English version

Социо-биология ландшафта

Список новых типологий общественных пространств и объектов вновь пополнился благодаря бюро Wowhaus. На этот раз команда предложила кардинально новый для России подход к созданию места общения людей и животных

author pht

Автор текста:
Елена Петухова

mainImg
Архитектор:
Дмитрий Ликин
Олег Шапиро
Мастерская:
WOWHAUS
Проект:
Детская зона московского зоопарка
Россия, Москва, ул. Большая Грузинская, 1

Авторский коллектив:
Руководители проекта: Дмитрий Ликин, Олег Шапиро
Ведущие архитекторы: Анастасия Измакова, Анна Родионова, Белла Филатова
Архитекторы: Виктория Кудрявцева, Дарья Листопад, Мария Гулида, Дарья Можаева, Аркадий Молодцов, Ксения Гузнова, Марина Гюлумян, Федор Наумов, Станислав Дервоедов
Раздел генплана: Нина Смирнова, Александра Никульникова
Главные инженеры проекта: Олег Расторгуев, Алексей Павлов
Конструктор: Сергей Белугин
Стратегическая основа: КБ 23
Интерактивный маршрут: кандидат биологических наук Дмитрий Кнорре, при участии студентов ВШЭ под руководством Игоря Гуровича

2015 — 2016 / 2016 — 2019

Заказчик: Государственное автономное учреждение города Москвы «Московский государственный зоологический парк»
Шлейф восприятия
В списке объектов, которые должен иметь каждый мегаполис, есть и зоопарк. Так повелось примерно с конца XVII века, когда в Европе на смену придворным зверинцам пришла мода на общедоступные места – ботанические и зоологические сады, где просвещённые горожане с большим удовольствием знакомились с флорой и фауной далеких стран и континентов. Но если формат презентации растений более или менее быстро сформировался и сохранился почти без изменений, то показ животных менялся на протяжении 300 лет и, по сути, стал своеобразным зеркалом изменений отношения человека к природе вообще и к представителям животного мира в частности.

Подходы к содержанию зверей изменялись в течение нескольких столетий: на место тесных клеток сначала пришли просторные вольеры, затем система «островов» Гагенберга и до сих пор идут поиски наиболее гуманного, комфортного для животных и безопасного для людей способа их сосуществования на замкнутой территории. На протяжении XX века многие известные архитекторы, такие как Бертольд Любеткин и Ове Аруп (пингвинник в Лондоне), Норман Фостер (слоновник в Копенгагене), BIG (павильон для панд в Копенгагене), 3XN (аквариум в Копенгагене), fay architekten и liquid architekten (обезьянник во Франкфурте-на-Майне), Hascher Jehle (обезьянник в Штутгарте) и так далее пробовали свои силы в создании павильонов.

Но даже с учетом накопленного опыта и кардинального изменения отношения человечества к охране животных было бы опрометчиво считать, что оптимальный формат содержания зверей в неволе найден. Неудивительно, что многие, под влиянием представлений о животных, которые мучаются в стальных клетках, принципиально отказываются ходить в зоопарки.
Детская зона московского зоопарка
© WOWHAUS

Грустная сказка
Московский зоопарк открыт в 1864 году и входит в число старейших зоопарков Европы; в свое время он считался одним из самых прогрессивных. Но уже в середине прошлого века стало понятно, что территория площадью 21 гектар в центре города не обеспечивает нужную степень комфорта для животных. В 1980-е годы под новый зоопарк выделили землю в северной части Битцевского парка. Но благие планы по переносу зоосада в более благоприятное место натолкнулись на противодействие жителей ЮАО, мнение которых в наступившие перестроечные времена перевесило аргументы специалистов. С тех пор зоопарк пережил генеральную реконструкцию в 1990-е годы, когда с легкой руки Юрия Лужкова здесь появились причудливые павильоны а-ля Диснейленд и многочисленные скульптуры Зураба Церетели, самая большая из которых, получившая название «Дерево сказок», может служить прекрасной иллюстрацией непростой жизни и быта московского зоопарка, обитатели которого заперты в центре одного из крупнейших мегаполисов мира.

С тех пор кардинальных изменений в устройстве и системе функционирования зоопарка не происходило – вплоть до 2015 года, когда было принято решение о необходимости комплексной реконструкции так называемой «детской зоны» – узкой, Г-образной части новой территории зоопарка, которая выходит на Садового кольцо и фактически служит коридором для прохода посетителей с этой стороны.
Детская зона московского зоопарка
© WOWHAUS

Бремя открытий
Для разработки новой концепции детской зоны московского зоопарка в 2015 году пригласили архитекторов бюро Wowhaus, которые незадолго до этого уже начали работать над еще одним новаторским для Москвы зоо-проектом – Городской фермой на ВДНХ. И для обеих площадок архитекторы смогли предложить не только современную форму, но и нестандартный подход к идеологии и программе, принципиально изменив стереотипное представление о том, как люди и животные могут сосуществовать и взаимодействовать в городе.
Детская зона московского зоопарка
© WOWHAUS

Для бюро было крайне важно опровергнуть устойчивые негативные ассоциации. Анна Ищенко, генеральный директор Wowhaus так комментирует поставленную архитекторами самими перед собой задачу: «Если вы поговорите с обычными людьми на улицах, многие, когда слышат слово «зоопарк», реагируют резко отрицательно: ой, зоопарк, это же ужас, это тюрьма, как вы можете касаться этой темы? Или: это же контактный зоопарк, где зверей до посинения тискают, а потом они умирают от депрессии. И когда мы пытались им рассказать, что мы совершенно по-другому к этому относимся, люди не верили нам. Но мы понимали, что это может и должно быть принципиально иное пространство с абсолютно другой системой отношений, с концепцией гуманного сосуществования человека и животного, которая за последние годы все активнее распространяется по всему миру. И мы поставили перед собой задачу показать пример нового подхода к решению этой проблемы здесь в России».
Детская зона московского зоопарка
© WOWHAUS

Интересно, что для Wowhaus становится уже доброй традицией ломать стереотипы, «переоткрывая» старые типологии, такие как парки, набережные или «летние кинотеатры» или создавая новые, такие как городские фермы или музейные скверы. На вопрос, как так получается и почему бюро раз за разом становится первопроходцем, партнер бюро Олег Шапиро отвечает: «Каждая новая архитектурная или градостроительная задача – это вызов, и мы тратим на поиски ответа значительное время. Поэтому мы считаем, что лучше потратить время на то, чтобы сделать что-то новое, чем просто бездарно взять и что-то повторить. Поэтому мы стараемся каждый раз открыть что-то для себя и для других – если получится».

Как музей, только живой
Открывание новой типологии проходило не просто. Дело в том, что в нашей стране зоопарки относятся к ведомству культуры и считаются разновидностью музеев, с единственным отличием от собратьев по респектабельному статусу в том, что их экспонаты еще живы, со всеми вытекающими отсюда последствиями. Так что пересборка детской зоны московского зоопарка проходила с учетом длинного перечня обязательных к выполнению требований к комфорту и безопасности животных, посетителей и сотрудников.

Но к этому списку архитекторы, сотрудники зоопарка, биологи, орнитологи, зоологи и зоопсихологи, а также эксперты исследовательского бюро КБ23, присоединившиеся к команде проекта для анализа контекста и разработки новой функциональной и программной стратегии, добавили значительный блок, отражающий современные представления о том, как должен выглядеть и работать музей, на наших глазах превращающийся из места для пассивного накопления и получения информации в полифункциональное пространство, обеспечивающее интерактивный образовательный процесс.
Проект реорганизации Малой территории Московского зоопарка. 2015-2016
© WOWHAUS

author photo

Олег Шапиро, Wowhaus:

«Современный музей – он не столько про хранение, сколько про общение и развитие. Поэтому, когда мы придумывали детский зоопарк, мы решили, что сделаем его образовательным центром, посвященным всем аспектам истории приручения, одомашнивания и сосуществования животных и человека. За многие века определенные виды птиц и зверей не просто научились жить рядом с человеком, но и стали зависимы от него и, фактически не могут без человека выжить. Они образовали с человеком симбиотический, обоюдовыгодный союз. Таких животных довольно много. И современные городские жители, особенно дети, понятия не имеют, как выстраиваются взаимоотношения с нашими «меньшими братьями». Что они любят, чем они интересны и полезны, в чем похожи и чем отличаются от нас? Мы придумали пространство, в котором все, не только дети, но и взрослые люди, могут восполнить пробелы в своем образовании и получить опыт взаимодействия с животными, связанными с человечеством долгой историей сосуществования, не причиняя им никакого вреда в процессе общения».

  • zooming
    1 / 6
    Детская зона московского зоопарка
    © WOWHAUS
  • zooming
    2 / 6
    Детская зона московского зоопарка
    © WOWHAUS
  • zooming
    3 / 6
    Проект реорганизации Малой территории Московского зоопарка. 2015-2016
    © Wowhaus
  • zooming
    4 / 6
    Проект реорганизации Малой территории Московского зоопарка. 2015-2016
    © Wowhaus
  • zooming
    5 / 6
    Детская зона московского зоопарка
    © WOWHAUS
  • zooming
    6 / 6
    Детская зона московского зоопарка
    © WOWHAUS

Для выстраивания интерактивного познавательного процесса команда архитекторов, вместе с психологами, социологами и биологами разработала методику подачи информации о животных, которая стала ключом к выстраиванию структуры всего детского зоопарка.

По словам архитекторов, «Образование строится через игру-подражание животным. Например, кролики прячутся в норы и дети могут залезть в расположенный напротив туннель из искусственной лозы, напоминающий нору. Альпаки и козы скачут по скалам, и дети могут перепрыгивать по камням и деревянным стойкам, и так далее. Получается проекция, ребенок смотрит за животными и пробует повторить то, что они делают. Нет необходимости читать длинные пояснения, ты изучаешь все на собственном опыте. Конечно, таблички тоже есть, но они выполняют роль вспомогательного источника информации».

Путь познания
Территория детской зоны московского зоопарка в плане похожа на букву «Г» и представляет собой ломаный коридор, соединяющий новую территорию зоопарка и выход на Садовое кольцо. Максимальная ширина прохода не достигает и 65 метров, а длина составляет всего 300 метров.
Детская зона московского зоопарка. Схема территории
© WOWHAUS

Вдоль этого узкого коридора архитекторы проложили два маршрута, по которым посетители либо могут совершить увлекательное путешествие в мир одомашненных животных, либо, если они уже устали во время осмотра остальной части зоопарка и не заинтересованы в подробном изучении экспозиции, быстро пройти на выход. Главный маршрут, сложно проложенный, насыщенный аттракторами и специальными информационно-развлекательными остановкам предназначен для тех детей, кто придет сюда однажды и станет завсегдатаем или вернется пару раз, но навсегда сохранит в памяти замечательные воспоминания о том, как впервые смог познакомиться с миром животных, понаблюдать за суетливой жизнью птиц в авиарии, или потолкаться с беспардонно требующими лакомство овцами на площадке контактного зоопарка, или понять, что кролики – это не только ценный мех, но и яркие индивидуальности, и отличные спортсмены.

Все эти впечатления и приключения досконально продуманы и распределены по петляющему маршруту, давая возможность посетителям чередовать знакомство с научной информацией с игрой на различных площадках, а также контакты с животными и множество других интеллектуальных и физических активностей. На нескольких сотнях метров маршрута архитекторы смогли разместить 10 основных тематических блоков: магазин, образовательный центр с кафе, «город кроликов», авиарий, зону домашней птицы, контактную зону «Лес», голубятню, контактную зону с «козлиной горой», «ферму» и техническую зону.
Детская зона московского зоопарка
© WOWHAUS

Гнезда, тоннели и горы
Для каждого блока был придуман собственный образ, обыгрывающий единую дизайнерскую тему всего детского зоопарка – парафраз на природные элементы, но без имитации и заигрывания с литературными ассоциациями, которые производили такое тягостное впечатление в этой части до реконструкции. В облике каждого блока с легкостью опознается прототип, прошедший через качественную архитектурную аранжировку, соединяющую внешнюю пластику и конструктивный скелет в единую объемно-пространственную композицию.
  • zooming
    1 / 4
    Детская зона московского зоопарка
    © WOWHAUS
  • zooming
    2 / 4
    Детская зона московского зоопарка
    © WOWHAUS
  • zooming
    3 / 4
    Детская зона московского зоопарка
    © WOWHAUS
  • zooming
    4 / 4
    Детская зона московского зоопарка
    © WOWHAUS

Сразу после входа на территорию детской зоны гостей встречают два наиболее заметных из-за довольно внушительных размеров и сложности устройства блока: магазин и образовательный центр. Здесь будут проходить занятия кружков и лекции, здесь же – место встречи участников экскурсий. Фасады овальных в плане зданий образованы перекрещивающимися наклонными стойками желтого цвета, которые сами архитекторы сравнивают с гнездами птиц. Каждый из блоков окружен сложной системой лестниц, пандусов, террас и переходов, вместе с несколькими игровыми площадками, расположенными на разных уровнях, образующими свою собственную приключенческую экосистему.
Детская зона московского зоопарка
© WOWHAUS

Между магазином и центром находится большая песочная площадка с разными играми, включая уникальный конструктор, разработанный совместно с биологом Дмитрием Кнорре, который придумал настольную игру «Эволюция» и адаптировал ее для московского зоопарка так, чтобы дети могли попробовать свои силы в придумывании новых видов животных, комбинируя части тела реальных зверей в необычных сочетаниях.
Детская зона московского зоопарка
© WOWHAUS

Рядом начинается S-образный в плане тоннель авиария, который также отдаленно напоминает гнездо благодаря оболочке из деревянных планок, прижимающих сетку к основе из металлоконструкций. Авиарий спланирован таким образом, чтобы дать живущим внутри птицам возможность самим варьировать степень взаимодействия с посетителями. Птицы могут ходить по земле, сидеть на ветках над дорожками или улетать в более густые заросли в изгибах тоннеля, куда посетители не могут подойти.
Детская зона московского зоопарка
© WOWHAUS

Аналогичным образом – с разделением на приватную и публичную зоны, организованы вольеры для домашней птицы и копытных. Даже обитатели контактной зоны всегда могут выбирать, в какой части загона находиться. Но в эту часть парка, видимо, отбирают самых общительных и прожорливых животных, так что посетитель иногда может и сам захотеть спрятаться куда-то от их назойливого интереса к содержимому его карманов. Остается ретироваться и брать тайм-аут у вольеров с меланхоличными альпаками, с одинаковым спокойствием принимающими лакомства и позирующими для фотографий.
Детская зона московского зоопарка
© WOWHAUS

Словно маяк, отмечающий место «перелома» территории детского зоопарка, высится башня «Царя горы», которую все посетители принимают за очередной детский аттракцион, а на самом деле, это сложносочиненное нагромождение конструкций и площадок предназначено исключительно для развлечения местного козлиного сообщества, которое, как и в естественной среде обитания обожает карабкаться и прыгать с уступа на уступ. А чтобы козам не было скучно лазить по одному и тому же маршруту, конструкция «Горы» спроектирована таким образом, чтобы ее можно было изменять, дополняя новыми препятствиями. Ну и конечно, время и энергия рогатых пользователей дополнят конструкцию новыми «проблемными зонами».
  • zooming
    1 / 3
    Детская зона московского зоопарка
    © WOWHAUS
  • zooming
    2 / 3
    Детская зона московского зоопарка
    © WOWHAUS
  • zooming
    3 / 3
    Детская зона московского зоопарка
    © WOWHAUS

За контактной площадкой расположен единственный традиционный архитектурный элемент – «ферма», выглядящая так, как будто ее перенесло сюда каким-нибудь очень заботливым торнадо откуда-нибудь из австрийских Альп. Скатные крыши, покрытые стриженной соломой, выгладят крайне традиционно, в пику модернистским «гнездам» из желтых стоек. Но здесь находится «дом отдыха» для обитателей зоопарка и подсобные помещения для персонала, так что спокойная традиционность – это дань функции и способ избежать ненужного внимания посетителей.
Детская зона московского зоопарка
© WOWHAUS

Желтый цвет знаний
Сквозной темой в оформлении инфраструктурных объектов и навигации проходит желтый цвет, который мы уже отмечали в дизайне магазина и образовательного центра. «Желтый цвет встречается по всей территории. Мы его использовали для маркировки всех информационных и игровых элементов, чтобы они были более заметными и легко опознавались посетителями среди множества различающихся по своему назначению объектов. Как отголоски нашего главного инфоцентра по всей территории распределены небольшие информационные модули. Для совсем маленьких посетителей они не интересны, а вот для ребят постарше, которые хотят побольше узнать об обитателях зоопарка и том, как они живут в природе, они пригодятся. Тем более, что мы разработали разные способы получения информации, сделав акцент на игровых форматах», – так комментирует роль этого цвета в общем дизайне Анастасия Измакова, ведущий архитектор проекта, отвечавшая за авторский надзор.
Детская зона московского зоопарка
© WOWHAUS

Ненормативная ситуация
На очень компактной территории детской зоны зоопарка сосредоточено огромное количество различных архитектурных, дизайнерских, образовательных и развлекательных находок и придумок. Плотность оригинальных идей и решений на квадратный метр просто запредельная. И как это часто бывает в наших условиях, количество нестандартных элементов вылилось в геометрическую прогрессию сложностей на этапе их согласования и реализации.

Главной потерей проекта стал вынужденный отказ от использования несущих деревянных конструкций. Обеспечение пожарной безопасности с учетом большого расчетного количества посетителей и близости соседних жилых и офисных зданий потребовало замены всех деревоклееных конструкций на металлические. Кроме того, авторам пришлось отказаться от использования натурального дерева в оплетке «гнезд» на детских площадках и в отделке павильонов. Опыт эксплуатации натуральных веток в парках «Красногвардейские пруды» и «Серп и молот» показал, что природный материал слишком быстро ломается, не выдерживая энтузиазма юных игроманов, и не вполне соответствует требованиям безопасности. Дерево удалось сохранить в отделке малых архитектурных форм, в ограждениях, и, частично, в отделке фасадов павильонов.
Детская зона московского зоопарка
© WOWHAUS

Проект детского зоопарка стал безусловной удачей и очередным открытием для бюро Wowhaus, но, одновременно, и одним из труднейших проектов за всю его историю, превратившись в четырехлетнюю битву за сохранение и воплощение в жизнь всех тех идей, которые архитекторы нашли вместе с приглашенными экспертами и сотрудниками зоопарка – чтобы раз и навсегда изменить наши представления о том, каким может быть современный зоопарк.
  • zooming
    1 / 6
    Детская зона московского зоопарка
    © WOWHAUS
  • zooming
    2 / 6
    Детская зона московского зоопарка
    © WOWHAUS
  • zooming
    3 / 6
    Детская зона московского зоопарка
    © WOWHAUS
  • zooming
    4 / 6
    Детская зона московского зоопарка
    © WOWHAUS
  • zooming
    5 / 6
    Детская зона московского зоопарка
    © WOWHAUS
  • zooming
    6 / 6
    Детская зона московского зоопарка
    © WOWHAUS


Архитектор:
Дмитрий Ликин
Олег Шапиро
Мастерская:
WOWHAUS
Проект:
Детская зона московского зоопарка
Россия, Москва, ул. Большая Грузинская, 1

Авторский коллектив:
Руководители проекта: Дмитрий Ликин, Олег Шапиро
Ведущие архитекторы: Анастасия Измакова, Анна Родионова, Белла Филатова
Архитекторы: Виктория Кудрявцева, Дарья Листопад, Мария Гулида, Дарья Можаева, Аркадий Молодцов, Ксения Гузнова, Марина Гюлумян, Федор Наумов, Станислав Дервоедов
Раздел генплана: Нина Смирнова, Александра Никульникова
Главные инженеры проекта: Олег Расторгуев, Алексей Павлов
Конструктор: Сергей Белугин
Стратегическая основа: КБ 23
Интерактивный маршрут: кандидат биологических наук Дмитрий Кнорре, при участии студентов ВШЭ под руководством Игоря Гуровича

2015 — 2016 / 2016 — 2019

Заказчик: Государственное автономное учреждение города Москвы «Московский государственный зоологический парк»

06 Марта 2020

author pht

Автор текста:

Елена Петухова
Технологии и материалы
Строительный материал от Адама
Представляем победителей премии в области кирпичной архитектуры Brick Award 20, учрежденной компанией Wienerberger. Ими стали шесть команд архитекторов из Польши, Руанды, Индии, Испании, Нидерландов и Мексики.
Креативный подход: Baumit CreativTop
Моделируемая штукатурка CreativTop – это насыщенные цвета, глубокие рельефные поверхности, интересные сочетания и комбинации текстур и огромные возможности дизайна.
Потолочные решения Knauf Armstrong для медицинских учреждений...
Линейка подвесных потолков серии Bioguard со специальным антибактериальным покрытием препятствует развитию всех видов возбудителей внутрибольничных инфекций и помогает поддерживать здоровый микроклимат для благополучия пациентов и персонала.
Все дело в центре притяжения
На развитие рынка недвижимости, в особенности загородной, все больше стали влиять инфраструктурные факторы. Все чаще центром притяжения загородных кластеров становятся самостоятельные объекты, жизнедеятельность которых не зависит от спроса на загородную недвижимость: натуральные хозяйства, фермы и лесопарковые зоны. Так постепенно пригород миллионников обрастает комплексной инфраструктурой и современными архитектурными решениями.
Модернизируя традиции
Специалисты корпорации HILTI придумали, как совместить несовместимое: кирпичную кладку и навесной вентилируемый фасад. Для этой цели Hilti разработала четыре альтернативных метода создания НВФ с кирпичной кладкой или её имитацией.
FunderMax Compact Academy – новый стандарт обучения
Обучение и образование играют важную роль в жизни любого человека. Постоянное совершенствование личных и профессиональных навыков открывает перед человеком новые возможности и делает его востребованным в современном мире.
Максим Павлов: у нашей несущей системы большие перспективы...
Как «упаковать» вентоборудование, архитектурную подсветку, электрические кабели и многое другое в межфасадное эксплуатируемое пространство, не нарушив архитектуры фасада и уменьшив при этом стоимость здания. Рассказывает Максим Павлов, главный инженер компании «ОртОст-Фасад», ГИП по устройству конструкции внешней облицовки храма Вооруженных сил России.
Игра в шарик
Нестандартные оконные узлы Velux помогли воплотить необычный проект сферического детского сада в Подмосковье.
Сейчас на главной
Реновация по-дальневосточному
Конкурсный проект реновации двух центральных кварталов Южно-Сахалинска, 7 и 8, разработанный UNK project, получил звание победителя в номинации «архитектурно-планировочные решения застройки».
Константин Акатов: «Обновленная территория – увлекательное...
Интервью с победителем международного конкурса на мастер-план долины реки Степной Зай в Альметьевске, руководителем проекта, заместителем генерального директора «Обермайер Консульт» Константином Акатовым.
Сергей Труханов: «Главное – найти решение, как реализовать...
Как изменятся наши рабочие пространства? Можно ли подготовить свои офисы к подобным ситуациям в будущем? Что для современных офисов актуально в целом? Как работать с международными компаниями и какую архитектурную типологию нам всем еще только предстоит для себя открыть?
Ближе к людям
Южнокорейский город Чхонджу планирует расчистить почти 3 га в историческом центре от существующих зданий XX века для строительства нового муниципалитета по проекту бюро Snøhetta, который победил в международном конкурсе. Сохраняется только один корпус 1965 года, который будет служить «входным порталом» нового комплекса.
Портфолио поколения Z
Студенты второго курса МАРШ оформили свои портфолио в виде web-страниц, на которых демонстрировали навыки и умения, а архитекторы как работодатели оценили удобство формата и рассказали о своих предпочтениях при выборе кандидатов.
Контакт
В Риме, в Центральном институте графики, открылась выставка Сергея Чобана «Оттиск будущего. Судьба города Пиранези». Она включает четыре гравюры, чьим источником послужили римские ведуты XVIII века, дополненные футуристическими вкраплениями, и много рисунков, исследующих ту же тему, подчас очень экспрессивно. Вопросы выставка ставит, а ответов, как кажется, не дает. Поскольку в Рим сейчас съездить проблематично, рассматриваем картинки.
Новый старый Серпухов: работы студентов Алексея Бавыкина
Бакалавры подошли к теме реконструкции комплексно: рассмотрев центр города в целом, создали проекты отдельных кластеров с разными функциями, призванными оживить историческую среду, на месте двух заброшенных заводов, тесной школы и больницы.
В поисках визуальной ясности
Рассказываем о дискуссии, посвященной непростому для российских просторов вопросу дизайна элементов городского пространства. Обсуждение организовал Институт Генплана Москвы на Арх Москве.
Владимир Плоткин: «Мы старались привить студентам...
Три проекта группы бакалавров МАРХИ Владимира Плоткина, Валерия Грубова и Светланы Трифоненковой: музей антропологии в Мневниках; школа нового типа, разработанная в согласии с принципами современного образования, и «легальный туннель» для мигрантов из Мексики в США.
От театра до музея: дипломы бакалавров группы Владимира...
Четыре проекта бакалавров МАРХИ группы Владимира Плоткина, Валерия Грубова и Светланы Трифоненковой: театральный комплекс, плавающий по Москве-реке, дом на Песчаной улице, музей-остров из кораллов на старой нефтяной платформе в Адриатическом море и кинофестивальный центр с фестивальной улицей и «мостом» к реке.
Пресса: Сергей Чобан — о том, почему петербуржцы не терпят...
15 октября Сергей Чобан открывает в Риме выставку, где покажет несколько «испорченных» им гравюр великого Джованни Баттиста Пиранези. По этому случаю он написал колонку о том, почему наше благоговение перед исторической архитектурой Петербурга пронизано двойной моралью.
Клином красным
Невзирая на неурядицы 2020 года в Гостином дворе открылась Арх Москва. Она состоит из тех же частей в иных пропорциях, и, как всегда, ставит абмициозные задачи: а) увидеть в архитектуре искусство, б) резюмировать последние тридцать лет. А «никакой архитектуры» – в этом, конечно, есть доля шутки.
Выход за пределы
Жилой комплекс для исторической части города от бюро ОСА: многоуровневое дворовое пространство и стремящаяся к абсолюту свобода фасадов.
Кирпичный дом в большом городе
Сознавая весь романтизм и харизматичность кирпичной архитектуры, Степан Липгарт поработал с темой кирпичного дома в Петербурге и решил две теоремы, предложив башни американского ар-деко для более высокого ЖК Alter на Магнитогорской улице и чувственную пластику ар-деко в коктейле с лофтовой эстетикой для дома на Малоохтинском проспекте.
Природа – и храм, и мастерская…
Если классический словарь разных эпох – революционную дорику и палладианский руст – скрестить со скандинавским деревянным домом и модернистским пространством, то получится лесная деревянная классика Артема Никифорова, построившего архитектурный коворкинг под Петербургом.
Лунный город
Бюро BIG, ICON и SEArch+ заняты разработкой проекта «Олимп» – строительных технологий и плана первого поселения на Луне. Работа идет под эгидой НАСА.
Город солнца
Комплекс ВТБ Арена Парк, спроектированный и реализованный совместно Сергеем Чобаном и Владимиром Плоткиным, претендует на роль эталонного эксперимента по снятию вековых противоречий между архитектурой традиционного направления и модернизмом. Рамки дизайн-кода и интеллигентный, творческий характер пластической дискуссии сформировали несколько идеализированный фрагмент городской ткани.
Журналисты как архитекторы
В Берлине открылось новое здание издательского дома Axel Springer, куда входят Die Welt, Bild и множество других газет и журналов. Авторы проекта, Рем Колхас и его бюро OMA, разработали его с учетом непредсказуемости цифрового будущего.
Пресса: Архитектура должна быть искусством
Владимир Плоткин – руководитель известного и признанного в России и Москве бюро ТПО «Резерв», которое в этом году отметило свое 33-летие. Последние да и многие предыдущие его проекты стали по-настоящему громкими – КЗ «Зарядье», административный центр и больница в Коммунарке. Разговор состоялся накануне открытия выставки «АРХ Москва», чьим лозунгом в этом сезоне станет «Архитектура – искусство»
Коронавирус не подточил деревянную архитектуру
Премия АРХИWOOD собрала рекордные 207 заявок, в шорт-лист прошло 54. Хотя организаторы премии до сих пор не решили, в каком формате пройдет церемония награждения победителей, Экспертный совет определил шорт-лист премии, а на ее сайте началось голосование. О вышедших в финал номинантах, а также о внутренних проблемах премии, которые, среди прочего, отражают новые тенденции в деревянной архитектуре, рассказывает куратор Николай Малинин.
Планирование и политика
Публикуем отрывок из книги Джона М. Леви «Современное городское планирование», выпущенной Strelka Pressв рамках образовательной программы Архитекторы.рф. Этот авторитетный труд, выдержавший 11 изданий на английском, впервые переведен на русский. Научный редактор этого перевода – Алексей Новиков.
Дай мне напиться железнодорожной воды*
В проекте третьей очереди микрорайона «Лиговский Сити» в «сером поясе» Петербурга консорциум KCAP & Orange Architects & «А.Лен» поставил перед собой задачу сохранить дух места через консервацию контуров железнодорожных путей и уподобление объемов жилой застройки контейнерам, сложенным на товарно-разгрузочной станции.
Стоянка у петроглифов
Проект туристического комплекса рядом с беломорскими петроглифами: нейтральная архитектура для будущего объекта из списка ЮНЕСКО
Корпоративная пещера
Пекинское бюро Atelier Alter устроило в штаб-квартире компании Yingliang на юго-востоке Китая музей окаменелостей, найденных при добыче ею камня.
Разделительная полоса
Центр выставок и конгрессов MEETT в Тулузе по проекту OMA отделяет урбанизированную окраину от сельской местности, предохраняя ее от стихийного «расползания» города.
Львы на стекле
Архитекторы бюро СПИЧ применили прием, известный по петербургским опытам Сергея Чобана – кассеты с рисунком элементов классической архитектуры, напечатанных на стекле, – к реконструкции фасадов типового здания 4 корпуса московской больницы №23. Проект разработан бесплатно, как помощь больнице.
Климатические зоны для искусства
В Роттердаме закончено строительство фондохранилища Музея Бойманса – ван Бёнингена по проекту MVRDV. Впервые в мире в таком здании все экспонаты из музейного собрания будут доступны посетителям для осмотра, а на крыше высажена березовая роща.
Жилой каньон
Комплекс Amani на юге Мексики – это две поставленные параллельно тонкие пластины, где в каждой квартире достаточно солнца и возможно сквозное проветривание. Авторы проекта – Archetonic.
Тучков буян: последняя пятерка
Вместе с финалистами конкурса на концепцию парка «Тучков буян», не вошедшими в призовую тройку, продолжаем мечтать о том, что могло бы появиться в центре Петербурга: дикий лес, новые острова, искусственный канал и много амфитеатров.
Стеклянный бутон
Башня по проекту Zaha Hadid Architects, строящаяся в Гонконге, напоминает бутон цветка с его флага и герба, учитывает реалии пандемии и претендует на лидерство по «устойчивости».
Парк чувств
Проект «Романтического парка Тучков буян» консорциума «Студии 44» и WEST 8, победивший в международном конкурсе, соединяет скульптурную геопластику и деревянные конструкции, разнообразие пространственных характеристик и насыщенную программу, рассчитанную на разнообразную аудиторию, с красивой и сложной пассеистической идеей усадебно-дворцового парка, настроенного на активизацию мыслей и чувств.
Деревянный «флибустьер»
Дом Freebooter на две квартиры-дуплекса в Амстердаме с деревянными солнцезащитными ламелями и деревянно-стальной гибридной конструкцией. Авторы проекта – бюро GG-loop.