English version

Сергей Скуратов: Мне не стыдно ни за один свой дом

В последний день сентября свой 55-летний юбилей отметил один из самых известных российских архитекторов Сергей Скуратов. После того, как празднования отшумели, мы встретились с основателем бюро «Сергей Скуратов Architects» и задали ему несколько вопросов о профессии, творчестве, городе и о нем самом.

author pht

Автор текста:
Анна Мартовицкая

12 Октября 2010
mainImg
Архитектор:
Сергей Скуратов
Проект:
ЖК «Садовые кварталы» в Хамовниках
Россия, Москва, ул. Усачева, вл. 11, кварталы 1, 4

Авторский коллектив:
Руководитель авторского коллектива – С. Скуратов
Главный архитектор проекта – А. Панёв
1 квартал: Н. Асадов, С. Безверхий, И. Голубев, И. Ильин, М. Кирьянова, Н. Овсянникова, П. Шалимов, И. Щепетков
4 квартал: А. Алендеев, А. Горобец, Е. Гуськова, Я. Дегтярева, М. Кирьянова, Ю. Ковалева, А. Коньков, Н. Овсянникова, Е. Тирских

2006 — 2014 / 2013

Заказчик: «М-Девелопмент», ЗАО «Интеко»
Генподрядчик: ООО «Дивидаг»
Смежники: «Метроспецстрой-Девелопер», «АМ Групп»
Архи.ру: Сергей Александрович, чем Вы сегодняшний отличаетесь от себя тридцатилетнего или себя сорокалетнего? Что приходит вместе с возрастом?

Сергей Скуратов: Наверно, самое главное приобретение – это профессионализм. Для меня это качество складывается не только из умения проектировать хорошие здания и понимания того, какие шаги нужно предпринять, чтобы они были построены, но также из чувства глубокой личной ответственности за все, что я как архитектор делаю для города. В чем я точно не отличаюсь от себя тридцати- или сорокалетнего, так это в желании работать, постоянно искать и придумывать что-то новое, не повторяться. Меньше всего мне хочется «бронзоветь», превращаться в машину по производству модных и стильных, но по сути своей одинаковых домов. По этой же причине я всегда очень охотно берусь за новые типологии – в этом году, например, с огромным удовольствием работал над конкурсным проектом Пермского театра оперы и балета и концепцией развития исторического центра Вышнего Волочка.

Архи.ру: Архитектура для Вас – это средство исправления и улучшения существующей ситуации?

С.С.: Скорее, ее обогащения и дополнения. Каким бы ярким ни было произведение архитектуры, оно не должно быть вещью в себе. Суть проектирования – в создании новых визуальных и пространственных связей, нового качества среды обитания, – казалось бы, это избитая истина, но на практике ведь соблюсти ее очень часто оказывается делом непростым. Особенно в таком городе, как Москва, где основополагающим принципом всей архитектурно-строительной деятельности остается выжимание квадратных метров любой ценой. Практически любой заказчик нацелен именно на это, и мне приходится всегда очень строго следить за тем, чтобы завышенные требования по количеству метров не вставали на пути у качества проекта. Ведь даже самая хорошая архитектура не может существовать без пространства, без воздуха. Какими бы эффектными ни были силуэты зданий, рисунок их окон и отделка, мы оцениваем архитектуру, прежде всего, за ее пространственные характеристики. Не случайно же самыми красивыми городами мира считаются те, в которых много простора, зелени, где зданиям не тесно.

Архи.ру: Не секрет, что российские девелоперы далеко не всегда разделяют подобную точку зрения. Как Вам удается убедить заказчика в своей правоте?

С.С.: Убедить удается далеко не всех и не всегда. Но, к счастью, есть ответственные и думающие заказчики, готовые идти на компромисс и за счет уменьшения количества квадратных метров сделать композицию комплекса более гармоничной, равновесной, дышащей. В частности, я всегда стремлюсь донести до заказчика, что отношения строящегося объекта с окружающей территорией, сложившейся в районе средой и субкультурой всегда нужно решать архитектурными средствами – именно грамотно спроектированные буферные зоны и продуманное благоустройство, разумное сочетание общественных и приватных пространств обеспечивают успех проекта. Подобный конструктивный диалог, к счастью, удалось выстроить при работе над проектом «Садовые кварталы», проникнуты взаимопониманием и наши взаимоотношения с компанией Forum Properties. Вообще я глубоко убежден: строя в городе, всегда нужно думать о том, чтобы твое здание не оскорбляло чести и достоинства окружающих домов, и очень рад, что мои заказчики разделяют эту точку зрения.

Архи.ру: И все же, глядя на Ваши объекты, всегда очень заметные и яркие, кажется, что одними только соображениями политкорректности Вы при проектировании не ограничиваетесь…

С.С.: Конечно, бывают и иные, например, композиционные соображения. Например, мой новый дом на улице Бурденко сделан намеренно и высоким, и активным. В очень непростой и неблагополучной визуальной среде, которая там сложилась, мне был нужен каменный рыцарь, герой, который защитил бы своих жильцов от окружающего дурновкусия. И именно роль вертикальной доминанты позволила зданию избежать визуального слияния с окружающей застройкой. Правда, к сожалению, когда я сделал этот дом 50-метровым, согласующие органы отрезали от него 5 метров. Им показалось, что это слишком высоко, и мне пришлось несколько переделать проект. 

Архи.ру: Сергей Александрович, если уж вы затронули тему «укорачивания» зданий, не могу не спросить о судьбе «Дома на Мосфильмовской».

С.С.: Ну, поскольку единственным инициатором и сторонником этой «операции» был Юрий Лужков, то, надеюсь, теперь ситуация сама собой уляжется, и никто из чиновников уже не будет настаивать на демонтаже. В частности, насколько я знаю, Владимир Ресин изначально был категорическим противником разборки здания. Впрочем, отмена скандального решения о демонтаже моего здания еще не означает, что подобная ситуация не может повториться впредь. Ни профессиональное сообщество архитекторов, ни общество в целом никак не защищены от произвола чиновников, и в этом смысле с отставкой одного градоначальника, увы, мало что изменилось...

Архи.ру: Насколько эта незащищенность, на Ваш взгляд, сказывается на престиже профессии архитектора?

С.С.: Честно говоря, я не думаю, что профессия архитектора сегодня очень престижна… Ну, то есть она, безусловно, котируется  среди молодежи, поскольку в этой сфере присутствуют большие деньги и Москва активно строится, а значит, есть все шансы найти работу, однако положительным героем в общественном сознании архитектор не является. Не секрет, что качество строительства у нас зачастую оставляет желать лучшего, сильно изменяется проект и при прохождении процедур согласования, так что конечный результат – почти всегда на совести чиновников, заказчиков и строителей, однако в сознании общества виноват во всех градостроительных неудачах именно архитектор. От этого становится очень горько! Нет профессии более созидающей, чем архитектор, нет людей, более самоотверженно и скрупулезно ищущих варианты комплексного и красивого решения острейших городских проблем, и именно в них в итоге летят все стрелы критики и осуждения! Не в пользу репутации архитекторов, конечно, и то, что вся ныне существующая система яростно сопротивляется появлению современной архитектуры в городе. Под городом я подразумеваю границы Камер-Коллежского вала, то есть то пространство, которое в сознании абсолютно всех нас ассоциируется с Москвой. Почему в то время, как весь мировой опыт свидетельствует о том, что с памятниками можно и нужно работать, а их территории застраивать, в Москве действуют охранные требования, разрешающие только регенерацию?!

Архи.ру: Мне кажется, это делается исключительно для того, чтобы обезопасить объекты наследия от грубого вторжения и уничтожения.

С.С.: Конечно, на территории памятника нельзя построить что угодно и каких угодно размеров и форм, но для того и существуют профессионалы, чтобы решать проблему сосуществования старого и нового в городе максимально мудро и деликатно, сохраняя одно и давая право голоса второму.

Архи.ру: А судьи кто? Кто и как, на Ваш взгляд, должен оценивать профессионализм архитекторов и предлагаемые ими решения?

С.С.: Хороший вопрос! По-моему, совершенно очевидно, что ныне существующая система общественных советов с этой задачей не справляется. Советы – наследие советской системы, и цензура удается им куда лучше, чем осмысленная и конструктивная критика. Поймите меня правильно, я не против критики как таковой, но глубоко убежден в том, что она должна исходить не от чиновников, а от практикующих архитекторов и компетентных экспертов. Мне кажется, наилучшей альтернативой являются конкурсы – национальные и международные, организованные честно и имеющие статус закона.

Архи.ру: В заключение хочу спросить, помогает или мешает Вам в работе и просто в жизни Ваша известность?

С.С.: Конечно, публичность служит определенного рода средством воздействия на людей. Я не стесняюсь и не скрываю того, что нередко именно известность, авторитет дают мне возможность надавить в тех случаях, когда я считаю это правильным, и голос повысить, и настоять на своем. Ощущение собственной правоты, уверенность в своих знаниях и способностях очень помогает мне и в жизни, и в работе. Но у этих качеств есть и обратные стороны. Например, очень много времени отнимает общение с медиа, а также участие в заседаниях всевозможных советов. Плюс там, где другие лавируют, приспосабливаются и как-то юлят, я всегда иду напролом, как ледокол. Но профессионалам всегда живется труднее, и главным итогом своей работы я считаю все же не эти трудности, а то, что ни за один свой дом мне не стыдно. И именно это чувство помогает мне больше всего – и в работе, и в жизни.
Жилой комплекс на ул. Пырьева, вл. 2 (Дом на Мосфильмовской) - фрагмент фасада.
Проект «Фабрика Россия» для XII Венецианской биеннале архитектуры: исторический центр Вышнего Волочка
Проект «Фабрика Россия» для XII Венецианской биеннале архитектуры: исторический центр Вышнего Волочка
Проект «Фабрика Россия» для XII Венецианской биеннале архитектуры: исторический центр Вышнего Волочка
«Садовые кварталы», проект
© Сергей Скуратов ARCHITECTS
«Садовые кварталы». Сергей Скуратов ARCHITECTS. Визуализация.
«Садовые кварталы», проект
© Сергей Скуратов ARCHITECTS
Конкурсный проект развития Пермского академического театра оперы и балеты им. П.И.Чайковского
Конкурсный проект развития Пермского академического театра оперы и балеты им. П.И.Чайковского
Конкурсный проект развития Пермского академического театра оперы и балеты им. П.И.Чайковского
zooming
Дом на Мосфильмовской. фото Ю.Пальмина
zooming
Дом на Мосфильмовской. фото Ю.Пальмина
zooming
Дом на Мосфильмовской. фото Ю.Пальмина
Жилой дом с подземной автостоянкой на ул. Бурденко © Сергей Скуратов ARCHITECTS
Жилой дом с подземной автостоянкой на ул. Бурденко © Сергей Скуратов ARCHITECTS


Архитектор:
Сергей Скуратов
Проект:
ЖК «Садовые кварталы» в Хамовниках
Россия, Москва, ул. Усачева, вл. 11, кварталы 1, 4

Авторский коллектив:
Руководитель авторского коллектива – С. Скуратов
Главный архитектор проекта – А. Панёв
1 квартал: Н. Асадов, С. Безверхий, И. Голубев, И. Ильин, М. Кирьянова, Н. Овсянникова, П. Шалимов, И. Щепетков
4 квартал: А. Алендеев, А. Горобец, Е. Гуськова, Я. Дегтярева, М. Кирьянова, Ю. Ковалева, А. Коньков, Н. Овсянникова, Е. Тирских

2006 — 2014 / 2013

Заказчик: «М-Девелопмент», ЗАО «Интеко»
Генподрядчик: ООО «Дивидаг»
Смежники: «Метроспецстрой-Девелопер», «АМ Групп»

12 Октября 2010

author pht

Автор текста:

Анна Мартовицкая
Технологии и материалы
Пленение плетением
Самое известное применение перфорированной кирпичной стены, сквозь которую проникает солнечный свет, принадлежит швейцарскому архитектору Питеру Цумтору. Идею подхватили другие авторы. Новые тенденции в области кирпичной кладки и старые секреты красивых фасадов – в нашем обзоре.
Строительный материал от Адама
Представляем победителей премии в области кирпичной архитектуры Brick Award 20, учрежденной компанией Wienerberger. Ими стали шесть команд архитекторов из Польши, Руанды, Индии, Испании, Нидерландов и Мексики.
Креативный подход: Baumit CreativTop
Моделируемая штукатурка CreativTop – это насыщенные цвета, глубокие рельефные поверхности, интересные сочетания и комбинации текстур и огромные возможности дизайна.
Потолочные решения Knauf Armstrong для медицинских учреждений...
Линейка подвесных потолков серии Bioguard со специальным антибактериальным покрытием препятствует развитию всех видов возбудителей внутрибольничных инфекций и помогает поддерживать здоровый микроклимат для благополучия пациентов и персонала.
Все дело в центре притяжения
На развитие рынка недвижимости, в особенности загородной, все больше стали влиять инфраструктурные факторы. Все чаще центром притяжения загородных кластеров становятся самостоятельные объекты, жизнедеятельность которых не зависит от спроса на загородную недвижимость: натуральные хозяйства, фермы и лесопарковые зоны. Так постепенно пригород миллионников обрастает комплексной инфраструктурой и современными архитектурными решениями.
Модернизируя традиции
Специалисты корпорации HILTI придумали, как совместить несовместимое: кирпичную кладку и навесной вентилируемый фасад. Для этой цели Hilti разработала четыре альтернативных метода создания НВФ с кирпичной кладкой или её имитацией.
FunderMax Compact Academy – новый стандарт обучения
Обучение и образование играют важную роль в жизни любого человека. Постоянное совершенствование личных и профессиональных навыков открывает перед человеком новые возможности и делает его востребованным в современном мире.
Сейчас на главной
Деревянное будущее
Бюро Рейульфа Рамстада выиграло конкурс на проект нового крыла музея корабля «Фрам» в Осло: проект называется Framtid – «будущее».
Архитектура и ноосфера, или шесть идей для архитектора...
«Жизнь и судьба архитектурной идеи» – так называлось ток-шоу, цикл авторских выступлений архитекторов – участников АРХ-каталога, организованный в рамках деловой программы АРХ-Москвы. В нем приняли участие архитекторы Илья Заливухин, Юлий Борисов, Олег Шапиро, Константин Ходнев, Влад Савинкин и Владимир Кузьмин. Предлагаем вашему вниманию конспект дискуссии.
Облако на холме
Бюро Alvisi Kirimoto завершило реконструкцию разрушенной землетрясением музыкальной школы в итальянском Камерино. Реализовать проект удалось менее чем за 150 дней.
От пожара до потопа
Награждение одиннадцатого АрхиWOODа прошло в виде конференции zoom, но не менее продуктивно и оживленно, чем всегда. Гран-при получил Сожженный мост, многозначная масленичная затея из Никола-Ленивца, а призы в главной номинации – Тотан Кузембаев за свой собственный дом в деревне Лиды и Денис Дементьев за дом на склоне в деревне Ромашково. Вашему вниманию – репортаж с награждения, которое длилось 4 часа, предоставив возможность высказаться всем заинтересованным профессионалам.
Деревянный рай
Квартал по проекту Berger + Parkkinen и Querkraft в районе Асперн в Вене выстроен из дерева – как клееной, так и обычной древесины на бетонном каркасе, причем очень многие элементы конструкции – сборные, предварительно изготовлены на заводе.
Путь к новой орнаментальности
Клубный дом-дворец «Аристократ» у соснового парка перед началом Рублевского шоссе представляет собой новый этап развития московской декоративно-исторической архитектуры: респектабельно украшенной, но тяготеющей к легким светлым тонам и умело использующей романтический флёр майоликовых вставок.
Реновация по-дальневосточному
Конкурсный проект реновации двух центральных кварталов Южно-Сахалинска, 7 и 8, разработанный UNK project, получил звание победителя в номинации «архитектурно-планировочные решения застройки».
Константин Акатов: «Обновленная территория – увлекательное...
Интервью с победителем международного конкурса на мастер-план долины реки Степной Зай в Альметьевске, руководителем проекта, заместителем генерального директора «Обермайер Консульт» Константином Акатовым.
Сергей Труханов: «Главное – найти решение, как реализовать...
Как изменятся наши рабочие пространства? Можно ли подготовить свои офисы к подобным ситуациям в будущем? Что для современных офисов актуально в целом? Как работать с международными компаниями и какую архитектурную типологию нам всем еще только предстоит для себя открыть?
Ближе к людям
Южнокорейский город Чхонджу планирует расчистить почти 3 га в историческом центре от существующих зданий XX века для строительства новой ратуши по проекту бюро Snøhetta, который победил в международном конкурсе.
Портфолио поколения Z
Студенты второго курса МАРШ оформили свои портфолио в виде web-страниц, на которых демонстрировали навыки и умения, а архитекторы как работодатели оценили удобство формата и рассказали о своих предпочтениях при выборе кандидатов.
Контакт
В Риме, в Центральном институте графики, открылась выставка Сергея Чобана «Оттиск будущего. Судьба города Пиранези». Она включает четыре гравюры, чьим источником послужили римские ведуты XVIII века, дополненные футуристическими вкраплениями, и много рисунков, исследующих ту же тему, подчас очень экспрессивно. Вопросы выставка ставит, а ответов, как кажется, не дает. Поскольку в Рим сейчас съездить проблематично, рассматриваем картинки.
Новый старый Серпухов: работы студентов Алексея Бавыкина
Бакалавры подошли к теме реконструкции комплексно: рассмотрев центр города в целом, создали проекты отдельных кластеров с разными функциями, призванными оживить историческую среду, на месте двух заброшенных заводов, тесной школы и больницы.
В поисках визуальной ясности
Рассказываем о дискуссии, посвященной непростому для российских просторов вопросу дизайна элементов городского пространства. Обсуждение организовал Институт Генплана Москвы на Арх Москве.
Владимир Плоткин: «Мы старались привить студентам...
Три проекта группы бакалавров МАРХИ Владимира Плоткина, Валерия Грубова и Светланы Трифоненковой: музей антропологии в Мневниках; школа нового типа, разработанная в согласии с принципами современного образования, и «легальный туннель» для мигрантов из Мексики в США.
От театра до музея: дипломы бакалавров группы Владимира...
Четыре проекта бакалавров МАРХИ группы Владимира Плоткина, Валерия Грубова и Светланы Трифоненковой: театральный комплекс, плавающий по Москве-реке, дом на Песчаной улице, музей-остров из кораллов на старой нефтяной платформе в Адриатическом море и кинофестивальный центр с фестивальной улицей и «мостом» к реке.
Пресса: Сергей Чобан — о том, почему петербуржцы не терпят...
15 октября Сергей Чобан открывает в Риме выставку, где покажет несколько «испорченных» им гравюр великого Джованни Баттиста Пиранези. По этому случаю он написал колонку о том, почему наше благоговение перед исторической архитектурой Петербурга пронизано двойной моралью.
Клином красным
Невзирая на неурядицы 2020 года в Гостином дворе открылась Арх Москва. Она состоит из тех же частей в иных пропорциях, и, как всегда, ставит абмициозные задачи: а) увидеть в архитектуре искусство, б) резюмировать последние тридцать лет. А «никакой архитектуры» – в этом, конечно, есть доля шутки.
Выход за пределы
Жилой комплекс для исторической части города от бюро ОСА: многоуровневое дворовое пространство и стремящаяся к абсолюту свобода фасадов.
Кирпичный дом в большом городе
Сознавая весь романтизм и харизматичность кирпичной архитектуры, Степан Липгарт поработал с темой кирпичного дома в Петербурге и решил две теоремы, предложив башни американского ар-деко для более высокого ЖК Alter на Магнитогорской улице и чувственную пластику ар-деко в коктейле с лофтовой эстетикой для дома на Малоохтинском проспекте.
Природа – и храм, и мастерская…
Если классический словарь разных эпох – революционную дорику и палладианский руст – скрестить со скандинавским деревянным домом и модернистским пространством, то получится лесная деревянная классика Артема Никифорова, построившего архитектурный коворкинг под Петербургом.
Лунный город
Бюро BIG, ICON и SEArch+ заняты разработкой проекта «Олимп» – строительных технологий и плана первого поселения на Луне. Работа идет под эгидой НАСА.
Город солнца
Комплекс ВТБ Арена Парк, спроектированный и реализованный совместно Сергеем Чобаном и Владимиром Плоткиным, претендует на роль эталонного эксперимента по снятию вековых противоречий между архитектурой традиционного направления и модернизмом. Рамки дизайн-кода и интеллигентный, творческий характер пластической дискуссии сформировали несколько идеализированный фрагмент городской ткани.
Журналисты как архитекторы
В Берлине открылось новое здание издательского дома Axel Springer, куда входят Die Welt, Bild и множество других газет и журналов. Авторы проекта, Рем Колхас и его бюро OMA, разработали его с учетом непредсказуемости цифрового будущего.
Пресса: Архитектура должна быть искусством
Владимир Плоткин – руководитель известного и признанного в России и Москве бюро ТПО «Резерв», которое в этом году отметило свое 33-летие. Последние да и многие предыдущие его проекты стали по-настоящему громкими – КЗ «Зарядье», административный центр и больница в Коммунарке. Разговор состоялся накануне открытия выставки «АРХ Москва», чьим лозунгом в этом сезоне станет «Архитектура – искусство»
Коронавирус не подточил деревянную архитектуру
Премия АРХИWOOD собрала рекордные 207 заявок, в шорт-лист прошло 54. Хотя организаторы премии до сих пор не решили, в каком формате пройдет церемония награждения победителей, Экспертный совет определил шорт-лист премии, а на ее сайте началось голосование. О вышедших в финал номинантах, а также о внутренних проблемах премии, которые, среди прочего, отражают новые тенденции в деревянной архитектуре, рассказывает куратор Николай Малинин.
Планирование и политика
Публикуем отрывок из книги Джона М. Леви «Современное городское планирование», выпущенной Strelka Pressв рамках образовательной программы Архитекторы.рф. Этот авторитетный труд, выдержавший 11 изданий на английском, впервые переведен на русский. Научный редактор этого перевода – Алексей Новиков.
Дай мне напиться железнодорожной воды*
В проекте третьей очереди микрорайона «Лиговский Сити» в «сером поясе» Петербурга консорциум KCAP & Orange Architects & «А.Лен» поставил перед собой задачу сохранить дух места через консервацию контуров железнодорожных путей и уподобление объемов жилой застройки контейнерам, сложенным на товарно-разгрузочной станции.
Стоянка у петроглифов
Проект туристического комплекса рядом с беломорскими петроглифами: нейтральная архитектура для будущего объекта из списка ЮНЕСКО
Корпоративная пещера
Пекинское бюро Atelier Alter устроило в штаб-квартире компании Yingliang на юго-востоке Китая музей окаменелостей, найденных при добыче ею камня.
Разделительная полоса
Центр выставок и конгрессов MEETT в Тулузе по проекту OMA отделяет урбанизированную окраину от сельской местности, предохраняя ее от стихийного «расползания» города.