Новое воспоминание

«Русский дом» мастерской «Евгений Герасимов и партнеры» – одна из самых заметных и тепло встреченных новостроек в центре Петербурга. Разбираемся, из чего он состоит и в чем секрет успеха.

author pht

Автор текста:
Алёна Кузнецова

02 Августа 2019
mainImg

Архитектор:

Евгений Герасимов

Проект:

ЖК «Русский дом»
Россия, Санкт-Петербург, Басков переулок, участок 5

Авторский коллектив:
Руководитель авторского коллектива: Герасимов Е.Л.
Главный архитектор проекта: Меркушева С.Д.
Руководитель архитектурной группы: Яковлева А.Ю.
Архитекторы: Апполонова Е.П., Будылина Е.Н., Бурдонская С.И., Сморыгин А.В., Горюнова Е.А., Леушина О.С.

2015 – 2018

Заказчик: ООО «ЛСР. Недвижимость – СЗ»
Маркетологи, как им в общем-то и положено, не стесняясь называют «Русский дом» на пересечении Баскова переулка и улицы Короленко новой достопримечательностью, и с этим трудно не согласиться. Жилой комплекс ввели в эксплуатацию год назад, сейчас почти все квартиры в нем раскуплены – осталось 32 из 350. За семь лет существования проекта его постоянно обсуждали: на первых этапах строительства было много критиков, но ближе к реализации становилось все больше поклонников. Дом получает призы на профессиональных конкурсах, мелькает на фотографиях горожан и туристов, а в «народном» рейтинге портала «Канонер» за него проголосовало 87,5% респондентов. Редкий пример новостройки в центре города, которую не встретили в штыки, а скорее приняли.
Жилой комплекс «Русский дом». «Евгений Герасимов и партнеры»
Фотография © Андрей Белимов-Гущин
Жилой комплекс «Русский дом». «Евгений Герасимов и партнеры»
Фотография © Андрей Белимов-Гущин

Несмотря на выбранное направление – а историзм явно популярнее у горожан, чем модернизм – назвать такой результат предсказуемым нельзя. «Русский дом» начался с утраты – «Группа ЛСР» снесла постройки артиллерийских казарм начала XX века. Собственно проект стал экспериментом архитекторов бюро «Евгений Герасимов и партнеры» по воссозданию прерванного больше века назад архитектурного направления, в большей степени нео-, чем псевдо-русского; среди коллег-модернистов каждая такая попытка предсказуемо вызывает острое неприятие, и даже неоклассики, каждый из которых привержен своей версии возрождения вечной античности, «эклектику» не приемлют. И даже среди опытов современного историзма неорусская архитектура встречается реже всего, если исключить храмовое направление и нечастые примеры ритейла, то, признаемся, в жилой архитектура неорюса почти нет. По словам Евгения Герасимова, риск был очевиден, архитекторы очень боялись уйти в кич, но в итоге авторы уверены, что баланс удалось соблюсти и дом получился интересным. Попытаемся разобраться в довольно сложной структуре получившегося здания и причинах его успеха.
Жилой комплекс «Русский дом». «Евгений Герасимов и партнеры»
Фотография © Андрей Белимов-Гущин
Жилой комплекс «Русский дом». «Евгений Герасимов и партнеры»
Фотография © Андрей Белимов-Гущин

«Русский дом» – прежде всего петербургский. Если пытаться «разворачивать» творческий процесс в обратную сторону, то, вероятно, первый шаг, который сделали архитекторы – взяли за основу доходный дом с курдонером. Прообразов приводят множество: дом Первого российского страхового общества, дом на Пестеля 13-15, дом на Моховой 27-29, Толстовский дом.

Композиция стремится к симметрии: главная ось проходит по центру курдонера, справа и слева от него два почти одинаковых крыла с замкнутыми дворами; башни, эркеры и прочие элементы тоже строго упорядочены. Единственное существенное отличие – масштаб дома, который по площади и иногда по высоте превосходит предшественников почти в два раза.
  • zooming
    1 / 6
    Многоквартирный дом со встроенными помещениями в Басковом переулке. Проект, 2013. План 1 этажа
    © Евгений Герасимов и партнеры
  • zooming
    2 / 6
    Жилой комплекс «Русский дом». «Евгений Герасимов и партнеры»
    Фотография © Андрей Белимов-Гущин
  • zooming
    3 / 6
    Жилой комплекс «Русский дом». «Евгений Герасимов и партнеры»
    Фотография © Андрей Белимов-Гущин
  • zooming
    4 / 6
    Жилой комплекс «Русский дом». «Евгений Герасимов и партнеры»
    Фотография © Андрей Белимов-Гущин
  • zooming
    5 / 6
    Жилой комплекс «Русский дом». «Евгений Герасимов и партнеры»
    Фотография © Андрей Белимов-Гущин
  • zooming
    6 / 6
    Жилой комплекс «Русский дом». «Евгений Герасимов и партнеры»
    Фотография © Андрей Белимов-Гущин

Следующая задача – совместить традиционную планиметрию петербургского доходного дома с «белокаменными палатами»: древнерусской архитектурой XVI-XVII веков. И здесь вспоминают немало аналогов: дом на Чкаловском, 31, дом на Старорусской, 2, дом на Колокольной, 11, дома на Фурштатской 11 и 20, собор Федоровской иконы Божией Матери, Федоровский городок в Царском селе.

Евгений Герасимов объясняет выбор направления «а-ля рюс» тем, что это интересная задача и вызов: переосмысление допетровской архитектуры в Петербурге было всегда, но этим давно никто не занимался. Между тем архитекторы отказалась от пути «орнаментального» модернизма, решили провести эксперимент в чистоте, а именно: вместо «подкрашенного трупа модернизма пуститься во все тяжкие и сделать «живой» а-ля рюс, с башенками, щипцами, крышами в ромбик», – поясняет Евгений Герасимов.
  • zooming
    1 / 4
    Жилой комплекс «Русский дом». «Евгений Герасимов и партнеры»
    Фотография © Андрей Белимов-Гущин
  • zooming
    2 / 4
    Жилой комплекс «Русский дом». «Евгений Герасимов и партнеры»
    Фотография © Андрей Белимов-Гущин
  • zooming
    3 / 4
    Жилой комплекс «Русский дом». «Евгений Герасимов и партнеры»
    Фотография © Андрей Белимов-Гущин
  • zooming
    4 / 4
    Жилой комплекс «Русский дом». «Евгений Герасимов и партнеры»
    Фотография © Андрей Белимов-Гущин

Евгений Герасимов уже работал в допетровской стилистике: выиграл конкурс «Царев сад» в Москве; его идеи развиты в «Русском доме». Заметим, что Евгений Герасимов входил в состав попечительского совета по возрождению Федоровского собора, в образе которого присутствуют ростовские, владимирские, псковские и суздальские мотивы.

«Русский дом», как и многие другие постройки бюро – это «третья производная» первоисточника, «пере-переосмысление принципов допетровской архитектуры», наслоения и реинкарнация стилей в одном объекте. Очень подробно стилевую принадлежность мы разбирали в этой статье, и тогда дифференцировали в «Русском доме» пять направлений: псевдорусское, неорусское и современное как основные, а также черты модерна и сталинского ампира.
Жилой комплекс «Русский дом». «Евгений Герасимов и партнеры»
Фотография © Андрей Белимов-Гущин

Благодаря обилию отсылок, которые считываются неосознанно, «чувствуются кожей», дом становится универсальным, емким, и даже в рамках казалось бы специфической темы вызывает разные ассоциации: с теремом, псковской церковью, романтическим замком, заставляет вспомнить сказки с иллюстрациями Ивана Билибина, град Китеж, школьные путешествия.

Все это позволяет говорить о выработавшемся почерке. Взять, к примеру, дом «Венеция» – совершенно другой, и все же близкий: по масштабу, «переборке» стилей, щедрости в деталях, материалу, рождаемых смыслах.
  • zooming
    1 / 2
    Жилой комплекс «Русский дом». «Евгений Герасимов и партнеры»
    Фотография © Андрей Белимов-Гущин
  • zooming
    2 / 2
    Жилой комплекс «Русский дом». «Евгений Герасимов и партнеры»
    Фотография © Андрей Белимов-Гущин

Размер «Русского дома», к слову, дает неочевидный плюс, поскольку жилой комплекс превращается в ансамбль – опять же редкий случай в новой архитектуре. Участки в центре города, как правило, небольшие, и поделены между разными застройщиками и архитекторами, которые едва ли согласовывают свои планы друг с другом. Это, согласно терминологии Владимира Фролова, дает благодатную почву для суперэклектики: стили и приемы перемешиваются как в рамках одного дома, так и в рамках квартала или улицы. Ярким примером служит улица Мира, где соседствуют три здания современных архитекторов – Анатолия Столярчука, Евгения Подгорнова и Сергея Орешкина, разных не только по выбранному стилю, но и высоте, тектонике, пластике.
Жилой комплекс «Русский дом». «Евгений Герасимов и партнеры»
Фотография © Андрей Белимов-Гущин

«Русский дом» же являет собой большой и цельный фрагмент города, который крепко «усаживается» в старой части города. Любопытно, что Евгений Герасимов не считает его доминантой, а относит к «средовой» архитектуре – как, например, расположенный неподалеку жилой комплекс в Ковенском переулке.
Жилой комплекс «Русский дом». «Евгений Герасимов и партнеры»
Фотография © Андрей Белимов-Гущин

Евгений Герасимов констатирует, что современная архитектура более стандартизирована по сравнению с прошлой. Меняются материалы – не найти высококачественной штукатурки и даже мастеров, способных с ней работать, да и это будет очень дорого, меняется и тектоника, и социальная структура здания: если раньше «барским» считался этаж над торговой галереей, то сейчас самые просторные и дорогие квартиры располагаются в мансардном этаже.

И все же «Русский дом» очаровывает именно деталями, пусть и заводского серийного происхождения. Рисунки для барельефов делал графический дизайнер Михаил Иванов – «по мотивам», определенного размера и количества, «чтобы не перебрать, и чтобы не было скучно». Задача: чтобы дом хотелось рассматривать с 200 метров, с 20 и с двух, чтобы его хотелось потрогать. И действительно, пузатые колонны и львы с кринами собирают массу желающих сфотографироваться – чтобы проверить это, достаточно выбрать в Инстаграме геотег «Русский дом».
  • zooming
    1 / 5
    Жилой комплекс «Русский дом». «Евгений Герасимов и партнеры»
    Фотография © Андрей Белимов-Гущин
  • zooming
    2 / 5
    Жилой комплекс «Русский дом». «Евгений Герасимов и партнеры»
    Фотография © Андрей Белимов-Гущин
  • zooming
    3 / 5
    Жилой комплекс «Русский дом». «Евгений Герасимов и партнеры»
    Фотография © Андрей Белимов-Гущин
  • zooming
    4 / 5
    Жилой комплекс «Русский дом». «Евгений Герасимов и партнеры»
    Фотография © Андрей Белимов-Гущин
  • zooming
    5 / 5
    Жилой комплекс «Русский дом». «Евгений Герасимов и партнеры»
    Фотография © Андрей Белимов-Гущин

Как отмечает Евгений Герасимов, «все истосковались по ощущению хенд-мейда, человеческому теплу. Кто подойдет ближе к конструктивизму? Все восхищаются смелостью форм, прием понятен издалека, но на тактильное взаимодействие от не провоцирует».

Примерно о том же говорит и Вадим Басс: мы часто ходим по городу, не поднимая головы, не обращая внимания на композицию, пропорции, зато с удовольствием и своего рода умилением рассматриваем маскароны, пальметты, всяких сов и атлантов. «Детали – это такой ближний, на расстоянии вытянутой руки, тактильный слой архитектуры. Который во многом и определяет наш комфорт, качество повседневного существования». Возможно, из-за них мы и едем из спальных районов в центр города, именно деталей нам не хватает в современной архитектуре.

Кажется, «Русский дом» – довольно чуткий ответ на запрос общества, впрочем, без всякого заигрывания: немного русофильства, эскапическая романтика и новые гении места.

Архитектор:

Евгений Герасимов

Проект:

ЖК «Русский дом»
Россия, Санкт-Петербург, Басков переулок, участок 5

Авторский коллектив:
Руководитель авторского коллектива: Герасимов Е.Л.
Главный архитектор проекта: Меркушева С.Д.
Руководитель архитектурной группы: Яковлева А.Ю.
Архитекторы: Апполонова Е.П., Будылина Е.Н., Бурдонская С.И., Сморыгин А.В., Горюнова Е.А., Леушина О.С.

2015 – 2018

Заказчик: ООО «ЛСР. Недвижимость – СЗ»

02 Августа 2019

author pht

Автор текста:

Алёна Кузнецова

Технологии и материалы

Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.
Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.
«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.

Сейчас на главной

Двенадцать формул
Два московских учебных заведения показывают в открытых мастерских Баухауза проект, посвященный общественным пространствам. Методы спекулятивного дизайна и «сенсорная урбанистика» помогли поставить правильные вопросы и получить серьезные выводы.
Рем Колхас: взгляд в поля
Что Если Деревню Продолжат Благоустраивать Без Архитекторов? Владимир Белоголовский посетил открытие новой провокационной выставки Рема Колхаса “Countryside, The Future” в музее Гуггенхайма в Нью-Йорке.
Умер Иона Фридман
Архитектор-теоретик, озвучивший в конце 1950-х идею мобильной, саморазвивающейся силами жителей и изменяемой архитектуры – своего рода пространственной сети, приподнятой над традиционным городом и способной охватить весь мир.
Степан Липгарт: «Гнуть свою линию – это правильно»
Потомок немецких промышленников, «сын Иофана», архитектор – о том, как изучение ордерной архитектуры закаляет волю, и как силами нескольких человек проектировать жилые комплексы в центре Петербурга. А также: Дед Мороз в сталинской высотке, арка в космос, живопись маньеризма и дворцы Парижа – в интервью Степана Липгарта.
Новое время Советской площади
Благоустройство центральной площади Гаврилова Посада, профинансированное из трех источников и призванное помочь городу стать туристическим, выглядит современно и ставит задачи осмысления местной идентичности.
Разобрано по весне
Временный и уже разобранный павильон на площади перед «Зарядьем»: кольцеобразный, с деревянной конструкцией и фасадом из металла и поликарбоната. Внутри был тот самый искусственный снег, березы елки.
Метод обнимания
TreeHugger, небольшой павильон информационного туристического центра бюро MoDusArchitects, вступая в диалог с архитектурным и природным окружением, сам становится новой достопримечательностью предальпийского городка в итальянском Трентино-Альто-Адидже.
Мёд и медь
Архитектор Роман Леонидов спроектировал подмосковный Cool House в райтовском духе, распластав его параллельно земле и подчеркнув горизонтали. Цветовая композиция основана на сопоставлении теплого медового дерева и холодной бирюзовой меди.
Пресса: Почему индустриальное домостроение оставит будущее...
О будущем жилья невозможно говорить, пытаясь обойти стену, в которую оно упирается,— массовое индустриальное домостроение. Если модель массового индустриального домостроения сохранится, то это довольно простое будущее, которое более или менее сводится к настоящему.
СКК: сохранять, крушить, копировать?
Мы поговорили с петербургскими архитекторами о ситуации вокруг обрушенного СКК – здания, купол которого по чистоте формы и инженерного замысла сравнивают с римским Пантеоном, только выполненным в металле. Что, однако, не помогло ему получить статус памятника и защиту от сноса.
Лучи знаний
Школа в Подмосковье, архитектуру которой определяет учебная программа, природное окружение, а также желание использовать только честные материалы.
Кружево из углепластика
Три портала по проекту Асифа Хана для Экспо-2020 в Дубае при высоте в 21 метр сооружены из нитей сверхлегкого углепластика и не требуют дополнительной несущей конструкции.
Арктический вуз
Новое крыло Арктического колледжа на острове Баффинова Земля на севере Канады. Авторы проекта – Teeple Architects из Торонто.
Критическая масса прогресса
20-й по счету летний павильон лондонской галереи «Серпентайн» спроектируют молодые женщины-архитекторы из ЮАР – бюро Counterspace; их постройка будет посвящена социальным и экологическим темам.
Парки Татарстана, часть I: лучшие городские
Цветущий бульвар вместо парковки, авторские МАФы, экологические решения, равно как и ностальгические фонтаны и площадки для фотосессий новобрачных – в первой части путеводителя по паркам Татарстана, посвященной новым городским пространствам.
Сокольники: ковер из кирпича
Архитекторы бюро Megabudka опубликовали свой проект Сокольнической площади в деталях и с объяснениями всех мотивов. Рассматриваем проект и призываем голосовать за него в «Активном гражданине». Очень хочется, чтобы победила архитектурная версия.
Три январские неудачи Бьярке Ингельса
Основатель BIG подвергся критике из-за деловой встречи с бразильским президентом, известным своими крайне правыми взглядами и отрицанием экологических проблем Амазонии, лишился поста главного архитектора в WeWork и был отстранен от участия в проектировании небоскреба для нью-йоркского ВТЦ.
Кирпичные шестигранники
Башни Hoxton Press по проекту Karakusevic Carson и Дэвида Чипперфильда на границе лондонского Сити – коммерческое жилье, «субсидирующее» реновацию социального жилого массива рядом.
Одновременное развитие экономики и кино
В бывшем здании центрального рынка Монтевидео уругвайское бюро LAPS Arquitectos разместило штаб-квартиру Латиноамериканского банка развития CAF, национальную синематеку, легендарный бар и общественное пространство.
Москва 2050: деревянные высотки и летающий транспорт
Более 40 студентов представили видение Москвы будущего в недавно открывшейся галерее Шухов Лаб и на Биеннале архитектуры и урбанизма в Шэньчжэне. Рассказываем об итогах воркшопа «Москва 2050» и показываем работы участников.
Рестораны вместо лучших реставраторов страны?
Минкульт выдал ЦНРПМ предписание переехать до 1 марта. Не исключено, что после разорительного переезда научной реставрации в стране не останется. Говорим со специалистами, публикуем письмо сотрудников министру культуры.
Глэм-карьер
Благоустройство подмосковного озера от бюро Ai-architects: эко-школа, глэмпинг и всесезонные развлечения.
Красный зиккурат
Многоквартирный дом Cascade Villa в Алмере по проекту бюро CROSS Architecture снаружи – кирпичный, а во внутреннем дворе – обшит деревом.
Арт-депо
Офисное здание на набережной Обводного канала в Санкт-Петербурге по проекту архитектора Артема Никифорова – это тонкая вариация на тему кирпичной промышленной архитектуры XIX и ХХ века с рядом художественных изобретений, хорошим строительным и ремесленным качеством.
Будущее не дремлет
Выставка Европейского культурного центра в ГНИМА это коллекция современных пространств разной степени общественности. Подборка довольно случайная, но интересная, а в последнем зале пугают потопом, античным форумом, зиккуратами и вигвамами.
«Единорог в лесу»
Почему, в отличие от произведений известных художников и автографов писателей, дом, спроектированный Ф.Л. Райтом или Тадао Андо, выгодно продать очень сложно? В нем неудобно жить или недвижимость от знаменитых архитекторов переоценена?
Арки, ворота, окна, проемы, пустоты, дырки
В архитектуре АБ «Остоженка», особенно в крупных комплексах, значительную роль играют арки, организующие пространство и массу: часто большие, многоэтажные. В публикуемой статье Александр Скокан размышляет о роли и смысле масштабных цезур, проемов и арок.
Розовый слон
В Лос-Анджелесе построен флагманский магазин одежды The Webster по проекту Дэвида Аджайе. Для внешней и внутренней отделки британский архитектор использовал окрашенный бетон.
Архи-события: 3–9 февраля
«Кто хочет стать миллионером» для архитекторов и дизайнеров, новый интенсив в МАРШ и экскурсия с плаванием от «Москвы глазами инженера».
Пресса: Великое переселение
В последнюю неделю января 2020-го в стране активно обсуждают реновацию устаревшего жилья — вернее, возможность запуска подобных программ в российских регионах. В одном из первых своих интервью на посту вице-премьера Марат Хуснуллин отметил, что реновацию можно запустить в городах-миллионниках.
Умер Андрей Меерсон
Признанный мастер советского модернизма, автор «Лебедя» и самого красивого московского дома «на ножках» на Беговой, но и автор неоднозначного стилизаторского Ритц Карлтон на Тверской – тоже.
Неиссякаемый источник
VIP-зоны аэропорта – настоящее раздолье для цвета, пластики, образности и творческой фантазии архитекторов. Рассматриваем четыре бизнес-зала и один VIP-терминал ростовского аэропорта «Платов»: все они так или иначе осмысляют контекст: южное солнце, волны речной воды, восход над степным горизонтом и золото сарматов.
Кольцо на озере Сайсары
Здание филармонии и театра якутского эпоса на священном озере вписано в эпический круг и включает три объема, уподобленных традиционному жилищу. Кровля уподоблена аласу – якутской деревне вокруг озера. При столь интенсивной смысловой насыщенности проект сохраняет стереометрическую абстрактность и легкость формы, оперируя прозрачностью, многослойностью и отражениями.
Вертикальные татами
Фасады офисного здания Torre Patria-Hipódromo по проекту Карлоса Ферратера и его бюро OAB в Гвадалахаре на западе Мексики подчинены модульной конструктивной сетке, которая упорядочивает и окружающее пространство нового района.
Умер Александр Ларин
Автор академического хореографического училища на 2-й Фрунзенской и знаменитой аптеки в Орехово-Борисово, нескольких нетиповых детских садов типового времени, учитель и коллега многих известных сегодняшних архитекторов.
Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.