English version

Сергей Скуратов: Мне не стыдно ни за один свой дом

В последний день сентября свой 55-летний юбилей отметил один из самых известных российских архитекторов Сергей Скуратов. После того, как празднования отшумели, мы встретились с основателем бюро «Сергей Скуратов Architects» и задали ему несколько вопросов о профессии, творчестве, городе и о нем самом.

Анна Мартовицкая

Автор текста:
Анна Мартовицкая

12 Октября 2010
mainImg
Архитектор:
Сергей Скуратов
Проект:
ЖК «Садовые кварталы» в Хамовниках
Россия, Москва, ул. Усачева, вл. 11, кварталы 1, 4

Авторский коллектив:
Руководитель авторского коллектива – С. Скуратов
Главный архитектор проекта – А. Панёв
1 квартал: Н. Асадов, С. Безверхий, И. Голубев, И. Ильин, М. Кирьянова, Н. Овсянникова, П. Шалимов, И. Щепетков
4 квартал: А. Алендеев, А. Горобец, Е. Гуськова, Я. Дегтярева, М. Кирьянова, Ю. Ковалева, А. Коньков, Н. Овсянникова, Е. Тирских

2006 — 2014 / 2013

Заказчик: «М-Девелопмент», ЗАО «Интеко»
Генподрядчик: ООО «Дивидаг»
Смежники: «Метроспецстрой-Девелопер», «АМ Групп»
0 Архи.ру: Сергей Александрович, чем Вы сегодняшний отличаетесь от себя тридцатилетнего или себя сорокалетнего? Что приходит вместе с возрастом?

Сергей Скуратов: Наверно, самое главное приобретение – это профессионализм. Для меня это качество складывается не только из умения проектировать хорошие здания и понимания того, какие шаги нужно предпринять, чтобы они были построены, но также из чувства глубокой личной ответственности за все, что я как архитектор делаю для города. В чем я точно не отличаюсь от себя тридцати- или сорокалетнего, так это в желании работать, постоянно искать и придумывать что-то новое, не повторяться. Меньше всего мне хочется «бронзоветь», превращаться в машину по производству модных и стильных, но по сути своей одинаковых домов. По этой же причине я всегда очень охотно берусь за новые типологии – в этом году, например, с огромным удовольствием работал над конкурсным проектом Пермского театра оперы и балета и концепцией развития исторического центра Вышнего Волочка.

Архи.ру: Архитектура для Вас – это средство исправления и улучшения существующей ситуации?

С.С.: Скорее, ее обогащения и дополнения. Каким бы ярким ни было произведение архитектуры, оно не должно быть вещью в себе. Суть проектирования – в создании новых визуальных и пространственных связей, нового качества среды обитания, – казалось бы, это избитая истина, но на практике ведь соблюсти ее очень часто оказывается делом непростым. Особенно в таком городе, как Москва, где основополагающим принципом всей архитектурно-строительной деятельности остается выжимание квадратных метров любой ценой. Практически любой заказчик нацелен именно на это, и мне приходится всегда очень строго следить за тем, чтобы завышенные требования по количеству метров не вставали на пути у качества проекта. Ведь даже самая хорошая архитектура не может существовать без пространства, без воздуха. Какими бы эффектными ни были силуэты зданий, рисунок их окон и отделка, мы оцениваем архитектуру, прежде всего, за ее пространственные характеристики. Не случайно же самыми красивыми городами мира считаются те, в которых много простора, зелени, где зданиям не тесно.

Архи.ру: Не секрет, что российские девелоперы далеко не всегда разделяют подобную точку зрения. Как Вам удается убедить заказчика в своей правоте?

С.С.: Убедить удается далеко не всех и не всегда. Но, к счастью, есть ответственные и думающие заказчики, готовые идти на компромисс и за счет уменьшения количества квадратных метров сделать композицию комплекса более гармоничной, равновесной, дышащей. В частности, я всегда стремлюсь донести до заказчика, что отношения строящегося объекта с окружающей территорией, сложившейся в районе средой и субкультурой всегда нужно решать архитектурными средствами – именно грамотно спроектированные буферные зоны и продуманное благоустройство, разумное сочетание общественных и приватных пространств обеспечивают успех проекта. Подобный конструктивный диалог, к счастью, удалось выстроить при работе над проектом «Садовые кварталы», проникнуты взаимопониманием и наши взаимоотношения с компанией Forum Properties. Вообще я глубоко убежден: строя в городе, всегда нужно думать о том, чтобы твое здание не оскорбляло чести и достоинства окружающих домов, и очень рад, что мои заказчики разделяют эту точку зрения.

Архи.ру: И все же, глядя на Ваши объекты, всегда очень заметные и яркие, кажется, что одними только соображениями политкорректности Вы при проектировании не ограничиваетесь…

С.С.: Конечно, бывают и иные, например, композиционные соображения. Например, мой новый дом на улице Бурденко сделан намеренно и высоким, и активным. В очень непростой и неблагополучной визуальной среде, которая там сложилась, мне был нужен каменный рыцарь, герой, который защитил бы своих жильцов от окружающего дурновкусия. И именно роль вертикальной доминанты позволила зданию избежать визуального слияния с окружающей застройкой. Правда, к сожалению, когда я сделал этот дом 50-метровым, согласующие органы отрезали от него 5 метров. Им показалось, что это слишком высоко, и мне пришлось несколько переделать проект. 

Архи.ру: Сергей Александрович, если уж вы затронули тему «укорачивания» зданий, не могу не спросить о судьбе «Дома на Мосфильмовской».

С.С.: Ну, поскольку единственным инициатором и сторонником этой «операции» был Юрий Лужков, то, надеюсь, теперь ситуация сама собой уляжется, и никто из чиновников уже не будет настаивать на демонтаже. В частности, насколько я знаю, Владимир Ресин изначально был категорическим противником разборки здания. Впрочем, отмена скандального решения о демонтаже моего здания еще не означает, что подобная ситуация не может повториться впредь. Ни профессиональное сообщество архитекторов, ни общество в целом никак не защищены от произвола чиновников, и в этом смысле с отставкой одного градоначальника, увы, мало что изменилось...

Архи.ру: Насколько эта незащищенность, на Ваш взгляд, сказывается на престиже профессии архитектора?

С.С.: Честно говоря, я не думаю, что профессия архитектора сегодня очень престижна… Ну, то есть она, безусловно, котируется  среди молодежи, поскольку в этой сфере присутствуют большие деньги и Москва активно строится, а значит, есть все шансы найти работу, однако положительным героем в общественном сознании архитектор не является. Не секрет, что качество строительства у нас зачастую оставляет желать лучшего, сильно изменяется проект и при прохождении процедур согласования, так что конечный результат – почти всегда на совести чиновников, заказчиков и строителей, однако в сознании общества виноват во всех градостроительных неудачах именно архитектор. От этого становится очень горько! Нет профессии более созидающей, чем архитектор, нет людей, более самоотверженно и скрупулезно ищущих варианты комплексного и красивого решения острейших городских проблем, и именно в них в итоге летят все стрелы критики и осуждения! Не в пользу репутации архитекторов, конечно, и то, что вся ныне существующая система яростно сопротивляется появлению современной архитектуры в городе. Под городом я подразумеваю границы Камер-Коллежского вала, то есть то пространство, которое в сознании абсолютно всех нас ассоциируется с Москвой. Почему в то время, как весь мировой опыт свидетельствует о том, что с памятниками можно и нужно работать, а их территории застраивать, в Москве действуют охранные требования, разрешающие только регенерацию?!

Архи.ру: Мне кажется, это делается исключительно для того, чтобы обезопасить объекты наследия от грубого вторжения и уничтожения.

С.С.: Конечно, на территории памятника нельзя построить что угодно и каких угодно размеров и форм, но для того и существуют профессионалы, чтобы решать проблему сосуществования старого и нового в городе максимально мудро и деликатно, сохраняя одно и давая право голоса второму.

Архи.ру: А судьи кто? Кто и как, на Ваш взгляд, должен оценивать профессионализм архитекторов и предлагаемые ими решения?

С.С.: Хороший вопрос! По-моему, совершенно очевидно, что ныне существующая система общественных советов с этой задачей не справляется. Советы – наследие советской системы, и цензура удается им куда лучше, чем осмысленная и конструктивная критика. Поймите меня правильно, я не против критики как таковой, но глубоко убежден в том, что она должна исходить не от чиновников, а от практикующих архитекторов и компетентных экспертов. Мне кажется, наилучшей альтернативой являются конкурсы – национальные и международные, организованные честно и имеющие статус закона.

Архи.ру: В заключение хочу спросить, помогает или мешает Вам в работе и просто в жизни Ваша известность?

С.С.: Конечно, публичность служит определенного рода средством воздействия на людей. Я не стесняюсь и не скрываю того, что нередко именно известность, авторитет дают мне возможность надавить в тех случаях, когда я считаю это правильным, и голос повысить, и настоять на своем. Ощущение собственной правоты, уверенность в своих знаниях и способностях очень помогает мне и в жизни, и в работе. Но у этих качеств есть и обратные стороны. Например, очень много времени отнимает общение с медиа, а также участие в заседаниях всевозможных советов. Плюс там, где другие лавируют, приспосабливаются и как-то юлят, я всегда иду напролом, как ледокол. Но профессионалам всегда живется труднее, и главным итогом своей работы я считаю все же не эти трудности, а то, что ни за один свой дом мне не стыдно. И именно это чувство помогает мне больше всего – и в работе, и в жизни.
Жилой комплекс на ул. Пырьева, вл. 2 (Дом на Мосфильмовской) - фрагмент фасада.
Проект «Фабрика Россия» для XII Венецианской биеннале архитектуры: исторический центр Вышнего Волочка
Проект «Фабрика Россия» для XII Венецианской биеннале архитектуры: исторический центр Вышнего Волочка
Проект «Фабрика Россия» для XII Венецианской биеннале архитектуры: исторический центр Вышнего Волочка
«Садовые кварталы», проект
© Сергей Скуратов ARCHITECTS
«Садовые кварталы», проект
© Сергей Скуратов ARCHITECTS
Конкурсный проект развития Пермского академического театра оперы и балеты им. П.И.Чайковского
Конкурсный проект развития Пермского академического театра оперы и балеты им. П.И.Чайковского
Конкурсный проект развития Пермского академического театра оперы и балеты им. П.И.Чайковского
zooming
Дом на Мосфильмовской. фото Ю.Пальмина
zooming
Дом на Мосфильмовской. фото Ю.Пальмина
zooming
Дом на Мосфильмовской. фото Ю.Пальмина
Жилой дом с подземной автостоянкой на ул. Бурденко © Сергей Скуратов ARCHITECTS
Жилой дом с подземной автостоянкой на ул. Бурденко © Сергей Скуратов ARCHITECTS
Архитектор:
Сергей Скуратов
Проект:
ЖК «Садовые кварталы» в Хамовниках
Россия, Москва, ул. Усачева, вл. 11, кварталы 1, 4

Авторский коллектив:
Руководитель авторского коллектива – С. Скуратов
Главный архитектор проекта – А. Панёв
1 квартал: Н. Асадов, С. Безверхий, И. Голубев, И. Ильин, М. Кирьянова, Н. Овсянникова, П. Шалимов, И. Щепетков
4 квартал: А. Алендеев, А. Горобец, Е. Гуськова, Я. Дегтярева, М. Кирьянова, Ю. Ковалева, А. Коньков, Н. Овсянникова, Е. Тирских

2006 — 2014 / 2013

Заказчик: «М-Девелопмент», ЗАО «Интеко»
Генподрядчик: ООО «Дивидаг»
Смежники: «Метроспецстрой-Девелопер», «АМ Групп»

12 Октября 2010

Анна Мартовицкая

Автор текста:

Анна Мартовицкая
Сергей Скуратов ARCHITECTS: другие проекты
Год 2021: что говорят архитекторы
Вот и наш новый опрос по итогам 2021 года. Ответили 35 архитекторов, включая главных архитекторов Москвы и области. Обсуждают, в основном, ГЭС-2: все в восторге, хотя критические замечания тоже есть. И еще почему-то много обсуждают минимализм, нужен и полезен, или наоборот, вреден и скоро закончится. Всем хорошего 2022 года!
Тонкая материя
Дом Медный 3.14 составлен из двух фактур, каждая из которых по-своему похожа на драгоценную ткань, и из трех корпусов, каждый из которых смотрит на одну из сторон света. Архитектура дома впитывает нюансы контекста, суммирует их и превращает в цельное ритмичное построение. Рассматриваем новый, только что завершенный дом Сергея Скуратова на Донской улице.
COR-TEN® как подлинность
Материал с высокой эстетической емкостью обещает быть вечным, но только в том случае, если произведен по правильной технологии. Рассказываем об особенностях оригинальной стали COR-TEN® и рассматриваем российские объекты, на которых она уже применена.
Слабые токи: итоги «Золотого сечения»
Вчера в ЦДА наградили лауреатов старейшего столичного архитектурного конкурса, хорошо известного среди профессионалов. Гран-при получили: самая скромная постройка Москвы и самый звучный проект Подмосковья. Рассказываем о победителях и публикуем полный список наград.
Сергей Скуратов: «Небоскреб это баланс технологий,...
В марте две башни Capital towers достроили до 300-метровой отметки. Говорим с автором самых эффектных небоскребов Москвы: о высотах и пропорциях, технологиях и экономике, лаконизме и красоте супертонких домов, и о самом смелом предложении недавних лет – башне в честь Ле Корбюзье над Центросоюзом.
Дворы и башни: самарский эксперимент
Конкурсный проект «Самара Арена Парка», предложенный Сергеем Скуратовым, занял на конкурсе 2 место. Его суть – эксперимент с типологией жилых домов, галерейных и коридорных планировок кварталов в сочетании с башнями – наряду с чуткостью реакции на окружение и стремлением создать внутри комплекса полноценное пространство мини-города с градиентом ощущений и значительным набором функций.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
В пространстве парка Победы
В проекте жилого комплекса, который строится сейчас рядом с парком Поклонной горы по проекту Сергея Скуратова, многофункциональный стилобат превращен в сложносочиненное городское пространство с интригующими подходами-спусками, берущими на себя роль мини-площадей. Архитектура жилых корпусов реагирует на соседство Парка Победы: с одной стороны, «растворяясь в воздухе», а с другой – поддерживая мемориальный комплекс ритмически и цветом.
«Подделка под Скуратова»: Архсовет Москвы – 69
Архсовет Москвы отклонил новый проект школы в «Садовых кварталах», разработанный АБ Восток по следам конкурса, проведенного летом этого года. Сергей Чобан настоятельно предложил совету высказаться в пользу проведения нового конкурса. В составе репортажа публикуем выступление Сергея Чобана полностью.
Отражая солнце
Дом Сергея Скуратова в Николоворобинском срежиссирован до мелких нюансов. Он адаптирует три исторических фасада, интерпретирует ощущение сложного города, составленного из множества наслоений, – и ловит солнце, от восточного до западного.
Мыс доброй надежды
Показываем все семь проектов, участвовавших в закрытом конкурсе на создание концепции штаб-квартиры компании «Газпром нефть», а также приводим мнения экспертов.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Архсовет Москвы – 59
Архитектурный совет рассмотрел два крупных проекта: МФК на Киевской улице ТПО «Резерв», апартаменты с обширным подземным торговым пространством, и жилые башни Сергея Скуратова в Сетуньском проезде. Оба проекта приняты.
Долгожданная интервенция
В своей новой постройке Сергей Скуратов развивает тему баланса статики и динамики, продолжает эксперименты с кирпичными фасадами, апробирует новые элементы жилой архитектуры, но главное – решает накопившиеся градостроительные проблемы крупного фрагмента городской застройки.
Качество vs количество
Круглый стол «Погоня за радугой» на фестивале «Зодчество» стал заключительной чертой в обсуждении проблем архитектурного качества. Дискуссия сфокусировалась на вопросах профессиональной этики, ответственности архитектора и особенностях российской ментальности.
Сергей Скуратов: «Архитектура – как любовь»
О различии категорий качества и несовершенства, кайфе от архитектуры, везении конца девяностых, необходимости бороться за свой замысел, но и привлекать консультантов на самой ранней стадии работы – в интервью Сергея Скуратова для проекта «Эталон качества».
Взгляд вглубь
Коллекция арт-объектов проекта «Эталон качества», показанная на фестивале «Зодчество», наглядно продемонстрировала, как архитекторы соотносят ключевые ценности своей профессии и свое собственное творчество
Блестящий экс-корт
Известные всем любителям большого тенниса корты на Краснопресненской набережной бюро Сергея Скуратова прячет внутри живописного парка и «наращивает» пластинами жилых небоскребов.
Комета ЗИЛ
Два первых лота жилого комплекса ЗилАрт, спроектированные Сергеем Скуратовым, совмещают контекстуальный сюжет, апеллирующий к истории завода, с эмоциональной, артистической насыщенностью фактуры и деталей. Не зря они служат урбанистической заставкой – городским «фасадом» первой очереди комплекса.
Похожие статьи
Вторая, лучшая жизнь
Бюро Powerhouse Company, Atelier Oslo и Lundhagem выиграли конкурс на проект реконструкции Центральной библиотеки в Роттердаме. Они планируют не только приспособить ее к современным требованиям, но и ликвидировать последствия экономии бюджета во время изначального строительства.
Множество террас
Музей Циньтай по проекту бюро Atelier Deshaus вписался в прибрежный ландшафт, имитируя плавную неровность рельефа.
Белый пароход
Лицей Ла-Провиданс в бретонском Сен-Мало по проекту бюро ALTA соединил местные традиции и ресурсоэффективность.
Взлет многофункционального подхода
Бюро ASADOV представило концепцию развития территории старого аэропорта Ростова-на-Дону. Четырехкилометровый бульвар на месте взлетно-посадочной полосы и квартальная застройка, помноженные на широкий диапазон общественно-деловых функций, включая, может быть, даже правительственную, позволят району претендовать на роль новой точки притяжения с высоким уровнем самодостаточности.
Черные ступени
Храм Баладжи по проекту Sameep Padora & Associates на юго-востоке Индии служит также для восстановления экологического равновесия в окружающей местности.
Один большой плюс
Для новой фабрики норвежской мебельной компании Vestre бюро BIG выбрало простую, но функционально оправданную и многозначную форму в виде огромного знака плюс посреди лесного массива.
Атриум для жизни
Историческая штаб-квартира Голландской железнодорожной компании теперь вместила амстердамский филиал международной юридической фирмы. Авторы трансформации – архитекторы KCAP и дизайнеры интерьера Fokkema & Partners.
Неоновая трансформация
Устаревший сингапурский молл 1990-х превращен бюро SPARK в яркий молодежный аттракцион. Кроме перепланировки, архитекторы занимались «содержательной» стороной и большую роль отвели инфографике и указателям, в том числе неоновым.
Три слагаемых культуры
В Шэньчжэне завершилось строительство культурного центра района Баоань по проекту Rocco Design Architects. Третьим и самым важным его элементом стало здание театра.
Доступное жилье в деловом центре
Комплекс Émergence Lafayette в одном из крупнейших деловых районов Европы, лионском Пар-Дьё, призван принести туда жизнь за пределами рабочего дня и обеспечить доступными квартирами нуждающихся, в том числе – работающую молодежь.
Естественное развитие
Два проекта образовательных пространств компании Брусника – школу от архитекторов SVESMI и детский сад от LEVS architecten – объединяет общий подход не только к педагогике, но и к архитектуре. Их пространства гибки, многофункциональны, разнообразны и связаны между собой, пронизаны естественным светом и решены в натуральных тонах; объемы компактны, а фасады бруталистски облицованы кирпичом. Все это представляет европейские тенденции проектирования школ последних десяти, примерно, лет. Изучаем детали на двух примерах.
Геологический колорит
Новое крыло художественного Музея Арнема облицовано глазурованной плиткой в оттенках ледника, когда-то сформировавшего склон, над которым стоит здание. Архитекторы – Benthem Crouwel.
За крышами – будущее
Две яркие инсталляции MVRDV позволяют посмотреть на Роттердам с неожиданной точки зрения и задуматься о кровлях как ресурсе для развития города.
Уединение на водах
Кэнго Кума представил современную версию традиционной японской гостиницы на водах в Кусацу, одном из известных термальных курортов-онсэне.
Изнанка кирпича
В новом здании Королевского колледжа искусств в Лондоне Herzog & de Meuron использовали для фасадов «скрытую» сторону кирпича – с возникшими при обжиге пятнами и неровностями.
Искусство в стекле
Многофункциональный центр «Боржиславка» пражское бюро Aulík Fišer architekti точно вписало в сложный рельеф участка. Многочисленные объекты современного паблик-арта стали неотъемлемой частью архитектурного решения.
Народный театр XXI века
На Тайване завершено строительство Тайбэйского центра исполнительских искусств по проекту OMA. Здание рассчитано на смелые эксперименты и иную, чем обычно, социальную позицию театра.
Энергия искусства вместо электричества
В Ташкенте представлен проект реновации здания электростанции, где располагается Центр современного искусства, а также проекты арт-резиденций в Старом городе. Автором выступило французское бюро Studio KO.
Войти в матрицу
Девять отсутствующих колонн, форму которых создает лишь обвивший их плющ из кортеновской стали, дизайнер и художник Ху Цюаньчунь собрал в плотный кластер, противостоящий индустриализации окружающих территорий.
Кирпичный супрематизм
Арт-центр TIC создавался как символ и важный общественный центр гигантского, динамично развивающегося промышленного района на окраине городского округа Фошань.
Интерьер для смелых
Историческая ТЭЦ в центре Братиславы усилиями студии Perspektiv, DF Creative Group и PAMARCH превратилась в современный коворкинг Base4Work.
Совместная работа
За 22 года интерьеры башни World Port Centre Нормана Фостера в Роттердаме потеряли свою актуальность. Бюро Mecanoo предложило новое решение, основанное на концепции активного рабочего пространства.
Технологии и материалы
Вопрос ребром
Рассказываем и показываем на примере трех зданий, как с помощью системы BAUT можно создать большую поверхность с «зубчатой» кладкой: школа, библиотека и бизнес-центр.
Тульский кирпич
Завод BRAER под Тулой производит 140 миллионов условного кирпича в год, каждый из которых прослужит не меньше 200 лет. Рассказываем, как устроено передовое российское предприятие.
Стильная сантехника для новой жизни шедевра русского...
Реставрация памятника авангарда – ответственная и трудоемкая задача. Однако не меньший вызов представляет необходимость приспособить экспериментальный жилой дом конца 1920-х годов к современному использованию, сочетая актуальные требования к качеству жизни с лаконичной эстетикой раннего модернизма. В этом авторам проекта реставрации помогла сантехника немецкого бренда Duravit.
Своя игра
«Новые Горизонты» предлагают альтернативу импортным детским площадкам: авторские, надежные и функциональные игровые объекты, которые компания проектирует и строит уже больше 20 лет.
Клуб SURF BROTHERS. Масштаб света и цвета
При создании концепции освещения в первую очередь нужно задаться некой идеей, которая будет проходить через весь проект. Для Surf Brothers смело можно сформулировать девиз «Море света и цвета».
Преодолевая стены
Дом Skarnu apartamentai строился в самом сердце Старой Риги. Реализовать ключевые для архитектурного образа решения – наклонную и рельефную кладку – удалось с помощью системы BAUT.
Решения Hilti для светопрозрачных конструкций
Чтобы остекление было не только красивым, но надёжным и безопасным, изначально необходимо выбрать витражную систему, подходящую для конкретного объекта. В зависимости от задач, стоящих перед архитекторами и конструкторами, Hilti предлагает ряд решений и технологий, упрощающих работу по монтажу светопрозрачных конструкций и обеспечивающих надежность, долговечность и безопасность узлов их крепления и примыкания к железобетонному каркасу здания.
Квартира «в стиле Дружко»
Дизайнер Александр Мершиев о ремонте для телеведущего Сергея Дружко и возможностях преобразования пространства при помощи красок Sikkens.
Потолки для мультизадачных решений
Многообразие функциональных потолочных решений Knauf Ceiling Solutions позволяет комплексно решать максимально широкий спектр задач при создании комфортных, эстетически и стилистически гармоничных интерьеров.
Внутри и снаружи:
архитектурные решения КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®...
Системы КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®, включающие цементную плиту, обладают достоинствами, которые проявляют себя как в процессе монтажа, так и при отделке, и в эксплуатации. Они хорошо подходят для нетиповых решений. Вашему вниманию – подборка жилых комплексов с разнообразными примерами использования данной технологии.
Во всем мире: опыт использования систем КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®...
Разработанная компанией КНАУФ технология АКВАПАНЕЛЬ® отвечает высоким требованиям к надежности отделочных решений, причем как в интерьере, так и на фасадах. В обзоре – о том, как данная технология применяется за рубежом на примере известных – общественных и жилых – зданий.
Шесть общественных комплексов, реализованных с применением...
Технологии КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ® давно завоевали признание в отечественной строительной отрасли. Особенно в области общественных зданий, к которым предъявляются особые требования по безопасности, огнестойкости, вандалоустойчивости. При этом, технологии «сухого строительства» значительно сокращают монтажные работы.
Лахта Центр: вызовы и ответы самого северного небоскреба...
Не так давно, в 2021 году, в Петербурге были озвучены планы строительства, в дополнение к Лахта Центру, двух новых небоскребов. В тот момент мы подумали, что это неплохой повод вспомнить историю первой башни и хотя бы отчасти разобраться в технических тонкостях и подходах, связанных с ее проектированием и реализацией. Результатом стал разговор с Филиппом Никандровым, главным архитектором компании «Горпроект», который рассказал об архитектурной концепции и о приоритетах, которых придерживались проектировщики реализованного комплекса.
На заводе «Грани Таганая» открылась вторая производственная...
В конце 2021 года была открыта вторая производственная линия завода «Грани Таганая». Современное европейское оборудование позволяет дополнить коллекции FEERIA и «GRESSE» плиткой крупных форматов и производить 7 млн. квадратных метров керамогранита в год.
Сейчас на главной
Чувство ритма
Новое здание Института Леонардо да Винчи в парижском деловом квартале Дефанс по проекту бюро LAN.
Своевольные стены
XRANGE Architects использовали сложный природный и социальный контекст участка на побережье Тайваня как основу для экспрессивного проекта бутик-отеля.
Просвещение в горах
Центр просвещения Luminary в горном селе сам по себе является познавательным объектом: традиционная архитектура Дагестана сочетается с модернизмом, фонтан во дворе питает ветряк, а собственную обсерваторию дополняют солнечные батаери, которые обеспечивают бесперебойный интернет.
Формула жилья
Гигантский квартал социального жилья «Байцзывань» по соседству с Центральным деловым районом Пекина для звездного китайского бюро MAD стал первым проектом подобного типа.
Приют цифрового кочевника
Апарт-гостиница, спроектированная бюро GAFA для центрального округа Москвы, предлагает гостям проживать привычную рутину через новый пространственный опыт, а также претендует на статус художественной доминанты.
Вторая, лучшая жизнь
Бюро Powerhouse Company, Atelier Oslo и Lundhagem выиграли конкурс на проект реконструкции Центральной библиотеки в Роттердаме. Они планируют не только приспособить ее к современным требованиям, но и ликвидировать последствия экономии бюджета во время изначального строительства.
Белый пароход
Лицей Ла-Провиданс в бретонском Сен-Мало по проекту бюро ALTA соединил местные традиции и ресурсоэффективность.
Множество террас
Музей Циньтай по проекту бюро Atelier Deshaus вписался в прибрежный ландшафт, имитируя плавную неровность рельефа.
Кузнецовская Москва
В Музее архитектуры открылась выставка «Москва. Реальное». Она объединяет 33 объекта, реализованных полностью или частично и спроектированных в период последних 10 лет, на протяжении которых Сергей Кузнецов был главным архитектором города. Несмотря на дисклеймеры кураторов, выставка представляется еще одним, достаточно стерильным, срезом новейшей истории архитектуры Москвы, периода, еще не завершенного. Авторы каталога говорят о третьей волне модернизма в российской архитектуре.
Внутри смартфона
Офис компании VLP в Санкт-Петербурге напоминает современный гаджет – компактный, минималистичный и контрастный. Из других особенностей: зонирование с помощью растений и кабинет руководителей рядом с общей кухней.
Просьба не беспокоить
Secret Boutique Hotel, открывшийся в деловом квартале «Московский шелк», предлагает своим гостям камерность и приватность. Бюро Archpoint сделало каждый номер в чем-то особеным, а также продумало пространства для деловых или очень неформальных встреч.
Лесная шкатулка
Храм Вознесения Господня, построенный под Выборгом на фундаменте финской усадьбы, встраивается в пейзаж, достойный кисти Ивана Шишкина или Исаака Левитана. Внутреннее убранство храма одновременно минималистично и наполнено отсылками к истории места.
Взлет многофункционального подхода
Бюро ASADOV представило концепцию развития территории старого аэропорта Ростова-на-Дону. Четырехкилометровый бульвар на месте взлетно-посадочной полосы и квартальная застройка, помноженные на широкий диапазон общественно-деловых функций, включая, может быть, даже правительственную, позволят району претендовать на роль новой точки притяжения с высоким уровнем самодостаточности.
Черные ступени
Храм Баладжи по проекту Sameep Padora & Associates на юго-востоке Индии служит также для восстановления экологического равновесия в окружающей местности.
Мост-завиток
Проект пешеходного моста, предложенного архитекторами бюро ATRIUM Веры Бутко и Антона Надточего для Алматы, стал победителем премии A+A Awards портала Architizer в номинации «Непостроенная транспортная инфраструктура». Он и правда хорош: «висячий сад» в бетонных колоннах-кадках над городской трассой сопровожден завитками деревянных пандусов, которые в ключевой точке складываются в элемент национальной орнаментики.
Один большой плюс
Для новой фабрики норвежской мебельной компании Vestre бюро BIG выбрало простую, но функционально оправданную и многозначную форму в виде огромного знака плюс посреди лесного массива.
Душой и телом
Частный спа-комплекс, напоминающий галерею искусств: барельефы из переработанного пластика в зоне бассейна, NFT-искусство в баре и антикварная мебель в комнатах отдыха.
Новая устойчивость
Экспозиция молодых архитекторов NEXT стала одним из самых ярких и эмоционально насыщенных событий прошедшей Арх Москвы. Предлагаем виртуально познакомиться со всеми 13 объектами.
Атриум для жизни
Историческая штаб-квартира Голландской железнодорожной компании теперь вместила амстердамский филиал международной юридической фирмы. Авторы трансформации – архитекторы KCAP и дизайнеры интерьера Fokkema & Partners.
Неоновая трансформация
Устаревший сингапурский молл 1990-х превращен бюро SPARK в яркий молодежный аттракцион. Кроме перепланировки, архитекторы занимались «содержательной» стороной и большую роль отвели инфографике и указателям, в том числе неоновым.
Не серый, а цветной
Итогом последней проектно-исследовательской лаборатории, которую с 2018 года проводит петербургский офис международного архитектурного бюро MLA+, стала книга, посвященная серому поясу Петербурга. Ранее студенты и профессионалы раскрывали потенциал водных и зеленых территорий города.
Горская гавань
Конкурс на концепцию развития территории «Горская» завершился победой консорциума под лидерством Wowhaus, однако проект, вероятно, реализован не будет. Рассказываем о причинах и публикуем предложения победителей.
История вопроса
Эрик Валеев и бюро IQ разработали экспозиционный дизайн для выставки «Россия. Дорогами цивилизаций» в Историческом музее.
Под лаской пледа
Для семейной кондитерской в спальном районе Минска ZROBIM Architects создавали уютный интерьер без налета старомодности с помощью разнообразных фактур, штучной мебели и продуманного освещения.