Пути аскезы

Малая сцена «Электротеатра Станиславский» развивает идеи, заложенные в архитектуре главного здания, в свете подчеркнуто-брутального лаконизма, а может быть даже «аскезы». В ее театральном понимании, конечно.

mainImg
Архитектор:
Дмитрий Ликин
Олег Шапиро
Мастерская:
WOWHAUS http://wowhaus.ru/
Проект:
Малая сцена «Электротеатра Станиславский»
Россия, Москва, Тверская ул., 23

Авторский коллектив:
Руководители бюро: Дмитрий Ликин и Олег Шапиро
Ведущий архитектор Дарья Мельник
ГИП: Ирина Ишунина

2014 — 2016 / 2017
Здание «Электротеатра Станиславский» – современная версия соименного драмтеатра, обновленного под руководством экспериментатора Бориса Юхананова – занимает важное место в портфолио бюро Wowhaus и по масштабу, и по значению. Реконструкцию главного здания архитекторы реализовали в рекордные сроки в 2014 году. Но работа над театральным комплексом продолжается, хотя и, по разным причинам, с несколько меньшей скоростью. Так, в сентябре 2016 театр открыл Малую сцену – небольшое автономное здание, предназначенное для режиссерских и актерских дебютов.​ Двор, расположенный между выходящим на Тверскую зданием 1915 года и новооткрытой Малой сценой, еще только предстоит реконструировать – реализация задержалась как из-за финансового кризиса, так и из-за необходимости переложить городскую теплотрассу во дворе – о чем мы уже рассказывали.​ Малая сцена разместилась, как и планировалось изначально, на месте реконструированной хозпостройки 1950-х в глубине двора, что задало четкие контуры посадки здания на генплане.
zooming
«Электротеатр Станиславский». Малая сцена © Wowhaus
Взаимосвязь театральных пространств. «Электротеатр Станиславский» © Wowhaus
План театрального комплекса. 2017 «Электротеатр Станиславский» © Wowhaus

Работа над проектом началась еще в 2014 году. Не то чтобы концепция Малой сцены с тех пор существенно изменилась, хотя кое-что из первоначальных замыслов пришлось скорректировать, а что-то дополнить. Так, по причине аварийности была разобрана труба бывшей котельной, которая сначала проходила сквозь здание малой сцены и в первоначальном варианте приходилось проектировать проход сквозь нее с усилением кладки. Пришлось отказаться от идеи использования цоколя – возведение цокольного этажа замедлило бы работы по реализации объекта, а отказ от него позволил уменьшить в том числе финансовые затраты, что в условиях кризиса стало также немаловажным. Не была реализованна интереснейшая идея раздвижной стены со стороны двора, что превращало бы его в летний зрительный зал при Малой сцене. В итоге было решено оставить только внутреннюю трансформирующуюся перегородку. «Корректировки приходилось вносить по мере появления новых условий и данных, что неизбежно для реконструкции, ­– рассказывает ведущий архитектор проекта Дарья Ионова-Мельник, – поэтому реализация здания Малой сцены заняла время, казалось бы, несоизмеримое с ее размерами».

Действительно, здание Малой сцены совсем невелико для самостоятельного театрального пространства: его общая площадь со всеми подсобными помещениями в двух ярусах сопоставима с площадью одной только коробки главной сцены театра: 460 м2 к 424. Объем здания Малой сцены – параллелепипед со сторонами примерно 30 на 10 м по внешнему контуру – а помещается в нем, фактически, автономный мини-театр. Помимо зала на 70-120 зрителей, балкона и двухъярусного фойе с буфетом оно вмещает санузлы, гардероб, артистическую, места для хранения костюмов и декораций, свето- и звукоаппаратные и другие необходимые служебные помещения. Поэтому высоту бывшего хозблока увеличили вдвое, что позволило устроить антресольный этаж и обеспечить сцену высоким технологическим потолком.
***
Устройство сцены
В здании Малой сцены реализованы все те же необходимые современному театру принципы открытости и трансформируемости, что и в главном зале Электротеатра – здесь так же не закреплены зрительские места, нет «коробки» сцены. Зрители могут сидеть либо вдоль длинной стены в одном уровне и рядом с актерами – для чего им нужно будет пройти сквозь двери фойе на первом этаже; либо, войдя в зал через второй ярус фойе, разместиться на установленных вдоль поперечной стены высоких театральных станках с креслами. «И хотя театр считал основным первый вариант, но по результатам первого года работы более востребованным оказался второй, тот, где на сцену смотрят сверху, – рассказывает Дарья Мельник – конечно все зависит от постановки и от видения режиссера».

Внешняя стена зрительского фойе стеклянная, поэтому для спектаклей с рассадкой зрителей через второй уровень на антресоли был продуман специальный занавес, который обеспечивает необходимую темноту и камерность. Когда верхний уровень фойе не задействован в спектакле, в шестиметровом проеме зала задвигается специальная трансформируемая мобильная перегородка с высокими акустическими свойствами, образуя тем самым стену. Для каждого из сценариев размещения публики Wowhaus предусмотрели несколько возможностей появления актеров на подмостках – дверей семь, в том числе и потайная на втором этаже. Помещение, в котором актеры ожидают своего выхода на сцену, тоже находится наверху, а благодаря системе рейлов служит еще и компактной костюмерной.

Зал было бы невозможно трансформировать полностью, если бы не бесконечное множество вариантов размещения декораций. Для этого был нужен особый функциональный каркас, который здесь, в отличие от главной сцены, не открыт для обозрения зрителей, а спрятан за серыми панелями обшивки стен сцены. «Это решетка с ячейками метр на метр, которая позволяет крепить декорации и свет в любом месте – в этой коробке можно делать вообще все, что угодно. Снаружи видны только небольшие отверстия, которые еще работают и как элементы дизайна. Но на самом деле за ними находятся металлические стойки и специальные втулки. Эта деталь крепления была разработана совместно с театральными художниками, чтобы она максимально отвечала их потребностям и, при необходимости, ее можно было бы легко заменить, если она когда-нибудь придет в негодность. В нее вкручивается любое оборудование, и деталь выдерживает вес до 200 килограммов», – объясняет ведущий архитектор проекта.
«Электротеатр Станиславский». Малая сцена, презентация © Wowhaus

Открытый потолок, в котором конструкции деревянных балок переплетены с системой технологических металлических штанкет – труб для подвесов светового оборудования – редкость для театрального зала. Деревянный структурный потолок служит также и декоративным элементом: перед началом спектакля, пока зрители рассаживаются по креслам, конструкции потолка акцентирует мягкая светодиодная подсветка. Металлические штанкеты образуют все ту же решетку с шагом метр на метр, позволяющую легко изменять сценическое освещение. При этом соблюдены противопожарные нормы – электроприборы везде отступают от деревянных конструкций на положенные 50 сантиметров.
zooming
«Электротеатр Станиславский». Малая сцена © Wowhaus
zooming
«Электротеатр Станиславский». Малая сцена © Wowhaus

На идею максимальной трансформации пространства работают не только стены с потолком, но и пол. Под ним находится полуметровое пространство с разводкой труб, а вровень с плоскостью покрытия выведены технологические люки по периметру стен.
***
 
Театральный бетон
Яркие постановки «Электротеатра» накладывают определенные ограничения на образное решение помещения – чтобы не вступать в конфликт с происходящим на сцене, оно должно быть визуально нейтральным, но не безликим. К тому же небольшая площадь коробки требовала использовать минимум элементов, в том числе и декоративных.

Так что приглушенный серый, как будто войлочный интерьер Малой сцены получился в духе шанхайского Poly Grand Theatre Тадао Андо. Влияния Андо в бюро не отрицают, но говорят, что вдохновлялись вовсе не театром, а галереей Пунта Догана. Помимо образной нейтральности и заветов театра Мейерхольда, «отменившего изобразительность», архитекторы руководствовались парадоксальным в применении к театральному пространству понятием «монастырское» – слово, чья семантика предельно далека от лицедейства, внезапно возникло в ходе обсуждений, и закрепилось, сформировав образный ряд, сутью которого стала аскеза как воплощение несколько брутального минимализма интерьеров Малой сцены.

Аскетичность проявляется прежде всего в минимальном количестве материалов отделки. Основной тон задают «бетонные» стены зала. Серые панели с характерными кружочками полностью окружают коробку сцены. С той лишь разницей, что они только имитируют бетон: панели фанерные, а кружочки-выемки это вовсе не следы опалубки, они скрывают выходы крепежа для декораций, о которых говорилось выше.
«Электротеатр Станиславский». Малая сцена © Wowhaus

Такая имитация продиктована акустическими требованиями к площадке. За резонирующей псевдобетонной обшивкой каркас заполнили базальтовым волокном, над техническим потолком установили панели Ecophone, двери обшили плотным пятимиллиметровым войлоком, но прежде стенам придали необходимую кривизну, учитывая оба варианта расположения зрителей. В результате новое театральное пространство в бывшей хозпостройке по акустическим показателям стало пригодно и для музыкальных постановок.

На стенах фойе за «бетонную» фактуру поверхностей отвечает декоративная штукатурка. «Бетон» дополнен черным цветом металлических конструкций: в зале это потолок, софиты, двери и зрительские сиденья, а в фойе круглая опора-колонна, переплеты витражей, поверхности дверей, пространство гардероба, каркас мебели. Серый цвет с черными прорисовками строг и холоден, но их сочетание оттеняет теплое дерево цвета «медовый дуб»: из него сделан пол сценической коробки и балки.
zooming
«Электротеатр Станиславский». Малая сцена © Wowhaus
«Электротеатр Станиславский». Малая сцена © Wowhaus © Wowhaus

Но главным деревянным элементом пространства становится лестница фойе. Она прорастает из серых «бетонных» поверхностей, занимая собой больше трети пространства, связывает два яруса и тем самым становится центральным элементом интерьера. Лестницу хорошо видно из двора сквозь стекло тамбура, она становится интригующим и организующим элементом, прямо-таки по правилам корбюзеанской архитектуры. Форма проста: спираль дифференцирована на три прямых отрезка, углы за редким исключением прямые, балюстрада глухая. Редкие детали – такие как углубленный в деревянную стену подсвеченный желобок поручня – на тактильном уровне напоминают, что мы находимся в «аскетичном», молодежном, но все-таки театре.
«Электротеатр Станиславский». Малая сцена © Wowhaus
«Электротеатр Станиславский». Малая сцена © Wowhaus
zooming
«Электротеатр Станиславский». Малая сцена © Wowhaus
zooming
«Электротеатр Станиславский». Малая сцена © Wowhaus
«Электротеатр Станиславский». Малая сцена © Wowhaus
zooming
«Электротеатр Станиславский». Малая сцена © Wowhaus

Подобный же семантический штрих – деревянная рама окна гардероба: в ней угадывается как консерватизм небольших провинциальных театров и кинотеатров, так и тонкая метафизическая ирония над пространством картины-гардероба в раме. Как будто зритель, сдавши пальто, передает его в некое иное субпространство, чем отгораживает себя от внешнего мира и погружается в театр. Но эта деталь с рамой – практически единственное, за что здесь может зацепиться интерпретатор.
«Электротеатр Станиславский». Малая сцена © Wowhaus
«Электротеатр Станиславский». Малая сцена © Wowhaus

В остальном Малая сцена выглядит так, будто ее очистили до базовых элементов, избавив от тяжести лишнего. В данном случае брутализм – театрален, он сам декорация, часть архитектурной «пьесы» здания, которое, с одной стороны, устраняется, тушуется, чтобы не мешать актерам и зрителям, а с другой – подчеркивает как подчиненный характер Малой сцены по отношению к более яркой главной, так и ее предназначение для ученических постановок и дебютов. Аскеза получается не спиритуалистическая и уж как минимум ни разу не церковная, а более простая и близкая – подчеркнутая бедность студента, начинающего профессионала, который терпит нужду сознательно: ради свободы творчества и ради собственного развития.
 
Строение 3 (Малая сцена), план на 0 отметке. «Электротеатр Станиславский» © Wowhaus
Строение 3 (Малая сцена), план по антресолям. «Электротеатр Станиславский» © Wowhaus
Малая сцена, поперечный разрез. «Электротеатр Станиславский» © Wowhaus
Строение 3 (Малая сцена), продольный разрез. «Электротеатр Станиславский» © Wowhaus
Архитектор:
Дмитрий Ликин
Олег Шапиро
Мастерская:
WOWHAUS http://wowhaus.ru/
Проект:
Малая сцена «Электротеатра Станиславский»
Россия, Москва, Тверская ул., 23

Авторский коллектив:
Руководители бюро: Дмитрий Ликин и Олег Шапиро
Ведущий архитектор Дарья Мельник
ГИП: Ирина Ишунина

2014 — 2016 / 2017

24 Мая 2017

Юлия Тарабарина

Авторы текста:

Наталья Мурадова, Юлия Тарабарина
WOWHAUS: другие проекты
Архитектура и ноосфера, или шесть идей для архитектора...
«Жизнь и судьба архитектурной идеи» – так называлось ток-шоу, цикл авторских выступлений архитекторов – участников АРХ-каталога, организованный в рамках деловой программы АРХ-Москвы. В нем приняли участие архитекторы Илья Заливухин, Юлий Борисов, Олег Шапиро, Константин Ходнев, Влад Савинкин и Владимир Кузьмин. Предлагаем вашему вниманию конспект дискуссии.
Полосатое решение
Об интерьерах ТЦ «Багратионовский» и немного об истории строительства одного из примеров смешанных общественно-торговых прострнаств нового типа, в последнее время популярных в Москве.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Социо-биология ландшафта
Список новых типологий общественных пространств и объектов вновь пополнился благодаря бюро Wowhaus. На этот раз команда предложила кардинально новый для России подход к созданию места общения людей и животных
Сеанс городской терапии
Новый вход в парк Горького с Ленинского проспекта, спроектированный и построенный архитекторами Wowhaus, продолжает заложенные когда-то теми же авторами тенденции раскрытия парка городу, хотя он и не чужд тонкого переосмысления его традиций.
Civitas ludens*
Тула, город суровых оружейников, получил новую набережную – релакс-пространство постиндустриального типа. Оно живо реагирует на все вызовы контекста, осмысляя их легко и непринужденно, как игру, а не нравоучение. Центр города «заиграл» – красками, пространством, множеством поведенческих вариантов. Ну и для детей масса необычных развлечений.
Шитье по контексту
Монорельс – транспортное или зрелищное сооружение? Обслуживание убыточно, для города он чемодан без ручки. Интерны Wowhaus поработали над проектом превращения монорельса в Моносад – гигантский (5 км) убранистический аттракцион, подхватывающий местные и городские сюжеты как функционально, так и образно.
10 аэропортов
В стране интенсивно строят и реконструируют здания аэропортов: российские и иностранные архитекторы, причем нередко интерьеры получаются интереснее наружности, а иногда и фасад неплох. Рассматриваем 7 построек и 3 проекта по следам круглого стола с Арх Москвы.
Красный парк
Бюро Wowhaus превратило парк в центре Москвы в замечательное пространство для отдыха и занятий спортом, где каждый найдет место для себя, следуя за ориентирами красного цвета.
На семи холмах
Семь инсталляций для фестиваля фейерверков в Москве, многоэтажный плот в Выксе – эти и другие проекты реализовала команда интернов четвертой интернатуры Wowhaus.
Рекультивация городского центра
Проект благоустройства набережной в центре Тулы включает очистку реки, создание музейного квартала, развитие пешеходных и визуальных связей, равно как и постиндустриальной экономики туристического центра. Он возвращает старому городу структуру столетней давности, переосмысленную с учетом принципов современной урбанистики.
Мир радости
Вторая очередь Городской фермы на ВДНХ дополнила ландшафтно-архитектурный ансамбль сразу несколькими постройками, обыгрывающими характерный ассоциативный подход к созданию тематических павильонов.
ДК поколения Y
Архитекторы Wowhaus завершили строительство Инновационно-культурного центра в Калуге. Несмотря на то, что программа в процессе проектирования менялась со скоростью устаревания инноваций, архитекторам удалось справиться с ситуацией, превратив здание в плотный «узел» разнообразных культурных и спортивных пространств с гибким функционалом.
Уникальное общее
Представляем видеозапись круглого стола, проведенного Archi.ru на АРХ МОСКВА NEXT! В разговоре о новых форматах общественных пространств и методиках их создания приняли участие представители ведущих архитектурных бюро Москвы.
Политех паркового периода
Множество мостов, амфитеатр и перекладка секретных сетей: о том, как архитекторы Wowhaus переработали концепцию благоустройства территории Политехнического музея, предложенную в 2011 Дзьюнья Исигами.
Музейная экспансия
Публикуем статью историка архитектуры Марины Хрусталевой о стратегиях развития московских и петербуржских музеев, опубликованную в тематическом номере журнала «Проект Россия» – «Культура» (№ 80, июнь 2016).
Подсчёт по осени
Прошедшей осенью и в конце лета 2016 издано шесть монографий известных архитектурных мастерских: ADM, UNK project, Wowhaus, Арт-Бля, бюро Евгения Герасимова, Цимайло & Ляшенко. Рассказываем обо всех.
Территория коммуникации
Новый офис бюро Wowhaus в Центре дизайна и архитектуры Artplay – не только максимально удобное рабочее пространство, но и воплощение творческих принципов архитекторов, их понимания философии общественной территории.
Убежище для Шекспира
Разговор с победителем конкурса «Дом для Шекспира», архитектором бюро Wowhaus Есбергеном Сабитовым и руководителем мастерской Олегом Шапиро о том, как башня стала домом для великого драматурга.
Лучшее место в городе
Публикуем итоги воркшопа МАРШ, прошедшего в Казани. Участники разработали проекты семи общественных зон в разных городах и поселках Татарстана.
Похожие статьи
Кино под куполом
Музей науки Curiosum с купольным кинотеатром по проекту White Arkitekter расположился в исторической промзоне на севере Швеции, занятой сейчас университетом Умео.
Авангардный каркас из прошлого
В Париже завершилась реконструкция почтамта на улице Лувра по проекту Доминика Перро: почтовая функция сведена к минимуму, вместо нее возникло множество других, включая социальное жилье.
Жук улетел
История проектирования бизнес-центра в Жуковом проезде: с рядом попыток сохранить здание столетнего «холодильника» и современными корпусами, интерпретирующими промышленную тему. Проект уже не актуален, но история, на наш взгляд, интересная.
MasterMind: нейросеть для девелоперов и архитекторов
Программа, разработанная компанией Genpro, способна за полчаса сгенерировать десятки вариантов застройки согласно заданным параметрам, но не исключает творческой работы, а лишь исполняет техническую часть и может быть использована архитекторами для подготовки проекта с последующей передачей данных в AutoCAD, Revit и ArchiCAD.
Шелковые рукава
Металлические ленты Культурного центра по проекту Кристиана де Портзампарка в Сучжоу – парафраз шелковых рукавов артистов куньцюй: для спектаклей этого оперного жанра также предназначен комплекс.
Медные стены, медные баки
Новая штаб-квартира Carlsberg Group в Копенгагене по проекту C. F. Møller получила фасады из медных панелей, напоминающие об исторических чанах для варки пива.
Быть в центре
Апарт-комплекс в центре делового квартала с веерными фасадами и облицовкой с эффектом терраццо.
Авангард на льду
Бюро Coop Himmelb(l)au выиграло конкурс на концепцию хоккейного стадиона «СКА Арена» в Санкт-Петербурге. Он заменит собой снесенный СКК и обещает учесть проект компании «Горка», недавно утвержденный градсоветом для этого места.
Диалог в кирпиче
Новый корпус школы Скиннерс по проекту Bell Phillips Architects к юго-востоку от Лондона продолжает викторианскую традицию кирпичной архитектуры.
Оазис среди офисов
Двор киевского делового центра Dmytro Aranchii Architects превратили в многофункциональную рекреационную зону для сотрудников.
Избушка в горах
Клубный павильон PokoPoko по проекту Klein Dytham architecture при отеле на острове Хонсю напоминает сказочный домик.
Семь часовен
Семь деревянных часовен в долине Дуная на юго-западе Германии по проекту семи архитекторов, включая Джона Поусона, Фолькера Штааба и Кристофа Мэклера.
Разлинованный ландшафт
Кладбище словацкого города Прешов по проекту STOA architekti играет роль не только некрополя, но и рекреационной зоны для двух жилых районов.
Гипер-крыша и гипер-земля
Dominique Perrault Architecture и Zhubo Design Co выиграли конкурс на проект Института дизайна и инноваций в Шэньчжэне: его главное здание напоминает мост длиной более 700 метров.
Территория детства
Проект образовательного комплекса в составе второй очереди застройки «Испанских кварталов» разработан архитектурным бюро ASADOV. В основе проекта – идея создания дружелюбной и открытой среды, которая сама по себе воспитывает и формирует личность ребенка.
Человек в большом городе
В проекте масштабного жилого комплекса архитекторы GAFA сделали акцент на двух видах общественного пространства: шумных улицах с кафе и магазинами – и максимально природном, визуально изолированном от города дворе. То и другое, работая на контрасте, должно сделать жизнь обитателей ЖК EVER насыщенной и разнообразной.
Живой рост
Масштабный жилой комплекс AFI PARK Воронцовский на юго-западе Москвы состоит из четырех башен, дома-пластины и здания детского сада. Причем пластика жилых домов – активна, они, как кажется, растут на глазах, реагируя на природное окружение, прежде всего открывая виды на соседний парк. А детский сад мил и лиричен, как сахарный домик.
86 арок
В жилом комплексе Westbeat по проекту бюро Studioninedots на западе Амстердама обширный подиум вмещает многофункциональное общественное и коммерческое пространство для нужд жителей района.
Модульный «Круг»
Комплекс The Circle по проекту бюро Riken Yamamoto & Field Shop в аэропорту Цюриха соединяет в себе, как в маленьком городе, офисы, магазины, клинику, отель и конференц-центр.
Стеклянный шар, золотой цилиндр
В Лос-Анджелесе завершено строительство музея Киноакадемии по проекту Ренцо Пьяно и его бюро RPBW: основой проекта стал универмаг в стиле ар деко. Открытие запланировано на эту осень.
Ценность подиума
В китайской штаб-квартире компании Schindler в Шанхае по проекту Neri&Hu проблема разобщенности производственных и офисных корпусов решена с помощью выразительного подиума.
Фрагменты Тулузы
Новое здание школы экономики по проекту бюро Grafton продолжает богатые кирпичные традиции Тулузы, благодаря которым ее называют «Розовым городом».
Чтение на «ковре-самолете»
Историческая библиотека университета Граца получила «надстройку» с 20-метровым консольным выносом по проекту Atelier Thomas Pucher: там разместились читальные залы.
Сицилийские горизонты
Выбранный по итогам международного конкурса проект административного комплекса области Сицилия в Палермо задуман как ансамбль из дерева и стали с садом на шестом этаже.
Красный дом
В районе Новослободской появился Maison Rouge – комплекс апартаментов по проекту ADM, который продолжает начатую БЦ «Атмосфера» волну обновления квартала в сторону улицы Палиха
Музей в «холодной куртке»
Корпус Киндер Хьюстонского музея изобразительных искусств по проекту Steven Holl Architects: фасады из полупрозрачного стекла отражают 70% солнечного жара.
Эффект оживления
Проект Останкино Business Park разработан для участка между существующей станцией метро и будущей станцией МЦД, поэтому его общественное пространство рассчитано в равной степени на горожан и офисных сотрудников. Комплекс имеет шансы стать катализатором развития Бутырского района.
Технологии и материалы
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Сейчас на главной
Теоретик небоскреба
В Strelka Press выпущено второе издание книги Рема Колхаса «Нью-Йорк вне себя». Впервые на русском языке она вышла в этом издательстве в 2013. Публикуем отрывок о «визуализаторе» Манхэттена 1920-х Хью Феррисе, более влиятельном, чем его заказчики-архитекторы.
Тимур Башкаев: «Ради формирования высококачественных...
Новое видео из серии Генплан. Диалоги: разговор Виталия Лутца с Тимуром Башкаевым – об образе реновации, каркасе общественных пространств, о предчувствии новых технологий и будущем возрождении дерева как материала. С полной расшифровкой.
Белые башни
Жилой комплекс Y-Loft City в городе Чанчжи по проекту пекинского бюро Superimpose Architecture предназначен для поколения Y.
Эстетизация двора
Благоустраивая двор жилого комплекса премиум-класса, бюро GAFA позаботилось не только о соответствующем высокому статусу образе, но и о простых человеческих радостях, а также виртуозно преодолело нормативные ограничения.
Кино под куполом
Музей науки Curiosum с купольным кинотеатром по проекту White Arkitekter расположился в исторической промзоне на севере Швеции, занятой сейчас университетом Умео.
Авангардный каркас из прошлого
В Париже завершилась реконструкция почтамта на улице Лувра по проекту Доминика Перро: почтовая функция сведена к минимуму, вместо нее возникло множество других, включая социальное жилье.
Шелковые рукава
Металлические ленты Культурного центра по проекту Кристиана де Портзампарка в Сучжоу – парафраз шелковых рукавов артистов куньцюй: для спектаклей этого оперного жанра также предназначен комплекс.
MasterMind: нейросеть для девелоперов и архитекторов
Программа, разработанная компанией Genpro, способна за полчаса сгенерировать десятки вариантов застройки согласно заданным параметрам, но не исключает творческой работы, а лишь исполняет техническую часть и может быть использована архитекторами для подготовки проекта с последующей передачей данных в AutoCAD, Revit и ArchiCAD.
Жук улетел
История проектирования бизнес-центра в Жуковом проезде: с рядом попыток сохранить здание столетнего «холодильника» и современными корпусами, интерпретирующими промышленную тему. Проект уже не актуален, но история, на наш взгляд, интересная.
Медные стены, медные баки
Новая штаб-квартира Carlsberg Group в Копенгагене по проекту C. F. Møller получила фасады из медных панелей, напоминающие об исторических чанах для варки пива.
Оболочка IT-креативности
Московское здание международной сети внешкольного образования с центром в Армении – школы TUMO – расположилось в реконструированном корпусе, единственном сохранившемся от сахарного завода имени Мантулина. Пожелания заказчика и инновационная направленность школы определили техногенную образность «металлического ящика», открытую планировку и яркие акценты внутри.
Быть в центре
Апарт-комплекс в центре делового квартала с веерными фасадами и облицовкой с эффектом терраццо.
ВХУТЕМАС versus БАУХАУС
Дмитрий Хмельницкий о причудах историографии советской архитектуры, о роли ВХУТЕМАСа и БАУХАУСа в формировании советского послевоенного модернизма.
Авангард на льду
Бюро Coop Himmelb(l)au выиграло конкурс на концепцию хоккейного стадиона «СКА Арена» в Санкт-Петербурге. Он заменит собой снесенный СКК и обещает учесть проект компании «Горка», недавно утвержденный градсоветом для этого места.
Третий путь
Публикуем объект, получивший гран-при «Золотого сечения 2021»: офисный комплекс на Верхней Красносельской улице, спроектированный и реализованный мастерской Николая Лызлова в 2018 году. Он демонстрирует отчасти новые, отчасти хорошо забытые старые тенденции подхода к строительству в исторической среде.
Диалог в кирпиче
Новый корпус школы Скиннерс по проекту Bell Phillips Architects к юго-востоку от Лондона продолжает викторианскую традицию кирпичной архитектуры.
Слабые токи: итоги «Золотого сечения»
Вчера в ЦДА наградили лауреатов старейшего столичного архитектурного конкурса, хорошо известного среди профессионалов. Гран-при получили: самая скромная постройка Москвы и самый звучный проект Подмосковья. Рассказываем о победителях и публикуем полный список наград.
Оазис среди офисов
Двор киевского делового центра Dmytro Aranchii Architects превратили в многофункциональную рекреационную зону для сотрудников.
Террасы и зигзаги
UNStudio прорывается в Петербург: на берегу Финского залива началось строительство ступенчатого офиса для IT-компании JetBrains.
Пресса: «Потенциал городов не раскрыт даже на треть». Архитектор...
Программа реновации, предполагающая снос хрущевок, стартовала в Москве в 2017 году. Хотя этот механизм и отличается от закона о комплексном развитии территорий, который распространили на остальную страну, столичные архитекторы накопили приличный опыт, как обновлять застроенные кварталы. Об этом мы поговорили с руководителем бюро T+T Architects Сергеем Трухановым.