Градсовет удаленно 1.10.2020

Небоскреб парковок, третья итерация гостиницы в Пьяной гавани и позитивный Петр I, спасающий утопающих около «Лахта-центра»

author pht

Автор текста:
Алёна Кузнецова

05 Октября 2020
mainImg

Недавно состав Петербургского градсовета претерпел ротацию. Среди новых экспертов: профессор кафедры искусствоведения СПГХПА им. А.Л. Штиглица Маргарита Штиглиц, член Президиума и Совета Санкт-Петербургского городского отделения ВООПИиК Михаил Мильчик, ректор Академии художеств Семен Михайловский, архитектор Сергей Падалко, президент Санкт-петербургского союза архитекторов Олег Романов, бывший главный архитектор города Олег Харченко.

Первое заседание в обновленном составе получилось не только более эмоциональным, чем обычно, но и многомерным – искусствоведческие и историко-культурные комментарии до этого были скорее редкостью.
Торгово-офисный комплекс у метро «Пионерская»
Санкт-Петербург, проспект Испытателей, дом 2, корпус 6
Проектировщик: ОАО «ЛЕННИИПРОЕКТ», Мастерская №6
Заказчик: ООО «МЕГАЛИТ-ОХТА ГРУПП»
Обсуждали: архитектурно-градостроительный облик

Высотное здание, по большей части занятое парковками, расположится на пересечении Богатырского проспекта и проспекта Испытателей недалеко от станции метро «Пионерская». Градсовет рассматривал проект во второй раз, в новом варианте трехуровневые ячейки паркингов, до которых автомобилисту нужно было добираться на лифте, до 7 этажа заменили традиционными рампами, на 8 и 9 остались механизированные ячейки для машин офисных сотрудников.

Основная задача здания – закрыть вопрос с нормативными парковками для жилого комплекса «Приморский квартал», который возводится через дорогу – здесь будет больше тысячи машиномест, то есть 1/5 от необходимого числа. Чтобы проект не стал убыточным, заказчик добавляет функции – офисы, торговлю, спортивный зал. В остальном проект изменился мало: упрощена фасадная сетка, еще больше заострен акцентный угол – «с его помощью можно уже бриться», прокомментрировал автор Михаил Сарри.
Торгово-офисный комплекс, вариант 2
© ЛенНИИПроект
Торгово-офисный комплекс, вариант 2
© ЛенНИИПроект
Торгово-офисный комплекс, вариант 2
© ЛенНИИПроект

Никита Явейн охарактеризовал архитектуру Михаила Сарри: «она не мейнстримовская, может раздражать кого-то, но она сильная, выразительная, запоминается и резко индивидуальна – этого не хватает в новостройках. Новый дом – квинтэссенция такой архитектуры. Он много выше среднего уровня города».

Евгения Герасимова фасады напротив не убедили, поскольку по ним невозможно определить функцию здания. По поводу паркингов архитектор процитировал Владимира Ленина: «по форме все правильно, а по сути – издевательство», поскольку сложно поверить, что жильцам соседнего дома понравится парковаться на седьмом этаже, а потом с сумками возвращаться домой. То есть, по мнению Евгения Герасимова, есть «расчет на то, что люди этим пользоваться не будут, а значит проект градостроительную задачу не решает, заказчик социальные обязательства не выполняет». Олег Харченко сравнил здание с «накачанным бойцом» имея ввиду избыток формы и функций и так же предположил, что из-за неудобства паркингом не будут пользоваться, оставляя машины на газонах и проездах.

Олег Романов эмоционально отреагировал на критику, назвав ее «откровенно негативным выпадом», отметил мастерство и индивидуальность Михаила Сарри и посчитал, что здание станет украшением квартала. Маргарита Штиглиц отметила «остроту, авангардное, хоть и немного дробное решение, которое на развертке выглядит как композиционная доминанта».
Развертка вдоль проспекта Испытателей. Торгово-офисный комплекс, вариант 2
© ЛенНИИПроект

Владимир Григорьев пояснил, почему вновь вынес проект на обсуждение: «Мне казалось, что у нас есть шанс – ведь это крупное общественное здание на важном узле, таких строится единицы. При таком изощренном объеме достаточно было одного приема для фасада: тогда появилась бы цельность и пространственный интерес».

Подробнее о проекте ->
Гостиница у Яхтенного моста
Санкт-Петербург, Приморский проспект, участок 83
Проектировщик: Архитектурное бюро А.Лен
Заказчик: ООО «ПЛГ»
Обсуждали: архитектурно-градостроительный облик


Гостиницу рассматривали уже в третий раз, основными ее проблемами были габариты, схожесть с жилым комплексом при отсутствии инфраструктуры и фасадные решения. Еще один конфликт – социальный. Гостиница займет зеленый участок набережной, расположенный перед окнами высотного комплекса «Золотая гавань», чем, естественно, недовольны его жильцы.
Проект гостиницы на Приморском проспекте. Вариант 3.
© Архитектурное бюро «А.Лен»
Проект гостиницы на Приморском проспекте. Вариант 2.
© Архитектурное бюро «А.Лен»
Проект гостиницы на Приморском проспекте. Вариант 1.
© Архитектурное бюро А.Лен, изображение предоставлено пресс-службой PLG

«А.Лен» по договоренности с заказчиком снижает высоту до 40 метров при разрешенных 56, совсем убирает террасы, но сохраняет общие параметры: в итоге получилось, что проект – только наполовину гостиница, а другая половина отдана под общественные функции и открытые горожанам прогулочные зоны. Фасады стали полностью белыми, при такой высоте архитекторы решили не дифференцировать их цветом. Сергей Орешкин сообщил, что половина гостиничных номеров уже зарезервирована для сотрудников соседнего комплекса IT-компании JetBrains.

Рецензент Никита Явейн приветствовал снижение высоты, благодаря которому появились ярусная застройка. Олег Харченко поздравил всех с результатом работы градсовета: такой проект не будет вызывать чувства досады, от того, что его согласовали. Семен Михайловский назвал гостиницу «очень приятной вещью» и наградил ее россыпью эпитетов: нормальная, сдержанная, европейская, элегантная функциональная, чистая, лишенная глупости. Михаил Мамошин отметил, что в работе есть «методика выхода к воде» и призвал ее всячески популяризировать.

Евгений Герасимов сохранил скептический настрой, отметив, что, вне зависимости от профессионализма архитекторов, это по-прежнему завуалированный многосекционный дом, поскольку «снимается несколько этажей, а экономика остается прежней – так не бывает, окупаемость гостиницы очень долгая», а также зачитал письмо инициативной группы, авторы которого просят не допустить никакого строительства, поскольку с социальной инфраструктурой в районе уже все неблагополучно.
  • zooming
    1 / 5
    Архитектурно-градостроительный облик гостиницы. Вариант 11-7 этажей
    © Архитектурное бюро «А.Лен»
  • zooming
    2 / 5
    Архитектурно-градостроительный облик гостиницы. Вариант 11-7 этажей
    © Архитектурное бюро «А.Лен»
  • zooming
    3 / 5
    Архитектурно-градостроительный облик гостиницы. Вариант 11-7 этажей
    © Архитектурное бюро «А.Лен»
  • zooming
    4 / 5
    Архитектурно-градостроительный облик гостиницы. Вариант 11-7 этажей
    © Архитектурное бюро «А.Лен»
  • zooming
    5 / 5
    Архитектурно-градостроительный облик гостиницы. Вариант 11-7 этажей
    © Архитектурное бюро «А.Лен»

Владимир Григорьев завершил неожиданно: «Архитектура – шаг вперед, элегантное решение, что там говорить. Но остается ощущение, что совершаем ошибку. Неплохо было бы поставить здесь пару-тройку башен, коль скоро рядом 75-этажные дома, чтобы было свободное проницаемое пространство, омываемое ветрами». И предложил главе КГИОП Сергею Макарову обсудить возможность повышения высотного регламента в этом месте до 85 метров, а градсовету подумать – какая нужна высота, чтобы место получило градостроительное звучание?

Подробнее о проекте ->
Дом на Заставской
Санкт-Петербург, Заставская улица, дом 30, литера А,
Проектировщик: Архитектурная мастерская Юсупова
Заказчик: ООО «ЕВРОСТРОЙ»
Обсуждали: архитектурно-градостроительный облик


Дом, влияющий на перспективы Московского проспекта, также смотрели повторно. Его высота понизилась до 31 метра при разрешенных 40, то есть до 8 этажей вместо 9-10, последние два этажа выполнили в стекле, а основной облицовочный материал – кирпич и керамические панели. Конфигурацию «пистолетиком», как назвал ее Владимир Григорьев, изменить не удалось: по словам авторов, это единственно возможное решение при заданных ТЭПах и нормах.
  • zooming
    1 / 4
    Жилой дом на Заставской
    © Архитектурная мастерская Юсупова
  • zooming
    2 / 4
    Жилой дом на Заставской
    © Архитектурная мастерская Юсупова
  • zooming
    3 / 4
    Жилой дом на Заставской
    © Архитектурная мастерская Юсупова
  • zooming
    4 / 4
    Жилой дом на Заставской
    © Архитектурная мастерская Юсупова

Владимир Аврутин настаивал, что предельная высота для Заставкой улицы – все же 22 метра. Сергею Орешкину не хватило детализации, а «деликатный» стеклянный этаж он предложил сдвигать еще сильнее. Олег Харченко предложил «продолжить коллективную борьбу за снижение высоты здания за счет стеклянных этажей», а фасад назвал плохим: «хаотичным, неинтересным, некрасивым и непонятным». Евгений Герасимов предположил, что невнятность дома сохраняется из его «полустрочного, полуостровного характера». Анатолий Столярчук увидел главную проблему в полностью стеклянном объеме, прозрачность которого больше подходит для офисного здания. Семен Михайловский назвал «стеклянный сундук» «редким цинизмом» и вообще не скупился на критику: «безыскусный проект», «простодушные вещи», «не дает развития будущему» и, наконец, «игнорирование архитектуры как профессии».

Владимир Григорьев согласился с большинством: «Эту работу рано заканчивать, меня смущает прямолинейность штампов. Все это было везде, по-всякому и в разных сочетаниях. Но здесь точно не получилось. Стеклянное решение неприемлемо для перспектив Московского проспекта и принять этот проект как дизайн-код для последующей застройки района было бы спорно».

Подробнее о проекте ->
Петр I, спасающий утопающих близ Лахты
Авторский коллектив: архитектор Михаил Мамошин, скульптор Степан Мокроусов-Гульельми, идеолог проекта Алексей Кравченко, архитектор Диана Лисица 
Инициатор: Фонд поддержки социальных инициатив Газпрома
Обсуждали: эскизный проект


Скульптура традиционно вызвала споры более жаркие.

Михаил Мамошин рассказал о сложной подоплеке проекта. На небольшом участке при въезде на территорию «Лахта-Центра» планируется разбить сквер и установить памятник: копию скульптуры за авторством Леопольда Бернштама, которая изображала Петра I, спасающего рыбаков. После этого события император, согласно легенде, заболел и умер, памятник же в 1918 году уничтожили как антихудожественный. Старый памятник стоял на Адмиралтейской набережной, а восстановить его решили «на месте событий».
  • zooming
    1 / 4
    Проект памятника Петру I, спасающему утопающих близ Лахты
    Авторский коллектив: Михаил Мамошин, Степан Мокроусов-Гульельми, Алексей Кравченко, Диана Лисица
  • zooming
    2 / 4
    Проект памятника Петру I, спасающему утопающих близ Лахты
    Авторский коллектив: Михаил Мамошин, Степан Мокроусов-Гульельми, Алексей Кравченко, Диана Лисица
  • zooming
    3 / 4
    Проект памятника Петру I, спасающему утопающих близ Лахты
    Авторский коллектив: Михаил Мамошин, Степан Мокроусов-Гульельми, Алексей Кравченко, Диана Лисица
  • zooming
    4 / 4
    Проект памятника Петру I, спасающему утопающих близ Лахты
    Авторский коллектив: Михаил Мамошин, Степан Мокроусов-Гульельми, Алексей Кравченко, Диана Лисица

Копия, как выяснилось, слово не совсем подходящее – скульптор Степан Мокроусов-Гульельми, подключившийся к градсовету с прогулки, рассказал, что «торчащие из волн руки и лица заменены на смачный парус», поскольку заказчик пожелал «придать Петру позитивный вид – Петр спасает Россию, Петр спасает утопающих, утонувших там нет, только спасенные». Также увеличивается размер памятника и пьедестал – для лучшего восприятия. Памятник будет обращен к Приморскому шоссе и Петербургу, сзади его будет закрывать зеленая «кулиса». По словам Михаила Мамошина, авторы проекта «искали новые смыслы», поэтому появилась символическая горизонталь, отмечающая уровень воды наводнения 1824 года, а также «всевидящее око», которое просматривается в рисунке благоустройства при взгялде на сквер из окон «Лахта-Центра».
Проект памятника Петру I, спасающему утопающих близ Лахты
Авторский коллектив: Михаил Мамошин, Степан Мокроусов-Гульельми, Алексей Кравченко, Диана Лисица

Все вопросы относительно доступности сквера, расположения памятника и его освещенности померкли перед обсуждением смысла всего предприятия. Семен Михайловский высказал свою позицию через вопросы: «Как вы отрывали руки и лица у берштамовского памятника? Почему не восстановить таким, как он был? Что смущало? Хотели сделать лучше? Придать новую идеологическую окраску? Всевидящее око – намекаете на масонство Петра?»

Никита Явейн предположил, что «убирать кусочки у скульптуры – это все равно что одеть Давида в трусы». Владимир Григорьев продолжил: «Со временем Самсон начнет гладить голову льву». У Евгения Герасимова были свои аллюзии: слишком много крови на картине «Иван Грозный, убивающий своего сына», слишком мало персиков у Серова, недостаточно глубокий вырез платья у Джоконды.

Феликс Буянов предположил, что, учитывая масштаб «Лахта-Центра», уместнее установить флагштоки, с чем согласился Владимир Линов: основным зрителям – автомобилистам на скорости, будет сложно разглядеть детали скульптуры, гораздо лучше смотрелся был мобиль или стабиль в духе Александра Колдера. Олег Харченко поддержал эту идею: в сквере должно появиться что-то современное и соответствующее духу места.

Владимир Григорьев подвел итог: если делать копию, то она должна быть буквальной, новая же скульптура в этом месте могло бы стать для города событием.
Памятный знак Дмитрию Устинову 
Авторский коллектив: скульптор Владимир Курочкин, архитектор Виктор Курочкин, дизайнер Ульяна Войко 
Инициатор: Региональное отделение Российского военно-исторического общества в Санкт-Петербурге и Ленинградской области
Обсуждали: эскизный проект


Памятник планируют установить в безымянном сквере у станции метро «Рыбацкое». Будущего маршала СССР скульпторы изобразили молодым человеком, каким он был в годы своей жизни в Ленинграде, фоном служит инверсионный след от ракеты, символизирующей будущие достижения.
  • zooming
    1 / 3
    Памятный знак Дмитрию Устинову
    Авторский коллектив: скульптор Владимир Курочкин, архитектор Виктор Курочкин, дизайнер Ульяна Войко
  • zooming
    2 / 3
    Памятный знак Дмитрию Устинову
    Авторский коллектив: скульптор Владимир Курочкин, архитектор Виктор Курочкин, дизайнер Ульяна Войко
  • zooming
    3 / 3
    Памятный знак Дмитрию Устинову
    Авторский коллектив: скульптор Владимир Курочкин, архитектор Виктор Курочкин, дизайнер Ульяна Войко

Никита Явейн отметил, что «в молодости Устинов прославился тем, что перебазировал заводы, а ракеты были позже, когда ему было лет 40-50», такую нестыковку нельзя оставлять без внимания, поскольку многие воспримут ее как историческую ошибку. Следовательно, «фурнитура должна связывать его с другим периодом».

Многие эксперты отметили и художественные недостатки: элементы не связываются в единую композицию, игрушечные атрибуты ракеты не вяжутся с реалистичной фигурой, классическая скульптура – с авангардным постаментом.

Владимира Григорьева заинтересовало направление движения ракеты: «Ощущение, что молодой человек в распахнутом пальто идет куда-то и вдруг бабахнули ракеты, руки разведены, растерянность в позе. Я за ваш памятник, это высочайшего класса работа. Если она без ракеты. А с ракетой – полная катастрофа. Идеологическая, все равно что масла в огонь подлить. Памятник Советскому Союзу, который палит ракетами вообще не глядя». 

05 Октября 2020

author pht

Автор текста:

Алёна Кузнецова
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Пленение плетением
Самое известное применение перфорированной кирпичной стены, сквозь которую проникает солнечный свет, принадлежит швейцарскому архитектору Питеру Цумтору. Идею подхватили другие авторы. Новые тенденции в области кирпичной кладки и старые секреты красивых фасадов – в нашем обзоре.
Строительный материал от Адама
Представляем победителей премии в области кирпичной архитектуры Brick Award 20, учрежденной компанией Wienerberger. Ими стали шесть команд архитекторов из Польши, Руанды, Индии, Испании, Нидерландов и Мексики.
Креативный подход: Baumit CreativTop
Моделируемая штукатурка CreativTop – это насыщенные цвета, глубокие рельефные поверхности, интересные сочетания и комбинации текстур и огромные возможности дизайна.
Потолочные решения Knauf Armstrong для медицинских учреждений...
Линейка подвесных потолков серии Bioguard со специальным антибактериальным покрытием препятствует развитию всех видов возбудителей внутрибольничных инфекций и помогает поддерживать здоровый микроклимат для благополучия пациентов и персонала.
Все дело в центре притяжения
На развитие рынка недвижимости, в особенности загородной, все больше стали влиять инфраструктурные факторы. Все чаще центром притяжения загородных кластеров становятся самостоятельные объекты, жизнедеятельность которых не зависит от спроса на загородную недвижимость: натуральные хозяйства, фермы и лесопарковые зоны. Так постепенно пригород миллионников обрастает комплексной инфраструктурой и современными архитектурными решениями.
Модернизируя традиции
Специалисты корпорации HILTI придумали, как совместить несовместимое: кирпичную кладку и навесной вентилируемый фасад. Для этой цели Hilti разработала четыре альтернативных метода создания НВФ с кирпичной кладкой или её имитацией.
FunderMax Compact Academy – новый стандарт обучения
Обучение и образование играют важную роль в жизни любого человека. Постоянное совершенствование личных и профессиональных навыков открывает перед человеком новые возможности и делает его востребованным в современном мире.
Сейчас на главной
Точка отсчета
Здесь мы рассматриваем два ретро-объекта: одному 20 лет, другому 25. Один из них – первые в истории Петербурга таунхаусы, другой стал первым примером элитного жилья на Крестовском острове. Оба – от бюро «Евгений Герасимов и партнеры».
Деревянное будущее
Бюро Рейульфа Рамстада выиграло конкурс на проект нового крыла музея корабля «Фрам» в Осло: проект называется Framtid – «будущее».
Архитектура и ноосфера, или шесть идей для архитектора...
«Жизнь и судьба архитектурной идеи» – так называлось ток-шоу, цикл авторских выступлений архитекторов – участников АРХ-каталога, организованный в рамках деловой программы АРХ-Москвы. В нем приняли участие архитекторы Илья Заливухин, Юлий Борисов, Олег Шапиро, Константин Ходнев, Влад Савинкин и Владимир Кузьмин. Предлагаем вашему вниманию конспект дискуссии.
Облако на холме
Бюро Alvisi Kirimoto завершило реконструкцию разрушенной землетрясением музыкальной школы в итальянском Камерино. Реализовать проект удалось менее чем за 150 дней.
От пожара до потопа
Награждение одиннадцатого АрхиWOODа прошло в виде конференции zoom, но не менее продуктивно и оживленно, чем всегда. Гран-при получил Сожженный мост, многозначная масленичная затея из Никола-Ленивца, а призы в главной номинации – Тотан Кузембаев за свой собственный дом в деревне Лиды и Денис Дементьев за дом на склоне в деревне Ромашково. Вашему вниманию – репортаж с награждения, которое длилось 4 часа, предоставив возможность высказаться всем заинтересованным профессионалам.
Деревянный рай
Квартал по проекту Berger + Parkkinen и Querkraft в районе Асперн в Вене выстроен из дерева – как клееной, так и обычной древесины на бетонном каркасе, причем очень многие элементы конструкции – сборные, предварительно изготовлены на заводе.
Путь к новой орнаментальности
Клубный дом-дворец «Аристократ» у соснового парка перед началом Рублевского шоссе представляет собой новый этап развития московской декоративно-исторической архитектуры: респектабельно украшенной, но тяготеющей к легким светлым тонам и умело использующей романтический флёр майоликовых вставок.
Реновация по-дальневосточному
Конкурсный проект реновации двух центральных кварталов Южно-Сахалинска, 7 и 8, разработанный UNK project, получил звание победителя в номинации «архитектурно-планировочные решения застройки».
Константин Акатов: «Обновленная территория – увлекательное...
Интервью с победителем международного конкурса на мастер-план долины реки Степной Зай в Альметьевске, руководителем проекта, заместителем генерального директора «Обермайер Консульт» Константином Акатовым.
Сергей Труханов: «Главное – найти решение, как реализовать...
Как изменятся наши рабочие пространства? Можно ли подготовить свои офисы к подобным ситуациям в будущем? Что для современных офисов актуально в целом? Как работать с международными компаниями и какую архитектурную типологию нам всем еще только предстоит для себя открыть?
Ближе к людям
Южнокорейский город Чхонджу планирует расчистить почти 3 га в историческом центре от существующих зданий XX века для строительства новой ратуши по проекту бюро Snøhetta, который победил в международном конкурсе.
Портфолио поколения Z
Студенты второго курса МАРШ оформили свои портфолио в виде web-страниц, на которых демонстрировали навыки и умения, а архитекторы как работодатели оценили удобство формата и рассказали о своих предпочтениях при выборе кандидатов.
Контакт
В Риме, в Центральном институте графики, открылась выставка Сергея Чобана «Оттиск будущего. Судьба города Пиранези». Она включает четыре гравюры, чьим источником послужили римские ведуты XVIII века, дополненные футуристическими вкраплениями, и много рисунков, исследующих ту же тему, подчас очень экспрессивно. Вопросы выставка ставит, а ответов, как кажется, не дает. Поскольку в Рим сейчас съездить проблематично, рассматриваем картинки.
Новый старый Серпухов: работы студентов Алексея Бавыкина
Бакалавры подошли к теме реконструкции комплексно: рассмотрев центр города в целом, создали проекты отдельных кластеров с разными функциями, призванными оживить историческую среду, на месте двух заброшенных заводов, тесной школы и больницы.
В поисках визуальной ясности
Рассказываем о дискуссии, посвященной непростому для российских просторов вопросу дизайна элементов городского пространства. Обсуждение организовал Институт Генплана Москвы на Арх Москве.
Владимир Плоткин: «Мы старались привить студентам...
Три проекта группы бакалавров МАРХИ Владимира Плоткина, Валерия Грубова и Светланы Трифоненковой: музей антропологии в Мневниках; школа нового типа, разработанная в согласии с принципами современного образования, и «легальный туннель» для мигрантов из Мексики в США.
От театра до музея: дипломы бакалавров группы Владимира...
Четыре проекта бакалавров МАРХИ группы Владимира Плоткина, Валерия Грубова и Светланы Трифоненковой: театральный комплекс, плавающий по Москве-реке, дом на Песчаной улице, музей-остров из кораллов на старой нефтяной платформе в Адриатическом море и кинофестивальный центр с фестивальной улицей и «мостом» к реке.
Пресса: Сергей Чобан — о том, почему петербуржцы не терпят...
15 октября Сергей Чобан открывает в Риме выставку, где покажет несколько «испорченных» им гравюр великого Джованни Баттиста Пиранези. По этому случаю он написал колонку о том, почему наше благоговение перед исторической архитектурой Петербурга пронизано двойной моралью.
Клином красным
Невзирая на неурядицы 2020 года в Гостином дворе открылась Арх Москва. Она состоит из тех же частей в иных пропорциях, и, как всегда, ставит абмициозные задачи: а) увидеть в архитектуре искусство, б) резюмировать последние тридцать лет. А «никакой архитектуры» – в этом, конечно, есть доля шутки.
Выход за пределы
Жилой комплекс для исторической части города от бюро ОСА: многоуровневое дворовое пространство и стремящаяся к абсолюту свобода фасадов.
Кирпичный дом в большом городе
Сознавая весь романтизм и харизматичность кирпичной архитектуры, Степан Липгарт поработал с темой кирпичного дома в Петербурге и решил две теоремы, предложив башни американского ар-деко для более высокого ЖК Alter на Магнитогорской улице и чувственную пластику ар-деко в коктейле с лофтовой эстетикой для дома на Малоохтинском проспекте.
Природа – и храм, и мастерская…
Если классический словарь разных эпох – революционную дорику и палладианский руст – скрестить со скандинавским деревянным домом и модернистским пространством, то получится лесная деревянная классика Артема Никифорова, построившего архитектурный коворкинг под Петербургом.
Лунный город
Бюро BIG, ICON и SEArch+ заняты разработкой проекта «Олимп» – строительных технологий и плана первого поселения на Луне. Работа идет под эгидой НАСА.
Город солнца
Комплекс ВТБ Арена Парк, спроектированный и реализованный совместно Сергеем Чобаном и Владимиром Плоткиным, претендует на роль эталонного эксперимента по снятию вековых противоречий между архитектурой традиционного направления и модернизмом. Рамки дизайн-кода и интеллигентный, творческий характер пластической дискуссии сформировали несколько идеализированный фрагмент городской ткани.
Журналисты как архитекторы
В Берлине открылось новое здание издательского дома Axel Springer, куда входят Die Welt, Bild и множество других газет и журналов. Авторы проекта, Рем Колхас и его бюро OMA, разработали его с учетом непредсказуемости цифрового будущего.
Пресса: Архитектура должна быть искусством
Владимир Плоткин – руководитель известного и признанного в России и Москве бюро ТПО «Резерв», которое в этом году отметило свое 33-летие. Последние да и многие предыдущие его проекты стали по-настоящему громкими – КЗ «Зарядье», административный центр и больница в Коммунарке. Разговор состоялся накануне открытия выставки «АРХ Москва», чьим лозунгом в этом сезоне станет «Архитектура – искусство»
Коронавирус не подточил деревянную архитектуру
Премия АРХИWOOD собрала рекордные 207 заявок, в шорт-лист прошло 54. Хотя организаторы премии до сих пор не решили, в каком формате пройдет церемония награждения победителей, Экспертный совет определил шорт-лист премии, а на ее сайте началось голосование. О вышедших в финал номинантах, а также о внутренних проблемах премии, которые, среди прочего, отражают новые тенденции в деревянной архитектуре, рассказывает куратор Николай Малинин.
Планирование и политика
Публикуем отрывок из книги Джона М. Леви «Современное городское планирование», выпущенной Strelka Pressв рамках образовательной программы Архитекторы.рф. Этот авторитетный труд, выдержавший 11 изданий на английском, впервые переведен на русский. Научный редактор этого перевода – Алексей Новиков.
Дай мне напиться железнодорожной воды*
В проекте третьей очереди микрорайона «Лиговский Сити» в «сером поясе» Петербурга консорциум KCAP & Orange Architects & «А.Лен» поставил перед собой задачу сохранить дух места через консервацию контуров железнодорожных путей и уподобление объемов жилой застройки контейнерам, сложенным на товарно-разгрузочной станции.
Стоянка у петроглифов
Проект туристического комплекса рядом с беломорскими петроглифами: нейтральная архитектура для будущего объекта из списка ЮНЕСКО
Корпоративная пещера
Пекинское бюро Atelier Alter устроило в штаб-квартире компании Yingliang на юго-востоке Китая музей окаменелостей, найденных при добыче ею камня.