Градсовет удаленно 17.07.2020

Щедрый на критику, рефлексию и решения градсовет, на котором обсуждался картельный сговор, потакание девелоперу и несовершенство законодательства.

author pht

Автор текста:
Алёна Кузнецова

mainImg
Жилой комплекс на Черной речке
Санкт-Петербург, набережная Черной речки, дом 1, литера А
Проектировщик: ИНТЕРКОЛУМНИУМ
Заказчик: ИП Шестаков А.Н.
Обсуждали: архитектурно-градостроительный облик


Жилой комплекс на участке у слияния Черной речки и Большой Невки градсовет рассматривал в третий раз. Предыдущий проект, разработанный Степаном Липгартом, дважды отклонили, но позже все-таки согласовали, предварительно бурно обсудив: сомнение вызывал и генплан – участок усложнен присутствием Императорского воспитательного дома, и архитектура – многим она показалась чрезмерно экспрессивной.
Жилой дом на набережной Черной речки
Архитектурное бюро Liphart Architects

Новый проект собственник участка доверил бюро Intercolumnium, которым руководит Евгений Подгорнов – он рецензировал на градсовете предыдущую версию, а также проектировал жилые комплексы River Side и Riviere Noir, расположенные по соседству: второй только строится, первый реализован.

Евгений Подгорнов учел многие пожелания, высказанные ранее, в результате получился образ, противоположный тому, что был создан Степаном Липгартом. Общее только одно: здание Императорского воспитательного дома, которое не является памятником, перемещают, чтобы освободить место ради удачной композиции. В случае реализации проекта такой маневр будет первым для города прецедентом – и, кажется, для многих желанным. Предполагается, что здание установят на плиту подземной парковки, заказчик планирует приспособить его под резиденцию.
Вид с пересечения наб. Черной речки и Выборгской наб. Жилой дом на набережной Черной речки и Большой Невки
© INTERCOLUMNIUM

Евгений Подгорнов предлагает переместить дом на одну ось с Дачей Головина, таким образом будет продолжена сложившаяся линия относительно малоэтажной застройки на набережной от Кантемировского моста до Военно-морской академии. Новое здание станет кулисой для исторического, располагаясь в глубине участка и разворачивая «объятия» курдонера в сторону Большой Невки.
Схема перемещения исторического здания. Жилой дом на набережной Черной речки и Большой Невки
© INTERCOLUMNIUM

Благодаря композиции и консолям здание устремляется к реке, но этот дружелюбный «жест» сводится на нет из-за массивности, минимализма и цвета, выбранного намеренно – рядом расположена загруженная магистраль, а цвет не маркий, и, кроме того, поможет выделиться на фоне соседей.
Вид с пересечения наб. Черной речки и Выборгской наб. Жилой дом на набережной Черной речки и Большой Невки
© INTERCOLUMNIUM

Несмотря на то, что в большинстве своем эксперты называли проект шагом вперед, было достаточно много осторожной критики. Феликс Буянов посчитал пуризм решения чрезмерным: «простецки решенные фасады в этом месте не достаточно уместны. Здесь хочется большей нарядности – мощная набережная, сохранившаяся природа и дачный дух былого Петербурга к этому располагают. Фасад должен быть более затейливым. Сейчас здание слишком близко нависает и выглядит серовато, успех ЖК «Мендельсон» здесь пока не удается повторить».

Александр Карпов пошел дальше. Способ постановки нового здания показался ему удачным, но смутили возникшие ассоциации: «с лапами, охватывающими маленькое здание, с петербургскими сфинксами, может быть шемякинскими, а поскольку фасад расчерчен на правильную темную решетку – еще и с тюрьмой. Весь этот комплекс нагнетает напряжение».
Вид с наб. Черной речки. Жилой дом на набережной Черной речки и Большой Невки
© INTERCOLUMNIUM

Михаил Кондиайн назвал симметричность здания индифферентной по отношению к Черной речке и высказал опасение, что при пасмурной погоде дом будет выглядеть крайне мрачно. С этим согласился Никита Явейн: «жесткая симметричная схема опасна, дом начинает тянуть на себя, становится ключевым объектом на набережной. Курдонер нормальный, но нужно сделать его помягче в рисовке. Расслабиться, получив принципиальную поддержку. Победив, смягчиться».

Святослав Гайкович уверенно поддержал автора проекта: «Своей лапидарностью здание может вызывать сомнение, но это честная архитектура». Михаил Сарри также увидел «цельный и понятный архитектурный прием, который присутствует далеко не в каждой работе».
Вид с Аптекарской наб. Жилой дом на набережной Черной речки и Большой Невки
© INTERCOLUMNIUM

Евгений Герасимов отметил, что композиция стала лучше, «появилось взаимодействие с маленьким домиком, который раньше гоняли по участку как мусорный бачок». И предложил проект согласовать, не выразив сомнения в том, что можно довериться коллективу Евгения Подгорнова, который подумает над необходимой детализацией.

Владимир Григорьев назвал попытку «более уверенной, чем была у Степана Липгарта – увязан и угол, и поворот, и историческое здание». Но в то же время отметил: «Хочется, чтобы наша работа увенчалась появлением очевидно удачного здания». И призвал коллег не полениться и собраться еще раз.

Подробнее о проекте >
***

Ближе к завершению обсуждения проекта Евгений Герасимов обострил повестку, поинтересовавшись причинами, по которым заказчик сменил автора проекта. Евгений Подгорнов сразу же пояснил совету, что решение принял собственник участка и оно «никак не относилось к персоне предыдущего архитектора». Кроме того заметим, что dp.ru утром того же дня, до градсовета, объяснил, что смена автора связана с выходом из проекта инвестора, холдинга AAG, заказчика проекта Степана Липгарта, после чего собственник участка Александр Шестаков обратился к Евгению Подгорнову.

Евгений Герасимов также напомнил о недавней конференции РБК, где была поднята тема «картельного сговора» архитекторов Петербурга. Острая тема, по-видимому, не могла не вызвать отклика, и после заседания дискуссия продолжилась в facebook на странице Дмитрия Ратникова: участники, прямо или косвенно, обсудили как свое отношение к совету, так и к предполагаемому сговору, а также – кто что сказал или не сказал на совете.

Комментарий Степана Липгарта из сетевой дискуссии: «...я считаю градсовет важнейшим и полезным инструментом в градорегулировании. Коллегиальное обсуждение безусловно способствует повышению качества проектов. Тот результат, который мы видим, точно не связан с какими-либо проблемами градсовета, как институции».
 

Мы сочли, что разговор требует хотя бы предварительного прояснения и обратились за комментарием к Евгению Герасимову и Степану Липгарту.
author photo

Евгений Герасимов

Из сопоставления двух фактов произошла коллизия. Я посмотрел дискуссию на РБК, где господа Лев Лурье, Максим Атаянц и Данияр Юсупов говорили о том, что в городе сложился картель, который препятствует работе на рынке архитектурных услуг иностранных и московских бюро. И если историку подобные заявления могут быть простительны, то коллегам стоит подкреплять их примерами. На дискуссии также присутствовал Степан Липгарт, который не возражал, и член градсовета Сергей Орешкин, который отвечал на эти претензии довольно активно.

С другой стороны, на последнем градсовете все увидели, что собственник участка сменил автора проекта. Помня высказывания коллег на конференции, я задал вопрос, чтобы выяснить – действительно ли смена автора связана с желанием самого заказчика, или есть основания полагать, что Липгарт градсовету неугоден. На что мы потом получили ответ и от заказчика, и от самого архитектора, что такое решение с градсоветом не связано. Если вспомнить, в итоге проект Степана Липгарта был согласован, и ни у него, ни у заказчика претензий к градсовету не было.

author photo

Степан Липгарт

1. К сожалению, сам я не присутствовал и не видел трансляции прошедшего Градсовета, поэтому могу лишь опираться на впечатления его непосредственных участников. В первую очередь на информацию от Дмитрия Ратникова, который прямо во время обсуждения вопроса по Черной речке сообщил мне, как будто Евгений Герасимов в своём выступлении сослался на меня, как участника круглого стола РБК, на котором я будто бы вызывающе назвал Градсовет «картелем», не пускающим других архитекторов. Поскольку данное заявление в такой интерпретации вовсе не отражало действительности (то есть ни Градсовет, ни кого бы то ни было ещё я лично «картелем» не величал), я постарался как можно скорее прояснить ситуацию у других свидетелей, в первую очередь у самого Евгения Львовича. После чего выяснилось, что на самом деле его выступление было отнюдь не столь экстремальным, во всяком случае в адрес моей персоны.

2. Пресловутый круглый стол РБК с моим участием, прошедший 15 июля, есть в видеозаписи на их канале, и кто, что тогда сказал легко узнать из неё. Помимо ставших скандальными пассажей относительно «картеля», к которым я не имею никакого касательства, там было много, кажется, гораздо более конструктивной повестки. Лично мне интереснее было обсудить наметившиеся положительные тенденции последних лет в архитектуре нашего города, связанные помимо прочего с деятельностью КГА: рядом конкурсов, которые проводит Комитет, постоянным совершенствованием градостроительных регламентов и т.д.

3. Участок на углу Выборгской набережной и Чёрной речки – сложнейший, как с точки зрения градостроительства, так и по ведомству охраны памятников. Мы выносили на суд Градсовета два варианта, оба они были более чем уязвимы для профессиональной критики, что не исключает нашей добросовестности и стремления лучшим образом разрешить поставленную задачу. Во время очередного обсуждения отлично сформулировал проблему нашего ушедшего в историю проекта Феликс Буянов – его амбициозность не даёт ему быть реализованным. Тем не менее, в результате нашей работы и работы старших коллег – Градсовета, давших немало ценных указаний, архитектурный облик дома на Черной речке был в прошлом году согласован. Причины, по которым в итоге у проекта сменился архитектор, отнюдь не связаны ни с архитектурой, ни с архитектурно-градостроительным регулированием – увы.

Гостиница у Яхтенного моста
Санкт-Петербург, Приморский проспект, участок 83 (восточнее пересечения с Яхтенной улицей)
Проектировщик: Архитектурное бюро А.Лен
Заказчик: ООО «ПЛГ»
Обсуждали: архитектурно-градостроительный облик


Сергей Орешкин представил доработанный вариант гостиницы в Пьяной гавани – в декабре прошлого года градсовет рекомендовал подумать над габаритами и цветом массивного здания, а также выразил недоверие типологии – планировка гостиница смешанного типа слишком располагала к тому, чтобы в будущем продавать номера как квартиры.
Проект гостиницы на Приморском проспекте. Вариант 2019 года. Заказчик: ООО «ПЛГ»
© Архитектурное бюро А.Лен, изображение предоставлено пресс-службой PLG

В новой версии максимальные высоты уменьшили на этаж, а корпус вдоль Приморского проспекта понизили почти вдвое. Общие контуры сохранились, но сложная ступенчатая структура редуцировалась до одной большой террасы, доступной для всех постояльцев комплекса. Взамен террас и консолей появились пластичные торцы, «срезанные» под разными углами. Темный кортен в «сердцевине» комплекса сменили светлые ламели, в результате гостиница стала более светлой и воздушной, приблизившись по настроению к офису Jet Brains, который будут строить рядом по проекту UNStudio.
Архитектурно-градостроительный облик гостиницы
© Архитектурное бюро «А.Лен»

Рецензент Никита Явейн отметил, что теперь «набережная дышит и уходит в глубину», появляется «реальная общественная улица и набережная», на которых понятно, что делать – первые два этажа займут рестораны, магазины и внушительного размера спортивный комплекс с бассейном. Также он назвал комплекс смесью гостиницы и доходного дома, но заверил, что по всем формальным признакам будущее здание – это гостиница.

Эксперты один за другим называли проект «прыжком вперед», что, впрочем, уже не имело такого большого значения, поскольку участок и типология вызвали массу вопросов. Большую часть времени пытались выяснить – «что это за невероятная гостиница такая», в которой много апартаментов, но нет кухонь, где предположительно будут длительно жить семьи, но для них нет инфраструктуры – парковок, общественного транспорта, детских площадок, озеленения.

Михаил Кондиайн призвал «не прятать голову в песок: жизнь выработала новый тип полугостиницы, и это повод сделать более точные нормы, чтобы не приходилось обходить закон». Евгений Герасимов, как и многие, увидел в проекте «завуалированный жилой дом» и предложил «городу не провоцировать новую точку напряжения, а подобрать другой участок». Александру Карпову стало обидно за работу градсовета и Сергея Орешкина: перед заседанием он получил документы ФАС, которые предупреждают, что участок выделен неправильно.
  • zooming
    1 / 8
    Архитектурно-градостроительный облик гостиницы
    © Архитектурное бюро «А.Лен»
  • zooming
    2 / 8
    Архитектурно-градостроительный облик гостиницы
    © Архитектурное бюро «А.Лен»
  • zooming
    3 / 8
    Архитектурно-градостроительный облик гостиницы
    © Архитектурное бюро «А.Лен»
  • zooming
    4 / 8
    Архитектурно-градостроительный облик гостиницы
    © Архитектурное бюро «А.Лен»
  • zooming
    5 / 8
    Архитектурно-градостроительный облик гостиницы
    © Архитектурное бюро «А.Лен»
  • zooming
    6 / 8
    Архитектурно-градостроительный облик гостиницы
    © Архитектурное бюро «А.Лен»
  • zooming
    7 / 8
    Архитектурно-градостроительный облик гостиницы
    © Архитектурное бюро «А.Лен»
  • zooming
    8 / 8
    Архитектурно-градостроительный облик гостиницы
    © Архитектурное бюро «А.Лен»

Владимир Григорьев пояснил: участок предоставлен Plaza Lotus Group целевым назначением для строительства гостиницы в качестве компенсации за работы и предоставление городу Конюшенного ведомства. Поэтому «должна быть нарисована гостиница, и не должно быть сомнений, что это что-то другое». И подытожил: «Когда делаешь прыжок через пропасть, не важно, насколько он больше предыдущего, если ты не допрыгнул. Мне бы хотелось, чтобы градсовет имел гражданскую позицию. Мы не должны быть ни волчьей стаей, ни стадом бабочек, которые очень толерантно относятся друг к другу, входят в положение и хотят проектировать больше квадратных метров, а не меньше. Пусть будет идея, будет творчество, будет то, за что архитектура считается искусством, поскольку имеет большое социальное влияние».

Подробнее о проекте >


Дом на Заставской
Санкт-Петербург, Заставская улица, дом 30, литера А,
Проектировщик: Архитектурная мастерская Юсупова
Заказчик: ООО «ЕВРОСТРОЙ»
Обсуждали: архитектурно-градостроительный облик


Илья Юсупов представил 11-этажный дом, который появится на Заставской улице, застроенной домами в шесть, четыре, а то и два этажа. Своим характером здание хоть и стремится быть фоновым, но разрешенная на участке высота в 40 метров не оставляет ему для этого шансов.

Рецензент Андрей Шаров отметил, что здание будет видно на панорамах Московского проспекта, но в то же время признал, что рост района ввысь неизбежен. И посоветовал опустить западную секцию на один этаж, а секцию в глубине сделать выше – это «смягчит нынешний пространственный диссонанс» и даст более спокойный выход на Заставскую улицу.
  • zooming
    1 / 6
    Панорамный вид сверху. Жилой дом на Заставской
    © Архитектурная мастерская Юсупова
  • zooming
    2 / 6
    Вид со стороны двора дома №28 по Заставской улице. Жилой дом на Заставской
    © Архитектурная мастерская Юсупова
  • zooming
    3 / 6
    Вид с Заставской улицы в сторону Московского проспекта. Жилой дом на Заставской
    © Архитектурная мастерская Юсупова
  • zooming
    4 / 6
    Вид с Заставской улицы в сторону ул. Коли томчака. Жилой дом на Заставской
    © Архитектурная мастерская Юсупова
  • zooming
    5 / 6
    Фотофиксация. Фасадные решения относительно окружающих архитектурных объектов. Жилой дом на Заставской
    © Архитектурная мастерская Юсупова
  • zooming
    6 / 6
    Фотофиксация. Фасадные решения относительно окружающих архитектурных объектов. Жилой дом на Заставской
    © Архитектурная мастерская Юсупова

Феликс Буянов назвал «дом слишком большим для рядового, и слишком простым для акцентного». И продолжил: «Если восстанавливать средовую ткань, нельзя допустить такую этажность. Или хотя бы вкладывать идею, как «Слои» на Воронежской, а не делать девелоперскую архитектуру, наполняя пространство квадратными метрами». Никита Явейн отметил, что «нарушено правило брандмауэра, которому должна следовать рядовая застройка, хотя к фасаду и строю претензий нет».

Далее прозвучало несколько мнений, что 40 разрешенных метров – слишком много для этого места, но невозможно заставлять девелопера от них отказываться. Евгений Герасимов предложил «создать рабочую группу и пройтись по зонам ПЗЗ, особенно в пограничных районах, корректировка снимет большинство подобных конфликтов в будущем».

Александр Карпов напомнил про новую редакцию 820-го закона, согласно которой ограничение по высоте для формирования уличного фронта на этом участке составит 28 метров. Владимир Григорьев внес дополнительные уточнения: разрешенная высота дается на целую зону, в этом несовершенство законодательства, но в то же время сохранение среды и идентичности находится в руках архитекторов: «мы же не из тюбика выдавливаем – сколько в формочку поместится, столько и выдавим». И поддержал идею с создание рабочей группы, призвав на помощь Союз архитекторов и всех неравнодушных. В итоге этому вопросу решили посвятить отдельное заседание и довести его до общественных слушаний.

Подробнее о проекте >

21 Июля 2020

author pht

Автор текста:

Алёна Кузнецова
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Сейчас на главной
СПбГАСУ-2020. Часть II
Пять выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Константина Самоловова и Константина Трофимова: wow-эффекты для «Тучкова буяна», подробная программа для арт-кластера, остроумное приспособление руин, а также взгляд с Луны на нижегородскую Стрелку.
Летающий форум
Архитекторы MVRDV выиграли конкурс на мастерплан района в центре Карлсруэ: градостроительную ось дворца XVIII века замкнет «летающий» общественный форум с садом на крыше.
СПбГАСУ-2020. Часть I.
Семь выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Ирины Школьниковой и Дениса Романова: геймдев-студия и модный кластер на фабрике «Красное знамя», возобновляемые источники энергии для Крыма, а также альтернативный «Тучков буян» и экологичное пространство на месте заброшенного манежа в Пушкине.
Алюминиевые лепестки
Олимпийский и паралимпийский музей США в Колорадо-Спрингс по проекту Diller Scofidio + Renfro равно рассчитан на посетителей с любыми физическими возможностями.
Комфортный город в себе
Казалось бы, такое невозможно среди человейников, неритмично чередующихся со старыми дачами. И между тем жилой комплекс на территории бизнес-парка Comcity предлагает именно комфортную среду среднего города: не слишком высокую и умеренно-приватную, как вариант идеала современной урбанистики.
Форум на холме
Недалеко от Штутгарта по проекту бюро Дэвида Чипперфильда полностью завершен культурный центр Carmen Würth Forum: теперь там открылись музей и конференц-центр.
Градосвет удаленно 24.07.2020
В Петербурге обсудили торгово-офисный комплекс для одного из самых плотных районов города: с супрематическими фасадами, системой террас и головокружительными парковками.
Критика единомышленников
Foster + Partners, одни из инициаторов-подписантов экологического архитектурного манифеста Architects Declare, подверглись критике за два недавних проекта «курортных» аэропортов для Саудовской Аравии, так как авиасообщение считается самым разрушительным для окружающей среды видом транспорта.
Архитектура в объективе: 14 фотографов
Мы собирали эту коллекцию два месяца: о начале увлечения архитектурой как предметом фотографирования, об историях профессиональной карьеры и о недавних проектах, о пользе сетей для поиска заказчиков – но и о традиционном отношении к фотографии. Российские архитектурные фотографы рассказывают о себе и делятся опытом. Всё это в контексте обзора instagram-аккаунтов, но не ограничиваясь им.
Городок у старой казармы
Бюро melix воссоздает атмосферу старого Оренбурга в проекте жилого комплекса у Михайловских казарм – важного городского памятника, пришедшего в упадок. Проект победил в конкурсе, проведенном городской администрацией и теперь ищет инвестора.
Мозаика этажей
Жилой комплекс Etaget по проекту архитекторов Kjellander Sjöberg встроен в сложившуюся застройку центральной части Стокгольма, имитируя «город в городе».
Градсовет удаленно 17.07.2020
Щедрый на критику, рефлексию и решения градсовет, на котором обсуждался картельный сговор, потакание девелоперу и несовершенство законодательства.
Второе дыхание «революционного движения профсоюзов»
Архитекторы KCAP и Cityförster представили проект реконструкции в Братиславе конгресс-центра Дома профсоюзов и прилегающей территории: они планируют вернуть жизнь на историческую площадь, в начале 1980-х превращенную в позднемодернистский «плац» с транспортной развязкой.
Движение по краю
ЖК «Лица» на Ходынском поле – один из новых масштабных домов, дополнивший застройку вокруг Ходынского поля. Он умело работает с масштабом, подчиняя его силуэту и паттерну; творчески интерпретирует сочетание сложного участка с объемным метражом; упаковывает целый ряд функций в одном объеме, так что дом становится аналогом города. И еще он похож на семейство, защищающее самое дорогое – детей во дворе, от всего на свете.
Старые стены
Восьмиэтажный кирпичный склад на чугунном каркасе в Манчестере превращен архитекторами Archer Humphryes в самый большой британский апарт-отель.
Агент визуальной устойчивости
Сравнительно небольшой дом на границе фабрики «Большевик» сочетает два противоположных качества: дорогие материалы и декоративизм ар-деко и крупную, несколько даже брутальную сетку фасадов с акцентом на пластинчатом аттике.
Деревянный треугольник
У вокзала в Ассене на севере Нидерландов нет главного фасада: он соединяет части города, а не разделяет их. Авторы проекта – бюро Powerhouse Company и De Zwarte Hond.
Пресса: Рейтинг экспертов в сфере урбанистики
Центр политической конъюнктуры (ЦПК) по заказу Экспертного института социальных исследований (ЭИСИ) составил первый публичный рейтинг экспертов. Представляем вашему вниманию Топ-50 наиболее авторитетных и влиятельных экспертов в сфере урбанистики.
Новый двор
Термы, руины и городской лабиринт – предложения для Никольских рядов, разработанные в рамках форсайта, организованного журналом «Проект Балтия».
Белая площадь
Площадь Единства в центре Каунаса из парадной территории превратилась согласно проекту бюро 3deluxe во многофункциональное пространство, рассчитанное на самых разных горожан, от любителей скейтбординга до родителей с маленькими детьми.
Долгосрочная устойчивость
Архитекторы MVRDV представили проект реконструкции своей знаменитой постройки – павильона Нидерландов на Экспо в Ганновере, пустовавшего 20 лет.
Введение в параметрику
В нашей подборке: вдохновляющие ресурсы, книги, курсы и люди, которые помогут познакомиться с алгоритмической архитектурой и проектированием.
Наследие модернизма: Artek и ресторан Savoy
Ресторан Savoy в Хельсинки с интерьерами авторства Алвара и Айно Аалто вновь открыл свои двери после тщательной реставрации и реконструкции. Savoy был обновлен лондонской студией Studioilse в сотрудничестве с финским мебельным брендом Artek, Городским музеем Хельсинки и Фондом Алвара Аалто.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Памяти Юрия Волчка
Вчера, 6 июля, умер Юрий Волчок, историк архитектуры, ученый, хорошо известный всем, кто хоть сколько-нибудь интересуется советским модернизмом. Слово – его коллегам и ученикам.
Все о Эве
Общим голосованием студентов и преподавателей лондонской школы Архитектурной ассоциации выражено недоверие директору этого ведущего мирового вуза, Эве Франк-и-Жилаберт, и отвергнут ее план развития школы на ближайшие пять лет. В ответ в управляющий совет АА поступило письмо известных практиков, теоретиков и исследователей архитектуры, называющих итог голосования результатом сексизма и предвзятости.
Клетка Фарадея
Проект клубного дома в 1-м Тружениковом переулке – попытка архитекторов разместить значительный объем на крошечном пятачке земли так, чтобы он выглядел элегантно и респектабельно. На помощь пришли металл, камень и гнутое стекло.
Цвет и линия
Находки бюро «А.Лен» для проектирования бюджетного детского сада: мозаика нерегулярных окон и работа с цветом.
Градсовет удаленно 2.07.2020
Рельсы как основа композиции, компиляция как архитектурный прием и неудавшееся обсуждение фонтана на очередном градсовете, прошедшем в формате видеотрансляции.
Союз искусства и техники
Интерес к архитектуре 1930-х для Степана Липгарта – путеводная звезда. В проекте дома «Amo» на Васильевском острове в Санкт-Петербурге архитектор взял за точку отсчета московское ар-деко – эстетское, с росписями в технике сграффито. И заодно развил типологию квартала как органической структуры.
На краю ледника
В горах на западе Норвегии, у ледника Юстедал, заработала туристическая база Tungestølen по проекту архитекторов Snøhetta. Ее фасады обшиты деревом, обработанным по средневековому методу – как у ставкирки.
Стекло и камень
В штате Вирджиния началась реконструкция руин дома Фрэнсиса Лайтфута Ли – одного из «подписантов» Декларации независимости США (1776). Чтобы не нарушить аутентичность сооружения, все новые части, включая конструктивные, будут выполнены из стекла.