English version

Воспоминание о замке

На набережной Мойки, прямо напротив Новой Голландии, мастерская «Евгений Герасимов и партнеры» проектирует элитный жилой дом. Когда-то здесь располагался Литовский замок, и в архитектуре нового комплекса авторы подчеркнули преемственность с его утраченным зданием.

29 Января 2013
mainImg
Архитектор:
Евгений Герасимов
Проект:
Клубный дом Art View House на набережной Мойки
Россия, Санкт-Петербург, Наб. р. Мойки, д.102, лит. А

Авторский коллектив:
Архитекторы – Е.Л. Герасимов (рук. проекта), А.А. Юдин (ГАП), О.Я. Ольшанская (рук. группы), А.Г. Гвоздик, И.В. Припоров (ведущие архитекторы), А.С. Матияш, М.Р. Губайдуллина, Н.Е. Шабалин, А.С. Котов
Конструкторы – М.Я. Резниченко (гл. констр.), Д.А. Астапчик (зам. гл. констр), Е.А. Пантелеева (рук. группы), С.П. Ненашев, Е.Н. Пестова, Т.Р. Мустафина, А.С. Денисов
Генплан – Е.Н. Кузнецова, А.С. Титова
Скульптор – В.А. Маначинский

2012 — 2013 / 2014 — 2019

Девелопер: компания «Охта Групп»
Литовский замок, построенный в конце XVIII века на пересечении Мойки и Крюкова канала, сначала служил для размещения Кавалергардского полка, а затем стал городской тюрьмой для уголовных преступников. Оригинальное в плане здание – неправильный 5-угольник с круглыми башнями на углах – было возведено по проекту архитектора И.Е. Старова, известного мастера классицизма. Под тюрьму его перестраивал не менее знаменитый  И.И. Шарлемань, который значительно изменил внутреннюю планировку замка, но сохранил его внешний облик. Возможно, оно бы и дошло до наших дней, если бы не Февральская революция – рабочие освободили заключенных, а сам замок сожгли.
Проект. Клубный дом Art View House на набережной Мойки
© Евгений Герасимов и партнеры
zooming
Литовский замок. Источник изображения: dic.academic.ru

И лишь в 1930-е годы на этом месте были возведены жилые дома, а потом и детский сад – трехэтажный модернистский «кубик», заметно выбивавшийся из общего ритма застройки набережной. В 2007-м году это здание было приватизировано небезызвестной «Охта групп», у которой на него были крайне амбициозные планы – к разработке проекта реконструкции приглашался сам Эрик ван Эгераат. Но кризис поумерил пыл инвесторов, детсад в итоге не снесли, а лишь минимально реконструировали, превратив в хостел «Graffiti». В соответствии с названием его фасады украшены яркими геометрическими композициями в стиле Пита Мондриана. В таком виде здание даже успело стать достопримечательностью, хотя хостел изначально задумывался как мера временная. Разработка нового проекта была поручена коллективу Евгения Герасимова.
zooming
Хостел «Графитти». Фотография: © Репеен Техвеен, источник panoramio.com

Яркий «кубик», несмотря на всю свою популярность, были признан КГИОП диссонирующим элементом городской среды, и Евгений Герасимов с этим определением согласен. Все дело в расположении участка – он замыкает перспективу Мойки со стороны Большой Морской улицы и хорошо просматривается с ближних и дальних точек обеих набережных. И хотя здание хостела по-своему «держит» панораму, совершенно очевидно, что оно не вписывается в свое окружение – визуально задавленное более высокой крышей стоящего за ним дома, оно нарушает масштаб и фасадный ритм застройки набережной. «Мы ни минуты не сомневались в том, что оптимальным градостроительным решением для этого места станет объект, способный регенерировать историко-градостроительную среду, – говорит Евгений Герасимов. – Иными словами, с помощью нового здания мы пытались восстановить планировочную и объемно-пространственную структуру квартала, в частности, вернуть исконный периметр и замкнуть линию застройки со стороны Крюкова канала».

Строя жилой дом на месте, где когда-то стоял Литовский замок, архитекторы практически позаимствовали план последнего. Подземная часть нового здания, занятая паркингом, – это именно пятиугольник, позволивший максимально эффективно освоить площадь, выделенную под застройку, а надземный объем в плане представляет собой букву R, между палочками которой вписан внутренний двор. Как не сложно догадаться, последний разместился на кровле подземной стоянки.
Клубный дом Art View House на набережной Мойки
© Евгений Герасимов и партнеры

Встраивая дом в панораму Мойки, архитекторы стремились сделать его плотью от плоти застройки набережной, которая в основном относится к XIX веку. Отсюда и пропорции, и масштабность проектируемого здания – двухсекционное и шестиэтажное, оно обладает целым рядом элементов и приемов, роднящих его с ближайшими соседями. Так, главный фасад имеет симметричное решение с выделенной центральной частью – нишей главного входа, фланкированной двумя большими овальными окнами. Первый этаж облицован объемным каменным рустом, остальные – более деликатным по фактуре натуральным камнем, оттенок которого варьируется от темно-бежевого до почти кремового.
Проект. Клубный дом Art View House на набережной Мойки
© Евгений Герасимов и партнеры

Авторы определенно вдохновлялись петербургской неоклассикой 1910-х годов: характерный аттик-фронтон, вписанный в балюстраду над кровлей, брутальная шуба руста первого этажа, пилястры, вытянутые на высоту трех этажей, не оставляют в этом сомнений. Хотя выбор легкого ионического ордера, каннелюры на пилястрах и в целом насыщенный, но суховатый декор отсылают нас к более ранней архитектуре историзма, а фланкирующие вход овальные окна могли бы, конечно, встретиться и в неоклассическом здании, но более привычны на фасадах домов, построенных в духе северного модерна.
Проект. Клубный дом Art View House на набережной Мойки
© Евгений Герасимов и партнеры

Но все же главным источником для архитекторов – что ощущается достаточно ясно, – остается Литовский замок. Он был отчетливо ампирным сооружением, на углах которого, отчасти утопая в массиве традиционных для позднего классицизма двухэтажных корпусов, стояли крупные, широкие и приземистые круглые башни. Отдавая должное предшественнику, архитекторы тоже подвесили на углах главного фасада круглые башни, впрочем, их пропорции намного более вертикальны, изящны. Башням вторят два фланкирующих вход трехгранных эркера – все вместе делает выходящий на набережную главный фасад дома неожиданно-пластичным, лепным и объемным, а издали напоминает замок – не тот, лаконичный и приземистый, Литовский, а какой-нибудь замок из венгерского XIX века, романтический и почти игрушечный.

Еще один мотив Литовского замка – крупный, высокий, но схематичный триглифный фриз, который венчает основную часть тела здания. Очень похожий фриз украшал замок Старова-Шарлеманя, и в данном случае мотив выглядит определенно цитатой. Неоклассика подобных элементов не использовала. Впрочем, триглифный фриз также обнаруживается на соседнем ампирном здании – и фриз с фасадов Евгения Герасимова визуально продолжает его горизонталь, стремясь, как мы уже говорили, как можно органичнее вписаться в историческую застройку.

И наконец, аттик-фронтон, который мы раньше опознали как неоклассический, можно понять как напоминание о другом фронтоне, венчавшем входной корпус Литовского замка. Любопытно, что для архитекторов-неоклассиков форма аттика с треугольным верхом была отсылкой к ампиру. В данном случае две темы: ампирного прототипа и неоклассической стилистики – вполне ненавязчиво сливаются в одну, давая волю искусствоведам-интерпретаторам и (что, вероятно, важнее) – многосоставное контекстуальное обоснование проекту нового здания.

Итак, в новом проекте Евгения Герасимова обнаруживается множество исторических аллюзий: часть из них служит напоминанием о сожженном во время революции Литовском замке, часть – помогает вписать дом в строй набережной, а также (что немаловажно) обозначить его принадлежность к категории элитного жилья.

Но в его архитектуре можно обнаружить и немало современного. В частности, одна из характерных  особенностей современного историзма – многосоставность цитат, возможность при ближайшем рассмотрении обнаружить признаки разных стилей (в данном случае ампира, модерна и неоклассики). Кроме того на современность указывают широкие окна, а также отсутствие у угловых башен характерной консоли-поддержки, своего рода «второго подбородка», и венчающей башенки-шатра или граненого купола, которые в конце XIX – начале XX века были практически обязательны.

Так как башни ничем не поддержаны и ничем не увенчаны, то ничем не поддержанная тема вертикали слабеет и здание начинает восприниматься как состоящее из горизонтальных слоев – цокольного, основного и двух верхних, полегче и попроще, напоминающих надстройки, которые перед войной часто сооружались над доходными домами. Отсюда следуют две вещи. Во-первых, в этом здании меньше тектоники, чем было в его исторических прототипах, но в нем, несмотря на весь консерватизм его фасадов, ощущается вполне модернистское тяготение к горизонтали. Две темы, классическая тектоническая и модернистская «ленточная», переплетаются в довольно-таки причудливом сочетании – что делает здание узнаваемо-современным, принадлежащем нашему времени.

Во-вторых, отступающие от края верхние этажи, в данном случае похожие на поздние надстройки над историческим зданием, задают тему имитации нескольких жизненных циклов здания – когда совершенно новый дом делает вид, что он несколько раз перестроен. Что тоже можно считать «приметой времени». И наконец, ступенчатый силуэт, созданный отступающим в глубину шестым этажом – самая узнаваемая черта современного дома, построенного в историческом городе.

К слову, мансардный этаж, хотя и скрывается от прохожих за карнизом, при взгляде издали сослужит хорошую службу: за новым домом, благодаря его высоте, словно за ширмой, исчезнет советская застройка квартала.
Проект. Клубный дом Art View House на набережной Мойки
© Евгений Герасимов и партнеры
Проект. Клубный дом Art View House на набережной Мойки
© Евгений Герасимов и партнеры
Клубный дом Art View House на набережной Мойки
© Евгений Герасимов и партнеры
Архитектор:
Евгений Герасимов
Проект:
Клубный дом Art View House на набережной Мойки
Россия, Санкт-Петербург, Наб. р. Мойки, д.102, лит. А

Авторский коллектив:
Архитекторы – Е.Л. Герасимов (рук. проекта), А.А. Юдин (ГАП), О.Я. Ольшанская (рук. группы), А.Г. Гвоздик, И.В. Припоров (ведущие архитекторы), А.С. Матияш, М.Р. Губайдуллина, Н.Е. Шабалин, А.С. Котов
Конструкторы – М.Я. Резниченко (гл. констр.), Д.А. Астапчик (зам. гл. констр), Е.А. Пантелеева (рук. группы), С.П. Ненашев, Е.Н. Пестова, Т.Р. Мустафина, А.С. Денисов
Генплан – Е.Н. Кузнецова, А.С. Титова
Скульптор – В.А. Маначинский

2012 — 2013 / 2014 — 2019

Девелопер: компания «Охта Групп»

29 Января 2013

Анна Мартовицкая Юлия Тарабарина

Авторы текста:

Анна Мартовицкая, Юлия Тарабарина
Точка отсчета
Здесь мы рассматриваем два ретро-объекта: одному 20 лет, другому 25. Один из них – первые в истории Петербурга таунхаусы, другой стал первым примером элитного жилья на Крестовском острове. Оба – от бюро «Евгений Герасимов и партнеры».
Фриланс у реки
Коворкинг по проекту бюро «Евгений Герасимов и партнеры» завершает ансамбль Аптекарской набережной и предлагает комфортное рабочее пространство с видом на Большую Невку. В числе прочего показываем рабочие эскизы, которые помогли найти броскую форму, соответствующую духу места.
Превращение мансарды
Для «Петровского квартала» бюро «Евгений Герасимов и партнеры» воспользовались окнами VELUX Cabrio, которые позволяют одним движением руки превратить мансарду в небольшую террасу.
Градсовет удаленно 2.07.2020
Рельсы как основа композиции, компиляция как архитектурный прием и неудавшееся обсуждение фонтана на очередном градсовете, прошедшем в формате видеотрансляции.
Обратный отсчет
Проект мастерской «Евгений Герасимов и партнеры» для московского Ленинградского проспекта: самое высокое здание в портфолио бюро и развитие традиций сталинской архитектуры.
Изящество простоты
Микс из восточной архитектуры и принципов ленинградского градостроительства: как мастерская «Евгений Герасимов и партнеры» поднимает планку для массового жилья.
Видный дом
Art View House на открыточном «перекрестке» Мойки и Крюкова канала – еще один эксперимент бюро «Евгений Герасимов и партнеры» с неоклассикой, а также аккуратное завершение архитектурной панорамы в центре города.
Новое воспоминание
«Русский дом» мастерской «Евгений Герасимов и партнеры» – одна из самых заметных и тепло встреченных новостроек в центре Петербурга. Разбираемся, из чего он состоит и в чем секрет успеха.
Краеугольные преобразования
Концепция развития «Красного треугольника» от мастерской «Евгений Герасимов и партнеры» отвечает на вопрос о том, как архитектурными средствами превратить депрессивную территорию в инвестиционно привлекательную. Основные идеи – многообразие функций и большое общественное пространство.
Воля к разнообразию
ЖК «Европа Сити» оживил как минимум три вещи: бывшую промышленную территорию на окраине Петроградской стороны, классические приемы построения городской застройки и устоявшиеся представления о панельной архитектуре.
Репрезентативная выборка
Семь архитекторов Петербурга – о завершившейся на днях биеннале, защите рынка и открытости, разных поколениях, и о традициях фестиваля, организуемого ОАМ.
Между прошлым и будущим
ЖК Futurist балансирует на грани постконструктивизма и ар-деко, аккуратно вписываясь в респектабельную застройку Петроградской стороны. Но основная его задача – раскрыть здание Левашовского хлебозавода и тем самым вдохнуть в него жизнь.
Градсовет Петербурга 3.10.2018
Обсуждение концепции расширения музея Достоевского вылилось в дискуссию о праве современной архитектуры соседствовать с исторической застройкой Петербурга.
Евгений Герасимов: «В каждом участке заложена потребность...
На Крестовском острове закончено строительство дома «Верона» мастерской Евгения Герасимова. Говорим с архитектором о том, почему ему нравится строить здания в исторических стилях и как удается делать это столь качественно.
Пороховые кварталы
На территории бывших заводов «Химволокно» и «Пластополимер» по замыслу архитекторов бюро «Евгений Герасимов и партнеры» и SPEECH появятся жилые кварталы с продуманной планировочной структурой, в которую будут включены исторические здания и рекреационные зоны. Рассматриваем эскиз застройки.
Скорее метафорически, чем буквально
В Петербурге спорят: можно ли строить новое крыло музея Достоевского современной архитектуры, или все, что дозволено – восстановить утраченный по соседству доходный дом? Рассматриваем предварительную концепцию здания музея.
Янтарная стрела
Санкт-Петербургский Экспофорум – конгрессно-выставочный центр, которого долго ждали и о котором много спорили, наконец построен, введен в эксплуатацию и уже активно функционирует.
Евгений Герасимов: «Архитектура – это срез общества»
Одна из секций Санкт-Петербургского культурного форума – «Креативная среда и урбанистика» – будет посвящена проблемам современной архитектуры. В преддверии события Евгений Герасимов рассказал, почему социальная функция архитектуры – утопия, и когда пора начинать экономить.
Взгляд вглубь
Коллекция арт-объектов проекта «Эталон качества», показанная на фестивале «Зодчество», наглядно продемонстрировала, как архитекторы соотносят ключевые ценности своей профессии и свое собственное творчество
Столичная последовательность
Жилой комплекс «Царская столица» – один из крупнейших проектов по освоению промышленных территорий в центре Петербурга. Бюро «Евгений Герасимов и партнеры» удалось не только превратить заброшенный участок в полный жизни микрорайон, но и создать градостроительно выверенную единицу.
На границе времен
Бюро «Евгений Герасимов и партнеры» спроектировало один из лотов первой очереди жилого комплекса ЗилАрт. Жилой дом с замкнутым пространством внутреннего двора получился ярким, но на фоне «соседей» выглядит традиционным – ровно таким, чтобы полностью соответствовать своему назначению.
Прозрачность империи
В Петербурге завершилось строительство первой очереди административно-делового квартала «Невская ратуша» Евгения Герасимова и Сергея Чобана. Рассказываем и показываем, что получилось из синтеза классики и прозрачности.
Евгений Герасимов: «Хорошая архитектура за хорошие...
Говорим с архитектором по случаю 25-летия бюро «Евгений Герасимов и партнёры»: о составе мастерской, разнообразии задач, специфике рабочего процесса, партнёрстве с Сергеем Чобаном, советской и постсоветской архитектуре.
Подсчёт по осени
Прошедшей осенью и в конце лета 2016 издано шесть монографий известных архитектурных мастерских: ADM, UNK project, Wowhaus, Арт-Бля, бюро Евгения Герасимова, Цимайло & Ляшенко. Рассказываем обо всех.
Похожие статьи
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.
Содержание крупнее формы
Музей художественного образования Хуамао близ Нинбо по проекту Алвару Сиза и Карлуша Каштанейра – это компактный темный объем с наполненным светом просторным интерьером.
Пятый элемент
Клубный дом во Всеволожском переулке оперирует сочетанием дорогих фактур камня и металла, погружая их в буйство орнаментики. Дом представляется фантазией на темы театра эпохи модерна и символизма, разновидностью восточной сказки, что парадоксальным образом позволяет ему избежать прямой стилизации и стать отражением одной из сторон современной московской жизни.
Ходить по воде
Благоустройство, которое сделало спальный микрорайон не только комфортным, но и запоминающимся.
Летят перелетные птицы
В Чжухае на южном побережье Китая строится крупный центр искусств по проекту Zaha Hadid Architects: его самая заметная часть, модульный навес, должен напоминать летящих клином перелетных птиц.
Трамплины и патио
Центром усадьбы в Антоновке, спроектированной Романом Леонидовым, стал внутренний двор с перголами, напоминающий хозяину об отдыхе в экзотических странах. Открытые деревянные конструкции подчеркнули устремленные вверх диагонали односкатных крыш.
Башни с талией
Архитекторы Heatherwick Studio спроектировали жилой комплекс 1700 Alberni в Ванкувере – с озелененными балконами и рассчитанными на комфорт пешеходов нижними этажами.
Сложный белый
Спортивный центр на берегу Суздальского озера – редкий пример того, как архитекторы пошли до конца в отстаивании своих идей. Ответом на ограничения участка и пожелания заказчика стала изощренная композиция, уравновешенная чистотой линий и лаконичной отделкой.
Сложение растущего города
Жилой квартал «1147» разместился на границе старого «сталинского» района к северу и активно развивающихся территорий к югу от него. Его образ откликается на эту непростую роль: многосоставные кирпичные фасады – разные у соседних секций, их высота от 9 до 22 этажей, и если смотреть с улицы кажется, что фронт городской застройки из длинных узких объемов складывается в некий сложный ряд прямо у нас на глазах.
Технологии и материалы
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
«Том Сойер Фест» возрождает красоту старинных зданий
Вот уже 5 лет в разных регионах России проходит уникальный фестиваль по сохранению архитектурного наследия «Том Сойер Фест». Волонтеры и неравнодушные спонсоры помогают спасти здания, которые долгие годы стояли без реставрации и разрушались. И это не просто старые дома – это наше уходящее достояние. Более 40 городов принимают участие в фестивале. В Нижнем Новгороде партнером «Том Сойер Фест» стала австрийская компания Baumit.
Open Spaces
Проект Solo Houses, реализуемый в одном из живописных пригородных районов Испании – это двенадцать экспериментальных жилых домов, гармонично сосуществующих с природным окружением. Ярким дизайнерским акцентом некоторых из них становятся ванны Bette из глазурованной стали.
Сейчас на главной
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
Реновация городской среды: исторические прецеденты
Публикуем полный текст коллективной монографии, написанной в прошедшем 2020 году сотрудниками НИИТИАГ и посвященной теме, по-прежнему актуальной как для столицы, так и для всей страны – реновации городов. Тема рассмотрена в широкой исторической и географической перспективе: от градостроительной практики Екатерины II до творчества Ричарда Роджерса в его отношении к мегаполисам. Москва, НИИТИАГ, 2021. 333 страницы.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.
Иркутск как Дрезден
Фрагмент из книги «Регенерация историко-архитектурной среды. Развитие исторических центров», посвященной возможности применения немецких методик сохранения исторической среды в российских городах.
Содержание крупнее формы
Музей художественного образования Хуамао близ Нинбо по проекту Алвару Сиза и Карлуша Каштанейра – это компактный темный объем с наполненным светом просторным интерьером.
Пятый элемент
Клубный дом во Всеволожском переулке оперирует сочетанием дорогих фактур камня и металла, погружая их в буйство орнаментики. Дом представляется фантазией на темы театра эпохи модерна и символизма, разновидностью восточной сказки, что парадоксальным образом позволяет ему избежать прямой стилизации и стать отражением одной из сторон современной московской жизни.
Ходить по воде
Благоустройство, которое сделало спальный микрорайон не только комфортным, но и запоминающимся.
Летят перелетные птицы
В Чжухае на южном побережье Китая строится крупный центр искусств по проекту Zaha Hadid Architects: его самая заметная часть, модульный навес, должен напоминать летящих клином перелетных птиц.