English version

Сергей Скуратов: Мне не стыдно ни за один свой дом

В последний день сентября свой 55-летний юбилей отметил один из самых известных российских архитекторов Сергей Скуратов. После того, как празднования отшумели, мы встретились с основателем бюро «Сергей Скуратов Architects» и задали ему несколько вопросов о профессии, творчестве, городе и о нем самом.

Анна Мартовицкая

Автор текста:
Анна Мартовицкая

12 Октября 2010
mainImg
Архитектор:
Сергей Скуратов
Проект:
ЖК «Садовые кварталы» в Хамовниках
Россия, Москва, ул. Усачева, вл. 11, кварталы 1, 4

Авторский коллектив:
Руководитель авторского коллектива – С. Скуратов
Главный архитектор проекта – А. Панёв
1 квартал: Н. Асадов, С. Безверхий, И. Голубев, И. Ильин, М. Кирьянова, Н. Овсянникова, П. Шалимов, И. Щепетков
4 квартал: А. Алендеев, А. Горобец, Е. Гуськова, Я. Дегтярева, М. Кирьянова, Ю. Ковалева, А. Коньков, Н. Овсянникова, Е. Тирских

2006 — 2014 / 2013

Заказчик: «М-Девелопмент», ЗАО «Интеко»
Генподрядчик: ООО «Дивидаг»
Смежники: «Метроспецстрой-Девелопер», «АМ Групп»
Архи.ру: Сергей Александрович, чем Вы сегодняшний отличаетесь от себя тридцатилетнего или себя сорокалетнего? Что приходит вместе с возрастом?

Сергей Скуратов: Наверно, самое главное приобретение – это профессионализм. Для меня это качество складывается не только из умения проектировать хорошие здания и понимания того, какие шаги нужно предпринять, чтобы они были построены, но также из чувства глубокой личной ответственности за все, что я как архитектор делаю для города. В чем я точно не отличаюсь от себя тридцати- или сорокалетнего, так это в желании работать, постоянно искать и придумывать что-то новое, не повторяться. Меньше всего мне хочется «бронзоветь», превращаться в машину по производству модных и стильных, но по сути своей одинаковых домов. По этой же причине я всегда очень охотно берусь за новые типологии – в этом году, например, с огромным удовольствием работал над конкурсным проектом Пермского театра оперы и балета и концепцией развития исторического центра Вышнего Волочка.

Архи.ру: Архитектура для Вас – это средство исправления и улучшения существующей ситуации?

С.С.: Скорее, ее обогащения и дополнения. Каким бы ярким ни было произведение архитектуры, оно не должно быть вещью в себе. Суть проектирования – в создании новых визуальных и пространственных связей, нового качества среды обитания, – казалось бы, это избитая истина, но на практике ведь соблюсти ее очень часто оказывается делом непростым. Особенно в таком городе, как Москва, где основополагающим принципом всей архитектурно-строительной деятельности остается выжимание квадратных метров любой ценой. Практически любой заказчик нацелен именно на это, и мне приходится всегда очень строго следить за тем, чтобы завышенные требования по количеству метров не вставали на пути у качества проекта. Ведь даже самая хорошая архитектура не может существовать без пространства, без воздуха. Какими бы эффектными ни были силуэты зданий, рисунок их окон и отделка, мы оцениваем архитектуру, прежде всего, за ее пространственные характеристики. Не случайно же самыми красивыми городами мира считаются те, в которых много простора, зелени, где зданиям не тесно.

Архи.ру: Не секрет, что российские девелоперы далеко не всегда разделяют подобную точку зрения. Как Вам удается убедить заказчика в своей правоте?

С.С.: Убедить удается далеко не всех и не всегда. Но, к счастью, есть ответственные и думающие заказчики, готовые идти на компромисс и за счет уменьшения количества квадратных метров сделать композицию комплекса более гармоничной, равновесной, дышащей. В частности, я всегда стремлюсь донести до заказчика, что отношения строящегося объекта с окружающей территорией, сложившейся в районе средой и субкультурой всегда нужно решать архитектурными средствами – именно грамотно спроектированные буферные зоны и продуманное благоустройство, разумное сочетание общественных и приватных пространств обеспечивают успех проекта. Подобный конструктивный диалог, к счастью, удалось выстроить при работе над проектом «Садовые кварталы», проникнуты взаимопониманием и наши взаимоотношения с компанией Forum Properties. Вообще я глубоко убежден: строя в городе, всегда нужно думать о том, чтобы твое здание не оскорбляло чести и достоинства окружающих домов, и очень рад, что мои заказчики разделяют эту точку зрения.

Архи.ру: И все же, глядя на Ваши объекты, всегда очень заметные и яркие, кажется, что одними только соображениями политкорректности Вы при проектировании не ограничиваетесь…

С.С.: Конечно, бывают и иные, например, композиционные соображения. Например, мой новый дом на улице Бурденко сделан намеренно и высоким, и активным. В очень непростой и неблагополучной визуальной среде, которая там сложилась, мне был нужен каменный рыцарь, герой, который защитил бы своих жильцов от окружающего дурновкусия. И именно роль вертикальной доминанты позволила зданию избежать визуального слияния с окружающей застройкой. Правда, к сожалению, когда я сделал этот дом 50-метровым, согласующие органы отрезали от него 5 метров. Им показалось, что это слишком высоко, и мне пришлось несколько переделать проект. 

Архи.ру: Сергей Александрович, если уж вы затронули тему «укорачивания» зданий, не могу не спросить о судьбе «Дома на Мосфильмовской».

С.С.: Ну, поскольку единственным инициатором и сторонником этой «операции» был Юрий Лужков, то, надеюсь, теперь ситуация сама собой уляжется, и никто из чиновников уже не будет настаивать на демонтаже. В частности, насколько я знаю, Владимир Ресин изначально был категорическим противником разборки здания. Впрочем, отмена скандального решения о демонтаже моего здания еще не означает, что подобная ситуация не может повториться впредь. Ни профессиональное сообщество архитекторов, ни общество в целом никак не защищены от произвола чиновников, и в этом смысле с отставкой одного градоначальника, увы, мало что изменилось...

Архи.ру: Насколько эта незащищенность, на Ваш взгляд, сказывается на престиже профессии архитектора?

С.С.: Честно говоря, я не думаю, что профессия архитектора сегодня очень престижна… Ну, то есть она, безусловно, котируется  среди молодежи, поскольку в этой сфере присутствуют большие деньги и Москва активно строится, а значит, есть все шансы найти работу, однако положительным героем в общественном сознании архитектор не является. Не секрет, что качество строительства у нас зачастую оставляет желать лучшего, сильно изменяется проект и при прохождении процедур согласования, так что конечный результат – почти всегда на совести чиновников, заказчиков и строителей, однако в сознании общества виноват во всех градостроительных неудачах именно архитектор. От этого становится очень горько! Нет профессии более созидающей, чем архитектор, нет людей, более самоотверженно и скрупулезно ищущих варианты комплексного и красивого решения острейших городских проблем, и именно в них в итоге летят все стрелы критики и осуждения! Не в пользу репутации архитекторов, конечно, и то, что вся ныне существующая система яростно сопротивляется появлению современной архитектуры в городе. Под городом я подразумеваю границы Камер-Коллежского вала, то есть то пространство, которое в сознании абсолютно всех нас ассоциируется с Москвой. Почему в то время, как весь мировой опыт свидетельствует о том, что с памятниками можно и нужно работать, а их территории застраивать, в Москве действуют охранные требования, разрешающие только регенерацию?!

Архи.ру: Мне кажется, это делается исключительно для того, чтобы обезопасить объекты наследия от грубого вторжения и уничтожения.

С.С.: Конечно, на территории памятника нельзя построить что угодно и каких угодно размеров и форм, но для того и существуют профессионалы, чтобы решать проблему сосуществования старого и нового в городе максимально мудро и деликатно, сохраняя одно и давая право голоса второму.

Архи.ру: А судьи кто? Кто и как, на Ваш взгляд, должен оценивать профессионализм архитекторов и предлагаемые ими решения?

С.С.: Хороший вопрос! По-моему, совершенно очевидно, что ныне существующая система общественных советов с этой задачей не справляется. Советы – наследие советской системы, и цензура удается им куда лучше, чем осмысленная и конструктивная критика. Поймите меня правильно, я не против критики как таковой, но глубоко убежден в том, что она должна исходить не от чиновников, а от практикующих архитекторов и компетентных экспертов. Мне кажется, наилучшей альтернативой являются конкурсы – национальные и международные, организованные честно и имеющие статус закона.

Архи.ру: В заключение хочу спросить, помогает или мешает Вам в работе и просто в жизни Ваша известность?

С.С.: Конечно, публичность служит определенного рода средством воздействия на людей. Я не стесняюсь и не скрываю того, что нередко именно известность, авторитет дают мне возможность надавить в тех случаях, когда я считаю это правильным, и голос повысить, и настоять на своем. Ощущение собственной правоты, уверенность в своих знаниях и способностях очень помогает мне и в жизни, и в работе. Но у этих качеств есть и обратные стороны. Например, очень много времени отнимает общение с медиа, а также участие в заседаниях всевозможных советов. Плюс там, где другие лавируют, приспосабливаются и как-то юлят, я всегда иду напролом, как ледокол. Но профессионалам всегда живется труднее, и главным итогом своей работы я считаю все же не эти трудности, а то, что ни за один свой дом мне не стыдно. И именно это чувство помогает мне больше всего – и в работе, и в жизни.
Жилой комплекс на ул. Пырьева, вл. 2 (Дом на Мосфильмовской) - фрагмент фасада.
Проект «Фабрика Россия» для XII Венецианской биеннале архитектуры: исторический центр Вышнего Волочка
Проект «Фабрика Россия» для XII Венецианской биеннале архитектуры: исторический центр Вышнего Волочка
Проект «Фабрика Россия» для XII Венецианской биеннале архитектуры: исторический центр Вышнего Волочка
«Садовые кварталы», проект
© Сергей Скуратов ARCHITECTS
«Садовые кварталы». Сергей Скуратов ARCHITECTS. Визуализация.
«Садовые кварталы», проект
© Сергей Скуратов ARCHITECTS
Конкурсный проект развития Пермского академического театра оперы и балеты им. П.И.Чайковского
Конкурсный проект развития Пермского академического театра оперы и балеты им. П.И.Чайковского
Конкурсный проект развития Пермского академического театра оперы и балеты им. П.И.Чайковского
zooming
Дом на Мосфильмовской. фото Ю.Пальмина
zooming
Дом на Мосфильмовской. фото Ю.Пальмина
zooming
Дом на Мосфильмовской. фото Ю.Пальмина
Жилой дом с подземной автостоянкой на ул. Бурденко © Сергей Скуратов ARCHITECTS
Жилой дом с подземной автостоянкой на ул. Бурденко © Сергей Скуратов ARCHITECTS
Архитектор:
Сергей Скуратов
Проект:
ЖК «Садовые кварталы» в Хамовниках
Россия, Москва, ул. Усачева, вл. 11, кварталы 1, 4

Авторский коллектив:
Руководитель авторского коллектива – С. Скуратов
Главный архитектор проекта – А. Панёв
1 квартал: Н. Асадов, С. Безверхий, И. Голубев, И. Ильин, М. Кирьянова, Н. Овсянникова, П. Шалимов, И. Щепетков
4 квартал: А. Алендеев, А. Горобец, Е. Гуськова, Я. Дегтярева, М. Кирьянова, Ю. Ковалева, А. Коньков, Н. Овсянникова, Е. Тирских

2006 — 2014 / 2013

Заказчик: «М-Девелопмент», ЗАО «Интеко»
Генподрядчик: ООО «Дивидаг»
Смежники: «Метроспецстрой-Девелопер», «АМ Групп»

12 Октября 2010

Анна Мартовицкая

Автор текста:

Анна Мартовицкая
Сергей Скуратов ARCHITECTS: другие проекты
Слабые токи: итоги «Золотого сечения»
Вчера в ЦДА наградили лауреатов старейшего столичного архитектурного конкурса, хорошо известного среди профессионалов. Гран-при получили: самая скромная постройка Москвы и самый звучный проект Подмосковья. Рассказываем о победителях и публикуем полный список наград.
Сергей Скуратов: «Небоскреб это баланс технологий,...
В марте две башни Capital towers достроили до 300-метровой отметки. Говорим с автором самых эффектных небоскребов Москвы: о высотах и пропорциях, технологиях и экономике, лаконизме и красоте супертонких домов, и о самом смелом предложении недавних лет – башне в честь Ле Корбюзье над Центросоюзом.
Дворы и башни: самарский эксперимент
Конкурсный проект «Самара Арена Парка», предложенный Сергеем Скуратовым, занял на конкурсе 2 место. Его суть – эксперимент с типологией жилых домов, галерейных и коридорных планировок кварталов в сочетании с башнями – наряду с чуткостью реакции на окружение и стремлением создать внутри комплекса полноценное пространство мини-города с градиентом ощущений и значительным набором функций.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
В пространстве парка Победы
В проекте жилого комплекса, который строится сейчас рядом с парком Поклонной горы по проекту Сергея Скуратова, многофункциональный стилобат превращен в сложносочиненное городское пространство с интригующими подходами-спусками, берущими на себя роль мини-площадей. Архитектура жилых корпусов реагирует на соседство Парка Победы: с одной стороны, «растворяясь в воздухе», а с другой – поддерживая мемориальный комплекс ритмически и цветом.
«Подделка под Скуратова»: Архсовет Москвы – 69
Архсовет Москвы отклонил новый проект школы в «Садовых кварталах», разработанный АБ Восток по следам конкурса, проведенного летом этого года. Сергей Чобан настоятельно предложил совету высказаться в пользу проведения нового конкурса. В составе репортажа публикуем выступление Сергея Чобана полностью.
Отражая солнце
Дом Сергея Скуратова в Николоворобинском срежиссирован до мелких нюансов. Он адаптирует три исторических фасада, интерпретирует ощущение сложного города, составленного из множества наслоений, – и ловит солнце, от восточного до западного.
Мыс доброй надежды
Показываем все семь проектов, участвовавших в закрытом конкурсе на создание концепции штаб-квартиры компании «Газпром нефть», а также приводим мнения экспертов.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Архсовет Москвы – 59
Архитектурный совет рассмотрел два крупных проекта: МФК на Киевской улице ТПО «Резерв», апартаменты с обширным подземным торговым пространством, и жилые башни Сергея Скуратова в Сетуньском проезде. Оба проекта приняты.
Долгожданная интервенция
В своей новой постройке Сергей Скуратов развивает тему баланса статики и динамики, продолжает эксперименты с кирпичными фасадами, апробирует новые элементы жилой архитектуры, но главное – решает накопившиеся градостроительные проблемы крупного фрагмента городской застройки.
Качество vs количество
Круглый стол «Погоня за радугой» на фестивале «Зодчество» стал заключительной чертой в обсуждении проблем архитектурного качества. Дискуссия сфокусировалась на вопросах профессиональной этики, ответственности архитектора и особенностях российской ментальности.
Сергей Скуратов: «Архитектура – как любовь»
О различии категорий качества и несовершенства, кайфе от архитектуры, везении конца девяностых, необходимости бороться за свой замысел, но и привлекать консультантов на самой ранней стадии работы – в интервью Сергея Скуратова для проекта «Эталон качества».
Взгляд вглубь
Коллекция арт-объектов проекта «Эталон качества», показанная на фестивале «Зодчество», наглядно продемонстрировала, как архитекторы соотносят ключевые ценности своей профессии и свое собственное творчество
Блестящий экс-корт
Известные всем любителям большого тенниса корты на Краснопресненской набережной бюро Сергея Скуратова прячет внутри живописного парка и «наращивает» пластинами жилых небоскребов.
Комета ЗИЛ
Два первых лота жилого комплекса ЗилАрт, спроектированные Сергеем Скуратовым, совмещают контекстуальный сюжет, апеллирующий к истории завода, с эмоциональной, артистической насыщенностью фактуры и деталей. Не зря они служат урбанистической заставкой – городским «фасадом» первой очереди комплекса.
Музейная экспансия
Публикуем статью историка архитектуры Марины Хрусталевой о стратегиях развития московских и петербуржских музеев, опубликованную в тематическом номере журнала «Проект Россия» – «Культура» (№ 80, июнь 2016).
Кирпичная оболочка Skuratov House
О том, как Сергей Скуратов полностью «обернул» дом кирпичом, найдя подходящую серию-сортировку в Германии на заводе Hagemeister, в самом дальнем углу склада, – и дав ей новую жизнь.
Скуратов-хаус
Дом на улице Бурденко – не очень новая, но заметная постройка. Она продолжает и развивает любимые темы Сергея Скуратова: дом фактурно-скульптурный, с шершавым и разнотоновым кирпичным фасадом. На городское окружение он смотрит столь же разносторонне, и впитывая, и отдавая эмоции.
Похожие статьи
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Трансформация с умножением
Дворец водных видов спорта в Лужниках – одна из звучных и нетривиальных реконструкций недавних лет, проект, победивший в одном из первых конкурсов, инициированных Сергеем Кузнецовым в роли главного архитектора Москвы. Дворец открылся 2 года назад; приурочиваем рассказ о нем к началу лета, времени купания.
Союз Церкви и государства
Новое здание библиотеки Ламбетского дворца, лондонской резиденции архиепископа Кентерберийского, построено на берегу Темзы напротив Парламента. Авторы проекта – Wright & Wright Architects.
Переговоры среди лепестков
На Венецианской биеннале представлен новый проект Zaha Hadid Architects: модуль-переговорная Alis, подходящий как для интерьеров, так и для использования на открытом воздухе.
Цвет в бетоне и кирпиче
Жилой дом 11-19 Jane Street в Нью-Йорке по проекту бюро Дэвида Чипперфильда развивает архитектурные мотивы исторического района Гринвич-Виллидж.
Курдонеры и конструктивизм
Рассматриваем второй квартал «города в городе» Ligovsky City, построенный по проекту бюро «А.Лен» и сочетающий несколько тенденций, характерных для современной архитектуры города.
Внутри рисованной сетки
При проектировании комплекса апартаментов PLAY в Даниловской слободе архитекторы бюро ADM сделали ставку на образность постройки. Наиболее ярко она проявилась в сложносочиненной сетке фасадов.
Своды и лестницы
В Филадельфии завершилась реконструкция Музея искусств по проекту Фрэнка Гери. Материал исторических и новых частей здания одинаков: золотистый известняк.
Ярусная композиция
Немного Нью-Йорка в Одессе: апарт-комплекс по проекту «Архиматики» с башнями и таунхаусами, площадью и бассейнами.
На соевой траве
Площадь Линкольн-центра в Нью-Йорке превратилась в лужайку из эко-газона: новое общественное пространство станет «главной сценой» для постепенного открытия Метрополитен-оперы, New York City Ballet и Филармонии после карантина.
Белые башни
Жилой комплекс Y-Loft City в городе Чанчжи по проекту пекинского бюро Superimpose Architecture предназначен для поколения Y.
Эстетизация двора
Благоустраивая двор жилого комплекса премиум-класса, бюро GAFA позаботилось не только о соответствующем высокому статусу образе, но и о простых человеческих радостях, а также виртуозно преодолело нормативные ограничения.
Кино под куполом
Музей науки Curiosum с купольным кинотеатром по проекту White Arkitekter расположился в исторической промзоне на севере Швеции, занятой сейчас университетом Умео.
Авангардный каркас из прошлого
В Париже завершилась реконструкция почтамта на улице Лувра по проекту Доминика Перро: почтовая функция сведена к минимуму, вместо нее возникло множество других, включая социальное жилье.
Жук улетел
История проектирования бизнес-центра в Жуковом проезде: с рядом попыток сохранить здание столетнего «холодильника» и современными корпусами, интерпретирующими промышленную тему. Проект уже не актуален, но история, на наш взгляд, интересная.
MasterMind: нейросеть для девелоперов и архитекторов
Программа, разработанная компанией Genpro, способна за полчаса сгенерировать десятки вариантов застройки согласно заданным параметрам, но не исключает творческой работы, а лишь исполняет техническую часть и может быть использована архитекторами для подготовки проекта с последующей передачей данных в AutoCAD, Revit и ArchiCAD.
Шелковые рукава
Металлические ленты Культурного центра по проекту Кристиана де Портзампарка в Сучжоу – парафраз шелковых рукавов артистов куньцюй: для спектаклей этого оперного жанра также предназначен комплекс.
Медные стены, медные баки
Новая штаб-квартира Carlsberg Group в Копенгагене по проекту C. F. Møller получила фасады из медных панелей, напоминающие об исторических чанах для варки пива.
Быть в центре
Апарт-комплекс в центре делового квартала с веерными фасадами и облицовкой с эффектом терраццо.
Авангард на льду
Бюро Coop Himmelb(l)au выиграло конкурс на концепцию хоккейного стадиона «СКА Арена» в Санкт-Петербурге. Он заменит собой снесенный СКК и обещает учесть проект компании «Горка», недавно утвержденный градсоветом для этого места.
Диалог в кирпиче
Новый корпус школы Скиннерс по проекту Bell Phillips Architects к юго-востоку от Лондона продолжает викторианскую традицию кирпичной архитектуры.
Оазис среди офисов
Двор киевского делового центра Dmytro Aranchii Architects превратили в многофункциональную рекреационную зону для сотрудников.
Технологии и материалы
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Сейчас на главной
Серебро дерева
Спроектированный Níall McLaughlin Architects деревянный посетительский центр со смотровой башней у замка Даремского епископа напоминает о средневековых постройках у его стен.
Грильяж новейшего времени
Офис продаж ЖК «Переделкино ближнее» компании «Абсолют Недвижимость» стал единственным российским победителем французской дизайнерской премии DNA. Особенности строения – треугольный план, рельефная сетка квадратов на фасадах и амфитеатр внутри.
Цифровой «валун»
В Эйндховене в аренду сдан дом, напечатанный на 3D-принтере: это первое по-настоящему обитаемое «печатное» строение Европы.
Этюды о стекле
Жилой комплекс недалеко от Павелецкого вокзала как символ стремительного преображения района: композиция с разновысотными башнями, изобретательная проработка витражей и зеленая долина во дворе.
Место сбора
В Лондоне открылся 20-й летний павильон из архитектурной программы галереи «Серпентайн». Проект разработан йоханнесбургской мастерской Counterspace.
Сила цвета
Три московских выставки, где важную роль в дизайне экспозиции играет цвет: в Новой Третьяковке, Музее русского импрессионизма и «Царицыно».
Умер Готфрид Бём
Притцкеровский лауреат Готфрид Бём, автор экспрессивных бетонных церквей, скончался на 102-м году жизни.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Идейная составляющая
Попытка систематизации идей, представленных в Арх Каталоге недавно завершившейся выставки Арх Москва: критика, констатация, обоснование, отказ, – все в основном лиричное, традиции «бумажной архитектуры», пожалуй, живы.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
21+1: гид по архитектурной биеннале в Венеции
В этом году архитектурная биеннале «переехала» в виртуальное пространство: так, 20 национальных экспозиций из 61 представлено в онлайн-формате. Цифровые двойники включают в себя видеоэкскурсии по павильонам, интервью с авторами и записи с церемонии открытия. Публикуем подборку национальных проектов, а также один авторский – от партнера OMA Рейнира де Графа.
Награды Арх Москвы: 2021
В субботу вечером Арх Москва вручила свои дипломы. В этом году – рекордное количество специальных номинаций, а значит, много дипломов досталось проектам с содержательной составляющей.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.
Трансформация с умножением
Дворец водных видов спорта в Лужниках – одна из звучных и нетривиальных реконструкций недавних лет, проект, победивший в одном из первых конкурсов, инициированных Сергеем Кузнецовым в роли главного архитектора Москвы. Дворец открылся 2 года назад; приурочиваем рассказ о нем к началу лета, времени купания.
Союз Церкви и государства
Новое здание библиотеки Ламбетского дворца, лондонской резиденции архиепископа Кентерберийского, построено на берегу Темзы напротив Парламента. Авторы проекта – Wright & Wright Architects.
Сергей Чобан: «Я считаю очень важным сохранение города...
Задуманный нами разговор с Сергеем Чобаном о высотном строительстве превратился, процентов на 70, в рассуждение о способах регенерации исторического города и о роли городской ткани как самой объективной летописи. А в отношении башен, визуально проявляющих социальные контрасты и создающих много мусора, если их сносить, – о регламентации. Разговор проходил за день до объявления о проекте «Лахта-2», так что данная новость здесь не комментируется.
Пресса: Что не так с новой башней Газпрома в Петербурге? Отвечают...
На этой неделе стало известно, что Газпром собирается построить в Петербург вслед за «Лахта-центром» новую башню — 700-метровое здание. Рассказываем, что думают по поводу новой высотки архитекторы, критики и краеведы.