English version

Террасы Хрустального мыса

Концепция музейно-образовательного и мемориального комплекса в Севастополе, предложенная Никитой Явейном, избегает прямолинейных акцентов и пафоса, интерпретируя историю места и специфику ландшафта, соединяя общественное пространство обитаемой лестницы и амфитеатров с монументальным монументом.

Юлия Тарабарина

Автор текста:
Юлия Тарабарина

23 Декабря 2019
mainImg
Мастерская:
Студия 44 http://www.studio44.ru
Проект:
Культурно-образовательный комплекс и музей Славы Севастополя
Севастополь, Мыс Хрустальный, Капитанская ул. 1

Авторский коллектив:
Н. И. Явейн, А. П. Яр-Скрябин, А. В. Соловьев, М. В. Фомина,
при участии Е. А. Криштопчик, В. И. Бурмистровой, А. И. Амелькович, Е. А. Новосадюка

12.2018 — 1.2019

Фонд «Национальное культурное наследие»
Замысел мемориального комплекса в честь защитников Севастополя 1941-1942 на мысе Хрустальном относится в началу 1970-х годов, история его воплощения длилась лет примерно сорок, к ней возвращались в середине 2000-х, но продвинуться удалось лишь до сооружения двух советских монументов: стелы «Штык и парус» в честь присуждения городу звания героя (1977) и скульптуры «Солдат и матрос» (1981-2007). Здания начали проектировать и даже заложили фундамент, но не завершили. Новый период проектирования начался в 2017 году – на том же месте, на территории 54 военного завода было решено строить вначале помимо мемориального комплекса театр оперы и балета: некоторое время бурно обсуждался проект авторства Coop Himmelb(l)au, но Вольф Прикс публично отказался от него в начале 2019 года. Приблизительно в то же время, в начале текущего года, руководящий замыслами фонд «Национальное культурное наследие» заказал еще два проекта, уже не оперно-театрального комплекса, а в большей степени музейного, состоящего из двух частей: мемориала Славы Севастополя, к западу от скульптуры Матрос и солдат, и музейно-образовательного комплекса, на большем участке южнее, за Капитанской улицей. Позднее, летом появился еще один проект, затем произошли изменения в составе строителей, и сейчас планы более чем неопределенны (в отличие от двух подобных музейно-образовательных комплексов федерального значения, в Калининграде и Владивостоке). Как будет развиваться дальнейшее проектирование комплекса в Севастополе, неизвестно.

Проект архитекторов «Студии 44» – один из предложенных в начале 2019 года. Их приглашение неудивительно: достаточно вспомнить, что в портфолио компании такие известные проекты федерального значения, как реконструкция здания Генерального штаба для коллекции Эрмитажа или школа «Сириус» в Сочи – достаточно много примеров как музеев, так и образовательных учреждений от школы до университета. Авторы, с одной стороны, вложили в концепцию свои знания о специфике функциональной типологии комплекса, – а, с другой стороны, отразили в ней сумму представлений о «классическом» крымском приморском пейзаже, отчасти возродив образы со старых картин, к примеру, пейзаже Артиллерийской бухты, изображенной в середине XIX века Карло Боссоли, который архитекторы избрали в качестве заставки к проекту.
zooming
Карло Боссоли. Севастополь Вид с северной стороны города. 1850-е
Заставка к проекту «Студии 44»
Общественное достояние

Такой подход наделяет проект музея лирической деликатностью, что резко контрастирует с принятым в последние десятилетия вектором «естественного» развития видов Артиллерийской бухты от обелисково-мемориального к отельно-турецкому (последний особенно ярко представлен жилыми комплексами Cristal beach и «Мыс хрустальный» на самом берегу).



Проект Никиты Явейна разворачивал эту экстенсивную тенденцию на 90 градусов, к поиску градостроительной идентичности, – что, пожалуй, было бы хорошо.

author photo

Никита Явейн, «Студия 44»:

«Для нас были важны прообразы крымских императорских резиденций XIX века: Ливадийского дворца и дворца в Ореадне. В них, как нам кажется, правильно поймано ощущение южной архитектуры, характерное для горного Крыма: зданий-террас, которые стелются по горе, следуют за ней, формируют мосты, пешеходные и пространственные связи. Где важную роль играют лестницы – вспомним не только знаменитую одесскую лестницу, но и множество других. Наш музейно-образовательный центр не стремится выйти к морю, сосредотачиваясь на горе, и не прирастает новыми вертикалями, – мы решили, что вертикалей здесь достаточно. В нем важнее террасы и лестницы».


Часть террас уже существует на территории, поскольку она расположена на холме с перепадом высот порядка 15 м, спускающемся к морю. Архитекторы сохраняют подпорные стенки, дополняя их новыми, а также мегаступенями лаконичных объемов высотой не больше 2 этажей. Каждому отведена своя функция, и конгломерат не только выглядит, но и «работает» как город, где у каждого из зданий, плотно слепленных между собой – своя задача и свой размер, обусловленный как функцией, так и рельефом. На эксплуатируемых кровлях задуманы террасные сады, то есть «город» – в какой-то степени еще и парк на горе.
Музейно-образовательный комплекс и музей славы Севастополя
© Студия 44

Сходство с городом, растущим исторически и постепенно, были призваны поддержать два исторических здания казарм форта Меншикова: проект предусматривал их сохранение, как и сохранение остатков амбразурной стены. В течение прошедшего года здания каким-то образом успели, к сожалению, снести.
Историко-культурные изыскания
© Студия 44

Но проект, подчеркнем, предусматривал именно сохранение исторических построек, на визуализациях их кровли – вальмовые, четырехскатные, притом что кровли всех остальных объемов комплекса – плоские. Проект и в целом довольно ощутимо связан с историей места. А история, конечно же, военная, берег Севастополя с давних времен в значительной мере состоял из укреплений, остатки многих из них целы, и прямо скажем хотелось бы, чтобы они пережили наше время… Помимо Меншиковского форта с другой стороны, на берегу здесь расположены остатки Седьмой батареи с каменным бруствером и закопанной в землю емкостью арсенала – архитекторы предлагают провести в этом месте археологические раскопки, музеефицировать найденные остатки и связать их с музейно-образовательным комплексом, обустроив еще один вход со стороны моря. Таким образом комплекс музея оказывается похожим на южный приморский город, выросший при старых укреплениях, за ними и на них, освоивший остатки оборонительных сооружений – что-то подобное «вмененному» сюжету, прием популярный в наше время; и хотя укрепления вовсе не средневековые, – по меткому выражению Никиты Явейна, «Севастополь город многократно разрушенный», – образ получается похожим на какой-нибудь греческий городок на венецианских бастионах посреди Средиземного моря. Культура ведь одна, Севастополь известная колония древних греков, а на рассматриваемом участке имеется даже небольшой фрагмент виноградников древнего Херсонеса, хотя центр античного города расположен далеко.
Музейно-образовательный комплекс и музей славы Севастополя
© Студия 44

И между тем, несмотря на все переклички аллюзий и силуэтов, архитекторы далеки от попытки создать муляж старого приморского города. В том, чтобы достичь необходимой меры абстрагирования, им помогает не только собственный взгляд на вещи, не лишенный мегалитической обобщенности, но и тема авангарда, происходящая из задания. Планируется (или планировалось? сложно сказать), что одним из «якорных» операторов музейного комплекса будет раздел XX века Третьяковской галереи, тот самый, с Крымского вала, который хранит «Черный квадрат» и многое другое. Отсюда среди прототипов – малевичевский архитектон и композиция, истолковывающая план комплекса в отчетливо-супрематическом ключе.
Слева: супрематическая композиция на тему проекта; справа: архитектон Казимира Малевича
Примеры «Студии 44»

Авангард становится то ли линзой, то ли котлом, позволяющим «переварить» все античные, средневековые, ренессансные и прочие аллюзии, привести их к единому знаменателю и крайней степени обобщения, не потеряв, что удивительно, всех тем. Хочется вспомнить, расширяя круг, что Корбюзье обосновывал свои плоские кровли, в том числе, ближневосточным городом, похожим на россыпь лаконичных кубиков, антагонистичную «стройному» и выверенному ренессансному городу. Авангард, как и его непосредственные предшественники вообще, как известно, искали вдохновения в лачугах, противоположных гламурным дворцам центра и в примитивах глубокой древности; отчасти и поэтому тема города, лепящегося на холме, восходящая веку к V, если не X, до н.э., так органично «ложится» на примеры авангарда и, в числе прочего, Малевича. Но при всей своей любви к примитиву и народу авангард искусство остро-личное и индивидуалистичное – поэтому его подходы позволяют не слепо следовать массе, а управлять ею. В идеале, конечно.



В данном случае – вполне управляется. Настраивая свои инструменты и прототипы, к слову сказать, с завидной тщательностью перечисленные в альбоме проекта, архитекторы намечают меру: асимметрии / и геометрической предсказуемости, вернакулярности / регулярности, античности / современности. Все это соединено в «архитектоне», но допускает разные трактовки и вызывает, если вдуматься, много эмоций.
Музейно-образовательный комплекс и музей славы Севастополя
© Студия 44

Так, врытый в нижнюю часть склона амфитеатр – здесь выглядит как совершенно античное, неогреческое решение (даже не римское, потому что вторит холму, а не стоит на субструкциях). А соседний объем «зала на 300 мест» композиционно салютует храму Ники Аптерос на Акрополе, который авторы тоже аккуратно включили в состав аналогий, но большое круглое окно сразу же напоминает многие конструктивистские здания, то есть возвращает нас к авангарду. Методом свободных аналогий оно приводит нас к проекту реконструкции ТЭЦ в центре Пскова, разработанного «Студией 44» в 2016; хотя круглое окно, этакая условная сумма ренессанса и авангарда, – вообще один из любимых приемов Никиты Явейна, у него и в мастерской такое окно есть.
Музейно-образовательный комплекс и музей славы Севастополя
© Студия 44

Перед залом с круглым окном амфитеатр закругляется, но с другой стороны, вдоль сквера 300-летия флота, его продолжает еще один, вытянутый по прямой. И если первый смотрит на бухту, то второй – скорее в сторону городского центра и выходящей в эту точку улицы Маяковского, ось которой с разрывом, но все же нацелена на Владимирский собор перед сквером с памятником Ленину. Словом, этот вход, от города – пожалуй главный, и амфитеатр здесь как парадная лестница музея с тем отличием, что на нем можно было бы расположиться для созерцания заката. Ступени обоих амфитеатров прерываются асимметричными вставками объемов, нарушающих (или оживляющих) предсказуемость подъема: как будто они обросли неконтролируемой застройкой, хотя часть параллелепипедов имеет витражные окна: они освещают библиотеку, расположенную за скамейками центрального амфитеатра.
Музейно-образовательный комплекс и музей славы Севастополя
© Студия 44

Левее и южнее между закрытыми темными объемами появляется белый, очень легкий портик перед стеклянным входом и главный вестибюль – собственно это и есть официальный главный вход, по бокам у него, как пропилеи, кафе и музейный магазин. От фойе начинается главная лестница: перекрытая последовательно тремя стеклянными, прозрачно-полосатыми объемами, поднимающимися вверх, к мемориалу, по диагонали. Архитекторы называют эту большую крытую лестницу «обитаемой», отводят ей роль большого музейного фойе и трактуют как главное общественное пространство, соединяющее весь комплекс. Центральный амфитеатр с библиотекой внутри – рядом. Вместе они напоминают лестницу Эрмитажа в Главном штабе, которая тоже служит для отдыха и мероприятий – только тема развилась, получив больше места на склоне.

С другой стороны, полосатое стекло трех скрывающих лестницу объемов акцентирует современность комплекса и несколько облегчает брутальность стен, часто глухих, решенных в образе подпорных стенок и нередко вырастающих из них. Главная лестница – широкая, просторная, вся в солнечных бликах и полосах теней, гипер-пергола. Ее «хрустальная» вставка отлично перекликается с названием мыса Хрустальный.
  • zooming
    1 / 3
    Музейно-образовательный комплекс и музей славы Севастополя
    © Студия 44
  • zooming
    2 / 3
    Музейно-образовательный комплекс и музей славы Севастополя
    © Студия 44
  • zooming
    3 / 3
    Музейно-образовательный комплекс и музей славы Севастополя
    © Студия 44

Вторая главная лестница – напротив, острая и решительная, как игла или шпага, – ведет от южного угла, со стороны центрального рынка города, прямо наверх, к залу Славы Севастополя. В перспективе маячит силуэт стелы Штык и парус.

Это альтернативное направление и другая связь с городом: на образной «авангардной» схеме она – длинная диагональная плашка. Дисциплинированно собранная лестница-диагональ может быть понята как своего рода «аллея славы», подразумевающая концентрированное движение подъема или спуска в отличие от широкого, растекающегося по склону движения основной лестницы – общественного пространства.
  • zooming
    1 / 4
    Музейно-образовательный комплекс и музей славы Севастополя
    © Студия 44
  • zooming
    2 / 4
    Музейно-образовательный комплекс и музей славы Севастополя
    © Студия 44
  • zooming
    3 / 4
    Музейно-образовательный комплекс и музей славы Севастополя
    © Студия 44
  • zooming
    4 / 4
    Музейно-образовательный комплекс и музей славы Севастополя
    © Студия 44

Собственно зал Славы представляет собой лаконичное сооружение, венчающее холм. Циклопически-мегалитическое и в то же время легкое, светлое и не стремящееся ввысь, как подчеркнул выше Никита Явейн, – а спокойно, как данность, пребывающее в пространстве. Четыре крупных пилона, окруженных неощутимым контуром стеклянных стен, несут кровлю-«козырек» со световым проемом посередине – то ли оккулюсом, то ли комплювием; все вместе напоминает гигантскую чашу и в то же время стол.

Зал становится логичным завершением образовательно-музейного центра – его симметрия непринужденно суммирует и уравновешивает конгломерат сооружений на склонах как своего рода главный храм древнего города.
Музейно-образовательный комплекс и музей славы Севастополя
© Студия 44

И в то же время комплекс – своего рода парк. По кровлям объемов можно будет прогуливаться; ряды кипарисов чередуются с пространствами садов, засаженных ими целиком наподобие египетских гипостильных залов. Среда рассчитана на спокойное созерцание.
author photo

Антон Яр-Скрябин, «Студия 44»:

«Парк, расстилающийся по естественному склону холма, образован приемами многочисленных амфитеатров и террас, которые созданы для тех, кто желает в тишине насладиться видами на Артбухту и Приморский бульвар, увидеть прекрасные закаты и яркие рассветы. Тишина, обволакивающая парк тяжелой памятью места, негласно присутствует в каждом моменте нахождения там, но она не вступает в спор с легкостью архитектуры и только усиливает впечатление от уже сложившихся доминант мыса Хрустальный».

Парк – важная составляющая проекта, и тот факт, что он не просто приложен где-то с краю, а пронизывает собой комплекс, – с одной стороны, придает ему сходство с ренессансными дворцами, где, бродя по залам и галереям-переходам, невзначай обнаруживаешь сад во дворике на кровле второго, а то и третьего этажа: возьмем к примеру мантуанский дворец Гонзага, не забывая однако, что прообразы ренессансных дворцов – античные, а более поздним воспоминанием о них и были крымские императорские дворцы.
  • zooming
    1 / 11
    Функциональное зонирование
    © Студия 44
  • zooming
    2 / 11
    Объемно-пространственное решение
    © Студия 44
  • zooming
    3 / 11
    Аксонометрический план на отметке 2.250. Музейно-образовательный комплекс и музей славы Севастополя
    © Студия 44
  • zooming
    4 / 11
    Аксонометрический план на отметке 6.750. Музейно-образовательный комплекс и музей славы Севастополя
    © Студия 44
  • zooming
    5 / 11
    Аксонометрический план на отметке 13.00. Музейно-образовательный комплекс и музей славы Севастополя
    © Студия 44
  • zooming
    6 / 11
    Аксонометрический план на отметке 20.00. Музейно-образовательный комплекс и музей славы Севастополя
    © Студия 44
  • zooming
    7 / 11
    Аксонометрический вид музейно-выставочного комплекса
    © Студия 44
  • zooming
    8 / 11
    Сечение 1 Музейно-образовательный комплекс и музей славы Севастополя
    © Студия 44
  • zooming
    9 / 11
    Сечение 2 Музейно-образовательный комплекс и музей славы Севастополя
    © Студия 44
  • zooming
    10 / 11
    Сечение 3 Музейно-образовательный комплекс и музей славы Севастополя
    © Студия 44
  • zooming
    11 / 11
    Сечение 4 Музейно-образовательный комплекс и музей славы Севастополя
    © Студия 44

С другой стороны, парковая, как и общественная, составляющая делает проект актуальным: музей авангарда, вросший в террасный парк на склоне над морем, переплетающий множество функций, откликающихся на совершенно разных посетителей – что может быть современнее. Как хорошо, что контурно-имманентно, но этот вариант современности не забывает о своих корнях. 
Мастерская:
Студия 44 http://www.studio44.ru
Проект:
Культурно-образовательный комплекс и музей Славы Севастополя
Севастополь, Мыс Хрустальный, Капитанская ул. 1

Авторский коллектив:
Н. И. Явейн, А. П. Яр-Скрябин, А. В. Соловьев, М. В. Фомина,
при участии Е. А. Криштопчик, В. И. Бурмистровой, А. И. Амелькович, Е. А. Новосадюка

12.2018 — 1.2019

Фонд «Национальное культурное наследие»

23 Декабря 2019

Юлия Тарабарина

Автор текста:

Юлия Тарабарина
comments powered by HyperComments
Студия 44: другие проекты
Слабые токи: итоги «Золотого сечения»
Вчера в ЦДА наградили лауреатов старейшего столичного архитектурного конкурса, хорошо известного среди профессионалов. Гран-при получили: самая скромная постройка Москвы и самый звучный проект Подмосковья. Рассказываем о победителях и публикуем полный список наград.
Градсовет Петербурга 25.11.2020
Градсовет обсудил жилой квартал по проекту «Студии-44», интегрированный в историческую среду Бумагопрядильной фабрики, а также предложение по символическому восстановлению фабричных труб. Единодушную и высокую оценку работы сопровождали многочисленные сомнения относительно качества будущей жилой среды.
Две школы: о лауреатах «Зодчества» 2020
Главную премию, Хрустальный Дедал, вручили школе Wunderpark Антона Нагавицына, премию Татлин за лучший проект получил кампус ИТМО «Студии 44» Никиты Явейна. Показываем и перечисляем все проекты и постройки, получившие золотые и серебряные знаки, а также дипломы фестиваля Зодчество.
Парк чувств
Проект «Романтического парка Тучков буян» консорциума «Студии 44» и WEST 8, победивший в международном конкурсе, соединяет скульптурную геопластику и деревянные конструкции, разнообразие пространственных характеристик и насыщенную программу, рассчитанную на разнообразную аудиторию, с красивой и сложной пассеистической идеей усадебно-дворцового парка, настроенного на активизацию мыслей и чувств.
Летящий
Проект кампуса High Park университета ИТМО, который в Петербурге запланирован как аналог московского Сколково, разработанный «Студией 44», очень масштабен и пассионарен. Его ядро – учебный центр, трактован как авангардная композиция на тему города с улицами и campo с ратушной башней, парк напоминает о лучах главных улиц Петербурга, а если посмотреть сверху, то весь комплекс похож на материнскую плату в четерьмя, как минимум, процессорами. В конструкции учебного корпуса обнаруживается даже воспоминание об СКК. В проекте много смыслов, аллюзий, и все они объединены пластической энергетикой, которой позавидовал бы адронный коллайдер.
Картинки на карантине
Как российские архитектурные бюро реагируют на карантин? Размышления о будущем, графика, юмор, хорошие фотографии. Собираем пазл из контента Instagram.
Никита Явейн о Главном штабе
Видео-лекция – около часа – о проекте реконструкции восточного крыла Главного штаба, который стал основным сюжетом юбилейной выставки архитекторов «Студии 44», на youtube Государственного Эрмитажа.
Под взглядом ангелов с небес
Юбилейная выставка «Студии 44» в эрмитажном Генштабе амбициозна, масштабна и разнообразна. Ее задача – показать архитектуру со всех сторон: через кино, макет, чертеж, инсталляцию, и наконец через произведение, саму Анфиладу, которую выставка раскрывает, интенсифицирует и заставляет работать так, как было с самого начала задумано.
Третий масштаб
На сложном участке в Одинцовском округе Подмосковья «Студия 44» спроектировала вторую очередь гимназии им. Е.М. Примакова – школу с мощным демократическим пафосом и архитектурой в духе итальянского рационализма.
WAF 2019: в ожидании финала
Говорим c авторами проектов, вышедших в финал премии WAF: об их взгляде на фестиваль, о проектах и вероятных способах презентации.
Поиск стиля
В стремлении найти ответ на давний вопрос о петербургском стиле «Студия 44» соединила контекстуальные аллюзии, современный парафраз северной неоклассики и альтернативный подход к квартальной застройке. Получилось крупно и цельно.
Игорь Явейн. Архитектор транспортных потоков
Олег и Никита Явейны создали сайт про отца – Игоря Явейна: он дает возможность изучить полный архив проектов мастера авангарда, основоположника опередившей свое время теории транспортно-пересадочных узлов, автора книги об архитектуре потоков, актуальной до сих пор.
Театр-город
Вторая очередь Академии танца Бориса Эйфмана выстроена вокруг здания театра, а «крутится» ее пространство вокруг архитектурной сценографии городка-атриума. Получается матрешка: театр в городе, город в театре, и все это школа. Очень эффективный вариант использования пространства.
Как сохранить деревянное: Петербург
«Студия-44» разработала для Санкт-Петербурга Концепцию сохранения памятников деревянной архитектуры. Особенно интересна в ней методика определения ценности зданий, а также параметрическая модель, которая наглядно показывает, что нужно спасать в первую очередь.
Вереница впечатлений
Парк-ожерелье для первой линии намыва Васильевского острова насыщен современными функциями, но обладает регулярной структурой и отсылками к классическим петербургским садам. Проект победил в конкурсе, его планируется реализовать.
Репрезентативная выборка
Семь архитекторов Петербурга – о завершившейся на днях биеннале, защите рынка и открытости, разных поколениях, и о традициях фестиваля, организуемого ОАМ.
Долина знаний
«Студия 44» разработала проект образовательного центра в Сочи, соединив павильонный подход с космическими мотивами, ассоциирующимися с названием центра «Сириус».
Билет на праздник: архитекторы о WAF-2018
В конце ноября прошел очередной фестиваль WAF. На этот раз в Амстердаме. Говорим с восемью российскими участниками, вошедшими в шорт-лист и презентовавшими свои проекты. В том числе и с Никитой Явейном, победителем в номинации Культура-Проект.
Акупунктура городов
На петербургском Культурном форуме архитекторы поговорили о том, какую пользу международные события могут принести городам.
Владимир Фролов: «Стремление к абсолютному комфорту...
В преддверии фестиваля «Зодчество`18» главный редактор журнала «Проект Балтия» Владимир Фролов рассказал о своем кураторском проекте – выставке «Идеал и норма», которую можно будет увидеть в «Манеже» с 19 по 21 ноября
Невидимые города
Какими архитекторы видят идеальные города будущего и что требуется для достижения идеала? Репортаж с выставки «Идеал и норма» и сопровождавшей ее открытие конференции с участием скандинавских архитекторов.
Никита Явейн: «Мы работаем над архитектурой потоков»
Венецианская биеннале длится полгода, до 25 ноября, так что думаю не поздно поговорить и о российском павильоне. Мы выбрали две его экспозиции для более пристального рассмотрения и беседуем с почетным, как оказалось, железнодорожником Никитой Явейном.
WAF: российские проекты
В шорт-лист премии Всемирного фестиваля архитектуры WAF-2018 вошли тринадцать российских проектов от семи архитектурных бюро. Мы поговорили со всеми номинантами о проектах и о том, зачем им фестиваль.
Судьба Апраксина двора
Совет по культурному наследию Петербурга поддержал концепцию реновации «Апраксина двора», разработанную «Студией 44». Она предполагает многофункциональность и пешеходное пространство с заездом из-под земли. И основана на поэтапной тактике работы с многочисленными собственниками.
Постиндустриальная тяга
В Музее железных дорог России архитекторы «Студии 44» смогли создать сильное и эффектное пространство для коллекции из более чем 100 исторических паровозов и локомотивов.
Похожие статьи
Разлинованный ландшафт
Кладбище словацкого города Прешов по проекту STOA architekti играет роль не только некрополя, но и рекреационной зоны для двух жилых районов.
Гипер-крыша и гипер-земля
Dominique Perrault Architecture и Zhubo Design Co выиграли конкурс на проект Института дизайна и инноваций в Шэньчжэне: его главное здание напоминает мост длиной более 700 метров.
Территория детства
Проект образовательного комплекса в составе второй очереди застройки «Испанских кварталов» разработан архитектурным бюро ASADOV. В основе проекта – идея создания дружелюбной и открытой среды, которая сама по себе воспитывает и формирует личность ребенка.
Человек в большом городе
В проекте масштабного жилого комплекса архитекторы GAFA сделали акцент на двух видах общественного пространства: шумных улицах с кафе и магазинами – и максимально природном, визуально изолированном от города дворе. То и другое, работая на контрасте, должно сделать жизнь обитателей ЖК EVER насыщенной и разнообразной.
Живой рост
Масштабный жилой комплекс AFI PARK Воронцовский на юго-западе Москвы состоит из четырех башен, дома-пластины и здания детского сада. Причем пластика жилых домов – активна, они, как кажется, растут на глазах, реагируя на природное окружение, прежде всего открывая виды на соседний парк. А детский сад мил и лиричен, как сахарный домик.
86 арок
В жилом комплексе Westbeat по проекту бюро Studioninedots на западе Амстердама обширный подиум вмещает многофункциональное общественное и коммерческое пространство для нужд жителей района.
Модульный «Круг»
Комплекс The Circle по проекту бюро Riken Yamamoto & Field Shop в аэропорту Цюриха соединяет в себе, как в маленьком городе, офисы, магазины, клинику, отель и конференц-центр.
Стеклянный шар, золотой цилиндр
В Лос-Анджелесе завершено строительство музея Киноакадемии по проекту Ренцо Пьяно и его бюро RPBW: основой проекта стал универмаг в стиле ар деко. Открытие запланировано на эту осень.
Ценность подиума
В китайской штаб-квартире компании Schindler в Шанхае по проекту Neri&Hu проблема разобщенности производственных и офисных корпусов решена с помощью выразительного подиума.
Фрагменты Тулузы
Новое здание школы экономики по проекту бюро Grafton продолжает богатые кирпичные традиции Тулузы, благодаря которым ее называют «Розовым городом».
Чтение на «ковре-самолете»
Историческая библиотека университета Граца получила «надстройку» с 20-метровым консольным выносом по проекту Atelier Thomas Pucher: там разместились читальные залы.
Сицилийские горизонты
Выбранный по итогам международного конкурса проект административного комплекса области Сицилия в Палермо задуман как ансамбль из дерева и стали с садом на шестом этаже.
Красный дом
В районе Новослободской появился Maison Rouge – комплекс апартаментов по проекту ADM, который продолжает начатую БЦ «Атмосфера» волну обновления квартала в сторону улицы Палиха
Музей в «холодной куртке»
Корпус Киндер Хьюстонского музея изобразительных искусств по проекту Steven Holl Architects: фасады из полупрозрачного стекла отражают 70% солнечного жара.
Эффект оживления
Проект Останкино Business Park разработан для участка между существующей станцией метро и будущей станцией МЦД, поэтому его общественное пространство рассчитано в равной степени на горожан и офисных сотрудников. Комплекс имеет шансы стать катализатором развития Бутырского района.
Бинарная оппозиция
Рассматриваем довольно редкий случай – две постройки Евгения Герасимова на одной улице с разницей в пять лет, на примере которых удобно рассуждать об общих подходах и принципах мастерской.
Возвышение двора
Жилой комплекс «Реноме» состоит из двух корпусов: современного каменного дома и краснокирпичного фабричного здания конца XIX века, реконструированного по обмерам и чертежам. Их соединяет двор-горка – редкий для Москвы вариант геопластики, плавно поднимающейся на кровлю магазинов, выстроенных вдоль пешеходной улицы.
Поликарбонат над рекой
Студенческий центр Powerhouse для Белойтского колледжа в штате Висконсин – реконструированная по проекту Studio Gang историческая электростанция.
Расслышать мелодию прошлого
Храм Усекновения главы Иоанна Предтечи в сквере у Новодевичьего монастыря задуман в 2012 году в честь 200-летия победы над Наполеоном. Однако вместо декламационного размаха и «фанфар» архитектором Ильей Уткиным предъявлен сосредоточенно-молитвенный настрой и деликатное отношение к архитектуре ордерного шатрового храма. В подвальном этаже – музей раскопок, проведенных на месте церкви.
Новое внутри старого
В ходе реконструкции Королевского музея изящных искусств в Антверпене KAAN Architecten полностью скрыли современное крыло внутри исторического здания, чтобы не нарушать его облик.
Мост на 14 000 «лампочек»
Пешеходный мост близ Штутгарта получил эффектный облик благодаря единству пролетного строения и опорной конструкции. Проект разработан инженерами schlaich bergermann partner.
Водная стихия
Плавучий павильон Teahouse Ø по проекту бюро PAN- PROJECTS «обживает» каналы Копенгагена как общественное пространство.
Семантический разлом
Клубный дом STORY, расположенный рядом с метро Автозаводская и территорией ЗИЛа, деликатно вписан в контрастное окружение, а его форма, сочетающая регулярную сетку и эффектно срежиссированный «разлом» главного фасада, как кажется, откликается на драматичную историю места, хотя и не допускает однозначных интерпретаций.
Дуэт в Филях
Вторая очередь жилого комплекса Filicity, спроектированная бюро ADM, основана на контрасте стеклянного 57-этажного 200-метрового небоскреба и 11-этажного кирпичного дома. Высотка утверждает футуристичный вектор в московской жилой архитектуре.
Дворы и башни: самарский эксперимент
Конкурсный проект «Самара Арена Парка», предложенный Сергеем Скуратовым, занял на конкурсе 2 место. Его суть – эксперимент с типологией жилых домов, галерейных и коридорных планировок кварталов в сочетании с башнями – наряду с чуткостью реакции на окружение и стремлением создать внутри комплекса полноценное пространство мини-города с градиентом ощущений и значительным набором функций.
Стена и башня
Архитекторы ОСА в поисках решений, которые можно противопоставить среде малоэтажной застройки в центре Хабаровска, а также возможности вставить новое слово в разговор о массовом жилье.
Дом в доме
Реконструкция крестьянского дома XVIII века на юге Германии: он стал основой для камерной сельской библиотеки. Авторы проекта – Schlicht Lamprecht Architekten.
Технологии и материалы
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Сейчас на главной
Слабые токи: итоги «Золотого сечения»
Вчера в ЦДА наградили лауреатов старейшего столичного архитектурного конкурса, хорошо известного среди профессионалов. Гран-при получили: самая скромная постройка Москвы и самый звучный проект Подмосковья. Рассказываем о победителях и публикуем полный список наград.
Оазис среди офисов
Двор киевского делового центра Dmytro Aranchii Architects превратили в многофункциональную рекреационную зону для сотрудников.
Террасы и зигзаги
UNStudio прорывается в Петербург: на берегу Финского залива началось строительство ступенчатого офиса для IT-компании JetBrains.
Пресса: «Потенциал городов не раскрыт даже на треть». Архитектор...
Программа реновации, предполагающая снос хрущевок, стартовала в Москве в 2017 году. Хотя этот механизм и отличается от закона о комплексном развитии территорий, который распространили на остальную страну, столичные архитекторы накопили приличный опыт, как обновлять застроенные кварталы. Об этом мы поговорили с руководителем бюро T+T Architects Сергеем Трухановым.
Избушка в горах
Клубный павильон PokoPoko по проекту Klein Dytham architecture при отеле на острове Хонсю напоминает сказочный домик.
Здесь и сейчас
Три примера быстровозводимой модульной архитектуры для города и побега из него: растущие офисы, гастромаркет с признаками дома культуры и хижина для созерцания.
Себастиан Треезе стал лауреатом премии Дрихауса 2021...
Молодому немецкому бюро Sebastian Treese Architekten присуждена премия Ричарда Дрихауса в области традиционной архитектуры. Денежный номинал премии – 200 000 долларов USA, и она позиционируется как альтернатива премии Прицкера: если первую вручают в основном модернистам, то эту – архитекторам-классикам.
Семь часовен
Семь деревянных часовен в долине Дуная на юго-западе Германии по проекту семи архитекторов, включая Джона Поусона, Фолькера Штааба и Кристофа Мэклера.
Крупицы золота
В Доме архитектора в Гранатном переулке открылся фестиваль «Золотое сечение». Рассматриваем планшеты. Награждать обещают 22 апреля.
Разлинованный ландшафт
Кладбище словацкого города Прешов по проекту STOA architekti играет роль не только некрополя, но и рекреационной зоны для двух жилых районов.
Гипер-крыша и гипер-земля
Dominique Perrault Architecture и Zhubo Design Co выиграли конкурс на проект Института дизайна и инноваций в Шэньчжэне: его главное здание напоминает мост длиной более 700 метров.
Парк Швейцария
Проект парка «Швейцария» в Нижнем Новгороде, созданный достаточно молодым, но известным и международным бюро KOSMOS, вызвал в городе много споров и даже протестов, настолько острых, что попытка провести на нашей платформе профессиональное обсуждение тоже не удалась. Публикуем проект как есть.
Районные ряды
Один из вариантов общественного пространства шаговой доступности, способного заменить ушедшие в прошлое дома культуры.
Пресса: Вальтер Гропиус и Bauhaus: трансформация жизни в фабрику
Это школа искусства (с Василием Кандинским в роли профессора), скульптуры, дизайна (где он, собственно, и был изобретен как самостоятельная деятельность), театра — Баухауc не сводится к архитектуре. Но в архитектуре Баухауса можно выделить три этапа развития утопии
Территория детства
Проект образовательного комплекса в составе второй очереди застройки «Испанских кварталов» разработан архитектурным бюро ASADOV. В основе проекта – идея создания дружелюбной и открытой среды, которая сама по себе воспитывает и формирует личность ребенка.
Новая идентичность
Среди призеров конкурса на концепцию застройки бывшей промышленной территории в чешском городе Наход – российское бюро Leto architects. Представляем все три проекта-победителя.
Человек в большом городе
В проекте масштабного жилого комплекса архитекторы GAFA сделали акцент на двух видах общественного пространства: шумных улицах с кафе и магазинами – и максимально природном, визуально изолированном от города дворе. То и другое, работая на контрасте, должно сделать жизнь обитателей ЖК EVER насыщенной и разнообразной.
Энди Сноу: «Моя цель – соединить в архитектуре рациональное...
Английский архитектор Энди Сноу стал главным архитектором проектной компании GENPRO. Постройки Энди Сноу в Великобритании, выполненные в составе известных бюро, отмечены международными наградами. В России архитектор принимал участие в проектировании БЦ «Фабрика Станиславского», ЖК iLove и БЦ AFI2B на 2-й Брестской. Энди Сноу сравнил строительную ситуацию в России и Великобритании и поделился своим видением архитектурных перспектив России.
Живой рост
Масштабный жилой комплекс AFI PARK Воронцовский на юго-западе Москвы состоит из четырех башен, дома-пластины и здания детского сада. Причем пластика жилых домов – активна, они, как кажется, растут на глазах, реагируя на природное окружение, прежде всего открывая виды на соседний парк. А детский сад мил и лиричен, как сахарный домик.
Бюро Никола-Ленивец: «Мы не решаем проблемы, а раскрываем...
Иван Полисский и Юлия Бычкова, управляющие партнеры Бюро Никола-Ленивец – о том, какие проблемы решает социокультурное проектирование, как развивать территории с помощью искусства и почему нельзя в каждом регионе создать свой Никола-Ленивец.
Из кино в метро
Трансформация советского кинотеатра «Ереван» в Единый диспетчерский центр метрополитена: параметрические фасады, медиаэкраны и центр мониторинга в бывшем зрительном зале.
86 арок
В жилом комплексе Westbeat по проекту бюро Studioninedots на западе Амстердама обширный подиум вмещает многофункциональное общественное и коммерческое пространство для нужд жителей района.
Сергей Скуратов: «Небоскреб это баланс технологий,...
В марте две башни Capital towers достроили до 300-метровой отметки. Говорим с автором самых эффектных небоскребов Москвы: о высотах и пропорциях, технологиях и экономике, лаконизме и красоте супертонких домов, и о самом смелом предложении недавних лет – башне в честь Ле Корбюзье над Центросоюзом.