English version

Шитье по контексту

Монорельс – транспортное или зрелищное сооружение? Обслуживание убыточно, для города он чемодан без ручки. Интерны Wowhaus поработали над проектом превращения монорельса в Моносад – гигантский (5 км) убранистический аттракцион, подхватывающий местные и городские сюжеты как функционально, так и образно.

Автор текста:
Анна Агафонова

mainImg
Архитектор:
Дмитрий Ликин
Олег Шапиро
Мастерская:
WOWHAUS http://wowhaus.ru/
Проект:
Моносад на московском монорельсе
Россия, Москва

Авторский коллектив:
Руководители бюро: Олег Шапиро и Дмитрий Ликин
Куратор проекта: Ирина Головицкая
Ведущий архитектор проекта: Анастасия Измакова
Авторский коллектив: Янина Смагина, Жанна Галут, Федор Наумов, Константин Андреев, Татьяна Черномашенцева, Дарья Голубева, Софья Естрина, Екатерина Аникина
Консультанты: Максим Любавин (КБ23), Константин Паливода (КБ23), Илья Петрасов (АО «ВДНХ»), Денис Ромодин (Музей «Пресня»), Александра Боярская (Nike), Дмитрий Степчков (ГУП «МосгортрансНИИпроект»), Владимир Муравьев (Монорельсовая транспортная система), Вадим Кохтев (АО «Альфа-Банк»).

1.2018 — 5.2018
История проекта реорганизации монорельса началась с информации о его сносе. Это решение городских властей ожидаемо – функциональная принадлежность монорельса так и не определилась за четырнадцать лет эксплуатации; при этом полный снос сооружения, в строительство которого еще недавно вкладывались средства и усилия, демонстрирует несостоятельность градостроительной политики последних двух десятилетий. Архитекторы Wowhaus предлагают эстакаду не сносить, а превратить в рекреационную зону – спортивный парк-сад.
Градостроительный контекст. Проект «Моносад» © WOWHAUS
zooming
Функциональное зонирование. Проект «Моносад» © WOWHAUS

Пять километров функций
Темой парка по замыслу архитекторов стал спорт – его структура формируется вокруг беговых и вело-дорожек, и архитекторы назвали свой, довольно специфический вариант парка на путях легкого метро «тропой здоровья». Но спорт – спортом, для него что только не проектируют, а особенность проекта – тщательное вычитывание из контекста территории и нанизывание на пресловутую ветку легкого метро разных сюжетов и функций. Так, чтобы пешеходная или велосипедная прогулка длиной 5 км с небольшим была насыщена сменой впечатлений – но в то же время и так, чтобы новый нетипичный парк притягивал тех, кто рядом живет или работает.
zooming
Событийная программа. Проект «Моносад» © WOWHAUS
Функциональное зонирование и потенциальные пользователи. Проект «Моносад» © WOWHAUS

Архитекторы полностью продумали процесс переустройства всех пяти километров эстакады с конструктивно-технической точки зрения. Пути монорельса идут где-то рядом, где-то разделяются – их соединили настилами и вынесли наружу консоли, увеличившие площадь верха. Станции – довольно крупные сооружения с широкими площадками для пассажиров – переосмыслили функционально, стремясь рационально использовать их крытые теплые помещения.
Разрезы. Проект «Моносад» © WOWHAUS
Разрезы. Проект «Моносад» © WOWHAUS
Разрезы. Проект «Моносад» © WOWHAUS

Монорельс берет начало от станции «Тимирязевская», где находятся учебные и жилые корпуса Тимирязевской сельскохозяйственной академии – поэтому здесь в проекте задумана учебная оранжерея, она вписана в поворотный круг и стала стартовой точкой парка.
Оранжерея. Проект «Моносад» © WOWHAUS

Спальные районы между «Тимирязевской» и «Улицей Милашенкова» архитекторы трактовали как зону популяризации спорта, рассчитанную не на профессиональные тренировки, а на энтузиастов разных возрастных групп от детей до пенсионеров: здесь разместили интерактивные детские площадки, места для развлечений и общественную оранжерею.
Зона популяризации спорта, пересекающая спальные районы между станциями метро «Тимирязевская» и «Улица Милашенкова». Проект «Моносад» © WOWHAUS

Следующая часть эстакады проходит над железнодорожными путями, по одной из версий департамент Транспорта планирует сохранить трамвайное движение, и для того, чтобы трамваи могли перебираться через ж/д пути с помощью фрагмента эстакады монорельса, архитекторы предусмотрели пандус. Эта часть – «транзитная зона», здесь вело- и беговые дорожки идут параллельно путям, их оградили от трамваев зелеными шпалерами.
Транзитная зона. Проект «Моносад» © WOWHAUS

Середина монорельса – станция «Телецентр» – точка сосредоточения офисов телекомпаний. Комплекс Останкинского телецентра работает круглосуточно, в нем функционирует более двухсот телекомпаний, здесь же расположен Международный институт кино, телевидения и радиовещания. Сотрудники телецентра нуждаются в зонах отдыха в шаговой доступности от места работы, которые включали бы в себя места для прогулок, кафе, рестораны и магазины, а также возможно и фитнес-комплексы – запланированная здесь casual-зона включают все эти инфраструктурные объекты. Далее она плавно переходит в зону «Мечтательного сада» – парковую территорию, засаженную плодово-ягодными деревьями.

Мечтательный сад задуман как главная точка притяжения, способная привлечь в парк посетителей со всего города. Отсюда открывается вид на останкинскую церковь и усадьбу, пруд и телебашню, что учтено в проекте – запланированы видовые площадки. Помимо цветущих весной и плодоносящих летом деревьев сад включает открытый панорамный бассейн, подобных которому в Москве нет, – он предусматривает возможность подплыть к краю и посмотреть сверху на Останкинский пруд. Несложно заметить, что бассейн – своего рода эхо пруда, он дублирует пруд даже пропорционально, кажется его приподнятым над землей отражением. Водную чашу архитекторы поделили на две зоны: для спорта и для отдыха.
Зона Останкинского пруда. Проект «Моносад» © WOWHAUS
Над Останкинским прудом. Проект «Моносад» © WOWHAUS
zooming
Мечтательный сад. Проект «Моносад» © WOWHAUS
zooming
Мечтательный сад. Проект «Моносад» © WOWHAUS

Сад продолжается зоной семейного досуга, которая по смыслу дополняет зону популяризации спорта при улице Милашенкова, и также примыкает к жилому микрорайону. Станцию монорельса «Улица академика Королева» – прямоугольное в плане и достаточно крупное здание – авторы превращают в детский спортивный центр, который становится ядром зоны. Рядом – досуговый центр и места ожидания для родителей, с кафе и ресторанами, в том числе на крыше; они призваны обеспечить приток посетителей вечером. Дальше тему спортцентра продолжает двухъярусная игровая площадка с защищающей от дождя крышей.
Проект «Моносад» © WOWHAUS
zooming
Зона семейного досуга. Проект «Моносад» © WOWHAUS
zooming
Зона семейного досуга. Проект «Моносад» © WOWHAUS
Зона семейного досуга. Проект «Моносад» © WOWHAUS

На следующем участке монорельс проходит рядом с ВДНХ. Выставочный комплекс сам по себе привлекает посетителей, и задача парка в этом месте – подхватить поток. Внимание гуляющих должно привлечь буйство природы в экспериментальной оранжерее – в нее архитекторы превращают бывшую станцию «Выставочный центр» и она должна напомнить «о романтическом контексте ВДНХ». Растения «выплескиваются» наружу и увивают конструкции монорельса, как в джунглях – как будто природа вышла из-под антропогенного контроля и захватила эстакаду. Сюжет дополняют световые инсталляции – сейчас в проекте они выглядят как радужная арка.
Зона рядом с ВДНХ. Проект «Моносад» © WOWHAUS
Экспериментальная оранжерея. Проект «Моносад» © WOWHAUS
Зона рядом с ВДНХ. Проект «Моносад» © WOWHAUS

Далее следует зона профессионального спорта: площадки для силовых тренировок, экстремальных видов спорта, тренерские и медпункт. Спортивную зону сменяет культурная – заключительная часть парка.
zooming
Зона профессионального спорта. Проект «Моносад» © WOWHAUS

В зоне бывшего электродепо Монорельса, за улицей Сергея Эйзенштейна и совсем недалеко от ВГИКа, в бывшем депо монорельса согласно проекту расположились экспериментальные театральные площадки. В разворотном круге нашлось место для амфитеатра и отрытой сцены – напомним, в первом круге задумана экспериментальная оранжерея для Тимирязевки, а здесь, с противоположной стороны – сцена, вероятно, для будущих киношников. Впрочем появление театральных площадок также неудивительно если вспомнить, сколько в театров, а уж амфитеатров, имеется в портфолио Wowhaus, начиная от «Зеленого» неподалеку на ВДНХ и заканчивая Электротеатром или сценой внутри калужского ИКЦ. В здании депо авторы проекта также разместили музей уличного искусства и граффити, совместив его с музеем транспорта, который утратил свое помещение. Идея использовать экспонаты музея в качестве холста, согласно замыслу, поможет совместить художественную экспозицию с транспортной.
Зона ВДНХ, завершающий круг монорельса с театральной сценой. Проект «Моносад» © WOWHAUS
Зона ВДНХ, завершающий круг монорельса с театральной сценой. Проект «Моносад» © WOWHAUS
Зона ВДНХ, завершающий круг монорельса с театральной сценой. Проект «Моносад» © WOWHAUS
zooming
Схема депо монорельса. Проект «Моносад» © WOWHAUS
Зона ВДНХ, завершающий круг монорельса с театральной сценой. Проект «Моносад» © WOWHAUS
Зона ВДНХ. Проект «Моносад» © WOWHAUS

Связка сюжетов 
Не только функциональное наполнение Моносада, но и его образность чутко реагирует на окружение, хотя и лишена стилизаций – скорее авторы продумывают виды, иногда с точки зрения гармоничности, иногда – парадоксальности, хорошо отраженной в иллюстрациях. Чего строит взлет титановой ракеты музея Космонавтики на фоне увитой плющом «дачной» оранжереи, или коммунистический порыв мухинских Рабочего и Колхозницы вдали за обросшими растениями, читай «заброшенными» опорами монорельса – то и другое памятники деградировавшему футуризму, один 1930-х, другой 1990-х годов: неважно, что у них был разный бэкграунд, оба отброшены, и авторы проекта хорошо чувствуют этот пассеизм.
Презентация проекта «Моносад» на Арх Москве 2018 © WOWHAUS
Презентация проекта «Моносад» на Арх Москве 2018 © WOWHAUS

Из той же серии сюжетов с двойным дном – бассейн-реплика пруда, плод рефлексии о двух видах искусственной воды. Или решетки пергол в виде очень схематично изображенных, но узнаваемых колосков – напоминание о фонтане «Золотой колос» и близости ВДНХ, но в иллюстрациях, опять же, наложенное на Останкинскую башню.
Бассейны. Проект «Моносад» © WOWHAUS

Перед нами не просто качественное и разнообразное благоустройство, в этих шаманских бусах, нанизанных на неудавшийся мегапроект Юрия Лужкова, прорастают не только лианы и деревья, но перекрещиваются, усиливаются, переплетаются смыслы, которыми густо пропитана вся округа. В таком подходе много театрального – перед посетителем парка в движении раскроется спектакль картин, по типу театра Гонзага, на тему genius loci. Нынешние картинки, видимо – его ключевые акты. 

Утопия или не утопия, Хай-Лайн или не Хай-Лайн
Wowhaus предлагают реорганизовать монорельс в идеальный платоновский сад, что может показаться несколько утопическим – в Москве достаточно прогулочных парковых пространств. Однако прежде чем предложить концепцию Моносада архитекторы провели аналитику рекреационной инфраструктуры как всего города, так и тех районов, через которые проходит монорельс, ориентируясь на данные социологических исследований, для сбора которых в качестве консультанта привлекли своих давних партнеров бюро «КБ23». Чтобы быть востребованным в масштабе города, парк должен обладать уникальным назначением и предлагать помимо прогулочных зон объекты инфраструктуры, которые могли бы использоваться как в выходные, так и в будни – проект Моносада учитывает эти требования.

Собственно идея превращения устаревшей навесной железной дороги в висячие сады не нова – московскому жителю, который после открытия парка Зарядье название Хай-Лайн не слышал разве что из утюга, американской прообраз придет в голову первым делом. Сходство со знаменитым парком DS+R на рельсах заметно невооруженным глазом – между тем авторы проекта его не отрицают, но и не подчеркивают, напоминая о том, что первым «висячим садом» на старой железной дороге был парижский парк La Coulée verte, обустроенный в 1988-1993 годах. С другой стороны, по признанию авторов проекта, их в большей мере интересовал пример сеульского парка Skygarden, построенного в 2015-2017 годах MVRDV.

Важным же для авторов был не звучный раскрученный образец, а требования контекста и обстоятельств существования убыточного легкого метро. Но. Даже беглого взгляда на проект достаточно, чтобы заметить: главной движущей силой работы архитекторов было увлечение тем неожиданным аттракционом, в который превращается монорельс, бывший с момента его строительства, уж признаемся, постройкой унылой и тяжеловесной, – при таком вот его урбанистическом обживании. Рассеяние уныния, увлеченность изобретением и античная радость возникновения нового общественного пространства, да еще такого забавного и заковыристого, неожиданного на всем протяжении – а вовсе не (только) пропаганда спорта, – стала и презентационным обрамлением проекта на Арх Москве. Возможно, кто знает, эллинская радость просвещения бытия окажется способной вести проект дальше, к вероятной реализации.

К слову сказать, там же на Арх Москве Олег Шапиро назвал два принципа работы бюро, которые хорошо стыкуются с Моносадом: предоставлять человеку максимальное количество возможностей при взаимодействии с пространством – и создавать архитектуру для радости.
 
Открытый диалог
Упомянутая выше креативная радость – самая симпатичная особенность проекта – складывается из двух составных частей, которые в данном случае действуют сообща.

Первая: проект никем не заказан, он – предложение для городских властей в режиме открытого диалога. Подобные предложения Wowhaus практикуют давно, проектируя «вперед», предлагая городу новые сюжеты урбанистического освоения запущенных «выморочных», или же просто плохо функционирующих пространств. Метод – назовем его методом проектного действия – помогает архитекторам работать с тем, что интересно, и ставить те задачи, которые, на их взгляд, действительно актуальны. Иногда это срабатывает, иногда нет: с Крымской набережной получилось просто отлично, это признают даже многие автомобилисты, лишившиеся съезда с Садового, с площадью Революции проект не был реализован. Немалый опыт Wowhaus в работе с проектами благоустройства должен, по идее, способствовать продвижению проекта.

Вторая составляющая прижилась в бюро не так давно. В Wowhaus много молодых сотрудников, но несколько лет назад бюро начало активно развивать программу трехмесячной интернатуры: временным сотрудникам она позволяет приобрести опыт реальной работы и пополнить портфолио, самому бюро – не терять молодого тонуса и браться за подобные, пронизанные радостной креативностью проекты. В прошлом году интерны работали над плотом и рядом городских инсталляций, в этом Моносад – целиком их работа, исполненная под руководством и при участии архитекторов Wowhaus. 
***

Проект – определенно урбанистическое исследование, во всех его частях, начиная с уже почти обязательно для проектов Wowhaus работы «КБ23», и включая далее как ответы на прагматические запросы округи, так и ответы культурно-исторические, соединяющие бодрость молодости и спорта с пассеизмом, неизбежным спутником городского переосмысления. Соединение этих не вполне родственных вещей – молодого, нового и бывшего, радостного и печального, прагматического и меланхолического, провоцирующее считывание, но не противоречащее и прямому прагматическому использованию – становится, кажется, одной из характерных черт проектов бюро.

Моносад был впервые презентован на Арх Москве в мае 2018, недавно проект вошел в шорт-лист премии WAF.
Архитектор:
Дмитрий Ликин
Олег Шапиро
Мастерская:
WOWHAUS http://wowhaus.ru/
Проект:
Моносад на московском монорельсе
Россия, Москва

Авторский коллектив:
Руководители бюро: Олег Шапиро и Дмитрий Ликин
Куратор проекта: Ирина Головицкая
Ведущий архитектор проекта: Анастасия Измакова
Авторский коллектив: Янина Смагина, Жанна Галут, Федор Наумов, Константин Андреев, Татьяна Черномашенцева, Дарья Голубева, Софья Естрина, Екатерина Аникина
Консультанты: Максим Любавин (КБ23), Константин Паливода (КБ23), Илья Петрасов (АО «ВДНХ»), Денис Ромодин (Музей «Пресня»), Александра Боярская (Nike), Дмитрий Степчков (ГУП «МосгортрансНИИпроект»), Владимир Муравьев (Монорельсовая транспортная система), Вадим Кохтев (АО «Альфа-Банк»).

1.2018 — 5.2018

23 Июля 2018

Автор текста:

Анна Агафонова
WOWHAUS: другие проекты
Архитектура и ноосфера, или шесть идей для архитектора...
«Жизнь и судьба архитектурной идеи» – так называлось ток-шоу, цикл авторских выступлений архитекторов – участников АРХ-каталога, организованный в рамках деловой программы АРХ-Москвы. В нем приняли участие архитекторы Илья Заливухин, Юлий Борисов, Олег Шапиро, Константин Ходнев, Влад Савинкин и Владимир Кузьмин. Предлагаем вашему вниманию конспект дискуссии.
Полосатое решение
Об интерьерах ТЦ «Багратионовский» и немного об истории строительства одного из примеров смешанных общественно-торговых прострнаств нового типа, в последнее время популярных в Москве.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Социо-биология ландшафта
Список новых типологий общественных пространств и объектов вновь пополнился благодаря бюро Wowhaus. На этот раз команда предложила кардинально новый для России подход к созданию места общения людей и животных
Сеанс городской терапии
Новый вход в парк Горького с Ленинского проспекта, спроектированный и построенный архитекторами Wowhaus, продолжает заложенные когда-то теми же авторами тенденции раскрытия парка городу, хотя он и не чужд тонкого переосмысления его традиций.
Civitas ludens*
Тула, город суровых оружейников, получил новую набережную – релакс-пространство постиндустриального типа. Оно живо реагирует на все вызовы контекста, осмысляя их легко и непринужденно, как игру, а не нравоучение. Центр города «заиграл» – красками, пространством, множеством поведенческих вариантов. Ну и для детей масса необычных развлечений.
10 аэропортов
В стране интенсивно строят и реконструируют здания аэропортов: российские и иностранные архитекторы, причем нередко интерьеры получаются интереснее наружности, а иногда и фасад неплох. Рассматриваем 7 построек и 3 проекта по следам круглого стола с Арх Москвы.
Красный парк
Бюро Wowhaus превратило парк в центре Москвы в замечательное пространство для отдыха и занятий спортом, где каждый найдет место для себя, следуя за ориентирами красного цвета.
На семи холмах
Семь инсталляций для фестиваля фейерверков в Москве, многоэтажный плот в Выксе – эти и другие проекты реализовала команда интернов четвертой интернатуры Wowhaus.
Рекультивация городского центра
Проект благоустройства набережной в центре Тулы включает очистку реки, создание музейного квартала, развитие пешеходных и визуальных связей, равно как и постиндустриальной экономики туристического центра. Он возвращает старому городу структуру столетней давности, переосмысленную с учетом принципов современной урбанистики.
Мир радости
Вторая очередь Городской фермы на ВДНХ дополнила ландшафтно-архитектурный ансамбль сразу несколькими постройками, обыгрывающими характерный ассоциативный подход к созданию тематических павильонов.
ДК поколения Y
Архитекторы Wowhaus завершили строительство Инновационно-культурного центра в Калуге. Несмотря на то, что программа в процессе проектирования менялась со скоростью устаревания инноваций, архитекторам удалось справиться с ситуацией, превратив здание в плотный «узел» разнообразных культурных и спортивных пространств с гибким функционалом.
Уникальное общее
Представляем видеозапись круглого стола, проведенного Archi.ru на АРХ МОСКВА NEXT! В разговоре о новых форматах общественных пространств и методиках их создания приняли участие представители ведущих архитектурных бюро Москвы.
Пути аскезы
Малая сцена «Электротеатра Станиславский» развивает идеи, заложенные в архитектуре главного здания, в свете подчеркнуто-брутального лаконизма, а может быть даже «аскезы». В ее театральном понимании, конечно.
Политех паркового периода
Множество мостов, амфитеатр и перекладка секретных сетей: о том, как архитекторы Wowhaus переработали концепцию благоустройства территории Политехнического музея, предложенную в 2011 Дзьюнья Исигами.
Музейная экспансия
Публикуем статью историка архитектуры Марины Хрусталевой о стратегиях развития московских и петербуржских музеев, опубликованную в тематическом номере журнала «Проект Россия» – «Культура» (№ 80, июнь 2016).
Подсчёт по осени
Прошедшей осенью и в конце лета 2016 издано шесть монографий известных архитектурных мастерских: ADM, UNK project, Wowhaus, Арт-Бля, бюро Евгения Герасимова, Цимайло & Ляшенко. Рассказываем обо всех.
Территория коммуникации
Новый офис бюро Wowhaus в Центре дизайна и архитектуры Artplay – не только максимально удобное рабочее пространство, но и воплощение творческих принципов архитекторов, их понимания философии общественной территории.
Убежище для Шекспира
Разговор с победителем конкурса «Дом для Шекспира», архитектором бюро Wowhaus Есбергеном Сабитовым и руководителем мастерской Олегом Шапиро о том, как башня стала домом для великого драматурга.
Лучшее место в городе
Публикуем итоги воркшопа МАРШ, прошедшего в Казани. Участники разработали проекты семи общественных зон в разных городах и поселках Татарстана.
Похожие статьи
Плавная консоль
У здания банка в окрестностях ливанского города Сура нет привычных ограждений, а еще Domaine Public Architects удалось добавить в проект небольшую площадь.
Еще один конструктор
В Мангейме началось строительство жилого комплекса по проекту MVRDV и производителя сборных домов Traumhaus. Он должен дать будущим обитателям максимум разнообразия и кастомизации по доступной цене, что в свою очередь позволит создать там живое сообщество соседей.
Ажурные узоры
Манчестерский Еврейский музей приобрел после реконструкции по проекту Citizens Design Bureau новый корпус с орнаментом на фасаде: он напоминает о культуре сефардов.
Зигзаг фасада
Офисное здание в Майнце защищает новый район на Рейне от шума порта. Авторы проекта – MVRDV и morePlatz.
Стальная живопись
Панели из нержавеющей стали на «Башне» Фрэнка Гери в арт-центре LUMA в Арле задуманы как мазки кисти Ван Гога.
Стеклянное облако
На морском курорте Циньхуандао на северо-востоке Китая строится «Облачный центр» по проекту пекинского бюро MAD.
Путь света
В знаменитый дворец императора Нерона – «Золотой дом» в Риме – теперь ведет новый вход по проекту Stefano Boeri Architetti.
Импортная типология
Комплекс доступного жилья с начальной школой по проекту бюро Henley Halebrown в лондонском районе Хакни основан на «центральноевропейском» типе жилой башни.
Силуэт прошлого
Внутренний двор музея и библиотеки в Цзяшане на востоке Китая напоминает силуэтом традиционную печь для обжига керамики, которыми славился этот город.
Штрихи современности
Открылся после реконструкции музей истории Парижа – Карнавале: в команде проекта архитекторы Snøhetta отвечали за новшества.
Обратная пропорция
В Центре инноваций INES университета чилийской области Био-Био по замыслу архитекторов Pezo von Ellrichshausen пространства для совместной и индивидуальной работы обратно пропорциональны друг другу.
Геометрические игры
В Мохали, городе-спутнике Чандигарха, архитекторы Studio Ardete снабдили офисное здание выразительным фасадом с асимметричными балконами, оставшись в жестких рамках бюджета.
Смена масштабов
AMO, исследовательское подразделение бюро OMA, разработало декорации для показа ювелирной коллекции Bvlgari в миланской Галерее Виктора Эммануила II.
Сотворение мира
К 60-летию первого полета человека в космос в Калуге открыли вторую очередь Государственного музея истории космонавтики, спроектированную воронежским архитектором Василием Исаевым. Музей космонавтики-2, деликатно вписанный в высокий берег реки Оки, дополнил ансамбль с легендарным памятником архитектуры 1960-х авторства Бориса Бархина, могилой Циолковского в парке и ракетой «Восток» на музейной площади. Основоположник космонавтики Циолковский, мифологический покровитель Калуги, стал главным героем новой музейной экспозиции, парящим в невесомости, как Бог-Отец в картинах Тинторетто.
Кирпич и свет
«Комната тишины» по проекту бюро gmp в новом аэропорту Берлин-Бранденбург тех же авторов – попытка создать пространство не только для представителей всех религий, но и для неверующих.
Серебро дерева
Спроектированный Níall McLaughlin Architects деревянный посетительский центр со смотровой башней у замка Даремского епископа напоминает о средневековых постройках у его стен.
Цифровой «валун»
В Эйндховене в аренду сдан дом, напечатанный на 3D-принтере: это первое по-настоящему обитаемое «печатное» строение Европы.
Этюды о стекле
Жилой комплекс недалеко от Павелецкого вокзала как символ стремительного преображения района: композиция с разновысотными башнями, изобретательная проработка витражей и зеленая долина во дворе.
Место сбора
В Лондоне открылся 20-й летний павильон из архитектурной программы галереи «Серпентайн». Проект разработан йоханнесбургской мастерской Counterspace.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Трансформация с умножением
Дворец водных видов спорта в Лужниках – одна из звучных и нетривиальных реконструкций недавних лет, проект, победивший в одном из первых конкурсов, инициированных Сергеем Кузнецовым в роли главного архитектора Москвы. Дворец открылся 2 года назад; приурочиваем рассказ о нем к началу лета, времени купания.
Технологии и материалы
Великолепный дизайн каждой детали – Graphisoft выпускает...
Обновления версии отвечают пожеланиям пользователей и обеспечивают значительные улучшения при проектировании, визуализации, создании документации и совместной работе в Archicad, BIMx и BIMcloud, что делает Archicad 25 версией, как никогда прежде ориентированной на пользователя
Стильная сантехника для новой жизни шедевра русского...
Реставрация памятника авангарда – ответственная и трудоемкая задача. Однако не меньший вызов представляет необходимость приспособить экспериментальный жилой дом конца 1920-х годов к современному использованию, сочетая актуальные требования к качеству жизни с лаконичной эстетикой раннего модернизма. В этом авторам проекта реставрации помогла сантехника немецкого бренда Duravit.
Кирпич Terca из Эстонии – доступная европейская эстетика
Эстонский кирпич соединяет в себе местные традиции и высокотехнологичное производство мирового уровня под маркой Wienerberger. Технические преимущества облицовочного кирпича Terca особенно ценны в нашем северном климате – благодаря им фасады не потеряют своих эстетических качеств, а постройки будут долговечными.
Прочные основы декора. Методы Hilti для крепления стеклофибробетона
Методы HILTI позволяют украшать фасад сложными объемными формами, в том числе карнизами, капителями, кронштейнами и узорными панелями из стеклофибробетона, отлично имитируя массивные элементы из натурального камня и штукатурки при сравнительно меньшем весе и стоимости.
Дайте ванной право быть главной!
Mix&Match – простой и понятный инструмент для создания «журнального» дизайна ванной комнаты. Воспользуйтесь концепцией от Cersanit с десятками комбинаций плитки и керамогранита разного формата, цвета и фактуры для трендовых интерьеров в разных стилях. Идеально подобранные миксы гармонично дополнят вашу идею и помогут сократить время на создание проекта.
Современная архитектура управления освещением
В понимании большинства людей управлять освещением – это включать, выключать свет и менять яркость светильников с помощью настенных выключателей или дистанционных пультов. Но управление освещением гораздо глубже и масштабнее, чем вы могли себе представить.
Чистота по-австрийски
Самоочищающаяся штукатурка на силиконовой основе Baumit StarTop – новое поколение штукатурок, сохраняющих фасады чистыми.
Кто самый зеленый
14 небоскребов из разных частей света, которые достраиваются или планируются к реализации: уже не такие высокие, но непременно энергоэффективные и поражающие воображение.
Советы проектировщику: как выбрать плоттер в 2021 году
Совместно с компанией HP, лидером рынка широкоформатной печати, рассматриваем тенденции, новые программные и технические решения и формулируем современные рекомендации архитекторам и проектировщикам, которым требуется выбрать плоттер.
Energy Ice – стекло, прозрачное как лед
Energy Ice – новое мультифункциональное стекло, отличающееся максимальным светопропусканием. Попробуем разобраться, в чем преимущество новинки от компании AGC
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Башня превращается
Совместно с нашими партнерами, компанией «АЛЮТЕХ», начинаем серию обзоров актуальных тенденций высотного строительства. В первой подборке – 11 реализованных высоток со всего мира, демонстрирующих завидную приспособляемость к характерной для нашего времени быстрой смене жизненных стандартов и ценностей.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Сейчас на главной
Старые-новые арки
Напечатанный на 3D-принтере бетонный мост Striatus по проекту Zaha Hadid Architects и специалистов Высшей технической школы ETH Zürich благодаря своей традиционной сводчатой конструкции очень устойчив – в прямом и экологическом смысле.
Арт-трансформер
Art Barn, архив, хранилище работ и рисовальная студия британского скульптора Питера Рэндалла-Пейджа в холмах Девона, способен менять форму в зависимости от текущих нужд, а также сам себя обеспечивает электричеством. Автор проекта – Томас Рэндалл-Пейдж.
Тиана Плотникова: «Наша миссия – разработать user-friendly...
Говорим с основательницей стартапа Uflo – программы, помогающей конвертировать числовые данные в геометрию, о том, что побудило придумать проект, о карьере в крупных зарубежных компаниях и о страхах перед цифровыми технологиями
Связь с прошлым и будущим
Нидерландские мастерские Benthem Crouwel и West 8 выиграли конкурс на проект нового вокзала в Брно: этот архитектурный конкурс стал крупнейшим в истории Чехии.
Авторский надзор: мытьем да катаньем
Разговор на АрхПароходе 2021 со Стасом Горшуновым: о том, как ему удается добиваться качественной реализации проектов, какие проблемы приходится решать, когда жертвовать гонораром, а когда идти на компромиссы.
Образ прощания
Объект MAMA самарских архитекторов Дмитрия и Марии Храмовых стал единственным российским победителем конкурса фестиваля ландшафтных объектов SMACH2021, который проводится на северо-востоке Италии в Доломитовых Альпах.
Новое качество Личного
В Никола-Ленивце Калужской области в эти выходные проходит фестиваль Архстояние с темой «Личное». Главной постройкой фестиваля стал дом «Русское идеальное», спроектированный Сергеем Кузнецовым и реализованный компанией КРОСТ в короткие сроки. Рассматриваем дом и новые объекты Архстояния 2021.
«Место для всех»
Победителем международного конкурса на разработку концепции Приморской набережной в Сочи стал консорциум во главе с UNStudio.
Пресса: "Непостижимое решение". ЮНЕСКО отобрало у Ливерпуля...
ЮНЕСКО решило исключить Ливерпуль из своего Списка всемирного наследия, поскольку городские власти ведут активное строительство в районе доков и порта - архитектурного ансамбля, которое агентство ООН считало важнейшим памятником. В Ливерпуле такое решение называют "непостижимым" и надеются на его пересмотр.
Главный манифест конструктивизма
В Strelka Press выпущена основополагающая для отечественного авангарда книга Моисея Гинзбурга «Стиль и эпоха. Проблемы современной архитектуры» (1924): это совместный издательский проект Института «Стрелка» и Музея «Гараж». Публикуем главу «Конструкция и форма в архитектуре. Конструктивизм».
На берегу очень тихой реки
Проект благоустройства территории ЖК NOW в Нагатинской пойме выходит за рамки своих задач и напоминает скорее современный парк: с видовыми точками, набережной, разнообразными по настроению пространствами и продуманными сценариями «от 0 до 80».
Труд как добродетель
Вышла книга Леонтия Бенуа «Заметки о труде и о современной производительности вообще». Основная часть книги – дневниковые записи знаменитого петербургского архитектора Серебряного века, в которых автор без оглядки на коллег и заказчиков критикует современный ему архитектурно-строительный процесс. Написано – ну прямо как если бы сегодня. Книга – первое издание серии «Библиотека Диогена», затеянной главным редактором журнала «Проект Балтия» Владимиром Фроловым.
Стилисты села
Дизайн-код как способ привести небольшое поселение в порядок к юбилею или крупному событию: борьба с визуальным мусором, поиск духа места и унификация городских элементов.
Диалоги об образовании и карьере
Империалистический заказ и равнодушие к форме, необходимость доучить бывших студентов за свои деньги и скука формального обучения – дискуссия об архитектурном образовании на недавнем Архпароходе, как и многие разговоры на эту тему, местами была отмечена грустью, но не безнадежна и по-своему интересна. Публикуем выдержки из разговора, собранные одним из участников, архитектором и преподавателем Евгенией Репиной.
Плавная консоль
У здания банка в окрестностях ливанского города Сура нет привычных ограждений, а еще Domaine Public Architects удалось добавить в проект небольшую площадь.
Туман над Янцзы
В сети обсуждают новую ленд-арт-инсталляцию Григория Орехова Crossroads, «пешеходную зебру» проложенную художником по воде Москвы-реки 7 июля недалеко от Николиной горы. Рассматриваем несколько недавних работ Орехова – от «перекрестка» 2021 года на реке до «перекрестка» 2020 года в зеркалах «Черного куба», созданного в честь Казимира Малевича в Немчиновке.
Неоконюшня
На территории ВДНХ появится новый конноспортивный манеж: его авторы обращаются к традиционной для типологии форме и материалам, трактуя их как современный парковый павильон.
Еще один конструктор
В Мангейме началось строительство жилого комплекса по проекту MVRDV и производителя сборных домов Traumhaus. Он должен дать будущим обитателям максимум разнообразия и кастомизации по доступной цене, что в свою очередь позволит создать там живое сообщество соседей.
Градсовет Петербурга 15.07.2021
Архитекторы предложили обновить торговый центр в петербургском Купчино, вдохновляясь снежными пиками Балканских гор. Эксперты отнеслись к идее прохладно.
Галька на берегу
Проект аэропорта в Геленджике от АБ «Цимайло, Ляшенко и Партнеры» стал единственным российским победителем премии Architizer A+Awards 2021 года.
Стратегия преображения
Публикуем 8 проектов реконструкции построек послевоенного модернизма, реализованных за последние 15 лет Tchoban Voss Architekten и показанных в галерее AEDES на недавней выставке Re-Use. Попутно размышляя о продемонстрированных подходах к сохранению того, что закон сохранять не требует.
Ажурные узоры
Манчестерский Еврейский музей приобрел после реконструкции по проекту Citizens Design Bureau новый корпус с орнаментом на фасаде: он напоминает о культуре сефардов.