Градсовет удаленно 1.10.2020

Небоскреб парковок, третья итерация гостиницы в Пьяной гавани и позитивный Петр I, спасающий утопающих около «Лахта-центра»

Алёна Кузнецова

Автор текста:
Алёна Кузнецова

05 Октября 2020
mainImg

Недавно состав Петербургского градсовета претерпел ротацию. Среди новых экспертов: профессор кафедры искусствоведения СПГХПА им. А.Л. Штиглица Маргарита Штиглиц, член Президиума и Совета Санкт-Петербургского городского отделения ВООПИиК Михаил Мильчик, ректор Академии художеств Семен Михайловский, архитектор Сергей Падалко, президент Санкт-петербургского союза архитекторов Олег Романов, бывший главный архитектор города Олег Харченко.

Первое заседание в обновленном составе получилось не только более эмоциональным, чем обычно, но и многомерным – искусствоведческие и историко-культурные комментарии до этого были скорее редкостью.
Торгово-офисный комплекс у метро «Пионерская»
Санкт-Петербург, проспект Испытателей, дом 2, корпус 6
Проектировщик: ОАО «ЛЕННИИПРОЕКТ», Мастерская №6
Заказчик: ООО «МЕГАЛИТ-ОХТА ГРУПП»
Обсуждали: архитектурно-градостроительный облик

Высотное здание, по большей части занятое парковками, расположится на пересечении Богатырского проспекта и проспекта Испытателей недалеко от станции метро «Пионерская». Градсовет рассматривал проект во второй раз, в новом варианте трехуровневые ячейки паркингов, до которых автомобилисту нужно было добираться на лифте, до 7 этажа заменили традиционными рампами, на 8 и 9 остались механизированные ячейки для машин офисных сотрудников.

Основная задача здания – закрыть вопрос с нормативными парковками для жилого комплекса «Приморский квартал», который возводится через дорогу – здесь будет больше тысячи машиномест, то есть 1/5 от необходимого числа. Чтобы проект не стал убыточным, заказчик добавляет функции – офисы, торговлю, спортивный зал. В остальном проект изменился мало: упрощена фасадная сетка, еще больше заострен акцентный угол – «с его помощью можно уже бриться», прокомментрировал автор Михаил Сарри.
Торгово-офисный комплекс, вариант 2
© ЛенНИИПроект
Торгово-офисный комплекс, вариант 2
© ЛенНИИПроект
Торгово-офисный комплекс, вариант 2
© ЛенНИИПроект

Никита Явейн охарактеризовал архитектуру Михаила Сарри: «она не мейнстримовская, может раздражать кого-то, но она сильная, выразительная, запоминается и резко индивидуальна – этого не хватает в новостройках. Новый дом – квинтэссенция такой архитектуры. Он много выше среднего уровня города».

Евгения Герасимова фасады напротив не убедили, поскольку по ним невозможно определить функцию здания. По поводу паркингов архитектор процитировал Владимира Ленина: «по форме все правильно, а по сути – издевательство», поскольку сложно поверить, что жильцам соседнего дома понравится парковаться на седьмом этаже, а потом с сумками возвращаться домой. То есть, по мнению Евгения Герасимова, есть «расчет на то, что люди этим пользоваться не будут, а значит проект градостроительную задачу не решает, заказчик социальные обязательства не выполняет». Олег Харченко сравнил здание с «накачанным бойцом» имея ввиду избыток формы и функций и так же предположил, что из-за неудобства паркингом не будут пользоваться, оставляя машины на газонах и проездах.

Олег Романов эмоционально отреагировал на критику, назвав ее «откровенно негативным выпадом», отметил мастерство и индивидуальность Михаила Сарри и посчитал, что здание станет украшением квартала. Маргарита Штиглиц отметила «остроту, авангардное, хоть и немного дробное решение, которое на развертке выглядит как композиционная доминанта».
Развертка вдоль проспекта Испытателей. Торгово-офисный комплекс, вариант 2
© ЛенНИИПроект

Владимир Григорьев пояснил, почему вновь вынес проект на обсуждение: «Мне казалось, что у нас есть шанс – ведь это крупное общественное здание на важном узле, таких строится единицы. При таком изощренном объеме достаточно было одного приема для фасада: тогда появилась бы цельность и пространственный интерес».

Подробнее о проекте ->
Гостиница у Яхтенного моста
Санкт-Петербург, Приморский проспект, участок 83
Проектировщик: Архитектурное бюро А.Лен
Заказчик: ООО «ПЛГ»
Обсуждали: архитектурно-градостроительный облик


Гостиницу рассматривали уже в третий раз, основными ее проблемами были габариты, схожесть с жилым комплексом при отсутствии инфраструктуры и фасадные решения. Еще один конфликт – социальный. Гостиница займет зеленый участок набережной, расположенный перед окнами высотного комплекса «Золотая гавань», чем, естественно, недовольны его жильцы.
Проект гостиницы на Приморском проспекте. Вариант 3.
© Архитектурное бюро «А.Лен»
Проект гостиницы на Приморском проспекте. Вариант 2.
© Архитектурное бюро «А.Лен»
Проект гостиницы на Приморском проспекте. Вариант 1.
© Архитектурное бюро А.Лен, изображение предоставлено пресс-службой PLG

«А.Лен» по договоренности с заказчиком снижает высоту до 40 метров при разрешенных 56, совсем убирает террасы, но сохраняет общие параметры: в итоге получилось, что проект – только наполовину гостиница, а другая половина отдана под общественные функции и открытые горожанам прогулочные зоны. Фасады стали полностью белыми, при такой высоте архитекторы решили не дифференцировать их цветом. Сергей Орешкин сообщил, что половина гостиничных номеров уже зарезервирована для сотрудников соседнего комплекса IT-компании JetBrains.

Рецензент Никита Явейн приветствовал снижение высоты, благодаря которому появились ярусная застройка. Олег Харченко поздравил всех с результатом работы градсовета: такой проект не будет вызывать чувства досады, от того, что его согласовали. Семен Михайловский назвал гостиницу «очень приятной вещью» и наградил ее россыпью эпитетов: нормальная, сдержанная, европейская, элегантная функциональная, чистая, лишенная глупости. Михаил Мамошин отметил, что в работе есть «методика выхода к воде» и призвал ее всячески популяризировать.

Евгений Герасимов сохранил скептический настрой, отметив, что, вне зависимости от профессионализма архитекторов, это по-прежнему завуалированный многосекционный дом, поскольку «снимается несколько этажей, а экономика остается прежней – так не бывает, окупаемость гостиницы очень долгая», а также зачитал письмо инициативной группы, авторы которого просят не допустить никакого строительства, поскольку с социальной инфраструктурой в районе уже все неблагополучно.
  • zooming
    1 / 5
    Архитектурно-градостроительный облик гостиницы. Вариант 11-7 этажей
    © Архитектурное бюро «А.Лен»
  • zooming
    2 / 5
    Архитектурно-градостроительный облик гостиницы. Вариант 11-7 этажей
    © Архитектурное бюро «А.Лен»
  • zooming
    3 / 5
    Архитектурно-градостроительный облик гостиницы. Вариант 11-7 этажей
    © Архитектурное бюро «А.Лен»
  • zooming
    4 / 5
    Архитектурно-градостроительный облик гостиницы. Вариант 11-7 этажей
    © Архитектурное бюро «А.Лен»
  • zooming
    5 / 5
    Архитектурно-градостроительный облик гостиницы. Вариант 11-7 этажей
    © Архитектурное бюро «А.Лен»

Владимир Григорьев завершил неожиданно: «Архитектура – шаг вперед, элегантное решение, что там говорить. Но остается ощущение, что совершаем ошибку. Неплохо было бы поставить здесь пару-тройку башен, коль скоро рядом 75-этажные дома, чтобы было свободное проницаемое пространство, омываемое ветрами». И предложил главе КГИОП Сергею Макарову обсудить возможность повышения высотного регламента в этом месте до 85 метров, а градсовету подумать – какая нужна высота, чтобы место получило градостроительное звучание?

Подробнее о проекте ->
Дом на Заставской
Санкт-Петербург, Заставская улица, дом 30, литера А,
Проектировщик: Архитектурная мастерская Юсупова
Заказчик: ООО «ЕВРОСТРОЙ»
Обсуждали: архитектурно-градостроительный облик


Дом, влияющий на перспективы Московского проспекта, также смотрели повторно. Его высота понизилась до 31 метра при разрешенных 40, то есть до 8 этажей вместо 9-10, последние два этажа выполнили в стекле, а основной облицовочный материал – кирпич и керамические панели. Конфигурацию «пистолетиком», как назвал ее Владимир Григорьев, изменить не удалось: по словам авторов, это единственно возможное решение при заданных ТЭПах и нормах.
  • zooming
    1 / 4
    Жилой дом на Заставской
    © Архитектурная мастерская Юсупова
  • zooming
    2 / 4
    Жилой дом на Заставской
    © Архитектурная мастерская Юсупова
  • zooming
    3 / 4
    Жилой дом на Заставской
    © Архитектурная мастерская Юсупова
  • zooming
    4 / 4
    Жилой дом на Заставской
    © Архитектурная мастерская Юсупова

Владимир Аврутин настаивал, что предельная высота для Заставкой улицы – все же 22 метра. Сергею Орешкину не хватило детализации, а «деликатный» стеклянный этаж он предложил сдвигать еще сильнее. Олег Харченко предложил «продолжить коллективную борьбу за снижение высоты здания за счет стеклянных этажей», а фасад назвал плохим: «хаотичным, неинтересным, некрасивым и непонятным». Евгений Герасимов предположил, что невнятность дома сохраняется из его «полустрочного, полуостровного характера». Анатолий Столярчук увидел главную проблему в полностью стеклянном объеме, прозрачность которого больше подходит для офисного здания. Семен Михайловский назвал «стеклянный сундук» «редким цинизмом» и вообще не скупился на критику: «безыскусный проект», «простодушные вещи», «не дает развития будущему» и, наконец, «игнорирование архитектуры как профессии».

Владимир Григорьев согласился с большинством: «Эту работу рано заканчивать, меня смущает прямолинейность штампов. Все это было везде, по-всякому и в разных сочетаниях. Но здесь точно не получилось. Стеклянное решение неприемлемо для перспектив Московского проспекта и принять этот проект как дизайн-код для последующей застройки района было бы спорно».

Подробнее о проекте ->
Петр I, спасающий утопающих близ Лахты
Авторский коллектив: архитектор Михаил Мамошин, скульптор Степан Мокроусов-Гульельми, идеолог проекта Алексей Кравченко, архитектор Диана Лисица 
Инициатор: Фонд поддержки социальных инициатив Газпрома
Обсуждали: эскизный проект


Скульптура традиционно вызвала споры более жаркие.

Михаил Мамошин рассказал о сложной подоплеке проекта. На небольшом участке при въезде на территорию «Лахта-Центра» планируется разбить сквер и установить памятник: копию скульптуры за авторством Леопольда Бернштама, которая изображала Петра I, спасающего рыбаков. После этого события император, согласно легенде, заболел и умер, памятник же в 1918 году уничтожили как антихудожественный. Старый памятник стоял на Адмиралтейской набережной, а восстановить его решили «на месте событий».
  • zooming
    1 / 4
    Проект памятника Петру I, спасающему утопающих близ Лахты. Первый вариант
    Авторский коллектив: Михаил Мамошин, Степан Мокроусов-Гульельми, Алексей Кравченко, Диана Лисица
  • zooming
    2 / 4
    Проект памятника Петру I, спасающему утопающих близ Лахты
    Авторский коллектив: Михаил Мамошин, Степан Мокроусов-Гульельми, Алексей Кравченко, Диана Лисица
  • zooming
    3 / 4
    Проект памятника Петру I, спасающему утопающих близ Лахты
    Авторский коллектив: Михаил Мамошин, Степан Мокроусов-Гульельми, Алексей Кравченко, Диана Лисица
  • zooming
    4 / 4
    Проект памятника Петру I, спасающему утопающих близ Лахты
    Авторский коллектив: Михаил Мамошин, Степан Мокроусов-Гульельми, Алексей Кравченко, Диана Лисица

Копия, как выяснилось, слово не совсем подходящее – скульптор Степан Мокроусов-Гульельми, подключившийся к градсовету с прогулки, рассказал, что «торчащие из волн руки и лица заменены на смачный парус», поскольку заказчик пожелал «придать Петру позитивный вид – Петр спасает Россию, Петр спасает утопающих, утонувших там нет, только спасенные». Также увеличивается размер памятника и пьедестал – для лучшего восприятия. Памятник будет обращен к Приморскому шоссе и Петербургу, сзади его будет закрывать зеленая «кулиса». По словам Михаила Мамошина, авторы проекта «искали новые смыслы», поэтому появилась символическая горизонталь, отмечающая уровень воды наводнения 1824 года, а также «всевидящее око», которое просматривается в рисунке благоустройства при взгялде на сквер из окон «Лахта-Центра».
Проект памятника Петру I, спасающему утопающих близ Лахты. Первый вариант
Авторский коллектив: Михаил Мамошин, Степан Мокроусов-Гульельми, Алексей Кравченко, Диана Лисица

Все вопросы относительно доступности сквера, расположения памятника и его освещенности померкли перед обсуждением смысла всего предприятия. Семен Михайловский высказал свою позицию через вопросы: «Как вы отрывали руки и лица у берштамовского памятника? Почему не восстановить таким, как он был? Что смущало? Хотели сделать лучше? Придать новую идеологическую окраску? Всевидящее око – намекаете на масонство Петра?»

Никита Явейн предположил, что «убирать кусочки у скульптуры – это все равно что одеть Давида в трусы». Владимир Григорьев продолжил: «Со временем Самсон начнет гладить голову льву». У Евгения Герасимова были свои аллюзии: слишком много крови на картине «Иван Грозный, убивающий своего сына», слишком мало персиков у Серова, недостаточно глубокий вырез платья у Джоконды.

Феликс Буянов предположил, что, учитывая масштаб «Лахта-Центра», уместнее установить флагштоки, с чем согласился Владимир Линов: основным зрителям – автомобилистам на скорости, будет сложно разглядеть детали скульптуры, гораздо лучше смотрелся был мобиль или стабиль в духе Александра Колдера. Олег Харченко поддержал эту идею: в сквере должно появиться что-то современное и соответствующее духу места.

Владимир Григорьев подвел итог: если делать копию, то она должна быть буквальной, новая же скульптура в этом месте могло бы стать для города событием.
Памятный знак Дмитрию Устинову 
Авторский коллектив: скульптор Владимир Курочкин, архитектор Виктор Курочкин, дизайнер Ульяна Войко 
Инициатор: Региональное отделение Российского военно-исторического общества в Санкт-Петербурге и Ленинградской области
Обсуждали: эскизный проект


Памятник планируют установить в безымянном сквере у станции метро «Рыбацкое». Будущего маршала СССР скульпторы изобразили молодым человеком, каким он был в годы своей жизни в Ленинграде, фоном служит инверсионный след от ракеты, символизирующей будущие достижения.
  • zooming
    1 / 3
    Памятный знак Дмитрию Устинову
    Авторский коллектив: скульптор Владимир Курочкин, архитектор Виктор Курочкин, дизайнер Ульяна Войко
  • zooming
    2 / 3
    Памятный знак Дмитрию Устинову
    Авторский коллектив: скульптор Владимир Курочкин, архитектор Виктор Курочкин, дизайнер Ульяна Войко
  • zooming
    3 / 3
    Памятный знак Дмитрию Устинову
    Авторский коллектив: скульптор Владимир Курочкин, архитектор Виктор Курочкин, дизайнер Ульяна Войко

Никита Явейн отметил, что «в молодости Устинов прославился тем, что перебазировал заводы, а ракеты были позже, когда ему было лет 40-50», такую нестыковку нельзя оставлять без внимания, поскольку многие воспримут ее как историческую ошибку. Следовательно, «фурнитура должна связывать его с другим периодом».

Многие эксперты отметили и художественные недостатки: элементы не связываются в единую композицию, игрушечные атрибуты ракеты не вяжутся с реалистичной фигурой, классическая скульптура – с авангардным постаментом.

Владимира Григорьева заинтересовало направление движения ракеты: «Ощущение, что молодой человек в распахнутом пальто идет куда-то и вдруг бабахнули ракеты, руки разведены, растерянность в позе. Я за ваш памятник, это высочайшего класса работа. Если она без ракеты. А с ракетой – полная катастрофа. Идеологическая, все равно что масла в огонь подлить. Памятник Советскому Союзу, который палит ракетами вообще не глядя». 

05 Октября 2020

Алёна Кузнецова

Автор текста:

Алёна Кузнецова
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.
Содержание крупнее формы
Музей художественного образования Хуамао близ Нинбо по проекту Алвару Сиза и Карлуша Каштанейра – это компактный темный объем с наполненным светом просторным интерьером.
Пятый элемент
Клубный дом во Всеволожском переулке оперирует сочетанием дорогих фактур камня и металла, погружая их в буйство орнаментики. Дом представляется фантазией на темы театра эпохи модерна и символизма, разновидностью восточной сказки, что парадоксальным образом позволяет ему избежать прямой стилизации и стать отражением одной из сторон современной московской жизни.
Ходить по воде
Благоустройство, которое сделало спальный микрорайон не только комфортным, но и запоминающимся.
Летят перелетные птицы
В Чжухае на южном побережье Китая строится крупный центр искусств по проекту Zaha Hadid Architects: его самая заметная часть, модульный навес, должен напоминать летящих клином перелетных птиц.
Трамплины и патио
Центром усадьбы в Антоновке, спроектированной Романом Леонидовым, стал внутренний двор с перголами, напоминающий хозяину об отдыхе в экзотических странах. Открытые деревянные конструкции подчеркнули устремленные вверх диагонали односкатных крыш.
Башни с талией
Архитекторы Heatherwick Studio спроектировали жилой комплекс 1700 Alberni в Ванкувере – с озелененными балконами и рассчитанными на комфорт пешеходов нижними этажами.
Сложный белый
Спортивный центр на берегу Суздальского озера – редкий пример того, как архитекторы пошли до конца в отстаивании своих идей. Ответом на ограничения участка и пожелания заказчика стала изощренная композиция, уравновешенная чистотой линий и лаконичной отделкой.
Сложение растущего города
Жилой квартал «1147» разместился на границе старого «сталинского» района к северу и активно развивающихся территорий к югу от него. Его образ откликается на эту непростую роль: многосоставные кирпичные фасады – разные у соседних секций, их высота от 9 до 22 этажей, и если смотреть с улицы кажется, что фронт городской застройки из длинных узких объемов складывается в некий сложный ряд прямо у нас на глазах.
Один памятник вместо другого
Новый зал Мойнихана по проекту SOM для Пенсильванского вокзала в Нью-Йорке призван заменить общественные пространства снесенного в 1965 его исторического здания.
Технологии и материалы
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
«Том Сойер Фест» возрождает красоту старинных зданий
Вот уже 5 лет в разных регионах России проходит уникальный фестиваль по сохранению архитектурного наследия «Том Сойер Фест». Волонтеры и неравнодушные спонсоры помогают спасти здания, которые долгие годы стояли без реставрации и разрушались. И это не просто старые дома – это наше уходящее достояние. Более 40 городов принимают участие в фестивале. В Нижнем Новгороде партнером «Том Сойер Фест» стала австрийская компания Baumit.
Сейчас на главной
Пресса: Паоло Солери и Arcosanti: как построить Бога
Паоло Солери учился у Фрэнка Ллойда Райта, в художественной коммуне «Талиесин-Вест», и его оттуда выгнали — вероятно, из-за конфликта с Ольгой Ивановной Райт, женой великого мастера. Видимо, логика отталкивания и притяжения привели к тому, что хотя утопия Солери не имеет ничего общего с идеями Райта, сам тип жизни коммуной он воспроизвел.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
Реновация городской среды: исторические прецеденты
Публикуем полный текст коллективной монографии, написанной в прошедшем 2020 году сотрудниками НИИТИАГ и посвященной теме, по-прежнему актуальной как для столицы, так и для всей страны – реновации городов. Тема рассмотрена в широкой исторической и географической перспективе: от градостроительной практики Екатерины II до творчества Ричарда Роджерса в его отношении к мегаполисам. Москва, НИИТИАГ, 2021. 333 страницы.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.
Иркутск как Дрезден
Фрагмент из книги «Регенерация историко-архитектурной среды. Развитие исторических центров», посвященной возможности применения немецких методик сохранения исторической среды в российских городах.
Содержание крупнее формы
Музей художественного образования Хуамао близ Нинбо по проекту Алвару Сиза и Карлуша Каштанейра – это компактный темный объем с наполненным светом просторным интерьером.