поговорили с архитекторами об их творческом пути, его этапах и истории успеха.
Константин Акатов: «Обновленная территория – увлекательное...
Интервью с победителем международного конкурса на мастер-план долины реки Степной Зай в Альметьевске, руководителем проекта, заместителем генерального директора «Обермайер Консульт» Константином Акатовым.
Сергей Труханов: «Главное – найти решение, как реализовать...
Как изменятся наши рабочие пространства? Можно ли подготовить свои офисы к подобным ситуациям в будущем? Что для современных офисов актуально в целом? Как работать с международными компаниями и какую архитектурную типологию нам всем еще только предстоит для себя открыть?
Бремя выбора
Проект CITIZENSTUDIO в павильоне России на венецианской биеннале архитектуры посвящен будущему – но не столько железных дорог, которые, очевидно, ждет транформация, – сколько в принципе будущему городов. Фактически, он ставит проблему выбора.
Никита Явейн: «Мы работаем над архитектурой потоков»
Венецианская биеннале длится полгода, до 25 ноября, так что думаю не поздно поговорить и о российском павильоне. Мы выбрали две его экспозиции для более пристального рассмотрения и беседуем с почетным, как оказалось, железнодорожником Никитой Явейном.
Биеннале: истории
Девять проектов и павильонов с сюжетами – не обязательно историческими, но содержательными. В том числе павильоны Венеции про архивы и Латвии про жилье.
Биеннале: Цумтор
Рассматриваем артистичные модели Петера Цумтора из Кунстхауса Брегенца и сравниваем некоторые из них с постройками.
Соль воды
В Венеции одновременно с архитектурной биеннале открылась выставка «Renzo Piano. Progetti d’acqua». Проекты знаменитого итальянца за последние 48 лет погрузили в арт-пространство бывших соляных складов. И какими бы яркими и самобытными не были экспозиции участников биеннале в Джардини и Арсенале, по силе подачи и воздействия на зрителя Ренцо Пьяно, пожалуй, затмил их всех.
Пресса: Каждому по свободе
Тема архитектурной биеннале этого года — freespace, свободное пространство. Критик Мария Элькина обошла все павильоны и пришла к выводу, что свобода сегодня таит в себе такую же опасность, как когда-то массовое производство дешёвого жилья или строительство широких проспектов внутри городов. Вместо всеобщего счастья она может принести большие неприятности.
Десять капелл Ватикана
Самую большую и впечатляющую экспозицию биеннале архитектуры построил Ватикан. Проект Нормана Фостера получил кардинальскую награду.
Лев республики и пустота
Тема биеннале архитектуры – свободное пространство и могло показаться, что награды дали за пустое место. Некоторые награды и впрямь вызывали традиционный вопрос: за что, Господи?
За гранью физического
В этом году посетители Венецианской архитектурной биеннале помимо «физического» русского павильона смогут посетить виртуальный.
Пресса: Российские архитекторы готовятся к Венецианской...
«Свободные пространства» ‒ так звучит тема Венецианской архитектурной биеннале этого года. В российском павильоне тему раскроют через прошлое, настоящее и будущее железных дорог, связывающих необъятную территорию нашей страны.
Британский «остров» и брутализм в Венеции
Павильон Великобритании на 16-й венецианской архитектурной биеннале останется пустым, зато приобретет смотровую платформу на крыше, в то время как музей Виктории и Альберта привезет в Арсенал 8-тонную часть сносимого лондонского жилого массива «Робин Гуд Гарденс».
Технологии и материалы
Чувство города
Бизнес-парк «Ростех-Сити» построен на Северо-Западе Москвы. Разновысотная застройка, облицованная затейливым клинкерным кирпичом разнообразных миксов Hagemeister, придаёт архитектурному ансамблю гуманный масштаб традиционного города.
Великолепный дизайн каждой детали – Graphisoft выпускает...
Обновления версии отвечают пожеланиям пользователей и обеспечивают значительные улучшения при проектировании, визуализации, создании документации и совместной работе в Archicad, BIMx и BIMcloud, что делает Archicad 25 версией, как никогда прежде ориентированной на пользователя
Стильная сантехника для новой жизни шедевра русского...
Реставрация памятника авангарда – ответственная и трудоемкая задача. Однако не меньший вызов представляет необходимость приспособить экспериментальный жилой дом конца 1920-х годов к современному использованию, сочетая актуальные требования к качеству жизни с лаконичной эстетикой раннего модернизма. В этом авторам проекта реставрации помогла сантехника немецкого бренда Duravit.
Кирпич Terca из Эстонии – доступная европейская эстетика
Эстонский кирпич соединяет в себе местные традиции и высокотехнологичное производство мирового уровня под маркой Wienerberger. Технические преимущества облицовочного кирпича Terca особенно ценны в нашем северном климате – благодаря им фасады не потеряют своих эстетических качеств, а постройки будут долговечными.
Прочные основы декора. Методы Hilti для крепления стеклофибробетона
Методы HILTI позволяют украшать фасад сложными объемными формами, в том числе карнизами, капителями, кронштейнами и узорными панелями из стеклофибробетона, отлично имитируя массивные элементы из натурального камня и штукатурки при сравнительно меньшем весе и стоимости.
Дайте ванной право быть главной!
Mix&Match – простой и понятный инструмент для создания «журнального» дизайна ванной комнаты. Воспользуйтесь концепцией от Cersanit с десятками комбинаций плитки и керамогранита разного формата, цвета и фактуры для трендовых интерьеров в разных стилях. Идеально подобранные миксы гармонично дополнят вашу идею и помогут сократить время на создание проекта.
Современная архитектура управления освещением
В понимании большинства людей управлять освещением – это включать, выключать свет и менять яркость светильников с помощью настенных выключателей или дистанционных пультов. Но управление освещением гораздо глубже и масштабнее, чем вы могли себе представить.
Чистота по-австрийски
Самоочищающаяся штукатурка на силиконовой основе Baumit StarTop – новое поколение штукатурок, сохраняющих фасады чистыми.
Кто самый зеленый
14 небоскребов из разных частей света, которые достраиваются или планируются к реализации: уже не такие высокие, но непременно энергоэффективные и поражающие воображение.
Советы проектировщику: как выбрать плоттер в 2021 году
Совместно с компанией HP, лидером рынка широкоформатной печати, рассматриваем тенденции, новые программные и технические решения и формулируем современные рекомендации архитекторам и проектировщикам, которым требуется выбрать плоттер.
Energy Ice – стекло, прозрачное как лед
Energy Ice – новое мультифункциональное стекло, отличающееся максимальным светопропусканием. Попробуем разобраться, в чем преимущество новинки от компании AGC
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Башня превращается
Совместно с нашими партнерами, компанией «АЛЮТЕХ», начинаем серию обзоров актуальных тенденций высотного строительства. В первой подборке – 11 реализованных высоток со всего мира, демонстрирующих завидную приспособляемость к характерной для нашего времени быстрой смене жизненных стандартов и ценностей.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Сейчас на главной
Поток и линии
Проекты вилл Степана Липгарта в стиле ар-деко демонстрируют технический символизм в сочетании с утонченной отсылкой к 1930-м. Один из проектов бумажный, остальные предназначены для конкретных заказчиков: топ-менеджера, коллекционера и девелопера.
Один раз увидеть
8 короткометражных документальных фильмов на околоархитектурные темы, в том числе: лондонская башня-кооператив 1970-х, японский скульптор Саграда-Фамилия, сборное жилье наших дней и подборка ярких архитектурных фрагментов из художественных лент последних 100 лет.
В Пермском Политехе обучили искусственный интеллект...
В Пермском Политехе разработали интеллектуальную систему обработки изображений зданий, которая может определять цветовые закономерности архитектурных объектов. Технология поможет застройщикам многоквартирных домов эффективнее встраивать проекты в городское пространство.
Проект для неопределенного будущего
Образовательный центр для детей с «органическим» садом и огородом в Мехико задуман как экономически самодостаточный и не просто ресурсоэффективный, а почти автономный. Кроме того, его можно разобрать и использовать все материалы повторно. Авторы проекта – бюро VERTEBRAL.
Лицо производства
«Тепличное хозяйство Ботаника» доверила архитекторам ту область, где они, как правило, востребованы наименьшим образом – территорию современного производственного комплекса, где обычно царят утилитарные, нормативные и недорогие решения.
Старые-новые арки
Напечатанный на 3D-принтере бетонный мост Striatus по проекту Zaha Hadid Architects и специалистов Высшей технической школы ETH Zürich благодаря своей традиционной сводчатой конструкции очень устойчив – в прямом и экологическом смысле.
Арт-трансформер
Art Barn, архив, хранилище работ и рисовальная студия британского скульптора Питера Рэндалла-Пейджа в холмах Девона, способен менять форму в зависимости от текущих нужд, а также сам себя обеспечивает электричеством. Автор проекта – Томас Рэндалл-Пейдж.
Тиана Плотникова: «Наша миссия – разработать user-friendly...
Говорим с основательницей стартапа Uflo – программы, помогающей конвертировать числовые данные в геометрию, о том, что побудило придумать проект, о карьере в крупных зарубежных компаниях и о страхах перед цифровыми технологиями
Связь с прошлым и будущим
Нидерландские мастерские Benthem Crouwel и West 8 выиграли конкурс на проект нового вокзала в Брно: этот архитектурный конкурс стал крупнейшим в истории Чехии.
Авторский надзор: мытьем да катаньем
Разговор на АрхПароходе 2021 со Стасом Горшуновым: о том, как ему удается добиваться качественной реализации проектов, какие проблемы приходится решать, когда жертвовать гонораром, а когда идти на компромиссы.
Образ прощания
Объект MAMA самарских архитекторов Дмитрия и Марии Храмовых стал единственным российским победителем конкурса фестиваля ландшафтных объектов SMACH2021, который проводится на северо-востоке Италии в Доломитовых Альпах.
Новое качество Личного
В Никола-Ленивце Калужской области в эти выходные проходит фестиваль Архстояние с темой «Личное». Главной постройкой фестиваля стал дом «Русское идеальное», спроектированный Сергеем Кузнецовым и реализованный компанией КРОСТ в короткие сроки. Рассматриваем дом и новые объекты Архстояния 2021.
«Место для всех»
Победителем международного конкурса на разработку концепции Приморской набережной в Сочи стал консорциум во главе с UNStudio.
Пресса: "Непостижимое решение". ЮНЕСКО отобрало у Ливерпуля...
ЮНЕСКО решило исключить Ливерпуль из своего Списка всемирного наследия, поскольку городские власти ведут активное строительство в районе доков и порта - архитектурного ансамбля, которое агентство ООН считало важнейшим памятником. В Ливерпуле такое решение называют "непостижимым" и надеются на его пересмотр.
Главный манифест конструктивизма
В Strelka Press выпущена основополагающая для отечественного авангарда книга Моисея Гинзбурга «Стиль и эпоха. Проблемы современной архитектуры» (1924): это совместный издательский проект Института «Стрелка» и Музея «Гараж». Публикуем главу «Конструкция и форма в архитектуре. Конструктивизм».
На берегу очень тихой реки
Проект благоустройства территории ЖК NOW в Нагатинской пойме выходит за рамки своих задач и напоминает скорее современный парк: с видовыми точками, набережной, разнообразными по настроению пространствами и продуманными сценариями «от 0 до 80».
Труд как добродетель
Вышла книга Леонтия Бенуа «Заметки о труде и о современной производительности вообще». Основная часть книги – дневниковые записи знаменитого петербургского архитектора Серебряного века, в которых автор без оглядки на коллег и заказчиков критикует современный ему архитектурно-строительный процесс. Написано – ну прямо как если бы сегодня. Книга – первое издание серии «Библиотека Диогена», затеянной главным редактором журнала «Проект Балтия» Владимиром Фроловым.
Стилисты села
Дизайн-код как способ привести небольшое поселение в порядок к юбилею или крупному событию: борьба с визуальным мусором, поиск духа места и унификация городских элементов.
Диалоги об образовании и карьере
Империалистический заказ и равнодушие к форме, необходимость доучить бывших студентов за свои деньги и скука формального обучения – дискуссия об архитектурном образовании на недавнем Архпароходе, как и многие разговоры на эту тему, местами была отмечена грустью, но не безнадежна и по-своему интересна. Публикуем выдержки из разговора, собранные одним из участников, архитектором и преподавателем Евгенией Репиной.
Плавная консоль
У здания банка в окрестностях ливанского города Сура нет привычных ограждений, а еще Domaine Public Architects удалось добавить в проект небольшую площадь.
Туман над Янцзы
В сети обсуждают новую ленд-арт-инсталляцию Григория Орехова Crossroads, «пешеходную зебру» проложенную художником по воде Москвы-реки 7 июля недалеко от Николиной горы. Рассматриваем несколько недавних работ Орехова – от «перекрестка» 2021 года на реке до «перекрестка» 2020 года в зеркалах «Черного куба», созданного в честь Казимира Малевича в Немчиновке.
Неоконюшня
На территории ВДНХ появится новый конноспортивный манеж: его авторы обращаются к традиционной для типологии форме и материалам, трактуя их как современный парковый павильон.
Еще один конструктор
В Мангейме началось строительство жилого комплекса по проекту MVRDV и производителя сборных домов Traumhaus. Он должен дать будущим обитателям максимум разнообразия и кастомизации по доступной цене, что в свою очередь позволит создать там живое сообщество соседей.