Лицом к городу, крышей к морю

Терминалы Морского пассажирского порта в Санкт-Петербурге, спроектированные Сергеем Орешкиным, достойно поддерживают название «Морской фасад». И если со стороны города гостей встречают динамичные, устремленные ввысь фасады в духе технодизайна, то для пассажиров круизных судов лицом города становятся артистически проработанные кровли.

Автор текста:
Лилия Аронова

03 Августа 2015
mainImg

Архитектор:

Сергей Орешкин

Проект:

Морской пассажирский терминал
Россия, Санкт-Петербург, берег Невской губы Васильевского острова

Авторский коллектив:
Руководитель проекта: С.И. Орешкин
ГАП: Р.В. Андреева
ГИП: А.Г. Вайнер
Архитекторы: Т.Б. Коваленко, Е.С. Орешкина, Д.О. Мажаров

2010 – 2011

ООО «Терра Нова»
Архитектурное бюро «А.Лен» строило Морской пассажирский порт на Невской губе семь лет: проектирование началось в 2004 году, в 2011-м городу был передан последний терминал. Каждый из четырех терминалов сдавался раз в год-полтора, проектирование шло в рабочем режиме и сопровождалось обстоятельными консультациями со специалистами в соответствующих областях, так что ни авральных перегрузок, ни какого-то особого давления ответственности, по словам руководителя бюро Сергея Орешкина, архитекторы не ощутили. Тем не менее, результатом этой работы стало сооружение и ввод в эксплуатацию, по официальным данным, крупнейшего в Европе и одного из самых больших в мире круизных портов.
Морской пассажирский терминал. Вокзал №1 (круизный) © «А.Лен»
Морской пассажирский терминал © «А.Лен»
Морской пассажирский терминал © «А.Лен»
Морской пассажирский терминал. Вокзал №1 (круизный) © «А.Лен»

Конечно, круизные суда приходили в Санкт-Петербург и раньше. Войдя в устье Невы, они швартовались практически в центре города, на Морском вокзале: туристам – достопримечательности в пешей доступности, горожанам – вид на величественные лайнеры, а вот пограничным, таможенным, техническим службам – сложности и неудобства вплоть до полной невозможности работать. К тому же суда длиной более 200 метров Морской вокзал принять не мог, и их приходилось отправлять в торговый порт, для таких целей абсолютно не предназначенный.

Принятое в 2005 решение построить специализированный пассажирский порт «Морской фасад» – тоже на Васильевском острове, но западнее – оказалось оптимальным выходом из положения и устроило, кажется, всех. Более того, этот порт должен был стать частью грандиозного стратегического проекта по развитию города, предусматривавшего образование 476 га новых намывных территорий, строительство жилых кварталов, университета, станции метро… Семь причалов «Морского фасада» способны принимать круизные лайнеры и паромы длиной до 330 м. Первое судно пришвартовалось здесь в 2008 году, сейчас порт работает уже в полную силу.
Морской пассажирский терминал. Ситуационный план © «А.Лен»
Морской пассажирский терминал. Вокзал №3 (паромный) © «А.Лен»

Архитектура круизных терминалов – жанр сегодня не менее востребованный и интригующий, чем, скажем, строительство аэропортов. Шанхай, Тайвань, Сидней, Картахена – павильоны для пропуска пассажиров проектируются лучшими архитекторами, получают профессиональные премии и вовсю тиражируются популярными изданиями. Так что опыт есть – как с архитектурной, так и с чисто технической точки зрения. Как рассказывает Сергей Орешкин, «А.Лен» получил заказ после того, как в порядке, можно сказать, гуманитарной помощи провел несколько консультаций со специалистами по технологии строительства круизных портов в Европе и США (раньше – даже при составлении технического задания для конкурса на лучший проект – этого сделать почему-то не догадались). И, кстати, взялся за работу только при условии включения в команду соответствующих профессионалов: научную часть делала американская компания, технолог был из Финляндии.

Первоначальный проект Орешкина существенно отличался от воплощенного. Десять лет назад, когда начиналась эта история, все страшно увлекались «рулонной» архитектурой – когда здание, как нью-йоркский музей Eyebeam по проекту Diller Scofidio + Renfro или штаб-квартира Vacheron Constantin Бернара Чуми в Женеве, кажется непринужденно свернутым из огромной ленты – гибкой, но послушно держащей заданную архитектором форму. Вот и Сергей Орешкин придумал здание, похожее на «рулон рубероида», нарезанного, словно батон хлеба, на терминалы и к тому же вызывающего ассоциации с накатывающей на берег волной. Идея выразительная и экспрессивная – но, к сожалению, принципы Чуми с его решительным отделением формы от содержания плоховато сочетаются с реальной практикой транспортного строительства, по крайней мере, в наших условиях. Если продолжать аналогии с мировыми звездами, то аэропорт-вокзал-морвокзал в привычном нам понимании – это скорее уж Сантьяго Калатрава с его обнаженными, порой вовсе лишенными плоти конструкциями или Ричард Роджерс и другие пионеры архитектурного хай-тека, последовательно подчеркивающие и эстетизирующие функциональность своих объектов. К тому же, помимо несоответствия архетипу, первоначальная концепция «А-Лен» была чревата немалыми трудностями с обслуживанием кровли, особенно в зимних условиях. Так и получилось, что «рулон рубероида» превратился в «модульный объект с ярко выраженным технодизайном», – рассказывает Сергей Орешкин.
Морской пассажирский терминал. Генеральный план © «А.Лен»
Паромный вокзал. Морской пассажирский терминал №1 © «А.Лен»

Все четыре терминала – один паромный и три круизных, связанные надземными галереями,– имеют единое архитектурно-планировочное решение и отличаются только размерами: трехэтажный паромный обеспечивает разделение людского и автомобильного потоков, длина круизных определяется количеством обслуживаемых причалов. Это, по сути, павильоны, предназначенные для быстрого пропуска большого количества людей – за 30 минут под предводительством турагентов через терминал проходит порядка двух тысяч человек. Строгая функциональность подчеркнута лаконизмом архитектурного решения. Как в хрестоматийном Центре Помпиду Ренцо Пьяно и упомянутого уже Роджерса, многостержневая конструкция выведена наружу и акцентирована. Сплошное остекление переднего и преимущественное – боковых фасадов, расчерченных сеткой металлокаркаса, позволяет видеть внутренние несущие колонны. Основания прямоугольных тетраэдров из металлических стержней, вершинами упирающихся в козырек над входом, поддерживают вылетающий в небо свес крыши. Все вместе образует сложный геометрический рисунок, работающий на динамику здания, повышающегося от заднего фасада к переднему, учитывая козырек, раза в полтора. Порталы раздвижных дверей, ритмизованные монументальными призматическими пилястрами, ограничены сверху сложной формы карнизом, разбитым на отдельные фрагменты и вызывающим ассоциации с деталями самолетного крыла.
Морской пассажирский терминал. Вокзал №1 (круизный) © «А.Лен»
Морской пассажирский терминал. Вокзал №2 (круизный) © «А.Лен»
Морской пассажирский терминал. Вокзал №2 (круизный) © «А.Лен»
Морской пассажирский терминал. Вокзал №3 (паромный) © «А.Лен»
Морской пассажирский терминал. Вокзал №4 (круизный) © «А.Лен»
Морской пассажирский терминал. Вокзал №4 (круизный) © «А.Лен»
Морской пассажирский терминал. Вокзал №1 (круизный) © «А.Лен»
Морской пассажирский терминал. Вокзал №3 (паромный) © «А.Лен»

Если со стороны моря высота павильонов максимально снижена – конкурировать с огромными махинами круизных судов все равно невозможно, – то фасады, обращенные к городу, выглядят трех- или даже четырехэтажными, хотя на самом деле пространство остается двусветным. При всей своей эффектности и некоторых практических преимуществах (в частности, облегчение ветровой нагрузки) такое решение создало архитекторам немало проблем: помещения в центре терминала получились очень, даже слишком высокими, им не хватало освещенности, и для того, чтобы впустить внутрь солнечный свет, пришлось предусмотреть специальные световые «стаканы» в кровле. Как нередко бывает, вынужденная мера обернулась ярким акцентом: так же, как и другие конструктивные элементы, эти «стаканы» оснащены светодиодами, и вечером неоновым фиолетово-зеленоватым сиянием озаряются не только фасады, но и крыши терминалов.
Морской пассажирский терминал. Вокзал №2 (круизный) © «А.Лен»
Морской пассажирский терминал. Вокзал №2 (круизный) © «А.Лен»

Крыши терминалов – отдельная история, предмет специальной творческой работы. Поскольку основные палубы заходящих в порт судов расположены значительно выше уровня кровли, архитекторам «А.Лен» хотелось, чтобы «пятый фасад» порта достойно встречал гостей города. Подобными вопросами они задались еще при проектировании аквапарка в гостинице «Прибалтийская», где дизайн крыши создавался с учетом видимости из окон номеров. Вот и на кровлях круизных и паромного терминалов воздуховоды, световоды, техническая начинка, собранная в специальные блоки – все это по воле архитекторов сложилось в графическое панно, мерцающее переливами света в темное время суток и радующее глаз гармоничным рисунком при свете дня. Главный инженер Александр Вайнер считает высокохудожественные крыши главной «фишкой» проекта, и с ним трудно не согласиться.
Морской пассажирский терминал. Вокзал №1 (круизный) © «А.Лен»
Морской пассажирский терминал. Вокзал №2 (круизный) © «А.Лен»
Морской пассажирский терминал. Вокзал №3 (паромный) © «А.Лен»

Круизный терминал – особое сооружение: через него проходит ни много ни мало государственная граница. По аналогичному принципу строятся международные аэропорты – и там и там есть государственная и экстерриториальная части, разделенные линией пограничного и таможенного контроля. Отсюда внутренняя архитектура павильонов: огромные открытые пространства (в случае круизных терминалов – с минимумом торгово-рекреационных помещений, пассажиры здесь не задерживаются), галереи, лестницы, переходы.

Оформляя интерьеры павильонов все в том же жанре технодизайна, Сергей Орешкин, разумеется, не мог обойти вниманием корабельную тематику. Ассоциации тут, впрочем, сложные, совсем не лобовые: если в массивных колоннах-карандашах еще можно угадать очертания корабельных труб, то закругленные поверхности цвета благородной древесины – вынесенные и на фасад, в облицовку козырьков, – уже только намекают на обводы кораблей; а о том, что дизайн сеточных проемов потолка навеян образом лодочного днища, без подсказки Сергея Орешкина можно и не догадаться. Архитектор, к слову, напомнил, что подобный прием использовал Николас Гримшо при проектировании нового терминала аэропорта Пулково: в складчатой конструкции сводов можно увидеть и золотистые купола православных церквей, и плывущие по Балтийскому морю лодки. А вот хай-тека во внутренних пространствах терминалов «Морского фасада» много, и вполне недвусмысленного: тут и обилие металла (точнее, в основном, его имитации), и светильники заводских форм, лестницы и галереи из стекла и стали, расчерчивающие огромное, полное воздуха пространство. Даже скамейки максимально эргономичны и подчеркнуто индустриальны.
Морской пассажирский терминал. Вокзал №2 (круизный) © «А.Лен»
Морской пассажирский терминал. Вокзал №3 (паромный) © «А.Лен»
Морской пассажирский терминал. Вокзал №2 (круизный) © «А.Лен»

Кроме четырех терминалов, бюро «А.Лен» построило в пассажирском порту несколько вспомогательных зданий: центр управления портом («тоже довольно стильный, модернистский, с горизонтальными окошками» – комментирует Орешкин), автомобильный пункт пропуска, автобусные остановки… Работы продолжаются и сейчас: достраиваются новые магазины duty free, идет речь о возведении спортивного центра. Кроме того – редкий случай – как рассказывает Александр Вайнер, управляющая компания заключила с «А.Лен» десятилетний договор о техническом сопровождении и эксплуатации. Это важно – все-таки речь идет о намывных землях, хотя здания терминалов поставлены на сваи и сколько-нибудь значительная осадка им не грозит. Так что «А.Лен» с «Морским фасадом» не расстается.
Морской пассажирский терминал. Диспетчерская © «А.Лен»
Морской пассажирский терминал. Здание таможни © «А.Лен»

Сергей Орешкин скромен в своей оценке терминала: ничего особенного, подумаешь – четыре объекта по 10 000 м2, рядовой масштаб, сравнимый по сложности с жилым зданием, – но определенная гордость за воплощенный проект такого значения, безусловно, ощущается в его словах. Не замедлило прозвучать и признание коллег: по мере сдачи в эксплуатацию каждый терминал удостаивался тех или иных профессиональных наград. Теперь архитекторы имеют приятную возможность любоваться своей работой с близкого расстояния, со стороны еще одного строящегося объекта: «А.Лен» строит на первой линии намывных территорий жилой квартал «Я – романтик». Из окон квартир будет открываться отличный вид на терминалы пассажирского порта, совсем маленькие «на фоне стальных кораблей», но не теряющиеся на их фоне ни днем, ни ночью.
Морской пассажирский терминал. Вокзал №1 (круизный) © «А.Лен»
Морской пассажирский терминал. Вокзал №1 (круизный) © «А.Лен»
Морской пассажирский терминал. Вокзал №2 (круизный) © «А.Лен»
Морской пассажирский терминал. Вокзал №2 (круизный) © «А.Лен»
Морской пассажирский терминал. Вокзал №3 (паромный) © «А.Лен»
Морской пассажирский терминал. Вокзал №4 (круизный) © «А.Лен»
Морской пассажирский терминал. Вокзал №1 (круизный) © «А.Лен»
Морской пассажирский терминал. Вокзал №3 (паромный) © «А.Лен»
Морской пассажирский терминал. Вокзал №4 (круизный) © «А.Лен»
Морской пассажирский терминал. Диспетчерская © «А.Лен»
Морской пассажирский терминал. Вокзал №1 (круизный). Разрез © «А.Лен»
zooming
Морской пассажирский терминал. Вокзал №4 (круизный). Разрез © «А.Лен»
Морской пассажирский терминал. Фасад © «А.Лен»


0

Архитектор:

Сергей Орешкин

Проект:

Морской пассажирский терминал
Россия, Санкт-Петербург, берег Невской губы Васильевского острова

Авторский коллектив:
Руководитель проекта: С.И. Орешкин
ГАП: Р.В. Андреева
ГИП: А.Г. Вайнер
Архитекторы: Т.Б. Коваленко, Е.С. Орешкина, Д.О. Мажаров

2010 – 2011

ООО «Терра Нова»

03 Августа 2015

Автор текста:

Лилия Аронова

Поставщики, технологии

представительство компании АО «ТАТПРОФ» на Архи.ру Фасадные системы – компания ТАТПРОФ: рабочее проектирование, производство и контроль СМР.

Технологии и материалы

Condair – партнёр архитекторов
Награждать архитекторов деловыми профессиональными поездками мы решили на постоянной основе. Это даст возможность архитекторам совершенствоваться, получать новые знания и посмотреть на мир с позиции людей, создающих качественный воздух в архитектурных пространствах.
Life Challenge 2020: проекты российских архитекторов борются...
Стартовал международный конкурс Baumit на лучшие европейские фасады Life Challenge 2020, в котором принимают участие более 300 работ из 25 стран. Раз в два года профессиональное жюри выбирает самый яркий и неповторимый проект. В этом году за престижную премию будут бороться российские архитекторы. С февраля по апрель также проходит открытое голосование за лучшее оформление здания.
ArchYouth-2020: объявлены победители III сезона
Каждый из победителей детально разобрался в тонкостях остекления своего проекта, правильно рассчитал формулы стеклопакетов, подобрал стёкла и профильные системы.
Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.

Сейчас на главной

Паломничество в страну ар-деко
В ЖК «Маленькая Франция» на 20-й линии Васильевского острова Степан Липгарт собеседует с автором Нового Эрмитажа, мастерами Серебряного века и советского ар-деко на интересные профессиональные темы: дом с курдонером в историческом Петербурге, баланс стены и витража в архитектонике фасада. Перед вами результаты этой виртуальной беседы.
Дом в порту
Жилой комплекс на Двинской улице – первый случай современной архитектуры на Гутуевском острове. Бюро «А.Лен» подробно исследует контекст и создает ориентир для дальнейших преобразований района.
Дюжина видео-каналов в спину карантинному времени
Все вокруг советуют, как провести период изоляции с пользой. Мы собрали для вас YouTube-каналы, которые помогут не только скоротать время, но и узнать что-то новое, полезное – 12 об архитектуре, и еще несколько просто интересных. И БГ, если кто не видел.
Вместо плаца – парк
Архитекторы ChartierDalix приспособили исторические казармы Лурсин для юридического факультета университета Париж I: главную роль там играет созданный на месте плаца парк.
Взлетная полоса
Проект-победитель конкурса Малых городов для Гатчины: линейный парк в большом микрорайоне и возвращение памяти о первом военном аэродроме России.
Градсовет удалённо / 25.03.2020
Градсовет впервые за историю своего существования работал дистанционно: обсуждали «готичный» бизнес-центр и эскиз жилого комплекса на севере города. Мы попытались подготовить удаленный же репортаж и заодно расспросить петербургских архитекторов о работе он-лайн.
Жилье с поддержкой
Комплекс MLK1101 в Лос-Анджелесе по проекту Lorcan O’Herlihy Architects – это жилье для бездомных ветеранов вооруженных сил, «хронических» бездомных и семей без места жительства.
Баланс уплотнения
Мастерская Анатолия Столярчука проектирует дом, который вынужденно доминирует над окружающей застройкой, но стремится привести сложившуюся среду к гармонии и развитию.
Сечение «Армады»
Клубный дом в историческом центре Екатеринбурга превращает разновысотность в основу образа: скос его силуэта созвучен скатным кровлям старых зданий, но он же становится ярким и современным пластическим акцентом.
Умер Майкл Соркин
Скончался американский архитектор, урбанист и публицист Майкл Соркин – второй, после Витторио Греготти, крупный архитектурный деятель, ставший жертвой коронавируса.
Александра Черткова: «Для нас принципиально важно...
В преддверии выставки «Город: детали», которая должна была открыться сегодня на ВДНХ, а теперь перенеслась на неопределенный срок, архитектор и партнер бюро «Дружба» Александра Черткова рассказала об основных принципах создания комфортного пространства для детей, ключевых трендах в проектировании детских площадок, а также о том, как москвичи принимают участие в городском развитии.
Очевидные неочевидности на улицах Нью-Йорка
Публикуем 7 главок из новой книги Strelka Press «Код города. 100 наблюдений, которые помогут понять город» Анне Миколайт и Морица Пюркхауэра – собрания замеченных авторами закономерностей, которые пригодятся при проектировании городской среды.
Каменная мозаика
Универмаг Galleria по проекту бюро OMA в южнокорейском Квангё получил «мозаичный» фасад из 12 000 гранитных и 2500 стеклянных треугольников.
Салют Кикоину!
Проект-победитель конкурса Малых городов для Новоуральска прославляет знаменитого физика, а также превращает бульвар на окраине в одно из главных общественных пространств.
WAF: «Оскар», но архитектурный
Говорим с авторами трех проектов, собравших награды WAF: редевелопента Бадаевского завода – Herzog & de Meuron, ЖК «Комфорт Таун» – Архиматика, и Парка будущих поколений в Якутске – ATRIUM.
Лестница без конца
Берлинское бюро Barkow Leibinger создало декорации для постановки оперы «Фиделио» Людвига ван Бетховена в венском Театре ан дер Вин. Режиссер – Кристоф Вальц, дважды лауреат «Оскара» за роли в фильмах Квентина Тарантино.
Пресса: Выживет ли урбанистика в России
Урбанистика сегодня в России — синоним воровства. Если человек посадил дерево или построил дом, то понятно зачем. Чтобы стибрить, вот зачем. Отсюда вопрос об урбанизме в России будущего — по крайней мере, если мы исходим из надежды, что дальше должно быть как-то лучше,— решается однозначно: его не будет <...>
Мрамор среди домн
Библиотека Люксембургского университета на территории бывшего сталелитейного завода – это перестроенное мастерской Valentiny Hvp Architects хранилище для руды.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Дискуссия о Дворце пионеров
Публикуем концепцию комплексного обновления московского Дворца Пионеров Феликса Новикова и Ильи Заливухина, и рассказываем о его обсуждении в Большом зале Москомархитектуры 4 марта.
«Дом бездомных»
Католический приют для социально незащищенных людей в деревне на юго-востоке Польши построен по проекту бюро xystudio с бережным отношением к окружающей среде.
Драгоценное пространство
Evotion design и T+T architects сообщили о завершении интерьера штаб-квартиры Сбербанка на Кутузовском проспекте. В центре атриума здесь парит переговорная-«Диамант», и все похоже на шкатулку с драгоценностями, в том числе высокотехнологичными.
Берег Дона
Проект из числа победителей конкурса Малых городов посвящен благоустройству берега реки Дон в промышленой части городка Данков, небольшого, но экономически успешного.
Реконструкция с чувством
Перед стартом курса МАРШ Re(New), слушатели которого будут работать со зданиями Хлопкопрядильной фабрики, куратор Дарья Минеева рассуждает о смысле и путях реконструкции.
Живописное жилье
В новом нью-йоркском комплексе Denizen Bushwick – 900 квартир, из которых 20% доступных, а высокую плотность смягчает монументальное искусство, озеленение и разнообразная инфраструктура. Авторы проекта – бюро ODA.
Верста на соляных берегах
Пешеходный маршрут с уклоном в туризм и исторические реконструкции, но не без спорта: проект-победитель конкурса Малых городов для Соликамска.
Большая маленькая победа
В небольшой по масштабу школе в Домодедове бюро ASADOV_ мастерски справилось с ограничениями в виде скромного бюджета и жестких лимитов площади, спроектировав светлые классы, гуманные рекреации и даже многосветный атриум с амфитеатром, ставший центром школьной жизни.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
Здание как Интернет
В культурно-общественном центре Forum Groningen по проекту NL Architects на севере Нидерландов можно бродить и находить информацию по всем областям знаний так же свободно, как во Всемирной сети.
Высокая горка
Начинаем публикацию проектов, победивших в конкурсе «Исторические поселения и малые города». Первый присланный – проект для Новохопёрска. Он соединяет две части города, вписан в пешеходные маршруты и эффектно использует ландшафтные красоты.
АБ Крупный план: «Важно, чтобы форма не была случайной,...
Беседа с Сергеем Никешкиным и Андреем Михайловым, партнерами-сооснователями архитектурно-инжиниринговой компании «Крупный план» – о ее структуре и истории развития, принципах, поиске формы и понятии современности.
Коворкинг под вуалью
Бюро Cano Lasso Arquitectos дало фасаду лондонского коворкинга полимерную «вуаль», а интерьер превратило в фантастический ландшафт – в соответствии с идеями заказчика, борющейся со скукой арендаторов компании Second Home.
Искушение традицией
В вилле по проекту Simone Subissati Architects в итальянской области Марке соединены геометрия традиционных сельских домов и идеи радикальной архитектуры 1970-х.
Градсовет 4.03.2020
Как паркинг привел к разговору об энергоэффективности, а памятник Федору Ушакову поднял проблему восстановления собора.
Социо-биология ландшафта
Список новых типологий общественных пространств и объектов вновь пополнился благодаря бюро Wowhaus. На этот раз команда предложила кардинально новый для России подход к созданию места общения людей и животных
Старое и новое на техасском солнце
Промышленный комплекс начала XX века в пригороде столицы Техаса Остина, сохранив свой облик, вместил после реконструкции по проекту бюро Cushing Terrell рестораны, магазины, учреждения сервиса и общественные пространства.