Социо-биология ландшафта

Список новых типологий общественных пространств и объектов вновь пополнился благодаря бюро Wowhaus. На этот раз команда предложила кардинально новый для России подход к созданию места общения людей и животных

author pht

Автор текста:
Елена Петухова

mainImg

Мастерская:

WOWHAUS

Проект:

Детская зона московского зоопарка
Россия, Москва, ул. Большая Грузинская, 1

Авторский коллектив:
Руководители проекта: Дмитрий Ликин, Олег Шапиро
Ведущие архитекторы: Анастасия Измакова, Анна Родионова, Белла Филатова
Архитекторы: Виктория Кудрявцева, Дарья Листопад, Мария Гулида, Дарья Можаева, Аркадий Молодцов, Ксения Гузнова, Марина Гюлумян, Федор Наумов, Станислав Дервоедов
Раздел генплана: Нина Смирнова, Александра Никульникова
Главные инженеры проекта: Олег Расторгуев, Алексей Павлов
Конструктор: Сергей Белугин
Стратегическая основа: КБ 23
Интерактивный маршрут: кандидат биологических наук Дмитрий Кнорре, при участии студентов ВШЭ под руководством Игоря Гуровича

2016 – 2019

Заказчик: Государственное автономное учреждение города Москвы «Московский государственный зоологический парк»
Шлейф восприятия
В списке объектов, которые должен иметь каждый мегаполис, есть и зоопарк. Так повелось примерно с конца XVII века, когда в Европе на смену придворным зверинцам пришла мода на общедоступные места – ботанические и зоологические сады, где просвещённые горожане с большим удовольствием знакомились с флорой и фауной далеких стран и континентов. Но если формат презентации растений более или менее быстро сформировался и сохранился почти без изменений, то показ животных менялся на протяжении 300 лет и, по сути, стал своеобразным зеркалом изменений отношения человека к природе вообще и к представителям животного мира в частности.

Подходы к содержанию зверей изменялись в течение нескольких столетий: на место тесных клеток сначала пришли просторные вольеры, затем система «островов» Гагенберга и до сих пор идут поиски наиболее гуманного, комфортного для животных и безопасного для людей способа их сосуществования на замкнутой территории. На протяжении XX века многие известные архитекторы, такие как Бертольд Любеткин и Ове Аруп (пингвинник в Лондоне), Норман Фостер (слоновник в Копенгагене), BIG (павильон для панд в Копенгагене), 3XN (аквариум в Копенгагене), fay architekten и liquid architekten (обезьянник во Франкфурте-на-Майне), Hascher Jehle (обезьянник в Штутгарте) и так далее пробовали свои силы в создании павильонов.

Но даже с учетом накопленного опыта и кардинального изменения отношения человечества к охране животных было бы опрометчиво считать, что оптимальный формат содержания зверей в неволе найден. Неудивительно, что многие, под влиянием представлений о животных, которые мучаются в стальных клетках, принципиально отказываются ходить в зоопарки.
Детская зона московского зоопарка
© WOWHAUS

Грустная сказка
Московский зоопарк открыт в 1864 году и входит в число старейших зоопарков Европы; в свое время он считался одним из самых прогрессивных. Но уже в середине прошлого века стало понятно, что территория площадью 21 гектар в центре города не обеспечивает нужную степень комфорта для животных. В 1980-е годы под новый зоопарк выделили землю в северной части Битцевского парка. Но благие планы по переносу зоосада в более благоприятное место натолкнулись на противодействие жителей ЮАО, мнение которых в наступившие перестроечные времена перевесило аргументы специалистов. С тех пор зоопарк пережил генеральную реконструкцию в 1990-е годы, когда с легкой руки Юрия Лужкова здесь появились причудливые павильоны а-ля Диснейленд и многочисленные скульптуры Зураба Церетели, самая большая из которых, получившая название «Дерево сказок», может служить прекрасной иллюстрацией непростой жизни и быта московского зоопарка, обитатели которого заперты в центре одного из крупнейших мегаполисов мира.

С тех пор кардинальных изменений в устройстве и системе функционирования зоопарка не происходило – вплоть до 2015 года, когда было принято решение о необходимости комплексной реконструкции так называемой «детской зоны» – узкой, Г-образной части новой территории зоопарка, которая выходит на Садового кольцо и фактически служит коридором для прохода посетителей с этой стороны.
Детская зона московского зоопарка
© WOWHAUS

Бремя открытий
Для разработки новой концепции детской зоны московского зоопарка в 2015 году пригласили архитекторов бюро Wowhaus, которые незадолго до этого уже начали работать над еще одним новаторским для Москвы зоо-проектом – Городской фермой на ВДНХ. И для обеих площадок архитекторы смогли предложить не только современную форму, но и нестандартный подход к идеологии и программе, принципиально изменив стереотипное представление о том, как люди и животные могут сосуществовать и взаимодействовать в городе.
Детская зона московского зоопарка
© WOWHAUS

Для бюро было крайне важно опровергнуть устойчивые негативные ассоциации. Анна Ищенко, генеральный директор Wowhaus так комментирует поставленную архитекторами самими перед собой задачу: «Если вы поговорите с обычными людьми на улицах, многие, когда слышат слово «зоопарк», реагируют резко отрицательно: ой, зоопарк, это же ужас, это тюрьма, как вы можете касаться этой темы? Или: это же контактный зоопарк, где зверей до посинения тискают, а потом они умирают от депрессии. И когда мы пытались им рассказать, что мы совершенно по-другому к этому относимся, люди не верили нам. Но мы понимали, что это может и должно быть принципиально иное пространство с абсолютно другой системой отношений, с концепцией гуманного сосуществования человека и животного, которая за последние годы все активнее распространяется по всему миру. И мы поставили перед собой задачу показать пример нового подхода к решению этой проблемы здесь в России».
Детская зона московского зоопарка
© WOWHAUS

Интересно, что для Wowhaus становится уже доброй традицией ломать стереотипы, «переоткрывая» старые типологии, такие как парки, набережные или «летние кинотеатры» или создавая новые, такие как городские фермы или музейные скверы. На вопрос, как так получается и почему бюро раз за разом становится первопроходцем, партнер бюро Олег Шапиро отвечает: «Каждая новая архитектурная или градостроительная задача – это вызов, и мы тратим на поиски ответа значительное время. Поэтому мы считаем, что лучше потратить время на то, чтобы сделать что-то новое, чем просто бездарно взять и что-то повторить. Поэтому мы стараемся каждый раз открыть что-то для себя и для других – если получится».

Как музей, только живой
Открывание новой типологии проходило не просто. Дело в том, что в нашей стране зоопарки относятся к ведомству культуры и считаются разновидностью музеев, с единственным отличием от собратьев по респектабельному статусу в том, что их экспонаты еще живы, со всеми вытекающими отсюда последствиями. Так что пересборка детской зоны московского зоопарка проходила с учетом длинного перечня обязательных к выполнению требований к комфорту и безопасности животных, посетителей и сотрудников.

Но к этому списку архитекторы, сотрудники зоопарка, биологи, орнитологи, зоологи и зоопсихологи, а также эксперты исследовательского бюро КБ23, присоединившиеся к команде проекта для анализа контекста и разработки новой функциональной и программной стратегии, добавили значительный блок, отражающий современные представления о том, как должен выглядеть и работать музей, на наших глазах превращающийся из места для пассивного накопления и получения информации в полифункциональное пространство, обеспечивающее интерактивный образовательный процесс.
Проект реорганизации Малой территории Московского зоопарка. 2015-2016
© WOWHAUS

author photo

Олег Шапиро, Wowhaus:

«Современный музей – он не столько про хранение, сколько про общение и развитие. Поэтому, когда мы придумывали детский зоопарк, мы решили, что сделаем его образовательным центром, посвященным всем аспектам истории приручения, одомашнивания и сосуществования животных и человека. За многие века определенные виды птиц и зверей не просто научились жить рядом с человеком, но и стали зависимы от него и, фактически не могут без человека выжить. Они образовали с человеком симбиотический, обоюдовыгодный союз. Таких животных довольно много. И современные городские жители, особенно дети, понятия не имеют, как выстраиваются взаимоотношения с нашими «меньшими братьями». Что они любят, чем они интересны и полезны, в чем похожи и чем отличаются от нас? Мы придумали пространство, в котором все, не только дети, но и взрослые люди, могут восполнить пробелы в своем образовании и получить опыт взаимодействия с животными, связанными с человечеством долгой историей сосуществования, не причиняя им никакого вреда в процессе общения».

  • zooming
    1 / 6
    Детская зона московского зоопарка
    © WOWHAUS
  • zooming
    2 / 6
    Детская зона московского зоопарка
    © WOWHAUS
  • zooming
    3 / 6
    Проект реорганизации Малой территории Московского зоопарка. 2015-2016
    © Wowhaus
  • zooming
    4 / 6
    Проект реорганизации Малой территории Московского зоопарка. 2015-2016
    © Wowhaus
  • zooming
    5 / 6
    Детская зона московского зоопарка
    © WOWHAUS
  • zooming
    6 / 6
    Детская зона московского зоопарка
    © WOWHAUS

Для выстраивания интерактивного познавательного процесса команда архитекторов, вместе с психологами, социологами и биологами разработала методику подачи информации о животных, которая стала ключом к выстраиванию структуры всего детского зоопарка.

По словам архитекторов, «Образование строится через игру-подражание животным. Например, кролики прячутся в норы и дети могут залезть в расположенный напротив туннель из искусственной лозы, напоминающий нору. Альпаки и козы скачут по скалам, и дети могут перепрыгивать по камням и деревянным стойкам, и так далее. Получается проекция, ребенок смотрит за животными и пробует повторить то, что они делают. Нет необходимости читать длинные пояснения, ты изучаешь все на собственном опыте. Конечно, таблички тоже есть, но они выполняют роль вспомогательного источника информации».

Путь познания
Территория детской зоны московского зоопарка в плане похожа на букву «Г» и представляет собой ломаный коридор, соединяющий новую территорию зоопарка и выход на Садовое кольцо. Максимальная ширина прохода не достигает и 65 метров, а длина составляет всего 300 метров.
Детская зона московского зоопарка. Схема территории
© WOWHAUS

Вдоль этого узкого коридора архитекторы проложили два маршрута, по которым посетители либо могут совершить увлекательное путешествие в мир одомашненных животных, либо, если они уже устали во время осмотра остальной части зоопарка и не заинтересованы в подробном изучении экспозиции, быстро пройти на выход. Главный маршрут, сложно проложенный, насыщенный аттракторами и специальными информационно-развлекательными остановкам предназначен для тех детей, кто придет сюда однажды и станет завсегдатаем или вернется пару раз, но навсегда сохранит в памяти замечательные воспоминания о том, как впервые смог познакомиться с миром животных, понаблюдать за суетливой жизнью птиц в авиарии, или потолкаться с беспардонно требующими лакомство овцами на площадке контактного зоопарка, или понять, что кролики – это не только ценный мех, но и яркие индивидуальности, и отличные спортсмены.

Все эти впечатления и приключения досконально продуманы и распределены по петляющему маршруту, давая возможность посетителям чередовать знакомство с научной информацией с игрой на различных площадках, а также контакты с животными и множество других интеллектуальных и физических активностей. На нескольких сотнях метров маршрута архитекторы смогли разместить 10 основных тематических блоков: магазин, образовательный центр с кафе, «город кроликов», авиарий, зону домашней птицы, контактную зону «Лес», голубятню, контактную зону с «козлиной горой», «ферму» и техническую зону.
Детская зона московского зоопарка
© WOWHAUS

Гнезда, тоннели и горы
Для каждого блока был придуман собственный образ, обыгрывающий единую дизайнерскую тему всего детского зоопарка – парафраз на природные элементы, но без имитации и заигрывания с литературными ассоциациями, которые производили такое тягостное впечатление в этой части до реконструкции. В облике каждого блока с легкостью опознается прототип, прошедший через качественную архитектурную аранжировку, соединяющую внешнюю пластику и конструктивный скелет в единую объемно-пространственную композицию.
  • zooming
    1 / 4
    Детская зона московского зоопарка
    © WOWHAUS
  • zooming
    2 / 4
    Детская зона московского зоопарка
    © WOWHAUS
  • zooming
    3 / 4
    Детская зона московского зоопарка
    © WOWHAUS
  • zooming
    4 / 4
    Детская зона московского зоопарка
    © WOWHAUS

Сразу после входа на территорию детской зоны гостей встречают два наиболее заметных из-за довольно внушительных размеров и сложности устройства блока: магазин и образовательный центр. Здесь будут проходить занятия кружков и лекции, здесь же – место встречи участников экскурсий. Фасады овальных в плане зданий образованы перекрещивающимися наклонными стойками желтого цвета, которые сами архитекторы сравнивают с гнездами птиц. Каждый из блоков окружен сложной системой лестниц, пандусов, террас и переходов, вместе с несколькими игровыми площадками, расположенными на разных уровнях, образующими свою собственную приключенческую экосистему.
Детская зона московского зоопарка
© WOWHAUS

Между магазином и центром находится большая песочная площадка с разными играми, включая уникальный конструктор, разработанный совместно с биологом Дмитрием Кнорре, который придумал настольную игру «Эволюция» и адаптировал ее для московского зоопарка так, чтобы дети могли попробовать свои силы в придумывании новых видов животных, комбинируя части тела реальных зверей в необычных сочетаниях.
Детская зона московского зоопарка
© WOWHAUS

Рядом начинается S-образный в плане тоннель авиария, который также отдаленно напоминает гнездо благодаря оболочке из деревянных планок, прижимающих сетку к основе из металлоконструкций. Авиарий спланирован таким образом, чтобы дать живущим внутри птицам возможность самим варьировать степень взаимодействия с посетителями. Птицы могут ходить по земле, сидеть на ветках над дорожками или улетать в более густые заросли в изгибах тоннеля, куда посетители не могут подойти.
Детская зона московского зоопарка
© WOWHAUS

Аналогичным образом – с разделением на приватную и публичную зоны, организованы вольеры для домашней птицы и копытных. Даже обитатели контактной зоны всегда могут выбирать, в какой части загона находиться. Но в эту часть парка, видимо, отбирают самых общительных и прожорливых животных, так что посетитель иногда может и сам захотеть спрятаться куда-то от их назойливого интереса к содержимому его карманов. Остается ретироваться и брать тайм-аут у вольеров с меланхоличными альпаками, с одинаковым спокойствием принимающими лакомства и позирующими для фотографий.
Детская зона московского зоопарка
© WOWHAUS

Словно маяк, отмечающий место «перелома» территории детского зоопарка, высится башня «Царя горы», которую все посетители принимают за очередной детский аттракцион, а на самом деле, это сложносочиненное нагромождение конструкций и площадок предназначено исключительно для развлечения местного козлиного сообщества, которое, как и в естественной среде обитания обожает карабкаться и прыгать с уступа на уступ. А чтобы козам не было скучно лазить по одному и тому же маршруту, конструкция «Горы» спроектирована таким образом, чтобы ее можно было изменять, дополняя новыми препятствиями. Ну и конечно, время и энергия рогатых пользователей дополнят конструкцию новыми «проблемными зонами».
  • zooming
    1 / 3
    Детская зона московского зоопарка
    © WOWHAUS
  • zooming
    2 / 3
    Детская зона московского зоопарка
    © WOWHAUS
  • zooming
    3 / 3
    Детская зона московского зоопарка
    © WOWHAUS

За контактной площадкой расположен единственный традиционный архитектурный элемент – «ферма», выглядящая так, как будто ее перенесло сюда каким-нибудь очень заботливым торнадо откуда-нибудь из австрийских Альп. Скатные крыши, покрытые стриженной соломой, выгладят крайне традиционно, в пику модернистским «гнездам» из желтых стоек. Но здесь находится «дом отдыха» для обитателей зоопарка и подсобные помещения для персонала, так что спокойная традиционность – это дань функции и способ избежать ненужного внимания посетителей.
Детская зона московского зоопарка
© WOWHAUS

Желтый цвет знаний
Сквозной темой в оформлении инфраструктурных объектов и навигации проходит желтый цвет, который мы уже отмечали в дизайне магазина и образовательного центра. «Желтый цвет встречается по всей территории. Мы его использовали для маркировки всех информационных и игровых элементов, чтобы они были более заметными и легко опознавались посетителями среди множества различающихся по своему назначению объектов. Как отголоски нашего главного инфоцентра по всей территории распределены небольшие информационные модули. Для совсем маленьких посетителей они не интересны, а вот для ребят постарше, которые хотят побольше узнать об обитателях зоопарка и том, как они живут в природе, они пригодятся. Тем более, что мы разработали разные способы получения информации, сделав акцент на игровых форматах», – так комментирует роль этого цвета в общем дизайне Анастасия Измакова, ведущий архитектор проекта, отвечавшая за авторский надзор.
Детская зона московского зоопарка
© WOWHAUS

Ненормативная ситуация
На очень компактной территории детской зоны зоопарка сосредоточено огромное количество различных архитектурных, дизайнерских, образовательных и развлекательных находок и придумок. Плотность оригинальных идей и решений на квадратный метр просто запредельная. И как это часто бывает в наших условиях, количество нестандартных элементов вылилось в геометрическую прогрессию сложностей на этапе их согласования и реализации.

Главной потерей проекта стал вынужденный отказ от использования несущих деревянных конструкций. Обеспечение пожарной безопасности с учетом большого расчетного количества посетителей и близости соседних жилых и офисных зданий потребовало замены всех деревоклееных конструкций на металлические. Кроме того, авторам пришлось отказаться от использования натурального дерева в оплетке «гнезд» на детских площадках и в отделке павильонов. Опыт эксплуатации натуральных веток в парках «Красногвардейские пруды» и «Серп и молот» показал, что природный материал слишком быстро ломается, не выдерживая энтузиазма юных игроманов, и не вполне соответствует требованиям безопасности. Дерево удалось сохранить в отделке малых архитектурных форм, в ограждениях, и, частично, в отделке фасадов павильонов.
Детская зона московского зоопарка
© WOWHAUS

Проект детского зоопарка стал безусловной удачей и очередным открытием для бюро Wowhaus, но, одновременно, и одним из труднейших проектов за всю его историю, превратившись в четырехлетнюю битву за сохранение и воплощение в жизнь всех тех идей, которые архитекторы нашли вместе с приглашенными экспертами и сотрудниками зоопарка – чтобы раз и навсегда изменить наши представления о том, каким может быть современный зоопарк.
  • zooming
    1 / 6
    Детская зона московского зоопарка
    © WOWHAUS
  • zooming
    2 / 6
    Детская зона московского зоопарка
    © WOWHAUS
  • zooming
    3 / 6
    Детская зона московского зоопарка
    © WOWHAUS
  • zooming
    4 / 6
    Детская зона московского зоопарка
    © WOWHAUS
  • zooming
    5 / 6
    Детская зона московского зоопарка
    © WOWHAUS
  • zooming
    6 / 6
    Детская зона московского зоопарка
    © WOWHAUS


0

Мастерская:

WOWHAUS

Проект:

Детская зона московского зоопарка
Россия, Москва, ул. Большая Грузинская, 1

Авторский коллектив:
Руководители проекта: Дмитрий Ликин, Олег Шапиро
Ведущие архитекторы: Анастасия Измакова, Анна Родионова, Белла Филатова
Архитекторы: Виктория Кудрявцева, Дарья Листопад, Мария Гулида, Дарья Можаева, Аркадий Молодцов, Ксения Гузнова, Марина Гюлумян, Федор Наумов, Станислав Дервоедов
Раздел генплана: Нина Смирнова, Александра Никульникова
Главные инженеры проекта: Олег Расторгуев, Алексей Павлов
Конструктор: Сергей Белугин
Стратегическая основа: КБ 23
Интерактивный маршрут: кандидат биологических наук Дмитрий Кнорре, при участии студентов ВШЭ под руководством Игоря Гуровича

2016 – 2019

Заказчик: Государственное автономное учреждение города Москвы «Московский государственный зоологический парк»

06 Марта 2020

author pht

Автор текста:

Елена Петухова

Технологии и материалы

Condair – партнёр архитекторов
Награждать архитекторов деловыми профессиональными поездками мы решили на постоянной основе. Это даст возможность архитекторам совершенствоваться, получать новые знания и посмотреть на мир с позиции людей, создающих качественный воздух в архитектурных пространствах.
Life Challenge 2020: проекты российских архитекторов борются...
Стартовал международный конкурс Baumit на лучшие европейские фасады Life Challenge 2020, в котором принимают участие более 300 работ из 25 стран. Раз в два года профессиональное жюри выбирает самый яркий и неповторимый проект. В этом году за престижную премию будут бороться российские архитекторы. С февраля по апрель также проходит открытое голосование за лучшее оформление здания.
ArchYouth-2020: объявлены победители III сезона
Каждый из победителей детально разобрался в тонкостях остекления своего проекта, правильно рассчитал формулы стеклопакетов, подобрал стёкла и профильные системы.
Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.

Сейчас на главной

Взлетная полоса
Проект-победитель конкурса Малых городов для Гатчины: линейный парк в большом микрорайоне и возвращение памяти о первом военном аэродроме России.
Градсовет удалённо / 25.03.2020
Градсовет впервые за историю своего существования работал дистанционно: обсуждали «готичный» бизнес-центр и эскиз жилого комплекса на севере города. Мы попытались подготовить удаленный же репортаж и заодно расспросить петербургских архитекторов о работе он-лайн.
Жилье с поддержкой
Комплекс MLK1101 в Лос-Анджелесе по проекту Lorcan O’Herlihy Architects – это жилье для бездомных ветеранов вооруженных сил, «хронических» бездомных и семей без места жительства.
Баланс уплотнения
Мастерская Анатолия Столярчука проектирует дом, который вынужденно доминирует над окружающей застройкой, но стремится привести сложившуюся среду к гармонии и развитию.
Сечение «Армады»
Клубный дом в историческом центре Екатеринбурга превращает разновысотность в основу образа: скос его силуэта созвучен скатным кровлям старых зданий, но он же становится ярким и современным пластическим акцентом.
Умер Майкл Соркин
Скончался американский архитектор, урбанист и публицист Майкл Соркин – второй, после Витторио Греготти, крупный архитектурный деятель, ставший жертвой коронавируса.
Александра Черткова: «Для нас принципиально важно...
В преддверии выставки «Город: детали», которая должна была открыться сегодня на ВДНХ, а теперь перенеслась на неопределенный срок, архитектор и партнер бюро «Дружба» Александра Черткова рассказала об основных принципах создания комфортного пространства для детей, ключевых трендах в проектировании детских площадок, а также о том, как москвичи принимают участие в городском развитии.
Очевидные неочевидности на улицах Нью-Йорка
Публикуем 7 главок из новой книги Strelka Press «Код города. 100 наблюдений, которые помогут понять город» Анне Миколайт и Морица Пюркхауэра – собрания замеченных авторами закономерностей, которые пригодятся при проектировании городской среды.
Каменная мозаика
Универмаг Galleria по проекту бюро OMA в южнокорейском Квангё получил «мозаичный» фасад из 12 000 гранитных и 2500 стеклянных треугольников.
Салют Кикоину!
Проект-победитель конкурса Малых городов для Новоуральска прославляет знаменитого физика, а также превращает бульвар на окраине в одно из главных общественных пространств.
WAF: «Оскар», но архитектурный
Говорим с авторами трех проектов, собравших награды WAF: редевелопента Бадаевского завода – Herzog & de Meuron, ЖК «Комфорт Таун» – Архиматика, и Парка будущих поколений в Якутске – ATRIUM.
Лестница без конца
Берлинское бюро Barkow Leibinger создало декорации для постановки оперы «Фиделио» Людвига ван Бетховена в венском Театре ан дер Вин. Режиссер – Кристоф Вальц, дважды лауреат «Оскара» за роли в фильмах Квентина Тарантино.
Пресса: Выживет ли урбанистика в России
Урбанистика сегодня в России — синоним воровства. Если человек посадил дерево или построил дом, то понятно зачем. Чтобы стибрить, вот зачем. Отсюда вопрос об урбанизме в России будущего — по крайней мере, если мы исходим из надежды, что дальше должно быть как-то лучше,— решается однозначно: его не будет <...>
Мрамор среди домн
Библиотека Люксембургского университета на территории бывшего сталелитейного завода – это перестроенное мастерской Valentiny Hvp Architects хранилище для руды.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Дискуссия о Дворце пионеров
Публикуем концепцию комплексного обновления московского Дворца Пионеров Феликса Новикова и Ильи Заливухина, и рассказываем о его обсуждении в Большом зале Москомархитектуры 4 марта.
«Дом бездомных»
Католический приют для социально незащищенных людей в деревне на юго-востоке Польши построен по проекту бюро xystudio с бережным отношением к окружающей среде.
Драгоценное пространство
Evotion design и T+T architects сообщили о завершении интерьера штаб-квартиры Сбербанка на Кутузовском проспекте. В центре атриума здесь парит переговорная-«Диамант», и все похоже на шкатулку с драгоценностями, в том числе высокотехнологичными.
Берег Дона
Проект из числа победителей конкурса Малых городов посвящен благоустройству берега реки Дон в промышленой части городка Данков, небольшого, но экономически успешного.
Реконструкция с чувством
Перед стартом курса МАРШ Re(New), слушатели которого будут работать со зданиями Хлопкопрядильной фабрики, куратор Дарья Минеева рассуждает о смысле и путях реконструкции.
Живописное жилье
В новом нью-йоркском комплексе Denizen Bushwick – 900 квартир, из которых 20% доступных, а высокую плотность смягчает монументальное искусство, озеленение и разнообразная инфраструктура. Авторы проекта – бюро ODA.
Верста на соляных берегах
Пешеходный маршрут с уклоном в туризм и исторические реконструкции, но не без спорта: проект-победитель конкурса Малых городов для Соликамска.
Большая маленькая победа
В небольшой по масштабу школе в Домодедове бюро ASADOV_ мастерски справилось с ограничениями в виде скромного бюджета и жестких лимитов площади, спроектировав светлые классы, гуманные рекреации и даже многосветный атриум с амфитеатром, ставший центром школьной жизни.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
Здание как Интернет
В культурно-общественном центре Forum Groningen по проекту NL Architects на севере Нидерландов можно бродить и находить информацию по всем областям знаний так же свободно, как во Всемирной сети.
Высокая горка
Начинаем публикацию проектов, победивших в конкурсе «Исторические поселения и малые города». Первый присланный – проект для Новохопёрска. Он соединяет две части города, вписан в пешеходные маршруты и эффектно использует ландшафтные красоты.
АБ Крупный план: «Важно, чтобы форма не была случайной,...
Беседа с Сергеем Никешкиным и Андреем Михайловым, партнерами-сооснователями архитектурно-инжиниринговой компании «Крупный план» – о ее структуре и истории развития, принципах, поиске формы и понятии современности.
Коворкинг под вуалью
Бюро Cano Lasso Arquitectos дало фасаду лондонского коворкинга полимерную «вуаль», а интерьер превратило в фантастический ландшафт – в соответствии с идеями заказчика, борющейся со скукой арендаторов компании Second Home.
Искушение традицией
В вилле по проекту Simone Subissati Architects в итальянской области Марке соединены геометрия традиционных сельских домов и идеи радикальной архитектуры 1970-х.
Градсовет 4.03.2020
Как паркинг привел к разговору об энергоэффективности, а памятник Федору Ушакову поднял проблему восстановления собора.
Социо-биология ландшафта
Список новых типологий общественных пространств и объектов вновь пополнился благодаря бюро Wowhaus. На этот раз команда предложила кардинально новый для России подход к созданию места общения людей и животных
Старое и новое на техасском солнце
Промышленный комплекс начала XX века в пригороде столицы Техаса Остина, сохранив свой облик, вместил после реконструкции по проекту бюро Cushing Terrell рестораны, магазины, учреждения сервиса и общественные пространства.
Малые города: 2020/2021
В конце февраля Минстрой объявил 80 победителей конкурса «Малых городов», призовой фонд которого теперь, на третий год проведения, увеличен вдвое, с 5 до 11 млрд рублей. Перечисляем победителей, рассматриваем несколько проектов.
Под взглядом ангелов с небес
Юбилейная выставка «Студии 44» в эрмитажном Генштабе амбициозна, масштабна и разнообразна. Ее задача – показать архитектуру со всех сторон: через кино, макет, чертеж, инсталляцию, и наконец через произведение, саму Анфиладу, которую выставка раскрывает, интенсифицирует и заставляет работать так, как было с самого начала задумано.
Имена многократного использования
Дублинское бюро Grafton стало лауреатом Притцкеровской премии-2020: это лишь последняя из града наград и других знаков признания, который сыпется на основательниц этой мастерской в последние годы.
Проект «в рубчик»
Бюро FTA Group превратило фабрику по производству вельвета в Шанхае в комплекс офисных и сервисных пространств, сохранив историю места – в общем и в деталях.
Новая версия старого города
Дом на Малой Ордынке, 19 идеально вписался в строй улицы и даже как будто выправил ее, задал новый тон – фактуры, блеска, «солнечного» тепла и одновременно сдержанной гармонии всех этих необходимых составляющих архитектуры дорогого современного дома.
Горки Дружбы
Детская площадка дома на Малой Ордынке, 19, подается и авторами, и девелопером как произведение с отдельной ценностью. Она, действительно, насыщена: как функциями, так и пространством, и пластикой.