Пути аскезы

Малая сцена «Электротеатра Станиславский» развивает идеи, заложенные в архитектуре главного здания, в свете подчеркнуто-брутального лаконизма, а может быть даже «аскезы». В ее театральном понимании, конечно.

mainImg
Архитектор:
Дмитрий Ликин
Олег Шапиро
Мастерская:
WOWHAUS http://wowhaus.ru/
Проект:
Малая сцена «Электротеатра Станиславский»
Россия, Москва, Тверская ул., 23

Авторский коллектив:
Руководители бюро: Дмитрий Ликин и Олег Шапиро
Ведущий архитектор Дарья Мельник
ГИП: Ирина Ишунина

2014 — 2016 / 2017
0 Здание «Электротеатра Станиславский» – современная версия соименного драмтеатра, обновленного под руководством экспериментатора Бориса Юхананова – занимает важное место в портфолио бюро Wowhaus и по масштабу, и по значению. Реконструкцию главного здания архитекторы реализовали в рекордные сроки в 2014 году. Но работа над театральным комплексом продолжается, хотя и, по разным причинам, с несколько меньшей скоростью. Так, в сентябре 2016 театр открыл Малую сцену – небольшое автономное здание, предназначенное для режиссерских и актерских дебютов.​ Двор, расположенный между выходящим на Тверскую зданием 1915 года и новооткрытой Малой сценой, еще только предстоит реконструировать – реализация задержалась как из-за финансового кризиса, так и из-за необходимости переложить городскую теплотрассу во дворе – о чем мы уже рассказывали.​ Малая сцена разместилась, как и планировалось изначально, на месте реконструированной хозпостройки 1950-х в глубине двора, что задало четкие контуры посадки здания на генплане.
zooming
«Электротеатр Станиславский». Малая сцена © Wowhaus
Взаимосвязь театральных пространств. «Электротеатр Станиславский» © Wowhaus
План театрального комплекса. 2017 «Электротеатр Станиславский» © Wowhaus

Работа над проектом началась еще в 2014 году. Не то чтобы концепция Малой сцены с тех пор существенно изменилась, хотя кое-что из первоначальных замыслов пришлось скорректировать, а что-то дополнить. Так, по причине аварийности была разобрана труба бывшей котельной, которая сначала проходила сквозь здание малой сцены и в первоначальном варианте приходилось проектировать проход сквозь нее с усилением кладки. Пришлось отказаться от идеи использования цоколя – возведение цокольного этажа замедлило бы работы по реализации объекта, а отказ от него позволил уменьшить в том числе финансовые затраты, что в условиях кризиса стало также немаловажным. Не была реализованна интереснейшая идея раздвижной стены со стороны двора, что превращало бы его в летний зрительный зал при Малой сцене. В итоге было решено оставить только внутреннюю трансформирующуюся перегородку. «Корректировки приходилось вносить по мере появления новых условий и данных, что неизбежно для реконструкции, ­– рассказывает ведущий архитектор проекта Дарья Ионова-Мельник, – поэтому реализация здания Малой сцены заняла время, казалось бы, несоизмеримое с ее размерами».

Действительно, здание Малой сцены совсем невелико для самостоятельного театрального пространства: его общая площадь со всеми подсобными помещениями в двух ярусах сопоставима с площадью одной только коробки главной сцены театра: 460 м2 к 424. Объем здания Малой сцены – параллелепипед со сторонами примерно 30 на 10 м по внешнему контуру – а помещается в нем, фактически, автономный мини-театр. Помимо зала на 70-120 зрителей, балкона и двухъярусного фойе с буфетом оно вмещает санузлы, гардероб, артистическую, места для хранения костюмов и декораций, свето- и звукоаппаратные и другие необходимые служебные помещения. Поэтому высоту бывшего хозблока увеличили вдвое, что позволило устроить антресольный этаж и обеспечить сцену высоким технологическим потолком.
***
Устройство сцены
В здании Малой сцены реализованы все те же необходимые современному театру принципы открытости и трансформируемости, что и в главном зале Электротеатра – здесь так же не закреплены зрительские места, нет «коробки» сцены. Зрители могут сидеть либо вдоль длинной стены в одном уровне и рядом с актерами – для чего им нужно будет пройти сквозь двери фойе на первом этаже; либо, войдя в зал через второй ярус фойе, разместиться на установленных вдоль поперечной стены высоких театральных станках с креслами. «И хотя театр считал основным первый вариант, но по результатам первого года работы более востребованным оказался второй, тот, где на сцену смотрят сверху, – рассказывает Дарья Мельник – конечно все зависит от постановки и от видения режиссера».

Внешняя стена зрительского фойе стеклянная, поэтому для спектаклей с рассадкой зрителей через второй уровень на антресоли был продуман специальный занавес, который обеспечивает необходимую темноту и камерность. Когда верхний уровень фойе не задействован в спектакле, в шестиметровом проеме зала задвигается специальная трансформируемая мобильная перегородка с высокими акустическими свойствами, образуя тем самым стену. Для каждого из сценариев размещения публики Wowhaus предусмотрели несколько возможностей появления актеров на подмостках – дверей семь, в том числе и потайная на втором этаже. Помещение, в котором актеры ожидают своего выхода на сцену, тоже находится наверху, а благодаря системе рейлов служит еще и компактной костюмерной.

Зал было бы невозможно трансформировать полностью, если бы не бесконечное множество вариантов размещения декораций. Для этого был нужен особый функциональный каркас, который здесь, в отличие от главной сцены, не открыт для обозрения зрителей, а спрятан за серыми панелями обшивки стен сцены. «Это решетка с ячейками метр на метр, которая позволяет крепить декорации и свет в любом месте – в этой коробке можно делать вообще все, что угодно. Снаружи видны только небольшие отверстия, которые еще работают и как элементы дизайна. Но на самом деле за ними находятся металлические стойки и специальные втулки. Эта деталь крепления была разработана совместно с театральными художниками, чтобы она максимально отвечала их потребностям и, при необходимости, ее можно было бы легко заменить, если она когда-нибудь придет в негодность. В нее вкручивается любое оборудование, и деталь выдерживает вес до 200 килограммов», – объясняет ведущий архитектор проекта.
«Электротеатр Станиславский». Малая сцена, презентация © Wowhaus

Открытый потолок, в котором конструкции деревянных балок переплетены с системой технологических металлических штанкет – труб для подвесов светового оборудования – редкость для театрального зала. Деревянный структурный потолок служит также и декоративным элементом: перед началом спектакля, пока зрители рассаживаются по креслам, конструкции потолка акцентирует мягкая светодиодная подсветка. Металлические штанкеты образуют все ту же решетку с шагом метр на метр, позволяющую легко изменять сценическое освещение. При этом соблюдены противопожарные нормы – электроприборы везде отступают от деревянных конструкций на положенные 50 сантиметров.
zooming
«Электротеатр Станиславский». Малая сцена © Wowhaus
zooming
«Электротеатр Станиславский». Малая сцена © Wowhaus

На идею максимальной трансформации пространства работают не только стены с потолком, но и пол. Под ним находится полуметровое пространство с разводкой труб, а вровень с плоскостью покрытия выведены технологические люки по периметру стен.
***
 
Театральный бетон
Яркие постановки «Электротеатра» накладывают определенные ограничения на образное решение помещения – чтобы не вступать в конфликт с происходящим на сцене, оно должно быть визуально нейтральным, но не безликим. К тому же небольшая площадь коробки требовала использовать минимум элементов, в том числе и декоративных.

Так что приглушенный серый, как будто войлочный интерьер Малой сцены получился в духе шанхайского Poly Grand Theatre Тадао Андо. Влияния Андо в бюро не отрицают, но говорят, что вдохновлялись вовсе не театром, а галереей Пунта Догана. Помимо образной нейтральности и заветов театра Мейерхольда, «отменившего изобразительность», архитекторы руководствовались парадоксальным в применении к театральному пространству понятием «монастырское» – слово, чья семантика предельно далека от лицедейства, внезапно возникло в ходе обсуждений, и закрепилось, сформировав образный ряд, сутью которого стала аскеза как воплощение несколько брутального минимализма интерьеров Малой сцены.

Аскетичность проявляется прежде всего в минимальном количестве материалов отделки. Основной тон задают «бетонные» стены зала. Серые панели с характерными кружочками полностью окружают коробку сцены. С той лишь разницей, что они только имитируют бетон: панели фанерные, а кружочки-выемки это вовсе не следы опалубки, они скрывают выходы крепежа для декораций, о которых говорилось выше.
«Электротеатр Станиславский». Малая сцена © Wowhaus

Такая имитация продиктована акустическими требованиями к площадке. За резонирующей псевдобетонной обшивкой каркас заполнили базальтовым волокном, над техническим потолком установили панели Ecophone, двери обшили плотным пятимиллиметровым войлоком, но прежде стенам придали необходимую кривизну, учитывая оба варианта расположения зрителей. В результате новое театральное пространство в бывшей хозпостройке по акустическим показателям стало пригодно и для музыкальных постановок.

На стенах фойе за «бетонную» фактуру поверхностей отвечает декоративная штукатурка. «Бетон» дополнен черным цветом металлических конструкций: в зале это потолок, софиты, двери и зрительские сиденья, а в фойе круглая опора-колонна, переплеты витражей, поверхности дверей, пространство гардероба, каркас мебели. Серый цвет с черными прорисовками строг и холоден, но их сочетание оттеняет теплое дерево цвета «медовый дуб»: из него сделан пол сценической коробки и балки.
zooming
«Электротеатр Станиславский». Малая сцена © Wowhaus
«Электротеатр Станиславский». Малая сцена © Wowhaus © Wowhaus

Но главным деревянным элементом пространства становится лестница фойе. Она прорастает из серых «бетонных» поверхностей, занимая собой больше трети пространства, связывает два яруса и тем самым становится центральным элементом интерьера. Лестницу хорошо видно из двора сквозь стекло тамбура, она становится интригующим и организующим элементом, прямо-таки по правилам корбюзеанской архитектуры. Форма проста: спираль дифференцирована на три прямых отрезка, углы за редким исключением прямые, балюстрада глухая. Редкие детали – такие как углубленный в деревянную стену подсвеченный желобок поручня – на тактильном уровне напоминают, что мы находимся в «аскетичном», молодежном, но все-таки театре.
«Электротеатр Станиславский». Малая сцена © Wowhaus
«Электротеатр Станиславский». Малая сцена © Wowhaus
zooming
«Электротеатр Станиславский». Малая сцена © Wowhaus
zooming
«Электротеатр Станиславский». Малая сцена © Wowhaus
«Электротеатр Станиславский». Малая сцена © Wowhaus
zooming
«Электротеатр Станиславский». Малая сцена © Wowhaus

Подобный же семантический штрих – деревянная рама окна гардероба: в ней угадывается как консерватизм небольших провинциальных театров и кинотеатров, так и тонкая метафизическая ирония над пространством картины-гардероба в раме. Как будто зритель, сдавши пальто, передает его в некое иное субпространство, чем отгораживает себя от внешнего мира и погружается в театр. Но эта деталь с рамой – практически единственное, за что здесь может зацепиться интерпретатор.
«Электротеатр Станиславский». Малая сцена © Wowhaus
«Электротеатр Станиславский». Малая сцена © Wowhaus

В остальном Малая сцена выглядит так, будто ее очистили до базовых элементов, избавив от тяжести лишнего. В данном случае брутализм – театрален, он сам декорация, часть архитектурной «пьесы» здания, которое, с одной стороны, устраняется, тушуется, чтобы не мешать актерам и зрителям, а с другой – подчеркивает как подчиненный характер Малой сцены по отношению к более яркой главной, так и ее предназначение для ученических постановок и дебютов. Аскеза получается не спиритуалистическая и уж как минимум ни разу не церковная, а более простая и близкая – подчеркнутая бедность студента, начинающего профессионала, который терпит нужду сознательно: ради свободы творчества и ради собственного развития.
 
Строение 3 (Малая сцена), план на 0 отметке. «Электротеатр Станиславский» © Wowhaus
Строение 3 (Малая сцена), план по антресолям. «Электротеатр Станиславский» © Wowhaus
Малая сцена, поперечный разрез. «Электротеатр Станиславский» © Wowhaus
Строение 3 (Малая сцена), продольный разрез. «Электротеатр Станиславский» © Wowhaus
Архитектор:
Дмитрий Ликин
Олег Шапиро
Мастерская:
WOWHAUS http://wowhaus.ru/
Проект:
Малая сцена «Электротеатра Станиславский»
Россия, Москва, Тверская ул., 23

Авторский коллектив:
Руководители бюро: Дмитрий Ликин и Олег Шапиро
Ведущий архитектор Дарья Мельник
ГИП: Ирина Ишунина

2014 — 2016 / 2017

24 Мая 2017

Юлия Тарабарина

Авторы текста:

Наталья Мурадова, Юлия Тарабарина
WOWHAUS: другие проекты
Ледяной цветок
Конкурс на концепцию нового пространства Театра Камала в Казани завершился победой консорциума под лидерством Wowhaus. Рассказываем о проектах-призерах и показываем предложения финалистов.
Архитектура и ноосфера, или шесть идей для архитектора...
«Жизнь и судьба архитектурной идеи» – так называлось ток-шоу, цикл авторских выступлений архитекторов – участников АРХ-каталога, организованный в рамках деловой программы АРХ-Москвы. В нем приняли участие архитекторы Илья Заливухин, Юлий Борисов, Олег Шапиро, Константин Ходнев, Влад Савинкин и Владимир Кузьмин. Предлагаем вашему вниманию конспект дискуссии.
Полосатое решение
Об интерьерах ТЦ «Багратионовский» и немного об истории строительства одного из примеров смешанных общественно-торговых прострнаств нового типа, в последнее время популярных в Москве.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Социо-биология ландшафта
Список новых типологий общественных пространств и объектов вновь пополнился благодаря бюро Wowhaus. На этот раз команда предложила кардинально новый для России подход к созданию места общения людей и животных
Сеанс городской терапии
Новый вход в парк Горького с Ленинского проспекта, спроектированный и построенный архитекторами Wowhaus, продолжает заложенные когда-то теми же авторами тенденции раскрытия парка городу, хотя он и не чужд тонкого переосмысления его традиций.
Civitas ludens*
Тула, город суровых оружейников, получил новую набережную – релакс-пространство постиндустриального типа. Оно живо реагирует на все вызовы контекста, осмысляя их легко и непринужденно, как игру, а не нравоучение. Центр города «заиграл» – красками, пространством, множеством поведенческих вариантов. Ну и для детей масса необычных развлечений.
Шитье по контексту
Монорельс – транспортное или зрелищное сооружение? Обслуживание убыточно, для города он чемодан без ручки. Интерны Wowhaus поработали над проектом превращения монорельса в Моносад – гигантский (5 км) убранистический аттракцион, подхватывающий местные и городские сюжеты как функционально, так и образно.
10 аэропортов
В стране интенсивно строят и реконструируют здания аэропортов: российские и иностранные архитекторы, причем нередко интерьеры получаются интереснее наружности, а иногда и фасад неплох. Рассматриваем 7 построек и 3 проекта по следам круглого стола с Арх Москвы.
Красный парк
Бюро Wowhaus превратило парк в центре Москвы в замечательное пространство для отдыха и занятий спортом, где каждый найдет место для себя, следуя за ориентирами красного цвета.
На семи холмах
Семь инсталляций для фестиваля фейерверков в Москве, многоэтажный плот в Выксе – эти и другие проекты реализовала команда интернов четвертой интернатуры Wowhaus.
Рекультивация городского центра
Проект благоустройства набережной в центре Тулы включает очистку реки, создание музейного квартала, развитие пешеходных и визуальных связей, равно как и постиндустриальной экономики туристического центра. Он возвращает старому городу структуру столетней давности, переосмысленную с учетом принципов современной урбанистики.
Мир радости
Вторая очередь Городской фермы на ВДНХ дополнила ландшафтно-архитектурный ансамбль сразу несколькими постройками, обыгрывающими характерный ассоциативный подход к созданию тематических павильонов.
ДК поколения Y
Архитекторы Wowhaus завершили строительство Инновационно-культурного центра в Калуге. Несмотря на то, что программа в процессе проектирования менялась со скоростью устаревания инноваций, архитекторам удалось справиться с ситуацией, превратив здание в плотный «узел» разнообразных культурных и спортивных пространств с гибким функционалом.
Уникальное общее
Представляем видеозапись круглого стола, проведенного Archi.ru на АРХ МОСКВА NEXT! В разговоре о новых форматах общественных пространств и методиках их создания приняли участие представители ведущих архитектурных бюро Москвы.
Политех паркового периода
Множество мостов, амфитеатр и перекладка секретных сетей: о том, как архитекторы Wowhaus переработали концепцию благоустройства территории Политехнического музея, предложенную в 2011 Дзьюнья Исигами.
Музейная экспансия
Публикуем статью историка архитектуры Марины Хрусталевой о стратегиях развития московских и петербуржских музеев, опубликованную в тематическом номере журнала «Проект Россия» – «Культура» (№ 80, июнь 2016).
Подсчёт по осени
Прошедшей осенью и в конце лета 2016 издано шесть монографий известных архитектурных мастерских: ADM, UNK project, Wowhaus, Арт-Бля, бюро Евгения Герасимова, Цимайло & Ляшенко. Рассказываем обо всех.
Территория коммуникации
Новый офис бюро Wowhaus в Центре дизайна и архитектуры Artplay – не только максимально удобное рабочее пространство, но и воплощение творческих принципов архитекторов, их понимания философии общественной территории.
Убежище для Шекспира
Разговор с победителем конкурса «Дом для Шекспира», архитектором бюро Wowhaus Есбергеном Сабитовым и руководителем мастерской Олегом Шапиро о том, как башня стала домом для великого драматурга.
Похожие статьи
Рельеф как логотип
В основе проекта выставочного павильона для Чунцина – абрис стрелки Янцзы и Цзялинцзян – рек, на которых стоит город.
Terra incognita
Гостиничный комплекс на 800 номеров, спроектированный Гинзбург Архитектс, предлагает Анапе фрагмент упорядоченной городской среды, сохраняющей курортный дух. Авторы уходят от традиционных белых фасадов, обращаясь к античному периоду истории места и даже архаике, находя вдохновение в цвете красной глины и простых, но легких формах.
Школы замкнутого цикла
Архитекторы OMA разработали деревянную модульную систему для сборных школьных зданий в Амстердаме: это позволит оперативно ликвидировать недостачу образовательных учреждений, оставшись при этом в рамках экономики замкнутого цикла.
Ковчег культуры
В качестве источников вдохновения для проекта культурного центра L’Arche в городке Вильрю парижское бюро K architectures выбрало Колизей и легендарную виллу Малапарте на острове Капри.
У подножия гор
Для высотного комплекса Upside Towers бюро GAFA подготовило проект благоустройства, который преследует три основные цели: подарить жителям небоскребов ощущение природного изобилия, соответствовать амбициям будущего «дублера Сити», а также скрыть вид на утилитарную площадку подстанции.
На работе как дома
Бывший магазин строительных товаров в Барселоне превратился в коворкинг «домашнего» формата по проекту Daniel Modòl urbanism+architecture.
Сложные условия
Архитекторы KCAP выиграли конкурс на проект жилого комплекса под Цюрихом. Речь шла о непростом окружении: промзонах и шоссе, а также заходящих на посадку самолетах.
В тон птичьего оперения
Работая над фасадами среднеэтажного жилого района в Одинцовском городском округе, архитекторы компании GENPRO скорректировали целый ряд особенностей объемно-пространственного построения, доставшихся им без права изменения, «декоративными» средствами, прежде всего, орнаментальной кирпичной кладкой, в том числе глазурованного кирпича и ритмом окон. А отправной точкой в поиске колористики послужило оперение подмосковных птиц.
Танцы с вулканом
Бюро MAD представило свой первый проект в Южной Америке: многофункциональная башня станет самым высоким зданием столицы Эквадора – Кито.
Сбалансированное решение
Жилой комплекс Balance на Рязанском проспекте – один из масштабных, сравнительно экономных московских комплексов. Его первая очередь уже построена и благоустроена, работа с другими в процессе. Тем не менее он наделен целостной внутренней логикой, которая основана на равновесии функций, высотности, даже образного и объемно-пространственного построения. Предложенные решения узнаваемы и лаконичны, так что каждое из них авторы свели к графическому «логотипу». Чтобы увидеть все – надо долистать до конца.
Каменные кубики
Многоквартирный дом Ziel для Монтевидео, спроектированный MVRDV, задуман как серия облицованных камнем разных пород блоков-вилл.
Деревянный треугольник
Новая штаб-квартира чешской деревообрабатывающей компании Kloboucká lesní от бюро Mjölk наглядно демонстрирует экологически безопасный подход к ведению подобного рода бизнеса в современном мире.
Свято место
Архитекторы АБ ASADOV взялись в Омске за очень сложную задачу: концепцию общественно-жилого комплекса с реконструкцией здания первой в городе ТЭЦ, прямо у границы бывшей омской крепости. Для этой территории было сделано уже немало проектов, а дискуссия вокруг жилой функции участка идет очень ожесточенная. Рассматриваем проект, его суть – в развитии городской ткани среднего масштаба, подходящей для исторического центра. Изучаем и дискуссию. Вот что интересно: спасет она место или погубит?
«Устойчивая» жизнь
В Нанкине строится многофункциональный комплекс по проекту UNStudio, где собраны вместе офисы, жилье, филиал знаменитого арт-центра и общественные пространства у воды.
Дом-диплом
Студенты-магистры Каталонского института прогрессивной архитектуры (IAAC) в качестве дипломной работы спроектировали и реализовали павильон из инженерного дерева для наблюдения за фауной в барселонском природном парке Кольсерола.
Библиотека-базилика
Бюро Wutopia Lab превратило недостроенное здание по проекту Дэвида Чипперфильда в самую популярную библиотеку в Шанхае.
Занавес на парижском «болоте»
Жак Муссафир реконструировал небольшое здание 1970-х в историческом квартале Марэ в Париже: банальный уличный фасад получил подвижный многосоставный занавес с древовидным рисунком от нидерландской студии Inside Outside.
Грот многоликий
Небольшое, на первый взгляд невзрачное, полуразрушевшееся и даже не очень древнее здание – Грот в Саду имени Баумана – АБ «Народный архитектор» отреставрировало со всей тщательностью, применимой к памятнику наследия. Сохранили романтическую привлекательность руины, добавили медийное содержание, исследовали каскадный фонтан, который, как оказалось полностью сохранился. Это целая история, рассказываем.
Первый среди равных
Здание детского сада в Белоярском – не просто еще один пример современного образовательного пространства. Его проектирование началось давно, расположен он на Крайнем Севере, и еще он государственный, подчиняется нормативам, и на стройке пришлось экономить (ну да это как всегда). Но форма получилась актуальной, планировки современными, по ощущениям – он очень свеж. Проект планируют тиражировать.
Дворец под фонтаном
Завершилась реконструкция дворца-музея Лоо в нидерландском Апелдорне: бюро KAAN разместило под центральным двором торжественные залы, не уступающие историческим, а во дворе – фонтан.
Подводный велобульвар
У Центрального вокзала в Амстердаме, на реке Эй открылась подводная парковка на 4000 велосипедов: ее кровля одновременно служит общественным пространством. Авторы проекта – бюро VenhoevenCS.
Республика детей
Проектируя школу в Картмазово, бюро GAFA исходило из детского восприятия городской среды: башни жилого комплекса, к которому относится учебное заведение, превращаются в «донжоны» и «колокольни», а само здание школы – в средневековый отчасти «вернакулярный» квартал у подножия крепостных стен.  
Кольца для зоозащиты
Павильоны по проекту Atelier Ping Jiang | EID Arch в Чэнду созданы как комфортная среда обитания для больших панд и одновременно удобны исследователям и любителям животных.
Технологии и материалы
МАФы «Хоббики»: от чугунных до умных
«Хоббика» производит малые архитектурные формы с 2008 года. Директор компании Максим Артеменко рассказал Архи.ру о пути от гаража до металло- и деревообрабатывающего цехов, сотрудничестве с архитекторами, а также о последних трендах. Все популярнее становятся авторские и крупные формы – беседки и навесы, а на подходе скамейки и урны, собирающие статистику.
Кирпичная перспектива
Компания «КИРИЛЛ» представит на «АРХ Москве» стенд с инсталляциями из ригельных кирпичей Кирово-Чепецкого завода, как размышление на главную тему фестиваля
Временно постоянное
Американское бюро Ennead Architects завершило реставрацию купола собора Иоанна Богослова в Нью-Йорке. Уникальная конструкция получила защитную оболочку из меди.
Проект Knauf Ceiling Solutions – знаменитая израильская клиника...
Команда Knauf Ceiling Solutions предложила для филиала клиники «Хадасса» в Москве неизменно функциональные и одновременно с тем разнообразные потолочные системы. Каждая из них даёт исчерпывающий ответ на конкретный запрос прогрессивного медицинского учреждения, а в комплексе они помогают сформировать оптимальные интерьеры, в которых комфортно всем: и персоналу, и пациентам.
От радиоприемников до фасадов музея: изобретателю...
В XX веке HPL-пластик совершил революцию в дизайне! С Formica работают звездные архитектурные бюро Фрэнка Гери, Бернара Чуми, Рафаэля Виньоли, Захи Хадид, Нормана Фостера, а каждый сезон появляются новые поверхности, декоры, задающие тренды в оформлении частных и общественных интерьеров.
Изящная и легкая
Технология 3D-печати, разработанная в Мичиганском университете, позволила уменьшить вес бетонной конструкции на 72%, сохранив ее прочность.
7 правил уличной мебели
В чем польза и важность уличной мебели? Достаточно ли сделать ее красивой, чтобы люди чувствовали себя комфортно? Разбираемся в теме вместе с компанией «Хоббика» – ведущим производителем мафов для городского благоустройства
Свет для будущих поколений
Компания SWG | Светодиодное освещение оборудовала специализированную учебную лабораторию при Московском государственном строительном университете и запустила совместную с вузом программу обучения профессионалов интерьерного освещения.
Благородный металл
Сегодня парадные лобби жилых комплексов – это отдельное произведение дизайнерского искусства. Рассказываем, как в их оформлении используется продукция компании HÖGER – производителя уникальных интерьерных деталей из металла
Компания Hilti усиливает локальное производство
Øglaend System, подразделение группы компаний Hilti, производит кабеленесущие системы, которые можно использовать на объектах любой сложности: от нефтяных платформ до торговых центров. Генеральный директор Дмитрий Клименко рассказал Архи.ру о расширении производства в Санкт-Петербурге и запуске новых линеек для фасадных систем Hilti.
Скрафтить площадку
На примере игровых комплексов «Хоббики» – лидера в производстве уличной мебели – рассказываем, в чем преимущества крафтового подхода к оборудованию детских площадок
Приглашение на танец
Компания «Новые Горизонты» разработала несколько серий игровых комплексов, которые можно адаптировать под особенности той или иной площадки. Рассказываем о гибкости решений на примере комплекса «Танцующие домики».
Формула надежности. Инновационная фасадная система...
В компании HILTI нашли оригинальное решение для повышения надежности фасадов, в особенности с большими относами облицовки от несущего основания. Пилоны, пилястры и каннелюры теперь можно выполнять без существенного увеличения бюджета, но не в ущерб прочности и надежности
МасТТех: успехи 2022 года
Кроме каталога готовой продукции, холдинг МасТТех и конструкторское бюро предприятия предлагают разработку уникальных решений. Срок создания и внедрения составляет 4-5 недель – самый короткий на рынке светопрозрачных конструкций!
ROCKWOOL: высокий стандарт на всех континентах
Использование изоляционных материалов компании ROCKWOOL при строительстве зданий и сооружений по всему миру является показателем их качества и надежности.
Как применяется каменная вата в знаковых объектах для решения нетривиальных задач – читайте в нашем обзоре.
Сейчас на главной
Образцовая адаптация
В Новосибирске завершилось строительство школы, проект которой имеет шансы стать новым стандартом для образовательных учреждений. Бюро SVESMI и компания Брусника начали с проработки технического задания, отвечающего современным педагогическим практикам, а затем предложили оптимальную планировку, универсальные помещения и сдержанный, но выразительный облик в духе амстердамского объединения.
Пресса: Архитектура под санкциями: что стало с проектами ушедших...
За последний год многие именитые архитектурные бюро заявили о приостановке деятельности в России. По большинству из проектов иностранные архитекторы выполнили основную часть работы, но некоторым пришлось искать замену.
Микроблагоустройство
Пять проектов, которые меняют городские пространства малыми средствами: студенческий дворик, пандус для любителей шведской ходьбы, площадь рек, дворик с птицами и асфальтовый памп.
Нейрокапром или как сделать плохо специально
Преподаватели и студенты кафедры средового дизайна РАНХиГС провели эксперимент с нейросетью Stable Diffusion, пытаясь воспроизвести вернакулярную архитектуру, советский модернизм и капром. Результаты интересные: чем более обыденна архитектура, тем реальнее ее «слепки», а вот капром искусственному интеллекту пока что не по зубам. Предлагаем убедиться.
Здание на все случаи жизни
В Амстердамском научном парке открылся корпус офисов и лабораторий Matrix ONE по проекту MVRDV. Он рассчитан на будущие изменения функции, минимальное потребление ресурсов, а в конце срока службы – на вторичное использование его компонентов.
Пресса: Черная, кубическая, на воде: в Казани обсуждают новый...
Страсти вокруг Соборной мечети продолжают кипеть в Казани. После того, как недавно стало известно о перемене места для строительства грандиозного сооружения, внезапно возник и новый проект мечети, представленный на выставке в Москве. Как заявили столичные архитекторы - авторы проекта, на котором мечеть представлена в виде стоящего на воде черного параллелепипеда, их творение уже одобрил глава Татарстана Рустам Минниханов.
Прямая кривая
В последний день мая в Москве откроется биеннале уличного искусства Артмоссфера. Один из участников Филипп Киценко рассказывает, почему архитектору интересно участвовать в городских фестивалях, а также показывает свой арт-объект на Таможенном мосту.
Арх Москва 2023: впечатления
Арх Москва, как никогда большая, завершила свою работу. Темой этого года стали «Перспективы», которые многие участники связали с цифровым ренессансом. Во время работы выставки мы активно освещали ее в социальных сетях, а теперь собрали все наблюдения в одном материале.
Белый верх, черный низ
Тотан Кузембаев показывает на Арх Москве юбилейную выставку в честь своего 70-летия. Она состоит из графических работ на стендах форме латинской цифры X и, как солнечные часы, отсчитывает время. Публикуем текст Андрея Иванова – давнего исследователя творчества Тотана, – с авторским взглядом на выставку.
Рельеф как логотип
В основе проекта выставочного павильона для Чунцина – абрис стрелки Янцзы и Цзялинцзян – рек, на которых стоит город.
Пресса: Синхронизация таланта и реальности: топ-30 самых успешных...
Оценивать и описывать архитектурные бюро с точки зрения бизнеса оказалось непросто, но увлекательно. Исследовательская команда F Research погрузилась в изучение критериев успеха в индустрии и сбор данных. Результатом стал ренкинг — топ-30 самых успешных архитектурных бюро столицы.
Линия Елизаветы
Александр Змеул – автор, который давно и профессионально занимается историей и проблематикой архитектуры метро и транспорта в целом, – рассказывает о новой лондонской Линии Елизаветы. Она открылась ровно год назад, в нее входит ряд станцией, реализованных ранее, а новые проектировали, в том числе, Гримшо, Вилкинсон и Мак Аслан. В каких-то подходах она схожа, а в чем-то противоположна мега-проектам развития московского транспорта. Внимание – на сравнение.
Школы замкнутого цикла
Архитекторы OMA разработали деревянную модульную систему для сборных школьных зданий в Амстердаме: это позволит оперативно ликвидировать недостачу образовательных учреждений, оставшись при этом в рамках экономики замкнутого цикла.
Тезисы Арх Москвы
За спецпроект Арх Москвы «Тезисы» в этом году отвечает бюро GAFA. Посетителей ждут восемь архитектурных инсталляций, которые раскроют основную тему выставки «Перспективы» под новым углом. Кураторы срежиссировали интересные коллаборации и обещают «огненный идеологический коктейль».
Terra incognita
Гостиничный комплекс на 800 номеров, спроектированный Гинзбург Архитектс, предлагает Анапе фрагмент упорядоченной городской среды, сохраняющей курортный дух. Авторы уходят от традиционных белых фасадов, обращаясь к античному периоду истории места и даже архаике, находя вдохновение в цвете красной глины и простых, но легких формах.
Ковчег культуры
В качестве источников вдохновения для проекта культурного центра L’Arche в городке Вильрю парижское бюро K architectures выбрало Колизей и легендарную виллу Малапарте на острове Капри.
На работе как дома
Бывший магазин строительных товаров в Барселоне превратился в коворкинг «домашнего» формата по проекту Daniel Modòl urbanism+architecture.
Бетонные опоры
Архитектурный фотограф Ольга Алексеенко рассказывает о спецпроекте «Москва на стройке», запланированном в рамках Арх Москвы.
Что приготовила Арх Москва
Главная архитектурная выставка столицы в этом году пройдет в Гостином дворе с 24 по 27 мая. Рассказываем о том, что нового ждет посетителей и чем можно будет заняться. Онлайн-трансляции в этот раз не планируется, поэтому всем рекомендуем поприсутствовать лично.
У подножия гор
Для высотного комплекса Upside Towers бюро GAFA подготовило проект благоустройства, который преследует три основные цели: подарить жителям небоскребов ощущение природного изобилия, соответствовать амбициям будущего «дублера Сити», а также скрыть вид на утилитарную площадку подстанции.
Сложные условия
Архитекторы KCAP выиграли конкурс на проект жилого комплекса под Цюрихом. Речь шла о непростом окружении: промзонах и шоссе, а также заходящих на посадку самолетах.
ЛДМ: быть или не быть?
В преддверии петербургского Совета по сохранению наследия в редакцию Архи.ру пришла статья-апология, написанная в защиту Ленинградского дворца молодежи, которому вместо включения в Перечень выявленных памятников грозит снос. Благодарим автора Алину Заляеву и публикуем материал полностью.
В тон птичьего оперения
Работая над фасадами среднеэтажного жилого района в Одинцовском городском округе, архитекторы компании GENPRO скорректировали целый ряд особенностей объемно-пространственного построения, доставшихся им без права изменения, «декоративными» средствами, прежде всего, орнаментальной кирпичной кладкой, в том числе глазурованного кирпича и ритмом окон. А отправной точкой в поиске колористики послужило оперение подмосковных птиц.
Келья для кофе
Намеренно аскетичная и умиротворяющая кофейня в Новороссийске с наливными полами, мебелью из бетона и разнообразными вариантами освещения: от имитации восхода до бликов воды.
«Пражский дневник»
По приглашению Пражского института планирования и развития архитектурный фотограф Иван Баан неделю снимал чешскую столицу – часто с неожиданных ракурсов. Получившаяся серия сейчас составила выставку.
Палата искусств
Культурный центр, отсылающий к салонам XIX века, расположился под белокаменными сводами Палат Хамовного двора. Авторы проекта использовали мебель с историей и работали с локальными мастерами.