Сергей Скуратов: Мне не стыдно ни за один свой дом

В последний день сентября свой 55-летний юбилей отметил один из самых известных российских архитекторов Сергей Скуратов. После того, как празднования отшумели, мы встретились с основателем бюро «Сергей Скуратов Architects» и задали ему несколько вопросов о профессии, творчестве, городе и о нем самом.

author pht

Автор текста:
Анна Мартовицкая

12 Октября 2010
mainImg
Архи.ру: Сергей Александрович, чем Вы сегодняшний отличаетесь от себя тридцатилетнего или себя сорокалетнего? Что приходит вместе с возрастом?

Сергей Скуратов: Наверно, самое главное приобретение – это профессионализм. Для меня это качество складывается не только из умения проектировать хорошие здания и понимания того, какие шаги нужно предпринять, чтобы они были построены, но также из чувства глубокой личной ответственности за все, что я как архитектор делаю для города. В чем я точно не отличаюсь от себя тридцати- или сорокалетнего, так это в желании работать, постоянно искать и придумывать что-то новое, не повторяться. Меньше всего мне хочется «бронзоветь», превращаться в машину по производству модных и стильных, но по сути своей одинаковых домов. По этой же причине я всегда очень охотно берусь за новые типологии – в этом году, например, с огромным удовольствием работал над конкурсным проектом Пермского театра оперы и балета и концепцией развития исторического центра Вышнего Волочка.

Архи.ру: Архитектура для Вас – это средство исправления и улучшения существующей ситуации?

С.С.: Скорее, ее обогащения и дополнения. Каким бы ярким ни было произведение архитектуры, оно не должно быть вещью в себе. Суть проектирования – в создании новых визуальных и пространственных связей, нового качества среды обитания, – казалось бы, это избитая истина, но на практике ведь соблюсти ее очень часто оказывается делом непростым. Особенно в таком городе, как Москва, где основополагающим принципом всей архитектурно-строительной деятельности остается выжимание квадратных метров любой ценой. Практически любой заказчик нацелен именно на это, и мне приходится всегда очень строго следить за тем, чтобы завышенные требования по количеству метров не вставали на пути у качества проекта. Ведь даже самая хорошая архитектура не может существовать без пространства, без воздуха. Какими бы эффектными ни были силуэты зданий, рисунок их окон и отделка, мы оцениваем архитектуру, прежде всего, за ее пространственные характеристики. Не случайно же самыми красивыми городами мира считаются те, в которых много простора, зелени, где зданиям не тесно.

Архи.ру: Не секрет, что российские девелоперы далеко не всегда разделяют подобную точку зрения. Как Вам удается убедить заказчика в своей правоте?

С.С.: Убедить удается далеко не всех и не всегда. Но, к счастью, есть ответственные и думающие заказчики, готовые идти на компромисс и за счет уменьшения количества квадратных метров сделать композицию комплекса более гармоничной, равновесной, дышащей. В частности, я всегда стремлюсь донести до заказчика, что отношения строящегося объекта с окружающей территорией, сложившейся в районе средой и субкультурой всегда нужно решать архитектурными средствами – именно грамотно спроектированные буферные зоны и продуманное благоустройство, разумное сочетание общественных и приватных пространств обеспечивают успех проекта. Подобный конструктивный диалог, к счастью, удалось выстроить при работе над проектом «Садовые кварталы», проникнуты взаимопониманием и наши взаимоотношения с компанией Forum Properties. Вообще я глубоко убежден: строя в городе, всегда нужно думать о том, чтобы твое здание не оскорбляло чести и достоинства окружающих домов, и очень рад, что мои заказчики разделяют эту точку зрения.

Архи.ру: И все же, глядя на Ваши объекты, всегда очень заметные и яркие, кажется, что одними только соображениями политкорректности Вы при проектировании не ограничиваетесь…

С.С.: Конечно, бывают и иные, например, композиционные соображения. Например, мой новый дом на улице Бурденко сделан намеренно и высоким, и активным. В очень непростой и неблагополучной визуальной среде, которая там сложилась, мне был нужен каменный рыцарь, герой, который защитил бы своих жильцов от окружающего дурновкусия. И именно роль вертикальной доминанты позволила зданию избежать визуального слияния с окружающей застройкой. Правда, к сожалению, когда я сделал этот дом 50-метровым, согласующие органы отрезали от него 5 метров. Им показалось, что это слишком высоко, и мне пришлось несколько переделать проект. 

Архи.ру: Сергей Александрович, если уж вы затронули тему «укорачивания» зданий, не могу не спросить о судьбе «Дома на Мосфильмовской».

С.С.: Ну, поскольку единственным инициатором и сторонником этой «операции» был Юрий Лужков, то, надеюсь, теперь ситуация сама собой уляжется, и никто из чиновников уже не будет настаивать на демонтаже. В частности, насколько я знаю, Владимир Ресин изначально был категорическим противником разборки здания. Впрочем, отмена скандального решения о демонтаже моего здания еще не означает, что подобная ситуация не может повториться впредь. Ни профессиональное сообщество архитекторов, ни общество в целом никак не защищены от произвола чиновников, и в этом смысле с отставкой одного градоначальника, увы, мало что изменилось...

Архи.ру: Насколько эта незащищенность, на Ваш взгляд, сказывается на престиже профессии архитектора?

С.С.: Честно говоря, я не думаю, что профессия архитектора сегодня очень престижна… Ну, то есть она, безусловно, котируется  среди молодежи, поскольку в этой сфере присутствуют большие деньги и Москва активно строится, а значит, есть все шансы найти работу, однако положительным героем в общественном сознании архитектор не является. Не секрет, что качество строительства у нас зачастую оставляет желать лучшего, сильно изменяется проект и при прохождении процедур согласования, так что конечный результат – почти всегда на совести чиновников, заказчиков и строителей, однако в сознании общества виноват во всех градостроительных неудачах именно архитектор. От этого становится очень горько! Нет профессии более созидающей, чем архитектор, нет людей, более самоотверженно и скрупулезно ищущих варианты комплексного и красивого решения острейших городских проблем, и именно в них в итоге летят все стрелы критики и осуждения! Не в пользу репутации архитекторов, конечно, и то, что вся ныне существующая система яростно сопротивляется появлению современной архитектуры в городе. Под городом я подразумеваю границы Камер-Коллежского вала, то есть то пространство, которое в сознании абсолютно всех нас ассоциируется с Москвой. Почему в то время, как весь мировой опыт свидетельствует о том, что с памятниками можно и нужно работать, а их территории застраивать, в Москве действуют охранные требования, разрешающие только регенерацию?!

Архи.ру: Мне кажется, это делается исключительно для того, чтобы обезопасить объекты наследия от грубого вторжения и уничтожения.

С.С.: Конечно, на территории памятника нельзя построить что угодно и каких угодно размеров и форм, но для того и существуют профессионалы, чтобы решать проблему сосуществования старого и нового в городе максимально мудро и деликатно, сохраняя одно и давая право голоса второму.

Архи.ру: А судьи кто? Кто и как, на Ваш взгляд, должен оценивать профессионализм архитекторов и предлагаемые ими решения?

С.С.: Хороший вопрос! По-моему, совершенно очевидно, что ныне существующая система общественных советов с этой задачей не справляется. Советы – наследие советской системы, и цензура удается им куда лучше, чем осмысленная и конструктивная критика. Поймите меня правильно, я не против критики как таковой, но глубоко убежден в том, что она должна исходить не от чиновников, а от практикующих архитекторов и компетентных экспертов. Мне кажется, наилучшей альтернативой являются конкурсы – национальные и международные, организованные честно и имеющие статус закона.

Архи.ру: В заключение хочу спросить, помогает или мешает Вам в работе и просто в жизни Ваша известность?

С.С.: Конечно, публичность служит определенного рода средством воздействия на людей. Я не стесняюсь и не скрываю того, что нередко именно известность, авторитет дают мне возможность надавить в тех случаях, когда я считаю это правильным, и голос повысить, и настоять на своем. Ощущение собственной правоты, уверенность в своих знаниях и способностях очень помогает мне и в жизни, и в работе. Но у этих качеств есть и обратные стороны. Например, очень много времени отнимает общение с медиа, а также участие в заседаниях всевозможных советов. Плюс там, где другие лавируют, приспосабливаются и как-то юлят, я всегда иду напролом, как ледокол. Но профессионалам всегда живется труднее, и главным итогом своей работы я считаю все же не эти трудности, а то, что ни за один свой дом мне не стыдно. И именно это чувство помогает мне больше всего – и в работе, и в жизни.
Жилой комплекс на ул. Пырьева, вл. 2 (Дом на Мосфильмовской) - фрагмент фасада.
Проект «Фабрика Россия» для XII Венецианской биеннале архитектуры: исторический центр Вышнего Волочка
Проект «Фабрика Россия» для XII Венецианской биеннале архитектуры: исторический центр Вышнего Волочка
Проект «Фабрика Россия» для XII Венецианской биеннале архитектуры: исторический центр Вышнего Волочка
Проект «Садовые кварталы»
«Садовые кварталы». Сергей Скуратов ARCHITECTS. Визуализация.
проект «Садовые кварталы»
Конкурсный проект развития Пермского академического театра оперы и балеты им. П.И.Чайковского
Конкурсный проект развития Пермского академического театра оперы и балеты им. П.И.Чайковского
Конкурсный проект развития Пермского академического театра оперы и балеты им. П.И.Чайковского
zooming
Дом на Мосфильмовской. фото Ю.Пальмина
zooming
Дом на Мосфильмовской. фото Ю.Пальмина
zooming
Дом на Мосфильмовской. фото Ю.Пальмина
Жилой дом с подземной автостоянкой на ул. Бурденко © Сергей Скуратов ARCHITECTS
Жилой дом с подземной автостоянкой на ул. Бурденко © Сергей Скуратов ARCHITECTS


12 Октября 2010

author pht

Автор текста:

Анна Мартовицкая

Технологии и материалы

«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.
Размером с 30 футбольных полей
«Зеленый квартал» – энергоэффективный, инновационный и самый дорогой градостроительный проект Казахстана, разработкой которого занималась международная команда: британское архитектурное бюро Aedas, американская инженерная компания AECOM и строительный холдинг из Казахстана BI Group.
Японские технологии на родине дымковской игрушки
В Кирове появился новый 15-этажный жилой дом, спроектированный московским архитектором Алексеем Ивановым. Для отделки фасада использовались японские панели KMEW, предназначенные специально для высотного строительства.
Переплетение и контраст
Два московских проекта, в которых архитекторы сочетают панели с разными фактурами из фиброцемента EQUITONE, добиваясь выразительности фасадов.
Вентиляционная створка Venta – современное решение...
Venta обеспечивает безопасное и быстрое проветривание помещений, не создавая сквозняков. Она идеально комбинируется с остекленными и глухими элементами большой площади, а гибкая интеграция системы в любой фасад объекта является отличным решением для архитекторов и проектировщиков.

Сейчас на главной

Между Мегой и рекой
Парк у торгового центра, сделанный по всем канонам современного общественного пространства: здесь учтены потребности горожан, идентичность, экономическая и экологическая устойчивость.
Вавилонская башня культуры?
Реконструкция ГЭС-2 для Фонда V-A-C по замыслу Ренцо Пьяно в центре Москвы – яркий пример глобальной архитектуры, льстящей заказчику, но избежать воздействия сложного контекста этот проект все же не может.
Архсовет Москвы-65
Архсовет поддержал проект размещения скульптур Виктора Корнеева на проектируемой станции метро «Лианозово», рекомендовав «усилить провокацию».
Алгоритмы и экономия времени: архитектор Лео Штуккардт...
Лео Штуккардт, руководитель проектов в бюро MVRDV и выпускник программы «Новая норма» Института «Стрелка», приехал в Санкт-Петербург на международную конференцию In The City, где рассказал о своем новом проекте и объяснил, какими должны быть современные методы проектирования.
Пресса: Что хорошего в Москве оставила вполне шизофреническая...
Вчера не стало Юрия Лужкова. Двумя месяцами ранее ушел из жизни архитектор Александр Кузьмин. Он пробыл в должности главного архитектора Москвы с 1996 по 2012 год. Этот промежуток охватывает почти весь срок правления легендарного и противоречивого мэра.
МАРШ: Параметрическое проектирование
Курс «Параметрическое проектирование» призван восстановить связь между абстрактной геометрией, реальными материалами и производством. Представляем итоговые работы студентов, которые разработали фасады для паркинга – сложносочиненные, но не дорогие и удобные в монтаже.
Памятник архитектуры
Публикуем главу из книги Григория Ревзина «Как устроен город». Современное отношение к памятникам архитектуры автор рассматривает в контексте поклонения мощам, смерти Бога и храмового значения парковой руины.
Небо становится ближе
В проекте Спортпарка в Тушино архитекторы бюро ASADOV объединили бассейны, каток, гимнастические залы и теннисные корты под общим «небом» – гигантской перголой из деревоклеёных конструкций, создав убедительный образ экологической архитектуры.
Белые завихрения
В Чанша на юго-востоке Китая открылся центр культуры и искусства «Мэйсиху» по проекту Zaha Hadid Architects: это ансамбль из трех объемов – двух театров и музея.
Волны в степи
«Платов» – один из первых новых аэропортов России. Он до предела функционален, поскольку учитывает развитие технологий и возможное расширение, но в то же время наделен универсальным образом и наполнен уютными деталями.
Культурная встреча на высоте
В Берлине заложен первый камень 150-метрового небоскреба Alexander Tower на Александерплац: архитекторы – Ortner & Ortner Baukunst, заказчик – российский девелопер «МонАрх».
Сжигая мосты
В конце зимы на Масленице в Никола-Ленивце сожгут мост по проекту архитектурного бюро KATARSIS. Рассказываем об итогах конкурса на лучший арт-объект.
Нагатино: четыре истории
Проект застройки западной части Нагатинского полуострова бюро «Гинзбург Архитектс» начинало разрабатывать четыре раза, послойно накладывая на территорию одну концепцию за другой и формируя уникальный городской кейс. Рассматриваем все четыре, начиная с сотрудничества с Уильямом Олсопом.
За художественную ценность
В Петербурге наградили победителей архитектурно-дизайнерской премии «Золотой Трезини», девиз которой – «Недвижимость как искусство». Представляем 18 лучших проектов.
Яркое предложение
Концепция развития микрорайонов 7 и 8 в Южно-Сахалинске продолжает работу, начатую концепцией для всего города, также разработанной архитекторами «Остоженки». Можно только удивляться, насколько логично и последовательно идет работа – и насколько ярок результат.
Взять под козырек
Архитектор Роман Леонидов, спроектировавший «усадьбу Завидное» в Подмосковье, перенес в область частного дома мотивы общественных сооружений и придал ему футуристический хайтековый акцент.
Отель-древо
В Бретани строится гостиница в форме дерева: на его ветках размещены номера-капсулы из алюминиевых профилей компании BEMO.
Под сенью Папы Римского
Архбюро Мезонпроект построило мастерскую для Зураба Церетели во дворе дома на Пятницкой, напротив церкви Климента Папы Римского. Мягкий экомодернизм соединился с чертами ар деко.
Долг городу
Гостиничный комплекс в Монпелье на юге Франции по проекту бюро Мануэль Готран возвращает городу часть использованного им участка как общественную террасу.
Изящество простоты
Микс из восточной архитектуры и принципов ленинградского градостроительства: как мастерская «Евгений Герасимов и партнеры» поднимает планку для массового жилья.
Третья жизнь модернизма
Zaha Hadid Architects представили проект реконструкции вестибюля модернистской башни в центре Лондона: это офисное здание 1970-х с 2015 года превращено в дорогое жилье.
Образцовый офис
Штаб-квартира девелопера Amvest в Амстердаме по проекту Firm architects: показательное рабочее пространство, которое должно, помимо прочего, снизить число прогулов.
Кому в Москве жить комфортно
Конференция «Комфортный город»-2019, организованная Москомархитектурой в дизайн-кластере Artplay, сконцентрировалась на психологии. Аудитория даже поучаствовала в социо-психологическом опросе, и результат – неожиданный.
От Сочи до Владивостока
Представляем победителей ежегодного сочинского смотра-конкурса «АрхРазрез». Среди лучших – проекты из Москвы, Иркутска, Владивостока, Смоленска и других городов.
Архитектор в администрации
Говорим с несколькими выпускниками программы Архитекторы.рф, запущенной Институтом «Стрелка» и ДОМом.рф, – а именно с теми из них, кто после обучения устроился на работу в городские органы власти.
BIF: лауреаты 2019
Представляем полный список награжденных и отмеченных проектов национальной премии «Лучший интерьер», которая прошла в рамках Best Interior Festival.
Петербургский коллаж
Выставка «Российская архитектура. Новейшая эра» расширена петербургским контентом. Предлагаем впечатления о ней и архитектурном процессе последних тридцати лет из первых рук – от участников.
Градсовет 20.11.2019
Неожиданные иностранцы проектируют офис для JetBrains, а отечественные архитекторы закрывают вид на краснокирпичный модерн: очередной градсовет Петербурга.
Архсовет Москвы-64
20 ноября Архсовет отверг проект ТРЦ около Преображенской площади от компании «Подземпроект» и утвердил проект дома в Большом Николоворобинском переулке Сергея Скуратова, по соседству с его же Арт-Хаусом.
Путь эмоций
Два молодых архитектора из ОСА о первом самостоятельном проекте для бюро и выработанном творческом подходе.