Никита Явейн: «Мы работаем над архитектурой потоков»

Венецианская биеннале длится полгода, до 25 ноября, так что думаю не поздно поговорить и о российском павильоне. Мы выбрали две его экспозиции для более пристального рассмотрения и беседуем с почетным, как оказалось, железнодорожником Никитой Явейном.

author pht

Беседовала:
Юлия Тарабарина

mainImg
Откликом Семена Михайловского, комиссара и куратора павильона России на биеннале архитектуры, на предложенную ирландцами тему FreeSpace стала «Станция: Россия», посвященная железным дорогам. Спонсор экспозиции, предсказуемо – РЖД. На первом этаже показывают видео Даниила Зинченко, в котором семидневная поездка по стране до Владивостока упакована в 7 минут. Рядом «камера хранения» с сюрпризами за приоткрытыми дверцами и кучей винтажных чемоданов. На втором этаже – история ж/д в виде старых вокзалов, будущее в проекте Citizenstudio и современность – рисунки и макеты Николая Шумакова и сочинский вокзал Никиты Явейна с развернутым комментарием к проекту в виде нескольких роликов, макета и даже чучела птицы – стена называется «Архитектура потоков».
Павильон России, Венеция, биеннале архитектуры. Фотография Архи.ру
Павильон России, Венеция, биеннале архитектуры. Фотография Архи.ру
Павильон России, Венеция, биеннале архитектуры. Фотография Архи.ру
Павильон России, Венеция, биеннале архитектуры. Фотография Архи.ру

Участие «Студии 44» неудивительно, учитывая такие крупные вокзальные проекты в портфолио компании, как Ладожский вокзал – первый новый вокзал, построенный на постсоветском пространстве в 2003, вокзал в Астане или недавно завершенный железнодорожный музей Петербурга. Мы поговорили с Никитой Явейном и выяснилось, что вся вокзальная, шире – железнодорожная архитектура для него – образное воплощение «архитектуры потоков», овеществление теорий функционалистов, одним из ярких представителей которых был отец Никиты и Олега Явейнов, известный архитектор петербургского конструктивизма Игорь Георгиевич Явейн.

Архи.ру:
Какими были условия вашего участия в экспозиции, как все начиналось?

Никита Явейн:
Думаю, нас не могли не пригласить, в конце концов несколько самых значимых вокзалов недавнего времени – работа нашего бюро… У меня имеется даже звание почетного железнодорожника; однажды спросили, чем наградить, и я выбрал именно это – очень удобно, знаете ли!

Что касается работы над павильоном – нам выделили стену [в главном зале, от входа справа, – прим. ред.], и мы работали только с ней, почти не знали, что будет рядом; знали только, что будут рельсы. Мне казалось, что места перед стеной должно было быть больше, сейчас из-за слишком близкого фокуса наша стена немного распалась на части… Но ничего. Над экспозицией работал Иван Кожин; в самом проекте он не участвовал.

А почему выбрали Сочинский вокзал?

Это последний по времени крупный проект, к тому же он хорошо отображает интересные мне идеи влияния потоков на архитектуру. Вы наверняка знаете, что разведение и организация потоков внутри здания была одной из важных идей фикс архитекторов первой трети XX века, – этой темой был очень увлечен мой отец. С детства помню все эти стрелочки, направления, он и потом мне много об этом рассказывал: вот поезд, из каждого вагона выходят люди, поворачивают, идут в одном направлении, и вот их уже очень много, надо в этом месте расширить платформу; ну и так далее. Всю свою жизнь я работаю над этой темой, нередко перечитываю отцовскую диссертацию; он написал книгу о железнодорожных вокзалах, она вышла в 1938 году, и защитил докторскую диссертацию в 1964. Какое-то время мы работали вместе, выиграли конкурс на вокзалы БАМа, впрочем он закончился ничем, и мне довелось поучаствовать в проектировании вокзала Дубулты в Латвии, это одна из поздних знаковых построек отца.

Для меня с детства поток – живая вещь, существо, которое живет собственной жизнью. Я ощущаю поток людей как поток воды: он встречает препятствия или низвергается водопадом, либо, когда он поворачивает, он бурлит и «недоволен».

Как вы развили идеи потоков?

Для функционалистов разведение потоков было очень важной, но в большей степени технической задачей, а мы, продолжая руководствоваться теми же принципами, кроме того еще и превращаем их в пластику архитектуры.

Сочинский вокзал мы проиллюстрировали несколькими анимированными схемами: на одной движение пассажиров, немного ускоренное для удобства просмотра – люди выходят, потом их становится больше, пространство расширяется, потом они поворачивают и здесь крыша вздыбливается. Мы показали реальный график прибытия поездов. На другом – плотность пассажиропотока в виде столбиков: хорошо видно, как габариты платформ реагируют на этот параметр, как там, где волна максимальная она, образно говоря, «вздыбливает потолок», и затем растекается, успокаивается. Все эти схемы создавались не постфактум – мы с ними работали, считали, проверяли.

Сочинский вокзал, ролик с расчетом потоков и плотности:

Вокзал «Олимпийский парк», Сочи. Макет. Павильон России, Венеция, биеннале архитектуры. Фотография Архи.ру
Вокзал «Олимпийский парк», Сочи. Макет. Павильон России, Венеция, биеннале архитектуры. Фотография Архи.ру

Вокзал был построен с использованием BIM-технологий, поскольку все его 112 тысяч элементов – абсолютно разные, там нет ни одного повторяющегося угла, хоть на градус, но они отличаются друг от друга, и каждый фрагмент кровли, каждую металлическую трубку опор пришлось изготавливать индивидуально.

Почему?

Мы довольно поздно получили заказ на проектирование. К этому моменту уже сложилась криволинейная геометрия железнодорожных путей и платформ. Кроме того, ее следовало увязать с планировкой Олимпийского парка, тоже довольно иррегулярной. Наш вокзал родился на стыке двух криволинейных планировок, увязал их между собой. Поэтому, в частности, все такое текучее – я это называю «Заха Хадид поневоле».

Еще вы испытывали макет в аэродинамической трубе, зачем?

Да, там есть и видео продувки – в месте, где расположен терминал, случаются ураганные ветры, возникают вихревые потоки и турбулентности. Проверка показала, что улететь дом не должен, но помогла выявить несколько слабых мест, которые мы исправили. Словом, на нашей стене представлен весь цикл работы над проектом, и расчеты, и вдохновение.

К вопросу об улететь – почему появляется птица? Хищник какой-то…

Тело птицы, точно так же, как и форма нашего вокзала, есть результирующая внешних сил и внутреннего жизненного цикла. В обоих случаях все эргономично, нет ничего лишнего, случайного. По замыслу в экспозиции должен был быть альбатрос, мы даже попытались договориться в Университете, чтобы нам дали на время чучело для выставки. Но потом оказалось, что вывезти его будет сложно, пришлось купить в Австрии чучело ястреба. Здесь же картинки ЛеТатлина, того самого, который воплощает идею полета, хотя и не полетел.
Павильон России, Венеция, биеннале архитектуры. Фотография Архи.ру

Мы показываем, что конструируем здание, как птицу в полете: у него есть конструктивный остов – хребет, крылья навесов над перронами и даже ветрогасящие закрылки… Так что птица – ассоциативно-проектная. У нас таким образом показаны разные этапы размышлений над проектом и появления формы: расчеты, образы, ассоциации. Мы раскрываем и объясняем наш рабочий процесс. Думаю, профессионалы это увидели.

Есть идея повторить эту выставку в составе нашей юбилейной экспозиции, когда будем праздновать 25 лет мастерской (и 30 лет ПТАМ, которая ей предшествовала), в конце 2019 года. Вот там, думаю, покажем и альбатроса…

дополнение: лекция Никиты Явейна о проектировании вокзалов


31 Июля 2018

author pht

Беседовала:

Юлия Тарабарина
comments powered by HyperComments

Статьи по теме: XVI Архитектурная биеннале в Венеции

«Вы смотрите на архитектуру, а архитектура смотрит...
Алессандро Боссхард – о все возрастающей стандартизации жилых интерьеров, которой был посвящен курировавшийся им павильон Швейцарии на венецианской биеннале–2018. Его интервью было частью конференции «Архитектор будущего», проведенной Институтом «Стрелка» в партнерстве с ДОМ.РФ.
Никита Явейн: «Мы работаем над архитектурой потоков»
Венецианская биеннале длится полгода, до 25 ноября, так что думаю не поздно поговорить и о российском павильоне. Мы выбрали две его экспозиции для более пристального рассмотрения и беседуем с почетным, как оказалось, железнодорожником Никитой Явейном.
Биеннале: истории
Девять проектов и павильонов с сюжетами – не обязательно историческими, но содержательными. В том числе павильоны Венеции про архивы и Латвии про жилье.
Бремя выбора
Проект CITIZENSTUDIO в павильоне России на венецианской биеннале архитектуры посвящен будущему – но не столько железных дорог, которые, очевидно, ждет транформация, – сколько в принципе будущему городов. Фактически, он ставит проблему выбора.
Соль воды
В Венеции одновременно с архитектурной биеннале открылась выставка «Renzo Piano. Progetti d’acqua». Проекты знаменитого итальянца за последние 48 лет погрузили в арт-пространство бывших соляных складов. И какими бы яркими и самобытными не были экспозиции участников биеннале в Джардини и Арсенале, по силе подачи и воздействия на зрителя Ренцо Пьяно, пожалуй, затмил их всех.
Лев республики и пустота
Тема биеннале архитектуры – свободное пространство и могло показаться, что награды дали за пустое место. Некоторые награды и впрямь вызывали традиционный вопрос: за что, Господи?
За гранью физического
В этом году посетители Венецианской архитектурной биеннале помимо «физического» русского павильона смогут посетить виртуальный.
Британский «остров» и брутализм в Венеции
Павильон Великобритании на 16-й венецианской архитектурной биеннале останется пустым, зато приобретет смотровую платформу на крыше, в то время как музей Виктории и Альберта привезет в Арсенал 8-тонную часть сносимого лондонского жилого массива «Робин Гуд Гарденс».
Опытные педагоги
Кураторами XVI архитектурной биеннале в Венеции станут основательницы ирландского бюро Grafton Шелли МакНамара и Ивонн Фаррелл.

Технологии и материалы

Condair – партнёр архитекторов
Награждать архитекторов деловыми профессиональными поездками мы решили на постоянной основе. Это даст возможность архитекторам совершенствоваться, получать новые знания и посмотреть на мир с позиции людей, создающих качественный воздух в архитектурных пространствах.
Life Challenge 2020: проекты российских архитекторов борются...
Стартовал международный конкурс Baumit на лучшие европейские фасады Life Challenge 2020, в котором принимают участие более 300 работ из 25 стран. Раз в два года профессиональное жюри выбирает самый яркий и неповторимый проект. В этом году за престижную премию будут бороться российские архитекторы. С февраля по апрель также проходит открытое голосование за лучшее оформление здания.
ArchYouth-2020: объявлены победители III сезона
Каждый из победителей детально разобрался в тонкостях остекления своего проекта, правильно рассчитал формулы стеклопакетов, подобрал стёкла и профильные системы.
Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.
Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.

Сейчас на главной

Сечение «Армады»
Клубный дом в историческом центре Екатеринбурга превращает разновысотность в основу образа: скос его силуэта созвучен скатным кровлям старых зданий, но он же становится ярким и современным пластическим акцентом.
Умер Майкл Соркин
Скончался американский архитектор, урбанист и публицист Майкл Соркин – второй, после Витторио Греготти, крупный архитектурный деятель, ставший жертвой коронавируса.
Александра Черткова: «Для нас принципиально важно...
В преддверии выставки «Город: детали», которая должна была открыться сегодня на ВДНХ, а теперь перенеслась на неопределенный срок, архитектор и партнер бюро «Дружба» Александра Черткова рассказала об основных принципах создания комфортного пространства для детей, ключевых трендах в проектировании детских площадок, а также о том, как москвичи принимают участие в городском развитии.
Очевидные неочевидности на улицах Нью-Йорка
Публикуем 7 главок из новой книги Strelka Press «Код города. 100 наблюдений, которые помогут понять город» Анне Миколайт и Морица Пюркхауэра – собрания замеченных авторами закономерностей, которые пригодятся при проектировании городской среды.
Каменная мозаика
Универмаг Galleria по проекту бюро OMA в южнокорейском Квангё получил «мозаичный» фасад из 12 000 гранитных и 2500 стеклянных треугольников.
Салют Кикоину!
Проект-победитель конкурса Малых городов для Новоуральска прославляет знаменитого физика, а также превращает бульвар на окраине в одно из главных общественных пространств.
WAF: «Оскар», но архитектурный
Говорим с авторами трех проектов, собравших награды WAF: редевелопента Бадаевского завода – Herzog & de Meuron, ЖК «Комфорт Таун» – Архиматика, и Парка будущих поколений в Якутске – ATRIUM.
Лестница без конца
Берлинское бюро Barkow Leibinger создало декорации для постановки оперы «Фиделио» Людвига ван Бетховена в венском Театре ан дер Вин. Режиссер – Кристоф Вальц, дважды лауреат «Оскара» за роли в фильмах Квентина Тарантино.
Пресса: Выживет ли урбанистика в России
Урбанистика сегодня в России — синоним воровства. Если человек посадил дерево или построил дом, то понятно зачем. Чтобы стибрить, вот зачем. Отсюда вопрос об урбанизме в России будущего — по крайней мере, если мы исходим из надежды, что дальше должно быть как-то лучше,— решается однозначно: его не будет <...>
Мрамор среди домн
Библиотека Люксембургского университета на территории бывшего сталелитейного завода – это перестроенное мастерской Valentiny Hvp Architects хранилище для руды.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Дискуссия о Дворце пионеров
Публикуем концепцию комплексного обновления московского Дворца Пионеров Феликса Новикова и Ильи Заливухина, и рассказываем о его обсуждении в Большом зале Москомархитектуры 4 марта.
«Дом бездомных»
Католический приют для социально незащищенных людей в деревне на юго-востоке Польши построен по проекту бюро xystudio с бережным отношением к окружающей среде.
Драгоценное пространство
Evotion design и T+T architects сообщили о завершении интерьера штаб-квартиры Сбербанка на Кутузовском проспекте. В центре атриума здесь парит переговорная-«Диамант», и все похоже на шкатулку с драгоценностями, в том числе высокотехнологичными.
Берег Дона
Проект из числа победителей конкурса Малых городов посвящен благоустройству берега реки Дон в промышленой части городка Данков, небольшого, но экономически успешного.
Реконструкция с чувством
Перед стартом курса МАРШ Re(New), слушатели которого будут работать со зданиями Хлопкопрядильной фабрики, куратор Дарья Минеева рассуждает о смысле и путях реконструкции.
Живописное жилье
В новом нью-йоркском комплексе Denizen Bushwick – 900 квартир, из которых 20% доступных, а высокую плотность смягчает монументальное искусство, озеленение и разнообразная инфраструктура. Авторы проекта – бюро ODA.
Верста на соляных берегах
Пешеходный маршрут с уклоном в туризм и исторические реконструкции, но не без спорта: проект-победитель конкурса Малых городов для Соликамска.
Большая маленькая победа
В небольшой по масштабу школе в Домодедове бюро ASADOV_ мастерски справилось с ограничениями в виде скромного бюджета и жестких лимитов площади, спроектировав светлые классы, гуманные рекреации и даже многосветный атриум с амфитеатром, ставший центром школьной жизни.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
Здание как Интернет
В культурно-общественном центре Forum Groningen по проекту NL Architects на севере Нидерландов можно бродить и находить информацию по всем областям знаний так же свободно, как во Всемирной сети.
Высокая горка
Начинаем публикацию проектов, победивших в конкурсе «Исторические поселения и малые города». Первый присланный – проект для Новохопёрска. Он соединяет две части города, вписан в пешеходные маршруты и эффектно использует ландшафтные красоты.
АБ Крупный план: «Важно, чтобы форма не была случайной,...
Беседа с Сергеем Никешкиным и Андреем Михайловым, партнерами-сооснователями архитектурно-инжиниринговой компании «Крупный план» – о ее структуре и истории развития, принципах, поиске формы и понятии современности.
Коворкинг под вуалью
Бюро Cano Lasso Arquitectos дало фасаду лондонского коворкинга полимерную «вуаль», а интерьер превратило в фантастический ландшафт – в соответствии с идеями заказчика, борющейся со скукой арендаторов компании Second Home.
Искушение традицией
В вилле по проекту Simone Subissati Architects в итальянской области Марке соединены геометрия традиционных сельских домов и идеи радикальной архитектуры 1970-х.
Градсовет 4.03.2020
Как паркинг привел к разговору об энергоэффективности, а памятник Федору Ушакову поднял проблему восстановления собора.
Социо-биология ландшафта
Список новых типологий общественных пространств и объектов вновь пополнился благодаря бюро Wowhaus. На этот раз команда предложила кардинально новый для России подход к созданию места общения людей и животных
Старое и новое на техасском солнце
Промышленный комплекс начала XX века в пригороде столицы Техаса Остина, сохранив свой облик, вместил после реконструкции по проекту бюро Cushing Terrell рестораны, магазины, учреждения сервиса и общественные пространства.
Малые города: 2020/2021
В конце февраля Минстрой объявил 80 победителей конкурса «Малых городов», призовой фонд которого теперь, на третий год проведения, увеличен вдвое, с 5 до 11 млрд рублей. Перечисляем победителей, рассматриваем несколько проектов.
Под взглядом ангелов с небес
Юбилейная выставка «Студии 44» в эрмитажном Генштабе амбициозна, масштабна и разнообразна. Ее задача – показать архитектуру со всех сторон: через кино, макет, чертеж, инсталляцию, и наконец через произведение, саму Анфиладу, которую выставка раскрывает, интенсифицирует и заставляет работать так, как было с самого начала задумано.
Имена многократного использования
Дублинское бюро Grafton стало лауреатом Притцкеровской премии-2020: это лишь последняя из града наград и других знаков признания, который сыпется на основательниц этой мастерской в последние годы.
Проект «в рубчик»
Бюро FTA Group превратило фабрику по производству вельвета в Шанхае в комплекс офисных и сервисных пространств, сохранив историю места – в общем и в деталях.
Новая версия старого города
Дом на Малой Ордынке, 19 идеально вписался в строй улицы и даже как будто выправил ее, задал новый тон – фактуры, блеска, «солнечного» тепла и одновременно сдержанной гармонии всех этих необходимых составляющих архитектуры дорогого современного дома.
Горки Дружбы
Детская площадка дома на Малой Ордынке, 19, подается и авторами, и девелопером как произведение с отдельной ценностью. Она, действительно, насыщена: как функциями, так и пространством, и пластикой.
Гай Имз: «У Альметьевска есть возможность стать аналогом...
Международный куратор конкурса на мастер-план Альметьевска, глава совета по экостроительству, на примерах рассказывает о перспективах конкурса и города, а также о состоянии и возможностях движения по охране среды в России.
Проектируя себя
В марте в МАРШ стартуют два интенсива, которые помогут архитекторам выстроить бизнес-стратегию, а также найти и сформулировать миссию. Подробности от куратора курса.
Огород на крыше
В центре Оберхаузена на западе Германии бюро Kuehn Malvezzi построило здание центра занятости с теплицей на крыше: там муниципалитет выращивает салат, зелень и клубнику, а институт Фраунгофера – исследует «закольцованные» производственные системы.