Британский «остров» и брутализм в Венеции

Павильон Великобритании на 16-й венецианской архитектурной биеннале останется пустым, зато приобретет смотровую платформу на крыше, в то время как музей Виктории и Альберта привезет в Арсенал 8-тонную часть сносимого лондонского жилого массива «Робин Гуд Гарденс».

author pht

Автор текста:
Нина Фролова

mainImg
Биеннале в этом году посвящена теме Freespace – «свободного пространства»: такую тему выбрали ее кураторы, ирландские архитекторы Ивонн Фаррелл и Шелли МакНамара. Британский Совет, отвечающий за национальный павильон в Венеции, традиционно провел конкурс на лучшую идею выставки, в котором победили Адам Карузо и Питер Сент-Джон из бюро Caruso St John и художник Маркус Тейлор.
 
Церковь в Шеттихали на юго-западе Индии, затопленная при создании водохранилища. Ее печальная история и неопределенные обстоятельства (в сухой сезон она полностью поднимается из воды) стали метафорой для проекта «Остров». Фото © Bhaskar Dutta
Кураторы британского павильона на биеннале-2018: художник Маркус Тейлор, архитекторы Адам Карузо и Питер Сент-Джон (бюро Caruso St John). © British Council, фото: Lucia Sceranková

Их проект «Остров» представляет собой не экспозицию, а инсталляцию, причем соединяющую в себе архитектуру и искусство, по обоим пунктам – первый подобный опыт для павильона Великобритании. Его здание будет скрыто лесами, поддерживающими платформу наверху, над которой будет видна лишь вершина крыши. В 2018 впервые павильон намеренно останется пустым во время выставки: это позволит посетителям заново взглянуть на его архитектуру, на физические и воображаемые следы, оставленные там за десятилетия кураторами, публикой, экспонатами. Вместе с тем, смотровая платформа, откуда любой сможет полюбоваться видами садов Джардини и венецианской лагуны, и пространство павильона станут местом проведения дискуссий, поэтических чтений и т.д. Кроме собственной программы, помещения планируется использовать для мероприятий других стран-участниц биеннале.
 
План плота потерпевших крушение моряков корабля «Медуза»: платформа на крыше павильона напоминает и о таком плоте © Alexandre Corréard

Кураторы, Карузо, Сент-Джон и Тейлор, основное вдохновение черпали из пьесы Уильяма Шекспира «Буря», где на остров волшебника Просперо попадают путешественники, чей корабль разбил устроенный им шторм. Этот безымянный остров, одновременно райский и таящий опасности, схож по многозначности с «Островом» на биеннале, который можно рассматривать как убежище и место ссылки, намек на оставление и восстановление, Brexit, изоляцию, колониализм, перемену климата с растущим уровнем моря (особенно актуальную для Венеции тему). Но кураторы предостерегают от упрощенного толкования платформы и павильона под ней как верха и низа, рая и ада, будущего и прошлого. По их мнению, порой ситуация может стать обратной, к примеру, когда именно пустые залы станут желанным убежищем от жары или грозы.
 
«Калибан, Стефано и Тринкуло». Сцена из пьесы Уильяма Шекспира «Буря» – ключевого источника вдохновения для кураторов британского павильона. Изображение: акварель Иоганна Генриха Рамберга, конец XVIII – начало XIX веков.

Стоит отметить, что британский павильон, чайный домик 1897 года постройки, с 1909 получивший нынешнюю функцию и в этом качестве переживший две мировые войны, итальянский фашизм, формирование и распад Восточного блока, создание Европейского сообщества, и сам по себе – островок в Джардини и во всей Венеции: он стоит на холмике – самой большой естественной возвышенности города.
 
Жилой комплекс «Робин Гуд Гарденс», Лондон. Лицензия CC BY-SA 2.0. Автор: stevecadman

Музей Виктории и Альберта принимает участие в основной экспозиции архитектурной и художественной биеннале третий год подряд. В 2018 он посвятил свое участие будущему социального жилья, показывая его прошлое – многотонный фрагмент лондонского жилого комплекса «Робин Гуд Гарденс», спроектированного мастерами брутализма Питером и Элисон Смитсонами и завершенного в 1972. По ряду причин, включая финансовые, архитектурные, политико-социальные, он стал крайне неудобным для жизни центром криминальной активности и других проблем, и, несмотря на протесты историков и практиков архитектуры, предназначен под снос. Музей выкупил его секцию (подробнее мы писали об этом здесь) и теперь доставит этот фрагмент весом 8 тонн и размером 8,8 м х 5,6 м на барже в венецианский Арсенал и смонтирует так, чтобы посетители смогли подняться на «улицу в небе», открытую галерею, где должны были встречаться и общаться жильцы. Также в собрание V&A поступила двухуровневая квартира из этого же комплекса, но она останется в Лондоне.
 
zooming
Жилой комплекс «Робин Гуд Гарденс», Лондон. Лицензия CC BY-SA 2.0. Автор: Stephen Richards

Так как «Робин Гуд Гарденс» строили из изготовленных в Швеции сборных элементов, собрать и разобрать его части не так сложно. Несущую конструкцию для венецианской выставки разработали инженеры Arup, причем эта же фирма занималась в 1960-е и проектом самого жилого массива. Экспозицию дополнит медиа-инсталляция корейского художника До Хо Со: на экране шириной 13 метров он покажет панорамы внешнего вида и интерьеров этого образца послевоенного жилья.

16-я архитектурная биеннале откроется в Венеции 26 мая 2018 года (вернисаж запланирован на 24 и 25 мая), завершится – 25 ноября.
Жилой комплекс «Робин Гуд Гарденс», Лондон. Лицензия CC BY-SA 2.0. Автор: Steve Cadman


06 Марта 2018

author pht

Автор текста:

Нина Фролова
comments powered by HyperComments
«Вы смотрите на архитектуру, а архитектура смотрит...
Алессандро Боссхард – о все возрастающей стандартизации жилых интерьеров, которой был посвящен курировавшийся им павильон Швейцарии на венецианской биеннале–2018. Его интервью было частью конференции «Архитектор будущего», проведенной Институтом «Стрелка» в партнерстве с ДОМ.РФ.
Никита Явейн: «Мы работаем над архитектурой потоков»
Венецианская биеннале длится полгода, до 25 ноября, так что думаю не поздно поговорить и о российском павильоне. Мы выбрали две его экспозиции для более пристального рассмотрения и беседуем с почетным, как оказалось, железнодорожником Никитой Явейном.
Биеннале: истории
Девять проектов и павильонов с сюжетами – не обязательно историческими, но содержательными. В том числе павильоны Венеции про архивы и Латвии про жилье.
Бремя выбора
Проект CITIZENSTUDIO в павильоне России на венецианской биеннале архитектуры посвящен будущему – но не столько железных дорог, которые, очевидно, ждет транформация, – сколько в принципе будущему городов. Фактически, он ставит проблему выбора.
Соль воды
В Венеции одновременно с архитектурной биеннале открылась выставка «Renzo Piano. Progetti d’acqua». Проекты знаменитого итальянца за последние 48 лет погрузили в арт-пространство бывших соляных складов. И какими бы яркими и самобытными не были экспозиции участников биеннале в Джардини и Арсенале, по силе подачи и воздействия на зрителя Ренцо Пьяно, пожалуй, затмил их всех.
Пресса: Каждому по свободе
Тема архитектурной биеннале этого года — freespace, свободное пространство. Критик Мария Элькина обошла все павильоны и пришла к выводу, что свобода сегодня таит в себе такую же опасность, как когда-то массовое производство дешёвого жилья или строительство широких проспектов внутри городов. Вместо всеобщего счастья она может принести большие неприятности.
Пресса: Жизнь бок о бок. Осмысляя наследие советских многоквартирных...
В этом году латвийской государственности исполняется сто лет. Столетие страны совпадает с её восьмым прибытием на Венецианскую биеннале. Павильон «Вместе и порознь» откроет двери в Арсенале 25 мая и будет посвящён тому, как жизнь в многоквартирных домах формировала латвийское общество. Матисс Гроскауфманис, один создателей павильона и выпускник Института «Стрелка», рассказал Strelka Mag о том, почему политическое обсуждение необходимо для создания успешной социальной архитектуры.
Лев республики и пустота
Тема биеннале архитектуры – свободное пространство и могло показаться, что награды дали за пустое место. Некоторые награды и впрямь вызывали традиционный вопрос: за что, Господи?
За гранью физического
В этом году посетители Венецианской архитектурной биеннале помимо «физического» русского павильона смогут посетить виртуальный.
Пресса: Российские архитекторы готовятся к Венецианской...
«Свободные пространства» ‒ так звучит тема Венецианской архитектурной биеннале этого года. В российском павильоне тему раскроют через прошлое, настоящее и будущее железных дорог, связывающих необъятную территорию нашей страны.
Технологии и материалы
Модернизируя традиции
Специалисты корпорации HILTI придумали, как совместить несовместимое: кирпичную кладку и навесной вентилируемый фасад. Для этой цели Hilti разработала четыре альтернативных метода создания НВФ с кирпичной кладкой или её имитацией.
FunderMax Compact Academy – новый стандарт обучения
Обучение и образование играют важную роль в жизни любого человека. Постоянное совершенствование личных и профессиональных навыков открывает перед человеком новые возможности и делает его востребованным в современном мире.
Максим Павлов: у нашей несущей системы большие перспективы...
Как «упаковать» вентоборудование, архитектурную подсветку, электрические кабели и многое другое в межфасадное эксплуатируемое пространство, не нарушив архитектуры фасада и уменьшив при этом стоимость здания. Рассказывает Максим Павлов, главный инженер компании «ОртОст-Фасад», ГИП по устройству конструкции внешней облицовки храма Вооруженных сил России.
Игра в шарик
Нестандартные оконные узлы Velux помогли воплотить необычный проект сферического детского сада в Подмосковье.
Тонкие и белые
Стальные ламели арены Match Point выполнены на высокотехнологичном производстве компании GRADAS.
Превращение мансарды
Для «Петровского квартала» бюро «Евгений Герасимов и партнеры» воспользовались окнами VELUX Cabrio, которые позволяют одним движением руки превратить мансарду в небольшую террасу.
Юбилей VitraHaus: 2010 – 2020
VitraHaus, который задумывался как шоу-рум для домашней коллекции Vitra, служит примером архитектурного разнообразия, отличающего кампус бренда в Вайле-на-Рейне.
Хрустальные колонны
Разбираемся в технических и технологических аспектах изготовления и монтажа стеклянных колонн дома «Кутузовский XII» – архитектурного решения, удивительного для прохожих, но во многом также и для профессионалов. Колонны можно мыть и менять лампочки.
Сейчас на главной
Жилой каньон
Комплекс Amani на юге Мексики – это две поставленные параллельно тонкие пластины, где в каждой квартире достаточно солнца и возможно сквозное проветривание. Авторы проекта – Archetonic.
Тучков буян: последняя пятерка
Вместе с финалистами конкурса на концепцию парка «Тучков буян», не вошедшими в призовую тройку, продолжаем мечтать о том, что могло бы появиться в центре Петербурга: дикий лес, новые острова, искусственный канал и много амфитеатров.
Стеклянный бутон
Башня по проекту Zaha Hadid Architects, строящаяся в Гонконге, напоминает бутон цветка с его флага и герба, учитывает реалии пандемии и претендует на лидерство по «устойчивости».
Парк чувств
Проект «Романтического парка Тучков буян» консорциума «Студии 44» и WEST 8, победивший в международном конкурсе, соединяет скульптурную геопластику и деревянные конструкции, разнообразие пространственных характеристик и насыщенную программу, рассчитанную на разнообразную аудиторию, с красивой и сложной пассеистической идеей усадебно-дворцового парка, настроенного на активизацию мыслей и чувств.
Деревянный «флибустьер»
Дом Freebooter на две квартиры-дуплекса в Амстердаме с деревянными солнцезащитными ламелями и деревянно-стальной гибридной конструкцией. Авторы проекта – бюро GG-loop.
Ландшафт как мемориал
Бюро Snøhetta выиграло конкурс на проект президентской библиотеки Теодора Рузвельта рядом с национальным парком его имени в Северной Дакоте.
Третья гора
Выставочный центр традиционной китайской медицины по проекту Wutopia Lab на горе Лофушань недалеко от Гуанчжоу напоминает о принципах даосизма и древнем ландшафтном искусстве.
Радость познания
Проект «Зеленый сад» – первый этап на пути масштабных планировочных и архитектурных изменений, которые происходят в одном из ведущих частных учебных заведений России – Павловской гимназии под влиянием эволюции образовательной системы и благодаря активному участию сообщества педагогов и учеников гимназии.
Звезды для полковника
Сквер имени командира стрелковой дивизии Михаила Краснопивцева на микрорайонной окраине Калуги объединяет бронзовый памятник с современным благоустройством, нацеленным на развитие общественной жизни окрестностей.
Кристаллический ландшафт
На Тайване открылся концертный зал Тайбэйского центра музыки по проекту RUR Architecture: этот посвященный поп-музыке комплекс 11 лет назад был предметом крупного международного архитектурного конкурса.
На все времена
Сохранение наслоений разных периодов – одна из прогрессивных тенденций современной реставрации. Именно так, если говорить в целом, произошло обновление вокзала 1933 года в Иваново: на тридцатые, пятидесятые и восьмидесятые. Но довольно много добавилось и современного, так что реализованный проект правильнее называть реконструкцией.
Архитектура как инструмент обучения
Концепция благотворительной школы «Точка будущего» в Иркутске основана на новейших образовательных программах и предназначена, в числе прочего, для адаптации детей-сирот к самостоятельной жизни. Одной из составляющих обучения должна стать архитектура здания: его структура и разные типы связанных друг с другом пространств.
Радужный небосвод
В церкви блаженной Марии Реституты в Брно архитекторы Atelier Štěpán создали клеристорий из многоцветных окон, напоминающий о радуге как о символе завета человека с Богом.
Новое в Никола-Ленивце
В конце прошлой недели состоялся 15-й, юбилейный фестиваль «Архстояние», и территория арт-парка Никола-Ленивец пополнилась тремя новыми объектами. Рассказываем о них.
Внезапный вызов к доске
Королевский институт британских архитекторов (RIBA) представил программу развития «Путь вперед», предполагающий переаттестацию его членов каждые пять лет и изменения в программе сертифицированных им вузов в пользу технических дисциплин. Причины – итоги расследования катастрофического пожара в лондонской жилой башне Grenfell и «климатическая ЧС».
Журавлик
В нашем детстве все знали историю про девочку из Японии, которая болела неизлечимой лейкемией из-за ядерных бомбардировок, и загадала сложить много журавликов прежде чем умереть. Проектируя реконструкцию здания для детского хосписа – первого в Москве – IND architects положили в основу именно эту историю. А называется проект – Дом с маяком.
На красных холмах
Павильон центра молодежной культуры для самого большого экстрим-парка в России с интерактивным фасадом и переосмыслением эстетики стрит-арта.
Метро как по учебнику
В столице Катара Дохе строится с нуля метрополитен: готовы 37 станций, спроектированных по «дизайн-руководству», разработанному бюро UNStudio.
Первый выпуск Ре-школы: наследие Ельца
Дипломники школы Наринэ Тютчевой подготовили мастер-план развития Ельца, а также концепцию сохранения трех объектов культурного наследия, предлагая решения для сохранения слободской застройки, расселения ветхого жилья и восстановления городских связей.
Керамика в ракурсе
Изогнутые керамические пластинки на фасадах исследовательского института при барселонской больнице Сан-Пау – «двойного назначения»: снаружи это натуральная терракота, а в ракурсе видна разноцветная глазурь.
Пресса: Как изменится Небесный град. Григорий Ревзин о городе...
Рядом с реальным городом у нас на глазах вырос город виртуальный, и можно с большой уверенностью утверждать, что эта пара теперь просуществует неопределенно долго. Даже более определенно — эта пара и есть город будущего при любом варианте его развития.
Машина для эмоций
Новый небоскреб в деловом районе Дефанс – башня компании Saint-Gobain, по замыслу архитекторов Valode & Pistre, должна вызывать эмоции – своей сложной формой, висячими садами, переменчивым обликом фасада.
Звучание фасада
Инсталляция «Классная игра» художника Марины Звягинцевой превратила фасад школы на севере Москвы в клавиатуру рояля и переосмыслила место школьного здания в городской среде. Публикуем интервью Марины о ее методе работы с архитектурой.
«Подтянуть уровень города до уровня памятников»
Такова задача нового мастер-плана Суздаля, разработанного ДОМ.РФ совместно с КБ Стрелка в преддвериии тысячелетия города. Рассказываем, каким образом авторы предлагают трансформировать пространство «городского поселения», куда больше миллиона человек в год приезжает посмотреть на старый русский город.
Наедине с морем
Плавучий сборный отель Punta de Mar у испанского побережья Средиземного моря – образец туризма будущего. При реализации проекта важную роль сыграло стекло Guardian Glass.
Галерейный подход
Рассказываем о концепции Центральной районной больницы вместимостью 240 мест «Гинзбург архитектс», которая заняла 1 место на конкурсе Союза архитекторов и Минздрава.
Конструктор здоровья
Публикуем концепцию типовой больницы бюро UNK project, занявшую 2 место в конкурсе, проведенном Союзом архитекторов России при участии Минздрава.
Пресса: Найдите 9 отличий: ревизия конкурсов на метро
В Москве объявили результаты очередного — пятого — конкурса на архитектурный облик станций метро. Мы решили разобраться, что происходит с 9-ю концепциями-победителями уже прошедших конкурсов и почему реализации могут оказаться совсем на них не похожими.
«Скальпель» в сердце Сити
Новая офисная башня по проекту KPF в центре Лондона благодаря своему острому силуэту получила прозвище «Скальпель». Она стоит рядом с «Корнишоном» и «Теркой для сыра».
Пресса: Вини Маас: Петербургу нужно два мэра — для центра...
Знаменитый архитектор, один из самых смелых визионеров от урбанистики в мире, руководящий партнёр бюро MVRDV Вини Маас рассказал dp.ru о том, почему окраины в Петербурге важнее центра, как вернуть город в мировой контекст, есть ли смысл развивать в городе сельское хозяйство, а также о своём проекте для Охтинского мыса.
От гор к водам
В Шэньчжэне реализован проект OMA: офисная башня Prince Plaza c торговым центром в большом стилобате.