Градсовет удаленно 17.07.2020

Щедрый на критику, рефлексию и решения градсовет, на котором обсуждался картельный сговор, потакание девелоперу и несовершенство законодательства.

author pht

Автор текста:
Алёна Кузнецова

21 Июля 2020
mainImg
Жилой комплекс на Черной речке
Санкт-Петербург, набережная Черной речки, дом 1, литера А
Проектировщик: ИНТЕРКОЛУМНИУМ
Заказчик: ИП Шестаков А.Н.
Обсуждали: архитектурно-градостроительный облик


Жилой комплекс на участке у слияния Черной речки и Большой Невки градсовет рассматривал в третий раз. Предыдущий проект, разработанный Степаном Липгартом, дважды отклонили, но позже все-таки согласовали, предварительно бурно обсудив: сомнение вызывал и генплан – участок усложнен присутствием Императорского воспитательного дома, и архитектура – многим она показалась чрезмерно экспрессивной.
Жилой дом на набережной Черной речки
Архитектурное бюро Liphart Architects

Новый проект собственник участка доверил бюро Intercolumnium, которым руководит Евгений Подгорнов – он рецензировал на градсовете предыдущую версию, а также проектировал жилые комплексы River Side и Riviere Noir, расположенные по соседству: второй только строится, первый реализован.

Евгений Подгорнов учел многие пожелания, высказанные ранее, в результате получился образ, противоположный тому, что был создан Степаном Липгартом. Общее только одно: здание Императорского воспитательного дома, которое не является памятником, перемещают, чтобы освободить место ради удачной композиции. В случае реализации проекта такой маневр будет первым для города прецедентом – и, кажется, для многих желанным. Предполагается, что здание установят на плиту подземной парковки, заказчик планирует приспособить его под резиденцию.
Вид с пересечения наб. Черной речки и Выборгской наб. Жилой дом на набережной Черной речки и Большой Невки
© INTERCOLUMNIUM

Евгений Подгорнов предлагает переместить дом на одну ось с Дачей Головина, таким образом будет продолжена сложившаяся линия относительно малоэтажной застройки на набережной от Кантемировского моста до Военно-морской академии. Новое здание станет кулисой для исторического, располагаясь в глубине участка и разворачивая «объятия» курдонера в сторону Большой Невки.
Схема перемещения исторического здания. Жилой дом на набережной Черной речки и Большой Невки
© INTERCOLUMNIUM

Благодаря композиции и консолям здание устремляется к реке, но этот дружелюбный «жест» сводится на нет из-за массивности, минимализма и цвета, выбранного намеренно – рядом расположена загруженная магистраль, а цвет не маркий, и, кроме того, поможет выделиться на фоне соседей.
Вид с пересечения наб. Черной речки и Выборгской наб. Жилой дом на набережной Черной речки и Большой Невки
© INTERCOLUMNIUM

Несмотря на то, что в большинстве своем эксперты называли проект шагом вперед, было достаточно много осторожной критики. Феликс Буянов посчитал пуризм решения чрезмерным: «простецки решенные фасады в этом месте не достаточно уместны. Здесь хочется большей нарядности – мощная набережная, сохранившаяся природа и дачный дух былого Петербурга к этому располагают. Фасад должен быть более затейливым. Сейчас здание слишком близко нависает и выглядит серовато, успех ЖК «Мендельсон» здесь пока не удается повторить».

Александр Карпов пошел дальше. Способ постановки нового здания показался ему удачным, но смутили возникшие ассоциации: «с лапами, охватывающими маленькое здание, с петербургскими сфинксами, может быть шемякинскими, а поскольку фасад расчерчен на правильную темную решетку – еще и с тюрьмой. Весь этот комплекс нагнетает напряжение».
Вид с наб. Черной речки. Жилой дом на набережной Черной речки и Большой Невки
© INTERCOLUMNIUM

Михаил Кондиайн назвал симметричность здания индифферентной по отношению к Черной речке и высказал опасение, что при пасмурной погоде дом будет выглядеть крайне мрачно. С этим согласился Никита Явейн: «жесткая симметричная схема опасна, дом начинает тянуть на себя, становится ключевым объектом на набережной. Курдонер нормальный, но нужно сделать его помягче в рисовке. Расслабиться, получив принципиальную поддержку. Победив, смягчиться».

Святослав Гайкович уверенно поддержал автора проекта: «Своей лапидарностью здание может вызывать сомнение, но это честная архитектура». Михаил Сарри также увидел «цельный и понятный архитектурный прием, который присутствует далеко не в каждой работе».
Вид с Аптекарской наб. Жилой дом на набережной Черной речки и Большой Невки
© INTERCOLUMNIUM

Евгений Герасимов отметил, что композиция стала лучше, «появилось взаимодействие с маленьким домиком, который раньше гоняли по участку как мусорный бачок». И предложил проект согласовать, не выразив сомнения в том, что можно довериться коллективу Евгения Подгорнова, который подумает над необходимой детализацией.

Владимир Григорьев назвал попытку «более уверенной, чем была у Степана Липгарта – увязан и угол, и поворот, и историческое здание». Но в то же время отметил: «Хочется, чтобы наша работа увенчалась появлением очевидно удачного здания». И призвал коллег не полениться и собраться еще раз.

Подробнее о проекте >
***

Ближе к завершению обсуждения проекта Евгений Герасимов обострил повестку, поинтересовавшись причинами, по которым заказчик сменил автора проекта. Евгений Подгорнов сразу же пояснил совету, что решение принял собственник участка и оно «никак не относилось к персоне предыдущего архитектора». Кроме того заметим, что dp.ru утром того же дня, до градсовета, объяснил, что смена автора связана с выходом из проекта инвестора, холдинга AAG, заказчика проекта Степана Липгарта, после чего собственник участка Александр Шестаков обратился к Евгению Подгорнову.

Евгений Герасимов также напомнил о недавней конференции РБК, где была поднята тема «картельного сговора» архитекторов Петербурга. Острая тема, по-видимому, не могла не вызвать отклика, и после заседания дискуссия продолжилась в facebook на странице Дмитрия Ратникова: участники, прямо или косвенно, обсудили как свое отношение к совету, так и к предполагаемому сговору, а также – кто что сказал или не сказал на совете.

Комментарий Степана Липгарта из сетевой дискуссии: «...я считаю градсовет важнейшим и полезным инструментом в градорегулировании. Коллегиальное обсуждение безусловно способствует повышению качества проектов. Тот результат, который мы видим, точно не связан с какими-либо проблемами градсовета, как институции».
 

Мы сочли, что разговор требует хотя бы предварительного прояснения и обратились за комментарием к Евгению Герасимову и Степану Липгарту.
author photo

Евгений Герасимов

Из сопоставления двух фактов произошла коллизия. Я посмотрел дискуссию на РБК, где господа Лев Лурье, Максим Атаянц и Данияр Юсупов говорили о том, что в городе сложился картель, который препятствует работе на рынке архитектурных услуг иностранных и московских бюро. И если историку подобные заявления могут быть простительны, то коллегам стоит подкреплять их примерами. На дискуссии также присутствовал Степан Липгарт, который не возражал, и член градсовета Сергей Орешкин, который отвечал на эти претензии довольно активно.

С другой стороны, на последнем градсовете все увидели, что собственник участка сменил автора проекта. Помня высказывания коллег на конференции, я задал вопрос, чтобы выяснить – действительно ли смена автора связана с желанием самого заказчика, или есть основания полагать, что Липгарт градсовету неугоден. На что мы потом получили ответ и от заказчика, и от самого архитектора, что такое решение с градсоветом не связано. Если вспомнить, в итоге проект Степана Липгарта был согласован, и ни у него, ни у заказчика претензий к градсовету не было.

author photo

Степан Липгарт

1. К сожалению, сам я не присутствовал и не видел трансляции прошедшего Градсовета, поэтому могу лишь опираться на впечатления его непосредственных участников. В первую очередь на информацию от Дмитрия Ратникова, который прямо во время обсуждения вопроса по Черной речке сообщил мне, как будто Евгений Герасимов в своём выступлении сослался на меня, как участника круглого стола РБК, на котором я будто бы вызывающе назвал Градсовет «картелем», не пускающим других архитекторов. Поскольку данное заявление в такой интерпретации вовсе не отражало действительности (то есть ни Градсовет, ни кого бы то ни было ещё я лично «картелем» не величал), я постарался как можно скорее прояснить ситуацию у других свидетелей, в первую очередь у самого Евгения Львовича. После чего выяснилось, что на самом деле его выступление было отнюдь не столь экстремальным, во всяком случае в адрес моей персоны.

2. Пресловутый круглый стол РБК с моим участием, прошедший 15 июля, есть в видеозаписи на их канале, и кто, что тогда сказал легко узнать из неё. Помимо ставших скандальными пассажей относительно «картеля», к которым я не имею никакого касательства, там было много, кажется, гораздо более конструктивной повестки. Лично мне интереснее было обсудить наметившиеся положительные тенденции последних лет в архитектуре нашего города, связанные помимо прочего с деятельностью КГА: рядом конкурсов, которые проводит Комитет, постоянным совершенствованием градостроительных регламентов и т.д.

3. Участок на углу Выборгской набережной и Чёрной речки – сложнейший, как с точки зрения градостроительства, так и по ведомству охраны памятников. Мы выносили на суд Градсовета два варианта, оба они были более чем уязвимы для профессиональной критики, что не исключает нашей добросовестности и стремления лучшим образом разрешить поставленную задачу. Во время очередного обсуждения отлично сформулировал проблему нашего ушедшего в историю проекта Феликс Буянов – его амбициозность не даёт ему быть реализованным. Тем не менее, в результате нашей работы и работы старших коллег – Градсовета, давших немало ценных указаний, архитектурный облик дома на Черной речке был в прошлом году согласован. Причины, по которым в итоге у проекта сменился архитектор, отнюдь не связаны ни с архитектурой, ни с архитектурно-градостроительным регулированием – увы.

Гостиница у Яхтенного моста
Санкт-Петербург, Приморский проспект, участок 83 (восточнее пересечения с Яхтенной улицей)
Проектировщик: Архитектурное бюро А.Лен
Заказчик: ООО «ПЛГ»
Обсуждали: архитектурно-градостроительный облик


Сергей Орешкин представил доработанный вариант гостиницы в Пьяной гавани – в декабре прошлого года градсовет рекомендовал подумать над габаритами и цветом массивного здания, а также выразил недоверие типологии – планировка гостиница смешанного типа слишком располагала к тому, чтобы в будущем продавать номера как квартиры.
Проект гостиницы на Приморском проспекте. Вариант 1.
© Архитектурное бюро А.Лен, изображение предоставлено пресс-службой PLG

В новой версии максимальные высоты уменьшили на этаж, а корпус вдоль Приморского проспекта понизили почти вдвое. Общие контуры сохранились, но сложная ступенчатая структура редуцировалась до одной большой террасы, доступной для всех постояльцев комплекса. Взамен террас и консолей появились пластичные торцы, «срезанные» под разными углами. Темный кортен в «сердцевине» комплекса сменили светлые ламели, в результате гостиница стала более светлой и воздушной, приблизившись по настроению к офису Jet Brains, который будут строить рядом по проекту UNStudio.
Архитектурно-градостроительный облик гостиницы
© Архитектурное бюро «А.Лен»

Рецензент Никита Явейн отметил, что теперь «набережная дышит и уходит в глубину», появляется «реальная общественная улица и набережная», на которых понятно, что делать – первые два этажа займут рестораны, магазины и внушительного размера спортивный комплекс с бассейном. Также он назвал комплекс смесью гостиницы и доходного дома, но заверил, что по всем формальным признакам будущее здание – это гостиница.

Эксперты один за другим называли проект «прыжком вперед», что, впрочем, уже не имело такого большого значения, поскольку участок и типология вызвали массу вопросов. Большую часть времени пытались выяснить – «что это за невероятная гостиница такая», в которой много апартаментов, но нет кухонь, где предположительно будут длительно жить семьи, но для них нет инфраструктуры – парковок, общественного транспорта, детских площадок, озеленения.

Михаил Кондиайн призвал «не прятать голову в песок: жизнь выработала новый тип полугостиницы, и это повод сделать более точные нормы, чтобы не приходилось обходить закон». Евгений Герасимов, как и многие, увидел в проекте «завуалированный жилой дом» и предложил «городу не провоцировать новую точку напряжения, а подобрать другой участок». Александру Карпову стало обидно за работу градсовета и Сергея Орешкина: перед заседанием он получил документы ФАС, которые предупреждают, что участок выделен неправильно.
  • zooming
    1 / 8
    Архитектурно-градостроительный облик гостиницы
    © Архитектурное бюро «А.Лен»
  • zooming
    2 / 8
    Архитектурно-градостроительный облик гостиницы
    © Архитектурное бюро «А.Лен»
  • zooming
    3 / 8
    Проект гостиницы на Приморском проспекте. Вариант 2.
    © Архитектурное бюро «А.Лен»
  • zooming
    4 / 8
    Архитектурно-градостроительный облик гостиницы
    © Архитектурное бюро «А.Лен»
  • zooming
    5 / 8
    Архитектурно-градостроительный облик гостиницы
    © Архитектурное бюро «А.Лен»
  • zooming
    6 / 8
    Архитектурно-градостроительный облик гостиницы
    © Архитектурное бюро «А.Лен»
  • zooming
    7 / 8
    Архитектурно-градостроительный облик гостиницы
    © Архитектурное бюро «А.Лен»
  • zooming
    8 / 8
    Архитектурно-градостроительный облик гостиницы
    © Архитектурное бюро «А.Лен»

Владимир Григорьев пояснил: участок предоставлен Plaza Lotus Group целевым назначением для строительства гостиницы в качестве компенсации за работы и предоставление городу Конюшенного ведомства. Поэтому «должна быть нарисована гостиница, и не должно быть сомнений, что это что-то другое». И подытожил: «Когда делаешь прыжок через пропасть, не важно, насколько он больше предыдущего, если ты не допрыгнул. Мне бы хотелось, чтобы градсовет имел гражданскую позицию. Мы не должны быть ни волчьей стаей, ни стадом бабочек, которые очень толерантно относятся друг к другу, входят в положение и хотят проектировать больше квадратных метров, а не меньше. Пусть будет идея, будет творчество, будет то, за что архитектура считается искусством, поскольку имеет большое социальное влияние».

Подробнее о проекте >


Дом на Заставской
Санкт-Петербург, Заставская улица, дом 30, литера А,
Проектировщик: Архитектурная мастерская Юсупова
Заказчик: ООО «ЕВРОСТРОЙ»
Обсуждали: архитектурно-градостроительный облик


Илья Юсупов представил 11-этажный дом, который появится на Заставской улице, застроенной домами в шесть, четыре, а то и два этажа. Своим характером здание хоть и стремится быть фоновым, но разрешенная на участке высота в 40 метров не оставляет ему для этого шансов.

Рецензент Андрей Шаров отметил, что здание будет видно на панорамах Московского проспекта, но в то же время признал, что рост района ввысь неизбежен. И посоветовал опустить западную секцию на один этаж, а секцию в глубине сделать выше – это «смягчит нынешний пространственный диссонанс» и даст более спокойный выход на Заставскую улицу.
  • zooming
    1 / 6
    Панорамный вид сверху. Жилой дом на Заставской (градсовет 17.07.2020)
    © Архитектурная мастерская Юсупова
  • zooming
    2 / 6
    Вид со стороны двора дома №28 по Заставской улице. Жилой дом на Заставской (градсовет 17.07.2020)
    © Архитектурная мастерская Юсупова
  • zooming
    3 / 6
    Вид с Заставской улицы в сторону Московского проспекта. Жилой дом на Заставской (градсовет 17.07.2020)
    © Архитектурная мастерская Юсупова
  • zooming
    4 / 6
    Вид с Заставской улицы в сторону ул. Коли томчака. Жилой дом на Заставской (градсовет 17.07.2020)
    © Архитектурная мастерская Юсупова
  • zooming
    5 / 6
    Фотофиксация. Фасадные решения относительно окружающих архитектурных объектов. Жилой дом на Заставской (градсовет 17.07.2020)
    © Архитектурная мастерская Юсупова
  • zooming
    6 / 6
    Фотофиксация. Фасадные решения относительно окружающих архитектурных объектов. Жилой дом на Заставской (градсовет 17.07.2020)
    © Архитектурная мастерская Юсупова

Феликс Буянов назвал «дом слишком большим для рядового, и слишком простым для акцентного». И продолжил: «Если восстанавливать средовую ткань, нельзя допустить такую этажность. Или хотя бы вкладывать идею, как «Слои» на Воронежской, а не делать девелоперскую архитектуру, наполняя пространство квадратными метрами». Никита Явейн отметил, что «нарушено правило брандмауэра, которому должна следовать рядовая застройка, хотя к фасаду и строю претензий нет».

Далее прозвучало несколько мнений, что 40 разрешенных метров – слишком много для этого места, но невозможно заставлять девелопера от них отказываться. Евгений Герасимов предложил «создать рабочую группу и пройтись по зонам ПЗЗ, особенно в пограничных районах, корректировка снимет большинство подобных конфликтов в будущем».

Александр Карпов напомнил про новую редакцию 820-го закона, согласно которой ограничение по высоте для формирования уличного фронта на этом участке составит 28 метров. Владимир Григорьев внес дополнительные уточнения: разрешенная высота дается на целую зону, в этом несовершенство законодательства, но в то же время сохранение среды и идентичности находится в руках архитекторов: «мы же не из тюбика выдавливаем – сколько в формочку поместится, столько и выдавим». И поддержал идею с создание рабочей группы, призвав на помощь Союз архитекторов и всех неравнодушных. В итоге этому вопросу решили посвятить отдельное заседание и довести его до общественных слушаний.

Подробнее о проекте >

21 Июля 2020

author pht

Автор текста:

Алёна Кузнецова
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой (DNK ag), Алексея Козыря, Михаила Бейлина(Citizenstudio) и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом «Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Светлые грани у подножия Монблана
Бюджетный, влагостойкий и удобный облицовочный материал – цементные плиты КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ® – стал основой для создания узнаваемого образа центра водных видов спорта в курортном альпийском Салланше.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Сейчас на главной
Древность, дроны и кортен
Руины средневекового замка Гельфштын на востоке Чехии благодаря реконструкции по проекту бюро atelier-r не только избежали обрушения, но и стали доступней туристам.
Умерла Ольга Севан
Реставратор, исследователь и защитник деревянной архитектуры и исторической среды русского Севера, малых городов и сел.
Традиции энергетики
В Порсгрунне на юге Норвегии по проекту архитекторов Snøhetta построено четвертое здание из их ресурсоэффективной серии Powerhouse: как и три предыдущих, оно произведет за время эксплуатации (минимум 60 лет) больше энергии, чем потратит, включая периоды строительства и демонтажа и даже процесс производства стройматериалов.
Подвижность модульного
В ЖК Discovery ADM architects предложили современную версию структурализма: форма основана на модульных ячейках, которые, плавно выдвигаясь и углубляясь, придают контурам объемов сдержанную гибкость, «дифференцированную» поэлементно. Пластично-ступенчатые фасады «прошиты» золотистыми нитями – они объединяют объемы, подчеркивая рельефность решения.
Наследники трамвая
Офисный комплекс Five в пражском районе Смихов «вырастает» из исторического здания трамвайного депо. Авторы проекта – бюро Qarta Architektura.
Бинокль архитектора
Новый собственный дом Тотана Кузембаева – удивительный деревянный катамаран, врытый в склон под углом, обратным перепаду рельефа. Сама двухчастная структура дома была выбрана ради лучшей звукоизоляции, столь необычная посадка на участке – ради лучшего вида, ну а выбор дерева как ключевого материала постройки, конечно, никого не удивил.
Забег по петле
Образовательный центр и информационный павильон нового района в окрестностях Чэнду связаны красной лентой – эксплуатируемой кровлей с беговой дорожкой по проекту Powerhouse Company.
СПбГАСУ 2020: Архитектурный факультет
Лучшие работы архитектурного факультета СПбГАСУ, созданные под руководством Владимира Линова, Владлена Лявданского и Наталии Новоходской в 2020 году: деревянный жилой комплекс, оздоровительный центр в горах, еще одна история для Кенигсберга и преображение бывшего детского лагеря.
Жизнь на биеннале
Скандинавский павильон на ближайшей венецианской биеннале превратится в экспериментальное жилье-кохаузинг по замыслу норвежских архитекторов Helen & Hard при участии восьми жильцов из их «коммунального» дома в Ставангере.
Полифония строгого стиля
Проект жилого комплекса «ID Московский» на Московском проспекте в Петербурге – работа команды Степана Липгарта минувшего 2020 года. Ансамбль из двух зданий, объединенных пилонадой, выполнен в стиле обобщенной неоклассики с элементами ар-деко.
Металлическая «улыбка»
В жилом комплексе The Smile по проекту BIG на Манхэттене 20% квартир рассчитаны на малообеспеченных жильцов, а еще 10% горожане со средним доходом могут снять по сниженной стоимости.
Кирпичный узор
Многофункциональный комплекс Theodora House на месте бывшего пивоваренного завода Carlsberg в Копенгагене: в историческом складе архитекторы Adept устроили офисы и пристроили к нему жилые корпуса, восстановив планировку начала XX века.
Архитекторы.рф 2020, часть II
Продолжаем изучать работы выпускников программы Архитекторы.рф 2020 года: стратегия для пасмурных городов, рабочие места в спальных районах, эссе о демократическом подходе к проектированию, а также концепции развития для территорий Архангельска и Воронежа.
Древесина как ценность
Спроектированный Nikken Sekkei к Олимпиаде в Токио центр гимнастики имеет двойное назначение: когда Игры, наконец, состоятся, трибуны уберут, и он станет выставочным павильоном.
В три голоса
Высотный – 41-этажный – жилой комплекс HIDE строится на берегу Сетуни недалеко от Поклонной горы. Он состоит из трех башен одной высоты, но трактованных по-разному. Одна из них, самая заметная, кажется, закручивается по спирали, складываясь из множества золотистых эркеров.
Зеленые ступени наверх
В 400-метровых парных башнях для нового бизнес-комплекса на юге Китая Zaha Hadid Architects предусмотрели террасные сады, связывающие небоскреб с окружением.
Архитекторы.рф 2020
Изучаем работы выпускников второго потока программы Архитекторы.рф. В первой подборке: уберизация школ, Верхневолжский парк руин, а также регламент для застройки Купецкой слободы и план развития реликтового бора.
Как на праздник, часть II
В продолжении подборки современных офисных интерьеров: висячие и вертикальные сады, живой уголок, капсулы для сна и офис-трансформер.
Истина в Зодчестве
Алексей Комов выбран куратором следующего фестиваля «Зодчество». Тема – «Истина». Рассматриваем выдержки из тезисов программы.
Двадцатый год, нелегкий: что говорят архитекторы
Тридцать архитекторов – о прошедшем 2020 годе, перипетиях, плюсах и минусах «удаленки», новых проектах, постройках и других профессиональных событиях, выставках и результатах конкурсов. Также говорим о перспективах закона об архитектурной деятельности.
Умерла Зоя Харитонова
Соавтор Алексея Гутнова, одна из тех архитекторов, кто стоял у истоков группы НЭР. Среди ее работ – многофункциональный жилой район в Сокольниках и превращение Старого Арбата в пешеходную улицу.
Умер Виктор Логвинов
Архитектор и юрист, увлеченный «зеленой архитектурой» и отдавший больше 30 лет защите корпоративных прав архитектурного сообщеcтва в рамках своей деятельности в Союзе архитекторов. Один из авторов закона «Об архитектурной деятельности».
Походные условия
Конгресс-центр Китайского предпринимательского форума в Ябули на северо-востоке КНР по проекту пекинского бюро MAD вдохновлен образами туристической палатки и доверительной беседы бизнесменов у костра.
Владимир Григорьев: «Панельная застройка везде одинакова,...
В Санкт-Петербурге стартовал открытый конкурс «Ресурс периферии», участникам которого предлагается разработать концепцию повышения качества среды жилых кварталов 1970-1990-х годов. Выясняем подробности у главного архитектора города.
Григориос Гавалидис: «Запрос на качественную архитектуру...
Бюро, которое очень быстро, за 5-6 лет, выросло от 3 до 50 архитекторов и теперь работает с крупными ЖК и значительными мастер-планами «городов-спутников» Подмосковья. Основано греком из города Салоники. Григориос Гавалидис считает скучной работу с частными домами на островах, говорит по-русски как москвич и мечтает сделать московскую городскую среду комфортной, разнообразной и безопасной – как в Греции.
Пост-комфортный город
С появлением в программе традиционной конференции Москомархитектуры термина «пост-комфортный» стало очевидно, что повестка «комфортности» в пандемию если и не отменяется, то значительно корректируется.
Остаточная площадь, добавленная стоимость
Выстроенный на сложном участке на юге Парижа «доступный» жилой дом соединяет экологические материалы, вертикальное озеленение, городскую ферму и помещения общего пользования вместо пентхауса. Авторы проекта – бюро Мануэль Готран.
В пространстве парка Победы
В проекте жилого комплекса, который строится сейчас рядом с парком Поклонной горы по проекту Сергея Скуратова, многофункциональный стилобат превращен в сложносочиненное городское пространство с интригующими подходами-спусками, берущими на себя роль мини-площадей. Архитектура жилых корпусов реагирует на соседство Парка Победы: с одной стороны, «растворяясь в воздухе», а с другой – поддерживая мемориальный комплекс ритмически и цветом.
Как на праздник, часть I
В первой подборке офисных интерьеров, отвечающих современному трудовому процессу – wi-fi и камины, переговорные и игровые, эффектность и функциональность.
Динамика проспекта
На Ленинградском проспекте недалеко от метро Сокол завершено строительство БЦ класса А Alcon II. ADM architects решили главный фасад как три объемные ленты: напряженный трафик проспекта как будто «всколыхнул» материю этажей крупными волнами.
Кирпич и золото
Новый кинотеатр в Каоре на юге Франции по проекту бюро Антонио Вирга восстановил историческую структуру городской площади, где при этом был создан зеленый «оазис».
Андрей Асадов: «На концептуальном этапе надо сразу...
Исследуем главный витраж саратовского аэропорта «Гагарин», составленный из стеклопакетов, наклоненных под углом и образующих «воронку» над входом. Обсуждаем особенности витражных конструкций, а также поиск технологии, которая позволит реализовать красивое архитектурное решение, не пожертвовав надежностью и стоимостью объекта.
Каменные профили
В Цюрихе завершено строительство нового корпуса Кунстхауса, крупнейшего художественного музея Швейцарии. Авторы проекта – берлинский филиал бюро Дэвида Чипперфильда.
Пароход у причала
Апарт-отель, похожий на корабль с широкими палубами, спроектирован для участка на берегу Химкинского водохранилища в Южном Тушино. Дом-пароход, ориентированный на воду и Северный речной вокзал, словно «готовится выйти в плавание».
Не кровля, а швейцарский нож
Ландшафтное бюро Landprocess из Бангкока превратило крышу одного из старейших университетов Таиланда в городской огород, совмещенный с общественным пространством и резервуарами для хранения дождевой воды.
Магия ритма, или орнамент как тема
ЖК Veren place Сергея Чобана в Петербурге – эталонный дом для встраивания в исторический город и один из примеров реализация стратегии, представленной автором несколько лет назад в совместной с Владимиром Седовым книге «30:70. Архитектура как баланс сил».
Архитектор в девелопменте
Девелоперские компании берут в команду архитекторов, а порой создают целые архитектурные подразделения внутри своей структуры: о роли, значении, возможностях архитектора в сфере девелопмента Архи.ру и Институт «Стрелка», изучающий эту непростую тему в течение года, поговорили с архитекторами, которые работают в девелопменте, и другими специалистами.
Еще одна история
Рассказ Феликса Новикова о проектировании и строительстве ДК Тракторостроителей в Чебоксарах, не вполне завершенном в девяностые годы. Теперь, когда рядом, в парке построено новое здание кадетского училища, автор предлагает вернуться в идее размещения монументальной композиции на фасадах ДК.
Виталий Лутц: «Работа над ЗИЛом была очень интересна...
Недавно Архсовет в неформальном режиме обсудил мастер-план территории ЗИЛ-Юг, разработанный на основе ППТ Института Генплана, утвержденного в 2016 году. Об истории и особенностях проектов 2011-2017 рассказывает их непосредственный участник и руководитель.
Живое дерево
Новая книга признанного специалиста по современной деревянной архитектуре России Николая Малинина, изданная музеем «Гараж», нетрадиционна по многим пареметрам, начиная с того, что не вписывается в правила жанровых определений. Как дышит автор – так и пишет. Но знает свой предмет нешуточно, так что книгу надо признать скорее приметой рождения нового жанра исследования, чем простым отступлением от норм.