English version

Пандус в небо

Продолжаем рассказ о результатах реконструкции Михайловки для Школы менеджмента СПбГУ. Студенчеcкое кафе-клуб Никита Явейн превратил в размышление об устойчивости и подвижности, о границах восприятия и мышления ассоциациями.

Юлия Тарабарина

Автор текста:
Юлия Тарабарина

23 Декабря 2015
mainImg
Архитектор:
Никита Явейн
Мастерская:
Студия 44 http://www.studio44.ru
Проект:
Студенческое кафе кампуса Высшей школы менеджмента Санкт-Петербургского Государственного Университета (ВШМ СПБГУ)
Россия, Санкт-Петербург, г. Петродворец, С.-Петербургское шоссе, д. 109

Авторский коллектив:
Архитекторы: Н. Явейн, В. Романцев, П. Соколов,
при участии Е. Еловкова, П. Шлихтера
Интерьеры: Е. Алешина, М. Спивак
Конструкторы: И. Ляшко, Д. Кресов
Главный инженер проекта: В. Кремлевский

Генподрядчик: ООО «Сэтл Сити»

2007 — 2014 / 2014 — 2014

Заказчики - Федеральное Агентство по образованию, Санкт-Петербургский Государственный университет

 
Мы уже рассказывали о проекте реконструкции дачи великого князя Михаила Николаевича для Высшей школы менеджмента СПбГУ и о реализации его главного учебного корпуса в реконструированном Конюшенном дворе усадьбы. Основные исторические постройки великокняжеской дачи расположены в восточной части отведенной для школы территории, ближе к Стрельне. В западной части, со стороны Петергофа, исторически располагалась только небольшая церковь святой Ольги, построенная архитектором Давидом Гримом в начале 1860-х в псевдорусском стиле с колонками-кубышками, и несколько деревень. Здесь разместится группа современных зданий, включая несколько общежитий, спортзал и кафе-клуб. Их объемы, подчиненные разным стереометрическим фигурам и свободно разбросанные по отведенному участку, Никита Явейн сравнивает с парковыми павильонами. На ум приходят прежде всего пирамиды-ледники в тверских усадьбах Николая Львова, но и коническая земляная горка в парке восточной половины Михайловской дачи тоже отлично попадает в резонанс. С другой стороны, однако, здания кампуса неизбежно крупнее любого паркового павильона, а их формы ближе к абстрактной геометрии – отсюда неизбежно возникает другая ассоциация, с группой космических кораблей на космодроме-лужайке. Футуризм и архаика перемешаны между собой, равно как и с воспоминаниями о Просвещении XVIII века – причем не только Львова, но и Леду – и об авангарде, причем сила каждой ассоциации зависит от личных приоритетов наблюдателя.

Здание клуба-кафе – пока единственное, построенное в современной части кампуса на данный момент полностью. Неудивительно, ведь оно – неформальный общественный центр его жилой части, место встреч и тусовок, всего того, что после завершения учебы помнится лучше всяких экзаменов.

Центр общественной жизни, своего рода «ключ» или даже «пуп земли» студенческой части кампуса, Никита Явейн решил в виде пятиугольного – как советский знак качества – и следовательно, пятифасадного ступенчатого зиккурата. Оно похоже и на Мавзолей, и на Вавилонскую башню – особенно ту, что на картине Брейгеля старшего, и на горную гробницу царицы Хатшепсут. Оно также напоминает латентную классику Дэвида Чипперфильда, только в ещё более утонченном, почти невесомом варианте деревянных сеток тонких портиков, и к тому же ощутимо пребывает в каком-то подвижном состоянии, как будто бы в процессе трансформации. Перспективную игру – а каждая прямая линия здесь трактует пространственное сокращение очень по-своему, сбивая с толку не хуже теории относительности – поддерживает пятиугольная форма, она тоже нарушает статику, да еще как – ни с какой стороны сразу не понять, что происходит. А происходит вот что: тектоническая трансформация противоречиво подвижного Мавзолея, противоположного кремлевскому статичному зиккурату Щусева. Башня Татлина напрашивается в густой компот приведенных сравнений уже сама собой, как заключительный аккорд.
Загородный кампус Высшей школы менеджмента Санкт-Петербургского Государственного Университета (ВШМ СПБГУ). Аксонометрия. Зона нового строительства
© Студия 44
Студенческое кафе кампуса Высшей школы менеджмента Санкт-Петербургского Государственного Университета (ВШМ СПБГУ). Структура
© Студия 44

Сходство с Мавзолеем на самом деле – чисто типологическое, такое, какое есть между всеми ступенчатыми башнями. Но парадокс вот в чем: ступенчатая башня, символ осмысленной устойчивости, рациональной, основательной лестницы в небо, такой, от которой небо не увернется никак, которую уронить невозможно – здесь превращен в нечто кружащееся, не вполне надежное. И да, такова доля менеджера, особенно высшего звена, что даже зиккурат под ним фигурально этак покачивается, заставляет держать равновесие. Раскачать такую статичную форму, как ступенчатая башня, это надо уметь, притом что форма по определению вдвойне устойчива. Сложно сказать, что вообще могло бы пошатнуть мавзолей, но и башня Татлина не так проста – динамика спирали демонстрирует надежность движения бура, сверления вверх, не оставляя у наблюдателя сомнений в линейности прогресса, пусть спирального. Кто бы мог подумать, что если скрестить две стабильности, получится такая подвижность.

Есть еще один контраст с зиккуратом: все реальные башни (Татлина – не очень реальная), были для избранных, жрецов, царей, политбюро наконец. А тут здание кафе, то есть, не очень серьезное, во всяком случае, не напыщенное и почти для всех, ну, для будущих управленцев высшего звена, конечно, но все же они еще не политбюро, пока студенты. Поэтому динамику хочется понять еще и как демократизацию формы, превращение из храма в клуб – а это ведь серьезное, сущностное превращение.
Студенческое кафе кампуса Высшей школы менеджмента Санкт-Петербургского Государственного Университета (ВШМ СПБГУ)
Фотография © Маргарита Явейн, Татьяна Стрекалова
Студенческое кафе кампуса Высшей школы менеджмента Санкт-Петербургского Государственного Университета (ВШМ СПБГУ)
Фотография © Маргарита Явейн, Татьяна Стрекалова
Студенческое кафе кампуса Высшей школы менеджмента Санкт-Петербургского Государственного Университета (ВШМ СПБГУ)
Фотография © Маргарита Явейн, Татьяна Стрекалова

Итак, пятиугольное в плане здание – широкая, распластанная по земле пирамида, просторные террасы эксплуатируемой кровли которой поднимаются по очень плавной спирали к верхней площадке. Поэтому кровли, они же полы террас, слегка наклонены, а центральная симметрия «знака качества» сбивается, и пятиугольник внутреннего зала уже не симметричен. Поэтому же протяженные прямые линии кровель снаружи складываются не в прямую, легко поддающуюся рациональному осмыслению, а в какую-то обратную, почти иконную перспективу, вызывая у наблюдателя образ пирамиды не простой, а то ли растущей, то ли поежившейся от холодного ветра с залива. Такого рода скрытая динамика – любимый прием современной архитектуры, однако не всегда и не всем удается сделать ее столь очевидной, работая с несложной, базовой и всем известной, казалось бы, формой.

Тему спирали поддерживают входы – вовсе не центрированные порталы, а вынесенные вперед тамбуры, они напоминают опять же вход в пирамиду-ледник в какой-нибудь усадьбе, спроектированной Николаем Львовым. Тамбуры не просто расположены асимметрично, всегда правее центра, их оси еще и повернуты, как лопасти винта, а объемы – разнообразны: один черный стеклянный, другой белый, еще один деревянный, четвертый – белокаменный с редкими полосками шершавого руста.
Студенческое кафе кампуса Высшей школы менеджмента Санкт-Петербургского Государственного Университета (ВШМ СПБГУ)
Фотография © Маргарита Явейн, Татьяна Стрекалова

Фасады поддерживают все тот же оптический эффект нарушенного равновесия: стеклянные плоскости и выступы деревянных решеток-пилонад чередуются в шахматном порядке. Строгая штриховка вертикалей подчеркивает пляску карнизных линий, но одновременно держит в узде наметившуюся динамику и немного смиряет ее.

В просторных и хорошо освещенных залах нижнего обхода расположилось не одно кафе, а несколько: ресторан для преподавателей, шведский стол, буфет и дешёвая столовая. Они разделены дорожками, ведущими от входов к лестницам на второй этаж, и вместе получается подобие «мультиплекса». Кухня – очаг – помещена в самой середине, но также занимает и один из секторов пентаграммы.

Верхний этаж занят многофункциональным залом, освещенным и проветриваемым через широкие проемы, которые можно, однако, закрыть металлическими шторами. Подняться наверх можно как с улицы, так и, следуя основному здесь спирально-винтовому движению, заданному тамбурами входов, по открытым двухмаршевым лестницам, прижатым с стенам внутреннего объема. На нарисованной архитекторами схеме хорошо видно, как движение от каждого входа устремляется к ближайшей лестнице, а затем, уже в уровне второго этажа, короткие лесенки продолжают подниматься, дробя внутри неуклонную логику спирального пандуса, пока наконец одна из них не выводит через решетчатый объем на крышу. Прижатые к стене лестницы с обозримым профилем ступенек выглядят как явный, подчеркнутый элемент современной архаики, условной «Вавилонской башни» – тут можно порассуждать о вечном карабкании человека вверх, тема достаточно очевидна и всеобъемлюща. Лопастям лестниц, классичным в самом широком, сущностном смысле, знаково противостоит лифт в серебристой, покрытой треугольным рисунком стыковочных швов, трубе. Лестницы – древнее изобретение, они и помогают лезть в гору, и заставляют сделать для этого усилия, лифт – техника, возносящая вверх; они почти антонимы. Треугольный паттерн лифта перекликается с рисунком купола конгресс-центра, так же, как и он, выступая представителем техногенной части здания.
Схема. Студенческое кафе кампуса Высшей школы менеджмента Санкт-Петербургского Государственного Университета (ВШМ СПБГУ)
© Студия 44
Схема. Студенческое кафе кампуса Высшей школы менеджмента Санкт-Петербургского Государственного Университета (ВШМ СПБГУ)
© Студия 44
Студенческое кафе кампуса Высшей школы менеджмента Санкт-Петербургского Государственного Университета (ВШМ СПБГУ)
Фотография © Маргарита Явейн, Татьяна Стрекалова
Студенческое кафе кампуса Высшей школы менеджмента Санкт-Петербургского Государственного Университета (ВШМ СПБГУ)
Фотография © Маргарита Явейн, Татьяна Стрекалова
План подвального этажа. Студенческое кафе кампуса Высшей школы менеджмента Санкт-Петербургского Государственного Университета (ВШМ СПБГУ)
© Студия 44
План первого этажа. Студенческое кафе кампуса Высшей школы менеджмента Санкт-Петербургского Государственного Университета (ВШМ СПБГУ)
© Студия 44
План второго этажа. Студенческое кафе кампуса Высшей школы менеджмента Санкт-Петербургского Государственного Университета (ВШМ СПБГУ)
© Студия 44

Внутри светло: внешние стены прозрачные, внутренние белые, бежевый пол, широкие полоски светлого дерева и тонкие – темного металла – на потолках, зеленоватое стекло ограждений. Несущие колонны – круглые и белые, расставлены достаточно редко, им вторят ряды круглых светильников отражённого света.

Между тем преобладание белого цвета вовсе не планировалось архитекторами, и тут мы обнаруживаем ещё одну ассоциативную параллель, впрочем, почти утраченную в ходе строительства из-за экономии ресурсов. «Это Храм Скалы! – рассказывает Никита Явейн. – Мы планировали по контрасту с достаточно спокойными фасадами отделать интерьер цветной керамикой, так, чтобы входящий попадал в своего рода драгоценную шкатулку... Белый цвет не должен был доминировать в интерьере». Действительно, сейчас колонна лифта – единственный фактурный акцент, а стены внутреннего объема башни предполагалось покрыть тонким ковром разноцветных полос, сделав их теплыми, притягательными, но также и пикселизованными, раздробленными на биты-байты графической информации или – на плоскости разнонаправленной штриховки, а вовсе не такими скульптурно-однозначными, как сейчас.
Интерьер. Проект. Студенческое кафе кампуса Высшей школы менеджмента Санкт-Петербургского Государственного Университета (ВШМ СПБГУ)
© Студия 44
Студенческое кафе кампуса Высшей школы менеджмента Санкт-Петербургского Государственного Университета (ВШМ СПБГУ)
Фотография © Маргарита Явейн, Татьяна Стрекалова
Студенческое кафе кампуса Высшей школы менеджмента Санкт-Петербургского Государственного Университета (ВШМ СПБГУ)
Фотография © Маргарита Явейн, Татьяна Стрекалова
Студенческое кафе кампуса Высшей школы менеджмента Санкт-Петербургского Государственного Университета (ВШМ СПБГУ)
Фотография © Маргарита Явейн, Татьяна Стрекалова

Снаружи ломаная лента террас складывается в три яруса и заканчивается на верхней площадке; всё это эксплуатируемо. Интересно увидеть, как выглядит пирамида кафе-клуба, когда студенты располагаются на террасах кровли, это должен быть населенный холм, а вовсе не холодный мавзолей.

Объем максимально задействован, просторен, раскрыт во все стороны и рассчитан на эффективное использование каждого уголка. Он устойчив, но подвижен, широк, но тонок и прозрачен, его форма – что неизбежно для ступенчатой пирамиды – с одной стороны, нагружена ассоциациями, а с другой – ведет себя непринужденно в компании редких северных берёз у Финского залива. Изящно примиренные в архитектуре кафе-клуба суммы противоречий как будто бы призваны служить примером мастерства для будущих управленцев. Во всяком случае, наклонный пол террас научит их быть начеку и действовать в не самых предсказуемых ситуациях – полезный навык для менеджеров высшего звена, времена-то наступают непростые. 
Разрез. Студенческое кафе кампуса Высшей школы менеджмента Санкт-Петербургского Государственного Университета (ВШМ СПБГУ)
© Студия 44
Архитектор:
Никита Явейн
Мастерская:
Студия 44 http://www.studio44.ru
Проект:
Студенческое кафе кампуса Высшей школы менеджмента Санкт-Петербургского Государственного Университета (ВШМ СПБГУ)
Россия, Санкт-Петербург, г. Петродворец, С.-Петербургское шоссе, д. 109

Авторский коллектив:
Архитекторы: Н. Явейн, В. Романцев, П. Соколов,
при участии Е. Еловкова, П. Шлихтера
Интерьеры: Е. Алешина, М. Спивак
Конструкторы: И. Ляшко, Д. Кресов
Главный инженер проекта: В. Кремлевский

Генподрядчик: ООО «Сэтл Сити»

2007 — 2014 / 2014 — 2014

Заказчики - Федеральное Агентство по образованию, Санкт-Петербургский Государственный университет

 

23 Декабря 2015

Юлия Тарабарина

Автор текста:

Юлия Тарабарина
Студия 44: другие проекты
Градсовет Петербурга 25.11.2020
Градсовет обсудил жилой квартал по проекту «Студии-44», интегрированный в историческую среду Бумагопрядильной фабрики, а также предложение по символическому восстановлению фабричных труб. Единодушную и высокую оценку работы сопровождали многочисленные сомнения относительно качества будущей жилой среды.
Две школы: о лауреатах «Зодчества» 2020
Главную премию, Хрустальный Дедал, вручили школе Wunderpark Антона Нагавицына, премию Татлин за лучший проект получил кампус ИТМО «Студии 44» Никиты Явейна. Показываем и перечисляем все проекты и постройки, получившие золотые и серебряные знаки, а также дипломы фестиваля Зодчество.
Парк чувств
Проект «Романтического парка Тучков буян» консорциума «Студии 44» и WEST 8, победивший в международном конкурсе, соединяет скульптурную геопластику и деревянные конструкции, разнообразие пространственных характеристик и насыщенную программу, рассчитанную на разнообразную аудиторию, с красивой и сложной пассеистической идеей усадебно-дворцового парка, настроенного на активизацию мыслей и чувств.
Летящий
Проект кампуса High Park университета ИТМО, который в Петербурге запланирован как аналог московского Сколково, разработанный «Студией 44», очень масштабен и пассионарен. Его ядро – учебный центр, трактован как авангардная композиция на тему города с улицами и campo с ратушной башней, парк напоминает о лучах главных улиц Петербурга, а если посмотреть сверху, то весь комплекс похож на материнскую плату в четерьмя, как минимум, процессорами. В конструкции учебного корпуса обнаруживается даже воспоминание об СКК. В проекте много смыслов, аллюзий, и все они объединены пластической энергетикой, которой позавидовал бы адронный коллайдер.
Картинки на карантине
Как российские архитектурные бюро реагируют на карантин? Размышления о будущем, графика, юмор, хорошие фотографии. Собираем пазл из контента Instagram.
Никита Явейн о Главном штабе
Видео-лекция – около часа – о проекте реконструкции восточного крыла Главного штаба, который стал основным сюжетом юбилейной выставки архитекторов «Студии 44», на youtube Государственного Эрмитажа.
Под взглядом ангелов с небес
Юбилейная выставка «Студии 44» в эрмитажном Генштабе амбициозна, масштабна и разнообразна. Ее задача – показать архитектуру со всех сторон: через кино, макет, чертеж, инсталляцию, и наконец через произведение, саму Анфиладу, которую выставка раскрывает, интенсифицирует и заставляет работать так, как было с самого начала задумано.
Террасы Хрустального мыса
Концепция музейно-образовательного и мемориального комплекса в Севастополе, предложенная Никитой Явейном, избегает прямолинейных акцентов и пафоса, интерпретируя историю места и специфику ландшафта, соединяя общественное пространство обитаемой лестницы и амфитеатров с монументальным монументом.
Третий масштаб
На сложном участке в Одинцовском округе Подмосковья «Студия 44» спроектировала вторую очередь гимназии им. Е.М. Примакова – школу с мощным демократическим пафосом и архитектурой в духе итальянского рационализма.
WAF 2019: в ожидании финала
Говорим c авторами проектов, вышедших в финал премии WAF: об их взгляде на фестиваль, о проектах и вероятных способах презентации.
Поиск стиля
В стремлении найти ответ на давний вопрос о петербургском стиле «Студия 44» соединила контекстуальные аллюзии, современный парафраз северной неоклассики и альтернативный подход к квартальной застройке. Получилось крупно и цельно.
Игорь Явейн. Архитектор транспортных потоков
Олег и Никита Явейны создали сайт про отца – Игоря Явейна: он дает возможность изучить полный архив проектов мастера авангарда, основоположника опередившей свое время теории транспортно-пересадочных узлов, автора книги об архитектуре потоков, актуальной до сих пор.
Театр-город
Вторая очередь Академии танца Бориса Эйфмана выстроена вокруг здания театра, а «крутится» ее пространство вокруг архитектурной сценографии городка-атриума. Получается матрешка: театр в городе, город в театре, и все это школа. Очень эффективный вариант использования пространства.
Как сохранить деревянное: Петербург
«Студия-44» разработала для Санкт-Петербурга Концепцию сохранения памятников деревянной архитектуры. Особенно интересна в ней методика определения ценности зданий, а также параметрическая модель, которая наглядно показывает, что нужно спасать в первую очередь.
Вереница впечатлений
Парк-ожерелье для первой линии намыва Васильевского острова насыщен современными функциями, но обладает регулярной структурой и отсылками к классическим петербургским садам. Проект победил в конкурсе, его планируется реализовать.
Репрезентативная выборка
Семь архитекторов Петербурга – о завершившейся на днях биеннале, защите рынка и открытости, разных поколениях, и о традициях фестиваля, организуемого ОАМ.
Долина знаний
«Студия 44» разработала проект образовательного центра в Сочи, соединив павильонный подход с космическими мотивами, ассоциирующимися с названием центра «Сириус».
Билет на праздник: архитекторы о WAF-2018
В конце ноября прошел очередной фестиваль WAF. На этот раз в Амстердаме. Говорим с восемью российскими участниками, вошедшими в шорт-лист и презентовавшими свои проекты. В том числе и с Никитой Явейном, победителем в номинации Культура-Проект.
Акупунктура городов
На петербургском Культурном форуме архитекторы поговорили о том, какую пользу международные события могут принести городам.
Владимир Фролов: «Стремление к абсолютному комфорту...
В преддверии фестиваля «Зодчество`18» главный редактор журнала «Проект Балтия» Владимир Фролов рассказал о своем кураторском проекте – выставке «Идеал и норма», которую можно будет увидеть в «Манеже» с 19 по 21 ноября
Невидимые города
Какими архитекторы видят идеальные города будущего и что требуется для достижения идеала? Репортаж с выставки «Идеал и норма» и сопровождавшей ее открытие конференции с участием скандинавских архитекторов.
Никита Явейн: «Мы работаем над архитектурой потоков»
Венецианская биеннале длится полгода, до 25 ноября, так что думаю не поздно поговорить и о российском павильоне. Мы выбрали две его экспозиции для более пристального рассмотрения и беседуем с почетным, как оказалось, железнодорожником Никитой Явейном.
WAF: российские проекты
В шорт-лист премии Всемирного фестиваля архитектуры WAF-2018 вошли тринадцать российских проектов от семи архитектурных бюро. Мы поговорили со всеми номинантами о проектах и о том, зачем им фестиваль.
Судьба Апраксина двора
Совет по культурному наследию Петербурга поддержал концепцию реновации «Апраксина двора», разработанную «Студией 44». Она предполагает многофункциональность и пешеходное пространство с заездом из-под земли. И основана на поэтапной тактике работы с многочисленными собственниками.
Постиндустриальная тяга
В Музее железных дорог России архитекторы «Студии 44» смогли создать сильное и эффектное пространство для коллекции из более чем 100 исторических паровозов и локомотивов.
Похожие статьи
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.
Содержание крупнее формы
Музей художественного образования Хуамао близ Нинбо по проекту Алвару Сиза и Карлуша Каштанейра – это компактный темный объем с наполненным светом просторным интерьером.
Пятый элемент
Клубный дом во Всеволожском переулке оперирует сочетанием дорогих фактур камня и металла, погружая их в буйство орнаментики. Дом представляется фантазией на темы театра эпохи модерна и символизма, разновидностью восточной сказки, что парадоксальным образом позволяет ему избежать прямой стилизации и стать отражением одной из сторон современной московской жизни.
Ходить по воде
Благоустройство, которое сделало спальный микрорайон не только комфортным, но и запоминающимся.
Летят перелетные птицы
В Чжухае на южном побережье Китая строится крупный центр искусств по проекту Zaha Hadid Architects: его самая заметная часть, модульный навес, должен напоминать летящих клином перелетных птиц.
Трамплины и патио
Центром усадьбы в Антоновке, спроектированной Романом Леонидовым, стал внутренний двор с перголами, напоминающий хозяину об отдыхе в экзотических странах. Открытые деревянные конструкции подчеркнули устремленные вверх диагонали односкатных крыш.
Технологии и материалы
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
Сейчас на главной
Открыть что можно
Обнародован проект реконструкции и реставрации павильона России на венецианской биеннале. Реализация уже началась. Мы подробно рассмотрели проект, задали несколько вопросов куратору и соавтору проекта Ипполито Лапарелли и разобрались, чего убудет и что прибудет к павильону Щусева 1914 года постройки.
Дом в доме
Реконструкция крестьянского дома XVIII века на юге Германии: он стал основой для камерной сельской библиотеки. Авторы проекта – Schlicht Lamprecht Architekten.
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
Полярная тихоходка
Зимовочный комплекс антарктической станции «Восток» рассчитан на экстремальные климатические условия и психологический комфорт исследователей.
Офис для концентрации идей
​Бюро «Т+Т Architects» спроектировало офис французской ИТ-компании, где сотрудники в любой точке помещения могут обсудить с коллегами или записать на стене новые идеи.
Пресса: Паоло Солери и Arcosanti: как построить Бога
Паоло Солери учился у Фрэнка Ллойда Райта, в художественной коммуне «Талиесин-Вест», и его оттуда выгнали — вероятно, из-за конфликта с Ольгой Ивановной Райт, женой великого мастера. Видимо, логика отталкивания и притяжения привели к тому, что хотя утопия Солери не имеет ничего общего с идеями Райта, сам тип жизни коммуной он воспроизвел.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.