Евгений Герасимов: «Неоклассика – это тест на профпригодность»

Евгений Герасимов размышляет о важности школы, деталей, материалов, а также о планировании бюджета и о границах, которые нельзя переступать, взявшись за проектирование неоклассического здания.

author pht

Беседовала:
Алёна Кузнецова

mainImg
Архи.ру:
Классика – понятие широкое: есть ренессанс разных видов, палладианство, классицизм, ар-деко, сталинская архитектура, постмодернизм, есть классики – наши современники, приверженные разным версиям классической архитектуры. Что такое неоклассика для вас, как бы вы ее определили? 

Евгений Герасимов: 
Классика – это Греция и Рим. К неоклассике поэтому в той или иной степени можно отнести все, что опирается на ордерную систему. Историзм – более широкое понятие, которое включает и неоклассику, и а-ля рюс, и поиски Ринальди в китайском стиле. Неоклассика – часть современной архитектуры, она востребована, поэтому мы о ней сегодня и говорим. Традиционная архитектура жива, слухи о ее смерти сильно преувеличены.

Насколько, на ваш взгляд, совместимы приемы современной архитектуры и серьезно трактованные элементы классики? 

Относительно свободное варьирование элементов неоклассической архитектуры строится на чувстве меры и гармонии, важно не переступать определенной границы. Многие не подозревают, что фасады здания на площади Островского – вентилируемые, а само оно построено из монолитного железобетона, с подземным паркингом и современными инженерными решениями. Но тем не менее это неоклассика, одно другому не мешает.
  • zooming
    1 / 7
    Офисное здание на площади Островского, 2008
    «Евгений Герасимов и партнеры» © фотография Олега Манова
  • zooming
    2 / 7
    Офисное здание на площади Островского, 2008
    «Евгений Герасимов и партнеры» © фотография Олега Манова
  • zooming
    3 / 7
    Офисное здание на площади Островского, 2008
    «Евгений Герасимов и партнеры» © фотография Юрия Славцова
  • zooming
    4 / 7
    Офисное здание на площади Островского, 2008
    © «Евгений Герасимов и партнеры»
  • zooming
    5 / 7
    Офисное здание на площади Островского, 2008
    © «Евгений Герасимов и партнеры»
  • zooming
    6 / 7
    Офисное здание на площади Островского, 2008
    «Евгений Герасимов и партнеры» © фотография Юрия Славцова
  • zooming
    7 / 7
    Офисное здание на площади Островского, 2008
    «Евгений Герасимов и партнеры» © фотография Юрия Славцова

В каких случаях вы обращаетесь к классике?

Для нас это одно из направлений – ни приоритетное, ни второстепенное. Мы понимаем, что на это есть спрос покупателя, заказчики в определенных местах хотят строить именно неоклассику, это совпадает и с нашими устремлениями – нам интересны поиски в этом направлении. Направление не хуже и не лучше других. В центре города такие проекты, конечно, появляются чаще.

Известно, что классика – это определенный язык, способный передавать довольно сложные и интересные послания. Могли бы вы привести примеры таких посланий в ваших проектах – когда вы передаете языком классики некий месседж? 

Для меня это утверждение является спорным. Я против литературы в архитектуре – это разные виды искусства. Архитектура – искусство визуальное, изобразительное, а не текст. Разговоры о том, что хотел сказать автор – это от лукавого. Смотришь на Росси – кто знает, что он хотел сказать. Вот он выводит Галерную улицу между зданиями Сената и Синода на Сенатскую площадь, и делает это мастерски, через арку. Большую Морскую выводит на Дворцовую площадь той же огромной аркой. Это просто архитектурное мастерство, не надо за этим искать то, чего нет. Архитектура – это организация пространства, вот он его и организовал. В этом больше ремесла, чем лирики.

В работе с неоклассикой как раз очень важно овладеть ремеслом, азами профессии. Нельзя переступать некие границы, заложенные школой. Например, когда я вижу на внешнем углу здания с одной стороны рустованую штукатурку, а с другой полированный гранит – у меня все закипает. Это небрежность, непонимание формы, правил и основ профессии.

То есть, чтобы построить хорошее неоклассическое здание, достаточно хорошо разбираться в античной архитектуре? 

Можно разбираться сколько угодно. Одно дело музыковед, а другое – композитор. Знания – условие необходимое, но не достаточное для того, чтобы создавать что-то приличное, на что можно смотреть. Нужны еще способности, опыт, мастерство, говоря высоким слогом.
  • zooming
    1 / 11
    Жилой дом «Венеция», 2013
    Евгений Герасимов и партнеры © фотография Алексея Народицкого
  • zooming
    2 / 11
    Жилой дом «Венеция», 2013
    Евгений Герасимов и партнеры © фотография Алексея Народицкого
  • zooming
    3 / 11
    Жилой дом «Венеция», 2013
    Евгений Герасимов и партнеры © фотография Юрия Славцова
  • zooming
    4 / 11
    Жилой дом «Венеция», 2013
    Евгений Герасимов и партнеры © фотография Юрия Молодковца
  • zooming
    5 / 11
    Жилой дом «Венеция», 2013
    Евгений Герасимов и партнеры © фотография Юрия Славцова
  • zooming
    6 / 11
    Жилой дом «Венеция», 2013
    Евгений Герасимов и партнеры © фотография Юрия Славцова
  • zooming
    7 / 11
    Жилой дом «Венеция», 2013
    Евгений Герасимов и партнеры © фотография Юрия Славцова
  • zooming
    8 / 11
    Жилой дом «Венеция», 2013
    Евгений Герасимов и партнеры © фотография Юрия Славцова
  • zooming
    9 / 11
    Жилой дом «Венеция», 2013
    Евгений Герасимов и партнеры © фотография Юрия Славцова
  • zooming
    10 / 11
    Жилой дом «Венеция», 2013
    Евгений Герасимов и партнеры © фотография Юрия Славцова
  • zooming
    11 / 11
    Жилой дом «Венеция», 2013
    Евгений Герасимов и партнеры © фотография Юрия Славцова

Строить неоклассическое здание – это всегда дорого?

Здание может быть очень дорогим, если делать все из мрамора и золота. Но может быть и достаточно дешевым – примеров масса. В Риме все из камня, а в Петербурге от нищеты все обманка – сделано в штукатурке. Но при этом культура работы с формой не терялась, она наоборот оттачивалась при скудости средств.

У Кваренги, например, есть достаточно скромные постройки. У Екатерининского института, Мариинской больницы длинные, плоские фасады, но в то же время эффектный главный портик, на котором сосредотачивались все деньги. Это как брошка, которая благодаря своей уместности и пропорциям может преобразить скромное платье. Эффект не тождественен деньгам.
  • zooming
    1 / 8
    Жилой дом «Верона», 2018
    Фотография: Андрей Белимов-Гущин © «Евгений Герасимов и партнеры»
  • zooming
    2 / 8
    Жилой дом «Верона», 2018
    Фотография: Андрей Белимов-Гущин © «Евгений Герасимов и партнеры»
  • zooming
    3 / 8
    Жилой дом «Верона», 2018
    Фотография: Андрей Белимов-Гущин © «Евгений Герасимов и партнеры»
  • zooming
    4 / 8
    Жилой дом «Верона», 2018
    Фотография: Андрей Белимов-Гущин © «Евгений Герасимов и партнеры»
  • zooming
    5 / 8
    Жилой дом «Верона», 2018
    Фотография: Андрей Белимов-Гущин © «Евгений Герасимов и партнеры»
  • zooming
    6 / 8
    Жилой дом «Верона», 2018
    Фотография: Андрей Белимов-Гущин © «Евгений Герасимов и партнеры»
  • zooming
    7 / 8
    Жилой дом «Верона», 2018
    Фотография: Андрей Белимов-Гущин © «Евгений Герасимов и партнеры»
  • zooming
    8 / 8
    Жилой дом «Верона», 2018
    Фотография: Андрей Белимов-Гущин © «Евгений Герасимов и партнеры»

Но неоклассика сегодня строится все же скорее для элиты?

Да, хотя могло быть и по-другому. Неоклассика конца 50-х годов прошлого века делалась в относительно простых формах. Вспомним два дома Сергея Сперанского на Московской площади, которые фланкируют Ленинский проспект – очень простые, в плитке, с небольшими акцентами. Но они прекрасно выглядят сегодня! Почему не может так выглядеть массовое жилье? Целый квартал из таких домов в нормальной этажности и пропорциях где-нибудь на Пулковском шоссе, чем был бы плох?

Приспособить неоклассику к жилому комплексу высотой в 25 этажей можно. Архитекторы сталинской эпохи справлялись с этим прекрасно. Советские архитекторы 30-50-х годов – вся плеяда Жолтовского –имели настолько хорошую дореволюционную школу, настолько были профессиональны, что когда в 1932 году правительство сказало: «значит так, делаем вот это», – они были абсолютно готовы. Ни тени сомнения, что делать и как. Они достигли виртуозного мастерства в исполнении неоклассики в любых масштабах: стадионов, «днепрогэсов», шлюзов, ВДНХ. Их выучка позволила ответить на запрос общества.
  • zooming
    1 / 11
    Жилой дом «Победы, 5», 2014
    «Евгений Герасимов и партнеры» © фотография Юрия Славцова
  • zooming
    2 / 11
    Жилой дом «Победы, 5», 2014
    © «Евгений Герасимов и партнеры»
  • zooming
    3 / 11
    Жилой дом «Победы, 5», 2014
    «Евгений Герасимов и партнеры» © фотография Юрия Славцова
  • zooming
    4 / 11
    Жилой дом «Победы, 5», 2014
    «Евгений Герасимов и партнеры» © фотография Юрия Славцова
  • zooming
    5 / 11
    Жилой дом «Победы, 5», 2014
    © «Евгений Герасимов и партнеры»
  • zooming
    6 / 11
    Жилой дом «Победы, 5», 2014
    «Евгений Герасимов и партнеры» © фотография Юрия Славцова
  • zooming
    7 / 11
    Жилой дом «Победы, 5», 2014
    © «Евгений Герасимов и партнеры»
  • zooming
    8 / 11
    Жилой дом «Победы, 5», 2014
    © «Евгений Герасимов и партнеры»
  • zooming
    9 / 11
    Жилой дом «Победы, 5», 2014
    © «Евгений Герасимов и партнеры»
  • zooming
    10 / 11
    Жилой дом «Победы, 5», 2014
    © «Евгений Герасимов и партнеры»
  • zooming
    11 / 11
    Жилой дом «Победы, 5», 2014
    © «Евгений Герасимов и партнеры»

То есть, критичен не бюджет, не материал, а мастерство архитектора и качество исполнения?

Неоклассика с трудом воспринимает недоделанность и недодуманность. В другой архитектуре это проходит – взять того же Фрэнка Гери. Если приглядеться к музею Гуггенхайма в Бильбао – там одна фасадная подсистема не доходит до другой, качество строительства ужасное, направляющие торчат из-под плитки – не рассчитали. Но там это воспринимается как милая нестыковка – дань деконструктивизму. Неоклассика не терпит незаконченности, она не может быть недоделанной.

Что еще важно, заказчик может не понимать, что и сколько будет стоить, а архитектор – обязан. Нужно уметь соотнести задуманное с возможностями, чтобы заранее не попасть впросак, не нарисовать то, что невозможно исполнить в том бюджете, который есть. По одежке протягивать ножки. Это тоже часть профессионализма. Как и в любом деле: повар должен понимать, сколько, чего и в какой ценовой категории закупать, чтобы обещания сошлись с ожиданиями. Иначе будет смешно: на портфельчик Ferragamo хватило, а на ботинки уже нет. Отсюда появляются балясины из железного уголка, или здание начинает отсыревать и разваливаться уже после первой зимы.

Неоклассика – это тест на профпригодность. Вызов, об который можно зубы обломать. Одно дело на компьютере рендеры делать – при сегодняшних возможностях это не сложно, бумага все стерпит. Реализация, практика – вот критерий истины, как учили основоположники марксизма-ленинизма.

Возможно, поэтому неоклассика – не мейнстрим. А мейнстрим – это заостренный модернизм или «стёб» в стиле MVRDV.
  • zooming
    1 / 9
    Клубный дом Art View House на набережной реки Мойки, 102, 2019
    Фотография © Андрей Белимов-Гущин / Евгений Герасимов и партнеры
  • zooming
    2 / 9
    Клубный дом Art View House на набережной реки Мойки, 102, 2019
    Фотография © Андрей Белимов-Гущин / Евгений Герасимов и партнеры
  • zooming
    3 / 9
    Клубный дом Art View House на набережной реки Мойки, 102, 2019
    Фотография © Андрей Белимов-Гущин / Евгений Герасимов и партнеры
  • zooming
    4 / 9
    Клубный дом Art View House на набережной Мойки
    Фотография © Илья Припоров / Евгений Герасимов и партнеры
  • zooming
    5 / 9
    Клубный дом Art View House на набережной Мойки
    Фотография © Андрей Белимов-Гущин / Евгений Герасимов и партнеры
  • zooming
    6 / 9
    Клубный дом Art View House на набережной реки Мойки, 102, 2019
    Фотография © Андрей Белимов-Гущин / Евгений Герасимов и партнеры
  • zooming
    7 / 9
    Клубный дом Art View House на набережной реки Мойки, 102, 2019
    Фотография © Андрей Белимов-Гущин / Евгений Герасимов и партнеры
  • zooming
    8 / 9
    Клубный дом Art View House на набережной реки Мойки, 102, 2019
    Фотография © Андрей Белимов-Гущин / Евгений Герасимов и партнеры
  • zooming
    9 / 9
    Клубный дом Art View House на набережной реки Мойки, 102, 2019
    Фотография © Андрей Белимов-Гущин / Евгений Герасимов и партнеры

Можно ли говорить об эволюции этого стиля в работах бюро, об усложнении, какой-то линии? 

С точки зрения рисования, наверное, нет. По сравнению с веками неоклассики, двадцать лет – это мгновение. Но есть эволюция с точки зрения технологий, которые не стоят на месте. Исполнение таких сложных деталей, как на Мойке, 102, раньше трудно было даже представить. Это расширяет возможности архитектора, можно закладывать больше разных элементов, которые сегодня изготавливают не руками штукатура, а на заводе на станке. Это очень круто, когда можно выточить идеальную ионическую капитель и без труда смонтировать ее на стройке, как конструктор.

Получается, что неоклассику делают детали?

Да. Не выполнена задача архитектора, если не хочется подойти к зданию близко и потрогать его. Мне не интересно, не хочется подходить, если со ста метров уже все понятно: идея ясна, спасибо, больше не надо. А иногда хочется подойти и посмотреть: а как, как это сделано? К зданиям Дэвида Чипперфильда всегда хочется подойти. Казалось бы – просто, но тут же возникают вопросы: как бетон отлит, как сочетается одно с другим, как окно встает в бетонную отливку, как карниз? Супер! Адам Карузо и Питер Сент-Джон – очень круто, мастера детали. Их банк в Бремене – это отлично.

Детали особенно важны в зоне видимости, на первых этажах. Выше можно упрощать, но тоже с умом. Если рассматривать скульптуры Адмиралтейства вблизи, покажется, что у них водянка. Но мастерство. опыт скульптора и архитектора подсказывает, как это будет восприниматься в воздушной перспективе, с расстояния. Не должно быть у человека отвращения при взгляде на здание с близкого расстояния, наоборот, должно появиться желание потрогать его. Мы пытаемся добиться такой тактильной притягательности в каждом проекте. Чтобы, как я всегда говорю, здание было интересно рассматривать и с двухсот метров, и с двадцати, и с двух.

0

23 Марта 2020

author pht

Беседовала:

Алёна Кузнецова
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Condair – партнёр архитекторов
Награждать архитекторов деловыми профессиональными поездками мы решили на постоянной основе. Это даст возможность архитекторам совершенствоваться, получать новые знания и посмотреть на мир с позиции людей, создающих качественный воздух в архитектурных пространствах.
Life Challenge 2020: проекты российских архитекторов борются...
Стартовал международный конкурс Baumit на лучшие европейские фасады Life Challenge 2020, в котором принимают участие более 300 работ из 25 стран. Раз в два года профессиональное жюри выбирает самый яркий и неповторимый проект. В этом году за престижную премию будут бороться российские архитекторы. С февраля по апрель также проходит открытое голосование за лучшее оформление здания.
ArchYouth-2020: объявлены победители III сезона
Каждый из победителей детально разобрался в тонкостях остекления своего проекта, правильно рассчитал формулы стеклопакетов, подобрал стёкла и профильные системы.
Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.

Сейчас на главной

Взлетная полоса
Проект-победитель конкурса Малых городов для Гатчины: линейный парк в большом микрорайоне и возвращение памяти о первом военном аэродроме России.
Градсовет удалённо / 25.03.2020
Градсовет впервые за историю своего существования работал дистанционно: обсуждали «готичный» бизнес-центр и эскиз жилого комплекса на севере города. Мы попытались подготовить удаленный же репортаж и заодно расспросить петербургских архитекторов о работе он-лайн.
Жилье с поддержкой
Комплекс MLK1101 в Лос-Анджелесе по проекту Lorcan O’Herlihy Architects – это жилье для бездомных ветеранов вооруженных сил, «хронических» бездомных и семей без места жительства.
Баланс уплотнения
Мастерская Анатолия Столярчука проектирует дом, который вынужденно доминирует над окружающей застройкой, но стремится привести сложившуюся среду к гармонии и развитию.
Сечение «Армады»
Клубный дом в историческом центре Екатеринбурга превращает разновысотность в основу образа: скос его силуэта созвучен скатным кровлям старых зданий, но он же становится ярким и современным пластическим акцентом.
Умер Майкл Соркин
Скончался американский архитектор, урбанист и публицист Майкл Соркин – второй, после Витторио Греготти, крупный архитектурный деятель, ставший жертвой коронавируса.
Александра Черткова: «Для нас принципиально важно...
В преддверии выставки «Город: детали», которая должна была открыться сегодня на ВДНХ, а теперь перенеслась на неопределенный срок, архитектор и партнер бюро «Дружба» Александра Черткова рассказала об основных принципах создания комфортного пространства для детей, ключевых трендах в проектировании детских площадок, а также о том, как москвичи принимают участие в городском развитии.
Очевидные неочевидности на улицах Нью-Йорка
Публикуем 7 главок из новой книги Strelka Press «Код города. 100 наблюдений, которые помогут понять город» Анне Миколайт и Морица Пюркхауэра – собрания замеченных авторами закономерностей, которые пригодятся при проектировании городской среды.
Каменная мозаика
Универмаг Galleria по проекту бюро OMA в южнокорейском Квангё получил «мозаичный» фасад из 12 000 гранитных и 2500 стеклянных треугольников.
Салют Кикоину!
Проект-победитель конкурса Малых городов для Новоуральска прославляет знаменитого физика, а также превращает бульвар на окраине в одно из главных общественных пространств.
WAF: «Оскар», но архитектурный
Говорим с авторами трех проектов, собравших награды WAF: редевелопента Бадаевского завода – Herzog & de Meuron, ЖК «Комфорт Таун» – Архиматика, и Парка будущих поколений в Якутске – ATRIUM.
Лестница без конца
Берлинское бюро Barkow Leibinger создало декорации для постановки оперы «Фиделио» Людвига ван Бетховена в венском Театре ан дер Вин. Режиссер – Кристоф Вальц, дважды лауреат «Оскара» за роли в фильмах Квентина Тарантино.
Пресса: Выживет ли урбанистика в России
Урбанистика сегодня в России — синоним воровства. Если человек посадил дерево или построил дом, то понятно зачем. Чтобы стибрить, вот зачем. Отсюда вопрос об урбанизме в России будущего — по крайней мере, если мы исходим из надежды, что дальше должно быть как-то лучше,— решается однозначно: его не будет <...>
Мрамор среди домн
Библиотека Люксембургского университета на территории бывшего сталелитейного завода – это перестроенное мастерской Valentiny Hvp Architects хранилище для руды.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Дискуссия о Дворце пионеров
Публикуем концепцию комплексного обновления московского Дворца Пионеров Феликса Новикова и Ильи Заливухина, и рассказываем о его обсуждении в Большом зале Москомархитектуры 4 марта.
«Дом бездомных»
Католический приют для социально незащищенных людей в деревне на юго-востоке Польши построен по проекту бюро xystudio с бережным отношением к окружающей среде.
Драгоценное пространство
Evotion design и T+T architects сообщили о завершении интерьера штаб-квартиры Сбербанка на Кутузовском проспекте. В центре атриума здесь парит переговорная-«Диамант», и все похоже на шкатулку с драгоценностями, в том числе высокотехнологичными.
Берег Дона
Проект из числа победителей конкурса Малых городов посвящен благоустройству берега реки Дон в промышленой части городка Данков, небольшого, но экономически успешного.
Реконструкция с чувством
Перед стартом курса МАРШ Re(New), слушатели которого будут работать со зданиями Хлопкопрядильной фабрики, куратор Дарья Минеева рассуждает о смысле и путях реконструкции.
Живописное жилье
В новом нью-йоркском комплексе Denizen Bushwick – 900 квартир, из которых 20% доступных, а высокую плотность смягчает монументальное искусство, озеленение и разнообразная инфраструктура. Авторы проекта – бюро ODA.
Верста на соляных берегах
Пешеходный маршрут с уклоном в туризм и исторические реконструкции, но не без спорта: проект-победитель конкурса Малых городов для Соликамска.
Большая маленькая победа
В небольшой по масштабу школе в Домодедове бюро ASADOV_ мастерски справилось с ограничениями в виде скромного бюджета и жестких лимитов площади, спроектировав светлые классы, гуманные рекреации и даже многосветный атриум с амфитеатром, ставший центром школьной жизни.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
Здание как Интернет
В культурно-общественном центре Forum Groningen по проекту NL Architects на севере Нидерландов можно бродить и находить информацию по всем областям знаний так же свободно, как во Всемирной сети.
Высокая горка
Начинаем публикацию проектов, победивших в конкурсе «Исторические поселения и малые города». Первый присланный – проект для Новохопёрска. Он соединяет две части города, вписан в пешеходные маршруты и эффектно использует ландшафтные красоты.
АБ Крупный план: «Важно, чтобы форма не была случайной,...
Беседа с Сергеем Никешкиным и Андреем Михайловым, партнерами-сооснователями архитектурно-инжиниринговой компании «Крупный план» – о ее структуре и истории развития, принципах, поиске формы и понятии современности.
Коворкинг под вуалью
Бюро Cano Lasso Arquitectos дало фасаду лондонского коворкинга полимерную «вуаль», а интерьер превратило в фантастический ландшафт – в соответствии с идеями заказчика, борющейся со скукой арендаторов компании Second Home.
Искушение традицией
В вилле по проекту Simone Subissati Architects в итальянской области Марке соединены геометрия традиционных сельских домов и идеи радикальной архитектуры 1970-х.
Градсовет 4.03.2020
Как паркинг привел к разговору об энергоэффективности, а памятник Федору Ушакову поднял проблему восстановления собора.
Социо-биология ландшафта
Список новых типологий общественных пространств и объектов вновь пополнился благодаря бюро Wowhaus. На этот раз команда предложила кардинально новый для России подход к созданию места общения людей и животных
Старое и новое на техасском солнце
Промышленный комплекс начала XX века в пригороде столицы Техаса Остина, сохранив свой облик, вместил после реконструкции по проекту бюро Cushing Terrell рестораны, магазины, учреждения сервиса и общественные пространства.
Малые города: 2020/2021
В конце февраля Минстрой объявил 80 победителей конкурса «Малых городов», призовой фонд которого теперь, на третий год проведения, увеличен вдвое, с 5 до 11 млрд рублей. Перечисляем победителей, рассматриваем несколько проектов.
Под взглядом ангелов с небес
Юбилейная выставка «Студии 44» в эрмитажном Генштабе амбициозна, масштабна и разнообразна. Ее задача – показать архитектуру со всех сторон: через кино, макет, чертеж, инсталляцию, и наконец через произведение, саму Анфиладу, которую выставка раскрывает, интенсифицирует и заставляет работать так, как было с самого начала задумано.
Имена многократного использования
Дублинское бюро Grafton стало лауреатом Притцкеровской премии-2020: это лишь последняя из града наград и других знаков признания, который сыпется на основательниц этой мастерской в последние годы.
Проект «в рубчик»
Бюро FTA Group превратило фабрику по производству вельвета в Шанхае в комплекс офисных и сервисных пространств, сохранив историю места – в общем и в деталях.
Новая версия старого города
Дом на Малой Ордынке, 19 идеально вписался в строй улицы и даже как будто выправил ее, задал новый тон – фактуры, блеска, «солнечного» тепла и одновременно сдержанной гармонии всех этих необходимых составляющих архитектуры дорогого современного дома.
Горки Дружбы
Детская площадка дома на Малой Ордынке, 19, подается и авторами, и девелопером как произведение с отдельной ценностью. Она, действительно, насыщена: как функциями, так и пространством, и пластикой.