English version

Террасы Хрустального мыса

Концепция музейно-образовательного и мемориального комплекса в Севастополе, предложенная Никитой Явейном, избегает прямолинейных акцентов и пафоса, интерпретируя историю места и специфику ландшафта, соединяя общественное пространство обитаемой лестницы и амфитеатров с монументальным монументом.

Юлия Тарабарина

Автор текста:
Юлия Тарабарина

23 Декабря 2019
mainImg
Мастерская:
Студия 44 http://www.studio44.ru
Проект:
Культурно-образовательный комплекс и музей Славы Севастополя
Севастополь, Мыс Хрустальный, Капитанская ул. 1

Авторский коллектив:
Н. И. Явейн, А. П. Яр-Скрябин, А. В. Соловьев, М. В. Фомина,
при участии Е. А. Криштопчик, В. И. Бурмистровой, А. И. Амелькович, Е. А. Новосадюка

12.2018 — 1.2019

Фонд «Национальное культурное наследие»
Замысел мемориального комплекса в честь защитников Севастополя 1941-1942 на мысе Хрустальном относится в началу 1970-х годов, история его воплощения длилась лет примерно сорок, к ней возвращались в середине 2000-х, но продвинуться удалось лишь до сооружения двух советских монументов: стелы «Штык и парус» в честь присуждения городу звания героя (1977) и скульптуры «Солдат и матрос» (1981-2007). Здания начали проектировать и даже заложили фундамент, но не завершили. Новый период проектирования начался в 2017 году – на том же месте, на территории 54 военного завода было решено строить вначале помимо мемориального комплекса театр оперы и балета: некоторое время бурно обсуждался проект авторства Coop Himmelb(l)au, но Вольф Прикс публично отказался от него в начале 2019 года. Приблизительно в то же время, в начале текущего года, руководящий замыслами фонд «Национальное культурное наследие» заказал еще два проекта, уже не оперно-театрального комплекса, а в большей степени музейного, состоящего из двух частей: мемориала Славы Севастополя, к западу от скульптуры Матрос и солдат, и музейно-образовательного комплекса, на большем участке южнее, за Капитанской улицей. Позднее, летом появился еще один проект, затем произошли изменения в составе строителей, и сейчас планы более чем неопределенны (в отличие от двух подобных музейно-образовательных комплексов федерального значения, в Калининграде и Владивостоке). Как будет развиваться дальнейшее проектирование комплекса в Севастополе, неизвестно.

Проект архитекторов «Студии 44» – один из предложенных в начале 2019 года. Их приглашение неудивительно: достаточно вспомнить, что в портфолио компании такие известные проекты федерального значения, как реконструкция здания Генерального штаба для коллекции Эрмитажа или школа «Сириус» в Сочи – достаточно много примеров как музеев, так и образовательных учреждений от школы до университета. Авторы, с одной стороны, вложили в концепцию свои знания о специфике функциональной типологии комплекса, – а, с другой стороны, отразили в ней сумму представлений о «классическом» крымском приморском пейзаже, отчасти возродив образы со старых картин, к примеру, пейзаже Артиллерийской бухты, изображенной в середине XIX века Карло Боссоли, который архитекторы избрали в качестве заставки к проекту.
zooming
Карло Боссоли. Севастополь Вид с северной стороны города. 1850-е
Заставка к проекту «Студии 44»
Общественное достояние

Такой подход наделяет проект музея лирической деликатностью, что резко контрастирует с принятым в последние десятилетия вектором «естественного» развития видов Артиллерийской бухты от обелисково-мемориального к отельно-турецкому (последний особенно ярко представлен жилыми комплексами Cristal beach и «Мыс хрустальный» на самом берегу).



Проект Никиты Явейна разворачивал эту экстенсивную тенденцию на 90 градусов, к поиску градостроительной идентичности, – что, пожалуй, было бы хорошо.

Никита Явейн, «Студия 44»:

«Для нас были важны прообразы крымских императорских резиденций XIX века: Ливадийского дворца и дворца в Ореадне. В них, как нам кажется, правильно поймано ощущение южной архитектуры, характерное для горного Крыма: зданий-террас, которые стелются по горе, следуют за ней, формируют мосты, пешеходные и пространственные связи. Где важную роль играют лестницы – вспомним не только знаменитую одесскую лестницу, но и множество других. Наш музейно-образовательный центр не стремится выйти к морю, сосредотачиваясь на горе, и не прирастает новыми вертикалями, – мы решили, что вертикалей здесь достаточно. В нем важнее террасы и лестницы».


Часть террас уже существует на территории, поскольку она расположена на холме с перепадом высот порядка 15 м, спускающемся к морю. Архитекторы сохраняют подпорные стенки, дополняя их новыми, а также мегаступенями лаконичных объемов высотой не больше 2 этажей. Каждому отведена своя функция, и конгломерат не только выглядит, но и «работает» как город, где у каждого из зданий, плотно слепленных между собой – своя задача и свой размер, обусловленный как функцией, так и рельефом. На эксплуатируемых кровлях задуманы террасные сады, то есть «город» – в какой-то степени еще и парк на горе.
Музейно-образовательный комплекс и музей славы Севастополя
© Студия 44

Сходство с городом, растущим исторически и постепенно, были призваны поддержать два исторических здания казарм форта Меншикова: проект предусматривал их сохранение, как и сохранение остатков амбразурной стены. В течение прошедшего года здания каким-то образом успели, к сожалению, снести.
Историко-культурные изыскания
© Студия 44

Но проект, подчеркнем, предусматривал именно сохранение исторических построек, на визуализациях их кровли – вальмовые, четырехскатные, притом что кровли всех остальных объемов комплекса – плоские. Проект и в целом довольно ощутимо связан с историей места. А история, конечно же, военная, берег Севастополя с давних времен в значительной мере состоял из укреплений, остатки многих из них целы, и прямо скажем хотелось бы, чтобы они пережили наше время… Помимо Меншиковского форта с другой стороны, на берегу здесь расположены остатки Седьмой батареи с каменным бруствером и закопанной в землю емкостью арсенала – архитекторы предлагают провести в этом месте археологические раскопки, музеефицировать найденные остатки и связать их с музейно-образовательным комплексом, обустроив еще один вход со стороны моря. Таким образом комплекс музея оказывается похожим на южный приморский город, выросший при старых укреплениях, за ними и на них, освоивший остатки оборонительных сооружений – что-то подобное «вмененному» сюжету, прием популярный в наше время; и хотя укрепления вовсе не средневековые, – по меткому выражению Никиты Явейна, «Севастополь город многократно разрушенный», – образ получается похожим на какой-нибудь греческий городок на венецианских бастионах посреди Средиземного моря. Культура ведь одна, Севастополь известная колония древних греков, а на рассматриваемом участке имеется даже небольшой фрагмент виноградников древнего Херсонеса, хотя центр античного города расположен далеко.
Музейно-образовательный комплекс и музей славы Севастополя
© Студия 44

И между тем, несмотря на все переклички аллюзий и силуэтов, архитекторы далеки от попытки создать муляж старого приморского города. В том, чтобы достичь необходимой меры абстрагирования, им помогает не только собственный взгляд на вещи, не лишенный мегалитической обобщенности, но и тема авангарда, происходящая из задания. Планируется (или планировалось? сложно сказать), что одним из «якорных» операторов музейного комплекса будет раздел XX века Третьяковской галереи, тот самый, с Крымского вала, который хранит «Черный квадрат» и многое другое. Отсюда среди прототипов – малевичевский архитектон и композиция, истолковывающая план комплекса в отчетливо-супрематическом ключе.
Слева: супрематическая композиция на тему проекта; справа: архитектон Казимира Малевича
Примеры «Студии 44»

Авангард становится то ли линзой, то ли котлом, позволяющим «переварить» все античные, средневековые, ренессансные и прочие аллюзии, привести их к единому знаменателю и крайней степени обобщения, не потеряв, что удивительно, всех тем. Хочется вспомнить, расширяя круг, что Корбюзье обосновывал свои плоские кровли, в том числе, ближневосточным городом, похожим на россыпь лаконичных кубиков, антагонистичную «стройному» и выверенному ренессансному городу. Авангард, как и его непосредственные предшественники вообще, как известно, искали вдохновения в лачугах, противоположных гламурным дворцам центра и в примитивах глубокой древности; отчасти и поэтому тема города, лепящегося на холме, восходящая веку к V, если не X, до н.э., так органично «ложится» на примеры авангарда и, в числе прочего, Малевича. Но при всей своей любви к примитиву и народу авангард искусство остро-личное и индивидуалистичное – поэтому его подходы позволяют не слепо следовать массе, а управлять ею. В идеале, конечно.



В данном случае – вполне управляется. Настраивая свои инструменты и прототипы, к слову сказать, с завидной тщательностью перечисленные в альбоме проекта, архитекторы намечают меру: асимметрии / и геометрической предсказуемости, вернакулярности / регулярности, античности / современности. Все это соединено в «архитектоне», но допускает разные трактовки и вызывает, если вдуматься, много эмоций.
Музейно-образовательный комплекс и музей славы Севастополя
© Студия 44

Так, врытый в нижнюю часть склона амфитеатр – здесь выглядит как совершенно античное, неогреческое решение (даже не римское, потому что вторит холму, а не стоит на субструкциях). А соседний объем «зала на 300 мест» композиционно салютует храму Ники Аптерос на Акрополе, который авторы тоже аккуратно включили в состав аналогий, но большое круглое окно сразу же напоминает многие конструктивистские здания, то есть возвращает нас к авангарду. Методом свободных аналогий оно приводит нас к проекту реконструкции ТЭЦ в центре Пскова, разработанного «Студией 44» в 2016; хотя круглое окно, этакая условная сумма ренессанса и авангарда, – вообще один из любимых приемов Никиты Явейна, у него и в мастерской такое окно есть.
Музейно-образовательный комплекс и музей славы Севастополя
© Студия 44

Перед залом с круглым окном амфитеатр закругляется, но с другой стороны, вдоль сквера 300-летия флота, его продолжает еще один, вытянутый по прямой. И если первый смотрит на бухту, то второй – скорее в сторону городского центра и выходящей в эту точку улицы Маяковского, ось которой с разрывом, но все же нацелена на Владимирский собор перед сквером с памятником Ленину. Словом, этот вход, от города – пожалуй главный, и амфитеатр здесь как парадная лестница музея с тем отличием, что на нем можно было бы расположиться для созерцания заката. Ступени обоих амфитеатров прерываются асимметричными вставками объемов, нарушающих (или оживляющих) предсказуемость подъема: как будто они обросли неконтролируемой застройкой, хотя часть параллелепипедов имеет витражные окна: они освещают библиотеку, расположенную за скамейками центрального амфитеатра.
Музейно-образовательный комплекс и музей славы Севастополя
© Студия 44

Левее и южнее между закрытыми темными объемами появляется белый, очень легкий портик перед стеклянным входом и главный вестибюль – собственно это и есть официальный главный вход, по бокам у него, как пропилеи, кафе и музейный магазин. От фойе начинается главная лестница: перекрытая последовательно тремя стеклянными, прозрачно-полосатыми объемами, поднимающимися вверх, к мемориалу, по диагонали. Архитекторы называют эту большую крытую лестницу «обитаемой», отводят ей роль большого музейного фойе и трактуют как главное общественное пространство, соединяющее весь комплекс. Центральный амфитеатр с библиотекой внутри – рядом. Вместе они напоминают лестницу Эрмитажа в Главном штабе, которая тоже служит для отдыха и мероприятий – только тема развилась, получив больше места на склоне.

С другой стороны, полосатое стекло трех скрывающих лестницу объемов акцентирует современность комплекса и несколько облегчает брутальность стен, часто глухих, решенных в образе подпорных стенок и нередко вырастающих из них. Главная лестница – широкая, просторная, вся в солнечных бликах и полосах теней, гипер-пергола. Ее «хрустальная» вставка отлично перекликается с названием мыса Хрустальный.
  • zooming
    1 / 3
    Музейно-образовательный комплекс и музей славы Севастополя
    © Студия 44
  • zooming
    2 / 3
    Музейно-образовательный комплекс и музей славы Севастополя
    © Студия 44
  • zooming
    3 / 3
    Музейно-образовательный комплекс и музей славы Севастополя
    © Студия 44

Вторая главная лестница – напротив, острая и решительная, как игла или шпага, – ведет от южного угла, со стороны центрального рынка города, прямо наверх, к залу Славы Севастополя. В перспективе маячит силуэт стелы Штык и парус.

Это альтернативное направление и другая связь с городом: на образной «авангардной» схеме она – длинная диагональная плашка. Дисциплинированно собранная лестница-диагональ может быть понята как своего рода «аллея славы», подразумевающая концентрированное движение подъема или спуска в отличие от широкого, растекающегося по склону движения основной лестницы – общественного пространства.
  • zooming
    1 / 4
    Музейно-образовательный комплекс и музей славы Севастополя
    © Студия 44
  • zooming
    2 / 4
    Музейно-образовательный комплекс и музей славы Севастополя
    © Студия 44
  • zooming
    3 / 4
    Музейно-образовательный комплекс и музей славы Севастополя
    © Студия 44
  • zooming
    4 / 4
    Музейно-образовательный комплекс и музей славы Севастополя
    © Студия 44

Собственно зал Славы представляет собой лаконичное сооружение, венчающее холм. Циклопически-мегалитическое и в то же время легкое, светлое и не стремящееся ввысь, как подчеркнул выше Никита Явейн, – а спокойно, как данность, пребывающее в пространстве. Четыре крупных пилона, окруженных неощутимым контуром стеклянных стен, несут кровлю-«козырек» со световым проемом посередине – то ли оккулюсом, то ли комплювием; все вместе напоминает гигантскую чашу и в то же время стол.

Зал становится логичным завершением образовательно-музейного центра – его симметрия непринужденно суммирует и уравновешивает конгломерат сооружений на склонах как своего рода главный храм древнего города.
Музейно-образовательный комплекс и музей славы Севастополя
© Студия 44

И в то же время комплекс – своего рода парк. По кровлям объемов можно будет прогуливаться; ряды кипарисов чередуются с пространствами садов, засаженных ими целиком наподобие египетских гипостильных залов. Среда рассчитана на спокойное созерцание.

Антон Яр-Скрябин, «Студия 44»:

«Парк, расстилающийся по естественному склону холма, образован приемами многочисленных амфитеатров и террас, которые созданы для тех, кто желает в тишине насладиться видами на Артбухту и Приморский бульвар, увидеть прекрасные закаты и яркие рассветы. Тишина, обволакивающая парк тяжелой памятью места, негласно присутствует в каждом моменте нахождения там, но она не вступает в спор с легкостью архитектуры и только усиливает впечатление от уже сложившихся доминант мыса Хрустальный».

Парк – важная составляющая проекта, и тот факт, что он не просто приложен где-то с краю, а пронизывает собой комплекс, – с одной стороны, придает ему сходство с ренессансными дворцами, где, бродя по залам и галереям-переходам, невзначай обнаруживаешь сад во дворике на кровле второго, а то и третьего этажа: возьмем к примеру мантуанский дворец Гонзага, не забывая однако, что прообразы ренессансных дворцов – античные, а более поздним воспоминанием о них и были крымские императорские дворцы.
  • zooming
    1 / 11
    Функциональное зонирование
    © Студия 44
  • zooming
    2 / 11
    Объемно-пространственное решение
    © Студия 44
  • zooming
    3 / 11
    Аксонометрический план на отметке 2.250. Музейно-образовательный комплекс и музей славы Севастополя
    © Студия 44
  • zooming
    4 / 11
    Аксонометрический план на отметке 6.750. Музейно-образовательный комплекс и музей славы Севастополя
    © Студия 44
  • zooming
    5 / 11
    Аксонометрический план на отметке 13.00. Музейно-образовательный комплекс и музей славы Севастополя
    © Студия 44
  • zooming
    6 / 11
    Аксонометрический план на отметке 20.00. Музейно-образовательный комплекс и музей славы Севастополя
    © Студия 44
  • zooming
    7 / 11
    Аксонометрический вид музейно-выставочного комплекса
    © Студия 44
  • zooming
    8 / 11
    Сечение 1 Музейно-образовательный комплекс и музей славы Севастополя
    © Студия 44
  • zooming
    9 / 11
    Сечение 2 Музейно-образовательный комплекс и музей славы Севастополя
    © Студия 44
  • zooming
    10 / 11
    Сечение 3 Музейно-образовательный комплекс и музей славы Севастополя
    © Студия 44
  • zooming
    11 / 11
    Сечение 4 Музейно-образовательный комплекс и музей славы Севастополя
    © Студия 44

С другой стороны, парковая, как и общественная, составляющая делает проект актуальным: музей авангарда, вросший в террасный парк на склоне над морем, переплетающий множество функций, откликающихся на совершенно разных посетителей – что может быть современнее. Как хорошо, что контурно-имманентно, но этот вариант современности не забывает о своих корнях. 
Мастерская:
Студия 44 http://www.studio44.ru
Проект:
Культурно-образовательный комплекс и музей Славы Севастополя
Севастополь, Мыс Хрустальный, Капитанская ул. 1

Авторский коллектив:
Н. И. Явейн, А. П. Яр-Скрябин, А. В. Соловьев, М. В. Фомина,
при участии Е. А. Криштопчик, В. И. Бурмистровой, А. И. Амелькович, Е. А. Новосадюка

12.2018 — 1.2019

Фонд «Национальное культурное наследие»

23 Декабря 2019

Юлия Тарабарина

Автор текста:

Юлия Тарабарина
comments powered by HyperComments
Студия 44: другие проекты
Слабые токи: итоги «Золотого сечения»
Вчера в ЦДА наградили лауреатов старейшего столичного архитектурного конкурса, хорошо известного среди профессионалов. Гран-при получили: самая скромная постройка Москвы и самый звучный проект Подмосковья. Рассказываем о победителях и публикуем полный список наград.
Градсовет Петербурга 25.11.2020
Градсовет обсудил жилой квартал по проекту «Студии-44», интегрированный в историческую среду Бумагопрядильной фабрики, а также предложение по символическому восстановлению фабричных труб. Единодушную и высокую оценку работы сопровождали многочисленные сомнения относительно качества будущей жилой среды.
Две школы: о лауреатах «Зодчества» 2020
Главную премию, Хрустальный Дедал, вручили школе Wunderpark Антона Нагавицына, премию Татлин за лучший проект получил кампус ИТМО «Студии 44» Никиты Явейна. Показываем и перечисляем все проекты и постройки, получившие золотые и серебряные знаки, а также дипломы фестиваля Зодчество.
Парк чувств
Проект «Романтического парка Тучков буян» консорциума «Студии 44» и WEST 8, победивший в международном конкурсе, соединяет скульптурную геопластику и деревянные конструкции, разнообразие пространственных характеристик и насыщенную программу, рассчитанную на разнообразную аудиторию, с красивой и сложной пассеистической идеей усадебно-дворцового парка, настроенного на активизацию мыслей и чувств.
Летящий
Проект кампуса High Park университета ИТМО, который в Петербурге запланирован как аналог московского Сколково, разработанный «Студией 44», очень масштабен и пассионарен. Его ядро – учебный центр, трактован как авангардная композиция на тему города с улицами и campo с ратушной башней, парк напоминает о лучах главных улиц Петербурга, а если посмотреть сверху, то весь комплекс похож на материнскую плату в четерьмя, как минимум, процессорами. В конструкции учебного корпуса обнаруживается даже воспоминание об СКК. В проекте много смыслов, аллюзий, и все они объединены пластической энергетикой, которой позавидовал бы адронный коллайдер.
Картинки на карантине
Как российские архитектурные бюро реагируют на карантин? Размышления о будущем, графика, юмор, хорошие фотографии. Собираем пазл из контента Instagram.
Никита Явейн о Главном штабе
Видео-лекция – около часа – о проекте реконструкции восточного крыла Главного штаба, который стал основным сюжетом юбилейной выставки архитекторов «Студии 44», на youtube Государственного Эрмитажа.
Под взглядом ангелов с небес
Юбилейная выставка «Студии 44» в эрмитажном Генштабе амбициозна, масштабна и разнообразна. Ее задача – показать архитектуру со всех сторон: через кино, макет, чертеж, инсталляцию, и наконец через произведение, саму Анфиладу, которую выставка раскрывает, интенсифицирует и заставляет работать так, как было с самого начала задумано.
Третий масштаб
На сложном участке в Одинцовском округе Подмосковья «Студия 44» спроектировала вторую очередь гимназии им. Е.М. Примакова – школу с мощным демократическим пафосом и архитектурой в духе итальянского рационализма.
WAF 2019: в ожидании финала
Говорим c авторами проектов, вышедших в финал премии WAF: об их взгляде на фестиваль, о проектах и вероятных способах презентации.
Поиск стиля
В стремлении найти ответ на давний вопрос о петербургском стиле «Студия 44» соединила контекстуальные аллюзии, современный парафраз северной неоклассики и альтернативный подход к квартальной застройке. Получилось крупно и цельно.
Игорь Явейн. Архитектор транспортных потоков
Олег и Никита Явейны создали сайт про отца – Игоря Явейна: он дает возможность изучить полный архив проектов мастера авангарда, основоположника опередившей свое время теории транспортно-пересадочных узлов, автора книги об архитектуре потоков, актуальной до сих пор.
Театр-город
Вторая очередь Академии танца Бориса Эйфмана выстроена вокруг здания театра, а «крутится» ее пространство вокруг архитектурной сценографии городка-атриума. Получается матрешка: театр в городе, город в театре, и все это школа. Очень эффективный вариант использования пространства.
Как сохранить деревянное: Петербург
«Студия-44» разработала для Санкт-Петербурга Концепцию сохранения памятников деревянной архитектуры. Особенно интересна в ней методика определения ценности зданий, а также параметрическая модель, которая наглядно показывает, что нужно спасать в первую очередь.
Вереница впечатлений
Парк-ожерелье для первой линии намыва Васильевского острова насыщен современными функциями, но обладает регулярной структурой и отсылками к классическим петербургским садам. Проект победил в конкурсе, его планируется реализовать.
Репрезентативная выборка
Семь архитекторов Петербурга – о завершившейся на днях биеннале, защите рынка и открытости, разных поколениях, и о традициях фестиваля, организуемого ОАМ.
Долина знаний
«Студия 44» разработала проект образовательного центра в Сочи, соединив павильонный подход с космическими мотивами, ассоциирующимися с названием центра «Сириус».
Билет на праздник: архитекторы о WAF-2018
В конце ноября прошел очередной фестиваль WAF. На этот раз в Амстердаме. Говорим с восемью российскими участниками, вошедшими в шорт-лист и презентовавшими свои проекты. В том числе и с Никитой Явейном, победителем в номинации Культура-Проект.
Акупунктура городов
На петербургском Культурном форуме архитекторы поговорили о том, какую пользу международные события могут принести городам.
Владимир Фролов: «Стремление к абсолютному комфорту...
В преддверии фестиваля «Зодчество`18» главный редактор журнала «Проект Балтия» Владимир Фролов рассказал о своем кураторском проекте – выставке «Идеал и норма», которую можно будет увидеть в «Манеже» с 19 по 21 ноября
Невидимые города
Какими архитекторы видят идеальные города будущего и что требуется для достижения идеала? Репортаж с выставки «Идеал и норма» и сопровождавшей ее открытие конференции с участием скандинавских архитекторов.
Никита Явейн: «Мы работаем над архитектурой потоков»
Венецианская биеннале длится полгода, до 25 ноября, так что думаю не поздно поговорить и о российском павильоне. Мы выбрали две его экспозиции для более пристального рассмотрения и беседуем с почетным, как оказалось, железнодорожником Никитой Явейном.
WAF: российские проекты
В шорт-лист премии Всемирного фестиваля архитектуры WAF-2018 вошли тринадцать российских проектов от семи архитектурных бюро. Мы поговорили со всеми номинантами о проектах и о том, зачем им фестиваль.
Судьба Апраксина двора
Совет по культурному наследию Петербурга поддержал концепцию реновации «Апраксина двора», разработанную «Студией 44». Она предполагает многофункциональность и пешеходное пространство с заездом из-под земли. И основана на поэтапной тактике работы с многочисленными собственниками.
Похожие статьи
На берегу очень тихой реки
Проект благоустройства территории ЖК NOW в Нагатинской пойме выходит за рамки своих задач и напоминает скорее современный парк: с видовыми точками, набережной, разнообразными по настроению пространствами и продуманными сценариями «от 0 до 80».
Плавная консоль
У здания банка в окрестностях ливанского города Сура нет привычных ограждений, а еще Domaine Public Architects удалось добавить в проект небольшую площадь.
Еще один конструктор
В Мангейме началось строительство жилого комплекса по проекту MVRDV и производителя сборных домов Traumhaus. Он должен дать будущим обитателям максимум разнообразия и кастомизации по доступной цене, что в свою очередь позволит создать там живое сообщество соседей.
Ажурные узоры
Манчестерский Еврейский музей приобрел после реконструкции по проекту Citizens Design Bureau новый корпус с орнаментом на фасаде: он напоминает о культуре сефардов.
Зигзаг фасада
Офисное здание в Майнце защищает новый район на Рейне от шума порта. Авторы проекта – MVRDV и morePlatz.
Стальная живопись
Панели из нержавеющей стали на «Башне» Фрэнка Гери в арт-центре LUMA в Арле задуманы как мазки кисти Ван Гога.
Стеклянное облако
На морском курорте Циньхуандао на северо-востоке Китая строится «Облачный центр» по проекту пекинского бюро MAD.
Путь света
В знаменитый дворец императора Нерона – «Золотой дом» в Риме – теперь ведет новый вход по проекту Stefano Boeri Architetti.
Импортная типология
Комплекс доступного жилья с начальной школой по проекту бюро Henley Halebrown в лондонском районе Хакни основан на «центральноевропейском» типе жилой башни.
Силуэт прошлого
Внутренний двор музея и библиотеки в Цзяшане на востоке Китая напоминает силуэтом традиционную печь для обжига керамики, которыми славился этот город.
Штрихи современности
Открылся после реконструкции музей истории Парижа – Карнавале: в команде проекта архитекторы Snøhetta отвечали за новшества.
Обратная пропорция
В Центре инноваций INES университета чилийской области Био-Био по замыслу архитекторов Pezo von Ellrichshausen пространства для совместной и индивидуальной работы обратно пропорциональны друг другу.
Геометрические игры
В Мохали, городе-спутнике Чандигарха, архитекторы Studio Ardete снабдили офисное здание выразительным фасадом с асимметричными балконами, оставшись в жестких рамках бюджета.
Смена масштабов
AMO, исследовательское подразделение бюро OMA, разработало декорации для показа ювелирной коллекции Bvlgari в миланской Галерее Виктора Эммануила II.
Сотворение мира
К 60-летию первого полета человека в космос в Калуге открыли вторую очередь Государственного музея истории космонавтики, спроектированную воронежским архитектором Василием Исаевым. Музей космонавтики-2, деликатно вписанный в высокий берег реки Оки, дополнил ансамбль с легендарным памятником архитектуры 1960-х авторства Бориса Бархина, могилой Циолковского в парке и ракетой «Восток» на музейной площади. Основоположник космонавтики Циолковский, мифологический покровитель Калуги, стал главным героем новой музейной экспозиции, парящим в невесомости, как Бог-Отец в картинах Тинторетто.
Кирпич и свет
«Комната тишины» по проекту бюро gmp в новом аэропорту Берлин-Бранденбург тех же авторов – попытка создать пространство не только для представителей всех религий, но и для неверующих.
Серебро дерева
Спроектированный Níall McLaughlin Architects деревянный посетительский центр со смотровой башней у замка Даремского епископа напоминает о средневековых постройках у его стен.
Цифровой «валун»
В Эйндховене в аренду сдан дом, напечатанный на 3D-принтере: это первое по-настоящему обитаемое «печатное» строение Европы.
Этюды о стекле
Жилой комплекс недалеко от Павелецкого вокзала как символ стремительного преображения района: композиция с разновысотными башнями, изобретательная проработка витражей и зеленая долина во дворе.
Место сбора
В Лондоне открылся 20-й летний павильон из архитектурной программы галереи «Серпентайн». Проект разработан йоханнесбургской мастерской Counterspace.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Трансформация с умножением
Дворец водных видов спорта в Лужниках – одна из звучных и нетривиальных реконструкций недавних лет, проект, победивший в одном из первых конкурсов, инициированных Сергеем Кузнецовым в роли главного архитектора Москвы. Дворец открылся 2 года назад; приурочиваем рассказ о нем к началу лета, времени купания.
Технологии и материалы
Чувство города
Бизнес-парк «Ростех-Сити» построен на Северо-Западе Москвы. Разновысотная застройка, облицованная затейливой клинкерной плиткой разнообразных миксов Hagemeister, придаёт архитектурному ансамблю гуманный масштаб традиционного города.
Великолепный дизайн каждой детали – Graphisoft выпускает...
Обновления версии отвечают пожеланиям пользователей и обеспечивают значительные улучшения при проектировании, визуализации, создании документации и совместной работе в Archicad, BIMx и BIMcloud, что делает Archicad 25 версией, как никогда прежде ориентированной на пользователя
Стильная сантехника для новой жизни шедевра русского...
Реставрация памятника авангарда – ответственная и трудоемкая задача. Однако не меньший вызов представляет необходимость приспособить экспериментальный жилой дом конца 1920-х годов к современному использованию, сочетая актуальные требования к качеству жизни с лаконичной эстетикой раннего модернизма. В этом авторам проекта реставрации помогла сантехника немецкого бренда Duravit.
Кирпич Terca из Эстонии – доступная европейская эстетика
Эстонский кирпич соединяет в себе местные традиции и высокотехнологичное производство мирового уровня под маркой Wienerberger. Технические преимущества облицовочного кирпича Terca особенно ценны в нашем северном климате – благодаря им фасады не потеряют своих эстетических качеств, а постройки будут долговечными.
Прочные основы декора. Методы Hilti для крепления стеклофибробетона
Методы HILTI позволяют украшать фасад сложными объемными формами, в том числе карнизами, капителями, кронштейнами и узорными панелями из стеклофибробетона, отлично имитируя массивные элементы из натурального камня и штукатурки при сравнительно меньшем весе и стоимости.
Дайте ванной право быть главной!
Mix&Match – простой и понятный инструмент для создания «журнального» дизайна ванной комнаты. Воспользуйтесь концепцией от Cersanit с десятками комбинаций плитки и керамогранита разного формата, цвета и фактуры для трендовых интерьеров в разных стилях. Идеально подобранные миксы гармонично дополнят вашу идею и помогут сократить время на создание проекта.
Современная архитектура управления освещением
В понимании большинства людей управлять освещением – это включать, выключать свет и менять яркость светильников с помощью настенных выключателей или дистанционных пультов. Но управление освещением гораздо глубже и масштабнее, чем вы могли себе представить.
Чистота по-австрийски
Самоочищающаяся штукатурка на силиконовой основе Baumit StarTop – новое поколение штукатурок, сохраняющих фасады чистыми.
Кто самый зеленый
14 небоскребов из разных частей света, которые достраиваются или планируются к реализации: уже не такие высокие, но непременно энергоэффективные и поражающие воображение.
Советы проектировщику: как выбрать плоттер в 2021 году
Совместно с компанией HP, лидером рынка широкоформатной печати, рассматриваем тенденции, новые программные и технические решения и формулируем современные рекомендации архитекторам и проектировщикам, которым требуется выбрать плоттер.
Energy Ice – стекло, прозрачное как лед
Energy Ice – новое мультифункциональное стекло, отличающееся максимальным светопропусканием. Попробуем разобраться, в чем преимущество новинки от компании AGC
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Башня превращается
Совместно с нашими партнерами, компанией «АЛЮТЕХ», начинаем серию обзоров актуальных тенденций высотного строительства. В первой подборке – 11 реализованных высоток со всего мира, демонстрирующих завидную приспособляемость к характерной для нашего времени быстрой смене жизненных стандартов и ценностей.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Сейчас на главной
Старые-новые арки
Напечатанный на 3D-принтере бетонный мост Striatus по проекту Zaha Hadid Architects и специалистов Высшей технической школы ETH Zürich благодаря своей традиционной сводчатой конструкции очень устойчив – в прямом и экологическом смысле.
Арт-трансформер
Art Barn, архив, хранилище работ и рисовальная студия британского скульптора Питера Рэндалла-Пейджа в холмах Девона, способен менять форму в зависимости от текущих нужд, а также сам себя обеспечивает электричеством. Автор проекта – Томас Рэндалл-Пейдж.
Тиана Плотникова: «Наша миссия – разработать user-friendly...
Говорим с основательницей стартапа Uflo – программы, помогающей конвертировать числовые данные в геометрию, о том, что побудило придумать проект, о карьере в крупных зарубежных компаниях и о страхах перед цифровыми технологиями
Связь с прошлым и будущим
Нидерландские мастерские Benthem Crouwel и West 8 выиграли конкурс на проект нового вокзала в Брно: этот архитектурный конкурс стал крупнейшим в истории Чехии.
Авторский надзор: мытьем да катаньем
Разговор на АрхПароходе 2021 со Стасом Горшуновым: о том, как ему удается добиваться качественной реализации проектов, какие проблемы приходится решать, когда жертвовать гонораром, а когда идти на компромиссы.
Образ прощания
Объект MAMA самарских архитекторов Дмитрия и Марии Храмовых стал единственным российским победителем конкурса фестиваля ландшафтных объектов SMACH2021, который проводится на северо-востоке Италии в Доломитовых Альпах.
Новое качество Личного
В Никола-Ленивце Калужской области в эти выходные проходит фестиваль Архстояние с темой «Личное». Главной постройкой фестиваля стал дом «Русское идеальное», спроектированный Сергеем Кузнецовым и реализованный компанией КРОСТ в короткие сроки. Рассматриваем дом и новые объекты Архстояния 2021.
«Место для всех»
Победителем международного конкурса на разработку концепции Приморской набережной в Сочи стал консорциум во главе с UNStudio.
Пресса: "Непостижимое решение". ЮНЕСКО отобрало у Ливерпуля...
ЮНЕСКО решило исключить Ливерпуль из своего Списка всемирного наследия, поскольку городские власти ведут активное строительство в районе доков и порта - архитектурного ансамбля, которое агентство ООН считало важнейшим памятником. В Ливерпуле такое решение называют "непостижимым" и надеются на его пересмотр.
Главный манифест конструктивизма
В Strelka Press выпущена основополагающая для отечественного авангарда книга Моисея Гинзбурга «Стиль и эпоха. Проблемы современной архитектуры» (1924): это совместный издательский проект Института «Стрелка» и Музея «Гараж». Публикуем главу «Конструкция и форма в архитектуре. Конструктивизм».
На берегу очень тихой реки
Проект благоустройства территории ЖК NOW в Нагатинской пойме выходит за рамки своих задач и напоминает скорее современный парк: с видовыми точками, набережной, разнообразными по настроению пространствами и продуманными сценариями «от 0 до 80».
Труд как добродетель
Вышла книга Леонтия Бенуа «Заметки о труде и о современной производительности вообще». Основная часть книги – дневниковые записи знаменитого петербургского архитектора Серебряного века, в которых автор без оглядки на коллег и заказчиков критикует современный ему архитектурно-строительный процесс. Написано – ну прямо как если бы сегодня. Книга – первое издание серии «Библиотека Диогена», затеянной главным редактором журнала «Проект Балтия» Владимиром Фроловым.
Стилисты села
Дизайн-код как способ привести небольшое поселение в порядок к юбилею или крупному событию: борьба с визуальным мусором, поиск духа места и унификация городских элементов.
Диалоги об образовании и карьере
Империалистический заказ и равнодушие к форме, необходимость доучить бывших студентов за свои деньги и скука формального обучения – дискуссия об архитектурном образовании на недавнем Архпароходе, как и многие разговоры на эту тему, местами была отмечена грустью, но не безнадежна и по-своему интересна. Публикуем выдержки из разговора, собранные одним из участников, архитектором и преподавателем Евгенией Репиной.
Плавная консоль
У здания банка в окрестностях ливанского города Сура нет привычных ограждений, а еще Domaine Public Architects удалось добавить в проект небольшую площадь.
Туман над Янцзы
В сети обсуждают новую ленд-арт-инсталляцию Григория Орехова Crossroads, «пешеходную зебру» проложенную художником по воде Москвы-реки 7 июля недалеко от Николиной горы. Рассматриваем несколько недавних работ Орехова – от «перекрестка» 2021 года на реке до «перекрестка» 2020 года в зеркалах «Черного куба», созданного в честь Казимира Малевича в Немчиновке.
Неоконюшня
На территории ВДНХ появится новый конноспортивный манеж: его авторы обращаются к традиционной для типологии форме и материалам, трактуя их как современный парковый павильон.
Еще один конструктор
В Мангейме началось строительство жилого комплекса по проекту MVRDV и производителя сборных домов Traumhaus. Он должен дать будущим обитателям максимум разнообразия и кастомизации по доступной цене, что в свою очередь позволит создать там живое сообщество соседей.
Градсовет Петербурга 15.07.2021
Архитекторы предложили обновить торговый центр в петербургском Купчино, вдохновляясь снежными пиками Балканских гор. Эксперты отнеслись к идее прохладно.
Галька на берегу
Проект аэропорта в Геленджике от АБ «Цимайло, Ляшенко и Партнеры» стал единственным российским победителем премии Architizer A+Awards 2021 года.
Стратегия преображения
Публикуем 8 проектов реконструкции построек послевоенного модернизма, реализованных за последние 15 лет Tchoban Voss Architekten и показанных в галерее AEDES на недавней выставке Re-Use. Попутно размышляя о продемонстрированных подходах к сохранению того, что закон сохранять не требует.