Видный дом

Art View House на открыточном «перекрестке» Мойки и Крюкова канала – еще один эксперимент бюро «Евгений Герасимов и партнеры» с неоклассикой, а также аккуратное завершение архитектурной панорамы в центре города.

author pht

Автор текста:
Алёна Кузнецова

09 Октября 2019
mainImg

Архитектор:

Евгений Герасимов

Проект:

Клубный дом Art View House на набережной Мойки
Россия, Санкт-Петербург, Наб. р. Мойки, д.102, лит. А

Авторский коллектив:
Архитекторы – Е.Л. Герасимов (рук. проекта), А.А. Юдин (ГАП), О.Я. Ольшанская (рук. группы), А.Г. Гвоздик, И.В. Припоров (ведущие архитекторы), А.С. Матияш, М.Р. Губайдуллина, Н.Е. Шабалин, А.С. Котов
Конструкторы – М.Я. Резниченко (гл. констр.), Д.А. Астапчик (зам. гл. констр), Е.А. Пантелеева (рук. группы), С.П. Ненашев, Е.Н. Пестова, Т.Р. Мустафина, А.С. Денисов
Генплан – Е.Н. Кузнецова, А.С. Титова
Скульптор – В.А. Маначинский

2013 – 2019

Девелопер: компания «Охта Групп»
Клубный дом Art View House, расположившийся между Мариинским театром и Новой Голландией, был сдан в августе. Строительство заняло семь лет: уникальный участок наложил уникальные ограничения. Пришлось согласовывать некоторые решения не только с КГИОП, но и с министерством культуры, спорить с градозащитниками, искать технологии для подземного паркинга рядом с водой, а также проводить шумные строительные работы в соответствии с графиком музыкального училища по соседству. Но результат устроил многих: дом получил несколько наград, занял почетное место в портфолио бюро, а также замкнул важную городскую перспективу.
Клубный дом Art View House на набережной Мойки
Фотография © Андрей Белимов-Гущин / Евгений Герасимов и партнеры
Клубный дом Art View House на набережной Мойки
Фотография © Андрей Белимов-Гущин / Евгений Герасимов и партнеры

Участок – примерно одна пятая часть квартала, протянувшегося от набережной реки Мойки до улицы Декабристов, который когда-то целиком занимал Литовский замок XVIII – начала XIX века. В замке квартировался Литовский мушкетерский полк, затем его перестроили под городскую тюрьму, во время Февральской революции сожгли, позднее снесли и руины. Выгодный со всех точек зрения участок открывал широкие возможности для решения градостроительных задач, но что-то, как говорится, пошло не так. Сначала на месте замка хотели возвести термы, но в итоге квартал лишь частично застроили домами для служащих Союзверфи, оставив лакуны (подробнее см. статью «Роковое место Санкт-Петербурга», с. 38). Чуть позднее здесь появилась типовая четырехэтажная школа, а в 1961 году, у места слияния Мойки и Крюкова канала, которое далеко просматривается с набережных, – детский сад. Уже в 2000-х он полюбился горожанам за яркую расцветку под Пита Мондриана и увитые плющом стены, но в конце концов его признали диссонирующим элементом: «кубик» не поддерживал масштаб и фасадный ритм застройки, выбивался из панорамы.
zooming
Литовский замок и типвой детский сад на участке, который теперь занимает дом Art View House
Изображение предоставлено бюро «Евгений Герасимов и партнеры»

В новейшее время первый проект для ответственного участка, на котором стоял детский сад, разработал Эрик ван Эгераат. Но подчеркнуто современное здание с белой «волной» на фасаде не приняла общественность. Тогда к проектированию пригласили бюро Евгения Герасимова, которое выбрало безопасный, но проверенный подход, поставив в приоритет задачу восстановить пространственную структуру квартала. «Дом должен стоять настолько плотно, четко и уверенно, чтобы в нем не было никаких сомнений», – объясняет Евгений Герасимов.
Клубный дом Art View House на набережной Мойки
Фотография © Андрей Белимов-Гущин / Евгений Герасимов и партнеры

Стройка была приостановлена на два года ради археологических раскопок и исследования фундаментов Литовского замка силами специалистов Института Истории Материальной Культуры РАН; раскопки начались в 2014 году. Археологи нашли и задокументировали множество артефактов, некоторые – петровского времени; затем фундаменты вывезли.
  • zooming
    1 / 7
    Археологические раскопки, фундаменты Литовского замка
    Изображение предоставлено бюро «Евгений Герасимов и партнеры»
  • zooming
    2 / 7
    Археологические раскопки, фундаменты Литовского замка
    Изображение предоставлено бюро «Евгений Герасимов и партнеры»
  • zooming
    3 / 7
    Археологические раскопки, фундаменты Литовского замка
    Изображение предоставлено бюро «Евгений Герасимов и партнеры»
  • zooming
    4 / 7
    Археологические раскопки, фундаменты Литовского замка
    Изображение предоставлено бюро «Евгений Герасимов и партнеры»
  • zooming
    5 / 7
    Археологические раскопки, фундаменты Литовского замка
    Изображение предоставлено бюро «Евгений Герасимов и партнеры»
  • zooming
    6 / 7
    Клубный дом Art View House на набережной Мойки. Фундаменты Литовского замка
    © Евгений Герасимов и партнеры
  • zooming
    7 / 7
    Клубный дом Art View House на набережной Мойки. Фундаменты Литовского замка
    © Евгений Герасимов и партнеры

Art View House – это еще одна многосоставная работа «в стилях», которые так удаются бюро. На стадии проекта мы подробно анализировали аллюзии и цитаты: «часть из них служит напоминанием о Литовском замке, часть – помогает вписать дом в строй набережной, а также (что немаловажно) обозначить его принадлежность к категории элитного жилья».

Сам Евгений Герасимов на вопрос о том, что же было важнее – вспомнить о Литовском замке или подстроиться под окружение, отвечает: ни то, ни другое. «В основе реминисценции – неоклассика 1910-х годов, которая в свою очередь «перерабатывала» и ампир, и предшествующий ей северный модерн. Это ориентир, и он легко считывается. Если пройтись по улице Восстания, Некрасова или Радищева – можно увидеть несколько схожих зданий: серые, неоклассические доходные дома».
Клубный дом Art View House на набережной Мойки
Фотография © Андрей Белимов-Гущин / Евгений Герасимов и партнеры

Современным, по словам Евгения Герасимова, дом делает хотя бы тот факт, что он построен сегодня. А признаками XXI века архитектор называет вещи скорее технического порядка, чем художественного: двухэтажный подземный паркинг, систему пожаротушения, открытые планировки, материал – железобетон с вентфасадом вместо кирпича. Фасад, к слову, на 90% сделан из натурального гранита и юрского мрамора. Остальные десять – это декоративные элементы, отлитые из архитектурного бетона по моделям скульптора Владислава Маначинского.
  • zooming
    1 / 11
    Клубный дом Art View House на набережной Мойки
    Фотография © Андрей Белимов-Гущин / Евгений Герасимов и партнеры
  • zooming
    2 / 11
    Клубный дом Art View House на набережной Мойки
    Фотография © Андрей Белимов-Гущин / Евгений Герасимов и партнеры
  • zooming
    3 / 11
    Клубный дом Art View House на набережной Мойки
    Фотография © Андрей Белимов-Гущин / Евгений Герасимов и партнеры
  • zooming
    4 / 11
    Клубный дом Art View House на набережной Мойки
    Фотография © Андрей Белимов-Гущин / Евгений Герасимов и партнеры
  • zooming
    5 / 11
    Клубный дом Art View House на набережной Мойки
    Фотография © Андрей Белимов-Гущин / Евгений Герасимов и партнеры
  • zooming
    6 / 11
    Клубный дом Art View House на набережной Мойки
    Фотография © Андрей Белимов-Гущин / Евгений Герасимов и партнеры
  • zooming
    7 / 11
    Клубный дом Art View House на набережной Мойки
    Фотография © Илья Припоров / Евгений Герасимов и партнеры
  • zooming
    8 / 11
    Клубный дом Art View House на набережной Мойки
    Фотография © Илья Припоров / Евгений Герасимов и партнеры
  • zooming
    9 / 11
    Клубный дом Art View House на набережной Мойки
    Фотография © Илья Припоров / Евгений Герасимов и партнеры
  • zooming
    10 / 11
    Клубный дом Art View House на набережной Мойки
    Фотография © Андрей Белимов-Гущин / Евгений Герасимов и партнеры
  • zooming
    11 / 11
    Клубный дом Art View House на набережной Мойки
    Фотография © Андрей Белимов-Гущин / Евгений Герасимов и партнеры

Законченный дом действительно встроился в панораму Мойки и Большой Морской «как родной», даже несмотря на тот факт, что стоит обособлено, а не является частью характерной для Петербурга «сплошной» застройки. Если обойти его кругом, попутно обращая внимание на соседние дома, без труда найдутся «переклички». Серый цвет, высокие пилястры и фронтон есть у неоклассического музыкального училища им. Н.А. Римского-Корсакова, закругленный торец, напоминающий замковую башню, и барельефы – у домов Судоверфи, похожие ритмичные карнизы – у Крюковских казарм. Само место – очень петербургское, тут есть вода, мосты, фонари, рядовая застройка разных лет и знаковые здания. С этой точки за раз можно объять основные эпохи: от петровской Новой Голландии до новой сцены Мариинского театра времен губернатора Полтавченко. Дом на Мойке входит в резонанс со всем окружением.
Клубный дом Art View House на набережной Мойки
Фотография © Андрей Белимов-Гущин / Евгений Герасимов и партнеры

У дома четыре фасада, все – разные. Главный выходит на набережную реки Мойки: симметричный, парадный, с фронтоном, размеренным шагом эркеров и двумя окулюсами по бокам от входа. Со стороны Крюкова канала из-за особенностей участка получилась «складка»: дом шагнул вглубь, осталось больше свободного пространства, отчего с этой стороны здание выглядит мощнее и торжественнее, в пилястрах появляется напряжение плотно натянутой струны, а из-за отсутствия эркеров фасад воспринимается как более «вертикальный». В тесном переулке Матвеева, где вместо машин слышно гаммы и переливы настраиваемых инструментов, ощутимо заметна ступенчатость здания, здесь фасад упрощается, подходя к «дворовой» части, которая тоже небезынтересна: между двумя мощными брандмауэрами, напоминающими толстые крепостные стены, – нежная «сердцевина» со множеством окон, в которых щедро отражается небо.
  • zooming
    1 / 8
    Клубный дом Art View House на набережной Мойки
    Фотография © Андрей Белимов-Гущин / Евгений Герасимов и партнеры
  • zooming
    2 / 8
    Клубный дом Art View House на набережной Мойки
    Фотография © Андрей Белимов-Гущин / Евгений Герасимов и партнеры
  • zooming
    3 / 8
    Клубный дом Art View House на набережной Мойки
    Фотография © Андрей Белимов-Гущин / Евгений Герасимов и партнеры
  • zooming
    4 / 8
    Клубный дом Art View House на набережной Мойки
    Фотография © Андрей Белимов-Гущин / Евгений Герасимов и партнеры
  • zooming
    5 / 8
    Клубный дом Art View House на набережной Мойки
    Фотография © Андрей Белимов-Гущин / Евгений Герасимов и партнеры
  • zooming
    6 / 8
    Клубный дом Art View House на набережной Мойки
    Фотография © Андрей Белимов-Гущин / Евгений Герасимов и партнеры
  • zooming
    7 / 8
    Клубный дом Art View House на набережной Мойки
    Фотография © Андрей Белимов-Гущин / Евгений Герасимов и партнеры
  • zooming
    8 / 8
    Клубный дом Art View House на набережной Мойки
    Фотография © Андрей Белимов-Гущин / Евгений Герасимов и партнеры

Art View House, как и большинство других построек бюро, получился именно таким, как задумывался. Евгений Герасимов главную заслугу в этом вопросе отдает застройщику, в данном случае, «Охта Групп», сравнивая его с продюсером кино: «Должно сойтись все – мастерство режиссера, сценариста, актера, художника по костюму, гримера и композитора, оператора, пиротехника и так далее. Но «Оскара» за лучший фильм дают не режиссеру, а продюсеру. Всех объединяет главная фигура – тот, кто вкладывает деньги, а без него все рассыпается. Так же и в архитектуре: с сегодняшним уровнем компьютеризации нарисовать можно любой проект, технические возможности тоже выросли. Но какие бы ни были талантливые архитекторы, без воли и желания заказчика тратить деньги и делать хорошую архитектуру – невозможно».
  • zooming
    1 / 8
    Клубный дом Art View House на набережной Мойки
    © Евгений Герасимов и партнеры
  • zooming
    2 / 8
    Клубный дом Art View House на набережной Мойки
    © Евгений Герасимов и партнеры
  • zooming
    3 / 8
    Клубный дом Art View House на набережной Мойки
    © Евгений Герасимов и партнеры
  • zooming
    4 / 8
    Клубный дом Art View House на набережной Мойки
    © Евгений Герасимов и партнеры
  • zooming
    5 / 8
    Клубный дом Art View House на набережной Мойки
    © Евгений Герасимов и партнеры
  • zooming
    6 / 8
    Клубный дом Art View House на набережной Мойки
    © Евгений Герасимов и партнеры
  • zooming
    7 / 8
    Клубный дом Art View House на набережной Мойки
    © Евгений Герасимов и партнеры
  • zooming
    8 / 8
    Клубный дом Art View House на набережной Мойки
    © Евгений Герасимов и партнеры

Дом компактный – шестой этаж с прилегающих улиц рассмотреть не удается, здание целиком умещается в объектив, что редкость. Квартиры «штучные»: их всего 24, из каждой открывается классический вид, а то и не один: на Мариинский театр, Новую Голландию, Исаакиевский собор. Планировки открытые, площадь растет от 99 до 219 м2.

Еще один признак элитного дома – центральное лобби в 125 м2, напоминающее холл звездной гостиницы. Интерьерами общественных пространств занималась лондонская студия Project Orange, которая также использовала натуральные материалы: мрамор, гранит, латунь, драгоценные породы дерева, муранское стекло.

Построить под домом двухуровневый подземный паркинг, без которого не обойтись дому с таким статусом, оказалось непросто. Близость к Мойке и Крюкову каналу, влажные грунты оказались не единственными составляющими инженерной задачи, требовалось позаботиться о соседних зданиях. Соседний дом по набережной Мойки находился в аварийном состоянии, а трансформаторная будка со стороны улицы Декабристов, питающая новую сцену Мариинского театра, – вновь выявленный объект культурного наследия. Это означает, что осадки должны были быть не больше 2 см. Коэффициент сложности увеличил также аварийный канализационный коллектор, пролегавший в 5 метрах от ограждения котлована вдоль Крюкова канала на глубине 11 м.

Ведущий инженер-конструктор бюро Сергей Ненашев рассказал, что перед тем, как рыть котлован, пробурили шесть скважин глубиной 45 метров для исследования грунта, а затем еще около тысячи – чтобы закрепить его ниже отметки проектирования по технологии струйной цементации jet grouting. Что позволило закрепить котлован и предотвратить подвижность грунта под домом и на близлежащих участках. Эскалацию грунта делали по не очень пока распространенной у нас технологии top&down, при которой здание растет вверх и вниз одновременно. Дом на Мойке, 104 укрепили щадящим способом, после окончания строительства городские власти починили коллектор. В конечном счете осадки оказались ниже допустимых.
  • zooming
    1 / 6
    Клубный дом Art View House на набережной Мойки. Устройство форшахты
    © Евгений Герасимов и партнеры
  • zooming
    2 / 6
    Клубный дом Art View House на набережной Мойки. Устройство форшахты
    © Евгений Герасимов и партнеры
  • zooming
    3 / 6
    Клубный дом Art View House на набережной Мойки. Подземный паркинг
    © Евгений Герасимов и партнеры
  • zooming
    4 / 6
    Клубный дом Art View House на набережной Мойки. Экскавация грунта котлована через временные технологические проемы
    © Евгений Герасимов и партнеры
  • zooming
    5 / 6
    Клубный дом Art View House на набережной Мойки. Исследование грунта
    © Евгений Герасимов и партнеры
  • zooming
    6 / 6
    Клубный дом Art View House на набережной Мойки. Разрез
    © Евгений Герасимов и партнеры

Дом на Мойке, таким образом, становится ярким примером профессионализма мастерской, которой удается материализовать свои идеи даже при сложных обстоятельствах и технических условиях. Вписавшись в строгие правила петербургского контекста, при беглом взгляде он кажется стоящим здесь давно, хотя и предоставляет своим обитателям все преимущества совершенно нового, современного жилья – наравне с уютом жизни в масштабе и окружении исторического города.
 

Архитектор:

Евгений Герасимов

Проект:

Клубный дом Art View House на набережной Мойки
Россия, Санкт-Петербург, Наб. р. Мойки, д.102, лит. А

Авторский коллектив:
Архитекторы – Е.Л. Герасимов (рук. проекта), А.А. Юдин (ГАП), О.Я. Ольшанская (рук. группы), А.Г. Гвоздик, И.В. Припоров (ведущие архитекторы), А.С. Матияш, М.Р. Губайдуллина, Н.Е. Шабалин, А.С. Котов
Конструкторы – М.Я. Резниченко (гл. констр.), Д.А. Астапчик (зам. гл. констр), Е.А. Пантелеева (рук. группы), С.П. Ненашев, Е.Н. Пестова, Т.Р. Мустафина, А.С. Денисов
Генплан – Е.Н. Кузнецова, А.С. Титова
Скульптор – В.А. Маначинский

2013 – 2019

Девелопер: компания «Охта Групп»

09 Октября 2019

author pht

Автор текста:

Алёна Кузнецова

Технологии и материалы

Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.
Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.
«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.

Сейчас на главной

СКК: сохранять, крушить, копировать?
Мы поговорили с петербургскими архитекторами о ситуации вокруг обрушенного СКК – здания, купол которого по чистоте формы и инженерного замысла сравнивают с римским Пантеоном, только выполненным в металле. Что, однако, не помогло ему получить статус памятника и защиту от сноса.
Лучи знаний
Школа в Подмосковье, архитектуру которой определяет учебная программа, природное окружение, а также желание использовать только честные материалы.
Кружево из углепластика
Три портала по проекту Асифа Хана для Экспо-2020 в Дубае при высоте в 21 метр сооружены из нитей сверхлегкого углепластика и не требуют дополнительной несущей конструкции.
Арктический вуз
Новое крыло Арктического колледжа на острове Баффинова Земля на севере Канады. Авторы проекта – Teeple Architects из Торонто.
Критическая масса прогресса
20-й по счету летний павильон лондонской галереи «Серпентайн» спроектируют молодые женщины-архитекторы из ЮАР – бюро Counterspace; их постройка будет посвящена социальным и экологическим темам.
Парки Татарстана, часть I: лучшие городские
Цветущий бульвар вместо парковки, авторские МАФы, экологические решения, равно как и ностальгические фонтаны и площадки для фотосессий новобрачных – в первой части путеводителя по паркам Татарстана, посвященной новым городским пространствам.
Сокольники: ковер из кирпича
Архитекторы бюро Megabudka опубликовали свой проект Сокольнической площади в деталях и с объяснениями всех мотивов. Рассматриваем проект и призываем голосовать за него в «Активном гражданине». Очень хочется, чтобы победила архитектурная версия.
Три январские неудачи Бьярке Ингельса
Основатель BIG подвергся критике из-за деловой встречи с бразильским президентом, известным своими крайне правыми взглядами и отрицанием экологических проблем Амазонии, лишился поста главного архитектора в WeWork и был отстранен от участия в проектировании небоскреба для нью-йоркского ВТЦ.
Кирпичные шестигранники
Башни Hoxton Press по проекту Karakusevic Carson и Дэвида Чипперфильда на границе лондонского Сити – коммерческое жилье, «субсидирующее» реновацию социального жилого массива рядом.
Одновременное развитие экономики и кино
В бывшем здании центрального рынка Монтевидео уругвайское бюро LAPS Arquitectos разместило штаб-квартиру Латиноамериканского банка развития CAF, национальную синематеку, легендарный бар и общественное пространство.
Москва 2050: деревянные высотки и летающий транспорт
Более 40 студентов представили видение Москвы будущего в недавно открывшейся галерее Шухов Лаб и на Биеннале архитектуры и урбанизма в Шэньчжэне. Рассказываем об итогах воркшопа «Москва 2050» и показываем работы участников.
Рестораны вместо лучших реставраторов страны?
Минкульт выдал ЦНРПМ предписание переехать до 1 марта. Не исключено, что после разорительного переезда научной реставрации в стране не останется. Говорим со специалистами, публикуем письмо сотрудников министру культуры.
Глэм-карьер
Благоустройство подмосковного озера от бюро Ai-architects: эко-школа, глэмпинг и всесезонные развлечения.
Красный зиккурат
Многоквартирный дом Cascade Villa в Алмере по проекту бюро CROSS Architecture снаружи – кирпичный, а во внутреннем дворе – обшит деревом.
Арт-депо
Офисное здание на набережной Обводного канала в Санкт-Петербурге по проекту архитектора Артема Никифорова – это тонкая вариация на тему кирпичной промышленной архитектуры XIX и ХХ века с рядом художественных изобретений, хорошим строительным и ремесленным качеством.
Будущее не дремлет
Выставка Европейского культурного центра в ГНИМА это коллекция современных пространств разной степени общественности. Подборка довольно случайная, но интересная, а в последнем зале пугают потопом, античным форумом, зиккуратами и вигвамами.
«Единорог в лесу»
Почему, в отличие от произведений известных художников и автографов писателей, дом, спроектированный Ф.Л. Райтом или Тадао Андо, выгодно продать очень сложно? В нем неудобно жить или недвижимость от знаменитых архитекторов переоценена?
Арки, ворота, окна, проемы, пустоты, дырки
В архитектуре АБ «Остоженка», особенно в крупных комплексах, значительную роль играют арки, организующие пространство и массу: часто большие, многоэтажные. В публикуемой статье Александр Скокан размышляет о роли и смысле масштабных цезур, проемов и арок.
Розовый слон
В Лос-Анджелесе построен флагманский магазин одежды The Webster по проекту Дэвида Аджайе. Для внешней и внутренней отделки британский архитектор использовал окрашенный бетон.
Архи-события: 3–9 февраля
«Кто хочет стать миллионером» для архитекторов и дизайнеров, новый интенсив в МАРШ и экскурсия с плаванием от «Москвы глазами инженера».
Пресса: Великое переселение
В последнюю неделю января 2020-го в стране активно обсуждают реновацию устаревшего жилья — вернее, возможность запуска подобных программ в российских регионах. В одном из первых своих интервью на посту вице-премьера Марат Хуснуллин отметил, что реновацию можно запустить в городах-миллионниках.
Умер Андрей Меерсон
Признанный мастер советского модернизма, автор «Лебедя» и самого красивого московского дома «на ножках» на Беговой, но и автор неоднозначного стилизаторского Ритц Карлтон на Тверской – тоже.
Неиссякаемый источник
VIP-зоны аэропорта – настоящее раздолье для цвета, пластики, образности и творческой фантазии архитекторов. Рассматриваем четыре бизнес-зала и один VIP-терминал ростовского аэропорта «Платов»: все они так или иначе осмысляют контекст: южное солнце, волны речной воды, восход над степным горизонтом и золото сарматов.
Кольцо на озере Сайсары
Здание филармонии и театра якутского эпоса на священном озере вписано в эпический круг и включает три объема, уподобленных традиционному жилищу. Кровля уподоблена аласу – якутской деревне вокруг озера. При столь интенсивной смысловой насыщенности проект сохраняет стереометрическую абстрактность и легкость формы, оперируя прозрачностью, многослойностью и отражениями.
Вертикальные татами
Фасады офисного здания Torre Patria-Hipódromo по проекту Карлоса Ферратера и его бюро OAB в Гвадалахаре на западе Мексики подчинены модульной конструктивной сетке, которая упорядочивает и окружающее пространство нового района.
Умер Александр Ларин
Автор академического хореографического училища на 2-й Фрунзенской и знаменитой аптеки в Орехово-Борисово, нескольких нетиповых детских садов типового времени, учитель и коллега многих известных сегодняшних архитекторов.
Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.
Век бетона
23 января исполнилось 100 лет Готфриду Бёму, первому немецкому лауреату Притцкеровской премии и создателю церквей и ратуш, напоминающих скульптуры из бетона. Он каждый день бывает в бюро и наставляет сыновей-архитекторов.
Архитектура эфемерности
На проспекте Вернадского поблизости от станции метро появилась высотная доминанта, давшая новое звучание округе: бизнес-центр «Академик» по проекту UNK project раскрыл в форме архитектуры смыслы местных топонимов.
Центр мега-выставок
Новый международный выставочный центр по проекту Valode & Pistre в «близнеце» Гонконга мегаполисе Шэньчжэнь может считаться крупнейшим в мире.
Театрально-музыкальный круг
Масштабный и амбициозный проект главного театрально-концертного комплекса Подмосковья, победитель конкурса, объединяет три зала, двор – общественную площадь, консерваторское училище, гостиницы. Он обещает стать заметным центром фестивалей классической музыки для всей страны.
Передышка на Манхэттене
Перестройка вестибюля небоскреба-«шкафа» Сони-билдинг Филипа Джонсона на Манхэттене: бюро Snøhetta запретили трогать фасад, который теперь получил статус памятника, зато им удалось устроить внутри большой зимний сад.