Десять капелл Ватикана

Самую большую и впечатляющую экспозицию биеннале архитектуры построил Ватикан. Проект Нормана Фостера получил кардинальскую награду.

author pht

Автор текста:
Юлия Тарабарина

mainImg
Десять капелл в парке Центра Витторе Бранка на краю острова Сан Джорджо Маджоре рядом с «Зеленым тератром», составляют павильон страны Ватикан – папского Святого Престола, который впервые участвует в биеннале архитектуры, хотя опытом участия в венецианских биеннале искусства, в 2013 и 2015 годах, располагает. Комиссар павильона – кардинал Джанфранко Раваси, куратор – профессор Франческо Даль Ко, историк и издатель журнала Casabella, пригласили 10 архитекторов, нарочно из разных стран и разной степени «звездности», начиная с Нормана Фостера и Эдуардо Соуто де Моура, и объединили каждого с компанией-производителем – архитекторы и производители отмечены в экспликациях как соавторы.

Куратор предложил всем участникам прототип – капеллу Skogskapellet на южном стокгольмском кладбище Woodland, построенную Эриком Гуннаром Асплундом и Сигурдом Леверенцем в 1918-1920 годах. В 1915 Асплунд выиграл конкурс, затем ему сказали, что каменную капеллу строить очень дорого, после чего, вдохновившись ландшафтом датского острова Мён, он построил деревянную капеллу, которую сам считал чем-то средним между капеллой и хижиной. Впрочем итальянский след в архитектуре Асплунда тоже есть, в Италии он был, – уточняет Даль Ко.



Павильон памяти Гуннара Асплунда. MAP studio Франческо Маньяни и Трауди Пельцель. Фотография: Юлия Тарабарина, Архи.ру
Макет Woodland Chapel. Павильон памяти Гуннара Асплунда. MAP studio Франческо Маньяни и Трауди Пельцель. Фотография: Юлия Тарабарина, Архи.ру

Так что к десяти капеллам добавился одиннадцатый павильон-привратник, он встречает входящих и объясняет все про Асплунда и капеллу-прообраз. Авторы – архитекторы венецианской MAP studio Франческо Маньяни и Трауди Пельцель.
Павильон памяти Гуннара Асплунда. MAP studio Франческо Маньяни и Трауди Пельцель. Фотография: Юлия Тарабарина, Архи.ру
Павильон памяти Гуннара Асплунда. MAP studio Франческо Маньяни и Трауди Пельцель. Фотография: Юлия Тарабарина, Архи.ру
Павильон памяти Гуннара Асплунда. MAP studio Франческо Маньяни и Трауди Пельцель. Фотография: Юлия Тарабарина, Архи.ру


Асплунд считал сутью капеллы «понимание, встречи, медиацию, приветствие», – это определение было предложено всем десяти участникам как ключевая тема. Кроме того, в Швеции сосновый лес, и в Венеции тоже. Все пространство трактуется как «составной, распределенный павильон», – проект, состоящий из многих капелл, но все же цельный. Еще капеллы объединяет обязательное наличие алтаря и кафедры. В остальном они разные, нарочно выбраны столь разные авторы, включая японца Туринобу Фуджимори, среди архитекторов есть даже неверующие. Различие архитектурного языка, конструктивных экспериментов и широкая география стран, от Австралии до Южной Америки, призваны отразить универсальный – а значит «католический», – характер Церкви, говорится в пресс-релизе Ватикана. Там же говорится, что путешествие между капеллами – вид паломничества. От себя добавим, и путешествие на остров к капеллам тоже не него похоже, из суеты выставки в тишину.
 

Норман Фостер
Кресты, погруженные в самонапряженную структуру / Crosses morphed into a Tensegrity Structure
Tecno, Terma, Maeg
Норман Фостер / Tecno, Terma, Maeg. Фотография: Юлия Тарабарина, Архи.ру

Похожа одновременно на тихоокеанскую хижину, только большую, из скрученных болтами досок, и на корабль с металлическими мачтами, базиликальный неф – так что объединяет сразу три традиции. Укрыться от дождя в ней невозможно, а солнце оставляет частые полоски; но и небо видно, а решетчатая апсида смотрит на лагуну. В капелле Фостера, единственной, важен путь, проход, она нанизана на деревянную дорожку.

На церемонии открытия капелла Фостера была отмечена «папской милостью» (papal dispensation), своего рода почетным дипломом.
Норман Фостер / Tecno, Terma, Maeg. Фотография: Юлия Тарабарина, Архи.ру
Норман Фостер / Tecno, Terma, Maeg. Фотография: Юлия Тарабарина, Архи.ру
Норман Фостер / Tecno, Terma, Maeg. Фотография: Юлия Тарабарина, Архи.ру

 

Эдуардо Соуто де Моура
Нет, это не... / No, it's not... 
Laboratorio Morseleto

Эдуардо Соуто де Моура No, it′s not... / Нет, это не... Фотография: Юлия Тарабарина, Архи.ру

Испанский минимализм. Желтый вичентинский известняк разной степени шершавости, крест прорезан тонкими линиями в стене, но на полу при входе римскими цифрами с засечками вырезана дата – MMXVIII, и если бы год не был нынешним, можно было бы представить себе, что это часовня лангобардов на руинах империи. Обычный прием, уже классический. По словам автора, великого португальского архитектора, это не капелла, не святилище и не гробница, а лишь пространство между четырьмя стенами, хотя центральный камень может быть алтарем. В объем включено дерево, на входе.
Эдуардо Соуто де Моура No, it′s not... / Нет, это не... Фотография: Юлия Тарабарина, Архи.ру
Эдуардо Соуто де Моура No, it′s not... / Нет, это не... Фотография: Юлия Тарабарина, Архи.ру
Эдуардо Соуто де Моура No, it′s not... / Нет, это не... Фотография: Юлия Тарабарина, Архи.ру
Эдуардо Соуто де Моура No, it′s not... / Нет, это не... Фотография: Юлия Тарабарина, Архи.ру

 

Рикардо Флорес и Ева Пратс
Утренняя капелла / The Morning Chapel
Рикардо Флорес и Ева Пратс Утренняя капелла / The Morning Chapel. Фотография: Юлия Тарабарина, Архи.ру

Самая постмодернистская, напоминает Марио Ботта – видимо потому, что терракотовая и с круглыми окнами. Родной город архитекторов – Барселона, что остро чувствуется.

Рядом длинная кирпичная скамейка, а войти внутрь можно условно: капелла как будто разрезана пополам, чем несколько напоминает автобусную остановку. Между тем она самая средиземноморская из всех. В арке два круглых окна, одно большое «ренессансное» в тимпане, оно смотрит на восток, первый утренний луч солнца проходит через него. Другое окно – в щеке арки, обращено к югу. В стене, примыкающей к аркам, прорезана «дверь в лес».
Рикардо Флорес и Ева Пратс Утренняя капелла / The Morning Chapel. Фотография: Юлия Тарабарина, Архи.ру
Рикардо Флорес и Ева Пратс Утренняя капелла / The Morning Chapel. Фотография: Юлия Тарабарина, Архи.ру
Рикардо Флорес и Ева Пратс Утренняя капелла / The Morning Chapel. Фотография: Юлия Тарабарина, Архи.ру
Рикардо Флорес и Ева Пратс Утренняя капелла / The Morning Chapel. Фотография: Юлия Тарабарина, Архи.ру

 

Смильян Радич
Капелла как придорожная гробница / A chapel as a roadside shrine
Moretti & Saint-Gobain Italia
Смильян Радич. Капелла как придорожная гробница / A chapel as a roadside shrine. Фотография: Юлия Тарабарина, Архи.ру

Чилийский архитектор родом из Сербии, автор павильона Серпентайн 2014 года в виде гигантской гальки, построил серый цилиндр из изготовленного на заводе железобетона, под стеклянным потолком на железных ножках. Внутри глубокая дырчатая фактура опалубки на стенах и полу, крест – из кривого деревянного ствола, несущего металлический двутавр. Название заставляет вспомнить наши, российские придорожные кресты на местах аварий и древние каменные гробницы Малой Азии.
Смильян Радич. Капелла как придорожная гробница / A chapel as a roadside shrine. Фотография: Юлия Тарабарина, Архи.ру
Смильян Радич. Капелла как придорожная гробница / A chapel as a roadside shrine. Фотография: Юлия Тарабарина, Архи.ру
Смильян Радич. Капелла как придорожная гробница / A chapel as a roadside shrine. Фотография: Юлия Тарабарина, Архи.ру
Смильян Радич. Капелла как придорожная гробница / A chapel as a roadside shrine. Фотография: Юлия Тарабарина, Архи.ру
Смильян Радич. Капелла как придорожная гробница / A chapel as a roadside shrine. Фотография: Юлия Тарабарина, Архи.ру


  
Хавьер Корвалан
Кочевая капелла / Nomadic Chapel
Simeon
Хавьер Корвалан Кочевая капелла / Nomadic Chapel. Фотография: Юлия Тарабарина, Архи.ру

Большой деревянный диск, поставленный под углом на железных ногах и несет на верхней точке странный какой-то объемный шестиконечный крест, больше похожий на символ трехмерного пространства. Все вместе кажется кораблем УФО.
Хавьер Корвалан Кочевая капелла / Nomadic Chapel. Фотография: Юлия Тарабарина, Архи.ру
Хавьер Корвалан Кочевая капелла / Nomadic Chapel. Фотография: Юлия Тарабарина, Архи.ру

 

Франческо Челлини
Не проект; размышление / Not a project; a reflexion
Panariagroup
Франческо Челлини. Не проект; размышление / Not a project; a reflexion. Фотография: Юлия Тарабарина, Архи.ру

Тоже капелла-отверстие, только металлическое и прямоугольное. Его пересекает поперечная «стойка» с металлической же скульптурой книги. Скамейки – по краям. Аллюзии с рамой в пространстве и игра простых объемов очевидны.
Франческо Челлини. Не проект; размышление / Not a project; a reflexion. Фотография: Юлия Тарабарина, Архи.ру
Франческо Челлини. Не проект; размышление / Not a project; a reflexion. Фотография: Юлия Тарабарина, Архи.ру

 

Карла Хуакаба
Скамейка и крест / A bench and cross
Secco Systemi

Карла Хуакаба. Скамейка и крест / A bench and cross. Фотография: Юлия Тарабарина, Архи.ру

Капелла бразильского архитектора – скамейка, о чем сообщают надписи вокруг на столиках; обычно их используют для запретов, а тут – садитесь, пожалуйста, то скамейка. Основание металлического креста лежит, как шпала, на бетонных балках, а затем поднимается вверх гигантской перекладиной. Из-за того, что металл полированный, издали креста почти не видно.
Карла Хуакаба. Скамейка и крест / A bench and cross. Фотография: Юлия Тарабарина, Архи.ру
Карла Хуакаба. Скамейка и крест / A bench and cross. Фотография: Юлия Тарабарина, Архи.ру
Карла Хуакаба. Скамейка и крест / A bench and cross. Фотография: Юлия Тарабарина, Архи.ру

 

Шон Годсел
Перемещаемая капелла / Relocatable Chapel
Maeg & Zintek & Nice
Шон Годсел Перемещаемая капелла / Relocatable Chapel. Фотография: Юлия Тарабарина, Архи.ру

Промышленного вида труба квадратного сечения внизу раскрывается на гидравлическом приводе. Снаружи серая, внутри желтая, под трубой алюминиевый же алтарь. Вроде бы башня над средокрестием, и между тем больше все же труба. Но проект красивый и привлекательный – хотя бы тем, что притягивает подойти и взглянуть вверх.
Шон Годсел Перемещаемая капелла / Relocatable Chapel. Фотография: Юлия Тарабарина, Архи.ру
Шон Годсел Перемещаемая капелла / Relocatable Chapel. Фотография: Юлия Тарабарина, Архи.ру
Шон Годсел Перемещаемая капелла / Relocatable Chapel
Шон Годсел Перемещаемая капелла / Relocatable Chapel. Фотография: Юлия Тарабарина, Архи.ру

 

Эндрю Берман 
Точная форма неизвестного происхождения / A precise form of anonymous origin
Moretti and Terna

Эндрю Берман Точная форма неизвестного происхождения / A precise form of anonymous origin. Фотография: Юлия Тарабарина, Архи.ру

Треугольная; вход преграждает черная стена, внутри очень простой алтарь и пюпитр из светлого дерева.
Эндрю Берман Точная форма неизвестного происхождения / A precise form of anonymous origin. Фотография: Юлия Тарабарина, Архи.ру
Эндрю Берман Точная форма неизвестного происхождения / A precise form of anonymous origin. Фотография: Юлия Тарабарина, Архи.ру

 

Теринобу Фуджимори
Капелла Креста / Cross Chapel
LingoAlp & Barth Interni

Теринобу Фуджимори Капелла Креста / Cross Chapel. Фотография: Юлия Тарабарина, Архи.ру

В капелле японского архитектора больше всего традиционного, поначалу она похожа на домик в лесу или же «просто капеллу», что сближает ее со стокгольмским прообразом. Портик из кривых необработанных стволов, черный цвет; узкая щель входа позволяет снаружи увидеть золотистый крест на стене внутри, символизирующий Крест Вознесения Христова. Протиснувшись через щель, попадаем в, пожалуй, очень традиционную капеллу с деревянными скамейками и белыми стенами. Аура черных блесток не стене тоже, видимо, символизирует разгоняющее тьму сияние мандорлы Вознесения.
Теринобу Фуджимори Капелла Креста / Cross Chapel. Фотография: Юлия Тарабарина, Архи.ру
Теринобу Фуджимори Капелла Креста / Cross Chapel. Фотография: Юлия Тарабарина, Архи.ру
Теринобу Фуджимори Капелла Креста / Cross Chapel. Фотография: Юлия Тарабарина, Архи.ру


28 Мая 2018

author pht

Автор текста:

Юлия Тарабарина
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Тонкие и белые
Стальные ламели арены Match Point выполнены на высокотехнологичном производстве компании GRADAS.
Юбилей VitraHaus: 2010 – 2020
VitraHaus, который задумывался как шоу-рум для домашней коллекции Vitra, служит примером архитектурного разнообразия, отличающего кампус бренда в Вайле-на-Рейне. Эффектное здание, спроектированное архитектурным бюро из Базеля Herzog & de Meuron, одновременно является выставочной площадкой, экспериментальной лабораторией и флагманом швейцарского производителя мебели. По случаю десятой годовщины здания Vitra представляет совершенно новый интерьер VitraHaus, который объединяет в себе накопленный опыт, идеи и тенденции, которые определяли и продолжают задавать тон в индустрии дизайна с 2010-х по 2020-е годы.
Хрустальные колонны
Разбираемся в технических и технологических аспектах изготовления и монтажа стеклянных колонн дома «Кутузовский XII» – архитектурного решения, удивительного для прохожих, но во многом также и для профессионалов. Колонны можно мыть и менять лампочки.
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Сейчас на главной
Фриланс у реки
Коворкинг по проекту бюро «Евгений Герасимов и партнеры» завершает ансамбль Аптекарской набережной и предлагает комфортное рабочее пространство с видом на Большую Невку. В числе прочего показываем рабочие эскизы, которые помогли найти броскую форму, соответствующую духу места.
ЯГТУ 2020: «Если бы горы могли говорить»
Выпускные работы кафедры Архитектуры Ярославского государственного технического университета: регенерация альплагерей Грузии и традиционной сванской деревни, Музей хрусталя, а также горное укрытие, созданное при помощи алгоритмического проектирования.
Цельная оболочка
На острове Хайнань, на берегу Южно-Китайского моря строится павильон-библиотека по проекту пекинского бюро MAD.
Квартальный подход
Квартал актуальная тема, и архитекторы бюро Кашириных трактуют частный дом, состоящий из нескольких объемов на небольшой территории, как квартал с внутренним двором. И даже сопоставляют свой дом – типологически загородный, – с городской застройкой в микромасштабе.
Ганзейский молл
Торговый центр для малого города, в котором главным «якорем» выступает не сетевой арендатор, а зеленая кровля и «пряничные» фасады.
По принципам каллиграфии
Художественная галерея в уезде Шуян посвящена традиционно развитому там искусству каллиграфии. Авторы проекта – Архитектурный проектно-исследовательский институт Чжэцзянского университета.
Дизайн вычитания
Новый флагманский магазин Uniqlo Tokyo по проекту Herzog & de Meuron – реконструкция торгового центра 1980-х, где из-под навесных потолков и декора извлечена его элегантная бетонная конструкция.
Архсовет Москвы-67
Проект реконструкции советского здания АТС в начале Нового Арбата под гостиницу – от ТПО «Резерв», и жилой комплекс на Шелепихинской набережной – от АБ «Остоженка», были поддержаны архсоветом Москвы 5 августа.
Градсовет удаленно 5.08.2020
Члены градсовета нашли голландский проект центра сказок Пушкина оскорбительным, а высотный жилой массив без лоджий и балконов – отвечающим запросам времени.
Летящий
Проект кампуса High Park университета ИТМО, который в Петербурге запланирован как аналог московского Сколково, разработанный «Студией 44», очень масштабен и пассионарен. Его ядро – учебный центр, трактован как авангардная композиция на тему города с улицами и campo с ратушной башней, парк напоминает о лучах главных улиц Петербурга, а если посмотреть сверху, то весь комплекс похож на материнскую плату в четерьмя, как минимум, процессорами. В конструкции учебного корпуса обнаруживается даже воспоминание об СКК. В проекте много смыслов, аллюзий, и все они объединены пластической энергетикой, которой позавидовал бы адронный коллайдер.
Эффект диафрагмы
Для жилого комплекса в Пушкино бюро «Крупный план» придумало фасады, регулирующие поток света при помощи геометрии стены.
Лужайка взлетает
Так как онкологический центр Мэгги занял последний кусочек газона в больнице Лидса, его архитекторы Heatherwick Studio превратили крышу своего здания в роскошный сад: как будто прежняя лужайка поднялась над землей.
СПбГАСУ-2020. Часть II
Пять выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Константина Самоловова и Константина Трофимова: wow-эффекты для «Тучкова буяна», подробная программа для арт-кластера, остроумное приспособление руин, а также взгляд с Луны на нижегородскую Стрелку.
Летающий форум
Архитекторы MVRDV выиграли конкурс на мастерплан района в центре Карлсруэ: градостроительную ось дворца XVIII века замкнет «летающий» общественный форум с садом на крыше.
СПбГАСУ-2020. Часть I.
Семь выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Ирины Школьниковой и Дениса Романова: геймдев-студия и модный кластер на фабрике «Красное знамя», возобновляемые источники энергии для Крыма, а также альтернативный «Тучков буян» и экологичное пространство на месте заброшенного манежа в Пушкине.
Алюминиевые лепестки
Олимпийский и паралимпийский музей США в Колорадо-Спрингс по проекту Diller Scofidio + Renfro равно рассчитан на посетителей с любыми физическими возможностями.
Комфортный город в себе
Казалось бы, такое невозможно среди человейников, неритмично чередующихся со старыми дачами. И между тем жилой комплекс на территории бизнес-парка Comcity предлагает именно комфортную среду среднего города: не слишком высокую и умеренно-приватную, как вариант идеала современной урбанистики.
Форум на холме
Недалеко от Штутгарта по проекту бюро Дэвида Чипперфильда полностью завершен культурный центр Carmen Würth Forum: теперь там открылись музей и конференц-центр.
Градсовет удаленно 24.07.2020
В Петербурге обсудили торгово-офисный комплекс для одного из самых плотных районов города: с супрематическими фасадами, системой террас и головокружительными парковками.
Критика единомышленников
Foster + Partners, одни из инициаторов-подписантов экологического архитектурного манифеста Architects Declare, подверглись критике за два недавних проекта «курортных» аэропортов для Саудовской Аравии, так как авиасообщение считается самым разрушительным для окружающей среды видом транспорта.
Архитектура в объективе: 14 фотографов
Мы собирали эту коллекцию два месяца: о начале увлечения архитектурой как предметом фотографирования, об историях профессиональной карьеры и о недавних проектах, о пользе сетей для поиска заказчиков – но и о традиционном отношении к фотографии. Российские архитектурные фотографы рассказывают о себе и делятся опытом. Всё это в контексте обзора instagram-аккаунтов, но не ограничиваясь им.
Городок у старой казармы
Бюро melix воссоздает атмосферу старого Оренбурга в проекте жилого комплекса у Михайловских казарм – важного городского памятника, пришедшего в упадок. Проект победил в конкурсе, проведенном городской администрацией и теперь ищет инвестора.
Мозаика этажей
Жилой комплекс Etaget по проекту архитекторов Kjellander Sjöberg встроен в сложившуюся застройку центральной части Стокгольма, имитируя «город в городе».
Градсовет удаленно 17.07.2020
Щедрый на критику, рефлексию и решения градсовет, на котором обсуждался картельный сговор, потакание девелоперу и несовершенство законодательства.
Второе дыхание «революционного движения профсоюзов»
Архитекторы KCAP и Cityförster представили проект реконструкции в Братиславе конгресс-центра Дома профсоюзов и прилегающей территории: они планируют вернуть жизнь на историческую площадь, в начале 1980-х превращенную в позднемодернистский «плац» с транспортной развязкой.
Движение по краю
ЖК «Лица» на Ходынском поле – один из новых масштабных домов, дополнивший застройку вокруг Ходынского поля. Он умело работает с масштабом, подчиняя его силуэту и паттерну; творчески интерпретирует сочетание сложного участка с объемным метражом; упаковывает целый ряд функций в одном объеме, так что дом становится аналогом города. И еще он похож на семейство, защищающее самое дорогое – детей во дворе, от всего на свете.
Старые стены
Восьмиэтажный кирпичный склад на чугунном каркасе в Манчестере превращен архитекторами Archer Humphryes в самый большой британский апарт-отель.
Агент визуальной устойчивости
Сравнительно небольшой дом на границе фабрики «Большевик» сочетает два противоположных качества: дорогие материалы и декоративизм ар-деко и крупную, несколько даже брутальную сетку фасадов с акцентом на пластинчатом аттике.
Деревянный треугольник
У вокзала в Ассене на севере Нидерландов нет главного фасада: он соединяет части города, а не разделяет их. Авторы проекта – бюро Powerhouse Company и De Zwarte Hond.
Пресса: Рейтинг экспертов в сфере урбанистики
Центр политической конъюнктуры (ЦПК) по заказу Экспертного института социальных исследований (ЭИСИ) составил первый публичный рейтинг экспертов. Представляем вашему вниманию Топ-50 наиболее авторитетных и влиятельных экспертов в сфере урбанистики.
Новый двор
Термы, руины и городской лабиринт – предложения для Никольских рядов, разработанные в рамках форсайта, организованного журналом «Проект Балтия».
Белая площадь
Площадь Единства в центре Каунаса из парадной территории превратилась согласно проекту бюро 3deluxe во многофункциональное пространство, рассчитанное на самых разных горожан, от любителей скейтбординга до родителей с маленькими детьми.
Долгосрочная устойчивость
Архитекторы MVRDV представили проект реконструкции своей знаменитой постройки – павильона Нидерландов на Экспо в Ганновере, пустовавшего 20 лет.
Введение в параметрику
В нашей подборке: вдохновляющие ресурсы, книги, курсы и люди, которые помогут познакомиться с алгоритмической архитектурой и проектированием.
Наследие модернизма: Artek и ресторан Savoy
Ресторан Savoy в Хельсинки с интерьерами авторства Алвара и Айно Аалто вновь открыл свои двери после тщательной реставрации и реконструкции. Savoy был обновлен лондонской студией Studioilse в сотрудничестве с финским мебельным брендом Artek, Городским музеем Хельсинки и Фондом Алвара Аалто.