English version

Бинарная оппозиция

Рассматриваем довольно редкий случай – две постройки Евгения Герасимова на одной улице с разницей в пять лет, на примере которых удобно рассуждать об общих подходах и принципах мастерской.

Алёна Кузнецова

Автор текста:
Алёна Кузнецова

22 Марта 2021
mainImg
Тверская улица, которая соединяет Таврический сад и сад Смольного – одна из первых, с которой начало работать бюро Евгения Герасимова: карандашные наброски для этого места появились уже в 1991 году, в год основания мастерской. Интересно, что сначала архитекторам виделось здесь здание в стиле а-ля рюсс, мечту о котором удалось воплотить много позже. Но постепенно в обсуждениях с заказчиком, который владел сразу двумя участками на одной улице, концепция изменилась. Первым в 2004 году построили модернистское здание на Тверской, 6, через пять лет почти ровно напротив появился сосед в стиле северного модерна. В их сравнении открываются некоторые закономерности в работе бюро. 
Жилой дом на Тверской улице, 6
© Евгений Герасимов и партнеры
Смелость заявлять о себе
Два дома на Тверской – два ответа на вопрос о том, как строить в историческом центре. Один путь – быть отчетливо современным и противопоставлять традиционному окружению новые формы и материалы. Второй – заговорив на языке предшественников, переосмыслить их наследие. Оба подхода, как известно, имеют своих сторонников и противников.  

Тверская улица – удачное место, чтобы экспериментировать, поскольку район невероятно насыщен архитектурными стилями: в радиусе пятисот метров можно найти петровское барокко, классицизм, эклектику, северный модерн, а также представителей советской архитектуры от каждого десятилетия. Закрывая две лакуны в этом постперестроечном городском «коллаже», архитекторы пробовали разные подходы и искали границы возможного.
 

Но, несмотря на очевидную непохожесть двух домов, есть вещи, которые их объединяют.

author photo

Евгений Герасимов, «Евгений Герасимов и партнеры»

Эти два дома роднит бескомпромиссное рисование выбранной темы. Они совершенно не стесняются самих себя. Эффект мимикрии – не этот случай. Они заявляют: я вот такой, нравлюсь вам – спасибо, а не нравлюсь – проходите дальше. Можно сказать, что они соперничают за внимание. Как у Достоевского в «Белых ночах», помните?



Напомним на всякий случай:

«Мне тоже и дома знакомы. Когда я иду, каждый как будто забегает вперед меня на улицу, глядит на меня во все окна и чуть не говорит: «Здравствуйте; как ваше здоровье? и я, слава богу, здоров, а ко мне в мае месяце прибавят этаж». Или: «Как ваше здоровье? а меня завтра в починку». Или: «Я чуть не сгорел и притом испугался» и т. д.».  

То есть оба дома, что будет верно и для многих других работ бюро, – при очевидном уважении к авторитету предшественников, не стремятся стать излишне «толерантной» фоновой застройкой, не растворяются в окружении, а с чувством собственного достоинства вступают в диалог и проявляют свой характер.  

Рассмотрим каждый чуть подробнее.
Слияние и поглощение
Дом на Тверской, 6, – узнаваемый памятник своего времени, а ведь вместо хай-тека – Евгений Герасимов категорически отказывается признавать термин «капром» из-за слишком размытых границ – здесь вполне мог появиться «уголок русской старины». Первый эскиз с «белокаменными» стенами и романтичными башенками навеян, вероятно, соседством со старообрядческой церковью Знамения Пресвятой Богородицы. Но в нулевые, как кажется теперь, дом в стиле а-ля рюсс был не такой хорошей маркетинговой идеей, как в случае с «Русским домом», появившимся через 15 лет. Кроме того, участок со стороны двора граничит с Архивом историко-политических документов и Архивом кинофотодокументов, и соединять поздесоветскую архитектуру с древнерусскими мотивами было бы довольно эпатажно. Поэтому заказчик и архитекторы остановили свой выбор на брутальных формах, стекле и металле.
  • zooming
    Жилой дом на Тверской улице, 6. Эскиз
    © Евгений Герасимов и партнеры
  • zooming
    Жилой дом на Тверской улице, 6. Эскиз
    © Евгений Герасимов и партнеры

До прихода мастерской на участке ничего не было, кажется, не было давно – если только небольшой деревянный дом. Тем не менее композиция Тверской-6 такова, словно архитекторы восстанавливают структуру улицы и надстраивают некий «утраченный» дом новыми объемами. Прием прироста традиционной архитектуры современными формами вполне узнаваем, и в 2000-е, на которые пришлось проектирование и строительство, был все еще широко распространен. 
Жилой дом на Тверской улице, 6
© Евгений Герасимов и партнеры

Может показаться, что если убрать стеклянные объемы, останется дом, который вполне мог быть спроектирован и сегодня: торговая галерея, шесть этажей, трехчастная схема, складка вполне в духе раннего модерна и благородный материал облицовки – идеальный пример тех «70-ти», о которых говорит Сергей Чобан. Но впечатление от фотографий, как ни странно, обманчиво – стоя на Тверской улице, ничего случайного или навязанного в доме не видишь, только тонкую балансировку форм, масс и материалов.
Жилой дом на Тверской улице, 6
© Евгений Герасимов и партнеры

Подобный прием слияния – слияния более традиционной по масштабу и структуре части здания с модернистскими стеклянными формами – Евгений Герасимов использовал еще несколько раз: в «Новой звезде» на Песочной набережной, в доме «Ле Гранд» на Невском, 152. Но к концу первой декады 2000-х прием уже исчерпал себя и стал неактуальным. Чего не скажешь об историзме. 
  • zooming
    Жилой дом «Ле Гранд»
    © Евгений Герасимов и партнеры
  • zooming
    Жилой комплекс «Новая звезда»
    © Евгений Герасимов и партнеры. Фотография К. Смирнов
Многослойный историзм 
Тверская-1 – переосмысление северного модерна, путь историзма, наиболее понятный и приятный петербуржцам вчера, сегодня и, наверное, всегда. Это направление бюро продолжает исследовать и оттачивать не один десяток лет.



Напротив – сразу два дома в стиле модерн, причем угловой серый – первая постройка Алексея Бубыря, к творчеству которого неравнодушны многие современные архитекторы, а терракотовый спроектировал инженер Дмитрий Устругов. Еще один угловой дом, ближайший сосед Тверской-1 – сочетание эклектики и опять же модерна, он известен тем, что в его башне в квартире Вячеслава Иванова проходил один самых известных литературно-художественных салонов своего времени: здесь бывали Анна Ахматова, Александр Блок, Николай Гумилев, в белые ночи чтения могли продолжаться на крыше. Новый дом подхватывает настроения этой части улицы и являет миру суровый романтический фасад, способный справиться с любой петербургской вьюгой.
Жилой дом на Тверской улице, 1
Фотография © А. Народицкий / Предоставлена Евгений Герасимов и партнеры

Подробно прототипы и отсылки к северному модерну мы обсуждали здесь. Повторимся лишь, что, работая в исторических стилях, Евгений Герасимов не остается в рамках одного направления, и, как в хорошей книге, в его фасадах за основной сюжетной линией можно обнаружить еще один слой. В данном случае, насмотревшись как следует на шершавую шубу руста и трапеции окон с мелкой расстекловкой, мы заметим, что тектоническая логика перевернута и соответствует скорее модернизму, линии эркеров ближе к конструктивизму, а «кокошники» над окнами предпоследнего этажа сообщают образу что-то египетское.
Детали и тактильность
Еще одна максима, которой придерживается бюро и которая объединяет дома – выразительность деталей и тактильность. Евгений Герасимов не раз подчеркивал, что стремится к тому, чтобы его дома людям хотелось не только рассмотреть поближе, но и потрогать. На Тверской контраст в этом отношении работает на общую пользу: если один дом шершавый и матовый, то второй на его фоне еще более гладкий, глянцевый и полированный. Для Тверской-1 использовали украинский Покостовский гранит, который затесывался вручную – тот редкий случай, когда двух одинаковых камней на современном фасаде нет. Контраст материалов и выразительная фактура, которую подчеркивает солнце и вечерняя подсветка, в данном случае с успехом заменяют декоративные элементы.
  • zooming
    1 / 5
    Жилой дом на Тверской улице, 1
    Фотография © А. Народицкий / Предоставлена Евгений Герасимов и партнеры
  • zooming
    2 / 5
    Жилой дом на Тверской улице, 1
    Фотография © А. Народицкий / Предоставлена Евгений Герасимов и партнеры
  • zooming
    3 / 5
    Жилой дом на Тверской улице, 1
    Фотография © А. Народицкий / Предоставлена Евгений Герасимов и партнеры
  • zooming
    4 / 5
    Жилой дом на Тверской улице, 1
    Фотография © А. Народицкий / Предоставлена Евгений Герасимов и партнеры
  • zooming
    5 / 5
    Жилой дом на Тверской улице, 1
    Фотография © А. Народицкий / Предоставлена Евгений Герасимов и партнеры
Зеркало или оправа
Как уже упоминалось, одно из значимых действующих лиц Тверской улицы – комплекс Знаменской церкви старообрядцев за авторством Дмитрия Крыжановского, которую реставрировали примерно в те же годы, что и строились новые дома. На церковь Тверская-6 реагирует большим отражающим «экраном» – широкой дугой эллипса с лоджиями.
Жилой дом на Тверской улице, 6
© Евгений Герасимов и партнеры

В последующие годы мастерской довелось поработать и с другими участками, где тон задавала церковь – как жемчужина, требующая достойной оправы. Так, дом в Ковенском переулке отступает от стен костела Лурдской Богоматери, тем самым формируя пьяцетту и открывая западный фасад храма. Отражающие поверхности, к слову, есть и там. В «Царской столице» Федоровский собор вообще определяет планировку комплекса – его центральное положение отмечено полукруглой площадью и лучами улиц, открывающих перспективу на храм с дальних точек.

В случае Тверской взаимодействие с церковью более активное и напористое, что происходит прежде всего за счет особенностей участка: дом фактически угловой, а объемы церковного комплекса нарастают в противоположную от него сторону. 
  • zooming
    1 / 5
    Жилой дом на Тверской улице, 6
    © Евгений Герасимов и партнеры
  • zooming
    2 / 5
    Жилой дом в Ковенском переулке
    © «Евгений Герасимов и партнеры»
  • zooming
    3 / 5
    Жилой дом в Ковенском переулке
    © «Евгений Герасимов и партнеры»
  • zooming
    4 / 5
    ЖК «Царская столица». Вид с квадрокоптера
    © «Евгений Герасимов и партнеры»
  • zooming
    5 / 5
    ЖК «Царская столица»
    © «Евгений Герасимов и партнеры»
Другие пары
В завершение отметим, что подобные пары домов, расположенных неподалеку друг от друга, но представляющих совершенно разные подходы, есть у мастерской и в других частях города. Самый очевидный пример – дом в Ковенском переулке и «Русский дом», чуть с большей натяжкой можно назвать дома на Невском 137 и 152. Что, собственно, лишний раз подтверждает универсальность мастерской, а также слова самого Евгения Герасимова: «Я бы умер от тоски, если бы мне сказали, что я всю жизнь буду рисовать только пилястры».
  • zooming
    Жилой дом на Тверской улице, 1
    Фотография © А. Народицкий / Предоставлена Евгений Герасимов и партнеры
  • zooming
    Жилой дом на Тверской улице, 6
    © Евгений Герасимов и партнеры

22 Марта 2021

Алёна Кузнецова

Автор текста:

Алёна Кузнецова
Точка отсчета
Здесь мы рассматриваем два ретро-объекта: одному 20 лет, другому 25. Один из них – первые в истории Петербурга таунхаусы, другой стал первым примером элитного жилья на Крестовском острове. Оба – от бюро «Евгений Герасимов и партнеры».
Фриланс у реки
Коворкинг по проекту бюро «Евгений Герасимов и партнеры» завершает ансамбль Аптекарской набережной и предлагает комфортное рабочее пространство с видом на Большую Невку. В числе прочего показываем рабочие эскизы, которые помогли найти броскую форму, соответствующую духу места.
Превращение мансарды
Для «Петровского квартала» бюро «Евгений Герасимов и партнеры» воспользовались окнами VELUX Cabrio, которые позволяют одним движением руки превратить мансарду в небольшую террасу.
Градсовет удаленно 2.07.2020
Рельсы как основа композиции, компиляция как архитектурный прием и неудавшееся обсуждение фонтана на очередном градсовете, прошедшем в формате видеотрансляции.
Обратный отсчет
Проект мастерской «Евгений Герасимов и партнеры» для московского Ленинградского проспекта: самое высокое здание в портфолио бюро и развитие традиций сталинской архитектуры.
Изящество простоты
Микс из восточной архитектуры и принципов ленинградского градостроительства: как мастерская «Евгений Герасимов и партнеры» поднимает планку для массового жилья.
Видный дом
Art View House на открыточном «перекрестке» Мойки и Крюкова канала – еще один эксперимент бюро «Евгений Герасимов и партнеры» с неоклассикой, а также аккуратное завершение архитектурной панорамы в центре города.
Новое воспоминание
«Русский дом» мастерской «Евгений Герасимов и партнеры» – одна из самых заметных и тепло встреченных новостроек в центре Петербурга. Разбираемся, из чего он состоит и в чем секрет успеха.
Краеугольные преобразования
Концепция развития «Красного треугольника» от мастерской «Евгений Герасимов и партнеры» отвечает на вопрос о том, как архитектурными средствами превратить депрессивную территорию в инвестиционно привлекательную. Основные идеи – многообразие функций и большое общественное пространство.
Воля к разнообразию
ЖК «Европа Сити» оживил как минимум три вещи: бывшую промышленную территорию на окраине Петроградской стороны, классические приемы построения городской застройки и устоявшиеся представления о панельной архитектуре.
Репрезентативная выборка
Семь архитекторов Петербурга – о завершившейся на днях биеннале, защите рынка и открытости, разных поколениях, и о традициях фестиваля, организуемого ОАМ.
Между прошлым и будущим
ЖК Futurist балансирует на грани постконструктивизма и ар-деко, аккуратно вписываясь в респектабельную застройку Петроградской стороны. Но основная его задача – раскрыть здание Левашовского хлебозавода и тем самым вдохнуть в него жизнь.
Градсовет Петербурга 3.10.2018
Обсуждение концепции расширения музея Достоевского вылилось в дискуссию о праве современной архитектуры соседствовать с исторической застройкой Петербурга.
Евгений Герасимов: «В каждом участке заложена потребность...
На Крестовском острове закончено строительство дома «Верона» мастерской Евгения Герасимова. Говорим с архитектором о том, почему ему нравится строить здания в исторических стилях и как удается делать это столь качественно.
Пороховые кварталы
На территории бывших заводов «Химволокно» и «Пластополимер» по замыслу архитекторов бюро «Евгений Герасимов и партнеры» и SPEECH появятся жилые кварталы с продуманной планировочной структурой, в которую будут включены исторические здания и рекреационные зоны. Рассматриваем эскиз застройки.
Скорее метафорически, чем буквально
В Петербурге спорят: можно ли строить новое крыло музея Достоевского современной архитектуры, или все, что дозволено – восстановить утраченный по соседству доходный дом? Рассматриваем предварительную концепцию здания музея.
Янтарная стрела
Санкт-Петербургский Экспофорум – конгрессно-выставочный центр, которого долго ждали и о котором много спорили, наконец построен, введен в эксплуатацию и уже активно функционирует.
Евгений Герасимов: «Архитектура – это срез общества»
Одна из секций Санкт-Петербургского культурного форума – «Креативная среда и урбанистика» – будет посвящена проблемам современной архитектуры. В преддверии события Евгений Герасимов рассказал, почему социальная функция архитектуры – утопия, и когда пора начинать экономить.
Взгляд вглубь
Коллекция арт-объектов проекта «Эталон качества», показанная на фестивале «Зодчество», наглядно продемонстрировала, как архитекторы соотносят ключевые ценности своей профессии и свое собственное творчество
Столичная последовательность
Жилой комплекс «Царская столица» – один из крупнейших проектов по освоению промышленных территорий в центре Петербурга. Бюро «Евгений Герасимов и партнеры» удалось не только превратить заброшенный участок в полный жизни микрорайон, но и создать градостроительно выверенную единицу.
На границе времен
Бюро «Евгений Герасимов и партнеры» спроектировало один из лотов первой очереди жилого комплекса ЗилАрт. Жилой дом с замкнутым пространством внутреннего двора получился ярким, но на фоне «соседей» выглядит традиционным – ровно таким, чтобы полностью соответствовать своему назначению.
Прозрачность империи
В Петербурге завершилось строительство первой очереди административно-делового квартала «Невская ратуша» Евгения Герасимова и Сергея Чобана. Рассказываем и показываем, что получилось из синтеза классики и прозрачности.
Евгений Герасимов: «Хорошая архитектура за хорошие...
Говорим с архитектором по случаю 25-летия бюро «Евгений Герасимов и партнёры»: о составе мастерской, разнообразии задач, специфике рабочего процесса, партнёрстве с Сергеем Чобаном, советской и постсоветской архитектуре.
Подсчёт по осени
Прошедшей осенью и в конце лета 2016 издано шесть монографий известных архитектурных мастерских: ADM, UNK project, Wowhaus, Арт-Бля, бюро Евгения Герасимова, Цимайло & Ляшенко. Рассказываем обо всех.
Похожие статьи
Человек в большом городе
В проекте масштабного жилого комплекса архитекторы GAFA сделали акцент на двух видах общественного пространства: шумных улицах с кафе и магазинами – и максимально природном, визуально изолированном от города дворе. То и другое, работая на контрасте, должно сделать жизнь обитателей ЖК EVER насыщенной и разнообразной.
Живой рост
Масштабный жилой комплекс AFI PARK Воронцовский на юго-западе Москвы состоит из четырех башен, дома-пластины и здания детского сада. Причем пластика жилых домов – активна, они, как кажется, растут на глазах, реагируя на природное окружение, прежде всего открывая виды на соседний парк. А детский сад мил и лиричен, как сахарный домик.
86 арок
В жилом комплексе Westbeat по проекту бюро Studioninedots на западе Амстердама обширный подиум вмещает многофункциональное общественное и коммерческое пространство для нужд жителей района.
Модульный «Круг»
Комплекс The Circle по проекту бюро Riken Yamamoto & Field Shop в аэропорту Цюриха соединяет в себе, как в маленьком городе, офисы, магазины, клинику, отель и конференц-центр.
Стеклянный шар, золотой цилиндр
В Лос-Анджелесе завершено строительство музея Киноакадемии по проекту Ренцо Пьяно и его бюро RPBW: основой проекта стал универмаг в стиле ар деко. Открытие запланировано на эту осень.
Ценность подиума
В китайской штаб-квартире компании Schindler в Шанхае по проекту Neri&Hu проблема разобщенности производственных и офисных корпусов решена с помощью выразительного подиума.
Фрагменты Тулузы
Новое здание школы экономики по проекту бюро Grafton продолжает богатые кирпичные традиции Тулузы, благодаря которым ее называют «Розовым городом».
Чтение на «ковре-самолете»
Историческая библиотека университета Граца получила «надстройку» с 20-метровым консольным выносом по проекту Atelier Thomas Pucher: там разместились читальные залы.
Сицилийские горизонты
Выбранный по итогам международного конкурса проект административного комплекса области Сицилия в Палермо задуман как ансамбль из дерева и стали с садом на шестом этаже.
Красный дом
В районе Новослободской появился Maison Rouge – комплекс апартаментов по проекту ADM, который продолжает начатую БЦ «Атмосфера» волну обновления квартала в сторону улицы Палиха
Музей в «холодной куртке»
Корпус Киндер Хьюстонского музея изобразительных искусств по проекту Steven Holl Architects: фасады из полупрозрачного стекла отражают 70% солнечного жара.
Эффект оживления
Проект Останкино Business Park разработан для участка между существующей станцией метро и будущей станцией МЦД, поэтому его общественное пространство рассчитано в равной степени на горожан и офисных сотрудников. Комплекс имеет шансы стать катализатором развития Бутырского района.
Возвышение двора
Жилой комплекс «Реноме» состоит из двух корпусов: современного каменного дома и краснокирпичного фабричного здания конца XIX века, реконструированного по обмерам и чертежам. Их соединяет двор-горка – редкий для Москвы вариант геопластики, плавно поднимающейся на кровлю магазинов, выстроенных вдоль пешеходной улицы.
Поликарбонат над рекой
Студенческий центр Powerhouse для Белойтского колледжа в штате Висконсин – реконструированная по проекту Studio Gang историческая электростанция.
Расслышать мелодию прошлого
Храм Усекновения главы Иоанна Предтечи в сквере у Новодевичьего монастыря задуман в 2012 году в честь 200-летия победы над Наполеоном. Однако вместо декламационного размаха и «фанфар» архитектором Ильей Уткиным предъявлен сосредоточенно-молитвенный настрой и деликатное отношение к архитектуре ордерного шатрового храма. В подвальном этаже – музей раскопок, проведенных на месте церкви.
Новое внутри старого
В ходе реконструкции Королевского музея изящных искусств в Антверпене KAAN Architecten полностью скрыли современное крыло внутри исторического здания, чтобы не нарушать его облик.
Мост на 14 000 «лампочек»
Пешеходный мост близ Штутгарта получил эффектный облик благодаря единству пролетного строения и опорной конструкции. Проект разработан инженерами schlaich bergermann partner.
Водная стихия
Плавучий павильон Teahouse Ø по проекту бюро PAN- PROJECTS «обживает» каналы Копенгагена как общественное пространство.
Семантический разлом
Клубный дом STORY, расположенный рядом с метро Автозаводская и территорией ЗИЛа, деликатно вписан в контрастное окружение, а его форма, сочетающая регулярную сетку и эффектно срежиссированный «разлом» главного фасада, как кажется, откликается на драматичную историю места, хотя и не допускает однозначных интерпретаций.
Дуэт в Филях
Вторая очередь жилого комплекса Filicity, спроектированная бюро ADM, основана на контрасте стеклянного 57-этажного 200-метрового небоскреба и 11-этажного кирпичного дома. Высотка утверждает футуристичный вектор в московской жилой архитектуре.
Дворы и башни: самарский эксперимент
Конкурсный проект «Самара Арена Парка», предложенный Сергеем Скуратовым, занял на конкурсе 2 место. Его суть – эксперимент с типологией жилых домов, галерейных и коридорных планировок кварталов в сочетании с башнями – наряду с чуткостью реакции на окружение и стремлением создать внутри комплекса полноценное пространство мини-города с градиентом ощущений и значительным набором функций.
Стена и башня
Архитекторы ОСА в поисках решений, которые можно противопоставить среде малоэтажной застройки в центре Хабаровска, а также возможности вставить новое слово в разговор о массовом жилье.
Дом в доме
Реконструкция крестьянского дома XVIII века на юге Германии: он стал основой для камерной сельской библиотеки. Авторы проекта – Schlicht Lamprecht Architekten.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Технологии и материалы
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Сейчас на главной
Крупицы золота
В Доме архитектора в Гранатном переулке открылся фестиваль «Золотое сечение». Рассматриваем планшеты. Награждать обещают 22 апреля.
Разлинованный ландшафт
Кладбище словацкого города Прешов по проекту STOA architekti играет роль не только некрополя, но и рекреационной зоны для двух жилых районов.
Гипер-крыша и гипер-земля
Dominique Perrault Architecture и Zhubo Design Co выиграли конкурс на проект Института дизайна и инноваций в Шэньчжэне: его главное здание напоминает мост длиной более 700 метров.
Парк Швейцария
Проект парка «Швейцария» в Нижнем Новгороде, созданный достаточно молодым, но известным и международным бюро KOSMOS, вызвал в городе много споров и даже протестов, настолько острых, что попытка провести на нашей платформе профессиональное обсуждение тоже не удалась. Публикуем проект как есть.
Районные ряды
Один из вариантов общественного пространства шаговой доступности, способного заменить ушедшие в прошлое дома культуры.
Пресса: Вальтер Гропиус и Bauhaus: трансформация жизни в фабрику
Это школа искусства (с Василием Кандинским в роли профессора), скульптуры, дизайна (где он, собственно, и был изобретен как самостоятельная деятельность), театра — Баухауc не сводится к архитектуре. Но в архитектуре Баухауса можно выделить три этапа развития утопии
Территория детства
Проект образовательного комплекса в составе второй очереди застройки «Испанских кварталов» разработан архитектурным бюро ASADOV. В основе проекта – идея создания дружелюбной и открытой среды, которая сама по себе воспитывает и формирует личность ребенка.
Новая идентичность
Среди призеров конкурса на концепцию застройки бывшей промышленной территории в чешском городе Наход – российское бюро Leto architects. Представляем все три проекта-победителя.
Человек в большом городе
В проекте масштабного жилого комплекса архитекторы GAFA сделали акцент на двух видах общественного пространства: шумных улицах с кафе и магазинами – и максимально природном, визуально изолированном от города дворе. То и другое, работая на контрасте, должно сделать жизнь обитателей ЖК EVER насыщенной и разнообразной.
Энди Сноу: «Моя цель – соединить в архитектуре рациональное...
Английский архитектор Энди Сноу стал главным архитектором проектной компании GENPRO. Постройки Энди Сноу в Великобритании, выполненные в составе известных бюро, отмечены международными наградами. В России архитектор принимал участие в проектировании БЦ «Фабрика Станиславского», ЖК iLove и БЦ AFI2B на 2-й Брестской. Энди Сноу сравнил строительную ситуацию в России и Великобритании и поделился своим видением архитектурных перспектив России.
Живой рост
Масштабный жилой комплекс AFI PARK Воронцовский на юго-западе Москвы состоит из четырех башен, дома-пластины и здания детского сада. Причем пластика жилых домов – активна, они, как кажется, растут на глазах, реагируя на природное окружение, прежде всего открывая виды на соседний парк. А детский сад мил и лиричен, как сахарный домик.
Бюро Никола-Ленивец: «Мы не решаем проблемы, а раскрываем...
Иван Полисский и Юлия Бычкова, управляющие партнеры Бюро Никола-Ленивец – о том, какие проблемы решает социокультурное проектирование, как развивать территории с помощью искусства и почему нельзя в каждом регионе создать свой Никола-Ленивец.
Из кино в метро
Трансформация советского кинотеатра «Ереван» в Единый диспетчерский центр метрополитена: параметрические фасады, медиаэкраны и центр мониторинга в бывшем зрительном зале.
86 арок
В жилом комплексе Westbeat по проекту бюро Studioninedots на западе Амстердама обширный подиум вмещает многофункциональное общественное и коммерческое пространство для нужд жителей района.
Сергей Скуратов: «Небоскреб это баланс технологий,...
В марте две башни Capital towers достроили до 300-метровой отметки. Говорим с автором самых эффектных небоскребов Москвы: о высотах и пропорциях, технологиях и экономике, лаконизме и красоте супертонких домов, и о самом смелом предложении недавних лет – башне в честь Ле Корбюзье над Центросоюзом.
Модульный «Круг»
Комплекс The Circle по проекту бюро Riken Yamamoto & Field Shop в аэропорту Цюриха соединяет в себе, как в маленьком городе, офисы, магазины, клинику, отель и конференц-центр.
Стеклянный шар, золотой цилиндр
В Лос-Анджелесе завершено строительство музея Киноакадемии по проекту Ренцо Пьяно и его бюро RPBW: основой проекта стал универмаг в стиле ар деко. Открытие запланировано на эту осень.
Ценность подиума
В китайской штаб-квартире компании Schindler в Шанхае по проекту Neri&Hu проблема разобщенности производственных и офисных корпусов решена с помощью выразительного подиума.
Ажур и резьба
Жилой комплекс в Уфе с мостиком-эспланадой, разнообразными балконами и декором, имитирующим деревянные наличники. Дом отмечен Золотым знаком Зодчества-2020.
Фрагменты Тулузы
Новое здание школы экономики по проекту бюро Grafton продолжает богатые кирпичные традиции Тулузы, благодаря которым ее называют «Розовым городом».
Чтение на «ковре-самолете»
Историческая библиотека университета Граца получила «надстройку» с 20-метровым консольным выносом по проекту Atelier Thomas Pucher: там разместились читальные залы.
Масштаб 1:1
Пять разноплановых объектов бюро «А.Лен», снятых на квадрокоптер: что нового может рассказать съемка с высоты.
Сицилийские горизонты
Выбранный по итогам международного конкурса проект административного комплекса области Сицилия в Палермо задуман как ансамбль из дерева и стали с садом на шестом этаже.
Пресса: Модернизированная сельская идиллия: Джозеф Ганди...
В 1805 году британский архитектор Джозеф Майкл Ганди опубликовал две книги, «Проекты коттеджей, коттеджных ферм и других сельских построек» и «Сельский архитектор». Этот жанр — сборники проектов сельских домов — среди архитекторов уважением не пользуется, люди строили и сейчас строят такие дома без помощи архитектора. Немногие числят Ганди в истории архитектурной утопии, из недавно опубликованных назову прекрасную книгу Тессы Моррисон «Утопические города 1460–1900». Но, видимо, именно с Ганди начинается особая линия новоевропейской утопии — утопии сельской жизни