English version

Пандус в небо

Продолжаем рассказ о результатах реконструкции Михайловки для Школы менеджмента СПбГУ. Студенчеcкое кафе-клуб Никита Явейн превратил в размышление об устойчивости и подвижности, о границах восприятия и мышления ассоциациями.

author pht

Автор текста:
Юлия Тарабарина

23 Декабря 2015
mainImg
Архитектор:
Никита Явейн
Мастерская:
Студия 44
Проект:
Студенческое кафе кампуса Высшей школы менеджмента Санкт-Петербургского Государственного Университета (ВШМ СПБГУ)
Россия, Санкт-Петербург, г. Петродворец, С.-Петербургское шоссе, д. 109

Авторский коллектив:
Архитекторы: Н. Явейн, В. Романцев, П. Соколов,
при участии Е. Еловкова, П. Шлихтера
Интерьеры: Е. Алешина, М. Спивак
Конструкторы: И. Ляшко, Д. Кресов
Главный инженер проекта: В. Кремлевский

Генподрядчик: ООО «Сэтл Сити»

2007 — 2014 / 2014 — 2014

Заказчики - Федеральное Агентство по образованию, Санкт-Петербургский Государственный университет

 
Мы уже рассказывали о проекте реконструкции дачи великого князя Михаила Николаевича для Высшей школы менеджмента СПбГУ и о реализации его главного учебного корпуса в реконструированном Конюшенном дворе усадьбы. Основные исторические постройки великокняжеской дачи расположены в восточной части отведенной для школы территории, ближе к Стрельне. В западной части, со стороны Петергофа, исторически располагалась только небольшая церковь святой Ольги, построенная архитектором Давидом Гримом в начале 1860-х в псевдорусском стиле с колонками-кубышками, и несколько деревень. Здесь разместится группа современных зданий, включая несколько общежитий, спортзал и кафе-клуб. Их объемы, подчиненные разным стереометрическим фигурам и свободно разбросанные по отведенному участку, Никита Явейн сравнивает с парковыми павильонами. На ум приходят прежде всего пирамиды-ледники в тверских усадьбах Николая Львова, но и коническая земляная горка в парке восточной половины Михайловской дачи тоже отлично попадает в резонанс. С другой стороны, однако, здания кампуса неизбежно крупнее любого паркового павильона, а их формы ближе к абстрактной геометрии – отсюда неизбежно возникает другая ассоциация, с группой космических кораблей на космодроме-лужайке. Футуризм и архаика перемешаны между собой, равно как и с воспоминаниями о Просвещении XVIII века – причем не только Львова, но и Леду – и об авангарде, причем сила каждой ассоциации зависит от личных приоритетов наблюдателя.

Здание клуба-кафе – пока единственное, построенное в современной части кампуса на данный момент полностью. Неудивительно, ведь оно – неформальный общественный центр его жилой части, место встреч и тусовок, всего того, что после завершения учебы помнится лучше всяких экзаменов.

Центр общественной жизни, своего рода «ключ» или даже «пуп земли» студенческой части кампуса, Никита Явейн решил в виде пятиугольного – как советский знак качества – и следовательно, пятифасадного ступенчатого зиккурата. Оно похоже и на Мавзолей, и на Вавилонскую башню – особенно ту, что на картине Брейгеля старшего, и на горную гробницу царицы Хатшепсут. Оно также напоминает латентную классику Дэвида Чипперфильда, только в ещё более утонченном, почти невесомом варианте деревянных сеток тонких портиков, и к тому же ощутимо пребывает в каком-то подвижном состоянии, как будто бы в процессе трансформации. Перспективную игру – а каждая прямая линия здесь трактует пространственное сокращение очень по-своему, сбивая с толку не хуже теории относительности – поддерживает пятиугольная форма, она тоже нарушает статику, да еще как – ни с какой стороны сразу не понять, что происходит. А происходит вот что: тектоническая трансформация противоречиво подвижного Мавзолея, противоположного кремлевскому статичному зиккурату Щусева. Башня Татлина напрашивается в густой компот приведенных сравнений уже сама собой, как заключительный аккорд.
Загородный кампус Высшей школы менеджмента Санкт-Петербургского Государственного Университета (ВШМ СПБГУ). Аксонометрия. Зона нового строительства
© Студия 44
Студенческое кафе кампуса Высшей школы менеджмента Санкт-Петербургского Государственного Университета (ВШМ СПБГУ). Структура
© Студия 44

Сходство с Мавзолеем на самом деле – чисто типологическое, такое, какое есть между всеми ступенчатыми башнями. Но парадокс вот в чем: ступенчатая башня, символ осмысленной устойчивости, рациональной, основательной лестницы в небо, такой, от которой небо не увернется никак, которую уронить невозможно – здесь превращен в нечто кружащееся, не вполне надежное. И да, такова доля менеджера, особенно высшего звена, что даже зиккурат под ним фигурально этак покачивается, заставляет держать равновесие. Раскачать такую статичную форму, как ступенчатая башня, это надо уметь, притом что форма по определению вдвойне устойчива. Сложно сказать, что вообще могло бы пошатнуть мавзолей, но и башня Татлина не так проста – динамика спирали демонстрирует надежность движения бура, сверления вверх, не оставляя у наблюдателя сомнений в линейности прогресса, пусть спирального. Кто бы мог подумать, что если скрестить две стабильности, получится такая подвижность.

Есть еще один контраст с зиккуратом: все реальные башни (Татлина – не очень реальная), были для избранных, жрецов, царей, политбюро наконец. А тут здание кафе, то есть, не очень серьезное, во всяком случае, не напыщенное и почти для всех, ну, для будущих управленцев высшего звена, конечно, но все же они еще не политбюро, пока студенты. Поэтому динамику хочется понять еще и как демократизацию формы, превращение из храма в клуб – а это ведь серьезное, сущностное превращение.
Студенческое кафе кампуса Высшей школы менеджмента Санкт-Петербургского Государственного Университета (ВШМ СПБГУ)
Фотография © Маргарита Явейн, Татьяна Стрекалова
Студенческое кафе кампуса Высшей школы менеджмента Санкт-Петербургского Государственного Университета (ВШМ СПБГУ)
Фотография © Маргарита Явейн, Татьяна Стрекалова
Студенческое кафе кампуса Высшей школы менеджмента Санкт-Петербургского Государственного Университета (ВШМ СПБГУ)
Фотография © Маргарита Явейн, Татьяна Стрекалова

Итак, пятиугольное в плане здание – широкая, распластанная по земле пирамида, просторные террасы эксплуатируемой кровли которой поднимаются по очень плавной спирали к верхней площадке. Поэтому кровли, они же полы террас, слегка наклонены, а центральная симметрия «знака качества» сбивается, и пятиугольник внутреннего зала уже не симметричен. Поэтому же протяженные прямые линии кровель снаружи складываются не в прямую, легко поддающуюся рациональному осмыслению, а в какую-то обратную, почти иконную перспективу, вызывая у наблюдателя образ пирамиды не простой, а то ли растущей, то ли поежившейся от холодного ветра с залива. Такого рода скрытая динамика – любимый прием современной архитектуры, однако не всегда и не всем удается сделать ее столь очевидной, работая с несложной, базовой и всем известной, казалось бы, формой.

Тему спирали поддерживают входы – вовсе не центрированные порталы, а вынесенные вперед тамбуры, они напоминают опять же вход в пирамиду-ледник в какой-нибудь усадьбе, спроектированной Николаем Львовым. Тамбуры не просто расположены асимметрично, всегда правее центра, их оси еще и повернуты, как лопасти винта, а объемы – разнообразны: один черный стеклянный, другой белый, еще один деревянный, четвертый – белокаменный с редкими полосками шершавого руста.
Студенческое кафе кампуса Высшей школы менеджмента Санкт-Петербургского Государственного Университета (ВШМ СПБГУ)
Фотография © Маргарита Явейн, Татьяна Стрекалова

Фасады поддерживают все тот же оптический эффект нарушенного равновесия: стеклянные плоскости и выступы деревянных решеток-пилонад чередуются в шахматном порядке. Строгая штриховка вертикалей подчеркивает пляску карнизных линий, но одновременно держит в узде наметившуюся динамику и немного смиряет ее.

В просторных и хорошо освещенных залах нижнего обхода расположилось не одно кафе, а несколько: ресторан для преподавателей, шведский стол, буфет и дешёвая столовая. Они разделены дорожками, ведущими от входов к лестницам на второй этаж, и вместе получается подобие «мультиплекса». Кухня – очаг – помещена в самой середине, но также занимает и один из секторов пентаграммы.

Верхний этаж занят многофункциональным залом, освещенным и проветриваемым через широкие проемы, которые можно, однако, закрыть металлическими шторами. Подняться наверх можно как с улицы, так и, следуя основному здесь спирально-винтовому движению, заданному тамбурами входов, по открытым двухмаршевым лестницам, прижатым с стенам внутреннего объема. На нарисованной архитекторами схеме хорошо видно, как движение от каждого входа устремляется к ближайшей лестнице, а затем, уже в уровне второго этажа, короткие лесенки продолжают подниматься, дробя внутри неуклонную логику спирального пандуса, пока наконец одна из них не выводит через решетчатый объем на крышу. Прижатые к стене лестницы с обозримым профилем ступенек выглядят как явный, подчеркнутый элемент современной архаики, условной «Вавилонской башни» – тут можно порассуждать о вечном карабкании человека вверх, тема достаточно очевидна и всеобъемлюща. Лопастям лестниц, классичным в самом широком, сущностном смысле, знаково противостоит лифт в серебристой, покрытой треугольным рисунком стыковочных швов, трубе. Лестницы – древнее изобретение, они и помогают лезть в гору, и заставляют сделать для этого усилия, лифт – техника, возносящая вверх; они почти антонимы. Треугольный паттерн лифта перекликается с рисунком купола конгресс-центра, так же, как и он, выступая представителем техногенной части здания.
Схема. Студенческое кафе кампуса Высшей школы менеджмента Санкт-Петербургского Государственного Университета (ВШМ СПБГУ)
© Студия 44
Схема. Студенческое кафе кампуса Высшей школы менеджмента Санкт-Петербургского Государственного Университета (ВШМ СПБГУ)
© Студия 44
Студенческое кафе кампуса Высшей школы менеджмента Санкт-Петербургского Государственного Университета (ВШМ СПБГУ)
Фотография © Маргарита Явейн, Татьяна Стрекалова
Студенческое кафе кампуса Высшей школы менеджмента Санкт-Петербургского Государственного Университета (ВШМ СПБГУ)
Фотография © Маргарита Явейн, Татьяна Стрекалова
План подвального этажа. Студенческое кафе кампуса Высшей школы менеджмента Санкт-Петербургского Государственного Университета (ВШМ СПБГУ)
© Студия 44
План первого этажа. Студенческое кафе кампуса Высшей школы менеджмента Санкт-Петербургского Государственного Университета (ВШМ СПБГУ)
© Студия 44
План второго этажа. Студенческое кафе кампуса Высшей школы менеджмента Санкт-Петербургского Государственного Университета (ВШМ СПБГУ)
© Студия 44

Внутри светло: внешние стены прозрачные, внутренние белые, бежевый пол, широкие полоски светлого дерева и тонкие – темного металла – на потолках, зеленоватое стекло ограждений. Несущие колонны – круглые и белые, расставлены достаточно редко, им вторят ряды круглых светильников отражённого света.

Между тем преобладание белого цвета вовсе не планировалось архитекторами, и тут мы обнаруживаем ещё одну ассоциативную параллель, впрочем, почти утраченную в ходе строительства из-за экономии ресурсов. «Это Храм Скалы! – рассказывает Никита Явейн. – Мы планировали по контрасту с достаточно спокойными фасадами отделать интерьер цветной керамикой, так, чтобы входящий попадал в своего рода драгоценную шкатулку... Белый цвет не должен был доминировать в интерьере». Действительно, сейчас колонна лифта – единственный фактурный акцент, а стены внутреннего объема башни предполагалось покрыть тонким ковром разноцветных полос, сделав их теплыми, притягательными, но также и пикселизованными, раздробленными на биты-байты графической информации или – на плоскости разнонаправленной штриховки, а вовсе не такими скульптурно-однозначными, как сейчас.
Интерьер. Проект. Студенческое кафе кампуса Высшей школы менеджмента Санкт-Петербургского Государственного Университета (ВШМ СПБГУ)
© Студия 44
Студенческое кафе кампуса Высшей школы менеджмента Санкт-Петербургского Государственного Университета (ВШМ СПБГУ)
Фотография © Маргарита Явейн, Татьяна Стрекалова
Студенческое кафе кампуса Высшей школы менеджмента Санкт-Петербургского Государственного Университета (ВШМ СПБГУ)
Фотография © Маргарита Явейн, Татьяна Стрекалова
Студенческое кафе кампуса Высшей школы менеджмента Санкт-Петербургского Государственного Университета (ВШМ СПБГУ)
Фотография © Маргарита Явейн, Татьяна Стрекалова

Снаружи ломаная лента террас складывается в три яруса и заканчивается на верхней площадке; всё это эксплуатируемо. Интересно увидеть, как выглядит пирамида кафе-клуба, когда студенты располагаются на террасах кровли, это должен быть населенный холм, а вовсе не холодный мавзолей.

Объем максимально задействован, просторен, раскрыт во все стороны и рассчитан на эффективное использование каждого уголка. Он устойчив, но подвижен, широк, но тонок и прозрачен, его форма – что неизбежно для ступенчатой пирамиды – с одной стороны, нагружена ассоциациями, а с другой – ведет себя непринужденно в компании редких северных берёз у Финского залива. Изящно примиренные в архитектуре кафе-клуба суммы противоречий как будто бы призваны служить примером мастерства для будущих управленцев. Во всяком случае, наклонный пол террас научит их быть начеку и действовать в не самых предсказуемых ситуациях – полезный навык для менеджеров высшего звена, времена-то наступают непростые. 
Разрез. Студенческое кафе кампуса Высшей школы менеджмента Санкт-Петербургского Государственного Университета (ВШМ СПБГУ)
© Студия 44


Архитектор:
Никита Явейн
Мастерская:
Студия 44
Проект:
Студенческое кафе кампуса Высшей школы менеджмента Санкт-Петербургского Государственного Университета (ВШМ СПБГУ)
Россия, Санкт-Петербург, г. Петродворец, С.-Петербургское шоссе, д. 109

Авторский коллектив:
Архитекторы: Н. Явейн, В. Романцев, П. Соколов,
при участии Е. Еловкова, П. Шлихтера
Интерьеры: Е. Алешина, М. Спивак
Конструкторы: И. Ляшко, Д. Кресов
Главный инженер проекта: В. Кремлевский

Генподрядчик: ООО «Сэтл Сити»

2007 — 2014 / 2014 — 2014

Заказчики - Федеральное Агентство по образованию, Санкт-Петербургский Государственный университет

 

23 Декабря 2015

author pht

Автор текста:

Юлия Тарабарина
Технологии и материалы
Пленение плетением
Самое известное применение перфорированной кирпичной стены, сквозь которую проникает солнечный свет, принадлежит швейцарскому архитектору Питеру Цумтору. Идею подхватили другие авторы. Новые тенденции в области кирпичной кладки и старые секреты красивых фасадов – в нашем обзоре.
Строительный материал от Адама
Представляем победителей премии в области кирпичной архитектуры Brick Award 20, учрежденной компанией Wienerberger. Ими стали шесть команд архитекторов из Польши, Руанды, Индии, Испании, Нидерландов и Мексики.
Креативный подход: Baumit CreativTop
Моделируемая штукатурка CreativTop – это насыщенные цвета, глубокие рельефные поверхности, интересные сочетания и комбинации текстур и огромные возможности дизайна.
Потолочные решения Knauf Armstrong для медицинских учреждений...
Линейка подвесных потолков серии Bioguard со специальным антибактериальным покрытием препятствует развитию всех видов возбудителей внутрибольничных инфекций и помогает поддерживать здоровый микроклимат для благополучия пациентов и персонала.
Все дело в центре притяжения
На развитие рынка недвижимости, в особенности загородной, все больше стали влиять инфраструктурные факторы. Все чаще центром притяжения загородных кластеров становятся самостоятельные объекты, жизнедеятельность которых не зависит от спроса на загородную недвижимость: натуральные хозяйства, фермы и лесопарковые зоны. Так постепенно пригород миллионников обрастает комплексной инфраструктурой и современными архитектурными решениями.
Модернизируя традиции
Специалисты корпорации HILTI придумали, как совместить несовместимое: кирпичную кладку и навесной вентилируемый фасад. Для этой цели Hilti разработала четыре альтернативных метода создания НВФ с кирпичной кладкой или её имитацией.
FunderMax Compact Academy – новый стандарт обучения
Обучение и образование играют важную роль в жизни любого человека. Постоянное совершенствование личных и профессиональных навыков открывает перед человеком новые возможности и делает его востребованным в современном мире.
Максим Павлов: у нашей несущей системы большие перспективы...
Как «упаковать» вентоборудование, архитектурную подсветку, электрические кабели и многое другое в межфасадное эксплуатируемое пространство, не нарушив архитектуры фасада и уменьшив при этом стоимость здания. Рассказывает Максим Павлов, главный инженер компании «ОртОст-Фасад», ГИП по устройству конструкции внешней облицовки храма Вооруженных сил России.
Сейчас на главной
От пожара до потопа
Награждение одиннадцатого АрхиWOODа прошло в виде конференции zoom, но не менее продуктивно и оживленно, чем всегда. Гран-при получил Сожженный мост, многозначная масленичная затея из Никола-Ленивца, а призы в главной номинации – Тотан Кузембаев за свой собственный дом в деревне Лиды и Денис Дементьев за дом на склоне в деревне Ромашково. Вашему вниманию – репортаж с награждения, которое длилось 4 часа, предоставив возможность высказаться всем заинтересованным профессионалам.
Деревянный рай
Один из кварталов в составе крупного и очень передового по многим параметрам района Асперн в Вене выстроен из дерева – как клееной, так и обычной древесины на бетонном каркасе, причем очень многие элементы конструкции – сборные, предварительно изготовлены на заводе.
Путь к новой орнаментальности
Клубный дом-дворец «Аристократ» у соснового парка перед началом Рублевского шоссе представляет собой новый этап развития московской декоративно-исторической архитектуры: респектабельно украшенной, но тяготеющей к легким светлым тонам и умело использующей романтический флёр майоликовых вставок.
Реновация по-дальневосточному
Конкурсный проект реновации двух центральных кварталов Южно-Сахалинска, 7 и 8, разработанный UNK project, получил звание победителя в номинации «архитектурно-планировочные решения застройки».
Константин Акатов: «Обновленная территория – увлекательное...
Интервью с победителем международного конкурса на мастер-план долины реки Степной Зай в Альметьевске, руководителем проекта, заместителем генерального директора «Обермайер Консульт» Константином Акатовым.
Сергей Труханов: «Главное – найти решение, как реализовать...
Как изменятся наши рабочие пространства? Можно ли подготовить свои офисы к подобным ситуациям в будущем? Что для современных офисов актуально в целом? Как работать с международными компаниями и какую архитектурную типологию нам всем еще только предстоит для себя открыть?
Ближе к людям
Южнокорейский город Чхонджу планирует расчистить почти 3 га в историческом центре от существующих зданий XX века для строительства нового муниципалитета по проекту бюро Snøhetta, который победил в международном конкурсе. Сохраняется только один корпус 1965 года, который будет служить «входным порталом» нового комплекса.
Портфолио поколения Z
Студенты второго курса МАРШ оформили свои портфолио в виде web-страниц, на которых демонстрировали навыки и умения, а архитекторы как работодатели оценили удобство формата и рассказали о своих предпочтениях при выборе кандидатов.
Контакт
В Риме, в Центральном институте графики, открылась выставка Сергея Чобана «Оттиск будущего. Судьба города Пиранези». Она включает четыре гравюры, чьим источником послужили римские ведуты XVIII века, дополненные футуристическими вкраплениями, и много рисунков, исследующих ту же тему, подчас очень экспрессивно. Вопросы выставка ставит, а ответов, как кажется, не дает. Поскольку в Рим сейчас съездить проблематично, рассматриваем картинки.
Новый старый Серпухов: работы студентов Алексея Бавыкина
Бакалавры подошли к теме реконструкции комплексно: рассмотрев центр города в целом, создали проекты отдельных кластеров с разными функциями, призванными оживить историческую среду, на месте двух заброшенных заводов, тесной школы и больницы.
В поисках визуальной ясности
Рассказываем о дискуссии, посвященной непростому для российских просторов вопросу дизайна элементов городского пространства. Обсуждение организовал Институт Генплана Москвы на Арх Москве.
Владимир Плоткин: «Мы старались привить студентам...
Три проекта группы бакалавров МАРХИ Владимира Плоткина, Валерия Грубова и Светланы Трифоненковой: музей антропологии в Мневниках; школа нового типа, разработанная в согласии с принципами современного образования, и «легальный туннель» для мигрантов из Мексики в США.
От театра до музея: дипломы бакалавров группы Владимира...
Четыре проекта бакалавров МАРХИ группы Владимира Плоткина, Валерия Грубова и Светланы Трифоненковой: театральный комплекс, плавающий по Москве-реке, дом на Песчаной улице, музей-остров из кораллов на старой нефтяной платформе в Адриатическом море и кинофестивальный центр с фестивальной улицей и «мостом» к реке.
Пресса: Сергей Чобан — о том, почему петербуржцы не терпят...
15 октября Сергей Чобан открывает в Риме выставку, где покажет несколько «испорченных» им гравюр великого Джованни Баттиста Пиранези. По этому случаю он написал колонку о том, почему наше благоговение перед исторической архитектурой Петербурга пронизано двойной моралью.
Клином красным
Невзирая на неурядицы 2020 года в Гостином дворе открылась Арх Москва. Она состоит из тех же частей в иных пропорциях, и, как всегда, ставит абмициозные задачи: а) увидеть в архитектуре искусство, б) резюмировать последние тридцать лет. А «никакой архитектуры» – в этом, конечно, есть доля шутки.
Выход за пределы
Жилой комплекс для исторической части города от бюро ОСА: многоуровневое дворовое пространство и стремящаяся к абсолюту свобода фасадов.
Кирпичный дом в большом городе
Сознавая весь романтизм и харизматичность кирпичной архитектуры, Степан Липгарт поработал с темой кирпичного дома в Петербурге и решил две теоремы, предложив башни американского ар-деко для более высокого ЖК Alter на Магнитогорской улице и чувственную пластику ар-деко в коктейле с лофтовой эстетикой для дома на Малоохтинском проспекте.
Природа – и храм, и мастерская…
Если классический словарь разных эпох – революционную дорику и палладианский руст – скрестить со скандинавским деревянным домом и модернистским пространством, то получится лесная деревянная классика Артема Никифорова, построившего архитектурный коворкинг под Петербургом.
Лунный город
Бюро BIG, ICON и SEArch+ заняты разработкой проекта «Олимп» – строительных технологий и плана первого поселения на Луне. Работа идет под эгидой НАСА.
Город солнца
Комплекс ВТБ Арена Парк, спроектированный и реализованный совместно Сергеем Чобаном и Владимиром Плоткиным, претендует на роль эталонного эксперимента по снятию вековых противоречий между архитектурой традиционного направления и модернизмом. Рамки дизайн-кода и интеллигентный, творческий характер пластической дискуссии сформировали несколько идеализированный фрагмент городской ткани.
Журналисты как архитекторы
В Берлине открылось новое здание издательского дома Axel Springer, куда входят Die Welt, Bild и множество других газет и журналов. Авторы проекта, Рем Колхас и его бюро OMA, разработали его с учетом непредсказуемости цифрового будущего.
Пресса: Архитектура должна быть искусством
Владимир Плоткин – руководитель известного и признанного в России и Москве бюро ТПО «Резерв», которое в этом году отметило свое 33-летие. Последние да и многие предыдущие его проекты стали по-настоящему громкими – КЗ «Зарядье», административный центр и больница в Коммунарке. Разговор состоялся накануне открытия выставки «АРХ Москва», чьим лозунгом в этом сезоне станет «Архитектура – искусство»
Коронавирус не подточил деревянную архитектуру
Премия АРХИWOOD собрала рекордные 207 заявок, в шорт-лист прошло 54. Хотя организаторы премии до сих пор не решили, в каком формате пройдет церемония награждения победителей, Экспертный совет определил шорт-лист премии, а на ее сайте началось голосование. О вышедших в финал номинантах, а также о внутренних проблемах премии, которые, среди прочего, отражают новые тенденции в деревянной архитектуре, рассказывает куратор Николай Малинин.
Планирование и политика
Публикуем отрывок из книги Джона М. Леви «Современное городское планирование», выпущенной Strelka Pressв рамках образовательной программы Архитекторы.рф. Этот авторитетный труд, выдержавший 11 изданий на английском, впервые переведен на русский. Научный редактор этого перевода – Алексей Новиков.
Дай мне напиться железнодорожной воды*
В проекте третьей очереди микрорайона «Лиговский Сити» в «сером поясе» Петербурга консорциум KCAP & Orange Architects & «А.Лен» поставил перед собой задачу сохранить дух места через консервацию контуров железнодорожных путей и уподобление объемов жилой застройки контейнерам, сложенным на товарно-разгрузочной станции.
Стоянка у петроглифов
Проект туристического комплекса рядом с беломорскими петроглифами: нейтральная архитектура для будущего объекта из списка ЮНЕСКО
Корпоративная пещера
Пекинское бюро Atelier Alter устроило в штаб-квартире компании Yingliang на юго-востоке Китая музей окаменелостей, найденных при добыче ею камня.
Разделительная полоса
Центр выставок и конгрессов MEETT в Тулузе по проекту OMA отделяет урбанизированную окраину от сельской местности, предохраняя ее от стихийного «расползания» города.
Львы на стекле
Архитекторы бюро СПИЧ применили прием, известный по петербургским опытам Сергея Чобана – кассеты с рисунком элементов классической архитектуры, напечатанных на стекле, – к реконструкции фасадов типового здания 4 корпуса московской больницы №23. Проект разработан бесплатно, как помощь больнице.
Климатические зоны для искусства
В Роттердаме закончено строительство фондохранилища Музея Бойманса – ван Бёнингена по проекту MVRDV. Впервые в мире в таком здании все экспонаты из музейного собрания будут доступны посетителям для осмотра, а на крыше высажена березовая роща.
Жилой каньон
Комплекс Amani на юге Мексики – это две поставленные параллельно тонкие пластины, где в каждой квартире достаточно солнца и возможно сквозное проветривание. Авторы проекта – Archetonic.