Биеннале: истории

Девять проектов и павильонов с сюжетами – не обязательно историческими, но содержательными. В том числе павильоны Венеции про архивы и Латвии про жилье.

author pht

Автор текста:
Юлия Тарабарина

mainImg
Помимо девиза «свободное пространство», позволяющего выбирать между свободой, пространством и их гибридами, кураторы Ивон Фарел и Шелли МакНамара усилили тему истории: «внутри архитектурной традиции время нелинейно», – утверждается в предисловии к павильону биеннале, – «неожиданное соседство соединяет архаику и современность».

Памятник миланского контекстуализма
Действительно, в нескольких случаях кураторы предложили современным архитекторам представить проекты коллег из прошлого: в частности, Чино Дзукки, мастер достаточно известный, сделал выставку не про себя, а про Луиджи Качиа Доминиони – классика итальянского контекстуального модернизма, умершего 2 года назад в возрасте 102 лет. Оба миланцы и были знакомы.
Макет Милана, белым – постройки Качиа. Экспозиция Чино Дзукки в павильоне биеннале, посвященная архитектору Луиджи Качиа Доминиони (1913-2016). Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру
Экспозиция Чино Дзукки в павильоне биеннале, посвященная архитектору Луиджи Качиа Доминиони (1913-2016). Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру
Экспозиция Чино Дзукки в павильоне биеннале, посвященная архитектору Луиджи Качиа Доминиони (1913-2016). Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру

Расставив черно-белые фотографии модернистских фасадов вдоль стен, Чино Дзукки сосредоточился на одном доме, построенном на улице Корсо Италиа в Милане в 1957-1961. Надо видеть этот дом и эту улицу: это центр города, там напротив романская (впрочем сильно перестроенная в XIX веке) церковь Святой Евфимии, барочная церковь Сан Паоло начала XVII века, и все в том же духе, дома-палаццо, улица узкая, по ней ходят, занимая почти все место, модные трамваи. Дома XVIII-XIX века перемежаются, как почти везде в Милане, модернистскими вкраплениями, и дом Луиджи Доминиони среди них – брутальный, красно-коричневый, с темными маркизами над длинными окнами, с двумя башнями по сторонам. Гибрид ренессансного палаццо и рабочего поселка. Этот дом – один из ранних примеров контекстуальной архитектуры в центре города, он объединил три функции: жилую, офисную и торговую галерею в первом этаже, она продолжила витрины соседних домов, как и крылья-башни продолжили соседние карнизы. Критики его признают его усилия по деликатному реагированию на площадь Св. Евфимии и прочее окружение удачным и тонким, однако для современного взгляда здание, прямо скажем, несколько жесткое.



Дом сложный, на сложном участке: изображая со стороны улицы палаццо, он образует после трехэтажной перемычки небольшой, но двухуровневый двор, затем вырастает в глубине до 8-9 этажей, и уходит корпусом дальше вглубь квартала, лепясь, как доходник XIX века, то есть более чем контекстуально.
Дом на Корсо Италиа (1957-1961). Экспозиция Чино Дзукки в павильоне биеннале, посвященная архитектору Луиджи Качиа Доминиони (1913-2016). Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру

Но вернемся к инсталляции: "с точки зрения Доминиони, – пишет Чино Дзукки, – каждый проект это сюжет, в котором сложности приводят к индивидуальным и основательным решениям, стимулируют мышление архитектора, иногда даря удивительные пространства и формы". Причем Доминиони считал продуктивным как реагирование на требования заказчика, так и общества – вообще все сложности.
Дом на Корсо Италиа (1957-1961). Экспозиция Чино Дзукки в павильоне биеннале, посвященная архитектору Луиджи Качиа Доминиони (1913-2016). Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру
Дом на Корсо Италиа (1957-1961). Экспозиция Чино Дзукки в павильоне биеннале, посвященная архитектору Луиджи Качиа Доминиони (1913-2016). Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру
Дом на Корсо Италиа (1957-1961). Экспозиция Чино Дзукки в павильоне биеннале, посвященная архитектору Луиджи Качиа Доминиони (1913-2016). Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру

Показательно, что для инсталляции выбрано здание компромиссно-вынужденное здание, возможно, самое, – если бы реакция на сложности не была признана сутью его архитектуры. Чино Дзукки рассматривает дом как памятник – в деталях, выгораживая для разговора об интерьера и для показа подлинной графики объем-тыкву, мини-зал или «пещеру», чей интерьер интерпретирует «помпеянский красный» Доминиони и становится таким образом продолжением фотографий на стенах.
Дом на Корсо Италиа (1957-1961). Экспозиция Чино Дзукки в павильоне биеннале, посвященная архитектору Луиджи Качиа Доминиони (1913-2016). Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру
Дом на Корсо Италиа (1957-1961). Экспозиция Чино Дзукки в павильоне биеннале, посвященная архитектору Луиджи Качиа Доминиони (1913-2016). Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру
Дом на Корсо Италиа (1957-1961). Экспозиция Чино Дзукки в павильоне биеннале, посвященная архитектору Луиджи Качиа Доминиони (1913-2016). Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру
***

Опыт социального жилья
«Звездные апартаменты» Майкла Мальцана, Лос Анджелес, проект павильона биеннале. Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру

Этот дом не вовсе не старый, построен в 2014 году, хотя включает возможность развития, равно как и одноэтажные постройки, бывшие на этом месте – вокруг них образованы общественные пространства для жителей. Дом – социальное жилье для бывших бездомных в центре Лос-Анджелеса, построен некоммерческим девелопером (ох, бывают и такие), называется Звездные апартаменты. Суть в том, чтобы не просто обеспечить бездомных жильем, но сделать их жизнь полноценной, инициировать новое сообщество; осчастиливить, одним словом. Тут важно, что несмотря что оно социальное, в нем не 30 этажей у трассы, это не послевоенные многоэтажные поля, на которых так обожглась Франция, да и Англия (о России умолчу), и, с другой стороны, это не картонная коробка – небольшой дом, 6-этажный, к слову окружение вокруг 1-2-этажное; на 102 квартиры, чуть меньше 9 000 м2 общей площади, да еще и с сертификатом LEED Platinum, построен из изготовленных на заводе блоков. На первых этажах магазины, клиника. Выше, на кровле первого этажа – свободное пространство рекреаций, а выше уже висят объемы квартир, по 3-4 этажа.
«Звездные апартаменты» Майкла Мальцана, Лос Анджелес, проект павильона биеннале. Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру
«Звездные апартаменты» Майкла Мальцана, Лос Анджелес, проект павильона биеннале. Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру
«Звездные апартаменты» Майкла Мальцана, Лос Анджелес, проект павильона биеннале. Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру
«Звездные апартаменты» Майкла Мальцана, Лос Анджелес, проект павильона биеннале. Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру
«Звездные апартаменты» Майкла Мальцана, Лос Анджелес, проект павильона биеннале. Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру

Кураторы приводят цитату из статьи Николая Урусова 2010 года: в 2000-е годы, удачные для карьеры архитекторов, автор «Звездного» дома Майкл Мальцан строил не только элитные виллы и дорогие амбициозные музеи, но и занимался, в отличие от многих, социальным жильем.

Здание показано дотошно, почти как миланский дом Луиджи Доминиони: большим макетом, макетами отдельных квартир, в которые можно «заглянуть» и которые снабжены видеозаписями с рассказами жильцов; на стене – вид Лос-Анджелеса с птичьего полета, нарисованный в духе «авангардной» живописи Захи Хадид.

В принципе между домом Луиджи Доминиони и Майкла Мальцана возникают некие паралелли: невысокие, в центре города, только первый, конечно, ни разу не социальный, а второй демонстрирует современный подход к жилью для бедных, нацеленной на то, чтобы не превращаться в гетто, а «вытаскивать» людей в новую жизнь. Ничего, впрочем, не сказано про то, насколько подход «работает» – это, как говорят, предмет отдельного исследования.
«Звездные апартаменты» Майкла Мальцана, Лос Анджелес, проект павильона биеннале. Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру
«Звездные апартаменты» Майкла Мальцана, Лос Анджелес, проект павильона биеннале. Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру
***

Непостроенное: памяти Скарпа 
«Свободное пространство на месте», проект американца Роберта Мак Картера в честь четырех проектов, не реализованных в Венеции. Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру

Академичная мини-выставка американского архитектора и историка Роберта Мак Картера, много написавшего о Карло Скарпе, Райте и Кане. В 1972 году для 36 биеннале искусства в Венеции Скарпа, который был в то время деканом венецианской архитектурной школы, курировал выставку «Четыре проекта для Венеции», где показывал проекты мастеров модернизма, созданные между 1953 и 1970, – по мнению Скарпа, они не только не повредили бы древнему городу, но и сделали бы его по-настоящему современным, – выставка была попыткой продвинуть эти проекты, стимулировать их осуществление. Теперь ясно, что ни один не построен, и Мак Картер вспоминает инициативу Скарпа с долей печали, как бы хоронит, замечая попутно: критики и историки склонны игнорировать нереализованные проекты, между тем в них нередко скрыты фундаментальные основы, ставшие затем базой осуществленных построек и как минимум помогающие их понять. Друг Скарпы Луис Кан писал с непоколебимым оптимизмом – «То что не построено на самом деле не потеряно. Если их ценность однажды обозначена, их запрос на присутствие неоспорим. Они только ждут нужных обстоятельств». Святые слова, вот только доказать все это сообществу будет столь не непросто, как и Скарпе было продвинуть свои любимые венецианские проекты.

Выставка в честь выставки непостроенных проектов – получается какое-то наслоение нереализованности, довольно тонкое; не о себе, не о Скарпе, и даже не вполне о Корбюзье, а этакое углубление в архив. Внимание к Карло Скарпа для биеннале традиция, так или иначе пытаются оживить его дворик при бывшем павильоне Италии, ныне биеннале; на этот раз кураторы открыли выходящий на канал уголок, также спроектированный Скарпа, в характерной для него восьмеркой из двух колец и двумя крупными модернистскими жалюзи. Правильно сделали, он очень освежает.

Проекты вот такие: Мемориал Мазиери Френка Ллойда Райта, проект 1953 года, здание планировалось на Гран Канале;

Мемориал Мазиери, модель из Lego:
Frank Lloyd Wrights Masieri Memorial Lego model top right

Веценианский госпиталь Корбюзье 1963-1965, он должен был расположиться на западном краю Канареджо, где подходит железная дорога и где сейчас экономический факультет университета Ка Фоскари;
«Свободное пространство на месте», проект американца Роберта Мак Картера в честь четырех проектов, не реализованных в Венеции. Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру
«Свободное пространство на месте», проект американца Роберта Мак Картера в честь четырех проектов, не реализованных в Венеции. Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру

Когресс-холл Луиса Кана 1968 и парк между морем и лагуной на Йезоло от Исаму Ногучи, 1970 года.

Louis I. Kahn, Palacio de Congresos
***

Тесное сближение:
души памятников модернизма
Специальный проект кураторов в павильоне биеннале «Тесное сближение. Встречи с замечательными зданиями». Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру

Кураторы также пригласили 16 своих земляков, ирландских архитекторов, практиков и преподавателей, к участию в «специальной секции», представленной во втором по счету от входа зале павильона биеннале. Называется «Тесное сближение. Встречи с замечательными зданиями»: каждому участнику выдали известное здание XX века, попросили его исследовать, раскрыть его суть, «и магию, объяснить, как оно работает, подчеркнуть вещественные особенности». Получилось 16 экспликаций и объектов, причем только одни (!) участники привлекли для рассказа о своем здании-герое банальную музейную витрину, остальные строили лестницы, скамейки, вешали на стену кубистические часы и выгораживали темные комнаты.
Специальный проект кураторов в павильоне биеннале «Тесное сближение. Встречи с замечательными зданиями». Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру
Специальный проект кураторов в павильоне биеннале «Тесное сближение. Встречи с замечательными зданиями». Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру
Специальный проект кураторов в павильоне биеннале «Тесное сближение. Встречи с замечательными зданиями». Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру
Специальный проект кураторов в павильоне биеннале «Тесное сближение. Встречи с замечательными зданиями». Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру
Специальный проект кураторов в павильоне биеннале «Тесное сближение. Встречи с замечательными зданиями». Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру
Специальный проект кураторов в павильоне биеннале «Тесное сближение. Встречи с замечательными зданиями». Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру
Специальный проект кураторов в павильоне биеннале «Тесное сближение. Встречи с замечательными зданиями». Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру
Специальный проект кураторов в павильоне биеннале «Тесное сближение. Встречи с замечательными зданиями». Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру

Архитекторам Така было поручено здание общественного центра в модернистском (конца 1970-х – начала 1980-х) пригороде Боготы, Новом Санта Фе, построенное главным колумбийским архитектором XX века Рохельо Салмона (1929-2007); дома там в основном 7-этажные, а общественные центры кольцеобразные, украшены ажурными узорами из кирпича. Получилось «Ткачество»: проницаемая стена кирпичного орнамента, отражающая восторг Салмоны перед доколумбовой цивилизацией и уважение авторов к Салмоне.
Специальный проект кураторов в павильоне биеннале «Тесное сближение. Встречи с замечательными зданиями». Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру

Бюро Стива Ларкина, осмысляя капеллу Отаниеми в финском Эспоо (1954-1957), построили крупный, где-то трехметровый деревянный макет, стремясь, по словам архитекторов, артикулировать и отчасти воссоздать в пространстве выставки вид, который открывается на лес из стеклянного алтаря финской капеллы – роль стволов исполняют пучки деревянных опор.

В центре зала – фанерный макет в масштабе 1:25 посвящен Центру Жанны Ашетт, построенному в 1969-1975 Жаном Реноди в парижском пригороде Иври-сюр-Сен, увлеченном в тот момент коммунистическими идеями; здесь реализовалась мечта Реноди о комфортном пространстве для каждого – в здании смешанной типологии 40 квартир социального жилья в большими террасами, террасы – «подарок» жильцам, деревья на них – польза для города. В макете сделан акцент именно на террасах.
Специальный проект кураторов в павильоне биеннале «Тесное сближение. Встречи с замечательными зданиями». Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру

Любопытный прием осмысления зданий-памятников культуры XX века, своего рода каталог идей для вдохновения, но надо признать, что источники более интересны, а объектам тесновато в зале, группируются они несколько хаотично и выглядят как «младшие братья» макетов Цумтора на балконе над ними, еще не научившиеся соединять цветной воск с бетоном.
***

Советы по мигрантам
Проект группы Кримсон историки архитектуры, «историзующий» современную миграцию, в павильоне биеннале. Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру

Популярнейшую тему развивает в павильоне биеннале «гибридная» голландская команда «Кримсон историки архитектуры»: они пишут книги, делают выставки и занимаются урбанистическим планированием и исследованиями. В красно-черном ретро-дизайне, в пиранезиансом ковре на полу хочется угадать Рим, но Рима нет, а план ротонды образует датское общежитие Титен 2005 года, – в антураже XVIII века развернута серия советов по адаптации городами мигрантов в образе «города приходящих и уходящих», по в итальянской версии звучит и впрямь по-римски: VIA VAI.
Проект группы Кримсон историки архитектуры, «историзующий» современную миграцию, в павильоне биеннале. Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру
Проект группы Кримсон историки архитектуры, «историзующий» современную миграцию, в павильоне биеннале. Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру

К мигрантам надо привыкать, квадратные метры для них – резервировать, включать их в ткань города, избегая гетто; миграция не временное явление и не закончится, надо стать городом потоков. К тому же миграция бывает как из беженцев, так и из университетских профессоров, мобильность вообще позитивное качество нашего времени, – примерно таков манифест урбанистов-историков. Они определенно правы, успешная жизнь крупных городов невозможна без движения множества совершенно разных людей, ну, Вавилон там, или Константинополь... их, кстати, нарочно видимо не упоминают, чтобы избежать банальности; так что пафос вечности и впрямь витает и скрашивает чтение полотен на стенах; но несколько натянут и кажется больше театральным оформлением известной проблемы, чем новым словом. 
***

Рисунок
Проект Элизабет Хац, павильон биеннале. Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру

Ну куда без него. Выразить нечто языком рисунка кураторы позвали шведку Элизабет Хац, архитектора и преподавателя. Большой зал до потолка, полушпалерным методом, завешен графикой разного времени; встречается и XVI век. Все стены снабжены подробной росписью, за что спасибо, и объединены по темам, к примеру – Храм и навес, или Свет и место.
Проект Элизабет Хац, павильон биеннале. Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру
Проект Элизабет Хац, павильон биеннале. Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру
Проект Элизабет Хац, павильон биеннале. Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру
***

Музейный остров:
свобода асимметрии и тирания Гипподама
Зал Дэвида Чипперфильда можно поначалу принять за апологию его вызвавшей немало споров и сейчас строящейся (сдать планируют теперь уже в этом году) на Музейном острове галереи Джеймса Симона – прикрытой ширмой «джентльменского» вида-панорамы Альтес Музеума Карла Фридриха Шинкеля, тонкой, модной графики a la Ботичелли.
Фридрих Шинкель. Вид из галереи Альтес Музеума. Проект Дэвида Чипперфильда в павильоне биеннале. Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру

О чем собственно речь: вот она, строящаяся галерея Джеймса Симона:
James Simon Galerie Berlin
 
Заходя за ширму видим, что, защищая свой многократно обруганный и радикально измененный в процессе проект (ощущение такое, что кураторы и пригласили его, чтобы дать коллеге защититься), Чипперфильд напоминает нам о: Винкельмане, который считал, что гипподамова сетка плана – столь любимая, можно сказать, обожаемая у нас сейчас – это порождение Малой Азии с ее деспотиями. А свободную Аттику символизируют свободно расставленные в пространстве объемы. Здесь приходит на помощь еще одна панорама Шинкеля – умел же рисовать! – «Взгляд на Грецию цветущей поры» 1825 года, аллюзия, по словам Чипперфильда, на зарождавшуюся в тот момент в очередной раз идентичность Прусского государства.
Строительство галереи Джеймса Симонса. Фотография: Fridolin freudenfett / CC BY-SA 4.0

Итак, свободная расстановка объемов на Музейном острове есть, и обозначает там «анти-авторитарный» урбанистический принцип Аттики, но каждое здание, подчеркивает Чипперфильд, все еще сохраняет верность осевой симметрии, читай – закрепощающей симметрии.
Проект Дэвида Чипперфильда в павильоне биеннале. Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру

А вот его галерея Джеймса Симона использует асимметрию, которую тоже придумали древние греки как часть архитектурной свободы, – здесь, в общем-то, занавес. Но интересный ракурс: удар по пальцам приверженцам «строгой и стройной» гипподамовой застройки (а в общем-то Винкельман может быть и прав), и, с другой стороны, привет модернистам, которые, бывает, считают, что вольную расстановку домов в саду придумали именно они. 
***

Латвийское жилье
Павильон Латвии в Арсенале. Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру

Комиссар павильона – Янис Дрипе, в 1993-1995 министр культуры Латвии, а в 2006-2011 главный архитектор Риги; один из четырех кураторов – выпускник Института «Стрелка» Матис Гроскауфманис. Проект, показанный в Арсенале, рассматривает латвийское многоквартирное жилье за примерно век и называется Toghether and Apart, что переводится как вместе и отдельно, но включает игру со словом «квартира» – apartement.

Начинается все со слов, что Латвия одна из наименее плотно заселенных стран Европы, однако в ней продолжают строить многоквартирные дома в чистом поле – две трети латвийцев живут в квартирах. Что чистая правда, узнаем себя, и убеждаемся в этом глядя на лайтбоксы с фотографиями домов в полях.
Павильон Латвии в Арсенале. Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру

Выставка делится на четыре части. Раздел «Дистанция» посвящен сокращению индивидуальных границ, его иллюстрирует макет с множеством открытых ячеек и «пластилиновыми» человечками в них. Думаешь, что коммуналка, а нет – эта часть посвящена домам престарелых, которых в Латвии открывают примерно по 6 в год, но спрос все еще превышает предложение.
Павильон Латвии в Арсенале. Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру
Павильон Латвии в Арсенале. Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру
Павильон Латвии в Арсенале. Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру

Проект «Свое» посвящен собственности на квартиру и парадоксу – владеть ей можно, а отделить от дома нельзя. Рубрика «Обещания» посвящена комплексу Азара 1929 года, где планировалось построить 1000 квартир, а построили 188; проект остановился из-за великой депрессии тридцатых. Рядом – современный строящийся комплекс муниципальных квартир Вальмера, крупнейший проект такого рода вдали от Риги и ее крупных городов-сателлитов: 150 квартир построено, 850 планируется. Подтекст – не ждет ли его судьба Азары?
Павильон Латвии в Арсенале. Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру
Павильон Латвии в Арсенале. Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру

Словом, здесь намечен разброс больших обещаний от 1929 до 2016. Четвертая тема – «Теплота», Warmth, представлена самой красивой инсталляцией из металлических домов-коробочек, распространяющих приятный мелкий пар – они обозначают пресловутый обогрев мирового пространства. Цифры: 3/4 домов Евросоюза обогреваются и охлаждаются неэффективно, около 40% всей энергии тратится на эти процессы. Модель – фрагмент самого популярного жилого района Риги Пурвсиемс, построенного между 1965 и 1975: множество собственников квартир не позволяет договориться и провести реновацию района, сделав его энергоэффективным.
Павильон Латвии в Арсенале. Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру
zooming

Казалось бы, заявленная тема сама собой провоцирует разговор о советском типовом жилье и его адаптации – однако ничего подобного в латвийском павильоне в помине нет – кураторам удалось обойти советскую проблематику, как бы перепрыгнуть; из упомянутого только Пурвсиемс построен в советское время, но внимание заострено на проблеме, смотрящей скорее в будущее, чем в прошлое – на возможности его реконструкции. Да в общем это и предсказуемо, и неплохо, смотреть-то надо в будущее. 
***

Венецианские архивы
Павильон Венеции. Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру

Павильон Венеции, всегда насыщенный и как правило посвященный истории города, на сей раз заманивает лозунгом «Венеция делится своими архивами». Внутри – одиннадцать исследовательских проектов представлены крупными видеороликами, которые, что полезно, продублированы в сети на сайте павильона. Там же, внизу каждого сюжета, ссылки на материалы, которые можно загрузить, ,нередко и впрямь архивные – нам предлагают приобщиться к данным на новых носителях информации – в интернете, оттеняя его образом печатного станка и наборных досок из мастерской Тинторетто.
Павильон Венеции. Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру
Павильон Венеции. Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру
Павильон Венеции. Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру

Станок, самый настоящий и отреставрированный, установлен в центре зала, там же доски с литерами, экспозиционный дизайн укрупняет литеры в фанерных надписях на стене, посетителям позволено трогать буквы, но никто не догадывается.
Павильон Венеции. Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру

Все в основном сидят на длинной скамейке вдоль «дольки» – так уже устроен павильон, что он в плане полумесяц, – созерцая видео, иногда очень эффектные. Задач у проекта, безусловно, зрелищного и хорошо поданного, пожалуй, две: одна организационная – объединить вместе работы разных институций, к примеру ГосАрхива города или университета Ка Фоскари, посвященные, в основном, Венеции. Вторая задача и возбудить тот род жажды знаний, который обычно связан с историческими романами и фильмами – делание узнать больше. Глядя на все это, кажется, вот сейчас приду домой, открою интернет и приобщусь к сокровищам в хорошем разрешении и с удобной навигацией. Обе цели успешно достигнуты, но вот дальше наступает некоторое разочарование – далеко не все проекты представлены в сети так хорошо, как хотелось бы; некоторые ссылки на студенческие проекты не работают, многое показано лишь брифами. Нередко сталкиваешься с закрытым доступом, как к примеру к текстам диссертаций Ка Фоскари. Словом, пока не Гугл Артс. Похоже на множество современных сайтов с базами данных, где привлекательную обложку сделали, а сама база по-прежнему притормаживает в дизайне девяностых. Но полезна.
Павильон Венеции. Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру

С другой стороны, все это созвучно дизайну, акцентирующему как обилие данных в ячейках, так и их запутанность и не-сразу-читаемость. Обилие перевернутых букв создает некий едва структурированный хаос – а ведь именно таковы и есть архивные данные, это едва структурированный хаос данных – и вдруг на противоположной стене неясный материал сменяется вполне понятными и эффектными картинами: слоями растущего города, реконструкцией здания или сиянием нимба Христа с картины Тинторетто из Лувра, скопированной для интерьера венецианского Сан Джорджо. Заманчивая инсценировка, может быть, даже предназначена отделить людей склонных созерцать готовое от тех, кто хотел бы искать что-то в архивах.

Впрочем и полезное тоже обнаруживается: бороться и искать, найти и не сдаваться! – например, несколько версий карты Венеции 1500 года, нарисованной Якопо Де Барбари, к примеру карта хорошего разрешения, встроенная в игру Джонатана Гросса, или вариант Колумбийского университета. Или вот можно обнаружить Атлас Искусств того же университета, – а это интересная и развивающая платформа для совместной работы с картой, на ней развивается несколько проектов, собственно на выставке звучит призыв к совместной работе. Венецианский архив действительно, как сейчас и многие архивы, постепенно публикует свои документы, среди можно найти австрийские карты владений города. Ну или вот такие карты (1687 год). Словом, если интерес пробудился необходимо исследовать сюжеты венецианского павильона 2018, вполне можно что-нибудь найти. Расстраиваясь из-за фрагментарности итоговых материалов, надо помнить, что их здесь собрано 11, а это, помимо творческой, огромная бюрократическая работа. К слову сказать, найденные на сайте полезные ссылки рекомендуется сохранять – сайты павильонов, сколь бы не были хороши, не всегда живут долго. 
***
 


18 Июня 2018

author pht

Автор текста:

Юлия Тарабарина
comments powered by HyperComments

Статьи по теме: XVI Архитектурная биеннале в Венеции

«Вы смотрите на архитектуру, а архитектура смотрит...
Алессандро Боссхард – о все возрастающей стандартизации жилых интерьеров, которой был посвящен курировавшийся им павильон Швейцарии на венецианской биеннале–2018. Его интервью было частью конференции «Архитектор будущего», проведенной Институтом «Стрелка» в партнерстве с ДОМ.РФ.
Никита Явейн: «Мы работаем над архитектурой потоков»
Венецианская биеннале длится полгода, до 25 ноября, так что думаю не поздно поговорить и о российском павильоне. Мы выбрали две его экспозиции для более пристального рассмотрения и беседуем с почетным, как оказалось, железнодорожником Никитой Явейном.
Биеннале: истории
Девять проектов и павильонов с сюжетами – не обязательно историческими, но содержательными. В том числе павильоны Венеции про архивы и Латвии про жилье.
Бремя выбора
Проект CITIZENSTUDIO в павильоне России на венецианской биеннале архитектуры посвящен будущему – но не столько железных дорог, которые, очевидно, ждет транформация, – сколько в принципе будущему городов. Фактически, он ставит проблему выбора.
Соль воды
В Венеции одновременно с архитектурной биеннале открылась выставка «Renzo Piano. Progetti d’acqua». Проекты знаменитого итальянца за последние 48 лет погрузили в арт-пространство бывших соляных складов. И какими бы яркими и самобытными не были экспозиции участников биеннале в Джардини и Арсенале, по силе подачи и воздействия на зрителя Ренцо Пьяно, пожалуй, затмил их всех.
Лев республики и пустота
Тема биеннале архитектуры – свободное пространство и могло показаться, что награды дали за пустое место. Некоторые награды и впрямь вызывали традиционный вопрос: за что, Господи?
За гранью физического
В этом году посетители Венецианской архитектурной биеннале помимо «физического» русского павильона смогут посетить виртуальный.
Британский «остров» и брутализм в Венеции
Павильон Великобритании на 16-й венецианской архитектурной биеннале останется пустым, зато приобретет смотровую платформу на крыше, в то время как музей Виктории и Альберта привезет в Арсенал 8-тонную часть сносимого лондонского жилого массива «Робин Гуд Гарденс».
Опытные педагоги
Кураторами XVI архитектурной биеннале в Венеции станут основательницы ирландского бюро Grafton Шелли МакНамара и Ивонн Фаррелл.

Технологии и материалы

Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.
Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.
«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.

Сейчас на главной

Степан Липгарт: «Гнуть свою линию – это правильно»
Потомок немецких промышленников, «сын Иофана», архитектор – о том, как изучение ордерной архитектуры закаляет волю, и как силами нескольких человек проектировать жилые комплексы в центре Петербурга. А также: Дед Мороз в сталинской высотке, арка в космос, живопись маньеризма и дворцы Парижа – в интервью Степана Липгарта.
Новое время Советской площади
Благоустройство центральной площади Гаврилова Посада, профинансированное из трех источников и призванное помочь городу стать туристическим, выглядит современно и ставит задачи осмысления местной идентичности.
Разобрано по весне
Временный и уже разобранный павильон на площади перед «Зарядьем»: кольцеобразный, с деревянной конструкцией и фасадом из металла и поликарбоната. Внутри был тот самый искусственный снег, березы елки.
Метод обнимания
TreeHugger, небольшой павильон информационного туристического центра бюро MoDusArchitects, вступая в диалог с архитектурным и природным окружением, сам становится новой достопримечательностью предальпийского городка в итальянском Трентино-Альто-Адидже.
Мёд и медь
Архитектор Роман Леонидов спроектировал подмосковный Cool House в райтовском духе, распластав его параллельно земле и подчеркнув горизонтали. Цветовая композиция основана на сопоставлении теплого медового дерева и холодной бирюзовой меди.
Пресса: Почему индустриальное домостроение оставит будущее...
О будущем жилья невозможно говорить, пытаясь обойти стену, в которую оно упирается,— массовое индустриальное домостроение. Если модель массового индустриального домостроения сохранится, то это довольно простое будущее, которое более или менее сводится к настоящему.
СКК: сохранять, крушить, копировать?
Мы поговорили с петербургскими архитекторами о ситуации вокруг обрушенного СКК – здания, купол которого по чистоте формы и инженерного замысла сравнивают с римским Пантеоном, только выполненным в металле. Что, однако, не помогло ему получить статус памятника и защиту от сноса.
Лучи знаний
Школа в Подмосковье, архитектуру которой определяет учебная программа, природное окружение, а также желание использовать только честные материалы.
Кружево из углепластика
Три портала по проекту Асифа Хана для Экспо-2020 в Дубае при высоте в 21 метр сооружены из нитей сверхлегкого углепластика и не требуют дополнительной несущей конструкции.
Арктический вуз
Новое крыло Арктического колледжа на острове Баффинова Земля на севере Канады. Авторы проекта – Teeple Architects из Торонто.
Критическая масса прогресса
20-й по счету летний павильон лондонской галереи «Серпентайн» спроектируют молодые женщины-архитекторы из ЮАР – бюро Counterspace; их постройка будет посвящена социальным и экологическим темам.
Парки Татарстана, часть I: лучшие городские
Цветущий бульвар вместо парковки, авторские МАФы, экологические решения, равно как и ностальгические фонтаны и площадки для фотосессий новобрачных – в первой части путеводителя по паркам Татарстана, посвященной новым городским пространствам.
Сокольники: ковер из кирпича
Архитекторы бюро Megabudka опубликовали свой проект Сокольнической площади в деталях и с объяснениями всех мотивов. Рассматриваем проект и призываем голосовать за него в «Активном гражданине». Очень хочется, чтобы победила архитектурная версия.
Три январские неудачи Бьярке Ингельса
Основатель BIG подвергся критике из-за деловой встречи с бразильским президентом, известным своими крайне правыми взглядами и отрицанием экологических проблем Амазонии, лишился поста главного архитектора в WeWork и был отстранен от участия в проектировании небоскреба для нью-йоркского ВТЦ.
Кирпичные шестигранники
Башни Hoxton Press по проекту Karakusevic Carson и Дэвида Чипперфильда на границе лондонского Сити – коммерческое жилье, «субсидирующее» реновацию социального жилого массива рядом.
Одновременное развитие экономики и кино
В бывшем здании центрального рынка Монтевидео уругвайское бюро LAPS Arquitectos разместило штаб-квартиру Латиноамериканского банка развития CAF, национальную синематеку, легендарный бар и общественное пространство.
Москва 2050: деревянные высотки и летающий транспорт
Более 40 студентов представили видение Москвы будущего в недавно открывшейся галерее Шухов Лаб и на Биеннале архитектуры и урбанизма в Шэньчжэне. Рассказываем об итогах воркшопа «Москва 2050» и показываем работы участников.
Рестораны вместо лучших реставраторов страны?
Минкульт выдал ЦНРПМ предписание переехать до 1 марта. Не исключено, что после разорительного переезда научной реставрации в стране не останется. Говорим со специалистами, публикуем письмо сотрудников министру культуры.
Глэм-карьер
Благоустройство подмосковного озера от бюро Ai-architects: эко-школа, глэмпинг и всесезонные развлечения.
Красный зиккурат
Многоквартирный дом Cascade Villa в Алмере по проекту бюро CROSS Architecture снаружи – кирпичный, а во внутреннем дворе – обшит деревом.
Арт-депо
Офисное здание на набережной Обводного канала в Санкт-Петербурге по проекту архитектора Артема Никифорова – это тонкая вариация на тему кирпичной промышленной архитектуры XIX и ХХ века с рядом художественных изобретений, хорошим строительным и ремесленным качеством.
Будущее не дремлет
Выставка Европейского культурного центра в ГНИМА это коллекция современных пространств разной степени общественности. Подборка довольно случайная, но интересная, а в последнем зале пугают потопом, античным форумом, зиккуратами и вигвамами.
«Единорог в лесу»
Почему, в отличие от произведений известных художников и автографов писателей, дом, спроектированный Ф.Л. Райтом или Тадао Андо, выгодно продать очень сложно? В нем неудобно жить или недвижимость от знаменитых архитекторов переоценена?
Арки, ворота, окна, проемы, пустоты, дырки
В архитектуре АБ «Остоженка», особенно в крупных комплексах, значительную роль играют арки, организующие пространство и массу: часто большие, многоэтажные. В публикуемой статье Александр Скокан размышляет о роли и смысле масштабных цезур, проемов и арок.
Розовый слон
В Лос-Анджелесе построен флагманский магазин одежды The Webster по проекту Дэвида Аджайе. Для внешней и внутренней отделки британский архитектор использовал окрашенный бетон.
Архи-события: 3–9 февраля
«Кто хочет стать миллионером» для архитекторов и дизайнеров, новый интенсив в МАРШ и экскурсия с плаванием от «Москвы глазами инженера».
Пресса: Великое переселение
В последнюю неделю января 2020-го в стране активно обсуждают реновацию устаревшего жилья — вернее, возможность запуска подобных программ в российских регионах. В одном из первых своих интервью на посту вице-премьера Марат Хуснуллин отметил, что реновацию можно запустить в городах-миллионниках.
Умер Андрей Меерсон
Признанный мастер советского модернизма, автор «Лебедя» и самого красивого московского дома «на ножках» на Беговой, но и автор неоднозначного стилизаторского Ритц Карлтон на Тверской – тоже.
Неиссякаемый источник
VIP-зоны аэропорта – настоящее раздолье для цвета, пластики, образности и творческой фантазии архитекторов. Рассматриваем четыре бизнес-зала и один VIP-терминал ростовского аэропорта «Платов»: все они так или иначе осмысляют контекст: южное солнце, волны речной воды, восход над степным горизонтом и золото сарматов.
Кольцо на озере Сайсары
Здание филармонии и театра якутского эпоса на священном озере вписано в эпический круг и включает три объема, уподобленных традиционному жилищу. Кровля уподоблена аласу – якутской деревне вокруг озера. При столь интенсивной смысловой насыщенности проект сохраняет стереометрическую абстрактность и легкость формы, оперируя прозрачностью, многослойностью и отражениями.
Вертикальные татами
Фасады офисного здания Torre Patria-Hipódromo по проекту Карлоса Ферратера и его бюро OAB в Гвадалахаре на западе Мексики подчинены модульной конструктивной сетке, которая упорядочивает и окружающее пространство нового района.
Умер Александр Ларин
Автор академического хореографического училища на 2-й Фрунзенской и знаменитой аптеки в Орехово-Борисово, нескольких нетиповых детских садов типового времени, учитель и коллега многих известных сегодняшних архитекторов.
Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.
Век бетона
23 января исполнилось 100 лет Готфриду Бёму, первому немецкому лауреату Притцкеровской премии и создателю церквей и ратуш, напоминающих скульптуры из бетона. Он каждый день бывает в бюро и наставляет сыновей-архитекторов.
Архитектура эфемерности
На проспекте Вернадского поблизости от станции метро появилась высотная доминанта, давшая новое звучание округе: бизнес-центр «Академик» по проекту UNK project раскрыл в форме архитектуры смыслы местных топонимов.