Хрустальные крылья

В полях при подъезде к аэропорту Шереметьвево-2, рядом с деревней Мелькисарово, закончено строительство офисного здания компании «Аэрофлот», о проекте которого мы писали три года назад. Это бэк-офис Аэрофлота (головной расположится в съемном помещении на Арбате), и в то же время это – настоящая штаб-квартира. Во всяком случае, сложно представить себе более адекватный офис для компании, занятой авиаперевозками.

author pht

Автор текста:
Юлия Тарабарина

12 Октября 2009
mainImg

Архитектор:

Владимир Плоткин

Мастерская:

ТПО «Резерв»

Проект:

Офисный комплекс «Аэрофлот – российские авиалинии»
Россия, Москва, Международное шоссе, д. Мелькисарово, САО г. Москвы

Авторский коллектив:
В.И.Плоткин, С.А.Гусарев, Н.В.Ромишевская, И.И.Лелякина, И.Н.Тюрин, М.М.Ильевская, А.М.Травкин при участии Е.В.Грихановой, Н.Н.Лызлова

2005 – 2009

Новый офис Аэрофлота напоминает его логотип – эмблему, существующую с 1923 года – известные многим пассажирам «крылышки». Таким образом, штаб-квартира компании построена в форме ее логотипа. Это явление одновременно актуальное и, как ни странно, редкое. Актуальное потому, что построить офис-эмблему – правильный маркетинговый ход, ясный и логичный; Аэрофлот как раз последние семь лет занимается ребрендингом. А также потому, что здания-скульптуры, что-то собой изображающие – любимая тема архитектуры модернизма, начиная с пятиконечных звезд и паровозов авангарда, и заканчивая современными работами многих «звезд» западной архитектуры.

Однако получается так, что дома-скульптуры это хит, но в то же время зданий-логотипов, даже в последние годы, появилось не так уж много. И чаще всего архитекторы, желая включить в свое произведение некий говорящий знак (эмблему какой-нибудь политической партии или логотип компании), идут самым простым путем – зашифровывают графическую информацию в соответствующей формы план. Это снимает противоречие между плоскостной природой графического знака и неизбежной трехмерностью любого здания, заодно рождая компромисс: необходимый знак присутствует, но не очень-то влияет на общий результат. Не секрет ведь, что зашифрованные в плане знаки не особенно читаемы, во всяком случае, их сложно узнать с первого взгляда.

С новым офисом Аэрофлота все иначе. Он состоит из двух крыльев – корпусов, вытянувшихся вдоль Международного шоссе, один почти вплотную к трассе, другой чуть поодаль. Слово «крыло» в данном случае почти буквально: каждый корпус с одного торца заканчивается острым, вздернутым кверху носом – отсюда, собственно, и возникает сходство с крылышками из аэрофлотовской эмблемы, долетевшими до нас из эпохи ар-деко (кстати говоря, похожие значки были очень распространены в 1920-е годы, в эпоху ар-деко это было своего рода общим местом для обозначения того, что летает).
Однако здесь плоская эмблема «расслоилась» в трехмерный объем: одинаковые корпуса развернуты под углом 180 градусов друг к другу, так, что нос-крыло у одного из них смотрит на Шереметьево, а у другого – на Москву. Как два встречных экспресса на параллельных путях.

Корпуса блестят стеклом и отражают все вокруг, преимущественно небо. Они как будто бы впитывают облака и синеву, демонстрируя свою причастность небесной стихии, что особенно хорошо ощущается на прекрасных фотографиях Алексея Народицкого. Это тот случай, когда стекло полностью и успешно выполняет свою роль – делает здание легким. Кроме того, пластины корпусов-крыльев снизу контрастно отчеркнуты белой линией, а черный цокольный этаж отступает от краев в глубину и издали кажется тенью – отсюда возникает эффект почти достоверного парения над землей. Острые «носы» добавляют динамики, а легкие переломы фасадных поверхностей – намек на «движение» крыльев. Иными словами, оно не только воспарило и устремилось, но еще и крыльями помахивает. Все вместе на околошереметьевских просторах выглядит как редкий, но современный летательный аппарат, какой-то воздушный катамаран – вот-вот поднимется и улетит. Такое уж оно получилось целеустремленное.

Стеклянные крылья корпусов нанизаны на объем атриума между ними. Он «врастает» в стеклянные объемы и как будто бы запускает в них белые полосы-щупальца; снаружи его присутствие обозначено белым квадратом. При этом собственные внешние стены атриума – стеклянные, и визуально продолжают перспективу внутренних двориков по сторонам, превращая их в подобия улиц. Интерьеры атриума также проектировал «Резерв»; их отделку закончили совсем недавно. Внутри он просторен, высок и наполнен рассеянным светом, отраженным светлой облицовкой стен. Большой и почти кубический объем по периметру окружен узкими балконами, диагональными террасами с завораживающим блеском ламп под ними, блестящими алюминиевыми лифтами, а по центру расположился квадратный бассейн с фонтанами. Внутреннее пространство атриума выглядит антитезой – противопоставлением внешней летящей динамике: оно спокойное, уравновешенное, защищенное в своей светлой оболочке.

Кстати говоря, здесь многое построено на противопоставлении простых величин: белого и черного, прозрачного и массивного, динамики и спокойствия. Это любимый подход Владимира Плоткина: создать нечто увлекательное из простого повторения несложных вещей, сыграв на их взаимодействии. В этом здании многое выдает авторский почерк последних лет, оно «родственник» Арбитражного суда на Селезневской; только среди всех новых работ оно самое скульптурное.

Что возвращает нас к теме логотипа. Фирменный знак Аэрофлота в здании его нового офиса не зашифрован, а превращен в легко читаемый архитектурный образ, как и полагается зданию-скульптуре. Это не здание-логотип, мучительно зависящее от навязанной ему графики торгового знака, это здание-образ, которое само по себе может стать лицом компании. Оно не тяготится зависимостью от логотипа, а превращает его в нечто новое и заметное, в интересную говорящую форму – в чем надо признать очевидный успех замысла.

«Но изначально логотип не был прообразом,  на одном из совещаний с заказчиками – рассказывает Владимир Плоткин, – я в какой-то момент просто обратил их внимание на очевидное сходство фасада с логотипом и предложил: давайте сделаем так…». Следовательно, идея использовать тему крыльев исходила от архитектора, а не от клиента. Может быть, потому и получилось так естественно. А может, помог сам логотип – известная и лаконичная форма хорошо вписалась в задачу. Даже удивительно, что «Аэрофлот» в 2002 году, то есть за три года до начала проектирования, собирался вовсе избавиться от своей старой эмблемы (преимущественно из-за советского серпа и молота посередине). Тогда приглашенная знаменитая иностранная компания промучилась года полтора, после чего среди предложенных ею вариантов был проведен интернет-конкурс, в результате которого с большим отрывом победил вариант с теми же крылышками, но глобусом вместо серпа и молота. После чего ребрендинг как будто бы запнулся, во всяком случае сейчас на сайте компании под скромным заголовком «логотипы Аэрофлота» можно увидеть странный смешанный вариант, состоящий из целых трех значков: старых серпасто-молоткастых крылышек; развевающегося флага, который «Аэрофлот» сейчас рисует на хвостах самолетов; и круглой виньетки 'sky team'.

На фасаде нового офиса из трех перечисленных значков размещены два последних. Роль «крыльев», по-видимому, принимает на себя само здание штаб-квартиры. И верно, оно вполне могло бы послужить обновленной эмблемой «Аэрофлота».

Фото: А. Народицкий
Владимир Плоткин. Офис компании Аэрофлот. Фото: А. Народицкий
Фото: А. Народицкий
Фото: А. Народицкий
Фото: А. Народицкий
Фото: А. Народицкий
Фото: А. Народицкий
Фото: А. Народицкий
Фото: А. Народицкий
План на уровне 3 этажа


Архитектор:

Владимир Плоткин

Мастерская:

ТПО «Резерв»

Проект:

Офисный комплекс «Аэрофлот – российские авиалинии»
Россия, Москва, Международное шоссе, д. Мелькисарово, САО г. Москвы

Авторский коллектив:
В.И.Плоткин, С.А.Гусарев, Н.В.Ромишевская, И.И.Лелякина, И.Н.Тюрин, М.М.Ильевская, А.М.Травкин при участии Е.В.Грихановой, Н.Н.Лызлова

2005 – 2009

12 Октября 2009

author pht

Автор текста:

Юлия Тарабарина

Поставщики, технологии

Schueco
AGC Glass Russia

Технологии и материалы

«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.
Размером с 30 футбольных полей
«Зеленый квартал» – энергоэффективный, инновационный и самый дорогой градостроительный проект Казахстана, разработкой которого занималась международная команда: британское архитектурное бюро Aedas, американская инженерная компания AECOM и строительный холдинг из Казахстана BI Group.
Японские технологии на родине дымковской игрушки
В Кирове появился новый 15-этажный жилой дом, спроектированный московским архитектором Алексеем Ивановым. Для отделки фасада использовались японские панели KMEW, предназначенные специально для высотного строительства.
Переплетение и контраст
Два московских проекта, в которых архитекторы сочетают панели с разными фактурами из фиброцемента EQUITONE, добиваясь выразительности фасадов.
Вентиляционная створка Venta – современное решение...
Venta обеспечивает безопасное и быстрое проветривание помещений, не создавая сквозняков. Она идеально комбинируется с остекленными и глухими элементами большой площади, а гибкая интеграция системы в любой фасад объекта является отличным решением для архитекторов и проектировщиков.

Сейчас на главной

Между Мегой и рекой
Парк у торгового центра, сделанный по всем канонам современного общественного пространства: здесь учтены потребности горожан, идентичность, экономическая и экологическая устойчивость.
Вавилонская башня культуры?
Реконструкция ГЭС-2 для Фонда V-A-C по замыслу Ренцо Пьяно в центре Москвы – яркий пример глобальной архитектуры, льстящей заказчику, но избежать воздействия сложного контекста этот проект все же не может.
Архсовет Москвы-65
Архсовет поддержал проект размещения скульптур Виктора Корнеева на проектируемой станции метро «Лианозово», рекомендовав «усилить провокацию».
Алгоритмы и экономия времени: архитектор Лео Штуккардт...
Лео Штуккардт, руководитель проектов в бюро MVRDV и выпускник программы «Новая норма» Института «Стрелка», приехал в Санкт-Петербург на международную конференцию In The City, где рассказал о своем новом проекте и объяснил, какими должны быть современные методы проектирования.
Пресса: Что хорошего в Москве оставила вполне шизофреническая...
Вчера не стало Юрия Лужкова. Двумя месяцами ранее ушел из жизни архитектор Александр Кузьмин. Он пробыл в должности главного архитектора Москвы с 1996 по 2012 год. Этот промежуток охватывает почти весь срок правления легендарного и противоречивого мэра.
МАРШ: Параметрическое проектирование
Курс «Параметрическое проектирование» призван восстановить связь между абстрактной геометрией, реальными материалами и производством. Представляем итоговые работы студентов, которые разработали фасады для паркинга – сложносочиненные, но не дорогие и удобные в монтаже.
Памятник архитектуры
Публикуем главу из книги Григория Ревзина «Как устроен город». Современное отношение к памятникам архитектуры автор рассматривает в контексте поклонения мощам, смерти Бога и храмового значения парковой руины.
Небо становится ближе
В проекте Спортпарка в Тушино архитекторы бюро ASADOV объединили бассейны, каток, гимнастические залы и теннисные корты под общим «небом» – гигантской перголой из деревоклеёных конструкций, создав убедительный образ экологической архитектуры.
Белые завихрения
В Чанша на юго-востоке Китая открылся центр культуры и искусства «Мэйсиху» по проекту Zaha Hadid Architects: это ансамбль из трех объемов – двух театров и музея.
Волны в степи
«Платов» – один из первых новых аэропортов России. Он до предела функционален, поскольку учитывает развитие технологий и возможное расширение, но в то же время наделен универсальным образом и наполнен уютными деталями.
Культурная встреча на высоте
В Берлине заложен первый камень 150-метрового небоскреба Alexander Tower на Александерплац: архитекторы – Ortner & Ortner Baukunst, заказчик – российский девелопер «МонАрх».
Сжигая мосты
В конце зимы на Масленице в Никола-Ленивце сожгут мост по проекту архитектурного бюро KATARSIS. Рассказываем об итогах конкурса на лучший арт-объект.
Нагатино: четыре истории
Проект застройки западной части Нагатинского полуострова бюро «Гинзбург Архитектс» начинало разрабатывать четыре раза, послойно накладывая на территорию одну концепцию за другой и формируя уникальный городской кейс. Рассматриваем все четыре, начиная с сотрудничества с Уильямом Олсопом.
За художественную ценность
В Петербурге наградили победителей архитектурно-дизайнерской премии «Золотой Трезини», девиз которой – «Недвижимость как искусство». Представляем 18 лучших проектов.
Яркое предложение
Концепция развития микрорайонов 7 и 8 в Южно-Сахалинске продолжает работу, начатую концепцией для всего города, также разработанной архитекторами «Остоженки». Можно только удивляться, насколько логично и последовательно идет работа – и насколько ярок результат.
Взять под козырек
Архитектор Роман Леонидов, спроектировавший «усадьбу Завидное» в Подмосковье, перенес в область частного дома мотивы общественных сооружений и придал ему футуристический хайтековый акцент.
Отель-древо
В Бретани строится гостиница в форме дерева: на его ветках размещены номера-капсулы из алюминиевых профилей компании BEMO.
Под сенью Папы Римского
Архбюро Мезонпроект построило мастерскую для Зураба Церетели во дворе дома на Пятницкой, напротив церкви Климента Папы Римского. Мягкий экомодернизм соединился с чертами ар деко.
Долг городу
Гостиничный комплекс в Монпелье на юге Франции по проекту бюро Мануэль Готран возвращает городу часть использованного им участка как общественную террасу.
Изящество простоты
Микс из восточной архитектуры и принципов ленинградского градостроительства: как мастерская «Евгений Герасимов и партнеры» поднимает планку для массового жилья.
Третья жизнь модернизма
Zaha Hadid Architects представили проект реконструкции вестибюля модернистской башни в центре Лондона: это офисное здание 1970-х с 2015 года превращено в дорогое жилье.
Образцовый офис
Штаб-квартира девелопера Amvest в Амстердаме по проекту Firm architects: показательное рабочее пространство, которое должно, помимо прочего, снизить число прогулов.
Кому в Москве жить комфортно
Конференция «Комфортный город»-2019, организованная Москомархитектурой в дизайн-кластере Artplay, сконцентрировалась на психологии. Аудитория даже поучаствовала в социо-психологическом опросе, и результат – неожиданный.
От Сочи до Владивостока
Представляем победителей ежегодного сочинского смотра-конкурса «АрхРазрез». Среди лучших – проекты из Москвы, Иркутска, Владивостока, Смоленска и других городов.
Архитектор в администрации
Говорим с несколькими выпускниками программы Архитекторы.рф, запущенной Институтом «Стрелка» и ДОМом.рф, – а именно с теми из них, кто после обучения устроился на работу в городские органы власти.
BIF: лауреаты 2019
Представляем полный список награжденных и отмеченных проектов национальной премии «Лучший интерьер», которая прошла в рамках Best Interior Festival.
Петербургский коллаж
Выставка «Российская архитектура. Новейшая эра» расширена петербургским контентом. Предлагаем впечатления о ней и архитектурном процессе последних тридцати лет из первых рук – от участников.
Градсовет 20.11.2019
Неожиданные иностранцы проектируют офис для JetBrains, а отечественные архитекторы закрывают вид на краснокирпичный модерн: очередной градсовет Петербурга.
Архсовет Москвы-64
20 ноября Архсовет отверг проект ТРЦ около Преображенской площади от компании «Подземпроект» и утвердил проект дома в Большом Николоворобинском переулке Сергея Скуратова, по соседству с его же Арт-Хаусом.
Путь эмоций
Два молодых архитектора из ОСА о первом самостоятельном проекте для бюро и выработанном творческом подходе.