МАФы vs БАФы: неожиданность, функциональность и уместность

Семь российских архитекторов о трендах малых архитектурных форм, их влиянии на пространство, и различных преимуществах типовых и индивидуальных проектов. Понятие БАФа изобрел «на лету» Олег Шапиро.

Беседовала:
Дарья Кузнецова

19 Сентября 2019
mainImg
0 В преддверии международной выставки «Город: детали», которая пройдет при поддержке правительства Москвы в 75 павильоне ВДНХ с 3 по 5 октября, говорим с российскими архитекторами о малых архитектурных формах. Мы задавали вопросы об уместности индивидуальных и типовых элементов, грани между большой и малой формой, а также о тенденциях в развитии МАФов и трендах оформления пространств в столице.

 
Нетиповая «скошенная» урна, парк Зарядье, Москва
Фотография © Архи.ру, 2017
zooming

Олег Шапиро, Wowhaus
 
Когда уместны типовые МАФы, и когда индивидуальные?
Решения должны быть адекватны ситуации. Если вы имеете дело с большими объемами территориями, проектировать индивидуальные МАФы нельзя, лучше использовать хорошие типовые, чем спроектировать плохие индивидуальные. Но если вы работаете с уникальным объектом и так называемые малые архитектурные формы могут сыграть там значительную роль, то, конечно, важно спроектировать их.
Реконструкция набережной реки Упы, Тула. 2017-2018
© WOWHAUS
Новый вход в парк Горького со стороны Ленинского проспекта. Фотография: Алексей Народицкий
© Музей современного искусства «Гараж»

Иными словами, индивидуальные вовсе не всегда хороши, кроме того, в них заключен больший риск, чем в произведенных промышленно.
 
Где заканчивается МАФ и начинается большая архитектура, а когда они, может быть, «срастаются»?
Вообще говоря, этот вопрос для меня не имеет смысла. Малая форма может быть значительной, а большая – назовем ее БАФ, вы не против? – может быть ничтожной. Вот мы и придумали определение: МАФ и БАФ.

То и другое архитектура и значение зависит от архитектурных качеств. В наших городах, увы, много БАФов, очень больших домов, но они не архитектура. Часовня Цумтора же, с другой стороны, по объему не очень большая, но это серьезное произведение архитектуры. Можно, конечно, взять за основу предел, положенный экспертизой, все что меньше 1500 м, все МАФ, но для меня он будет условным. Архитектурное качество важнее.
Благоустройство Красногвардейских прудов © WOWHAUS

Мы в Севастополе сейчас делаем малые формы, они часть общего замысла, они вписаны в рельеф, – такие объекты, несмотря на то, что называются малыми, могут формировать пространство.

Ну а если говорить о срастании – вот, в мавзолее Ленина срослись. Деревянный мавзолей был малой формой, а каменный большая.

О трендах и тенденциях: 
О трендах же так скажу: мы не изучаем тренды, мы их формируем.
***
 

zooming

Григорий Гурьянов, Архитектурное бюро Практика

Когда уместны типовые МАФы, и когда индивидуальные? 
В наших проектах мы применяем и те и другие. Типовые МАФы – это некоторая гарантия качества от производителя. Проще говоря, при реализации проекта типовую лавочку труднее испортить. А уровень дизайна и его доступность в последнее время заметно подросли. Типовые изделия требуют минимальных затрат времени непосредственно на стройплощадке – экономят ресурсы подрядчика (если вовремя заказать), ну а сроки вечно горят, что, конечно, говорит о системных проблемах в управлении проектами, но готовые заводские МАФы в такой ситуации выручают. Точно также каталожные лавочки экономят ресурсы архитектора, это способ сделать проект быстрее и дешевле (вписаться в сроки и бюджет и не разориться). Из минусов – не всегда получается довести до стадии заказа именно то, что тебе нужно, потому что настоящее качество стоит действительно много.

С индивидуальными МАФ ситуация практически зеркальная. Это долго и относительно дорого проектируется, требует вдумчивости и вкуса. Потом долго изготавливается в кустарных условиях с негарантированным результатом. Зато дает возможность сделать проект точнее и индивидуальнее, справиться с нетиповыми и тонкими местами / задачами, экспериментировать и задавать новый уровень. В умелых руках и головах индивидуальные МАФ – действительно мощный инструмент, позволяющий создавать пространства с выраженной идентичностью, что безусловно ценно.

Где заканчивается МАФ и начинается большая архитектура, а когда они, может быть, «срастаются»? 
Как провести четкую границу между МАФ и архитектурой? С каждым новым заметным проектом пограничная зона становится шире, гибридных типологий больше. Это как то место, где заканчивается день и начинается ночь. Дорожка в парке – это архитектура или МАФ? Наши «Братеевские телепортеры» мы вообще относим к транспортной инфраструктуре.
Братеевские телепортеры, Bureau Praktika Architects
Фотография © Практика

О трендах и тенденциях: 
Говорить про «тенденции МАФ» стоит в более широком контексте создания / благоустройства общественных пространств как некого нового жанра архитектурной деятельности (говорим про Россию).

Жанр развивается и прогрессирует стремительно, и уже есть прецеденты перекоса в сторону избыточной вычурности и переусложненности, особенно на дорогих объектах. Если говорить о трендах, можно сказать, что МАФ стремятся стать архитектурой. Иногда даже вытеснить собой архитектуру. Беспрецедентный по многим параметрам, в том числе по запредельному качеству исполнения, парк
Галицкого в Краснодаре – это ведь по сути один цельный, огромный МАФ. При таком парке стоящий рядом стадион тоже становится вторым, огромным МАФом, правда?
***
 
zooming

Арсений Леонович, PANACOM

На мой взгляд, все современные тенденции оформления городских пространств расположены на двух полюсах: отвязное искусство «для души» и утилитарные объекты «для тела».

Если наблюдать за тем, как города развиваются на разных континентах, можно заметить, что современному искусству уделяют все больше внимания. Возникают удивительные вещи, которые будоражат и заставляют прохожих оторваться от асфальта. Например – гигантская капля высотой с пятиэтажный дом в Чикаго или странные абстрактные скульптуры на улицах Парижа. Врываясь в контекст понятных и скучных городских пространств, такие объекты обогащают среду своим художественным смыслом.

Но даже будучи оформлены в духе современного искусства, малые архитектурные формы становятся все более социально-ориентированными. Например, если это группа дольменов – то, как правило, они созданы для того, чтобы люди могли на них сидеть, проводить вместе время. Очень важна увязка МАФов с ландшафтным дизайном. Это выражается в том, что люди могут вступать во взаимодействие с элементами городской природы – деревьями, кустарниками, необычно оформленными клумбами.
Модульная скамейка-скульптура, служащая преградой для машин на пешеходной улице XX сентября. Виджевано, Италия
Фотография: Архи.ру

К утилитарным объектам городской среды относятся всевозможные спортивные площадки. Рампы для скейтеров и велосипедистов, пространства для занятиями йогой и растяжкой. Такие объекты приятны глазу и функциональны одновременно.
Площадка «Салют» в парке Горького © Музей «Гараж»
Площадка «Салют» в парке Горького © Музей «Гараж»

Мы видим эти тенденции по всему миру: люди выходят в города и стараются их освоить, вернуть себе. Характерно это движение и для российских городов. Москва, например, меняется с каждым сезоном, причем в лучшую сторону – на улице хочется проводить время. Если в дальнейшем городские средства будут направлены именно на создание точек городского комфорта, современные и функциональные пространства появятся и в маргинальных районах, дворовых территориях. Когда это произойдет, горожане, пребывая в художественно обработанной и функционально осмысленной среде, будут чувствовать себя совершенно по-новому.
***
 
zooming

Илья Мукосей, Mukosey office

В 2010 году, когда я начинал заниматься этой темой, приходилось проектировать лавки, беседки, кадки, даже урны. А потом искать производителей, которые могли бы изготовить все это качественно и недорого небольшим тиражом. Получалось либо дорого, либо плохо. Ситуация стала меняться 3-4 года назад, когда на рынке появились качественные отечественные МАФ серийного производства. И с каждым годом выбор все больше.

Другая тенденция появление отечественных элементов для детских площадок, не уступающих по качеству зарубежным, которые приходилось использовать раньше. В этом смысле мы постепенно догоняем Европу, но пока не догнали.
***


zooming

Кирилл Губернаторов, Megabudka

Неожиданность, сценарность, функциональность, тонкая идея, нейтральный цвет и натуральность – эти тенденции проявляются в малых архитектурных формах по всему миру.

В последнее время в России все научились выбирать готовые МАФ – скамейки, урны и другие городские объекты, разрабатывать заказные индивидуальные объекты. Научились делать не вычурно и дорого, а по-модному. Но по-модному часто получается однообразно: теперь все опоры под освещение Г-образные, лавки волнистые, прямые или ломаные, беседки П-образные. Везде преобладает дерево в натуральном цвете, холмы, зеленые острова и плитка. В каждом городе стоит надпись «Я ЛЮБЛЮ...» для фотографирования, а все парки и площади заполонили качели. Все научились делать «как в Парке Горького», но никто не думает об идентичности места, не выдумывает свой стиль, никто не ищет и не задает новые примеры контекстуальной среды.
Конкурсные проект остановки общественного транспорта для Выксы
© Megabudka

Программы «Мой район» и «Моя улица» – хорошие, очень масштабные и нужные городу. Но при таком масштабе работ сложно индивидуализировать проекты и придумывать новые формы, отсюда возникают вопросы к тонкости исполнения идей.

Поэтому мы видим со стороны качественные, но часто нерешительные идеи: лучше соорудить опять детскую площадку или воркаут на пёстром разноцветном покрытии, но не выбрать интересный моно цвет или, наоборот, пойти в крайность, и бросить вызов заметным и стильным решением.

При этом тенденция на использование натуральных, даже природных материалов, – огромный плюс и исправляет ситуацию. Но страх от ответственности за яркие амбициозные средовые решения и флегматичность в идеях, и даже отсутствие опыта и знаний, рождают тот факт, что в 2019 в России все еще ставят урны у скамейки.
***


zooming

Никита Асадов, АБ ASADOV

На мой взгляд, та «революция благоустройства» которая за последние десять лет случилась в России – в принципе заслуживает внимания и интереса как исторический перелом в российской архитектуре новейшего времени и переход восприятия от города как «суммы зданий» к городу-дому, в котором можно почувствовать себя в безопасности, расслабиться и приятно проводить время.

Примечательно, что работа в этой сфере не ограничена столицей и миллионниками, но ведется по всей стране. Буквально на наших глазах сегодня формируется как пул регионов-лидеров, так множество молодых прогрессивных команд, реализующих проекты общественных пространств с абсолютно международным уровнем качества идей и реализаций. Причем такие команды формируются не только в проектных бюро, но и в региональных и муниципальных администрациях. А те первые шаги в профессии и реализации, которые студенты и молодые архитекторы в нулевых могли позволить себе только в рамках профессиональных творческих фестивалей и воркшопов, сегодня теми же 20-30-летними архитекторами реализуются в ключевых общественных пространствах российских городов.

Также я бы отметил тенденцию некоторого роста «средневзвешенного» качества российской архитектуры, причем уже на протяжении последних двадцати-тридцати лет. В этот тренд встраивается и повышение внимания и профессионализма работы с малыми архитектурными формами, причем не только качества реализации, но и глубины и некоторого изящества творческого осмысления проектных решений.

Даже тот факт, что программа «Моя улица» вслед за гран-при «Зарядья» в Каннах получила престижную Urban Land Institute Global Awards for Excellence, – определенный показатель сокращения дистанции в уровне качества и соответствия актуальной мировой повестке.

Я бы сказал, что в некоторых объектах сегодня мы уже достигли качества архитектуры советского модернизма, но планка дореволюционного качества для нас пока еще слишком высока.
***

 
zooming

Юлия Бурдова, Buromoscow
 
В последние годы в оформлении городских пространств все более четко прослеживаются экологические тенденции. Это проявляется как в использовании натуральных материалов – дерева, камня, песка, щепы, так и в применении приемов создания естественного ландшафтного при планировании городской среды. Еще одна тенденция в развитии малых архитектурных форм во всем мире – это интерактивность. Такие объекты не только выполняют свои функции, но и вызывают у людей эмоции, приятные переживания.
Реконструкция Триумфальной площади © BUROMOSCOW, Ландшафтная компания ARTEZA
Детский сад на Варшавском шоссе © BuroMoscow

За последнее время в России дизайн МАФов стал более актуальным. С одной стороны, благодаря этому облик города изменился в лучшую сторону. С другой, очень много повторяющихся объектов, которые не подчеркивают характер места. Это отличает российский подход к оформлению города от западного: процент визуально уникальных форм в европейских городах больше. Типовые объекты там тоже есть, но они деликатно вставлены в город и мы их не замечаем.

Глобально, конечно, мы видим позитивную тенденцию. Приятно, что качество городской среды меняется не только в Москве, но и в Московской области и других городах. Люди стали с удовольствием проводить время в городе. Хотелось бы, чтобы было больше архитекторов, которые занимаются городской средой. В масштабах нашей страны их все еще очень мало.
***

Первая Международная выставка-презентация «Город: Детали» пройдет с 3 по 5 октября в 75 павильоне на ВДНХ. Мероприятие соберет на одном пространстве ведущих мировых производителей элементов городского комфорта: уличной мебели, освещения, детских и спортивных развивающих площадок, автобусных остановок, систем безопасности и озеленения.

Частью выставки станет конкурс «Малые архитектурные формы «Город: Детали». В рамках конкурса, молодые дизайнеры и архитекторы смогут представить перед жюри свои проекты детских площадок, уличной мебели и арт-объектов.

Во время выставки москвичи смогут проголосовать за полюбившиеся архитектурные решения для городской среды. Итоги голосования будут учтены в будущих проектах по благоустройству города.
 

19 Сентября 2019

Беседовала:

Дарья Кузнецова
Похожие статьи
2023: что говорят архитекторы
Набрали мы комментариев по итогам года столько, что самим страшно. Общее суждение – в архитектурной отрасли в 2023 году было настолько все хорошо, прежде всего в смысле заказов, что, опять же, слегка страшновато: надолго ли? Особенность нашего опроса по итогам 2023 года – в нем участвуют не только, по традиции, москвичи и петербуржцы, но и архитекторы других городов: Нижний, Екатеринбург, Новосибирск, Барнаул, Красноярск.
Александра Кузьмина: «Легко работать, когда правила...
Сюжетом стенда и выступлений архитектурного ведомства Московской области на Зодчестве стало комплексное развитие территорий, или КРТ. И не зря: задача непростая и очень «живая», а МО по части работы с ней – в передовиках. Говорим с главным архитектором области: о мастер-планах и кто их делает, о том, где взять ресурсы для комфортной среды, о любимых проектах и даже о том, почему теперь мало хороших архитекторов и что делать с плохими.
Согласование намерений
Поговорили с главным архитектором Института Генплана Москвы Григорием Мустафиным и главным архитектором Южно-Сахалинска Максимом Ефановым – о том, как формируется рабочий генплан города. Залог успеха: сбор данных и моделирование, работа с горожанами, инфраструктура и презентация.
Изменчивая декорация
Члены экспертного совета премии Innovative Public Interiors Award 2023 продолжают рассуждать о том, какими будут общественные интерьеры будущего: важен предлагаемый пользователю опыт, гибкость, а в некоторых случаях – тотальный дизайн.
Определяющая среда
Человекоцентричные, технологичные или экологичные – какими будут общественные интерьеры будущего, рассказывают члены экспертного совета премии Innovative Public Interiors Award 2023.
Иван Греков: «Заказчик, который может и хочет сделать...
Говорим с Иваном Грековым, главой архитектурного бюро KAMEN, автором многих знаковых объектов Москвы последних лет, об истории бюро и о принципах подхода к форме, о разном значении объема и фасада, о «слоях» в работе со средой – на примере двух объектов ГК «Основа». Это квартал МИРАПОЛИС на проспекте Мира в Ростокино, строительство которого началось в конце прошлого года, и многофункциональный комплекс во 2-м Силикатном проезде на Звенигородском шоссе, на днях он прошел экспертизу.
Резюмируя социальное
В преддверии фестиваля «Открытый город» – с очень важной темой, посвященной разным апесктам социального, опросили организаторов и будущих кураторов. Первый комментарий – главного архитектора Москвы Сергея Кузнецова, инициатора и вдохновителя фестиваля архитектурного образования, проводимого Москомархитектурой.
Прямая кривая
В последний день мая в Москве откроется биеннале уличного искусства Артмоссфера. Один из участников Филипп Киценко рассказывает, почему архитектору интересно участвовать в городских фестивалях, а также показывает свой арт-объект на Таможенном мосту.
Бетонные опоры
Архитектурный фотограф Ольга Алексеенко рассказывает о спецпроекте «Москва на стройке», запланированном в рамках Арх Москвы.
Юлий Борисов: «ЖК «Остров» – уникальный проект, мы...
Один из самых больших проектов жилой застройки Москвы – «Остров» компании Донстрой – сейчас активно строится в Мневниковской пойме. Планируется построить порядка 1.5 млн м2 на почти 40 га. Начинаем изучать проект – прежде всего, говорим с Юлием Борисовым, руководителем архитектурной компании UNK, которая работает с большей частью жилых кварталов, ландшафтом и даже предложила общий дизайн-код для освещения всей территории.
Валид Каркаби: «В Хайфе есть коллекция арабского Баухауса»
В 2022 году в порт города Хайфы, самый глубоководный в восточном Средиземноморье, заходило рекордное количество круизных лайнеров, а общее число туристов, которые корабли привезли, превысило 350 тысяч. При этом сама Хайфа – неприбранный город с тяжелой судьбой – меньше всего напоминает туристический центр. О том, что и когда пошло не так и возможно ли это исправить, мы поговорили с архитектором Валидом Каркаби, получившим образование в СССР и несколько десятилетий отвечавшим в Хайфе за охрану памятников архитектуры.
О сохранении владимирского вокзала: мнения экспертов
Продолжаем разговор о сохранении здания вокзала: там и проект еще не поздно изменить, и даже вопрос постановки на охрану еще не решен, насколько нам известно, окончательно. Задали вопрос экспертам, преимущественно историкам архитектуры модернизма.
Фандоринский Петербург
VFX продюсер компании CGF Роман Сердюк рассказал Архи.ру, как в сериале «Фандорин. Азазель» создавался альтернативный Петербург с блуждающими «чикагскими» небоскребами и капсульной башней Кисе Курокавы.
2022: что говорят архитекторы
Мы долго сомневались, но решили все же провести традиционный опрос архитекторов по итогам 2022 года. Год трагический, для него так и напрашивается определение «слов нет», да и ограничений много, поэтому в опросе мы тоже ввели два ограничения. Во-первых, мы попросили не докладывать об успехах бюро. Во-вторых, не говорить об общественно-политической обстановке. То и другое, как мы и предполагали, очень сложно. Так и получилось. Главный вопрос один: что из архитектурных, чисто профессиональных, событий, тенденций и впечатлений вы можете вспомнить за год.
KOSMOS: «Весь наш путь был и есть – поиск и формирование...
Говорим с сооснователями российско-швейцарско-австрийского бюро KOSMOS Леонидом Слонимским и Артемом Китаевым: об учебе у Евгения Асса, ценности конкурсов, экологической и прочей ответственности и «сообщающимися сосудами» теории и практики – по убеждению архитекторов KOSMOS, одно невозможно без другого.
КОД: «В удаленных городах, не секрет, дефицит кадров»
О пользе синего, визуальном хаосе и общих и специальных проблемах среды российских городов: говорим с авторами Дизайн-кода арктических поселений Ксенией Деевой, Анастасией Конаревой и Ириной Красноперовой, участниками вебинара Яндекс Кью, который пройдет 17 сентября.
Никита Токарев: «Искусство – ориентир в джунглях...
Следующий разговор в рамках конференции Яндекс Кью – с директором Архитектурной школы МАРШ Никитой Токаревым. Дискуссия, которая состоится 10 сентября в 16:00 оффлайн и онлайн, посвящена междисциплинарности. Говорим о том, насколько она нужна архитектурному образованию, где начинается и заканчивается.
Архитектурное образование: тренды нового сезона
МАРШ, МАРХИ, школа Сколково и руководители проектов дополнительного обучения рассказали нам о том, что меняется в образовании архитекторов. На что повлиял уход иностранных вузов, что будет с российской архитектурной школой, к каким дополнительным знаниям стремиться.
Архитектор в метаверс
Поговорили с участниками фестиваля креативных индустрий G8 о том, почему метавселенные – наша завтрашняя повседневность, и каким образом архитекторы могут влиять на нее уже сейчас.
Арсений Афонин: «Полученные знания лучше сразу применять...
Яндекс Кью проводит бесплатную онлайн-конференцию «Архитектура, город, люди». Мы поговорили с авторами докладов, которые могут быть интересны архитекторам. Первое интервью – с руководителем Софт Культуры. Вебинар о лайфхаках по самообразованию, в котором он участвует – в среду.
Устойчивость метода
ТПО «Резерв» в честь 35-летия покажет на Арх Москве совершенно неизвестные проекты. Задали несколько вопросов Владимиру Плоткину и показываем несколько картинок. Пока – без названий.
Сергей Надточий: «В своем исследовании мы формулируем,...
Недавно АБ ATRIUM анонсировало почти завершенное исследование, посвященное форматам проектирования современных образовательных пространств. Говорим с руководителем проекта Сергеем Надточим о целях, задачах, специфике и структуре будущей книги, в которой порядка 300 страниц.
Олег Манов: «Середины нет, ее нужно постоянно доказывать...
Олег Манов рассказывает о превращении бюро FUTURA-ARCHITECTS из молодого в зрелое: через верность идее создавать новое и непохожее, околоархитектурную деятельность, внимание к рисунку, макетам и исследование взаимоотношений нового объекта с его окружением.
Технологии и материалы
Для защиты зданий и людей
В широкий ассортимент продукции компании «Интер-Росс» входят такие обязательные компоненты безопасного функционирования любого медицинского учреждения, как настенные отбойники, угловые накладки и специальные поручни. Рассказываем об особенностях применения этих элементов.
Стоимостной инжиниринг – современная концепция управления...
В современных реалиях ключевое значение для успешной реализации проектов в сфере строительства имеет применение эффективных инструментов для оценки капитальных вложений и управления затратами на протяжении проектного жизненного цикла. Решить эти задачи позволяет использование услуг по стоимостному инжинирингу.
Материал на века
Лиственница и робиния – деревья, наиболее подходящие для производства малых архитектурных форм и детских площадок. Рассказываем о свойствах, благодаря которым они заслужили популярность.
Приморская эклектика
На месте дореволюционной здравницы в сосновых лесах Приморского шоссе под Петербургом строится отель, в облике которого отражены черты исторической застройки окрестностей северной столицы эпохи модерна. Сложные фасады выполнялись с использованием решений компании Unistem.
Натуральное дерево против древесных декоров HPL пластика
Вопрос о выборе натурального дерева или HPL пластика «под дерево» регулярно поднимается при составлении спецификаций коммерческих и жилых интерьеров. Хотя натуральное дерево может быть красивым и универсальным материалом для дизайна интерьера, есть несколько потенциальных проблем, которые следует учитывать.
Максимально продуманное остекление: какими будут...
Глубина, зеркальность и прозрачность: подробный рассказ о том, какие виды стекла, и почему именно они, используются в строящихся и уже завершенных зданиях кампуса МГТУ, – от одного из авторов проекта Елены Мызниковой.
Кирпичная палитра для архитектора
Свыше 300 видов лицевого кирпича уникального дизайна – 15 разных форматов, 4 типа лицевой поверхности и десятки цветовых вариаций – это то, что сегодня предлагает один из лидеров в отечественном производстве облицовочного кирпича, Кирово-Чепецкий кирпичный завод КС Керамик, который недавно отметил свой пятнадцатый день рождения.
​Панорамы РЕХАУ
Мир таков, каким мы его видим. Это и метафора, и факт, определивший один из трендов современной архитектуры, а именно увеличение площади остекления здания за счет его непрозрачной части. Компания РЕХАУ отразила его в широкоформатных системах с узкими изящными профилями.
Топ-15 МАФов уходящего года
Какие малые архитектурные формы лучше всего продавались в 2023 году? А какие новинки заинтересовали потребителей?
Спойлер: в тренды попали как умные скамейки, так и консервативная классика. Рассказываем обо всех.
​Металл с олимпийским характером
Алюминий – материал, сочетающий визуальную привлекательность и вариативность применения с выдающимися механико-техническими свойствами.
Рассказываем о 5 знаковых спорткомплексах, при реализации которых был использован фасадный алюминий компании Cladding Solutions.
Частная жизнь в кирпиче
Что происходит с обликом малоэтажной застройки в России? Архи.ру поговорил с экспертами и выяснил, какие тренды отмечают архитекторы в частном домостроении и почему кирпич остается самым популярным материалом для проектов загородных домов с очень разной экономикой.
Новая деталь: 10 лет реконструкции гостиницы «Москва»
В 2013 году был завершен третий этап строительства современной гостиницы «Москва» на Манежной площади, на месте разобранного здания Савельева, Стапрана и Щусева. В этом году исполняется ровно 10 лет одному из самых громких воссозданий 2010-х. Фасады нового здания выполнялись компанией «ОртОст-Фасад».
Уникальные системы КНАУФ для крупнейшего в мире хоккейного...
9 и 10 декабря 2023 года в новом ледовом дворце в Санкт-Петербурге состоялся «Матч звезд КХЛ». Двухдневным спортивным праздником официально открылась «СКА Арена» на проспекте Гагарина. Построенный на месте СКК комплекс – обладатель нескольких лестных титулов «самый-самый», в том числе в части уникальных строительных технологий. На создание сооружения ушло всего 36 месяцев.
Устойчивый малый
Сделать город зеленым и устойчивым – задача, выполнить которую можно только сообща, а в ее решении все средства хороши: и заложенный в стратегию развития зеленый каркас, и контейнер для сортировки мусора, и цветочная грядка на балконе. Рассказываем о малых архитектурных формах, которые помогают улучшить экоповестку.
Сейчас на главной
В оттенках зеленого
Бюро Tsing-Tien Making реконструировало бывший дом Чжана Тайяня в Сучжоу, превратив его в культурный центр и книжный магазин «Гу У Сюань». В отделке использовали три необычных оттенка: пепельно-зеленый, нефритовый и яркий фруктовый зеленый.
Квартиры в деревне
Жилой комплекс по проекту Karnet architekti на западе Чехии учитывает свое расположение в деревне и контекст бывшей промзоны.
Пресса: Башни Capital Towers — первый выброс небоскребов из «Сити»...
Три новые башни Capital Towers по проекту одного из главных московских архитекторов Сергея Скуратова получились едва ли не самыми элегантными в «Москва-Сити» и его окружении. Формально Capital Towers находятся не в «Сити», а по соседству. Раньше здесь, на набережной Москвы-реки между Экспоцентром и парком «Красная Пресня», располагались теннисные корты.
Змей-гора
Конкурсный проект приморского курортного комплекса «Серпентайн» объединяет несколько типологий: апартаменты разного класса, виллы и гостиничные номера. Для каждой бюро KPLN использует один из образов, взятых у природного окружения – серпантин, горный ручей и морские волны.
Пресса: Нижегородский архитектор Максим Горев — о жилье для...
Максим Горев — выпускник ННГАСУ, архитектор первого 25-этажного дома в Нижнем Новгороде, главный архитектор ГК «Каркас Монолит», старший преподаватель ННГАСУ, член правления Нижегородского отделения союза архитекторов России. Он руководит небольшой проектной мастерской, у которой в постоянной работе находятся более 60 объектов. О том, почему архитектор должен лично знать руководителя компании-застройщика, для кого строят апартаменты, зачем нужно продумывать благоустройство, какая основная цель КРТ и какой у Нижнего Новгорода архитектурный стиль порталу ДОМОСТРОЙНН.РУ рассказал руководитель и главный архитектор проектной компании «Горпро» Максим Горев.
Промежуточное состояние
Общественный центр нового района в Цзясине по проекту B.L.U.E. Architecture Studio совмещает достоинства интерьерных и открытых пространств, городских и природных зон.
Цветной в монохроме
Дизайн офисного этажа универмага «Цветной», предложенный консорциумом Artforma и Blockstudio, развивает архитектурную концепцию здания и основывается на использовании камня, стекла и света. Светлые монохромные пространства стали фоном для предметов дизайна музейного уровня – например, дивана от Захи Хадид. Проект также включает переговорную с атрибутами сигарной комнаты.
Контринтуитивное решение
Архитекторы UNStudio выяснили на примере своего свежего люксембургского проекта, что углеродный след гибридной бетонно-стальной конструкции может быть меньше, чем у деревянного каркаса.
Блики Ибуки
Эмоциональный интерьер суши-бара в Иркутске, придуманный Kartel.design: солнечные зайчики на «бамбуковой» стене, фреска с изображением гор, алое нутро шкафа и ажурные тени.
Действенная архитектура
Финалисты премии Мис ван дер Роэ-2024 – общественные сооружения, нацеленные на развитие периферийных районов крупных городов, а также деревень и городков.
На нулевом уровне
Кэнго Кума построил в префектуре Эхиме небольшой отель Itomachi 0 с нулевым уровнем потребления энергии из внешних источников. Это первый подобный объект на территории Японии.
Медь и глянец
Универмаг Hi-light в торговом центре Екатеринбурга объединяет несколько универсальных корнеров для брендов-арендаторов, а посетителей привлекает глянцевыми материалами отделки и акцентными объектами.
Опал Анны Монс
Проект небольшого бизнес-центра рядом с Туполев плаза и улицей Радио прокламирует необходимость современной архитектуры в отдельно взятом месте Немецкой слободы и доказывает свой тезис проработанностью деталей, множеством отвергнутых вариантов формы и даже – описанием района. Можно согласиться и интересно, что получится.
Всех накормить
На ВДНХ для выставки «Россия» силами Концерна КРОСТ был спроектирован и реализован «Дом российской кухни» – в рекордные сроки. Он умело выстроен с точки зрения современного общепита, помноженного на шумную культурную программу, – и столь же успешно интерпретирует разностилевой характер выставки достижений. В то же время значительная часть его интерьера восходит к прообразам 1960-х годов, хоть «про зайцев» тут пой.
Образовательные технологии
Бюро Vallet de Martinis architectes построило недалеко от Парижа корпус новой инженерной школы ESIEE-IT. Среда здесь стимулирует разноуровневую коммуникацию как неотъемлемую часть современного процесса обучения.
Кофе со сливками
Бистро в центре Белграда с дубовыми панелями, бордовым мрамором, патио и лестницей-диваном. Интерьером занималось московское бюро Static Aesthetic.
Пресса: Морфотипы как ключ к сохранению и развитию своеобразия...
Из чего состоит город? Этот вопрос, который на первый взгляд может показаться абстрактным, имел вполне конкретный смысл – понять, как устроена историческая городская застройка, с тем чтобы при реконструкции центра, с одной стороны, сохранить его своеобразие, а с другой – не игнорировать современные потребности.
Бетон и море
В Светлогорске в одном из помещений берегового лифта открылся гастрономический бар. Архитекторы line design studio сохранили брутальный характер места, добавив дихроичное стекло, металл и бетон, а главный акцент сделали на изменчивом пейзаже за окном.
Ширма для автомобиля
Микрорайон “New Питер” отличается от других новостроек Петербурга тем, что с ним работают разные архитекторы. Паркингами, например, занималось молодое бюро Bagratuni Brothers, которое предложило складчатые фасады из металлической сетки, превратившие утилитарную постройку в достойный красной линии объект.
5 утверждений Нормана Фостера: о «зеленом» строительстве,...
Журнал Dezeen опубликовал интервью с 88-летним основателем бюро Foster+Partners. Норман Фостер делится своими мыслями о «зеленом» строительстве, рассказывает о преимуществах бетона и пытается восстановить репутацию авиасообщения. Публикуем ключевые моменты этой беседы.
Поэт, скульптор и архитектор
Еще один вопрос, который рассматривал Градсовет Петербурга на прошлой неделе, – памятник Николаю Гумилеву в Кронштадте. Экспертам не понравился прецедент создания городской скульптуры без участия архитектора, но были и те, кто встал на защиту авторского видения.
Памяти Анатолия Столярчука
Автор многих зданий современного Петербурга, преподаватель Академии художеств, Член Градостроительного совета и человек, всегда готовый поддержать.
Вокзал в лесу
В основу проекта железнодорожного вокзала Цзясина, разработанного бюро MAD, легла концепция «вокзал в лесу».
Крестовый подход
Градостроительный совет Петербурга рассмотрел проект дома на Шпалерной, 51, подготовленный «Студией 44». Жилой комплекс располагается внутри квартала, идет на уступки соседям, но не оставляет сомнений в своем статусе. Эксперты отметили крестообразную композицию и суровую стилистику, тяготеющую к 1960-х годам.
Ансамбль у мечети
Бюро ОСА подготовило мастер-план микрорайона в южной части Дербента. Его задача – положить начало формированию современной комфортной среды в городе. Организация жилых кварталов подчинена духовному центру: в зависимости от расположения относительно соборной мечети дома отличаются фасадными и пластическими решениями. Программа также включает центр гостеприимства, административные здания, образовательный кластер и воздушный мост.
Дом на взморье
Перевоплощение кафе «Причал» на берегу залива в Комарово в ресторан Meat Coin отразило смену тенденций в оформлении загородных домов: на месте темная облицовка фасадов, открытые деревянные конструкции и бетон в интерьере, натуральные материалы, а также фокус на природном окружении.