Бремя выбора

Проект CITIZENSTUDIO в павильоне России на венецианской биеннале архитектуры посвящен будущему – но не столько железных дорог, которые, очевидно, ждет транформация, – сколько в принципе будущему городов. Фактически, он ставит проблему выбора.

01 Августа 2018
mainImg

Архитектор:

Михаил Бейлин
Даниил Никишин

Мастерская:

ГОРОЖАНЕ/ CITIZENSTUDIO
Михаил Бейлин и Даниил Никишин, получив в свое распоряжение третий зал второго этажа павильона России и очень общую тему «будущего», превратили свой проект в исследование в духе манифеста: каково возможное будущее железных дорог, каков их потенциал и каков выбор – примерно так звучат основные вопросы, поставленные авторами. Надо сказать, что делить экспозицию на прошлое-настоящее-будущее выставкам русского павильона не впервой, к примеру два года назад в первом зале была история ВДНХ, в центральном настоящее, в третьем будущее в виде отчасти глючных студенческих фантазий и реальных планов реновации ВВЦ. Теперь же размах футурологической мысли много шире – охватывает железные дороги вообще и требует много большего обобщения.

На самом деле одна половинка экспозиции CITIZENSTUDIO – «Великая русская река» на стене напротив входа – не столь уж футуристична и скорее близка настоящему: проблеме ревитализации промзон, в данном случае железнодорожных. Положа руку на сердце, Бейлин и Никишин не первыми о ней заговорили, сейчас вообще сложно вспомнить кто первый (Глазычев? Лежава? Скокан?), но зато он превратили тему в красивую инсталляцию из белых кругов – кстати, фирменный прием – где объемным негативом изображены пустоты зон отчуждения и вокзалов. Железные дороги связывают города между собой, но оказавшись внутри они, наоборот, разделяют городскую ткань, – комментируют авторы. Эта выключенное из городской жизни пространство, будучи ревитализовано, сможет стать центрами городской жизни, – продолжают они, показывая себя истинными урбанистами, «Горожанами». Поэтому железные дороги между снаружи кругов показаны объемом, а внутри – пустотами, так авторы подчеркивают различие их роли, позитивной между городами и негативной в их центрах.
Павильон «Станция Россия» на XVI Архитектурной биеннале в Венеции. Фотография © Анна Михеева
Павильон «Станция Россия» на XVI Архитектурной биеннале в Венеции. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Павильон «Станция Россия» на XVI Архитектурной биеннале в Венеции. Фотография © Анна Михеева
Павильон «Станция Россия» на XVI Архитектурной биеннале в Венеции. Фотография © Анна Михеева
Павильон «Станция Россия» на XVI Архитектурной биеннале в Венеции. Фотография © Анна Михеева
Павильон «Станция Россия» на XVI Архитектурной биеннале в Венеции. Фотография © Анна Михеева

Дороги должны измениться и изменить нашу жизнь, – подчеркивают Бейлин и Никишин, – ускорившись, поезда будут возить нас в 2-3 раза быстрее, как Hyperloop [и кстати, все обратили внимание на фрамент Гиперлупа в павильоне Дании], наша страна станет более связной, миграция в большие города ослабнет, и пассивное пространство наконец активизируется. Вы читали роман «ЖД» Дмирия Быкова? – спрашиваю я Михаила Бейлина. – Да, очень, очень понравилось! – живо реагирует он.

Здесь мы подбираемся к будущему, ему посвящена середина зала и две его торцевые стены, расписанные граффити Анатолия Акуе. Вторая половина проекта названа Дихотомия и моделирует два варианта развития города: низкоэтажного распределенного города-сада и высотно-небоскребного города-Сити. Два макета, нарезанные все теми же фирменными белыми кругами, демонстрируют срезы гипотетического развития с лагом в 100 лет и 500-летней перспективой, всё на примере площади Трех вокзалов, так что высотка и вокзалы, выделенные бронзовым цветом, вполне узнаваемы. Интригу создает возможность разглядывать платформы сверху и снизу, – особенно верхние, из будущего. Здесь в небоскребном варианте под землей прорастают внушительные «корни» коммуникаций. Установленные вверху зеркала позволяют рассматривать макеты будущего без особенных затруднений.
Павильон «Станция Россия» на XVI Архитектурной биеннале в Венеции. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Павильон «Станция Россия» на XVI Архитектурной биеннале в Венеции. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Павильон «Станция Россия» на XVI Архитектурной биеннале в Венеции. Фотография © Анна Михеева
Павильон «Станция Россия» на XVI Архитектурной биеннале в Венеции. Фотография © Анна Михеева
Павильон «Станция Россия» на XVI Архитектурной биеннале в Венеции. Фотография © Анна Михеева
Павильон «Станция Россия» на XVI Архитектурной биеннале в Венеции. Фотография © Анна Михеева
Павильон «Станция Россия» на XVI Архитектурной биеннале в Венеции © Citizenstudio
Павильон «Станция Россия» на XVI Архитектурной биеннале в Венеции © Citizenstudio
Павильон «Станция Россия» на XVI Архитектурной биеннале в Венеции © Citizenstudio
Павильон «Станция Россия» на XVI Архитектурной биеннале в Венеции © Citizenstudio
Павильон «Станция Россия» на XVI Архитектурной биеннале в Венеции © Citizenstudio

Несложно заметить, что основное футуристическое размышление посвящено не столько дорогам, сколько дорогам в городе или даже перспективам развития собственно городов включая дороги, но без специального акцента на ж/д полотне. Авторы также не навязывают выбора: какими бы ни были их предполагаемые предпочтения, посетитель может определить собственные приоритеты, попросту крутя головой слева направо.
Юлия Тарабарина


Авторы экспозиции: Михаил Бейлин, Даниил Никишин, при участии Александра Язловского. Также для «Зала ожидания будущего» стрит-арт художник Анатолий Акуе создал диптих, являющийся его виденьем двух вариантов развития, представленных в «Дихотомии?». Производством нашей экспозиции занималась известная московская макетная команда «Studio 911» под руководством Виктора Крылова и Ильи Ассорова. Ниже авторское описание. 

Зал ожидания будущего
Авторское описание
Павильон «Станция Россия» на XVI Архитектурной биеннале в Венеции. Фотография © Анна Михеева

Общая тема XVI биеннале архитектуры в Венеции – «Free space» – Свободное пространство. Мы видим в сегодняшней железнодорожной инфраструктуре огромный потенциал. Нам было интересно рассмотреть развитие города в свете изменяющейся транспортной концепции и неизбежных изменений технологии железнодорожного транспорта. Ведь сегодня железная дорога и ее инфраструктура занимает колоссальные площади в городах, особенно в исторических центрах, где находятся вокзалы. А, значит, стоит ожидать высвобождения пространства с изменением технологии железнодорожного транспорта (гиперлуп и прочие проекты). Это потенциально «Free space» – общая тема XVI биеннале архитектуры в Венеции. Что делать с этим «Свободным пространством» и как правильно использовать – этот вопрос мы и хотели рассмотреть.

В «Зале ожидания будущего» мы представляем два графических эссе. «Великая Русская Река» – исследование того, как железная дорога, в частности Транссиб, проходит через крупные города России. Это наблюдение за феноменом железной дороги: связывая города между собой, в самих городах она является разделяющим фактором, несёт вдоль себя значительную зону отчуждения. Лишнего пространства.

«Дихотомия?» – два спекулятивных сценария развития территории железнодорожной инфраструктуры мегаполиса на примере площади Трех Вокзалов в Москве. Превращение лишнего пространства в полезное.


«Великая Русская Река»
Историческая справка / из Википедии:
Транссибирская железнодорожная магистраль (Транссиб), Великий Сибирский Путь (историческое название) – железная дорога через Евразию, соединяющая Москву с крупнейшими восточносибирскими и дальневосточными промышленными городами России. Длина магистрали 9288,2 км, это самая длинная железная дорога в мире. Результатом строительства транссибирской магистрали стала возникшая к 1905 году возможность: впервые в истории следовать поездам только по рельсам, без использования паромных переправ, от берегов Атлантического океана (из Западной Европы) до берегов Тихого океана (до Владивостока). Транссиб соединяет Европейскую часть, Урал, Сибирь и Дальний Восток России, российские западные, северные и южные порты, а также железнодорожные выходы в Европу, с одной стороны, с тихоокеанскими портами и железнодорожными выходами в Азию.
Павильон «Станция Россия» на XVI Архитектурной биеннале в Венеции. Фотография © Анна Михеева
Павильон «Станция Россия» на XVI Архитектурной биеннале в Венеции. Фотография © Анна Михеева
Павильон «Станция Россия» на XVI Архитектурной биеннале в Венеции. Фотография © Анна Михеева
Павильон «Станция Россия» на XVI Архитектурной биеннале в Венеции. Фотография © Анна Михеева
Павильон «Станция Россия» на XVI Архитектурной биеннале в Венеции. Фотография © Анна Михеева
Павильон «Станция Россия» на XVI Архитектурной биеннале в Венеции. Фотография © Анна Михеева
Павильон «Станция Россия» на XVI Архитектурной биеннале в Венеции. Фотография © Анна Михеева

Россия – самая большая по территории страна в мире. Она представляет собой огромное и по большей части свободное пространство. Хребтом этого пространства является железная дорога. Это река, с Запада на Восток протекающая через всю страну. И с Востока на Запад тоже. Большая часть населения страны расселена вдоль ее «русла». Эта артерия объединяет как Россию, так и континент в целом: от Атлантического до Тихого океана.

Протекая через все крупные города России, «Река» обнаруживает интересное противоречие. Объединяя населенные пункты страны, железная дорога для самих городов является скорее разделяющим фактором. Виной тому устаревшие технология и инфраструктура. Колоссальная зона отчуждения сопровождает дорогу. Она окружена урбанистическим мусором: гаражами, сервисами, мелкими складами и просто одичавшими пустырями. Город вынужден ограждаться от «Реки» всеми доступными ему методами.
Павильон «Станция Россия» на XVI Архитектурной биеннале в Венеции. Фотография © Анна Михеева
Павильон «Станция Россия» на XVI Архитектурной биеннале в Венеции. Фотография © Анна Михеева
Павильон «Станция Россия» на XVI Архитектурной биеннале в Венеции. Фотография © Анна Михеева
Павильон «Станция Россия» на XVI Архитектурной биеннале в Венеции. Фотография © Анна Михеева
Павильон «Станция Россия» на XVI Архитектурной биеннале в Венеции © Citizenstudio

Наблюдая за «руслом», можно выделить несколько типов городов. Во-первых – города-центры. Это Москва и Санкт-Петербург – два истока «Реки» – начало российской железной дороги. Во-вторых – транзитные пункты – все крупные, и не очень, города, через которые «Река» проходит, попутно их рассекая. Также есть две крайние точки – Калининград и Владивосток – точки, где заканчиваются железные дороги России.

Все эти города объединяет описанная выше зона омертвения городской ткани, сопровождающая Дорогу. Это пространство свободное не только от актуальной городской функции, но и от человека. Но оно таит в себе огромный потенциал развития для городов. При отношении к этому пространству, как к ценности, оно может превратиться в пространство возможностей, в точки интенсивного развития Самары, Екатеринбурга, Новосибирска, Москвы и других городов. Для всей страны изменение технологической концепции железно-дорожного транспорта уже не только возможность, но и крайняя необходимость.

Транссибирская магистраль была построена в очень короткие сроки. За 26 лет на рубеже веков эта дорога связала целый континент. Но с тех пор мы продолжаем жить в транспортной концепции XIX века. Средняя скорость движения по «Реке» сегодня составляет 64 км/ч. Путь от Москвы до Владивостока занимает больше 6 суток. Очевидно, что при повышении скорости хотя бы в 2,5 раз, что далеко не является пределом для современной техники, значительно возрастет связь между городами и регионами. Для городов это означает превращение железной дороги в агломерационный транспорт. Развитие интенсивности и скорости связей наполнит жизнью значительную территорию России. Ослабит миграцию населения в 2-3 мегаполиса. Вкупе с развитием общества пост-труда, пропадет необходимость жить в крупных городах. Достаточно доступа к транспортной артерии, чтобы снизить зависимость человека от экономических центров, при этом сохраняя мобильность граждан. Развитие сети железных дорог и наполнение системы дополнительными «реками» позволит на этой основе создать значительно более равномерную систему расселения страны. Россия имеет возможность превращения связей, несущих нефть и газ в связи, распределяющие жизненные и человеческие ресурсы. Это один из потенциалов Свободного Пространства России: превращение в пространство людей и пространство для человека. Изменив отношение, мы можем раскрыть истинную силу «Великой Русской Реки», превратив ее из городского изгоя в источник жизни как городов, так и всей Страны.
Павильон «Станция Россия» на XVI Архитектурной биеннале в Венеции © Citizenstudio
Павильон «Станция Россия» на XVI Архитектурной биеннале в Венеции © Citizenstudio
Павильон «Станция Россия» на XVI Архитектурной биеннале в Венеции © Citizenstudio


Архитектор:

Михаил Бейлин
Даниил Никишин

Мастерская:

ГОРОЖАНЕ/ CITIZENSTUDIO

01 Августа 2018

comments powered by HyperComments

Статьи по теме: XVI Архитектурная биеннале в Венеции

«Вы смотрите на архитектуру, а архитектура смотрит...
Алессандро Боссхард – о все возрастающей стандартизации жилых интерьеров, которой был посвящен курировавшийся им павильон Швейцарии на венецианской биеннале–2018. Его интервью было частью конференции «Архитектор будущего», проведенной Институтом «Стрелка» в партнерстве с ДОМ.РФ.
Никита Явейн: «Мы работаем над архитектурой потоков»
Венецианская биеннале длится полгода, до 25 ноября, так что думаю не поздно поговорить и о российском павильоне. Мы выбрали две его экспозиции для более пристального рассмотрения и беседуем с почетным, как оказалось, железнодорожником Никитой Явейном.
Биеннале: истории
Девять проектов и павильонов с сюжетами – не обязательно историческими, но содержательными. В том числе павильоны Венеции про архивы и Латвии про жилье.
Бремя выбора
Проект CITIZENSTUDIO в павильоне России на венецианской биеннале архитектуры посвящен будущему – но не столько железных дорог, которые, очевидно, ждет транформация, – сколько в принципе будущему городов. Фактически, он ставит проблему выбора.
Соль воды
В Венеции одновременно с архитектурной биеннале открылась выставка «Renzo Piano. Progetti d’acqua». Проекты знаменитого итальянца за последние 48 лет погрузили в арт-пространство бывших соляных складов. И какими бы яркими и самобытными не были экспозиции участников биеннале в Джардини и Арсенале, по силе подачи и воздействия на зрителя Ренцо Пьяно, пожалуй, затмил их всех.
Лев республики и пустота
Тема биеннале архитектуры – свободное пространство и могло показаться, что награды дали за пустое место. Некоторые награды и впрямь вызывали традиционный вопрос: за что, Господи?
За гранью физического
В этом году посетители Венецианской архитектурной биеннале помимо «физического» русского павильона смогут посетить виртуальный.
Британский «остров» и брутализм в Венеции
Павильон Великобритании на 16-й венецианской архитектурной биеннале останется пустым, зато приобретет смотровую платформу на крыше, в то время как музей Виктории и Альберта привезет в Арсенал 8-тонную часть сносимого лондонского жилого массива «Робин Гуд Гарденс».
Опытные педагоги
Кураторами XVI архитектурной биеннале в Венеции станут основательницы ирландского бюро Grafton Шелли МакНамара и Ивонн Фаррелл.

Технологии и материалы

Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.
Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.
«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.

Сейчас на главной

СКК: сохранять, крушить, копировать?
Мы поговорили с петербургскими архитекторами о ситуации вокруг обрушенного СКК – здания, купол которого по чистоте формы и инженерного замысла сравнивают с римским Пантеоном, только выполненным в металле. Что, однако, не помогло ему получить статус памятника и защиту от сноса.
Лучи знаний
Школа в Подмосковье, архитектуру которой определяет учебная программа, природное окружение, а также желание использовать только честные материалы.
Кружево из углепластика
Три портала по проекту Асифа Хана для Экспо-2020 в Дубае при высоте в 21 метр сооружены из нитей сверхлегкого углепластика и не требуют дополнительной несущей конструкции.
Арктический вуз
Новое крыло Арктического колледжа на острове Баффинова Земля на севере Канады. Авторы проекта – Teeple Architects из Торонто.
Критическая масса прогресса
20-й по счету летний павильон лондонской галереи «Серпентайн» спроектируют молодые женщины-архитекторы из ЮАР – бюро Counterspace; их постройка будет посвящена социальным и экологическим темам.
Парки Татарстана, часть I: лучшие городские
Цветущий бульвар вместо парковки, авторские МАФы, экологические решения, равно как и ностальгические фонтаны и площадки для фотосессий новобрачных – в первой части путеводителя по паркам Татарстана, посвященной новым городским пространствам.
Сокольники: ковер из кирпича
Архитекторы бюро Megabudka опубликовали свой проект Сокольнической площади в деталях и с объяснениями всех мотивов. Рассматриваем проект и призываем голосовать за него в «Активном гражданине». Очень хочется, чтобы победила архитектурная версия.
Три январские неудачи Бьярке Ингельса
Основатель BIG подвергся критике из-за деловой встречи с бразильским президентом, известным своими крайне правыми взглядами и отрицанием экологических проблем Амазонии, лишился поста главного архитектора в WeWork и был отстранен от участия в проектировании небоскреба для нью-йоркского ВТЦ.
Кирпичные шестигранники
Башни Hoxton Press по проекту Karakusevic Carson и Дэвида Чипперфильда на границе лондонского Сити – коммерческое жилье, «субсидирующее» реновацию социального жилого массива рядом.
Одновременное развитие экономики и кино
В бывшем здании центрального рынка Монтевидео уругвайское бюро LAPS Arquitectos разместило штаб-квартиру Латиноамериканского банка развития CAF, национальную синематеку, легендарный бар и общественное пространство.
Москва 2050: деревянные высотки и летающий транспорт
Более 40 студентов представили видение Москвы будущего в недавно открывшейся галерее Шухов Лаб и на Биеннале архитектуры и урбанизма в Шэньчжэне. Рассказываем об итогах воркшопа «Москва 2050» и показываем работы участников.
Рестораны вместо лучших реставраторов страны?
Минкульт выдал ЦНРПМ предписание переехать до 1 марта. Не исключено, что после разорительного переезда научной реставрации в стране не останется. Говорим со специалистами, публикуем письмо сотрудников министру культуры.
Глэм-карьер
Благоустройство подмосковного озера от бюро Ai-architects: эко-школа, глэмпинг и всесезонные развлечения.
Красный зиккурат
Многоквартирный дом Cascade Villa в Алмере по проекту бюро CROSS Architecture снаружи – кирпичный, а во внутреннем дворе – обшит деревом.
Арт-депо
Офисное здание на набережной Обводного канала в Санкт-Петербурге по проекту архитектора Артема Никифорова – это тонкая вариация на тему кирпичной промышленной архитектуры XIX и ХХ века с рядом художественных изобретений, хорошим строительным и ремесленным качеством.
Будущее не дремлет
Выставка Европейского культурного центра в ГНИМА это коллекция современных пространств разной степени общественности. Подборка довольно случайная, но интересная, а в последнем зале пугают потопом, античным форумом, зиккуратами и вигвамами.
«Единорог в лесу»
Почему, в отличие от произведений известных художников и автографов писателей, дом, спроектированный Ф.Л. Райтом или Тадао Андо, выгодно продать очень сложно? В нем неудобно жить или недвижимость от знаменитых архитекторов переоценена?
Арки, ворота, окна, проемы, пустоты, дырки
В архитектуре АБ «Остоженка», особенно в крупных комплексах, значительную роль играют арки, организующие пространство и массу: часто большие, многоэтажные. В публикуемой статье Александр Скокан размышляет о роли и смысле масштабных цезур, проемов и арок.
Розовый слон
В Лос-Анджелесе построен флагманский магазин одежды The Webster по проекту Дэвида Аджайе. Для внешней и внутренней отделки британский архитектор использовал окрашенный бетон.
Архи-события: 3–9 февраля
«Кто хочет стать миллионером» для архитекторов и дизайнеров, новый интенсив в МАРШ и экскурсия с плаванием от «Москвы глазами инженера».
Пресса: Великое переселение
В последнюю неделю января 2020-го в стране активно обсуждают реновацию устаревшего жилья — вернее, возможность запуска подобных программ в российских регионах. В одном из первых своих интервью на посту вице-премьера Марат Хуснуллин отметил, что реновацию можно запустить в городах-миллионниках.
Умер Андрей Меерсон
Признанный мастер советского модернизма, автор «Лебедя» и самого красивого московского дома «на ножках» на Беговой, но и автор неоднозначного стилизаторского Ритц Карлтон на Тверской – тоже.
Неиссякаемый источник
VIP-зоны аэропорта – настоящее раздолье для цвета, пластики, образности и творческой фантазии архитекторов. Рассматриваем четыре бизнес-зала и один VIP-терминал ростовского аэропорта «Платов»: все они так или иначе осмысляют контекст: южное солнце, волны речной воды, восход над степным горизонтом и золото сарматов.
Кольцо на озере Сайсары
Здание филармонии и театра якутского эпоса на священном озере вписано в эпический круг и включает три объема, уподобленных традиционному жилищу. Кровля уподоблена аласу – якутской деревне вокруг озера. При столь интенсивной смысловой насыщенности проект сохраняет стереометрическую абстрактность и легкость формы, оперируя прозрачностью, многослойностью и отражениями.
Вертикальные татами
Фасады офисного здания Torre Patria-Hipódromo по проекту Карлоса Ферратера и его бюро OAB в Гвадалахаре на западе Мексики подчинены модульной конструктивной сетке, которая упорядочивает и окружающее пространство нового района.
Умер Александр Ларин
Автор академического хореографического училища на 2-й Фрунзенской и знаменитой аптеки в Орехово-Борисово, нескольких нетиповых детских садов типового времени, учитель и коллега многих известных сегодняшних архитекторов.
Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.
Век бетона
23 января исполнилось 100 лет Готфриду Бёму, первому немецкому лауреату Притцкеровской премии и создателю церквей и ратуш, напоминающих скульптуры из бетона. Он каждый день бывает в бюро и наставляет сыновей-архитекторов.
Архитектура эфемерности
На проспекте Вернадского поблизости от станции метро появилась высотная доминанта, давшая новое звучание округе: бизнес-центр «Академик» по проекту UNK project раскрыл в форме архитектуры смыслы местных топонимов.
Центр мега-выставок
Новый международный выставочный центр по проекту Valode & Pistre в «близнеце» Гонконга мегаполисе Шэньчжэнь может считаться крупнейшим в мире.
Театрально-музыкальный круг
Масштабный и амбициозный проект главного театрально-концертного комплекса Подмосковья, победитель конкурса, объединяет три зала, двор – общественную площадь, консерваторское училище, гостиницы. Он обещает стать заметным центром фестивалей классической музыки для всей страны.
Передышка на Манхэттене
Перестройка вестибюля небоскреба-«шкафа» Сони-билдинг Филипа Джонсона на Манхэттене: бюро Snøhetta запретили трогать фасад, который теперь получил статус памятника, зато им удалось устроить внутри большой зимний сад.