English version

Социо-биология ландшафта

Список новых типологий общественных пространств и объектов вновь пополнился благодаря бюро Wowhaus. На этот раз команда предложила кардинально новый для России подход к созданию места общения людей и животных

Елена Петухова

Автор текста:
Елена Петухова

mainImg
Архитектор:
Дмитрий Ликин
Олег Шапиро
Мастерская:
WOWHAUS http://wowhaus.ru/
Проект:
Детская зона московского зоопарка
Россия, Москва, ул. Большая Грузинская, 1

Авторский коллектив:
Руководители проекта: Дмитрий Ликин, Олег Шапиро
Ведущие архитекторы: Анастасия Измакова, Анна Родионова, Белла Филатова
Архитекторы: Виктория Кудрявцева, Дарья Листопад, Мария Гулида, Дарья Можаева, Аркадий Молодцов, Ксения Гузнова, Марина Гюлумян, Федор Наумов, Станислав Дервоедов
Раздел генплана: Нина Смирнова, Александра Никульникова
Главные инженеры проекта: Олег Расторгуев, Алексей Павлов
Конструктор: Сергей Белугин
Стратегическая основа: КБ 23
Интерактивный маршрут: кандидат биологических наук Дмитрий Кнорре, при участии студентов ВШЭ под руководством Игоря Гуровича

2015 — 2016 / 2016 — 8.2019

Заказчик: Государственное автономное учреждение города Москвы «Московский государственный зоологический парк»
Шлейф восприятия
В списке объектов, которые должен иметь каждый мегаполис, есть и зоопарк. Так повелось примерно с конца XVII века, когда в Европе на смену придворным зверинцам пришла мода на общедоступные места – ботанические и зоологические сады, где просвещённые горожане с большим удовольствием знакомились с флорой и фауной далеких стран и континентов. Но если формат презентации растений более или менее быстро сформировался и сохранился почти без изменений, то показ животных менялся на протяжении 300 лет и, по сути, стал своеобразным зеркалом изменений отношения человека к природе вообще и к представителям животного мира в частности.

Подходы к содержанию зверей изменялись в течение нескольких столетий: на место тесных клеток сначала пришли просторные вольеры, затем система «островов» Гагенберга и до сих пор идут поиски наиболее гуманного, комфортного для животных и безопасного для людей способа их сосуществования на замкнутой территории. На протяжении XX века многие известные архитекторы, такие как Бертольд Любеткин и Ове Аруп (пингвинник в Лондоне), Норман Фостер (слоновник в Копенгагене), BIG (павильон для панд в Копенгагене), 3XN (аквариум в Копенгагене), fay architekten и liquid architekten (обезьянник во Франкфурте-на-Майне), Hascher Jehle (обезьянник в Штутгарте) и так далее пробовали свои силы в создании павильонов.

Но даже с учетом накопленного опыта и кардинального изменения отношения человечества к охране животных было бы опрометчиво считать, что оптимальный формат содержания зверей в неволе найден. Неудивительно, что многие, под влиянием представлений о животных, которые мучаются в стальных клетках, принципиально отказываются ходить в зоопарки.
Детская зона московского зоопарка
© WOWHAUS

Грустная сказка
Московский зоопарк открыт в 1864 году и входит в число старейших зоопарков Европы; в свое время он считался одним из самых прогрессивных. Но уже в середине прошлого века стало понятно, что территория площадью 21 гектар в центре города не обеспечивает нужную степень комфорта для животных. В 1980-е годы под новый зоопарк выделили землю в северной части Битцевского парка. Но благие планы по переносу зоосада в более благоприятное место натолкнулись на противодействие жителей ЮАО, мнение которых в наступившие перестроечные времена перевесило аргументы специалистов. С тех пор зоопарк пережил генеральную реконструкцию в 1990-е годы, когда с легкой руки Юрия Лужкова здесь появились причудливые павильоны а-ля Диснейленд и многочисленные скульптуры Зураба Церетели, самая большая из которых, получившая название «Дерево сказок», может служить прекрасной иллюстрацией непростой жизни и быта московского зоопарка, обитатели которого заперты в центре одного из крупнейших мегаполисов мира.

С тех пор кардинальных изменений в устройстве и системе функционирования зоопарка не происходило – вплоть до 2015 года, когда было принято решение о необходимости комплексной реконструкции так называемой «детской зоны» – узкой, Г-образной части новой территории зоопарка, которая выходит на Садового кольцо и фактически служит коридором для прохода посетителей с этой стороны.
Детская зона московского зоопарка
© WOWHAUS

Бремя открытий
Для разработки новой концепции детской зоны московского зоопарка в 2015 году пригласили архитекторов бюро Wowhaus, которые незадолго до этого уже начали работать над еще одним новаторским для Москвы зоо-проектом – Городской фермой на ВДНХ. И для обеих площадок архитекторы смогли предложить не только современную форму, но и нестандартный подход к идеологии и программе, принципиально изменив стереотипное представление о том, как люди и животные могут сосуществовать и взаимодействовать в городе.
Детская зона московского зоопарка
© WOWHAUS

Для бюро было крайне важно опровергнуть устойчивые негативные ассоциации. Анна Ищенко, генеральный директор Wowhaus так комментирует поставленную архитекторами самими перед собой задачу: «Если вы поговорите с обычными людьми на улицах, многие, когда слышат слово «зоопарк», реагируют резко отрицательно: ой, зоопарк, это же ужас, это тюрьма, как вы можете касаться этой темы? Или: это же контактный зоопарк, где зверей до посинения тискают, а потом они умирают от депрессии. И когда мы пытались им рассказать, что мы совершенно по-другому к этому относимся, люди не верили нам. Но мы понимали, что это может и должно быть принципиально иное пространство с абсолютно другой системой отношений, с концепцией гуманного сосуществования человека и животного, которая за последние годы все активнее распространяется по всему миру. И мы поставили перед собой задачу показать пример нового подхода к решению этой проблемы здесь в России».
Детская зона московского зоопарка
© WOWHAUS

Интересно, что для Wowhaus становится уже доброй традицией ломать стереотипы, «переоткрывая» старые типологии, такие как парки, набережные или «летние кинотеатры» или создавая новые, такие как городские фермы или музейные скверы. На вопрос, как так получается и почему бюро раз за разом становится первопроходцем, партнер бюро Олег Шапиро отвечает: «Каждая новая архитектурная или градостроительная задача – это вызов, и мы тратим на поиски ответа значительное время. Поэтому мы считаем, что лучше потратить время на то, чтобы сделать что-то новое, чем просто бездарно взять и что-то повторить. Поэтому мы стараемся каждый раз открыть что-то для себя и для других – если получится».

Как музей, только живой
Открывание новой типологии проходило не просто. Дело в том, что в нашей стране зоопарки относятся к ведомству культуры и считаются разновидностью музеев, с единственным отличием от собратьев по респектабельному статусу в том, что их экспонаты еще живы, со всеми вытекающими отсюда последствиями. Так что пересборка детской зоны московского зоопарка проходила с учетом длинного перечня обязательных к выполнению требований к комфорту и безопасности животных, посетителей и сотрудников.

Но к этому списку архитекторы, сотрудники зоопарка, биологи, орнитологи, зоологи и зоопсихологи, а также эксперты исследовательского бюро КБ23, присоединившиеся к команде проекта для анализа контекста и разработки новой функциональной и программной стратегии, добавили значительный блок, отражающий современные представления о том, как должен выглядеть и работать музей, на наших глазах превращающийся из места для пассивного накопления и получения информации в полифункциональное пространство, обеспечивающее интерактивный образовательный процесс.
Проект реорганизации Малой территории Московского зоопарка. 2015-2016
© WOWHAUS

author photo

Олег Шапиро, Wowhaus:

«Современный музей – он не столько про хранение, сколько про общение и развитие. Поэтому, когда мы придумывали детский зоопарк, мы решили, что сделаем его образовательным центром, посвященным всем аспектам истории приручения, одомашнивания и сосуществования животных и человека. За многие века определенные виды птиц и зверей не просто научились жить рядом с человеком, но и стали зависимы от него и, фактически не могут без человека выжить. Они образовали с человеком симбиотический, обоюдовыгодный союз. Таких животных довольно много. И современные городские жители, особенно дети, понятия не имеют, как выстраиваются взаимоотношения с нашими «меньшими братьями». Что они любят, чем они интересны и полезны, в чем похожи и чем отличаются от нас? Мы придумали пространство, в котором все, не только дети, но и взрослые люди, могут восполнить пробелы в своем образовании и получить опыт взаимодействия с животными, связанными с человечеством долгой историей сосуществования, не причиняя им никакого вреда в процессе общения».

  • zooming
    1 / 6
    Детская зона московского зоопарка
    © WOWHAUS
  • zooming
    2 / 6
    Детская зона московского зоопарка
    © WOWHAUS
  • zooming
    3 / 6
    Проект реорганизации Малой территории Московского зоопарка. 2015-2016
    © Wowhaus
  • zooming
    4 / 6
    Проект реорганизации Малой территории Московского зоопарка. 2015-2016
    © Wowhaus
  • zooming
    5 / 6
    Детская зона московского зоопарка
    © WOWHAUS
  • zooming
    6 / 6
    Детская зона московского зоопарка
    © WOWHAUS

Для выстраивания интерактивного познавательного процесса команда архитекторов, вместе с психологами, социологами и биологами разработала методику подачи информации о животных, которая стала ключом к выстраиванию структуры всего детского зоопарка.

По словам архитекторов, «Образование строится через игру-подражание животным. Например, кролики прячутся в норы и дети могут залезть в расположенный напротив туннель из искусственной лозы, напоминающий нору. Альпаки и козы скачут по скалам, и дети могут перепрыгивать по камням и деревянным стойкам, и так далее. Получается проекция, ребенок смотрит за животными и пробует повторить то, что они делают. Нет необходимости читать длинные пояснения, ты изучаешь все на собственном опыте. Конечно, таблички тоже есть, но они выполняют роль вспомогательного источника информации».

Путь познания
Территория детской зоны московского зоопарка в плане похожа на букву «Г» и представляет собой ломаный коридор, соединяющий новую территорию зоопарка и выход на Садовое кольцо. Максимальная ширина прохода не достигает и 65 метров, а длина составляет всего 300 метров.
Детская зона московского зоопарка. Схема территории
© WOWHAUS

Вдоль этого узкого коридора архитекторы проложили два маршрута, по которым посетители либо могут совершить увлекательное путешествие в мир одомашненных животных, либо, если они уже устали во время осмотра остальной части зоопарка и не заинтересованы в подробном изучении экспозиции, быстро пройти на выход. Главный маршрут, сложно проложенный, насыщенный аттракторами и специальными информационно-развлекательными остановкам предназначен для тех детей, кто придет сюда однажды и станет завсегдатаем или вернется пару раз, но навсегда сохранит в памяти замечательные воспоминания о том, как впервые смог познакомиться с миром животных, понаблюдать за суетливой жизнью птиц в авиарии, или потолкаться с беспардонно требующими лакомство овцами на площадке контактного зоопарка, или понять, что кролики – это не только ценный мех, но и яркие индивидуальности, и отличные спортсмены.

Все эти впечатления и приключения досконально продуманы и распределены по петляющему маршруту, давая возможность посетителям чередовать знакомство с научной информацией с игрой на различных площадках, а также контакты с животными и множество других интеллектуальных и физических активностей. На нескольких сотнях метров маршрута архитекторы смогли разместить 10 основных тематических блоков: магазин, образовательный центр с кафе, «город кроликов», авиарий, зону домашней птицы, контактную зону «Лес», голубятню, контактную зону с «козлиной горой», «ферму» и техническую зону.
Детская зона московского зоопарка
© WOWHAUS

Гнезда, тоннели и горы
Для каждого блока был придуман собственный образ, обыгрывающий единую дизайнерскую тему всего детского зоопарка – парафраз на природные элементы, но без имитации и заигрывания с литературными ассоциациями, которые производили такое тягостное впечатление в этой части до реконструкции. В облике каждого блока с легкостью опознается прототип, прошедший через качественную архитектурную аранжировку, соединяющую внешнюю пластику и конструктивный скелет в единую объемно-пространственную композицию.
  • zooming
    1 / 4
    Детская зона московского зоопарка
    © WOWHAUS
  • zooming
    2 / 4
    Детская зона московского зоопарка
    © WOWHAUS
  • zooming
    3 / 4
    Детская зона московского зоопарка
    © WOWHAUS
  • zooming
    4 / 4
    Детская зона московского зоопарка
    © WOWHAUS

Сразу после входа на территорию детской зоны гостей встречают два наиболее заметных из-за довольно внушительных размеров и сложности устройства блока: магазин и образовательный центр. Здесь будут проходить занятия кружков и лекции, здесь же – место встречи участников экскурсий. Фасады овальных в плане зданий образованы перекрещивающимися наклонными стойками желтого цвета, которые сами архитекторы сравнивают с гнездами птиц. Каждый из блоков окружен сложной системой лестниц, пандусов, террас и переходов, вместе с несколькими игровыми площадками, расположенными на разных уровнях, образующими свою собственную приключенческую экосистему.
Детская зона московского зоопарка
© WOWHAUS

Между магазином и центром находится большая песочная площадка с разными играми, включая уникальный конструктор, разработанный совместно с биологом Дмитрием Кнорре, который придумал настольную игру «Эволюция» и адаптировал ее для московского зоопарка так, чтобы дети могли попробовать свои силы в придумывании новых видов животных, комбинируя части тела реальных зверей в необычных сочетаниях.
Детская зона московского зоопарка
© WOWHAUS

Рядом начинается S-образный в плане тоннель авиария, который также отдаленно напоминает гнездо благодаря оболочке из деревянных планок, прижимающих сетку к основе из металлоконструкций. Авиарий спланирован таким образом, чтобы дать живущим внутри птицам возможность самим варьировать степень взаимодействия с посетителями. Птицы могут ходить по земле, сидеть на ветках над дорожками или улетать в более густые заросли в изгибах тоннеля, куда посетители не могут подойти.
Детская зона московского зоопарка
© WOWHAUS

Аналогичным образом – с разделением на приватную и публичную зоны, организованы вольеры для домашней птицы и копытных. Даже обитатели контактной зоны всегда могут выбирать, в какой части загона находиться. Но в эту часть парка, видимо, отбирают самых общительных и прожорливых животных, так что посетитель иногда может и сам захотеть спрятаться куда-то от их назойливого интереса к содержимому его карманов. Остается ретироваться и брать тайм-аут у вольеров с меланхоличными альпаками, с одинаковым спокойствием принимающими лакомства и позирующими для фотографий.
Детская зона московского зоопарка
© WOWHAUS

Словно маяк, отмечающий место «перелома» территории детского зоопарка, высится башня «Царя горы», которую все посетители принимают за очередной детский аттракцион, а на самом деле, это сложносочиненное нагромождение конструкций и площадок предназначено исключительно для развлечения местного козлиного сообщества, которое, как и в естественной среде обитания обожает карабкаться и прыгать с уступа на уступ. А чтобы козам не было скучно лазить по одному и тому же маршруту, конструкция «Горы» спроектирована таким образом, чтобы ее можно было изменять, дополняя новыми препятствиями. Ну и конечно, время и энергия рогатых пользователей дополнят конструкцию новыми «проблемными зонами».
  • zooming
    1 / 3
    Детская зона московского зоопарка
    © WOWHAUS
  • zooming
    2 / 3
    Детская зона московского зоопарка
    © WOWHAUS
  • zooming
    3 / 3
    Детская зона московского зоопарка
    © WOWHAUS

За контактной площадкой расположен единственный традиционный архитектурный элемент – «ферма», выглядящая так, как будто ее перенесло сюда каким-нибудь очень заботливым торнадо откуда-нибудь из австрийских Альп. Скатные крыши, покрытые стриженной соломой, выгладят крайне традиционно, в пику модернистским «гнездам» из желтых стоек. Но здесь находится «дом отдыха» для обитателей зоопарка и подсобные помещения для персонала, так что спокойная традиционность – это дань функции и способ избежать ненужного внимания посетителей.
Детская зона московского зоопарка
© WOWHAUS

Желтый цвет знаний
Сквозной темой в оформлении инфраструктурных объектов и навигации проходит желтый цвет, который мы уже отмечали в дизайне магазина и образовательного центра. «Желтый цвет встречается по всей территории. Мы его использовали для маркировки всех информационных и игровых элементов, чтобы они были более заметными и легко опознавались посетителями среди множества различающихся по своему назначению объектов. Как отголоски нашего главного инфоцентра по всей территории распределены небольшие информационные модули. Для совсем маленьких посетителей они не интересны, а вот для ребят постарше, которые хотят побольше узнать об обитателях зоопарка и том, как они живут в природе, они пригодятся. Тем более, что мы разработали разные способы получения информации, сделав акцент на игровых форматах», – так комментирует роль этого цвета в общем дизайне Анастасия Измакова, ведущий архитектор проекта, отвечавшая за авторский надзор.
Детская зона московского зоопарка
© WOWHAUS

Ненормативная ситуация
На очень компактной территории детской зоны зоопарка сосредоточено огромное количество различных архитектурных, дизайнерских, образовательных и развлекательных находок и придумок. Плотность оригинальных идей и решений на квадратный метр просто запредельная. И как это часто бывает в наших условиях, количество нестандартных элементов вылилось в геометрическую прогрессию сложностей на этапе их согласования и реализации.

Главной потерей проекта стал вынужденный отказ от использования несущих деревянных конструкций. Обеспечение пожарной безопасности с учетом большого расчетного количества посетителей и близости соседних жилых и офисных зданий потребовало замены всех деревоклееных конструкций на металлические. Кроме того, авторам пришлось отказаться от использования натурального дерева в оплетке «гнезд» на детских площадках и в отделке павильонов. Опыт эксплуатации натуральных веток в парках «Красногвардейские пруды» и «Серп и молот» показал, что природный материал слишком быстро ломается, не выдерживая энтузиазма юных игроманов, и не вполне соответствует требованиям безопасности. Дерево удалось сохранить в отделке малых архитектурных форм, в ограждениях, и, частично, в отделке фасадов павильонов.
Детская зона московского зоопарка
© WOWHAUS

Проект детского зоопарка стал безусловной удачей и очередным открытием для бюро Wowhaus, но, одновременно, и одним из труднейших проектов за всю его историю, превратившись в четырехлетнюю битву за сохранение и воплощение в жизнь всех тех идей, которые архитекторы нашли вместе с приглашенными экспертами и сотрудниками зоопарка – чтобы раз и навсегда изменить наши представления о том, каким может быть современный зоопарк.
  • zooming
    1 / 6
    Детская зона московского зоопарка
    © WOWHAUS
  • zooming
    2 / 6
    Детская зона московского зоопарка
    © WOWHAUS
  • zooming
    3 / 6
    Детская зона московского зоопарка
    © WOWHAUS
  • zooming
    4 / 6
    Детская зона московского зоопарка
    © WOWHAUS
  • zooming
    5 / 6
    Детская зона московского зоопарка
    © WOWHAUS
  • zooming
    6 / 6
    Детская зона московского зоопарка
    © WOWHAUS
Архитектор:
Дмитрий Ликин
Олег Шапиро
Мастерская:
WOWHAUS http://wowhaus.ru/
Проект:
Детская зона московского зоопарка
Россия, Москва, ул. Большая Грузинская, 1

Авторский коллектив:
Руководители проекта: Дмитрий Ликин, Олег Шапиро
Ведущие архитекторы: Анастасия Измакова, Анна Родионова, Белла Филатова
Архитекторы: Виктория Кудрявцева, Дарья Листопад, Мария Гулида, Дарья Можаева, Аркадий Молодцов, Ксения Гузнова, Марина Гюлумян, Федор Наумов, Станислав Дервоедов
Раздел генплана: Нина Смирнова, Александра Никульникова
Главные инженеры проекта: Олег Расторгуев, Алексей Павлов
Конструктор: Сергей Белугин
Стратегическая основа: КБ 23
Интерактивный маршрут: кандидат биологических наук Дмитрий Кнорре, при участии студентов ВШЭ под руководством Игоря Гуровича

2015 — 2016 / 2016 — 8.2019

Заказчик: Государственное автономное учреждение города Москвы «Московский государственный зоологический парк»

06 Марта 2020

Елена Петухова

Автор текста:

Елена Петухова
WOWHAUS: другие проекты
Архитектура и ноосфера, или шесть идей для архитектора...
«Жизнь и судьба архитектурной идеи» – так называлось ток-шоу, цикл авторских выступлений архитекторов – участников АРХ-каталога, организованный в рамках деловой программы АРХ-Москвы. В нем приняли участие архитекторы Илья Заливухин, Юлий Борисов, Олег Шапиро, Константин Ходнев, Влад Савинкин и Владимир Кузьмин. Предлагаем вашему вниманию конспект дискуссии.
Полосатое решение
Об интерьерах ТЦ «Багратионовский» и немного об истории строительства одного из примеров смешанных общественно-торговых прострнаств нового типа, в последнее время популярных в Москве.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Сеанс городской терапии
Новый вход в парк Горького с Ленинского проспекта, спроектированный и построенный архитекторами Wowhaus, продолжает заложенные когда-то теми же авторами тенденции раскрытия парка городу, хотя он и не чужд тонкого переосмысления его традиций.
Civitas ludens*
Тула, город суровых оружейников, получил новую набережную – релакс-пространство постиндустриального типа. Оно живо реагирует на все вызовы контекста, осмысляя их легко и непринужденно, как игру, а не нравоучение. Центр города «заиграл» – красками, пространством, множеством поведенческих вариантов. Ну и для детей масса необычных развлечений.
Шитье по контексту
Монорельс – транспортное или зрелищное сооружение? Обслуживание убыточно, для города он чемодан без ручки. Интерны Wowhaus поработали над проектом превращения монорельса в Моносад – гигантский (5 км) убранистический аттракцион, подхватывающий местные и городские сюжеты как функционально, так и образно.
10 аэропортов
В стране интенсивно строят и реконструируют здания аэропортов: российские и иностранные архитекторы, причем нередко интерьеры получаются интереснее наружности, а иногда и фасад неплох. Рассматриваем 7 построек и 3 проекта по следам круглого стола с Арх Москвы.
Красный парк
Бюро Wowhaus превратило парк в центре Москвы в замечательное пространство для отдыха и занятий спортом, где каждый найдет место для себя, следуя за ориентирами красного цвета.
На семи холмах
Семь инсталляций для фестиваля фейерверков в Москве, многоэтажный плот в Выксе – эти и другие проекты реализовала команда интернов четвертой интернатуры Wowhaus.
Рекультивация городского центра
Проект благоустройства набережной в центре Тулы включает очистку реки, создание музейного квартала, развитие пешеходных и визуальных связей, равно как и постиндустриальной экономики туристического центра. Он возвращает старому городу структуру столетней давности, переосмысленную с учетом принципов современной урбанистики.
Мир радости
Вторая очередь Городской фермы на ВДНХ дополнила ландшафтно-архитектурный ансамбль сразу несколькими постройками, обыгрывающими характерный ассоциативный подход к созданию тематических павильонов.
ДК поколения Y
Архитекторы Wowhaus завершили строительство Инновационно-культурного центра в Калуге. Несмотря на то, что программа в процессе проектирования менялась со скоростью устаревания инноваций, архитекторам удалось справиться с ситуацией, превратив здание в плотный «узел» разнообразных культурных и спортивных пространств с гибким функционалом.
Уникальное общее
Представляем видеозапись круглого стола, проведенного Archi.ru на АРХ МОСКВА NEXT! В разговоре о новых форматах общественных пространств и методиках их создания приняли участие представители ведущих архитектурных бюро Москвы.
Пути аскезы
Малая сцена «Электротеатра Станиславский» развивает идеи, заложенные в архитектуре главного здания, в свете подчеркнуто-брутального лаконизма, а может быть даже «аскезы». В ее театральном понимании, конечно.
Политех паркового периода
Множество мостов, амфитеатр и перекладка секретных сетей: о том, как архитекторы Wowhaus переработали концепцию благоустройства территории Политехнического музея, предложенную в 2011 Дзьюнья Исигами.
Музейная экспансия
Публикуем статью историка архитектуры Марины Хрусталевой о стратегиях развития московских и петербуржских музеев, опубликованную в тематическом номере журнала «Проект Россия» – «Культура» (№ 80, июнь 2016).
Подсчёт по осени
Прошедшей осенью и в конце лета 2016 издано шесть монографий известных архитектурных мастерских: ADM, UNK project, Wowhaus, Арт-Бля, бюро Евгения Герасимова, Цимайло & Ляшенко. Рассказываем обо всех.
Территория коммуникации
Новый офис бюро Wowhaus в Центре дизайна и архитектуры Artplay – не только максимально удобное рабочее пространство, но и воплощение творческих принципов архитекторов, их понимания философии общественной территории.
Убежище для Шекспира
Разговор с победителем конкурса «Дом для Шекспира», архитектором бюро Wowhaus Есбергеном Сабитовым и руководителем мастерской Олегом Шапиро о том, как башня стала домом для великого драматурга.
Лучшее место в городе
Публикуем итоги воркшопа МАРШ, прошедшего в Казани. Участники разработали проекты семи общественных зон в разных городах и поселках Татарстана.
Похожие статьи
Полярная тихоходка
Зимовочный комплекс антарктической станции «Восток» рассчитан на экстремальные климатические условия и психологический комфорт исследователей.
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
Офис для концентрации идей
​Бюро «Т+Т Architects» спроектировало офис французской ИТ-компании, где сотрудники в любой точке помещения могут обсудить с коллегами или записать на стене новые идеи.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Градсовет Петербурга 17.02.2021
Тот день, когда Градсовет критиковал признанного архитектора и хвалил работу молодого. Но все равно согласовал первого, а второго отправил на доработку.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.
Содержание крупнее формы
Музей художественного образования Хуамао близ Нинбо по проекту Алвару Сиза и Карлуша Каштанейра – это компактный темный объем с наполненным светом просторным интерьером.
Пятый элемент
Клубный дом во Всеволожском переулке оперирует сочетанием дорогих фактур камня и металла, погружая их в буйство орнаментики. Дом представляется фантазией на темы театра эпохи модерна и символизма, разновидностью восточной сказки, что парадоксальным образом позволяет ему избежать прямой стилизации и стать отражением одной из сторон современной московской жизни.
Технологии и материалы
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
Сейчас на главной
Верх деликатности
Музей архитектуры объявил о планах по реставрации дома Мельникова. Проектом реставрации займется Наринэ Тютчева и АБ «Рождественка», Группа ЛСР финансирует работу как меценат, не вмешиваясь в процесс. Похоже, в Москве, где недавно отреставрирован дом Наркомфина, намечается еще один образцовый пример работы с памятником авангарда. Рассматриваем подробности и вспоминаем историю.
Открыть что можно
Обнародован проект реконструкции и реставрации павильона России на венецианской биеннале. Реализация уже началась. Мы подробно рассмотрели проект, задали несколько вопросов куратору и соавтору проекта Ипполито Лапарелли и разобрались, чего убудет и что прибудет к павильону Щусева 1914 года постройки.
Дом в доме
Реконструкция крестьянского дома XVIII века на юге Германии: он стал основой для камерной сельской библиотеки. Авторы проекта – Schlicht Lamprecht Architekten.
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
Полярная тихоходка
Зимовочный комплекс антарктической станции «Восток» рассчитан на экстремальные климатические условия и психологический комфорт исследователей.
Офис для концентрации идей
​Бюро «Т+Т Architects» спроектировало офис французской ИТ-компании, где сотрудники в любой точке помещения могут обсудить с коллегами или записать на стене новые идеи.
Пресса: Паоло Солери и Arcosanti: как построить Бога
Паоло Солери учился у Фрэнка Ллойда Райта, в художественной коммуне «Талиесин-Вест», и его оттуда выгнали — вероятно, из-за конфликта с Ольгой Ивановной Райт, женой великого мастера. Видимо, логика отталкивания и притяжения привели к тому, что хотя утопия Солери не имеет ничего общего с идеями Райта, сам тип жизни коммуной он воспроизвел.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Градсовет Петербурга 17.02.2021
Тот день, когда Градсовет критиковал признанного архитектора и хвалил работу молодого. Но все равно согласовал первого, а второго отправил на доработку.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.