Садитесь, пожалуйста

Заметки о биеннале. Арсенал.

author pht

Автор текста:
Юлия Тарабарина

mainImg
Заявленная кураторами Ивон Фарел и Шелли МакНамара тема биеннале, как всегда, расплывчата, но не слишком. По названию – FreeSpace, или Свободное пространство, кстати на разноязычной заставке биеннале эти слова по-русски даны крупно и уступают разве что английским – очевидно, что речь идет об общественных пространствах, теме, которая за последние годы успела образовать у всех причастных хороший кольцевидный желобок на коре головного мозга. Так что на пресс-конференции кураторы объясняли, что да, конечно, общественные пространства, но не прямо они и не только они, призывая задуматься, насколько существующие пространства позволяют почувствовать себя свободным, напоминая об эмоции свободного пространства и внутренней свободе, уточняя, что речь не только о пространствах между зданиями, но и о связях и взаимодействии между ними. Как-то же надо показать, хотя бы краю глаза, проекты и постройки архитекторов, приглашенных кураторами, – в этом году в Арсенале их 65, и россиян, сразу скажу, нет. Diller Scofidio + Renfro участвуют, вторые справа от входа, но показывают не Зарядье, а 14-этажное здание центра медицинского образования Роя и Дианы Вагелос в Колумбийском университете в Нью-Йорке: «…здание поощряет обучение в команде, его основной прием это образовательный Каскад, последовательность взаимосвязанных пространств, светлых и насыщенных воздухом. …В отличие от обычных медцентров, где главная цель оптимизация каждого квадратного метра, оно гибко, адаптивно и уделяет внимание ощущениям», – так проект сам собой раскрывает тему биеннале. Слышались восторги.
Биеннале 2018, Кордери. Фотография Архи.ру
Биеннале 2018, Кордери. Фотография Архи.ру

Но тема общественных пространств, конечно, повлияла на выставку. Мало того, что всех опять призвали задуматься не вполне о зданиях, а о том, что между ними – вспоминаем таинственное Out there Аарона Бецки – так еще и пространство должно быть свободным. Неудивительно, что почти каждый экспонент предложил скамейки в том или ином виде, от подушек до мест, где можно немного даже полежать. Это очень хорошее нововведение: известно, что биеннале это ноги, выставка огромная, и не всякий волк добежит до конца. Хотя в этом году она как будто немного меньше, мрачноватые камеры Giardino delle Vergini не заняты ничем. В остальном, как всегда, инсталляции соревнуются в оригинальности и глубокомыслии, выбирая жанр между презентацией проектов и исследований, конструированием лестниц в потолок, откуда можно рассматривать залы Арсенала сверху – этих особенно много, год от года все больше – медитативными светомузыкальными шоу, архитектурной пластикой, минимализмом до самоотречения и прочим.

Комментарий кураторов лаконичен и распределен по двум залам – на входе, после шторки из канатов, напоминающих об исходном предназначении Кордери: в нем делали канаты, «это было рабочее пространство, а теперь пространство для общения». В первой же строчке кураторы называют здание активным участником выставки, восхищаются его длиной 317 м и уточняют – линейка, которую они нарисовали на полу, сопоставляет старые венецианские футы, piedi, и метрическую систему мер. На потолок по всей длине Кордери проецируются буквы со все той же эмблемой нынешней биеннале – они отсылают к солнечным бликам от воды, которые столь часто можно увидеть на потолке здесь в городе. Все экспозиции «представляют аспекты работы их авторов» и отвечают на разные части манифеста, уточняют Фарел и МакНамара. Пункты такие: культура, материальность, пространство возможностей, движение, время, память и дары Природы.
Биеннале 2018, Кордери. Фотография Архи.ру

Первые от входа участники как раз представляют свои проекты: британец McLaughlin – в виде крутящегося деревянного стола в духе моделей Леонардо, со звездным небом на столешнице; в день открытия он самолично крутил стол, что довольно тяжело.
Биеннале 2018, Кордери. Фотография Архи.ру

Неподалеку Такахара Тезука показывает свой овальный детский сад Фуджи: на анимированном проекциями макете показано, как дети бегают не только по двору, но и по крыше, а посетители волнуются, как бы они не упали.
Биеннале 2018, Кордери. Фотография Архи.ру
Биеннале 2018, Кордери. Фотография Архи.ру

Архитекторы показывают свои работы, но нередко, стремясь нащупать тему биеннале и в поисках «свободного пространства», обращаются примерам из истории – как например, Arrea Architecture из Словении: «…наш проект о площади и дереве». Одна из площадей – соборная.
Биеннале 2018, Кордери. Фотография Архи.ру
Биеннале 2018, Кордери. Фотография Архи.ру

Другой вариант – Weiss/Manfredi, приглашенные определенно как авторы, искушенные в строительстве парков и общественных зданий, показывают 2/3 своих работ и где-то треть исторических аналогий, мост шаха Аббаса в Исфахане и Сиднейскую оперу, – так сказать, ставя себя в контекст.
Биеннале 2018, Кордери. Фотография Архи.ру

Бюро Гумуджан, названное на биеннале британским, показывает проекты «Транскавказского пути», аналога норвежской туристической дороги: серии пространственных интервенций на протяжении 750 км. Мостов, навесов, пирсов прочих ландшафтных вкраплений, рассчитанных на строительство в течение 10 лет с привлечением волонтеров. Маршрут не рассчитан на «индустриальный туризм» – поясняют авторы, однако к теме выставки он отлично подходит и, в общем-то, поражает масштабом и деликатностью работы с природой. Горы из гофрокартона с золотистыми вкраплениями проектов очень притягательны.
Биеннале 2018, Кордери. Фотография Архи.ру
Биеннале 2018, Кордери. Фотография Архи.ру
Биеннале 2018, Кордери. Фотография Архи.ру
Биеннале 2018, Кордери. Фотография Архи.ру
Биеннале 2018, Кордери. Фотография Архи.ру

Экспозиция китайского бюро DNA родственна по смыслу армянской и тоже очень качественно показывает ландшафтные вкрапления – амфитеатры и мосты в кантоне Соньян, часть проекта ревитализации региона. Названо «архитектурной акупунктурой». Используются местные материалы и строительные технологии.
Биеннале 2018, Кордери. Фотография Архи.ру
Биеннале 2018, Кордери. Фотография Архи.ру
Биеннале 2018, Кордери. Фотография Архи.ру

Испанцы Flores&Prats масштабно показывают свой проект превращения заброшенного здания рабочего кооператива, построенного в Барселоне в 1924 году, в театральное пространство, выстроив его фрагмент в натуральную величину, причем получилось так, что впереди – пресловутые скамейки, сзади – кулисы с подробным, во множестве макетов, рассказом о проекте.
Биеннале 2018, Кордери. Фотография Архи.ру
Биеннале 2018, Кордери. Фотография Архи.ру
Биеннале 2018, Кордери. Фотография Архи.ру
Биеннале 2018, Кордери. Фотография Архи.ру

Из инсталляций – микро-общественных-пространств, первой, пожалуй, удивляет фанерная выгородка-аттракцион от Элисон Брукс. Она объединила четыре павильона, два с дезориентирующими зрителя зеркалами, один с перспективой арок, уходящих вверх, которые можно наблюдать, и фотографировать, конечно, лежа на помосте, чем все и занимались. Конечно же, не обошлось без амфитеатра. Работы бюро – в скромных книжечках на веревках. Сидим на амфитеатре, смотрим. Все части инсталляции так или иначе перекликаются с архитектурными решениями Брукс.
Биеннале 2018, Кордери. Фотография Архи.ру
Биеннале 2018, Кордери. Фотография Архи.ру
Биеннале 2018, Кордери. Фотография Архи.ру
Биеннале 2018, Кордери. Фотография Архи.ру
Биеннале 2018, Кордери. Фотография Архи.ру

Впрочем лестниц к потолку, как уже говорилось, в этом году немало.
Биеннале 2018, Кордери. Фотография Архи.ру
Биеннале 2018, Кордери. Фотография Архи.ру

Золотой Лев достался Кеннету Фремптону, в Кордери же в роли «корифеев» выступают, пожалуй, Рафаэль Монео с высказыванием,
Биеннале 2018, Кордери. Фотография Архи.ру

И Марио Ботта, собравший в фанерной банке жуков и классические фасады. Причем все это работы нескольких групп студентов первого года обучения. Тема одной группы – введение в архитектурный проект, другой – смотреть, видеть, наблюдать, представлять. «Архитектура прежде всего изучает простарнство жизни человека и трансформирует его, устанавливая новые пространственные связи, – говорится в описании. – ... поэтому архитекторы прежде всего должны помнить об ответственности, и еря на себя роль интерпретатора истории памяти сообщества, должны придерживаться твердой веры в то, что они не столько изобретают, сколько переписывают на современный лад древний «акт строительства».
Биеннале 2018, Кордери. Фотография Архи.ру
Биеннале 2018, Кордери. Фотография Архи.ру
Биеннале 2018, Кордери. Фотография Архи.ру
Биеннале 2018, Кордери. Фотография Архи.ру
Биеннале 2018, Кордери. Фотография Архи.ру

Алехандро Аравена написал свои принципы по-быстрому, на листочках и на стене.
Биеннале 2018, Кордери. Фотография Архи.ру
Биеннале 2018, Кордери. Фотография Архи.ру

Нашлось место для подушек – в инсталляции Бенедетты Тальябуэ под названием «Тканая архитектура». «Свободное пространство дарит ощущение принадлежности и определенный вид счастья», – комментирует архитектор.
Биеннале 2018, Кордери. Фотография Архи.ру
Биеннале 2018, Кордери. Фотография Архи.ру

...и для «ренессансной» сепии – у испанцев De Blacam & Meagher; показ проекта стилизован под увраж.
Биеннале 2018, Кордери. Фотография Архи.ру

Австралийцы John Wardle architects соорудили трубу, подобную камере обскуре, с которой сняли драпировку, и назвали ее загадочно “Somewhere other”.
Биеннале 2018, Кордери. Фотография Архи.ру

Длинная металлическая конструкция с гофрированной кровлей представляет кровлю, сооруженную норвежцами Jensen & Skodvin над источником Moya. Можно зайти внутрь.
Биеннале 2018, Кордери. Фотография Архи.ру
Биеннале 2018, Кордери. Фотография Архи.ру
Биеннале 2018, Кордери. Фотография Архи.ру

Итальянцы Laura Peretti architects показывают проект регенерации Корвиале – известного очень длинного модернистского дома, то ли урбанистического ужаса, то ли памятника опытам послевоенной архитектуры.
Биеннале 2018, Кордери. Фотография Архи.ру
Биеннале 2018, Кордери. Фотография Архи.ру
Биеннале 2018, Кордери. Фотография Архи.ру

И наконец, в конце 317 метров Кордери спорят между собой в прозрачности и дематериализации Кадзуйо Седзима / Рюэ Нисидзава с пластиковой инсталляцией, живо напоминающей лески Джунио Ишигами, которые 10 лет назад порвала кошка, и Рикардо Блумер с полотнами мыльных пузырей, управляемых сложной автоматикой, представляющих «крайние обстоятельства свободного пространства» и одновременно – экспериментальные образовательные практики автора. Пожалуй, в смысле дематериализации второй побеждает, но переливы мыльных пузырей – удивительно – почти не поддаются фотосъемке.
Биеннале 2018, Кордери. Фотография Архи.ру
Биеннале 2018, Кордери. Фотография Архи.ру

Точку в споре ставит последний объект Кордери – «Пространственный опыт», гипостиль Валерио Олжиати.
Биеннале 2018, Кордери. Фотография Архи.ру
Биеннале 2018, Кордери. Фотография Архи.ру


25 Мая 2018

author pht

Автор текста:

Юлия Тарабарина
comments powered by HyperComments

Статьи по теме: XVI Архитектурная биеннале в Венеции

«Вы смотрите на архитектуру, а архитектура смотрит...
Алессандро Боссхард – о все возрастающей стандартизации жилых интерьеров, которой был посвящен курировавшийся им павильон Швейцарии на венецианской биеннале–2018. Его интервью было частью конференции «Архитектор будущего», проведенной Институтом «Стрелка» в партнерстве с ДОМ.РФ.
Никита Явейн: «Мы работаем над архитектурой потоков»
Венецианская биеннале длится полгода, до 25 ноября, так что думаю не поздно поговорить и о российском павильоне. Мы выбрали две его экспозиции для более пристального рассмотрения и беседуем с почетным, как оказалось, железнодорожником Никитой Явейном.
Биеннале: истории
Девять проектов и павильонов с сюжетами – не обязательно историческими, но содержательными. В том числе павильоны Венеции про архивы и Латвии про жилье.
Бремя выбора
Проект CITIZENSTUDIO в павильоне России на венецианской биеннале архитектуры посвящен будущему – но не столько железных дорог, которые, очевидно, ждет транформация, – сколько в принципе будущему городов. Фактически, он ставит проблему выбора.
Соль воды
В Венеции одновременно с архитектурной биеннале открылась выставка «Renzo Piano. Progetti d’acqua». Проекты знаменитого итальянца за последние 48 лет погрузили в арт-пространство бывших соляных складов. И какими бы яркими и самобытными не были экспозиции участников биеннале в Джардини и Арсенале, по силе подачи и воздействия на зрителя Ренцо Пьяно, пожалуй, затмил их всех.
Лев республики и пустота
Тема биеннале архитектуры – свободное пространство и могло показаться, что награды дали за пустое место. Некоторые награды и впрямь вызывали традиционный вопрос: за что, Господи?
За гранью физического
В этом году посетители Венецианской архитектурной биеннале помимо «физического» русского павильона смогут посетить виртуальный.
Британский «остров» и брутализм в Венеции
Павильон Великобритании на 16-й венецианской архитектурной биеннале останется пустым, зато приобретет смотровую платформу на крыше, в то время как музей Виктории и Альберта привезет в Арсенал 8-тонную часть сносимого лондонского жилого массива «Робин Гуд Гарденс».
Опытные педагоги
Кураторами XVI архитектурной биеннале в Венеции станут основательницы ирландского бюро Grafton Шелли МакНамара и Ивонн Фаррелл.

Технологии и материалы

Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.
Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.
«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.

Сейчас на главной

Двенадцать формул
Два московских учебных заведения показывают в открытых мастерских Баухауза проект, посвященный общественным пространствам. Методы спекулятивного дизайна и «сенсорная урбанистика» помогли поставить правильные вопросы и получить серьезные выводы.
Рем Колхас: взгляд в поля
Что Если Деревню Продолжат Благоустраивать Без Архитекторов? Владимир Белоголовский посетил открытие новой провокационной выставки Рема Колхаса “Countryside, The Future” в музее Гуггенхайма в Нью-Йорке.
Умер Иона Фридман
Архитектор-теоретик, озвучивший в конце 1950-х идею мобильной, саморазвивающейся силами жителей и изменяемой архитектуры – своего рода пространственной сети, приподнятой над традиционным городом и способной охватить весь мир.
Степан Липгарт: «Гнуть свою линию – это правильно»
Потомок немецких промышленников, «сын Иофана», архитектор – о том, как изучение ордерной архитектуры закаляет волю, и как силами нескольких человек проектировать жилые комплексы в центре Петербурга. А также: Дед Мороз в сталинской высотке, арка в космос, живопись маньеризма и дворцы Парижа – в интервью Степана Липгарта.
Новое время Советской площади
Благоустройство центральной площади Гаврилова Посада, профинансированное из трех источников и призванное помочь городу стать туристическим, выглядит современно и ставит задачи осмысления местной идентичности.
Разобрано по весне
Временный и уже разобранный павильон на площади перед «Зарядьем»: кольцеобразный, с деревянной конструкцией и фасадом из металла и поликарбоната. Внутри был тот самый искусственный снег, березы елки.
Метод обнимания
TreeHugger, небольшой павильон информационного туристического центра бюро MoDusArchitects, вступая в диалог с архитектурным и природным окружением, сам становится новой достопримечательностью предальпийского городка в итальянском Трентино-Альто-Адидже.
Мёд и медь
Архитектор Роман Леонидов спроектировал подмосковный Cool House в райтовском духе, распластав его параллельно земле и подчеркнув горизонтали. Цветовая композиция основана на сопоставлении теплого медового дерева и холодной бирюзовой меди.
Пресса: Почему индустриальное домостроение оставит будущее...
О будущем жилья невозможно говорить, пытаясь обойти стену, в которую оно упирается,— массовое индустриальное домостроение. Если модель массового индустриального домостроения сохранится, то это довольно простое будущее, которое более или менее сводится к настоящему.
СКК: сохранять, крушить, копировать?
Мы поговорили с петербургскими архитекторами о ситуации вокруг обрушенного СКК – здания, купол которого по чистоте формы и инженерного замысла сравнивают с римским Пантеоном, только выполненным в металле. Что, однако, не помогло ему получить статус памятника и защиту от сноса.
Лучи знаний
Школа в Подмосковье, архитектуру которой определяет учебная программа, природное окружение, а также желание использовать только честные материалы.
Кружево из углепластика
Три портала по проекту Асифа Хана для Экспо-2020 в Дубае при высоте в 21 метр сооружены из нитей сверхлегкого углепластика и не требуют дополнительной несущей конструкции.
Арктический вуз
Новое крыло Арктического колледжа на острове Баффинова Земля на севере Канады. Авторы проекта – Teeple Architects из Торонто.
Критическая масса прогресса
20-й по счету летний павильон лондонской галереи «Серпентайн» спроектируют молодые женщины-архитекторы из ЮАР – бюро Counterspace; их постройка будет посвящена социальным и экологическим темам.
Парки Татарстана, часть I: лучшие городские
Цветущий бульвар вместо парковки, авторские МАФы, экологические решения, равно как и ностальгические фонтаны и площадки для фотосессий новобрачных – в первой части путеводителя по паркам Татарстана, посвященной новым городским пространствам.
Сокольники: ковер из кирпича
Архитекторы бюро Megabudka опубликовали свой проект Сокольнической площади в деталях и с объяснениями всех мотивов. Рассматриваем проект и призываем голосовать за него в «Активном гражданине». Очень хочется, чтобы победила архитектурная версия.
Три январские неудачи Бьярке Ингельса
Основатель BIG подвергся критике из-за деловой встречи с бразильским президентом, известным своими крайне правыми взглядами и отрицанием экологических проблем Амазонии, лишился поста главного архитектора в WeWork и был отстранен от участия в проектировании небоскреба для нью-йоркского ВТЦ.
Кирпичные шестигранники
Башни Hoxton Press по проекту Karakusevic Carson и Дэвида Чипперфильда на границе лондонского Сити – коммерческое жилье, «субсидирующее» реновацию социального жилого массива рядом.
Одновременное развитие экономики и кино
В бывшем здании центрального рынка Монтевидео уругвайское бюро LAPS Arquitectos разместило штаб-квартиру Латиноамериканского банка развития CAF, национальную синематеку, легендарный бар и общественное пространство.
Москва 2050: деревянные высотки и летающий транспорт
Более 40 студентов представили видение Москвы будущего в недавно открывшейся галерее Шухов Лаб и на Биеннале архитектуры и урбанизма в Шэньчжэне. Рассказываем об итогах воркшопа «Москва 2050» и показываем работы участников.
Рестораны вместо лучших реставраторов страны?
Минкульт выдал ЦНРПМ предписание переехать до 1 марта. Не исключено, что после разорительного переезда научной реставрации в стране не останется. Говорим со специалистами, публикуем письмо сотрудников министру культуры.
Глэм-карьер
Благоустройство подмосковного озера от бюро Ai-architects: эко-школа, глэмпинг и всесезонные развлечения.
Красный зиккурат
Многоквартирный дом Cascade Villa в Алмере по проекту бюро CROSS Architecture снаружи – кирпичный, а во внутреннем дворе – обшит деревом.
Арт-депо
Офисное здание на набережной Обводного канала в Санкт-Петербурге по проекту архитектора Артема Никифорова – это тонкая вариация на тему кирпичной промышленной архитектуры XIX и ХХ века с рядом художественных изобретений, хорошим строительным и ремесленным качеством.
Будущее не дремлет
Выставка Европейского культурного центра в ГНИМА это коллекция современных пространств разной степени общественности. Подборка довольно случайная, но интересная, а в последнем зале пугают потопом, античным форумом, зиккуратами и вигвамами.
«Единорог в лесу»
Почему, в отличие от произведений известных художников и автографов писателей, дом, спроектированный Ф.Л. Райтом или Тадао Андо, выгодно продать очень сложно? В нем неудобно жить или недвижимость от знаменитых архитекторов переоценена?
Арки, ворота, окна, проемы, пустоты, дырки
В архитектуре АБ «Остоженка», особенно в крупных комплексах, значительную роль играют арки, организующие пространство и массу: часто большие, многоэтажные. В публикуемой статье Александр Скокан размышляет о роли и смысле масштабных цезур, проемов и арок.
Розовый слон
В Лос-Анджелесе построен флагманский магазин одежды The Webster по проекту Дэвида Аджайе. Для внешней и внутренней отделки британский архитектор использовал окрашенный бетон.
Архи-события: 3–9 февраля
«Кто хочет стать миллионером» для архитекторов и дизайнеров, новый интенсив в МАРШ и экскурсия с плаванием от «Москвы глазами инженера».
Пресса: Великое переселение
В последнюю неделю января 2020-го в стране активно обсуждают реновацию устаревшего жилья — вернее, возможность запуска подобных программ в российских регионах. В одном из первых своих интервью на посту вице-премьера Марат Хуснуллин отметил, что реновацию можно запустить в городах-миллионниках.
Умер Андрей Меерсон
Признанный мастер советского модернизма, автор «Лебедя» и самого красивого московского дома «на ножках» на Беговой, но и автор неоднозначного стилизаторского Ритц Карлтон на Тверской – тоже.
Неиссякаемый источник
VIP-зоны аэропорта – настоящее раздолье для цвета, пластики, образности и творческой фантазии архитекторов. Рассматриваем четыре бизнес-зала и один VIP-терминал ростовского аэропорта «Платов»: все они так или иначе осмысляют контекст: южное солнце, волны речной воды, восход над степным горизонтом и золото сарматов.
Кольцо на озере Сайсары
Здание филармонии и театра якутского эпоса на священном озере вписано в эпический круг и включает три объема, уподобленных традиционному жилищу. Кровля уподоблена аласу – якутской деревне вокруг озера. При столь интенсивной смысловой насыщенности проект сохраняет стереометрическую абстрактность и легкость формы, оперируя прозрачностью, многослойностью и отражениями.
Вертикальные татами
Фасады офисного здания Torre Patria-Hipódromo по проекту Карлоса Ферратера и его бюро OAB в Гвадалахаре на западе Мексики подчинены модульной конструктивной сетке, которая упорядочивает и окружающее пространство нового района.
Умер Александр Ларин
Автор академического хореографического училища на 2-й Фрунзенской и знаменитой аптеки в Орехово-Борисово, нескольких нетиповых детских садов типового времени, учитель и коллега многих известных сегодняшних архитекторов.
Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.