English version

Точка отсчета

Здесь мы рассматриваем два ретро-объекта: одному 20 лет, другому 25. Один из них – первые в истории Петербурга таунхаусы, другой стал первым примером элитного жилья на Крестовском острове. Оба – от бюро «Евгений Герасимов и партнеры».

author pht

Автор текста:
Алёна Кузнецова

29 Октября 2020
mainImg
Архитектор:
Евгений Герасимов
Проект:
Кондоминиум в Купчино
Россия, Санкт-Петербург, Бухарестская ул., 59

Авторский коллектив:
Руководитель авторского коллектива: Евгений Герасимов
ГАП: В.Ф. Хиврич
Архитекторы: И.Г. Бахорина, Т.В. Кузнецова, З.В Петрова
Конструктор: Е.П. Суворова
Инженерные разделы: Г.И. Шомракова, Л.М. Ширяева, В.Г. Иванов, Э.И. Визберг
Макет: В. Хиврич

1992 — 1994 / 1993 — 1995

Заказчики: АОЗТ «ИТУС» «РУССОБАЛТ»
Жилой комплекс «Зеленый остров»
Россия, Санкт-Петербург, Крестовский остров, Константиновский пр., д. 26

Авторский коллектив:
Руководитель авторского коллектива: Евгений Герасимов, Олег Харченко
Главный архитектор проекта: В.Ф. Хиврич
Архитекторы: И.Г. Бахорина, Т.В. Кузнецова, С.Д. Меркушева, З.В. Петрова, Л.Н. Черноусова
Инженеры: Ю.А. Миньков, В.В. Журавлев

1996 — 1999 / 1999

ЗАО «СФК «Петроград»
Бюро «Евгений Герасимов и партнеры» – одно из старейших в городе, в этом году его первой постройке – кондоминиуму в Купчине, исполняется 25 лет. За последующую четверть века мастерская собрала портфолио, которое отличает внушительное многообразие: в нем есть элитные дома в красивейших точках города и масштабные общественные здания, реновация промышленных территорий и аккуратные жилые комплексы на периферии. Не ограничивается мастерская и одним стилем, полагаясь в большей степени на контекст и запрос времени, чем на модные веяния или раз и навсегда выбранный курс. Этот подход, характерный для «большого бюро», готового решать задачу любой сложности, разворачивается уже в первых работах, о которых и пойдет речь дальше.
Кондоминиум в Купчино
Евгений Герасимов и партнеры. Фотограф © Андрей Белимов-Гущин

Здесь не обойтись без экскурса в «первичный бульон» 1990-х. Обратимся к сайту-энциклопедии «Российская архитектура. Новейшая эра» – вот они, значимые события десятилетия: указ «О свободе торговли», возможность свободно выезжать за рубеж для граждан России, создание нефтяной компании ЮКОС; «МММ», терроризм, дефолт; в быту – «Улицы разбитых фонарей», ваучеры, приставка Dendy, Майкл Джексон в «Лужниках»; в профессиональной сфере – первое «Зодчество» и первые статьи Григория Ревзина. Ключевые слова – свобода и отвага. 


1. Красный

Таунхаусы в Купчино
Кондоминиум на Бухарестской улице начали проектировать почти сразу после распада СССР, в 1992 году, а закончили строить в 1995. С этого заказа от концерна «Руссо-Балт» и началась история мастерской. Кумирами молодого архитектора Евгения Герасимова в то время были мастера постмодернизма, знакомые по библиотечным журналам, – Витторио Греготти, Майкл Грейвс, Альдо Росси, а на авторский надзор он ездил 25 трамваем до конечной, держа при себе на всякий случай газовый пистолет – «времена были пацанские».
  • zooming
    1 / 4
    Кондоминиум в Купчино
    © Евгений Герасимов и партнеры
  • zooming
    2 / 4
    Кондоминиум в Купчино
    © Евгений Герасимов и партнеры
  • zooming
    3 / 4
    Кондоминиум в Купчино
    © Евгений Герасимов и партнеры
  • zooming
    4 / 4
    Кондоминиум в Купчино
    © Евгений Герасимов и партнеры

Вместе с курсом доллара на фоне купчинских панельных домов постепенно вырастало нечто по тем временам фантастическое – не только по форме, но и по содержанию: замок с крепостными стенами и башней, а при ближайшем рассмотрении – коттеджи на манер американских, с небывалыми теплыми гаражами, кабинетами и террасами.

Архитектурный критик Елена Гонсалес писала по этому поводу в 2010 году:
author photo

Елена Гонсалес

Постперестроечная эпоха разделила сферу жилого строительства на два полюса: социальный и «элитный». Появление второго в 1990-х было спровоцировано обретением частной собственности – непонятно откуда и как появившиеся у свободных предпринимателей миллионы тут же стали конвертироваться в евроремонты и «кондоминиумы». … Что это означает на языке архитектуры? Стилистически речь идет о возрождении буржуазного «классицизма» в викторианском варианте: консервативной герметичной архитектуры, которую характеризуют мощная стена из красного кирпича, башенки и развитые цоколи. В планировке квартир настоящей революцией стало появление второго санузла – так называемого «гостевого».

Кондоминиум в Купчино
Евгений Герасимов и партнеры. Фотограф © Андрей Белимов-Гущин

Новую типологию для новой формации приходилось изобретать, не имея перед глазами аналогов и предшественников – только иллюстрации из журнала «Архитектура и строительство». Возможно, отсюда и яркая самобытность комплекса, который не дает равнодушно пройти мимо даже сегодня – его сравнивают то с баптистской церковью, то с тюрьмой, но не обратить внимание на него невозможно.

Композиция ЖК «Айвенго» – именно такое название получил кондоминиум некоторое время спустя – задумана симметричной. Комплекс состоит из четырех блоков по шесть коттеджей, которые соединяются в две параллельные Бухарестской улице «стены» и образуют закрытый прямоугольный двор. На поперечной оси двора располагается променад и крестообразный в плане корпус-доминанта с «обычными» квартирами и акцентом в виде дозорной башенки. Еще один блок, который к жилому комплексу уже не относится, но выдержан в той же стилистике – корпус Агентства занятости населения Фрунзенского района, от таунхаусов его отличают более привычные и дружелюбные «полноразмерные» окна. Исчерпывающее представление о довольно сложном устройстве комплекса можно получить благодаря макету.
Генплан. Кондоминиум в Купчино
© Евгений Герасимов и партнеры

Несколько вызывающая интровертность кондоминиума объясняется запросом времени: комфорт начинался прежде всего в безопасном, а значит закрытом от посторонних людей месте. Чтобы дополнительно отгородить жильцов от внешнего мира, приходящего вместе с утренним дребезжанием трамвая, архитекторы придумали шумозащитные планировки: к улице коттеджи обращены лишь окнами санузлов и лестниц, а спальни, детские и библиотеки выходят в тихий внутренний двор-сад.
Кондоминиум в Купчино
Евгений Герасимов и партнеры. Фотограф © Андрей Белимов-Гущин

Также со стороны улицы находится въезд в гараж, откуда можно подняться в дом, а обычный вход располагается со стороны приподнятого двора. В каждом таунхаусе по шесть жилых комнат, кухня, две ванные комнаты и мансардный этаж, общая жилая площадь – 140 м2.

Квартиры в «донжоне» 4-6-комнатные, трехсторонние, с двумя ванными комнатами, также в доме есть подземный гараж. Башенка, внутри которой располагается лестница, единственная нарушает строгую симметрию: «восьмерик на четверике» смещен относительно ортогоналей на 45 градусов. По словам Евгения Герасимова, это «чувственное решение для богатства ракурса, смысловой нагрузки в нем нет».
  • zooming
    1 / 4
    Кондоминиум в Купчино
    Евгений Герасимов и партнеры. Фотограф © Андрей Белимов-Гущин
  • zooming
    2 / 4
    Кондоминиум в Купчино
    Евгений Герасимов и партнеры. Фотограф © Андрей Белимов-Гущин
  • zooming
    3 / 4
    Кондоминиум в Купчино
    Евгений Герасимов и партнеры. Фотограф © Андрей Белимов-Гущин
  • zooming
    4 / 4
    Кондоминиум в Купчино
    Евгений Герасимов и партнеры. Фотограф © Андрей Белимов-Гущин

После многих лет серийного строительства проект стал вызовом для всех – архитекторов, исполнителей, горожан. Как уже было сказано, никто не слышал о паркинге, новостью была железная кровля, нельзя не назвать экспериментом и выбранный стиль. Если полосатость цокольных этажей, облицованных красивым разноцветным камнем, местами железистым и пористым, обширные кирпичные плоскости, окна-бойницы и «пропилеи» главных входов – история о доме-крепости, то геометричность чистых форм, колонны, карниз и кайма вокруг окон – от Марио Ботта. Все эти элементы столь же лаконичны, сколь и парадоксальны: разорванные карнизы с редкими гигантскими консолями, ампирные окна над парами вертикалей лестничных клеток (первоначально там планировались колонны «большого» ордера, а остался простенок).
Кондоминиум в Купчино
Евгений Герасимов и партнеры. Фотограф © Андрей Белимов-Гущин
Кондоминиум в Купчино
© Евгений Герасимов и партнеры

Достаточно очевидно, что пара колонн по сторонам прохода к поперечной аллее напоминает арку Новой Голландии, хотя арочного завершения и нет – разговор о контексте и даже о романтическом «замке» здесь идет очень простыми средствами, на раз-два. Это определенно не историзм, здесь нет конкретизированной детализации, – а именно постмодернизм, хотя уже лишенный иронии, но в целом свежий, не то чтобы похожий на последующую «стилистику девяностых».
Кондоминиум в Купчино
Евгений Герасимов и партнеры. Фотограф © Андрей Белимов-Гущин


2. Зеленый


Первый элитный дом на Крестовском 

ЖК «Зеленый остров» построен чуть позднее, 1996–1999, типология и устройство здесь схожее: «периметр» из таунхаусов и акцентное здание с квартирами. Но если «поля» Купчино не были обременены контекстом и выдерживали любые постмодернистские эксперименты, то Крестовский остров потребовал внимания к своей истории.
Жилой комплекс «Зеленый остров»
Евгений Герасимов и партнеры. Фотограф © Андрей Белимов-Гущин

Перемена места чувствуется уже в генплане комплекса: его контуры следуют изгибам улиц, заботливо отступая там, где можно сохранить деревья. Текучесть напоминает о близости реки и «случайности» природных форм – до середины 1930-х годов Крестовский остров был преимущественно «дачным» и не приручался жесткой градостроительной сеткой. Сверху план комплекса похож на змею, «голова» которой – это уходящий во двор корпус с квартирами. Укусить себя за хвост «змее» не дает доходный дом 1909 года постройки, к которому новое здание примыкает вплотную, замыкая квартал, как это было принято в центральной части города.
Жилой комплекс «Зеленый остров». Реализация, 2000
Евгений Герасимов и партнеры.

Весь комплекс делится на пять жилых блоков, которые отличаются как фасадами, так и планировкой. Предложенное архитекторами разнообразие состоит из щипцов, сгруппированных попарно по сторонам каминных труб, шестигранных башен, постконструктивистских окон с колонной посередине и лоджий с колонной на углу, а также «одноногого» портика, которому в свое время удивлялся Григорий Ревзин.
Жилой комплекс «Зеленый остров»
Евгений Герасимов и партнеры. Фотограф © Андрей Белимов-Гущин

На одном углу дом обращен к городу узкой трапецией фасада, живо напоминающего о «пяти углах». Но больше других хорош, пожалуй, обращенный во двор округлый фасад, глядя на который в какой-то момент думаешь, что перед нами «круглый» дом.
Жилой комплекс «Зеленый остров»
Евгений Герасимов и партнеры. Фотограф © Андрей Белимов-Гущин
Жилой комплекс «Зеленый остров»
Евгений Герасимов и партнеры. Фотограф © Андрей Белимов-Гущин

Евгений Герасимов рассказывает, что проект вдохновлен петербургскими дачами начала XX века. В нем, действительно, много «дачного» – прежде всего высота: двух-трехэтажный комплекс меньше привычных питерских доходников XIX/XX века, и даже, если позволено будет сказать, напоминает формат московской застройки 150-летней давности, когда Москва не была столицей. Он, конечно, перерастает дачи периода модерна, но не так существенно, как это делают впоследствии другие дома новейшего времени на Крестовском, к примеру, «Верона» и «Венеция» самого Евгения Герасимова, которые относятся уже к совершенно другому периоду и направлению – домов-палаццо, очень серьезно работающих с историческими прообразами. С другой стороны, «Зеленый остров» стал первым примером в череде элитных домов, построенных на Крестовском в последующие годы.

Дом «Зеленый остров», в отличие от краснокирпичного ЖК «Айвенго», оштукатурен, что дает нам еще одну аналогию – с упомянутым выше постконструктивизмом, жилыми районами 1930-х годов, еще не утратившими конструктивистскую смелость, но уже ощутившими радость работы с колонной. До некоторой степени он перекликается и с домами, которые строили после войны в советских городах пленные немцы, иногда по немецким проектам: двух-трехэтажные, они как правило снабжены фронтонами, вырастающими из стен без карниза, как щипцы; впрочем, похожие районы тогда строились и по проектам «сталинских» архитекторов, особенно в районах, далеких от парадных проспектов.

Здесь тот город как будто взят для примера и «спрессован», уплотнен, отчего щипцы стали острее, эркеры выросли в башни, в результате дом в целом воспринимается как неклассический и – сложный, активный, меняющий ракурсы при рассмотрении его с разных сторон. К слову сказать, эта непредсказуемость, асимметрия и интерес к башням были свойственны и Каменностровским дачам, так что их прототип, пожалуй, прочитывается – разве что «дачи» здесь выстроили в ряд, получив их гибрид с городской застройкой.
  • zooming
    1 / 4
    Жилой комплекс «Зеленый остров»
    Евгений Герасимов и партнеры. Фотограф © Андрей Белимов-Гущин
  • zooming
    2 / 4
    Жилой комплекс «Зеленый остров»
    Евгений Герасимов и партнеры. Фотограф © Андрей Белимов-Гущин
  • zooming
    3 / 4
    Жилой комплекс «Зеленый остров»
    Евгений Герасимов и партнеры. Фотограф © Андрей Белимов-Гущин
  • zooming
    4 / 4
    Жилой комплекс «Зеленый остров»
    Евгений Герасимов и партнеры. Фотограф © Андрей Белимов-Гущин

Два дома, о которых мы сейчас вспоминаем – через 20-25 лет после завершения строительства, – объединяет не только время проектирования и схожие приемы. Прежде всего их роднит невысокий масштаб, смешанная типология квартиры+таунхаусы, наличие прямых входов в жильё с улицы и палисадников. Впоследствии формат таунхаусов развивался в двух направлениях: удешевления и удорожания, но так и не стал в нашей стране распространенным, что, вероятно, жаль. Конечно, в экспериментах девяностых было много того, что давно отвергнуто авторами как неактуальное; но между тем в них было много интересного – того, что, за редкими исключениями, не получило развития. В частности, невысокий масштаб и интерес к смешанной типологии и экспериментам. 

Архитектор:
Евгений Герасимов
Проект:
Кондоминиум в Купчино
Россия, Санкт-Петербург, Бухарестская ул., 59

Авторский коллектив:
Руководитель авторского коллектива: Евгений Герасимов
ГАП: В.Ф. Хиврич
Архитекторы: И.Г. Бахорина, Т.В. Кузнецова, З.В Петрова
Конструктор: Е.П. Суворова
Инженерные разделы: Г.И. Шомракова, Л.М. Ширяева, В.Г. Иванов, Э.И. Визберг
Макет: В. Хиврич

1992 — 1994 / 1993 — 1995

Заказчики: АОЗТ «ИТУС» «РУССОБАЛТ»
Жилой комплекс «Зеленый остров»
Россия, Санкт-Петербург, Крестовский остров, Константиновский пр., д. 26

Авторский коллектив:
Руководитель авторского коллектива: Евгений Герасимов, Олег Харченко
Главный архитектор проекта: В.Ф. Хиврич
Архитекторы: И.Г. Бахорина, Т.В. Кузнецова, С.Д. Меркушева, З.В. Петрова, Л.Н. Черноусова
Инженеры: Ю.А. Миньков, В.В. Журавлев

1996 — 1999 / 1999

ЗАО «СФК «Петроград»

29 Октября 2020

author pht

Автор текста:

Алёна Кузнецова
Технологии и материалы
«Том Сойер Фест» возрождает красоту старинных зданий
Вот уже 5 лет в разных регионах России проходит уникальный фестиваль по сохранению архитектурного наследия «Том Сойер Фест». Волонтеры и неравнодушные спонсоры помогают спасти здания, которые долгие годы стояли без реставрации и разрушались. И это не просто старые дома – это наше уходящее достояние. Более 40 городов принимают участие в фестивале. В Нижнем Новгороде партнером «Том Сойер Фест» стала австрийская компания Baumit.
Open Spaces
Проект Solo Houses, реализуемый в одном из живописных пригородных районов Испании – это двенадцать экспериментальных жилых домов, гармонично сосуществующих с природным окружением. Ярким дизайнерским акцентом некоторых из них становятся ванны Bette из глазурованной стали.
Пленение плетением
Самое известное применение перфорированной кирпичной стены, сквозь которую проникает солнечный свет, принадлежит швейцарскому архитектору Петеру Цумтору. Идею подхватили другие авторы. Новые тенденции в области кирпичной кладки и старые секреты красивых фасадов – в нашем обзоре.
Строительный материал от Адама
Представляем победителей премии в области кирпичной архитектуры Brick Award 20, учрежденной компанией Wienerberger. Ими стали шесть команд архитекторов из Польши, Руанды, Индии, Испании, Нидерландов и Мексики.
Креативный подход: Baumit CreativTop
Моделируемая штукатурка CreativTop – это насыщенные цвета, глубокие рельефные поверхности, интересные сочетания и комбинации текстур и огромные возможности дизайна.
Потолочные решения Knauf Armstrong для медицинских учреждений...
Линейка подвесных потолков серии Bioguard со специальным антибактериальным покрытием препятствует развитию всех видов возбудителей внутрибольничных инфекций и помогает поддерживать здоровый микроклимат для благополучия пациентов и персонала.
Сейчас на главной
ТПО «Резерв» в ретроспективе и перспективе
В новой книге ТПО «Резерв» издательства Tatlin собраны проекты за последние 20 лет. Один из авторов книги, Мария Ильевская, рассказала нам об основных вехах рассмотренного периода: от дома в проезде Загорского до ВТБ Арена Парка, и о презентации книги, состоявшейся 13 ноября на Зодчестве.
Бинокулярный взгляд на культуру
Музей Западной Австралии «Була Бардип» в Перте по проекту бюро Hassell и OMA предлагает экспозицию, одновременно учитывающую аборигенный и западный взгляд на историю и культуру.
Юлий Борисов: «Мы должны быть гибкими, но не терять...
Особенность развития архитектурной компании UNK project – в постоянном поэтапном росте и спланированном изменении структуры. Это тяжело, но эффективно. Юлий Борисов рассказал нам о недавней трансформации компании, о ее сформулированных ценностях и миссии, а также – о пользе ТРИЗ для конкурсной практики, личностном росте и сложностях роста бюро, параллелизме рационального расчета и иррационального творчества, упорстве и осознанности.
Театральный бастион
Бюро Nieto Sobejano выиграло конкурс на проект большого театрального центра на окраине Парижа: основой для него станут декорационные мастерские Шарля Гарнье конца XIX века.
Пресса: Игра на понижение, или в чем проблема нового «Нового...
Обсуждение на Архсовете Москвы второй итерации проекта бюро «Восток» для школы «Новый взгляд» в ЖК «Садовые кварталы» вышло ожидаемо резонансным. Оно подтвердило догадки, возникшие этим летом после победы в конкурсе первой итерации, и поставило ребром вопрос о том, по назначению ли российские заказчики используют такой эффективный инструмент повышения качества архитектуры, как архитектурные конкурсы.
Умер Сергей Бархин
Сегодня в возрасте 82 лет скончался Сергей Бархин, известный прежде всего как театральный художник, но также выпускник МАРХИ, участник «бумажных» конкурсов 1980-х, художник, поэт.
«Подделка под Скуратова»: Архсовет Москвы – 69
Архсовет Москвы отклонил новый проект школы в «Садовых кварталах», разработанный АБ Восток по следам конкурса, проведенного летом этого года. Сергей Чобан настоятельно предложил совету высказаться в пользу проведения нового конкурса. В составе репортажа публикуем выступление Сергея Чобана полностью.
Кирпич как связующее
Исторический комплекс почтамта – телеграфа – телефонной станции на юго-западе Берлина архитекторы GRAFT приспособили под офисы, магазины и рестораны, а также добавили два новых жилых корпуса.
Кирпич и фарфор
Музей Императорской печи в Цзиндэчжэне на юго-востоке Китая в прямом и переносном смысле построен вокруг тысячелетней традиции создания фарфора. Авторы проекта – пекинские архитекторы Studio Zhu-Pei.
Шкаф с культурой
Рассказываем о том, как районная библиотека в позднесоветском здании превратилась в актуальное общественное пространство и центр культурной жизни спального района.
Две школы: о лауреатах «Зодчества» 2020
Главную премию, Хрустальный Дедал, вручили школе Wunderpark Антона Нагавицына, премию Татлин за лучший проект получил кампус ИТМО «Студии 44» Никиты Явейна. Показываем и перечисляем все проекты и постройки, получившие золотые и серебряные знаки, а также дипломы фестиваля Зодчество.
Простор для творчества
Результат сотрудничества европейского заказчика и компании «Архиматика» – бизнес-центр со сложным фасадом, умными планировками и сертификатом BREEAM.
Градсовет удаленно 11.11.2020
На очередном дистанционном заседании Градсовет обсудил микрорайон рядом с Пулковской обсерваторией и жилой комплекс эконом-класса с видом на Неву.
Живее всех живых
В Гостином дворе открылся фестиваль «Зодчество» с темой «Вечность». Его куратор Эдуард Кубенский заполнил множеством смелых – и вообще разных – инсталляций пространство, освобожденное кризисным временем. Давая тем самым надежду на обновление и утверждая, надо думать, что фестиваль жив.
ATRIUM: «Один довольный заказчик должен приносить тебе...
Вера Бутко и Антон Надточий, известные 20 лет назад смелыми проектами интерьеров и частных домов, сейчас строят большие жилые районы в Москве, участвуют в конкурсах наравне с западными «звездами», активно работают со значительными проектами не только в России, но и на постсоветском пространстве. Мы поговорили с архитекторами об их творческом пути, его этапах и истории успеха.
Спит кирпич, и ему снится
Великая московская стена, ограждающая Москву по линии МКАДа, дом-звонница, башня-рудимент, имитация воды и вышивка кирпичом. Представляем проекты-победители первого всероссийского архитектурного Кирпичного конкурса, в которых традиционный материал приобретает новые выразительные качества и смелое концептуальное осмысление.
На три счета
Складной дом Brette складывается на шарнирах и укладывается на платформу грузовика. Он состоит их трех модулей, его разбирают за три часа, площадь при этом увеличивается в три раза. Дом изготовлен в Латвии и уже выдержал один переезд.
Парение свечей
Проект установки памятного знака журналистам, погибшим при исполнении профессионального долга – победившая в конкурсе работа скульптора Бориса Чёрствого, умершего в этом году, и архитекторов Алексея и Натальи Бавыкиных – не слишком типичный для современной Москвы, и поэтому актуальный и важный памятник.
Магнитные линии
Магазин на флагманском автозаправочном комплексе компании KLO строится сейчас в Киеве по проекту Dmytro Aranchii Architects.
Архсовет Москвы – 68
Архсовет, состоявшийся во вторник и отправивший на доработку проект ЖК «Слава» архитектурной компании DYER Филиппа Болла и MR Group, вызвал достаточно бурное обсуждение в сети. Рассказываем, кто и что сказал, подробнее.
Архитектурная среда и дизайн-2020
Дипломные работы выпускников кафедры «Архитектурная среда и дизайн» Института бизнеса и дизайна: двухдневный туристический маршрут, реновация биологической станции, восстановление реки и интерьер квартиры в Доме Наркомфина.
Изгибы среди деревьев
Корпус визуальных искусств в пенсильванском колледже по проекту Стивена Холла получил криволинейный план, чтобы сберечь 200-летние деревья вокруг.
«Панельный дом для богатых»
Лучшим небоскребом мира за 2018–2020 годы Немецкий музей архитектуры выбрал башни Norra tornen в Стокгольме по проекту OMA: сборный бетонный жилой комплекс, напоминающий своими модульными «кубиками» Habitat’67. Публикуем его и небоскребы-финалисты.
Конкурсный проект комбината газеты «Известия» Моисея...
Первая часть исследования «Иван Леонидов и архитектура позднего конструктивизма (1933–1945)» продолжает тему позднего творчества Леонидова в работах Петра Завадовского. В статье вводятся новые термины для архитектуры, ранее обобщенно зачислявшейся в «постконструктивизм», и начинается разговор о влиянии Леонидова на формально-стилистический язык поздних работ Моисея Гинзбурга и архитекторов его группы.
Открытая структура
В Екатеринбурге сдано в эксплуатацию здание штаб-квартиры Русской медной компании, ставшее первым реализованным в России проектом знаменитого британского архитектурного бюро Foster + Partners. Об этой во всех смыслах очень заметной постройке специально для Архи.ру рассказывает автор youtube-канала «Архиблог» Анна Мартовицкая.
Башни «Спутника»
Шесть башен в крупном жилом комплексе рядом с берегом Москвы-реки в самом начале Новорижского шоссе совмещают ответ на целый ряд маркетинговых пожеланий и рамок, предлагая простой ритм и лаконичную форму для домов, которые заказчик предпочел видеть «яркими».
Кружево и кортен
Мастерская LMN Architects построила в Эверетте на северо-западе США пешеходный мост, соединивший оторванные друг от друга городские районы. Сооружение, первоначально задуманное как часть канализационной системы, превратилось в популярное общественное пространство.
Рынок с открытым кодом
Рынок для городка Гаубулига в Гане по проекту студенческой лаборатории [applied] Foreign Affairs при Венском университете прикладных искусств получил американскую премию Architecture Masterprize в номинации «Открытие года».
Изба дель арте
Мы решили отобрать несколько объектов из шорт-листа премии АрхиWOOD и рассмотреть их поближе. Суздальский дом интересен тем, что делает своим сюжетом все еще актуальный вопрос современности: диалог старого и нового. Его можно понять как метафору современного туристического города, может быть, даже размышление о его судьбе.
Бранденбургские колоннады
На этих выходных открывается долгожданный для жителей и посетителей немецкой столицы аэропорт Берлин-Бранденбург – BER. Его архитекторы – бюро gmp, авторы закрывающегося с открытием BER Тегеля.
Деревянное будущее
Бюро Рейульфа Рамстада выиграло конкурс на проект нового крыла музея корабля «Фрам» в Осло: проект называется Framtid – «будущее».
Архитектура и ноосфера, или шесть идей для архитектора...
«Жизнь и судьба архитектурной идеи» – так называлось ток-шоу, цикл авторских выступлений архитекторов – участников АРХ-каталога, организованный в рамках деловой программы АРХ-Москвы. В нем приняли участие архитекторы Илья Заливухин, Юлий Борисов, Олег Шапиро, Константин Ходнев, Влад Савинкин и Владимир Кузьмин. Предлагаем вашему вниманию конспект дискуссии.