English version

Воспоминание о замке

На набережной Мойки, прямо напротив Новой Голландии, мастерская «Евгений Герасимов и партнеры» проектирует элитный жилой дом. Когда-то здесь располагался Литовский замок, и в архитектуре нового комплекса авторы подчеркнули преемственность с его утраченным зданием.

29 Января 2013
mainImg
Архитектор:
Евгений Герасимов
Проект:
Клубный дом Art View House на набережной Мойки
Россия, Санкт-Петербург, Наб. р. Мойки, д.102, лит. А

Авторский коллектив:
Архитекторы – Е.Л. Герасимов (рук. проекта), А.А. Юдин (ГАП), О.Я. Ольшанская (рук. группы), А.Г. Гвоздик, И.В. Припоров (ведущие архитекторы), А.С. Матияш, М.Р. Губайдуллина, Н.Е. Шабалин, А.С. Котов
Конструкторы – М.Я. Резниченко (гл. констр.), Д.А. Астапчик (зам. гл. констр), Е.А. Пантелеева (рук. группы), С.П. Ненашев, Е.Н. Пестова, Т.Р. Мустафина, А.С. Денисов
Генплан – Е.Н. Кузнецова, А.С. Титова
Скульптор – В.А. Маначинский

2012 — 2013 / 2014 — 2019

Девелопер: компания «Охта Групп»
Литовский замок, построенный в конце XVIII века на пересечении Мойки и Крюкова канала, сначала служил для размещения Кавалергардского полка, а затем стал городской тюрьмой для уголовных преступников. Оригинальное в плане здание – неправильный 5-угольник с круглыми башнями на углах – было возведено по проекту архитектора И.Е. Старова, известного мастера классицизма. Под тюрьму его перестраивал не менее знаменитый  И.И. Шарлемань, который значительно изменил внутреннюю планировку замка, но сохранил его внешний облик. Возможно, оно бы и дошло до наших дней, если бы не Февральская революция – рабочие освободили заключенных, а сам замок сожгли.
Проект. Клубный дом Art View House на набережной Мойки
© Евгений Герасимов и партнеры
zooming
Литовский замок. Источник изображения: dic.academic.ru

И лишь в 1930-е годы на этом месте были возведены жилые дома, а потом и детский сад – трехэтажный модернистский «кубик», заметно выбивавшийся из общего ритма застройки набережной. В 2007-м году это здание было приватизировано небезызвестной «Охта групп», у которой на него были крайне амбициозные планы – к разработке проекта реконструкции приглашался сам Эрик ван Эгераат. Но кризис поумерил пыл инвесторов, детсад в итоге не снесли, а лишь минимально реконструировали, превратив в хостел «Graffiti». В соответствии с названием его фасады украшены яркими геометрическими композициями в стиле Пита Мондриана. В таком виде здание даже успело стать достопримечательностью, хотя хостел изначально задумывался как мера временная. Разработка нового проекта была поручена коллективу Евгения Герасимова.
zooming
Хостел «Графитти». Фотография: © Репеен Техвеен, источник panoramio.com

Яркий «кубик», несмотря на всю свою популярность, были признан КГИОП диссонирующим элементом городской среды, и Евгений Герасимов с этим определением согласен. Все дело в расположении участка – он замыкает перспективу Мойки со стороны Большой Морской улицы и хорошо просматривается с ближних и дальних точек обеих набережных. И хотя здание хостела по-своему «держит» панораму, совершенно очевидно, что оно не вписывается в свое окружение – визуально задавленное более высокой крышей стоящего за ним дома, оно нарушает масштаб и фасадный ритм застройки набережной. «Мы ни минуты не сомневались в том, что оптимальным градостроительным решением для этого места станет объект, способный регенерировать историко-градостроительную среду, – говорит Евгений Герасимов. – Иными словами, с помощью нового здания мы пытались восстановить планировочную и объемно-пространственную структуру квартала, в частности, вернуть исконный периметр и замкнуть линию застройки со стороны Крюкова канала».

Строя жилой дом на месте, где когда-то стоял Литовский замок, архитекторы практически позаимствовали план последнего. Подземная часть нового здания, занятая паркингом, – это именно пятиугольник, позволивший максимально эффективно освоить площадь, выделенную под застройку, а надземный объем в плане представляет собой букву R, между палочками которой вписан внутренний двор. Как не сложно догадаться, последний разместился на кровле подземной стоянки.
Клубный дом Art View House на набережной Мойки
© Евгений Герасимов и партнеры

Встраивая дом в панораму Мойки, архитекторы стремились сделать его плотью от плоти застройки набережной, которая в основном относится к XIX веку. Отсюда и пропорции, и масштабность проектируемого здания – двухсекционное и шестиэтажное, оно обладает целым рядом элементов и приемов, роднящих его с ближайшими соседями. Так, главный фасад имеет симметричное решение с выделенной центральной частью – нишей главного входа, фланкированной двумя большими овальными окнами. Первый этаж облицован объемным каменным рустом, остальные – более деликатным по фактуре натуральным камнем, оттенок которого варьируется от темно-бежевого до почти кремового.
Проект. Клубный дом Art View House на набережной Мойки
© Евгений Герасимов и партнеры

Авторы определенно вдохновлялись петербургской неоклассикой 1910-х годов: характерный аттик-фронтон, вписанный в балюстраду над кровлей, брутальная шуба руста первого этажа, пилястры, вытянутые на высоту трех этажей, не оставляют в этом сомнений. Хотя выбор легкого ионического ордера, каннелюры на пилястрах и в целом насыщенный, но суховатый декор отсылают нас к более ранней архитектуре историзма, а фланкирующие вход овальные окна могли бы, конечно, встретиться и в неоклассическом здании, но более привычны на фасадах домов, построенных в духе северного модерна.
Проект. Клубный дом Art View House на набережной Мойки
© Евгений Герасимов и партнеры

Но все же главным источником для архитекторов – что ощущается достаточно ясно, – остается Литовский замок. Он был отчетливо ампирным сооружением, на углах которого, отчасти утопая в массиве традиционных для позднего классицизма двухэтажных корпусов, стояли крупные, широкие и приземистые круглые башни. Отдавая должное предшественнику, архитекторы тоже подвесили на углах главного фасада круглые башни, впрочем, их пропорции намного более вертикальны, изящны. Башням вторят два фланкирующих вход трехгранных эркера – все вместе делает выходящий на набережную главный фасад дома неожиданно-пластичным, лепным и объемным, а издали напоминает замок – не тот, лаконичный и приземистый, Литовский, а какой-нибудь замок из венгерского XIX века, романтический и почти игрушечный.

Еще один мотив Литовского замка – крупный, высокий, но схематичный триглифный фриз, который венчает основную часть тела здания. Очень похожий фриз украшал замок Старова-Шарлеманя, и в данном случае мотив выглядит определенно цитатой. Неоклассика подобных элементов не использовала. Впрочем, триглифный фриз также обнаруживается на соседнем ампирном здании – и фриз с фасадов Евгения Герасимова визуально продолжает его горизонталь, стремясь, как мы уже говорили, как можно органичнее вписаться в историческую застройку.

И наконец, аттик-фронтон, который мы раньше опознали как неоклассический, можно понять как напоминание о другом фронтоне, венчавшем входной корпус Литовского замка. Любопытно, что для архитекторов-неоклассиков форма аттика с треугольным верхом была отсылкой к ампиру. В данном случае две темы: ампирного прототипа и неоклассической стилистики – вполне ненавязчиво сливаются в одну, давая волю искусствоведам-интерпретаторам и (что, вероятно, важнее) – многосоставное контекстуальное обоснование проекту нового здания.

Итак, в новом проекте Евгения Герасимова обнаруживается множество исторических аллюзий: часть из них служит напоминанием о сожженном во время революции Литовском замке, часть – помогает вписать дом в строй набережной, а также (что немаловажно) обозначить его принадлежность к категории элитного жилья.

Но в его архитектуре можно обнаружить и немало современного. В частности, одна из характерных  особенностей современного историзма – многосоставность цитат, возможность при ближайшем рассмотрении обнаружить признаки разных стилей (в данном случае ампира, модерна и неоклассики). Кроме того на современность указывают широкие окна, а также отсутствие у угловых башен характерной консоли-поддержки, своего рода «второго подбородка», и венчающей башенки-шатра или граненого купола, которые в конце XIX – начале XX века были практически обязательны.

Так как башни ничем не поддержаны и ничем не увенчаны, то ничем не поддержанная тема вертикали слабеет и здание начинает восприниматься как состоящее из горизонтальных слоев – цокольного, основного и двух верхних, полегче и попроще, напоминающих надстройки, которые перед войной часто сооружались над доходными домами. Отсюда следуют две вещи. Во-первых, в этом здании меньше тектоники, чем было в его исторических прототипах, но в нем, несмотря на весь консерватизм его фасадов, ощущается вполне модернистское тяготение к горизонтали. Две темы, классическая тектоническая и модернистская «ленточная», переплетаются в довольно-таки причудливом сочетании – что делает здание узнаваемо-современным, принадлежащем нашему времени.

Во-вторых, отступающие от края верхние этажи, в данном случае похожие на поздние надстройки над историческим зданием, задают тему имитации нескольких жизненных циклов здания – когда совершенно новый дом делает вид, что он несколько раз перестроен. Что тоже можно считать «приметой времени». И наконец, ступенчатый силуэт, созданный отступающим в глубину шестым этажом – самая узнаваемая черта современного дома, построенного в историческом городе.

К слову, мансардный этаж, хотя и скрывается от прохожих за карнизом, при взгляде издали сослужит хорошую службу: за новым домом, благодаря его высоте, словно за ширмой, исчезнет советская застройка квартала.
Проект. Клубный дом Art View House на набережной Мойки
© Евгений Герасимов и партнеры
Проект. Клубный дом Art View House на набережной Мойки
© Евгений Герасимов и партнеры
Клубный дом Art View House на набережной Мойки
© Евгений Герасимов и партнеры
Архитектор:
Евгений Герасимов
Проект:
Клубный дом Art View House на набережной Мойки
Россия, Санкт-Петербург, Наб. р. Мойки, д.102, лит. А

Авторский коллектив:
Архитекторы – Е.Л. Герасимов (рук. проекта), А.А. Юдин (ГАП), О.Я. Ольшанская (рук. группы), А.Г. Гвоздик, И.В. Припоров (ведущие архитекторы), А.С. Матияш, М.Р. Губайдуллина, Н.Е. Шабалин, А.С. Котов
Конструкторы – М.Я. Резниченко (гл. констр.), Д.А. Астапчик (зам. гл. констр), Е.А. Пантелеева (рук. группы), С.П. Ненашев, Е.Н. Пестова, Т.Р. Мустафина, А.С. Денисов
Генплан – Е.Н. Кузнецова, А.С. Титова
Скульптор – В.А. Маначинский

2012 — 2013 / 2014 — 2019

Девелопер: компания «Охта Групп»

29 Января 2013

Анна Мартовицкая Юлия Тарабарина

Авторы текста:

Анна Мартовицкая, Юлия Тарабарина
Бинарная оппозиция
Рассматриваем довольно редкий случай – две постройки Евгения Герасимова на одной улице с разницей в пять лет, на примере которых удобно рассуждать об общих подходах и принципах мастерской.
Точка отсчета
Здесь мы рассматриваем два ретро-объекта: одному 20 лет, другому 25. Один из них – первые в истории Петербурга таунхаусы, другой стал первым примером элитного жилья на Крестовском острове. Оба – от бюро «Евгений Герасимов и партнеры».
Фриланс у реки
Коворкинг по проекту бюро «Евгений Герасимов и партнеры» завершает ансамбль Аптекарской набережной и предлагает комфортное рабочее пространство с видом на Большую Невку. В числе прочего показываем рабочие эскизы, которые помогли найти броскую форму, соответствующую духу места.
Превращение мансарды
Для «Петровского квартала» бюро «Евгений Герасимов и партнеры» воспользовались окнами VELUX Cabrio, которые позволяют одним движением руки превратить мансарду в небольшую террасу.
Градсовет удаленно 2.07.2020
Рельсы как основа композиции, компиляция как архитектурный прием и неудавшееся обсуждение фонтана на очередном градсовете, прошедшем в формате видеотрансляции.
Обратный отсчет
Проект мастерской «Евгений Герасимов и партнеры» для московского Ленинградского проспекта: самое высокое здание в портфолио бюро и развитие традиций сталинской архитектуры.
Изящество простоты
Микс из восточной архитектуры и принципов ленинградского градостроительства: как мастерская «Евгений Герасимов и партнеры» поднимает планку для массового жилья.
Видный дом
Art View House на открыточном «перекрестке» Мойки и Крюкова канала – еще один эксперимент бюро «Евгений Герасимов и партнеры» с неоклассикой, а также аккуратное завершение архитектурной панорамы в центре города.
Новое воспоминание
«Русский дом» мастерской «Евгений Герасимов и партнеры» – одна из самых заметных и тепло встреченных новостроек в центре Петербурга. Разбираемся, из чего он состоит и в чем секрет успеха.
Краеугольные преобразования
Концепция развития «Красного треугольника» от мастерской «Евгений Герасимов и партнеры» отвечает на вопрос о том, как архитектурными средствами превратить депрессивную территорию в инвестиционно привлекательную. Основные идеи – многообразие функций и большое общественное пространство.
Воля к разнообразию
ЖК «Европа Сити» оживил как минимум три вещи: бывшую промышленную территорию на окраине Петроградской стороны, классические приемы построения городской застройки и устоявшиеся представления о панельной архитектуре.
Репрезентативная выборка
Семь архитекторов Петербурга – о завершившейся на днях биеннале, защите рынка и открытости, разных поколениях, и о традициях фестиваля, организуемого ОАМ.
Между прошлым и будущим
ЖК Futurist балансирует на грани постконструктивизма и ар-деко, аккуратно вписываясь в респектабельную застройку Петроградской стороны. Но основная его задача – раскрыть здание Левашовского хлебозавода и тем самым вдохнуть в него жизнь.
Градсовет Петербурга 3.10.2018
Обсуждение концепции расширения музея Достоевского вылилось в дискуссию о праве современной архитектуры соседствовать с исторической застройкой Петербурга.
Евгений Герасимов: «В каждом участке заложена потребность...
На Крестовском острове закончено строительство дома «Верона» мастерской Евгения Герасимова. Говорим с архитектором о том, почему ему нравится строить здания в исторических стилях и как удается делать это столь качественно.
Пороховые кварталы
На территории бывших заводов «Химволокно» и «Пластополимер» по замыслу архитекторов бюро «Евгений Герасимов и партнеры» и SPEECH появятся жилые кварталы с продуманной планировочной структурой, в которую будут включены исторические здания и рекреационные зоны. Рассматриваем эскиз застройки.
Скорее метафорически, чем буквально
В Петербурге спорят: можно ли строить новое крыло музея Достоевского современной архитектуры, или все, что дозволено – восстановить утраченный по соседству доходный дом? Рассматриваем предварительную концепцию здания музея.
Янтарная стрела
Санкт-Петербургский Экспофорум – конгрессно-выставочный центр, которого долго ждали и о котором много спорили, наконец построен, введен в эксплуатацию и уже активно функционирует.
Евгений Герасимов: «Архитектура – это срез общества»
Одна из секций Санкт-Петербургского культурного форума – «Креативная среда и урбанистика» – будет посвящена проблемам современной архитектуры. В преддверии события Евгений Герасимов рассказал, почему социальная функция архитектуры – утопия, и когда пора начинать экономить.
Взгляд вглубь
Коллекция арт-объектов проекта «Эталон качества», показанная на фестивале «Зодчество», наглядно продемонстрировала, как архитекторы соотносят ключевые ценности своей профессии и свое собственное творчество
Столичная последовательность
Жилой комплекс «Царская столица» – один из крупнейших проектов по освоению промышленных территорий в центре Петербурга. Бюро «Евгений Герасимов и партнеры» удалось не только превратить заброшенный участок в полный жизни микрорайон, но и создать градостроительно выверенную единицу.
На границе времен
Бюро «Евгений Герасимов и партнеры» спроектировало один из лотов первой очереди жилого комплекса ЗилАрт. Жилой дом с замкнутым пространством внутреннего двора получился ярким, но на фоне «соседей» выглядит традиционным – ровно таким, чтобы полностью соответствовать своему назначению.
Прозрачность империи
В Петербурге завершилось строительство первой очереди административно-делового квартала «Невская ратуша» Евгения Герасимова и Сергея Чобана. Рассказываем и показываем, что получилось из синтеза классики и прозрачности.
Евгений Герасимов: «Хорошая архитектура за хорошие...
Говорим с архитектором по случаю 25-летия бюро «Евгений Герасимов и партнёры»: о составе мастерской, разнообразии задач, специфике рабочего процесса, партнёрстве с Сергеем Чобаном, советской и постсоветской архитектуре.
Похожие статьи
Кино под куполом
Музей науки Curiosum с купольным кинотеатром по проекту White Arkitekter расположился в исторической промзоне на севере Швеции, занятой сейчас университетом Умео.
Авангардный каркас из прошлого
В Париже завершилась реконструкция почтамта на улице Лувра по проекту Доминика Перро: почтовая функция сведена к минимуму, вместо нее возникло множество других, включая социальное жилье.
Жук улетел
История проектирования бизнес-центра в Жуковом проезде: с рядом попыток сохранить здание столетнего «холодильника» и современными корпусами, интерпретирующими промышленную тему. Проект уже не актуален, но история, на наш взгляд, интересная.
MasterMind: нейросеть для девелоперов и архитекторов
Программа, разработанная компанией Genpro, способна за полчаса сгенерировать десятки вариантов застройки согласно заданным параметрам, но не исключает творческой работы, а лишь исполняет техническую часть и может быть использована архитекторами для подготовки проекта с последующей передачей данных в AutoCAD, Revit и ArchiCAD.
Шелковые рукава
Металлические ленты Культурного центра по проекту Кристиана де Портзампарка в Сучжоу – парафраз шелковых рукавов артистов куньцюй: для спектаклей этого оперного жанра также предназначен комплекс.
Медные стены, медные баки
Новая штаб-квартира Carlsberg Group в Копенгагене по проекту C. F. Møller получила фасады из медных панелей, напоминающие об исторических чанах для варки пива.
Быть в центре
Апарт-комплекс в центре делового квартала с веерными фасадами и облицовкой с эффектом терраццо.
Авангард на льду
Бюро Coop Himmelb(l)au выиграло конкурс на концепцию хоккейного стадиона «СКА Арена» в Санкт-Петербурге. Он заменит собой снесенный СКК и обещает учесть проект компании «Горка», недавно утвержденный градсоветом для этого места.
Диалог в кирпиче
Новый корпус школы Скиннерс по проекту Bell Phillips Architects к юго-востоку от Лондона продолжает викторианскую традицию кирпичной архитектуры.
Оазис среди офисов
Двор киевского делового центра Dmytro Aranchii Architects превратили в многофункциональную рекреационную зону для сотрудников.
Избушка в горах
Клубный павильон PokoPoko по проекту Klein Dytham architecture при отеле на острове Хонсю напоминает сказочный домик.
Семь часовен
Семь деревянных часовен в долине Дуная на юго-западе Германии по проекту семи архитекторов, включая Джона Поусона, Фолькера Штааба и Кристофа Мэклера.
Разлинованный ландшафт
Кладбище словацкого города Прешов по проекту STOA architekti играет роль не только некрополя, но и рекреационной зоны для двух жилых районов.
Гипер-крыша и гипер-земля
Dominique Perrault Architecture и Zhubo Design Co выиграли конкурс на проект Института дизайна и инноваций в Шэньчжэне: его главное здание напоминает мост длиной более 700 метров.
Территория детства
Проект образовательного комплекса в составе второй очереди застройки «Испанских кварталов» разработан архитектурным бюро ASADOV. В основе проекта – идея создания дружелюбной и открытой среды, которая сама по себе воспитывает и формирует личность ребенка.
Человек в большом городе
В проекте масштабного жилого комплекса архитекторы GAFA сделали акцент на двух видах общественного пространства: шумных улицах с кафе и магазинами – и максимально природном, визуально изолированном от города дворе. То и другое, работая на контрасте, должно сделать жизнь обитателей ЖК EVER насыщенной и разнообразной.
Живой рост
Масштабный жилой комплекс AFI PARK Воронцовский на юго-западе Москвы состоит из четырех башен, дома-пластины и здания детского сада. Причем пластика жилых домов – активна, они, как кажется, растут на глазах, реагируя на природное окружение, прежде всего открывая виды на соседний парк. А детский сад мил и лиричен, как сахарный домик.
86 арок
В жилом комплексе Westbeat по проекту бюро Studioninedots на западе Амстердама обширный подиум вмещает многофункциональное общественное и коммерческое пространство для нужд жителей района.
Модульный «Круг»
Комплекс The Circle по проекту бюро Riken Yamamoto & Field Shop в аэропорту Цюриха соединяет в себе, как в маленьком городе, офисы, магазины, клинику, отель и конференц-центр.
Стеклянный шар, золотой цилиндр
В Лос-Анджелесе завершено строительство музея Киноакадемии по проекту Ренцо Пьяно и его бюро RPBW: основой проекта стал универмаг в стиле ар деко. Открытие запланировано на эту осень.
Ценность подиума
В китайской штаб-квартире компании Schindler в Шанхае по проекту Neri&Hu проблема разобщенности производственных и офисных корпусов решена с помощью выразительного подиума.
Фрагменты Тулузы
Новое здание школы экономики по проекту бюро Grafton продолжает богатые кирпичные традиции Тулузы, благодаря которым ее называют «Розовым городом».
Чтение на «ковре-самолете»
Историческая библиотека университета Граца получила «надстройку» с 20-метровым консольным выносом по проекту Atelier Thomas Pucher: там разместились читальные залы.
Сицилийские горизонты
Выбранный по итогам международного конкурса проект административного комплекса области Сицилия в Палермо задуман как ансамбль из дерева и стали с садом на шестом этаже.
Красный дом
В районе Новослободской появился Maison Rouge – комплекс апартаментов по проекту ADM, который продолжает начатую БЦ «Атмосфера» волну обновления квартала в сторону улицы Палиха
Музей в «холодной куртке»
Корпус Киндер Хьюстонского музея изобразительных искусств по проекту Steven Holl Architects: фасады из полупрозрачного стекла отражают 70% солнечного жара.
Эффект оживления
Проект Останкино Business Park разработан для участка между существующей станцией метро и будущей станцией МЦД, поэтому его общественное пространство рассчитано в равной степени на горожан и офисных сотрудников. Комплекс имеет шансы стать катализатором развития Бутырского района.
Технологии и материалы
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Сейчас на главной
Теоретик небоскреба
В Strelka Press выпущено второе издание книги Рема Колхаса «Нью-Йорк вне себя». Впервые на русском языке она вышла в этом издательстве в 2013. Публикуем отрывок о «визуализаторе» Манхэттена 1920-х Хью Феррисе, более влиятельном, чем его заказчики-архитекторы.
Тимур Башкаев: «Ради формирования высококачественных...
Новое видео из серии Генплан. Диалоги: разговор Виталия Лутца с Тимуром Башкаевым – об образе реновации, каркасе общественных пространств, о предчувствии новых технологий и будущем возрождении дерева как материала. С полной расшифровкой.
Белые башни
Жилой комплекс Y-Loft City в городе Чанчжи по проекту пекинского бюро Superimpose Architecture предназначен для поколения Y.
Эстетизация двора
Благоустраивая двор жилого комплекса премиум-класса, бюро GAFA позаботилось не только о соответствующем высокому статусу образе, но и о простых человеческих радостях, а также виртуозно преодолело нормативные ограничения.
Кино под куполом
Музей науки Curiosum с купольным кинотеатром по проекту White Arkitekter расположился в исторической промзоне на севере Швеции, занятой сейчас университетом Умео.
Авангардный каркас из прошлого
В Париже завершилась реконструкция почтамта на улице Лувра по проекту Доминика Перро: почтовая функция сведена к минимуму, вместо нее возникло множество других, включая социальное жилье.
Шелковые рукава
Металлические ленты Культурного центра по проекту Кристиана де Портзампарка в Сучжоу – парафраз шелковых рукавов артистов куньцюй: для спектаклей этого оперного жанра также предназначен комплекс.
MasterMind: нейросеть для девелоперов и архитекторов
Программа, разработанная компанией Genpro, способна за полчаса сгенерировать десятки вариантов застройки согласно заданным параметрам, но не исключает творческой работы, а лишь исполняет техническую часть и может быть использована архитекторами для подготовки проекта с последующей передачей данных в AutoCAD, Revit и ArchiCAD.
Жук улетел
История проектирования бизнес-центра в Жуковом проезде: с рядом попыток сохранить здание столетнего «холодильника» и современными корпусами, интерпретирующими промышленную тему. Проект уже не актуален, но история, на наш взгляд, интересная.
Медные стены, медные баки
Новая штаб-квартира Carlsberg Group в Копенгагене по проекту C. F. Møller получила фасады из медных панелей, напоминающие об исторических чанах для варки пива.
Оболочка IT-креативности
Московское здание международной сети внешкольного образования с центром в Армении – школы TUMO – расположилось в реконструированном корпусе, единственном сохранившемся от сахарного завода имени Мантулина. Пожелания заказчика и инновационная направленность школы определили техногенную образность «металлического ящика», открытую планировку и яркие акценты внутри.
Быть в центре
Апарт-комплекс в центре делового квартала с веерными фасадами и облицовкой с эффектом терраццо.
ВХУТЕМАС versus БАУХАУС
Дмитрий Хмельницкий о причудах историографии советской архитектуры, о роли ВХУТЕМАСа и БАУХАУСа в формировании советского послевоенного модернизма.
Авангард на льду
Бюро Coop Himmelb(l)au выиграло конкурс на концепцию хоккейного стадиона «СКА Арена» в Санкт-Петербурге. Он заменит собой снесенный СКК и обещает учесть проект компании «Горка», недавно утвержденный градсоветом для этого места.
Третий путь
Публикуем объект, получивший гран-при «Золотого сечения 2021»: офисный комплекс на Верхней Красносельской улице, спроектированный и реализованный мастерской Николая Лызлова в 2018 году. Он демонстрирует отчасти новые, отчасти хорошо забытые старые тенденции подхода к строительству в исторической среде.
Диалог в кирпиче
Новый корпус школы Скиннерс по проекту Bell Phillips Architects к юго-востоку от Лондона продолжает викторианскую традицию кирпичной архитектуры.
Слабые токи: итоги «Золотого сечения»
Вчера в ЦДА наградили лауреатов старейшего столичного архитектурного конкурса, хорошо известного среди профессионалов. Гран-при получили: самая скромная постройка Москвы и самый звучный проект Подмосковья. Рассказываем о победителях и публикуем полный список наград.
Оазис среди офисов
Двор киевского делового центра Dmytro Aranchii Architects превратили в многофункциональную рекреационную зону для сотрудников.
Террасы и зигзаги
UNStudio прорывается в Петербург: на берегу Финского залива началось строительство ступенчатого офиса для IT-компании JetBrains.
Пресса: «Потенциал городов не раскрыт даже на треть». Архитектор...
Программа реновации, предполагающая снос хрущевок, стартовала в Москве в 2017 году. Хотя этот механизм и отличается от закона о комплексном развитии территорий, который распространили на остальную страну, столичные архитекторы накопили приличный опыт, как обновлять застроенные кварталы. Об этом мы поговорили с руководителем бюро T+T Architects Сергеем Трухановым.