English version

Кружевной ларец

Здание гостиницы в историческом центре, на территории Рубленого города – Кремля города Ярославля, в проекте Владимира Плоткина напоминает белую шкатулку, сплошь покрытую ажурной резьбой. Находясь между двумя памятниками, оно не выступает ни за какие ограничительные линии, а найденные археологами остатки церкви конца XVII века превращает в музей.

Юлия Тарабарина

Автор текста:
Юлия Тарабарина

05 Сентября 2011
mainImg
Архитектор:
Владимир Плоткин
Проект:
Гостиница на Стрелке в Ярославле
Россия, Ярославль, Волжская набережная, 1

Авторский коллектив:
Руководитель мастерской: В.Плоткин, ГАП: А.Бородушкин; архитекторы: А.Мансурова, А.Горелов, А.Лимаренко, Д.Кузнецов, А.Дулевич; инженеры: Ф.Каюмов, И.Кортышко, В.Андреев, В.Паненков

2010 — 2011

Девелопер – компания Русрезорт
В Кремль старинного города Ярославля можно попасть, идя по Волжской набережной мимо круглой «беседки Островского». Как раз при подходе к Кремлю Ярославль внезапно перестает быть городом, превращаясь в пустоватый парк с большим футбольным полем по правую руку. Однако это место – ядро исторического центра, здесь князь Ярослав Мудрый, по легенде, убил священного языческого медведя и основал город на мысу при впадении речки Которосль в Волгу. Сейчас о том, что мы попали в Кремль, напоминает только квадратная Волжская башня на речном склоне – стен нет (они были деревянными), не видно и валов. Здесь сохранились только Митрополичьи палаты (здание конца XVII века, в нем музей с неплохой коллекцией икон) и ампирная церковь Тихона с домом ее причта. Как раз между палатами и церковью девелоперская компания «Русрезорт» планирует построить элитную 5-звездочную гостиницу по проекту Владимира Плоткина.

Перед началом строительства заказчики провели охранные раскопки – на территории участка обнаружились фундаменты церкви Иоанна Златоуста (Шуйской Богоматери) 1690 года, взорванной в конце 1920-х годов. Поэтому план будущей гостиницы получился сложным: его можно представить себе в виде прямоугольника, из которого вырезали северный и южный угол – с одной стороны объем отступает от дома причта (с его статусом «выявленного памятника»), а с другой – обходит фундаменты церкви. Фундаменты (по ним хорошо прослеживается план трехапсидной церкви с одним южным приделом) планируется музеефицировать – то есть покрыть сверху слоем реставрационной кладки, защищающей их от дождя и разрушения. Вокруг остатков церкви Владимир Плоткин запланировал музей под открытым небом: небольшая площадка с фундаментами (из-за снятого археологами культурного слоя она ниже современного уровня улицы) будет ограждена с двух сторон каменными стенками, работающими в качестве музейных стендов с рассказом о месте и о памятнике. Из гостиницы этот «встроенный» дворик-музей можно будет рассматривать, как через витрины, через большие стеклянные стены. Похожим образом в средиземноморских гостиницах и ресторанах можно обнаружить во дворе или в стене то античную капитель, то ренессансную скульптуру.

Силуэт гостиницы Владимир Плоткин, как он сам признается, позаимствовал у старинных ларцов, высокие крышки которых, как известно, сужались кверху, образуя подобие трапеции. Форма ларца удивительным образом совпала с популярными в современной архитектуре фасадами, скошенными в верхней части прямо по линии окон. Этот прием, отдаленно и непрямо намекающий на традиционный силуэт скошенной кровли, в наше время довольно-таки популярен. Для современной архитектуры также актуально уподобление всего здания целиком чему-то исторически некрупному: известны дома-чемоданы, а здесь – дом-ларец. Вспоминается образное выражение одного известного профессора истории древнерусской архитектуры, который в шутку называл храмы конца XVII века «резными шкатулками». В данном случае это сравнение как будто бы воплотилось целиком.

Для того, чтобы «ларец» стал «резным», его фасады будут покрыты сеткой мелкого орнамента из качественного фибробетона. Вверху эта сетка будет сквозной, полупрозрачной (так и хочется сказать – как вуаль) и будет прикрывать глубокие лоджии от солнца, ловя при этом свежий ветер с Волги. На нижних этажах орнамент превратится в рельеф, отчасти уподобляя стены белокаменной резьбе. В качестве основы для орнамента Владимир Плоткин взял белокаменную «звездочку», найденную археологом Н.Н. Ворониным в 1940 году на месте ярославского Успенского собора (это место рядом, в ста метрах к югу, и занято гигантским недавно построенным собором архитектора Алексея Денисова). Удивительным образом эта связь с собором остается условной, а покрытый ковровым повторяющимся орнаментом дом находит другие аллюзии в ярославской архитектуре – так, фасады церкви Иоанна Предтечи в Толчкове сплошь усеяны изразцами и дробным рельефом мелких полуколонок.

Однако, несмотря на очевидный историзм, все приемы, использованные в этом проекте, более чем современны. Я бы даже сказала что этот историзм – самого свежего, актуального европейского пошиба. Найти для формы здания цельный исторический прообраз, причем именно не архитектурный прототип, а какой-нибудь предмет, выводящий нас за рамки матери всех искусств; обернуть простую форму орнаментальной вуалью (причем не просто так, а основанной на местом источнике, впрочем, переработанном до неузнаваемости). И наконец – устроить внутри музей, сохранить, показать все, что нашли археологи. Все это признаки историзма новейшего времени, даже точнее сказать XXI века. Его очень просто отличить. Старый консерватизм, растущий непосредственно из средневекового менталитета, стремится повторить все, «что было», буквально и как можно точнее, слиться с прежним целиком, душой и телом, до неотличимости. В XIX веке людям это, наконец, стало удаваться и как раз тогда-то оно и надоело, отчего и появилась новая разновидность историзма. Современный историзм дистанцируется от предмета – именно так ученый отстраняется от того, что он изучает, чтобы взглянуть на это со стороны. Современный историзм – научно-музейного свойства. Он показывает, сохраняет, консервирует и изучает, но не маскируется по старину целиком. Наоборот, он тщательно подчеркивает дистанцию между «тогда» и «сейчас», отчего и дистанция, временное расстояние, читается лучше. Словом, он не обманывает.

С того момента, когда в 2004 году начались раскопки на месте Успенского собора в Ярославле, я наблюдаю за этим местом достаточно пристально. Так вот, спешное строительство нового собора на 4000 прихожан, полностью уничтожившее все, что осталось от фундаментов XVII века – это пример того самого средневекового, диковатого консерватизма, получившего в свое распоряжение большие деньги и современные технологии (в итоге самая эстетически приемлемая часть нового здания собора это его пять глав, срисованных с Софийского собора в Вологде, а интерьер, главная часть храма, получился ужасно). Когда, говоря о строительстве собора, защитники ярославской старины упоминали о гостинице, которую должны построить в Рубленом городе, в самой охраняемой части, мне становилось жутковато – вот возьмут и застроят всю археологию чем-то большим и некрасивым. А этот тонкий, интеллигентный, аккуратный проект (все высоты сведены к минимуму, карнизы выровнены по соседям, от всех возможных лишних метров здесь отказались) – скорее радует, потому что он составляет совершенную противоположность соседней махине. Именно так и надо строить в историческом центре.

Другой вопрос – надо ли строить вообще – выходит за рамки чистой архитектуры. Можно строить, а можно и не строить, конечно же. Однако в древности защищенные стенами кремли были самыми густонаселенными и плотно застроенными частями городов. Правда в торговом Ярославле уже в XVII веке большее значение приобрела купеческая часть, посад, но и Кремль тоже был городом, а не парком. Он начал пустеть при Екатерине, когда перед западным фасадом собора была распланирована площадь с тремя лучами в духе классицистического градостроительства. Но окончательно ярославский Кремль очистили при советской власти, причем начали в 1930-е, а закончили в 1980-е: доломали здания XIX века и проложили бульвар Мира, превратив исторический центр города в парк. Так что, вероятно, оставаться совершенно пустым Кремлю совершено необязательно. Вопрос, скорее, в том, как именно будут выглядеть здания, которые могут там появиться – либо они, уничтожая подлинные останки исторических домов и храмов, подделаются под старину, либо это будет современная, но деликатная и неравнодушная к прошлому архитектура.

Здание планируется строить, используя новейшие технологии и материалы, качественно и очень быстро; процесс строительства продуман таким образом, чтобы причинить минимум неудобств жителям города. С другой стороны, новое здание должно принести городу также и пользу, так как эта гостиница – один из важных элементов реконструкции туристической инфраструктуры Золотого кольца, и будучи построена, она может принести Ярославлю дополнительный доход, сделать его более привлекательным для туристов. Тем более, что гостиница устроена по европейским стандартам, что в наших широтах встречается достаточно редко.
Вид ночью
Развертка со стороны Волги - вид ночью
Развертка - вид Стрелки с Волги
zooming
Церковь Иоанна Златоуста (Шуйской Богоматери) и ее окрестности на открытке начала XX века. Источник: ru.wikipedia.org
Проект музеефикации фундаментов церкви Иоанна Златоуста
Стенд, представляющий основные источники, использованные архитекторами в поиске образа здания
Резная деталь, найденная археологами при раскопках Успенского собора в Ярославле, и ставшая основой для орнаментального решения фасадов гостиницы
Фотомонтаж: вид от Успенского собора
Фотомонтаж: вид с набережной
Фотомонтаж: вид с набережной
Интерьер вестибюля
Ситуационный план на уровне квартала
Генплан
zooming
Графическая реконструкция Ярославского кремля на XVII век. В.Ф. Маров
Архитектор:
Владимир Плоткин
Проект:
Гостиница на Стрелке в Ярославле
Россия, Ярославль, Волжская набережная, 1

Авторский коллектив:
Руководитель мастерской: В.Плоткин, ГАП: А.Бородушкин; архитекторы: А.Мансурова, А.Горелов, А.Лимаренко, Д.Кузнецов, А.Дулевич; инженеры: Ф.Каюмов, И.Кортышко, В.Андреев, В.Паненков

2010 — 2011

Девелопер – компания Русрезорт

05 Сентября 2011

Юлия Тарабарина

Автор текста:

Юлия Тарабарина
ТПО «Резерв»: другие проекты
Семантический разлом
Клубный дом STORY, расположенный рядом с метро Автозаводская и территорией ЗИЛа, деликатно вписан в контрастное окружение, а его форма, сочетающая регулярную сетку и эффектно срежиссированный «разлом» главного фасада, как кажется, откликается на драматичную историю места, хотя и не допускает однозначных интерпретаций.
Небесная тектоника
Три башни на стилобате над склоном реки Раменки – новые доминанты на границе советского микрорайона. Их масштаб вполне современен, высота 176 м – на грани небоскреба, фасады из стекла и стали. Стройные пропорции подчеркнуты строгой белой сеткой, а объемная композиция подхватывает диагональную «сетку координат», намеченную в пространстве юго-запада Москвы архитекторами 1970-х и 1980-х.
ТПО «Резерв» в ретроспективе и перспективе
В новой книге ТПО «Резерв» издательства Tatlin собраны проекты за последние 20 лет. Один из авторов книги, Мария Ильевская, рассказала нам об основных вехах рассмотренного периода: от дома в проезде Загорского до ВТБ Арена Парка, и о презентации книги, состоявшейся 13 ноября на Зодчестве.
Город солнца
Комплекс ВТБ Арена Парк, спроектированный и реализованный совместно Сергеем Чобаном и Владимиром Плоткиным, претендует на роль эталонного эксперимента по снятию вековых противоречий между архитектурой традиционного направления и модернизмом. Рамки дизайн-кода и интеллигентный, творческий характер пластической дискуссии сформировали несколько идеализированный фрагмент городской ткани.
Архсовет Москвы-67
Проект реконструкции советского здания АТС в начале Нового Арбата под гостиницу – от ТПО «Резерв», и жилой комплекс на Шелепихинской набережной – от АБ «Остоженка», были поддержаны архсоветом Москвы 5 августа.
Движение по краю
ЖК «Лица» на Ходынском поле – один из новых масштабных домов, дополнивший застройку вокруг Ходынского поля. Он умело работает с масштабом, подчиняя его силуэту и паттерну; творчески интерпретирует сочетание сложного участка с объемным метражом; упаковывает целый ряд функций в одном объеме, так что дом становится аналогом города. И еще он похож на семейство, защищающее самое дорогое – детей во дворе, от всего на свете.
Рациональное построение
Рассматриваем комплекс построек и интерьеры первой очереди здания, которое за последние месяцы стало очень известным – больницу в Коммунарке.
Картинки на карантине
Как российские архитектурные бюро реагируют на карантин? Размышления о будущем, графика, юмор, хорошие фотографии. Собираем пазл из контента Instagram.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Кольцо на озере Сайсары
Здание филармонии и театра якутского эпоса на священном озере вписано в эпический круг и включает три объема, уподобленных традиционному жилищу. Кровля уподоблена аласу – якутской деревне вокруг озера. При столь интенсивной смысловой насыщенности проект сохраняет стереометрическую абстрактность и легкость формы, оперируя прозрачностью, многослойностью и отражениями.
Пространство взаимодействия
К востоку от стадиона, метро и парка Динамо отчасти вырос и продолжает расти городок ВТБ Арены Парка, чья архитектура построена на современных принципах, начиная от комфортного благоустройства вкупе с немалой высотностью и заканчивая взаимодействием разных подходов к форме, объединенных общим кодом.
WAF 2019: в ожидании финала
Говорим c авторами проектов, вышедших в финал премии WAF: об их взгляде на фестиваль, о проектах и вероятных способах презентации.
Обитаемая галактика
Компания АПЕКС возглавила работу над проектом масштабного жилого комплекса на севере Москвы, в котором современные подходы к формированию городской застройки сочетаются с продуманными планировочными решениями, узнаваемым обликом и оригинальной концепцией благоустройства.
Архсовет Москвы – 59
Архитектурный совет рассмотрел два крупных проекта: МФК на Киевской улице ТПО «Резерв», апартаменты с обширным подземным торговым пространством, и жилые башни Сергея Скуратова в Сетуньском проезде. Оба проекта приняты.
Акупунктура городов
На петербургском Культурном форуме архитекторы поговорили о том, какую пользу международные события могут принести городам.
Кристалл музыки
Остро-современное и сложное в техническом отношении новое здание концертного зала «Зарядье» соединяет нелинейность с мощной ретроспективой шестидесятых. Между тем оно вовсе не консервативно – скорее его можно понять как метафору и даже «кристаллизацию» музыки, искусства одновременно эмоционального и математически-отвлеченного.
Архсовет – 57
После одобрения Архсоветом проекта ЖК AQUATORIA на Ленинградском шоссе в градостроительном плане земельного участка возможно произойдут изменения.
Белое дерево
ЖК Wine house – один из первых реализованных примеров сотрудничества Владимира Плоткина и Сергея Чобана в одном проекте: вдумчивый, графично-сдержанный диалог старого и нового в центре города: в нескольких «действиях», от XIX века до XXI.
ГТГ: ОМА
Бюро OMA представило проект реконструкции здания Третьяковской галереи на Крымском валу.
Безграничная сдержанность
Элегантное здание административного центра Новой Москвы, с характерным для проектов ТПО «Резерв» эстетским вниманием к форме и ритму фасадных членений, выглядит как НЛО на необустроенных полях под Коммунаркой.
Взгляд вглубь
Коллекция арт-объектов проекта «Эталон качества», показанная на фестивале «Зодчество», наглядно продемонстрировала, как архитекторы соотносят ключевые ценности своей профессии и свое собственное творчество
Филармония света
Проект московской филармонии, который реализуется сейчас в Зарядье, обещает быть одним из первых, если не первым ярким общественным зданием «звёздной» архитектуры, построенным в Москве без купюр. В то же время оно отдает дань авторским предпочтениям и истории места, будучи поверено образностью классического модернизма шестидесятых.
Музейная экспансия
Публикуем статью историка архитектуры Марины Хрусталевой о стратегиях развития московских и петербуржских музеев, опубликованную в тематическом номере журнала «Проект Россия» – «Культура» (№ 80, июнь 2016).
Похожие статьи
Разлинованный ландшафт
Кладбище словацкого города Прешов по проекту STOA architekti играет роль не только некрополя, но и рекреационной зоны для двух жилых районов.
Гипер-крыша и гипер-земля
Dominique Perrault Architecture и Zhubo Design Co выиграли конкурс на проект Института дизайна и инноваций в Шэньчжэне: его главное здание напоминает мост длиной более 700 метров.
Территория детства
Проект образовательного комплекса в составе второй очереди застройки «Испанских кварталов» разработан архитектурным бюро ASADOV. В основе проекта – идея создания дружелюбной и открытой среды, которая сама по себе воспитывает и формирует личность ребенка.
Человек в большом городе
В проекте масштабного жилого комплекса архитекторы GAFA сделали акцент на двух видах общественного пространства: шумных улицах с кафе и магазинами – и максимально природном, визуально изолированном от города дворе. То и другое, работая на контрасте, должно сделать жизнь обитателей ЖК EVER насыщенной и разнообразной.
Живой рост
Масштабный жилой комплекс AFI PARK Воронцовский на юго-западе Москвы состоит из четырех башен, дома-пластины и здания детского сада. Причем пластика жилых домов – активна, они, как кажется, растут на глазах, реагируя на природное окружение, прежде всего открывая виды на соседний парк. А детский сад мил и лиричен, как сахарный домик.
86 арок
В жилом комплексе Westbeat по проекту бюро Studioninedots на западе Амстердама обширный подиум вмещает многофункциональное общественное и коммерческое пространство для нужд жителей района.
Модульный «Круг»
Комплекс The Circle по проекту бюро Riken Yamamoto & Field Shop в аэропорту Цюриха соединяет в себе, как в маленьком городе, офисы, магазины, клинику, отель и конференц-центр.
Стеклянный шар, золотой цилиндр
В Лос-Анджелесе завершено строительство музея Киноакадемии по проекту Ренцо Пьяно и его бюро RPBW: основой проекта стал универмаг в стиле ар деко. Открытие запланировано на эту осень.
Ценность подиума
В китайской штаб-квартире компании Schindler в Шанхае по проекту Neri&Hu проблема разобщенности производственных и офисных корпусов решена с помощью выразительного подиума.
Фрагменты Тулузы
Новое здание школы экономики по проекту бюро Grafton продолжает богатые кирпичные традиции Тулузы, благодаря которым ее называют «Розовым городом».
Чтение на «ковре-самолете»
Историческая библиотека университета Граца получила «надстройку» с 20-метровым консольным выносом по проекту Atelier Thomas Pucher: там разместились читальные залы.
Сицилийские горизонты
Выбранный по итогам международного конкурса проект административного комплекса области Сицилия в Палермо задуман как ансамбль из дерева и стали с садом на шестом этаже.
Красный дом
В районе Новослободской появился Maison Rouge – комплекс апартаментов по проекту ADM, который продолжает начатую БЦ «Атмосфера» волну обновления квартала в сторону улицы Палиха
Музей в «холодной куртке»
Корпус Киндер Хьюстонского музея изобразительных искусств по проекту Steven Holl Architects: фасады из полупрозрачного стекла отражают 70% солнечного жара.
Эффект оживления
Проект Останкино Business Park разработан для участка между существующей станцией метро и будущей станцией МЦД, поэтому его общественное пространство рассчитано в равной степени на горожан и офисных сотрудников. Комплекс имеет шансы стать катализатором развития Бутырского района.
Бинарная оппозиция
Рассматриваем довольно редкий случай – две постройки Евгения Герасимова на одной улице с разницей в пять лет, на примере которых удобно рассуждать об общих подходах и принципах мастерской.
Возвышение двора
Жилой комплекс «Реноме» состоит из двух корпусов: современного каменного дома и краснокирпичного фабричного здания конца XIX века, реконструированного по обмерам и чертежам. Их соединяет двор-горка – редкий для Москвы вариант геопластики, плавно поднимающейся на кровлю магазинов, выстроенных вдоль пешеходной улицы.
Поликарбонат над рекой
Студенческий центр Powerhouse для Белойтского колледжа в штате Висконсин – реконструированная по проекту Studio Gang историческая электростанция.
Расслышать мелодию прошлого
Храм Усекновения главы Иоанна Предтечи в сквере у Новодевичьего монастыря задуман в 2012 году в честь 200-летия победы над Наполеоном. Однако вместо декламационного размаха и «фанфар» архитектором Ильей Уткиным предъявлен сосредоточенно-молитвенный настрой и деликатное отношение к архитектуре ордерного шатрового храма. В подвальном этаже – музей раскопок, проведенных на месте церкви.
Новое внутри старого
В ходе реконструкции Королевского музея изящных искусств в Антверпене KAAN Architecten полностью скрыли современное крыло внутри исторического здания, чтобы не нарушать его облик.
Мост на 14 000 «лампочек»
Пешеходный мост близ Штутгарта получил эффектный облик благодаря единству пролетного строения и опорной конструкции. Проект разработан инженерами schlaich bergermann partner.
Водная стихия
Плавучий павильон Teahouse Ø по проекту бюро PAN- PROJECTS «обживает» каналы Копенгагена как общественное пространство.
Семантический разлом
Клубный дом STORY, расположенный рядом с метро Автозаводская и территорией ЗИЛа, деликатно вписан в контрастное окружение, а его форма, сочетающая регулярную сетку и эффектно срежиссированный «разлом» главного фасада, как кажется, откликается на драматичную историю места, хотя и не допускает однозначных интерпретаций.
Дуэт в Филях
Вторая очередь жилого комплекса Filicity, спроектированная бюро ADM, основана на контрасте стеклянного 57-этажного 200-метрового небоскреба и 11-этажного кирпичного дома. Высотка утверждает футуристичный вектор в московской жилой архитектуре.
Дворы и башни: самарский эксперимент
Конкурсный проект «Самара Арена Парка», предложенный Сергеем Скуратовым, занял на конкурсе 2 место. Его суть – эксперимент с типологией жилых домов, галерейных и коридорных планировок кварталов в сочетании с башнями – наряду с чуткостью реакции на окружение и стремлением создать внутри комплекса полноценное пространство мини-города с градиентом ощущений и значительным набором функций.
Стена и башня
Архитекторы ОСА в поисках решений, которые можно противопоставить среде малоэтажной застройки в центре Хабаровска, а также возможности вставить новое слово в разговор о массовом жилье.
Дом в доме
Реконструкция крестьянского дома XVIII века на юге Германии: он стал основой для камерной сельской библиотеки. Авторы проекта – Schlicht Lamprecht Architekten.
Технологии и материалы
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Сейчас на главной
Оазис среди офисов
Двор киевского делового центра Dmytro Aranchii Architects превратили в многофункциональную рекреационную зону для сотрудников.
Террасы и зигзаги
UNStudio прорывается в Петербург: на берегу Финского залива началось строительство ступенчатого офиса для IT-компании JetBrains.
Пресса: «Потенциал городов не раскрыт даже на треть». Архитектор...
Программа реновации, предполагающая снос хрущевок, стартовала в Москве в 2017 году. Хотя этот механизм и отличается от закона о комплексном развитии территорий, который распространили на остальную страну, столичные архитекторы накопили приличный опыт, как обновлять застроенные кварталы. Об этом мы поговорили с руководителем бюро T+T Architects Сергеем Трухановым.
Избушка в горах
Клубный павильон PokoPoko по проекту Klein Dytham architecture при отеле на острове Хонсю напоминает сказочный домик.
Здесь и сейчас
Три примера быстровозводимой модульной архитектуры для города и побега из него: растущие офисы, гастромаркет с признаками дома культуры и хижина для созерцания.
Себастиан Треезе стал лауреатом премии Дрихауса 2021...
Молодому немецкому бюро Sebastian Treese Architekten присуждена премия Ричарда Дрихауса в области традиционной архитектуры. Денежный номинал премии – 200 000 долларов USA, и она позиционируется как альтернатива премии Прицкера: если первую вручают в основном модернистам, то эту – архитекторам-классикам.
Семь часовен
Семь деревянных часовен в долине Дуная на юго-западе Германии по проекту семи архитекторов, включая Джона Поусона, Фолькера Штааба и Кристофа Мэклера.
Крупицы золота
В Доме архитектора в Гранатном переулке открылся фестиваль «Золотое сечение». Рассматриваем планшеты. Награждать обещают 22 апреля.
Разлинованный ландшафт
Кладбище словацкого города Прешов по проекту STOA architekti играет роль не только некрополя, но и рекреационной зоны для двух жилых районов.
Гипер-крыша и гипер-земля
Dominique Perrault Architecture и Zhubo Design Co выиграли конкурс на проект Института дизайна и инноваций в Шэньчжэне: его главное здание напоминает мост длиной более 700 метров.
Парк Швейцария
Проект парка «Швейцария» в Нижнем Новгороде, созданный достаточно молодым, но известным и международным бюро KOSMOS, вызвал в городе много споров и даже протестов, настолько острых, что попытка провести на нашей платформе профессиональное обсуждение тоже не удалась. Публикуем проект как есть.
Районные ряды
Один из вариантов общественного пространства шаговой доступности, способного заменить ушедшие в прошлое дома культуры.
Пресса: Вальтер Гропиус и Bauhaus: трансформация жизни в фабрику
Это школа искусства (с Василием Кандинским в роли профессора), скульптуры, дизайна (где он, собственно, и был изобретен как самостоятельная деятельность), театра — Баухауc не сводится к архитектуре. Но в архитектуре Баухауса можно выделить три этапа развития утопии
Территория детства
Проект образовательного комплекса в составе второй очереди застройки «Испанских кварталов» разработан архитектурным бюро ASADOV. В основе проекта – идея создания дружелюбной и открытой среды, которая сама по себе воспитывает и формирует личность ребенка.
Новая идентичность
Среди призеров конкурса на концепцию застройки бывшей промышленной территории в чешском городе Наход – российское бюро Leto architects. Представляем все три проекта-победителя.
Человек в большом городе
В проекте масштабного жилого комплекса архитекторы GAFA сделали акцент на двух видах общественного пространства: шумных улицах с кафе и магазинами – и максимально природном, визуально изолированном от города дворе. То и другое, работая на контрасте, должно сделать жизнь обитателей ЖК EVER насыщенной и разнообразной.
Энди Сноу: «Моя цель – соединить в архитектуре рациональное...
Английский архитектор Энди Сноу стал главным архитектором проектной компании GENPRO. Постройки Энди Сноу в Великобритании, выполненные в составе известных бюро, отмечены международными наградами. В России архитектор принимал участие в проектировании БЦ «Фабрика Станиславского», ЖК iLove и БЦ AFI2B на 2-й Брестской. Энди Сноу сравнил строительную ситуацию в России и Великобритании и поделился своим видением архитектурных перспектив России.
Живой рост
Масштабный жилой комплекс AFI PARK Воронцовский на юго-западе Москвы состоит из четырех башен, дома-пластины и здания детского сада. Причем пластика жилых домов – активна, они, как кажется, растут на глазах, реагируя на природное окружение, прежде всего открывая виды на соседний парк. А детский сад мил и лиричен, как сахарный домик.
Бюро Никола-Ленивец: «Мы не решаем проблемы, а раскрываем...
Иван Полисский и Юлия Бычкова, управляющие партнеры Бюро Никола-Ленивец – о том, какие проблемы решает социокультурное проектирование, как развивать территории с помощью искусства и почему нельзя в каждом регионе создать свой Никола-Ленивец.
Из кино в метро
Трансформация советского кинотеатра «Ереван» в Единый диспетчерский центр метрополитена: параметрические фасады, медиаэкраны и центр мониторинга в бывшем зрительном зале.
86 арок
В жилом комплексе Westbeat по проекту бюро Studioninedots на западе Амстердама обширный подиум вмещает многофункциональное общественное и коммерческое пространство для нужд жителей района.
Сергей Скуратов: «Небоскреб это баланс технологий,...
В марте две башни Capital towers достроили до 300-метровой отметки. Говорим с автором самых эффектных небоскребов Москвы: о высотах и пропорциях, технологиях и экономике, лаконизме и красоте супертонких домов, и о самом смелом предложении недавних лет – башне в честь Ле Корбюзье над Центросоюзом.
Модульный «Круг»
Комплекс The Circle по проекту бюро Riken Yamamoto & Field Shop в аэропорту Цюриха соединяет в себе, как в маленьком городе, офисы, магазины, клинику, отель и конференц-центр.