Шитье по контексту

Монорельс – транспортное или зрелищное сооружение? Обслуживание убыточно, для города он чемодан без ручки. Интерны Wowhaus поработали над проектом превращения монорельса в Моносад – гигантский (5 км) убранистический аттракцион, подхватывающий местные и городские сюжеты как функционально, так и образно.

Автор текста:
Анна Агафонова

23 Июля 2018
mainImg
Архитектор:
Дмитрий Ликин
Олег Шапиро
Мастерская:
WOWHAUS
Проект:
Моносад на московском монорельсе
Россия, Москва

Авторский коллектив:
Руководители бюро: Олег Шапиро и Дмитрий Ликин
Куратор проекта: Ирина Головицкая
Ведущий архитектор проекта: Анастасия Измакова
Авторский коллектив: Янина Смагина, Жанна Галут, Федор Наумов, Константин Андреев, Татьяна Черномашенцева, Дарья Голубева, Софья Естрина, Екатерина Аникина
Консультанты: Максим Любавин (КБ23), Константин Паливода (КБ23), Илья Петрасов (АО «ВДНХ»), Денис Ромодин (Музей «Пресня»), Александра Боярская (Nike), Дмитрий Степчков (ГУП «МосгортрансНИИпроект»), Владимир Муравьев (Монорельсовая транспортная система), Вадим Кохтев (АО «Альфа-Банк»).

2018
История проекта реорганизации монорельса началась с информации о его сносе. Это решение городских властей ожидаемо – функциональная принадлежность монорельса так и не определилась за четырнадцать лет эксплуатации; при этом полный снос сооружения, в строительство которого еще недавно вкладывались средства и усилия, демонстрирует несостоятельность градостроительной политики последних двух десятилетий. Архитекторы Wowhaus предлагают эстакаду не сносить, а превратить в рекреационную зону – спортивный парк-сад.
Градостроительный контекст. Проект «Моносад» © WOWHAUS
zooming
Функциональное зонирование. Проект «Моносад» © WOWHAUS

Пять километров функций
Темой парка по замыслу архитекторов стал спорт – его структура формируется вокруг беговых и вело-дорожек, и архитекторы назвали свой, довольно специфический вариант парка на путях легкого метро «тропой здоровья». Но спорт – спортом, для него что только не проектируют, а особенность проекта – тщательное вычитывание из контекста территории и нанизывание на пресловутую ветку легкого метро разных сюжетов и функций. Так, чтобы пешеходная или велосипедная прогулка длиной 5 км с небольшим была насыщена сменой впечатлений – но в то же время и так, чтобы новый нетипичный парк притягивал тех, кто рядом живет или работает.
zooming
Событийная программа. Проект «Моносад» © WOWHAUS
Функциональное зонирование и потенциальные пользователи. Проект «Моносад» © WOWHAUS

Архитекторы полностью продумали процесс переустройства всех пяти километров эстакады с конструктивно-технической точки зрения. Пути монорельса идут где-то рядом, где-то разделяются – их соединили настилами и вынесли наружу консоли, увеличившие площадь верха. Станции – довольно крупные сооружения с широкими площадками для пассажиров – переосмыслили функционально, стремясь рационально использовать их крытые теплые помещения.
Разрезы. Проект «Моносад» © WOWHAUS
Разрезы. Проект «Моносад» © WOWHAUS
Разрезы. Проект «Моносад» © WOWHAUS

Монорельс берет начало от станции «Тимирязевская», где находятся учебные и жилые корпуса Тимирязевской сельскохозяйственной академии – поэтому здесь в проекте задумана учебная оранжерея, она вписана в поворотный круг и стала стартовой точкой парка.
Оранжерея. Проект «Моносад» © WOWHAUS

Спальные районы между «Тимирязевской» и «Улицей Милашенкова» архитекторы трактовали как зону популяризации спорта, рассчитанную не на профессиональные тренировки, а на энтузиастов разных возрастных групп от детей до пенсионеров: здесь разместили интерактивные детские площадки, места для развлечений и общественную оранжерею.
Зона популяризации спорта, пересекающая спальные районы между станциями метро «Тимирязевская» и «Улица Милашенкова». Проект «Моносад» © WOWHAUS

Следующая часть эстакады проходит над железнодорожными путями, по одной из версий департамент Транспорта планирует сохранить трамвайное движение, и для того, чтобы трамваи могли перебираться через ж/д пути с помощью фрагмента эстакады монорельса, архитекторы предусмотрели пандус. Эта часть – «транзитная зона», здесь вело- и беговые дорожки идут параллельно путям, их оградили от трамваев зелеными шпалерами.
Транзитная зона. Проект «Моносад» © WOWHAUS

Середина монорельса – станция «Телецентр» – точка сосредоточения офисов телекомпаний. Комплекс Останкинского телецентра работает круглосуточно, в нем функционирует более двухсот телекомпаний, здесь же расположен Международный институт кино, телевидения и радиовещания. Сотрудники телецентра нуждаются в зонах отдыха в шаговой доступности от места работы, которые включали бы в себя места для прогулок, кафе, рестораны и магазины, а также возможно и фитнес-комплексы – запланированная здесь casual-зона включают все эти инфраструктурные объекты. Далее она плавно переходит в зону «Мечтательного сада» – парковую территорию, засаженную плодово-ягодными деревьями.

Мечтательный сад задуман как главная точка притяжения, способная привлечь в парк посетителей со всего города. Отсюда открывается вид на останкинскую церковь и усадьбу, пруд и телебашню, что учтено в проекте – запланированы видовые площадки. Помимо цветущих весной и плодоносящих летом деревьев сад включает открытый панорамный бассейн, подобных которому в Москве нет, – он предусматривает возможность подплыть к краю и посмотреть сверху на Останкинский пруд. Несложно заметить, что бассейн – своего рода эхо пруда, он дублирует пруд даже пропорционально, кажется его приподнятым над землей отражением. Водную чашу архитекторы поделили на две зоны: для спорта и для отдыха.
Зона Останкинского пруда. Проект «Моносад» © WOWHAUS
Над Останкинским прудом. Проект «Моносад» © WOWHAUS
zooming
Мечтательный сад. Проект «Моносад» © WOWHAUS
zooming
Мечтательный сад. Проект «Моносад» © WOWHAUS

Сад продолжается зоной семейного досуга, которая по смыслу дополняет зону популяризации спорта при улице Милашенкова, и также примыкает к жилому микрорайону. Станцию монорельса «Улица академика Королева» – прямоугольное в плане и достаточно крупное здание – авторы превращают в детский спортивный центр, который становится ядром зоны. Рядом – досуговый центр и места ожидания для родителей, с кафе и ресторанами, в том числе на крыше; они призваны обеспечить приток посетителей вечером. Дальше тему спортцентра продолжает двухъярусная игровая площадка с защищающей от дождя крышей.
Проект «Моносад» © WOWHAUS
zooming
Зона семейного досуга. Проект «Моносад» © WOWHAUS
zooming
Зона семейного досуга. Проект «Моносад» © WOWHAUS
Зона семейного досуга. Проект «Моносад» © WOWHAUS

На следующем участке монорельс проходит рядом с ВДНХ. Выставочный комплекс сам по себе привлекает посетителей, и задача парка в этом месте – подхватить поток. Внимание гуляющих должно привлечь буйство природы в экспериментальной оранжерее – в нее архитекторы превращают бывшую станцию «Выставочный центр» и она должна напомнить «о романтическом контексте ВДНХ». Растения «выплескиваются» наружу и увивают конструкции монорельса, как в джунглях – как будто природа вышла из-под антропогенного контроля и захватила эстакаду. Сюжет дополняют световые инсталляции – сейчас в проекте они выглядят как радужная арка.
Зона рядом с ВДНХ. Проект «Моносад» © WOWHAUS
Экспериментальная оранжерея. Проект «Моносад» © WOWHAUS
Зона рядом с ВДНХ. Проект «Моносад» © WOWHAUS

Далее следует зона профессионального спорта: площадки для силовых тренировок, экстремальных видов спорта, тренерские и медпункт. Спортивную зону сменяет культурная – заключительная часть парка.
zooming
Зона профессионального спорта. Проект «Моносад» © WOWHAUS

В зоне бывшего электродепо Монорельса, за улицей Сергея Эйзенштейна и совсем недалеко от ВГИКа, в бывшем депо монорельса согласно проекту расположились экспериментальные театральные площадки. В разворотном круге нашлось место для амфитеатра и отрытой сцены – напомним, в первом круге задумана экспериментальная оранжерея для Тимирязевки, а здесь, с противоположной стороны – сцена, вероятно, для будущих киношников. Впрочем появление театральных площадок также неудивительно если вспомнить, сколько в театров, а уж амфитеатров, имеется в портфолио Wowhaus, начиная от «Зеленого» неподалеку на ВДНХ и заканчивая Электротеатром или сценой внутри калужского ИКЦ. В здании депо авторы проекта также разместили музей уличного искусства и граффити, совместив его с музеем транспорта, который утратил свое помещение. Идея использовать экспонаты музея в качестве холста, согласно замыслу, поможет совместить художественную экспозицию с транспортной.
Зона ВДНХ, завершающий круг монорельса с театральной сценой. Проект «Моносад» © WOWHAUS
Зона ВДНХ, завершающий круг монорельса с театральной сценой. Проект «Моносад» © WOWHAUS
Зона ВДНХ, завершающий круг монорельса с театральной сценой. Проект «Моносад» © WOWHAUS
zooming
Схема депо монорельса. Проект «Моносад» © WOWHAUS
Зона ВДНХ, завершающий круг монорельса с театральной сценой. Проект «Моносад» © WOWHAUS
Зона ВДНХ. Проект «Моносад» © WOWHAUS

Связка сюжетов 
Не только функциональное наполнение Моносада, но и его образность чутко реагирует на окружение, хотя и лишена стилизаций – скорее авторы продумывают виды, иногда с точки зрения гармоничности, иногда – парадоксальности, хорошо отраженной в иллюстрациях. Чего строит взлет титановой ракеты музея Космонавтики на фоне увитой плющом «дачной» оранжереи, или коммунистический порыв мухинских Рабочего и Колхозницы вдали за обросшими растениями, читай «заброшенными» опорами монорельса – то и другое памятники деградировавшему футуризму, один 1930-х, другой 1990-х годов: неважно, что у них был разный бэкграунд, оба отброшены, и авторы проекта хорошо чувствуют этот пассеизм.
Презентация проекта «Моносад» на Арх Москве 2018 © WOWHAUS
Презентация проекта «Моносад» на Арх Москве 2018 © WOWHAUS

Из той же серии сюжетов с двойным дном – бассейн-реплика пруда, плод рефлексии о двух видах искусственной воды. Или решетки пергол в виде очень схематично изображенных, но узнаваемых колосков – напоминание о фонтане «Золотой колос» и близости ВДНХ, но в иллюстрациях, опять же, наложенное на Останкинскую башню.
Бассейны. Проект «Моносад» © WOWHAUS

Перед нами не просто качественное и разнообразное благоустройство, в этих шаманских бусах, нанизанных на неудавшийся мегапроект Юрия Лужкова, прорастают не только лианы и деревья, но перекрещиваются, усиливаются, переплетаются смыслы, которыми густо пропитана вся округа. В таком подходе много театрального – перед посетителем парка в движении раскроется спектакль картин, по типу театра Гонзага, на тему genius loci. Нынешние картинки, видимо – его ключевые акты. 

Утопия или не утопия, Хай-Лайн или не Хай-Лайн
Wowhaus предлагают реорганизовать монорельс в идеальный платоновский сад, что может показаться несколько утопическим – в Москве достаточно прогулочных парковых пространств. Однако прежде чем предложить концепцию Моносада архитекторы провели аналитику рекреационной инфраструктуры как всего города, так и тех районов, через которые проходит монорельс, ориентируясь на данные социологических исследований, для сбора которых в качестве консультанта привлекли своих давних партнеров бюро «КБ23». Чтобы быть востребованным в масштабе города, парк должен обладать уникальным назначением и предлагать помимо прогулочных зон объекты инфраструктуры, которые могли бы использоваться как в выходные, так и в будни – проект Моносада учитывает эти требования.

Собственно идея превращения устаревшей навесной железной дороги в висячие сады не нова – московскому жителю, который после открытия парка Зарядье название Хай-Лайн не слышал разве что из утюга, американской прообраз придет в голову первым делом. Сходство со знаменитым парком DS+R на рельсах заметно невооруженным глазом – между тем авторы проекта его не отрицают, но и не подчеркивают, напоминая о том, что первым «висячим садом» на старой железной дороге был парижский парк La Coulée verte, обустроенный в 1988-1993 годах. С другой стороны, по признанию авторов проекта, их в большей мере интересовал пример сеульского парка Skygarden, построенного в 2015-2017 годах MVRDV.

Важным же для авторов был не звучный раскрученный образец, а требования контекста и обстоятельств существования убыточного легкого метро. Но. Даже беглого взгляда на проект достаточно, чтобы заметить: главной движущей силой работы архитекторов было увлечение тем неожиданным аттракционом, в который превращается монорельс, бывший с момента его строительства, уж признаемся, постройкой унылой и тяжеловесной, – при таком вот его урбанистическом обживании. Рассеяние уныния, увлеченность изобретением и античная радость возникновения нового общественного пространства, да еще такого забавного и заковыристого, неожиданного на всем протяжении – а вовсе не (только) пропаганда спорта, – стала и презентационным обрамлением проекта на Арх Москве. Возможно, кто знает, эллинская радость просвещения бытия окажется способной вести проект дальше, к вероятной реализации.

К слову сказать, там же на Арх Москве Олег Шапиро назвал два принципа работы бюро, которые хорошо стыкуются с Моносадом: предоставлять человеку максимальное количество возможностей при взаимодействии с пространством – и создавать архитектуру для радости.
 
Открытый диалог
Упомянутая выше креативная радость – самая симпатичная особенность проекта – складывается из двух составных частей, которые в данном случае действуют сообща.

Первая: проект никем не заказан, он – предложение для городских властей в режиме открытого диалога. Подобные предложения Wowhaus практикуют давно, проектируя «вперед», предлагая городу новые сюжеты урбанистического освоения запущенных «выморочных», или же просто плохо функционирующих пространств. Метод – назовем его методом проектного действия – помогает архитекторам работать с тем, что интересно, и ставить те задачи, которые, на их взгляд, действительно актуальны. Иногда это срабатывает, иногда нет: с Крымской набережной получилось просто отлично, это признают даже многие автомобилисты, лишившиеся съезда с Садового, с площадью Революции проект не был реализован. Немалый опыт Wowhaus в работе с проектами благоустройства должен, по идее, способствовать продвижению проекта.

Вторая составляющая прижилась в бюро не так давно. В Wowhaus много молодых сотрудников, но несколько лет назад бюро начало активно развивать программу трехмесячной интернатуры: временным сотрудникам она позволяет приобрести опыт реальной работы и пополнить портфолио, самому бюро – не терять молодого тонуса и браться за подобные, пронизанные радостной креативностью проекты. В прошлом году интерны работали над плотом и рядом городских инсталляций, в этом Моносад – целиком их работа, исполненная под руководством и при участии архитекторов Wowhaus. 
***

Проект – определенно урбанистическое исследование, во всех его частях, начиная с уже почти обязательно для проектов Wowhaus работы «КБ23», и включая далее как ответы на прагматические запросы округи, так и ответы культурно-исторические, соединяющие бодрость молодости и спорта с пассеизмом, неизбежным спутником городского переосмысления. Соединение этих не вполне родственных вещей – молодого, нового и бывшего, радостного и печального, прагматического и меланхолического, провоцирующее считывание, но не противоречащее и прямому прагматическому использованию – становится, кажется, одной из характерных черт проектов бюро.

Моносад был впервые презентован на Арх Москве в мае 2018, недавно проект вошел в шорт-лист премии WAF.

Архитектор:
Дмитрий Ликин
Олег Шапиро
Мастерская:
WOWHAUS
Проект:
Моносад на московском монорельсе
Россия, Москва

Авторский коллектив:
Руководители бюро: Олег Шапиро и Дмитрий Ликин
Куратор проекта: Ирина Головицкая
Ведущий архитектор проекта: Анастасия Измакова
Авторский коллектив: Янина Смагина, Жанна Галут, Федор Наумов, Константин Андреев, Татьяна Черномашенцева, Дарья Голубева, Софья Естрина, Екатерина Аникина
Консультанты: Максим Любавин (КБ23), Константин Паливода (КБ23), Илья Петрасов (АО «ВДНХ»), Денис Ромодин (Музей «Пресня»), Александра Боярская (Nike), Дмитрий Степчков (ГУП «МосгортрансНИИпроект»), Владимир Муравьев (Монорельсовая транспортная система), Вадим Кохтев (АО «Альфа-Банк»).

2018

23 Июля 2018

Автор текста:

Анна Агафонова
Технологии и материалы
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Сейчас на главной
Эффект диафрагмы
Для жилого комплекса в Пушкино бюро «Крупный план» придумало фасады, регулирующие поток света при помощи геометрии стены.
Лужайка взлетает
Так как онкологический центр Мэгги занял последний кусочек газона в больнице Лидса, его архитекторы Heatherwick Studio превратили крышу своего здания в роскошный сад: как будто прежняя лужайка поднялась над землей.
СПбГАСУ-2020. Часть II
Пять выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Константина Самоловова и Константина Трофимова: wow-эффекты для «Тучкова буяна», подробная программа для арт-кластера, остроумное приспособление руин, а также взгляд с Луны на нижегородскую Стрелку.
Летающий форум
Архитекторы MVRDV выиграли конкурс на мастерплан района в центре Карлсруэ: градостроительную ось дворца XVIII века замкнет «летающий» общественный форум с садом на крыше.
СПбГАСУ-2020. Часть I.
Семь выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Ирины Школьниковой и Дениса Романова: геймдев-студия и модный кластер на фабрике «Красное знамя», возобновляемые источники энергии для Крыма, а также альтернативный «Тучков буян» и экологичное пространство на месте заброшенного манежа в Пушкине.
Алюминиевые лепестки
Олимпийский и паралимпийский музей США в Колорадо-Спрингс по проекту Diller Scofidio + Renfro равно рассчитан на посетителей с любыми физическими возможностями.
Комфортный город в себе
Казалось бы, такое невозможно среди человейников, неритмично чередующихся со старыми дачами. И между тем жилой комплекс на территории бизнес-парка Comcity предлагает именно комфортную среду среднего города: не слишком высокую и умеренно-приватную, как вариант идеала современной урбанистики.
Форум на холме
Недалеко от Штутгарта по проекту бюро Дэвида Чипперфильда полностью завершен культурный центр Carmen Würth Forum: теперь там открылись музей и конференц-центр.
Градосвет удаленно 24.07.2020
В Петербурге обсудили торгово-офисный комплекс для одного из самых плотных районов города: с супрематическими фасадами, системой террас и головокружительными парковками.
Критика единомышленников
Foster + Partners, одни из инициаторов-подписантов экологического архитектурного манифеста Architects Declare, подверглись критике за два недавних проекта «курортных» аэропортов для Саудовской Аравии, так как авиасообщение считается самым разрушительным для окружающей среды видом транспорта.
Архитектура в объективе: 14 фотографов
Мы собирали эту коллекцию два месяца: о начале увлечения архитектурой как предметом фотографирования, об историях профессиональной карьеры и о недавних проектах, о пользе сетей для поиска заказчиков – но и о традиционном отношении к фотографии. Российские архитектурные фотографы рассказывают о себе и делятся опытом. Всё это в контексте обзора instagram-аккаунтов, но не ограничиваясь им.
Городок у старой казармы
Бюро melix воссоздает атмосферу старого Оренбурга в проекте жилого комплекса у Михайловских казарм – важного городского памятника, пришедшего в упадок. Проект победил в конкурсе, проведенном городской администрацией и теперь ищет инвестора.
Мозаика этажей
Жилой комплекс Etaget по проекту архитекторов Kjellander Sjöberg встроен в сложившуюся застройку центральной части Стокгольма, имитируя «город в городе».
Градсовет удаленно 17.07.2020
Щедрый на критику, рефлексию и решения градсовет, на котором обсуждался картельный сговор, потакание девелоперу и несовершенство законодательства.
Второе дыхание «революционного движения профсоюзов»
Архитекторы KCAP и Cityförster представили проект реконструкции в Братиславе конгресс-центра Дома профсоюзов и прилегающей территории: они планируют вернуть жизнь на историческую площадь, в начале 1980-х превращенную в позднемодернистский «плац» с транспортной развязкой.
Движение по краю
ЖК «Лица» на Ходынском поле – один из новых масштабных домов, дополнивший застройку вокруг Ходынского поля. Он умело работает с масштабом, подчиняя его силуэту и паттерну; творчески интерпретирует сочетание сложного участка с объемным метражом; упаковывает целый ряд функций в одном объеме, так что дом становится аналогом города. И еще он похож на семейство, защищающее самое дорогое – детей во дворе, от всего на свете.
Старые стены
Восьмиэтажный кирпичный склад на чугунном каркасе в Манчестере превращен архитекторами Archer Humphryes в самый большой британский апарт-отель.
Агент визуальной устойчивости
Сравнительно небольшой дом на границе фабрики «Большевик» сочетает два противоположных качества: дорогие материалы и декоративизм ар-деко и крупную, несколько даже брутальную сетку фасадов с акцентом на пластинчатом аттике.
Деревянный треугольник
У вокзала в Ассене на севере Нидерландов нет главного фасада: он соединяет части города, а не разделяет их. Авторы проекта – бюро Powerhouse Company и De Zwarte Hond.
Пресса: Рейтинг экспертов в сфере урбанистики
Центр политической конъюнктуры (ЦПК) по заказу Экспертного института социальных исследований (ЭИСИ) составил первый публичный рейтинг экспертов. Представляем вашему вниманию Топ-50 наиболее авторитетных и влиятельных экспертов в сфере урбанистики.
Новый двор
Термы, руины и городской лабиринт – предложения для Никольских рядов, разработанные в рамках форсайта, организованного журналом «Проект Балтия».
Белая площадь
Площадь Единства в центре Каунаса из парадной территории превратилась согласно проекту бюро 3deluxe во многофункциональное пространство, рассчитанное на самых разных горожан, от любителей скейтбординга до родителей с маленькими детьми.
Долгосрочная устойчивость
Архитекторы MVRDV представили проект реконструкции своей знаменитой постройки – павильона Нидерландов на Экспо в Ганновере, пустовавшего 20 лет.
Введение в параметрику
В нашей подборке: вдохновляющие ресурсы, книги, курсы и люди, которые помогут познакомиться с алгоритмической архитектурой и проектированием.
Наследие модернизма: Artek и ресторан Savoy
Ресторан Savoy в Хельсинки с интерьерами авторства Алвара и Айно Аалто вновь открыл свои двери после тщательной реставрации и реконструкции. Savoy был обновлен лондонской студией Studioilse в сотрудничестве с финским мебельным брендом Artek, Городским музеем Хельсинки и Фондом Алвара Аалто.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Памяти Юрия Волчка
Вчера, 6 июля, умер Юрий Волчок, историк архитектуры, ученый, хорошо известный всем, кто хоть сколько-нибудь интересуется советским модернизмом. Слово – его коллегам и ученикам.
Все о Эве
Общим голосованием студентов и преподавателей лондонской школы Архитектурной ассоциации выражено недоверие директору этого ведущего мирового вуза, Эве Франк-и-Жилаберт, и отвергнут ее план развития школы на ближайшие пять лет. В ответ в управляющий совет АА поступило письмо известных практиков, теоретиков и исследователей архитектуры, называющих итог голосования результатом сексизма и предвзятости.
Клетка Фарадея
Проект клубного дома в 1-м Тружениковом переулке – попытка архитекторов разместить значительный объем на крошечном пятачке земли так, чтобы он выглядел элегантно и респектабельно. На помощь пришли металл, камень и гнутое стекло.
Цвет и линия
Находки бюро «А.Лен» для проектирования бюджетного детского сада: мозаика нерегулярных окон и работа с цветом.
Градсовет удаленно 2.07.2020
Рельсы как основа композиции, компиляция как архитектурный прием и неудавшееся обсуждение фонтана на очередном градсовете, прошедшем в формате видеотрансляции.
Союз искусства и техники
Интерес к архитектуре 1930-х для Степана Липгарта – путеводная звезда. В проекте дома «Amo» на Васильевском острове в Санкт-Петербурге архитектор взял за точку отсчета московское ар-деко – эстетское, с росписями в технике сграффито. И заодно развил типологию квартала как органической структуры.
На краю ледника
В горах на западе Норвегии, у ледника Юстедал, заработала туристическая база Tungestølen по проекту архитекторов Snøhetta. Ее фасады обшиты деревом, обработанным по средневековому методу – как у ставкирки.
Стекло и камень
В штате Вирджиния началась реконструкция руин дома Фрэнсиса Лайтфута Ли – одного из «подписантов» Декларации независимости США (1776). Чтобы не нарушить аутентичность сооружения, все новые части, включая конструктивные, будут выполнены из стекла.