Социо-биология ландшафта

Список новых типологий общественных пространств и объектов вновь пополнился благодаря бюро Wowhaus. На этот раз команда предложила кардинально новый для России подход к созданию места общения людей и животных

author pht

Автор текста:
Елена Петухова

mainImg

Архитектор:

Дмитрий Ликин
Олег Шапиро

Мастерская:

WOWHAUS

Проект:

Детская зона московского зоопарка
Россия, Москва, ул. Большая Грузинская, 1

Авторский коллектив:
Руководители проекта: Дмитрий Ликин, Олег Шапиро
Ведущие архитекторы: Анастасия Измакова, Анна Родионова, Белла Филатова
Архитекторы: Виктория Кудрявцева, Дарья Листопад, Мария Гулида, Дарья Можаева, Аркадий Молодцов, Ксения Гузнова, Марина Гюлумян, Федор Наумов, Станислав Дервоедов
Раздел генплана: Нина Смирнова, Александра Никульникова
Главные инженеры проекта: Олег Расторгуев, Алексей Павлов
Конструктор: Сергей Белугин
Стратегическая основа: КБ 23
Интерактивный маршрут: кандидат биологических наук Дмитрий Кнорре, при участии студентов ВШЭ под руководством Игоря Гуровича

2016 – 2019

Заказчик: Государственное автономное учреждение города Москвы «Московский государственный зоологический парк»
Шлейф восприятия
В списке объектов, которые должен иметь каждый мегаполис, есть и зоопарк. Так повелось примерно с конца XVII века, когда в Европе на смену придворным зверинцам пришла мода на общедоступные места – ботанические и зоологические сады, где просвещённые горожане с большим удовольствием знакомились с флорой и фауной далеких стран и континентов. Но если формат презентации растений более или менее быстро сформировался и сохранился почти без изменений, то показ животных менялся на протяжении 300 лет и, по сути, стал своеобразным зеркалом изменений отношения человека к природе вообще и к представителям животного мира в частности.

Подходы к содержанию зверей изменялись в течение нескольких столетий: на место тесных клеток сначала пришли просторные вольеры, затем система «островов» Гагенберга и до сих пор идут поиски наиболее гуманного, комфортного для животных и безопасного для людей способа их сосуществования на замкнутой территории. На протяжении XX века многие известные архитекторы, такие как Бертольд Любеткин и Ове Аруп (пингвинник в Лондоне), Норман Фостер (слоновник в Копенгагене), BIG (павильон для панд в Копенгагене), 3XN (аквариум в Копенгагене), fay architekten и liquid architekten (обезьянник во Франкфурте-на-Майне), Hascher Jehle (обезьянник в Штутгарте) и так далее пробовали свои силы в создании павильонов.

Но даже с учетом накопленного опыта и кардинального изменения отношения человечества к охране животных было бы опрометчиво считать, что оптимальный формат содержания зверей в неволе найден. Неудивительно, что многие, под влиянием представлений о животных, которые мучаются в стальных клетках, принципиально отказываются ходить в зоопарки.
Детская зона московского зоопарка
© WOWHAUS

Грустная сказка
Московский зоопарк открыт в 1864 году и входит в число старейших зоопарков Европы; в свое время он считался одним из самых прогрессивных. Но уже в середине прошлого века стало понятно, что территория площадью 21 гектар в центре города не обеспечивает нужную степень комфорта для животных. В 1980-е годы под новый зоопарк выделили землю в северной части Битцевского парка. Но благие планы по переносу зоосада в более благоприятное место натолкнулись на противодействие жителей ЮАО, мнение которых в наступившие перестроечные времена перевесило аргументы специалистов. С тех пор зоопарк пережил генеральную реконструкцию в 1990-е годы, когда с легкой руки Юрия Лужкова здесь появились причудливые павильоны а-ля Диснейленд и многочисленные скульптуры Зураба Церетели, самая большая из которых, получившая название «Дерево сказок», может служить прекрасной иллюстрацией непростой жизни и быта московского зоопарка, обитатели которого заперты в центре одного из крупнейших мегаполисов мира.

С тех пор кардинальных изменений в устройстве и системе функционирования зоопарка не происходило – вплоть до 2015 года, когда было принято решение о необходимости комплексной реконструкции так называемой «детской зоны» – узкой, Г-образной части новой территории зоопарка, которая выходит на Садового кольцо и фактически служит коридором для прохода посетителей с этой стороны.
Детская зона московского зоопарка
© WOWHAUS

Бремя открытий
Для разработки новой концепции детской зоны московского зоопарка в 2015 году пригласили архитекторов бюро Wowhaus, которые незадолго до этого уже начали работать над еще одним новаторским для Москвы зоо-проектом – Городской фермой на ВДНХ. И для обеих площадок архитекторы смогли предложить не только современную форму, но и нестандартный подход к идеологии и программе, принципиально изменив стереотипное представление о том, как люди и животные могут сосуществовать и взаимодействовать в городе.
Детская зона московского зоопарка
© WOWHAUS

Для бюро было крайне важно опровергнуть устойчивые негативные ассоциации. Анна Ищенко, генеральный директор Wowhaus так комментирует поставленную архитекторами самими перед собой задачу: «Если вы поговорите с обычными людьми на улицах, многие, когда слышат слово «зоопарк», реагируют резко отрицательно: ой, зоопарк, это же ужас, это тюрьма, как вы можете касаться этой темы? Или: это же контактный зоопарк, где зверей до посинения тискают, а потом они умирают от депрессии. И когда мы пытались им рассказать, что мы совершенно по-другому к этому относимся, люди не верили нам. Но мы понимали, что это может и должно быть принципиально иное пространство с абсолютно другой системой отношений, с концепцией гуманного сосуществования человека и животного, которая за последние годы все активнее распространяется по всему миру. И мы поставили перед собой задачу показать пример нового подхода к решению этой проблемы здесь в России».
Детская зона московского зоопарка
© WOWHAUS

Интересно, что для Wowhaus становится уже доброй традицией ломать стереотипы, «переоткрывая» старые типологии, такие как парки, набережные или «летние кинотеатры» или создавая новые, такие как городские фермы или музейные скверы. На вопрос, как так получается и почему бюро раз за разом становится первопроходцем, партнер бюро Олег Шапиро отвечает: «Каждая новая архитектурная или градостроительная задача – это вызов, и мы тратим на поиски ответа значительное время. Поэтому мы считаем, что лучше потратить время на то, чтобы сделать что-то новое, чем просто бездарно взять и что-то повторить. Поэтому мы стараемся каждый раз открыть что-то для себя и для других – если получится».

Как музей, только живой
Открывание новой типологии проходило не просто. Дело в том, что в нашей стране зоопарки относятся к ведомству культуры и считаются разновидностью музеев, с единственным отличием от собратьев по респектабельному статусу в том, что их экспонаты еще живы, со всеми вытекающими отсюда последствиями. Так что пересборка детской зоны московского зоопарка проходила с учетом длинного перечня обязательных к выполнению требований к комфорту и безопасности животных, посетителей и сотрудников.

Но к этому списку архитекторы, сотрудники зоопарка, биологи, орнитологи, зоологи и зоопсихологи, а также эксперты исследовательского бюро КБ23, присоединившиеся к команде проекта для анализа контекста и разработки новой функциональной и программной стратегии, добавили значительный блок, отражающий современные представления о том, как должен выглядеть и работать музей, на наших глазах превращающийся из места для пассивного накопления и получения информации в полифункциональное пространство, обеспечивающее интерактивный образовательный процесс.
Проект реорганизации Малой территории Московского зоопарка. 2015-2016
© WOWHAUS

author photo

Олег Шапиро, Wowhaus:

«Современный музей – он не столько про хранение, сколько про общение и развитие. Поэтому, когда мы придумывали детский зоопарк, мы решили, что сделаем его образовательным центром, посвященным всем аспектам истории приручения, одомашнивания и сосуществования животных и человека. За многие века определенные виды птиц и зверей не просто научились жить рядом с человеком, но и стали зависимы от него и, фактически не могут без человека выжить. Они образовали с человеком симбиотический, обоюдовыгодный союз. Таких животных довольно много. И современные городские жители, особенно дети, понятия не имеют, как выстраиваются взаимоотношения с нашими «меньшими братьями». Что они любят, чем они интересны и полезны, в чем похожи и чем отличаются от нас? Мы придумали пространство, в котором все, не только дети, но и взрослые люди, могут восполнить пробелы в своем образовании и получить опыт взаимодействия с животными, связанными с человечеством долгой историей сосуществования, не причиняя им никакого вреда в процессе общения».

  • zooming
    1 / 6
    Детская зона московского зоопарка
    © WOWHAUS
  • zooming
    2 / 6
    Детская зона московского зоопарка
    © WOWHAUS
  • zooming
    3 / 6
    Проект реорганизации Малой территории Московского зоопарка. 2015-2016
    © Wowhaus
  • zooming
    4 / 6
    Проект реорганизации Малой территории Московского зоопарка. 2015-2016
    © Wowhaus
  • zooming
    5 / 6
    Детская зона московского зоопарка
    © WOWHAUS
  • zooming
    6 / 6
    Детская зона московского зоопарка
    © WOWHAUS

Для выстраивания интерактивного познавательного процесса команда архитекторов, вместе с психологами, социологами и биологами разработала методику подачи информации о животных, которая стала ключом к выстраиванию структуры всего детского зоопарка.

По словам архитекторов, «Образование строится через игру-подражание животным. Например, кролики прячутся в норы и дети могут залезть в расположенный напротив туннель из искусственной лозы, напоминающий нору. Альпаки и козы скачут по скалам, и дети могут перепрыгивать по камням и деревянным стойкам, и так далее. Получается проекция, ребенок смотрит за животными и пробует повторить то, что они делают. Нет необходимости читать длинные пояснения, ты изучаешь все на собственном опыте. Конечно, таблички тоже есть, но они выполняют роль вспомогательного источника информации».

Путь познания
Территория детской зоны московского зоопарка в плане похожа на букву «Г» и представляет собой ломаный коридор, соединяющий новую территорию зоопарка и выход на Садовое кольцо. Максимальная ширина прохода не достигает и 65 метров, а длина составляет всего 300 метров.
Детская зона московского зоопарка. Схема территории
© WOWHAUS

Вдоль этого узкого коридора архитекторы проложили два маршрута, по которым посетители либо могут совершить увлекательное путешествие в мир одомашненных животных, либо, если они уже устали во время осмотра остальной части зоопарка и не заинтересованы в подробном изучении экспозиции, быстро пройти на выход. Главный маршрут, сложно проложенный, насыщенный аттракторами и специальными информационно-развлекательными остановкам предназначен для тех детей, кто придет сюда однажды и станет завсегдатаем или вернется пару раз, но навсегда сохранит в памяти замечательные воспоминания о том, как впервые смог познакомиться с миром животных, понаблюдать за суетливой жизнью птиц в авиарии, или потолкаться с беспардонно требующими лакомство овцами на площадке контактного зоопарка, или понять, что кролики – это не только ценный мех, но и яркие индивидуальности, и отличные спортсмены.

Все эти впечатления и приключения досконально продуманы и распределены по петляющему маршруту, давая возможность посетителям чередовать знакомство с научной информацией с игрой на различных площадках, а также контакты с животными и множество других интеллектуальных и физических активностей. На нескольких сотнях метров маршрута архитекторы смогли разместить 10 основных тематических блоков: магазин, образовательный центр с кафе, «город кроликов», авиарий, зону домашней птицы, контактную зону «Лес», голубятню, контактную зону с «козлиной горой», «ферму» и техническую зону.
Детская зона московского зоопарка
© WOWHAUS

Гнезда, тоннели и горы
Для каждого блока был придуман собственный образ, обыгрывающий единую дизайнерскую тему всего детского зоопарка – парафраз на природные элементы, но без имитации и заигрывания с литературными ассоциациями, которые производили такое тягостное впечатление в этой части до реконструкции. В облике каждого блока с легкостью опознается прототип, прошедший через качественную архитектурную аранжировку, соединяющую внешнюю пластику и конструктивный скелет в единую объемно-пространственную композицию.
  • zooming
    1 / 4
    Детская зона московского зоопарка
    © WOWHAUS
  • zooming
    2 / 4
    Детская зона московского зоопарка
    © WOWHAUS
  • zooming
    3 / 4
    Детская зона московского зоопарка
    © WOWHAUS
  • zooming
    4 / 4
    Детская зона московского зоопарка
    © WOWHAUS

Сразу после входа на территорию детской зоны гостей встречают два наиболее заметных из-за довольно внушительных размеров и сложности устройства блока: магазин и образовательный центр. Здесь будут проходить занятия кружков и лекции, здесь же – место встречи участников экскурсий. Фасады овальных в плане зданий образованы перекрещивающимися наклонными стойками желтого цвета, которые сами архитекторы сравнивают с гнездами птиц. Каждый из блоков окружен сложной системой лестниц, пандусов, террас и переходов, вместе с несколькими игровыми площадками, расположенными на разных уровнях, образующими свою собственную приключенческую экосистему.
Детская зона московского зоопарка
© WOWHAUS

Между магазином и центром находится большая песочная площадка с разными играми, включая уникальный конструктор, разработанный совместно с биологом Дмитрием Кнорре, который придумал настольную игру «Эволюция» и адаптировал ее для московского зоопарка так, чтобы дети могли попробовать свои силы в придумывании новых видов животных, комбинируя части тела реальных зверей в необычных сочетаниях.
Детская зона московского зоопарка
© WOWHAUS

Рядом начинается S-образный в плане тоннель авиария, который также отдаленно напоминает гнездо благодаря оболочке из деревянных планок, прижимающих сетку к основе из металлоконструкций. Авиарий спланирован таким образом, чтобы дать живущим внутри птицам возможность самим варьировать степень взаимодействия с посетителями. Птицы могут ходить по земле, сидеть на ветках над дорожками или улетать в более густые заросли в изгибах тоннеля, куда посетители не могут подойти.
Детская зона московского зоопарка
© WOWHAUS

Аналогичным образом – с разделением на приватную и публичную зоны, организованы вольеры для домашней птицы и копытных. Даже обитатели контактной зоны всегда могут выбирать, в какой части загона находиться. Но в эту часть парка, видимо, отбирают самых общительных и прожорливых животных, так что посетитель иногда может и сам захотеть спрятаться куда-то от их назойливого интереса к содержимому его карманов. Остается ретироваться и брать тайм-аут у вольеров с меланхоличными альпаками, с одинаковым спокойствием принимающими лакомства и позирующими для фотографий.
Детская зона московского зоопарка
© WOWHAUS

Словно маяк, отмечающий место «перелома» территории детского зоопарка, высится башня «Царя горы», которую все посетители принимают за очередной детский аттракцион, а на самом деле, это сложносочиненное нагромождение конструкций и площадок предназначено исключительно для развлечения местного козлиного сообщества, которое, как и в естественной среде обитания обожает карабкаться и прыгать с уступа на уступ. А чтобы козам не было скучно лазить по одному и тому же маршруту, конструкция «Горы» спроектирована таким образом, чтобы ее можно было изменять, дополняя новыми препятствиями. Ну и конечно, время и энергия рогатых пользователей дополнят конструкцию новыми «проблемными зонами».
  • zooming
    1 / 3
    Детская зона московского зоопарка
    © WOWHAUS
  • zooming
    2 / 3
    Детская зона московского зоопарка
    © WOWHAUS
  • zooming
    3 / 3
    Детская зона московского зоопарка
    © WOWHAUS

За контактной площадкой расположен единственный традиционный архитектурный элемент – «ферма», выглядящая так, как будто ее перенесло сюда каким-нибудь очень заботливым торнадо откуда-нибудь из австрийских Альп. Скатные крыши, покрытые стриженной соломой, выгладят крайне традиционно, в пику модернистским «гнездам» из желтых стоек. Но здесь находится «дом отдыха» для обитателей зоопарка и подсобные помещения для персонала, так что спокойная традиционность – это дань функции и способ избежать ненужного внимания посетителей.
Детская зона московского зоопарка
© WOWHAUS

Желтый цвет знаний
Сквозной темой в оформлении инфраструктурных объектов и навигации проходит желтый цвет, который мы уже отмечали в дизайне магазина и образовательного центра. «Желтый цвет встречается по всей территории. Мы его использовали для маркировки всех информационных и игровых элементов, чтобы они были более заметными и легко опознавались посетителями среди множества различающихся по своему назначению объектов. Как отголоски нашего главного инфоцентра по всей территории распределены небольшие информационные модули. Для совсем маленьких посетителей они не интересны, а вот для ребят постарше, которые хотят побольше узнать об обитателях зоопарка и том, как они живут в природе, они пригодятся. Тем более, что мы разработали разные способы получения информации, сделав акцент на игровых форматах», – так комментирует роль этого цвета в общем дизайне Анастасия Измакова, ведущий архитектор проекта, отвечавшая за авторский надзор.
Детская зона московского зоопарка
© WOWHAUS

Ненормативная ситуация
На очень компактной территории детской зоны зоопарка сосредоточено огромное количество различных архитектурных, дизайнерских, образовательных и развлекательных находок и придумок. Плотность оригинальных идей и решений на квадратный метр просто запредельная. И как это часто бывает в наших условиях, количество нестандартных элементов вылилось в геометрическую прогрессию сложностей на этапе их согласования и реализации.

Главной потерей проекта стал вынужденный отказ от использования несущих деревянных конструкций. Обеспечение пожарной безопасности с учетом большого расчетного количества посетителей и близости соседних жилых и офисных зданий потребовало замены всех деревоклееных конструкций на металлические. Кроме того, авторам пришлось отказаться от использования натурального дерева в оплетке «гнезд» на детских площадках и в отделке павильонов. Опыт эксплуатации натуральных веток в парках «Красногвардейские пруды» и «Серп и молот» показал, что природный материал слишком быстро ломается, не выдерживая энтузиазма юных игроманов, и не вполне соответствует требованиям безопасности. Дерево удалось сохранить в отделке малых архитектурных форм, в ограждениях, и, частично, в отделке фасадов павильонов.
Детская зона московского зоопарка
© WOWHAUS

Проект детского зоопарка стал безусловной удачей и очередным открытием для бюро Wowhaus, но, одновременно, и одним из труднейших проектов за всю его историю, превратившись в четырехлетнюю битву за сохранение и воплощение в жизнь всех тех идей, которые архитекторы нашли вместе с приглашенными экспертами и сотрудниками зоопарка – чтобы раз и навсегда изменить наши представления о том, каким может быть современный зоопарк.
  • zooming
    1 / 6
    Детская зона московского зоопарка
    © WOWHAUS
  • zooming
    2 / 6
    Детская зона московского зоопарка
    © WOWHAUS
  • zooming
    3 / 6
    Детская зона московского зоопарка
    © WOWHAUS
  • zooming
    4 / 6
    Детская зона московского зоопарка
    © WOWHAUS
  • zooming
    5 / 6
    Детская зона московского зоопарка
    © WOWHAUS
  • zooming
    6 / 6
    Детская зона московского зоопарка
    © WOWHAUS


Архитектор:

Дмитрий Ликин
Олег Шапиро

Мастерская:

WOWHAUS

Проект:

Детская зона московского зоопарка
Россия, Москва, ул. Большая Грузинская, 1

Авторский коллектив:
Руководители проекта: Дмитрий Ликин, Олег Шапиро
Ведущие архитекторы: Анастасия Измакова, Анна Родионова, Белла Филатова
Архитекторы: Виктория Кудрявцева, Дарья Листопад, Мария Гулида, Дарья Можаева, Аркадий Молодцов, Ксения Гузнова, Марина Гюлумян, Федор Наумов, Станислав Дервоедов
Раздел генплана: Нина Смирнова, Александра Никульникова
Главные инженеры проекта: Олег Расторгуев, Алексей Павлов
Конструктор: Сергей Белугин
Стратегическая основа: КБ 23
Интерактивный маршрут: кандидат биологических наук Дмитрий Кнорре, при участии студентов ВШЭ под руководством Игоря Гуровича

2016 – 2019

Заказчик: Государственное автономное учреждение города Москвы «Московский государственный зоологический парк»

06 Марта 2020

author pht

Автор текста:

Елена Петухова

Технологии и материалы

Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Как ковалась победа: вклад Борского стекольного завода
В эту знаменательную дату, мы хотим вспомнить подвиги героев тыла и фронта, руками которых ковалась Великая Победа над фашистским режимом.
Одним из таких выдающихся предприятий был Горьковский механизированный стеклозавод имени М. Горького на Моховых горах, известный в наши дни как Борский стекольный завод, старейшее предприятие стекольной отрасли и один из производственных комплексов AGC Group.
Wienerberger Brick Award 2020: финал переносится на осень
Завершающий этап премии Brick Award от концерна Wienerberger из-за пандемии перенесли на осень. Но уже сформирован шорт-лист. Рассказываем подробнее о премии и показываем некоторые проекты-финалисты.
Ремесленные традиции
Для бизнес-центра «Депо №1» компания «Славдом» поставляла кирпич Wienerberger и системы крепления Baut. Замысел авторов, поддержанный качественным материалами и исполнением, воплотился в здание, достойное исторической среды Петербурга.
Броненосец из титан-цинка
Новая станция метро в Торонто по проекту британских архитекторов Grimshaw получила необычную кровлю, покрытую титан-цинком RHEINZINK.
Грани света
Параметрическое моделирование помогло апарт-отелю в комплексе Grani не затенять окружающие постройки, а окна Velux – обеспечить светом разнообразные внутренние пространства. Другая их заслуга: деликатное дополнение реконструированных исторических корпусов комплекса.
Тренды Delabie: бесконтактная ГИГИЕНА
Бесконтактные сантехнические приборы Delabie позволяют сократить риск заражения в разы даже в период эпидемии, а разработчики компании предлагают целый ряд инноваций, позволяющих предотвратить размножение бактерий как на поверхностях, так и внутри сантехнического оборудования.
ТЭЦ, спорт и зеленая крыша
Архитекторы BIG объединили в одном сооружении для Копенгагена экологичный мусоросжигательный завод, ТЭЦ, горнолыжный склон – и зеленую крышу системы ZinCo.
Стекло для городского калейдоскопа
Современные технологии и классические традиции, строгий и даже торжественный ритм: «Искра-Парк» словно бы переносит нас в 1930-е. С одной поправкой – на объемный, крупного рельефа и зеркального стекла фасад южного корпуса; он возвращает в наши дни.
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.

Сейчас на главной

Гранёный
Скульптурный металлический кожух превратил обычную коробку придорожного ТРЦ в нечто большее – в здание, которое привлекает взгляды само со себе, своей формой, работая гипер-рамой для рекламного медиа-экрана.
Свободный центр
105-метровая жилая башня на 20 квартир по проекту Heatherwick Studio в Сингапуре обошлась без традиционного сервисного ядра: вместо него на каждом этаже – обширная жилая зона, выходящая на фасады балконами-раковинами с тропической зеленью.
Зигзаг над полем
Школьный спортзал, также играющий роль общественного центра для швейцарской деревни Ле-Во, спроектирован лозаннским бюро Localarchitecture.
Отстоять «Политехническую»
В Петербурге – новая волна градозащиты, ее поднял проект перестройки вестибюля станции метро «Политехническая». Мы расспросили архитекторов об этом частном случае и получили признания в любви к городу, советскому модернизму и зеленым площадям.
Пресса: Архитектура простыла в музыке
Новая филармония, которую открыли в 2015 году в парижском районе Ла-Виллет,— среди самых заметных произведений современной архитектуры во Франции. Но здание в итоге поссорило его создателей. Пять лет спустя автор проекта Жан Нувель и заказчик, руководство филармонии, обмениваются судебными исками на сотни миллионов евро. Рассказывает корреспондент “Ъ” во Франции Алексей Тарханов.
Автор-реконструктор
Дэвиду Чипперфильду поручена реновация здания Центрального телеграфа в Москве: в связи с этим вспомним, почему этот знаменитый британский архитектор считается мастером по работе с наследием, а также о «сложных случаях» в его практике.
Электрические колонны
Новый дом на Кутузовском по-своему интерпретирует как классицистический контекст места, так и присущий проспекту премиальный статус. В то же время он смел: таких колонн – стеклянных, светящихся в ночи трубок, в Москве еще не было. Пластические высказывание получилось сильным и бескомпромиссным, буквально на грани между декоративностью «Украины» и хай-теком Сити.
Пресса: Ар-деко. К юбилею выставки 1925 года в Париже
28 апреля 1925-го в Париже состоялось открытие «Международной выставки декоративного искусства и художественной промышленности». Это событие сыграло ключевую роль в развитии стиля ар-деко, самого яркого художественного направления межвоенной эпохи. И хотя сам термин появился много позже, в 1960-е, именно выставка в Париже подарила стилю его имя.
Архи-события: 25–31 мая
Несколько онлайн-лекций, новый экспресс-курс в МАРШ, конференция о пригородах на «Стрелке» и мастерская с Никитой и Андреем Асадовыми от проекта «Живые города».
Крыша на вырост
Хозяева смогут расширить свои «1/3 дома» по проекту бюро Rever & Drage на западе Норвегии, если их семья увеличится, а пока используют кровлю-навес как парковку, банкетный зал, мастерскую.
Из «муравейника» в «город-сад»
МАРШ запускает он-лайн-интенсив, посвященный экологически устойчивому развитию территорий. Об актуальности темы для российских регионов рассказывает куратор курса и наблюдатель ООН Ангелина Давыдова.
Бетон и пальмы
Новый корпус фонда Nubuke в Аккре, столице Ганы, по проекту бюро nav_s baerbel mueller и Юргена Штромайера.
Градсовет удаленно 19.05.2020
Жилой комплекс пополам с гостиницей, еще два варианта станции метро «Парк победы» и поглощение «Политехнической» – на третьем дистанционном градсовете Петербурга.
Простота для Новой Риги
Проект автомойки с кафе и террасой с видом на дальний лес, и «ритейл-офис» мебельных компаний с длинной и причудливой красной скамейкой.
Зеленый лабиринт на фасаде
Стены и кровля офисно-торгового комплекса Kö-Bogen II по проекту Кристофа Ингенхофена в Дюссельдорфе покрыты 8 километрами живой изгороди: это самый большой зеленый фасад Европы.
Параллельный мир
В частном подмосковном доме Parallel House архитектор Роман Леонидов создал выразительную скульптурную композицию из абсолютно простых форм – параллелепипедов, чье столкновение превратилось в захватывающий спектакль.
Зеркало для неба
Офисное здание cube berlin по проекту бюро 3XN рядом с центральным берлинским вокзалом получило зеркальный фасад-аттракцион, позволивший одновременно устроить открытые террасы для отдыха сотрудников.
Волнорез
В Истринском городском округе Подмосковья тандем бюро «Четвертое измерение» и «АРС-СТ» спроектировал спортивный комплекс – монообъем в виде скошенного параллелепипеда с острым, как у корабля, «носом»
Пресса: Как помойка станет парком. Григорий Ревзин о городе...
Подтверждая закон Ломоносова «сколько чего у одного тела отнимется, столько присовокупится к другому», превращение города в парк, ставшее главным трендом сегодняшнего урбан-дизайна, дополняется обратным трендом — превращением парка в город.
Илья Уткин: «Мы учились у Пиранези и Палладио»
О трех кварталах вокруг Кремля – Кадашевской слободе, Царевом саде и ЖК на Софийской набережной; о понимании города и храма, о творческой оттепели и десятилетии бескультурья; о сокровищах дедушкиной библиотеки – рассказал победитель бумажных конкурсов, лауреат Венецианской биеннале, архитектор-неоклассик Илья Уткин.
Фасад по солнцу
UNStudio реконструировало здание Hanwha Group в Сеуле в соответствии с требованиями энергоэффективности и комфорта, причем работа сотрудников Hanwha не прервалась даже на день.
Дом отшельника
Тема нынешней «Древолюции» – актуальнее не придумаешь. Участники проектировали скромный и легко реализуемый дом для уединения и наслаждения природой. Показываем 19 вдохновляющих работ, отобранных жюри.
Лестница в небо
Проект гостиницы в поселке Янтарный – пример новой типологии рекреационного комплекса, новый формат, объединивший гостиничную, деловую и культурную функции. И все это под лозунгом максимального единения с природой.
Граждане против Цумтора
В Лос-Анджелесе активисты провели конкурс проектов реконструкции музея LACMA, среди участников – Coop Himmelb(l)au и Barkow Leibinger. Это альтернатива «официальному» плану Петера Цумтора, который предусматривает уменьшение общей площади и снос четырех существующих корпусов.
Мыс доброй надежды
Показываем все семь проектов, участвовавших в закрытом конкурсе на создание концепции штаб-квартиры компании «Газпром нефть», а также приводим мнения экспертов.
Картинки на карантине
Как российские архитектурные бюро реагируют на карантин? Размышления о будущем, графика, юмор, хорошие фотографии. Собираем пазл из контента Instagram.
Не только военные песни
Один из проектов нынешнего конкурса благоустройства малых городов созвучен празднику 9 мая: его главный элемент – реконструкция парка, в котором ежегодно проходит фестиваль в честь автора известных песен военной тематики.
Городская лагуна
Архитекторы MVRDV встроили в «руины» городского торгового центра на Тайване общественное пространство The Spring с водоемами, детскими площадками, эстрадой и зеленью.
Белоснежные цилиндры
Арт-центр и парк Tank Shanghai по проекту пекинского бюро OPEN Architecture в Шанхае – редкий пример приспособления под новую функцию резервуаров для авиационного топлива.
Голодный город
Реконструкция Торжковского рынка от бюро RHIZOME: прилавки с фермерскими продуктами, фуд-холл и музей в интерьерах модернистского здания.
Пустота как драма
В Дубае закончено строительство комплекса The Opus, задуманного Захой Хадид еще в 2007 году. Главное в здании – криволинейный проем высотой в 8 этажей.
Благотворительная архитектура
Бюро Martlet Architects, за которым стоит молодая российская пара, с помощью архитектуры участвует в решении проблем стран третьего мира. Показываем школу и две клиники, построенные на краю света за счет благотворительных фондов и силами волонтеров.
Эко-административный комплекс
Zaha Hadid Architects выиграли в Шанхае конкурс на проект штаб-квартиры государственной Группы энергосбережения и охраны окружающей среды Китая. Комплекс должен стать образцовым эко-проектом, учитывающим также и последствия пандемии.
Назад в космос
Парк покорителей космоса на месте приземления Юрия Гагарина по концепции West 8 Адриана Гёзе делает Центр урбанистики экономического факультета МГУ под руководством Сергея Капкова.
Полосатое решение
Об интерьерах ТЦ «Багратионовский» и немного об истории строительства одного из примеров смешанных общественно-торговых прострнаств нового типа, в последнее время популярных в Москве.
Что посмотреть на выходных
Для тех кто планирует на майских поотдыхать – вот, можно сделать и это с пользой. Только что завершившийся цикл лекций Анны Броновицкой, прогулки с гидами по гугл-панорамам, знакомство с любимыми книгами архитекторов и еще пара хороших вариантов.
Башня-знак
Самое высокое деревянное здание в мире, 18-этажная башня Mjøstårnet на юге Норвегии, одновременно привлекает внимание к своему городу – Брумунндалу – и служит знаком возможностей дерева как строительного материала.
Остоженка: первая виртуальная
Две виртуальные экскурсии, с десяток лекций, интервью и круглых столов – подводим итоги выставки, посвященной 30-летию бюро и знаковому проекту реконструкции московского центра – району Остоженки. Выставка прошла полностью в «карантинном» он-лайн формате. Постарались собрать всё вместе.