English version

Сергей Скуратов: «Я буду отстаивать свой дом...»

Последние три недели в центре внимания столичной прессы находится «Дом на Мосфильмовской». Правда, на этот раз поводом для многочисленных публикаций стали не архитектурные достоинства проекта и даже не обилие полученных им профессиональных наград. Столичные власти неожиданно признали в знаменитом небоскребе самострой и пообещали демонтировать его примерно на четверть. С просьбой прокомментировать эту ситуацию мы обратились к автору «Дома на Мосфильмовской» архитектору Сергею Скуратову.

Анна Мартовицкая

Автор текста:
Анна Мартовицкая

mainImg
Архитектор:
Сергей Скуратов
Проект:
Жилой комплекс на ул. Пырьева, вл. 2 (Дом на Мосфильмовской)
Россия, Москва, ул. Пырьева, вл. 2

Авторский коллектив:
Сергей Скуратов, Сергей Некрасов – ГАП, Иван Ильин, Ю.Ковалева, Т.Груздева, И.Ильин, П.Карповский, А.Нигматулин, В.Пашкевич, В.Шульц, Ю.Фролов

2004 — 2005 / 2007 — 2012

Заказчик – ДОН-Строй. Конструкторы – «Проектно-строительное бюро И.Шипетина». Инженеры – «Проектно-производственная фирма Алексей Колубков». Строительные работы – «ГП СМУ-2» (Svargo).

Архи.ру: Сергей Александрович, «Дом на Мосфильмовской» – одна из самых известных, если не сказать знаменитых, новостроек Москвы. Количество этажей этого объекта и его высота постоянно афишировались девелопером, в том числе и в ходе рекламной кампании нового ЖК. Как в принципе могло получиться, что власти города несколько лет не обращали внимания на эти цифры и вдруг заметили их? Когда Вы впервые узнали о том, что с реализацией проекта могут возникнуть проблемы?

С.Скуратов: Первые звоночки прозвучали осенью прошлого года. Тогда коллеги рассказали мне о том, что в кулуарах Общественного совета мэр Москвы Юрий Лужков отрицательно высказывался о «Доме на Мосфильмовской». Правда, о высоте объекта, насколько я понимаю, речь тогда совершенно не шла. Мэра, скорее, не устраивала архитектура комплекса, которая казалась ему слишком яркой и современной. Спустя какое-то время, уже в этом году, ко мне обратился заказчик – компания «ДОН-Строй» – с просьбой разработать несколько новых вариантов завершения башни. Я не был убежден в необходимости этого, но просьбу выполнил. В одном из вариантов попробовал увеличить количество матового стекла, в другом добавил стекла со сложной поверхностью, заставляющие дом сверкать, в третьем увеличил уклон плоскости кровли. Все эти варианты действительно несколько меняли облик дома, но требовали больших конструктивных изменений, и я, честно говоря, не очень понимал, зачем идти на подобное усложнение и удорожание проекта, так как не подозревал тогда, что с согласованием уже почти построенного объекта могут быть какие-то сложности. И, насколько я знаю, все новые варианты были показаны мэру, однако не удовлетворили его. Прошло еще какое-то время, примерно месяц, и вдруг как гром среди ясного неба – диагноз «самострой».

Архи.ру: В официальных заявлениях властей постоянно фигурирует тот факт, что габариты этого объекта и, в частности, его высота не были согласованы девелопером перед началом строительства. Насколько это соответствует действительности?

С.Скуратов: Как вы, конечно, знаете, в Москве невозможно начать строительство, не имея на руках разрешительной документации. Проект «Дома на Мосфильмовской» был согласован, и только после этого началась подготовка стройплощадки и работа над фундаментом, однако затем проект действительно был изменен. Объясню, как и почему это произошло.

Дело в том, что сначала «ДОН-Строй» планировал реализовать две очереди жилого комплекса, а именно построить две одинаковые пары домов, состоящие из пластины и башни. Был выделен участок соответствующих габаритов, просчитаны и утверждены ТЭПы. Однако позже заказчик отказался от идеи двух очередей в пользу одной, но уникальной – как по своей архитектуре, так и по качеству исполнения, – пары зданий. Башня изначально проектировалась скрученной, но это неизбежно влекло за собой очень высокие расходы на строительные материалы, в частности, каждую панель фасада пришлось бы изготавливать по отдельному шаблону. И когда в шведском Мальмё состоялось открытие небоскреба Turning Torso Сантьяго Калатравы, «ДОН-Строй» окончательно отказался от идеи столь сложного решения небоскреба – мало того, что оно было слишком дорогим, так еще и могло быть воспринято как заимствование. Я разработал новый проект башни, в котором первоначальный плавный изгиб заменил на его геометризованную имитацию.

Эта диагональ совершенно явно требовала другой высоты, о чем я и сообщил заказчику. Должен сказать, что первоначальная высота – 165 метров – была продиктована Центром ландшафтно-визуального анализа, который опасался, что новый комплекс исказит панораму Новодевичьего монастыря. Ранее эта цифра была подвергнута критике со стороны Архитектурного совета – эксперты совершенно справедливо отметили, что в панораме Воробьевых гор 165-метровая башня смотрится обрубком, «недоскребом». Башне отчетливо не хватало стройности, и даже геометрия и пластика фасада ее не спасали. И лишь когда я сделал ее выше почти на 50 метров, композиция зазвучала в полную силу. Этот новый вариант безоговорочно понравился заказчику, а главный архитектор города Александр Кузьмин сказал, что сможет согласовать объект такой высоты только при условии, если против строительства 200-метрового небоскреба не будет возражать ЮНЕСКО (монастырь входит в число объектов, охраняемых этой организацией). Насколько я знаю, «ДОН-Строй» тут же отправил в Париж все материалы по проекту, и согласие ЮНЕСКО было получено.

И, честно говоря, с тех пор я совершенно не беспокоился за судьбу «Дома на Мосфильмовской», а просто делал все от меня зависящее для того, чтобы он был построен максимально качественно. Должен признать, в этом заказчик всегда и всецело шел мне навстречу, не жалея средств на создание во всех смыслах уникального комплекса. Многочисленными подтверждениями этого факта стали профессиональные награды, как архитектурные, так и в сфере коммерческой недвижимости и девелопмента, полученные «Домом на Мосфильмовской». Кроме того, проект успешно выставлялся в Каннах и Венеции, где его видели и хвалили все первые лица города, – и все это лично у меня не оставляло сомнений в том, что новая высота небоскреба (213 метров) ни у кого не вызывает вопросов.

Архи.ру: Откуда взялась цифра 22 этажа? От 213 метров чиновники отнимают согласованные 165?

С.Скуратов: Честно говоря, не знаю. Даже если речь идет о разнице именно этих цифр, то это не более 12 этажей. Парадокс ситуации в том, что я не видел никаких документов. Фактически главный архитектор проекта к урегулированию конфликта не допущен, все решают между собой заказчик и власть. Впрочем, такова особенность работы с «ДОН-Строем» – эта компания всегда берет на себя все взаимоотношения с чиновниками. 

Архи.ру: Насколько пострадают архитектура и конструктивная схема здания в случае его частичного демонтажа?

С.Скуратов: Проблемы, прежде всего, коснутся конструктива здания. Дело в том, что каждая часть жилого комплекса (башня, «пластина» и низкоэтажный объем между ними) стоит на своем фундаменте, и если какую-то часть перегрузить или недогрузить, она «потянет» за собой соседа. Если башню сейчас укоротить, дом после сдачи в эксплуатацию не займет свое проектное положение и соседним объектам грозят деформации.

Существенно исказятся пропорции и колористика башни. Ведь главной темой ее фасада является муар, постепенный переход от темного тона к белоснежному, и если светлая верхушка будет отрезана, башня окажется просто неравномерно и нелепо окрашенной. Вообще архитектура этой высотной доминанты выверена до мелочей – я стремился сделать нетрадиционное завершение небоскреба, без тяжелого заключительного тектонического аккорда, и, считаю, что после долгих поисков мне это удалось (хотелось бы надеяться). Во многом именно за счет белоснежного цвета верхних этажей и больших окон со стеклами сложной конфигурации, которые развернуты к пластине и перекликаются с ее фасадом. В градостроительном плане демонтаж части небоскреба только ухудшит ситуацию. В этой части известной панорамы не было никаких знаковых ориентиров, она казалась незаконченной. 

Архи.ру: Существуют ли альтернативные варианты разрешения конфликта, помимо сноса «лишних» этажей?

С.Скуратов: Конечно! Практика экономического воздействия на активно строящего заказчика у нас широко распространена. Такой заказчик в погашение своей вины может заплатить штраф в казну города, предоставить часть квартир очередникам, проживающим в данном районе, или выделить часть помещений под общественные функции. Кстати, последний вариант мы с Максимом Блажко обсуждали: пентхаус, расположенный на самом верхнем этаже и имеющий потрясающий вид на Москву, можно превратить в галерею, обзорную площадку, конференц-зал, наконец. Я бы понял такую меру, как частичный демонтаж здания, если бы речь шла о строительстве в историческом центре города, или в том случае, если бы мы кардинально испортили своим домом инсоляцию всех окрестных домов. Но инсоляция была самым тщательным образом просчитана, а жалобы местных жителей, если и были, касались лишь долгих сроков самого строительства.

Архи.ру: Известны ли Вам другие случаи, когда уже практически построенное и многократно отмеченное профессиональными премиями здание частично демонтировалось?

С.Скуратов: Нет, я о подобной практике никогда не слышал. И именно это пугает меня больше всего. Ведь в том случае, если «Дом на Мосфильмовской» будет частично снесен, это создаст абсурдный и в то же время, на мой взгляд, очень опасный прецедент – фактически это будет означать, что уничтожить, убрать с глаз долой можно любой вновь построенный объект, который чем-то неугоден нынешней власти. Как тогда вообще защищена профессия архитектора и есть ли в ней смысл?..

Архи.ру: Откажетесь ли Вы в этом случае от авторства?

С.Скуратов: Честно говоря, сейчас я не готов ответить на этот вопрос... Но я точно знаю, что буду отстаивать свой дом до конца.

фото Ю.Пальмина
фото Ю.Пальмина
фото Ю.Пальмина
фото Ю.Пальмина
фото Ю.Пальмина
фото Ю.Пальмина
фото Ю.Пальмина
фото Ю.Пальмина
фото Ю.Пальмина
фото Ю.Пальмина
фото Ю.Пальмина
Продольный разрез комплекса
Открытое письмо Bсeмиpного совета по высотным зданиям и городской среде (CTBUH) мэру Москвы Юрию Лужкову (англ.)
Открытое письмо Bсeмиpного совета по высотным зданиям и городской среде (CTBUH) мэру Москвы Юрию Лужкову (рус.)
Архитектор:
Сергей Скуратов
Проект:
Жилой комплекс на ул. Пырьева, вл. 2 (Дом на Мосфильмовской)
Россия, Москва, ул. Пырьева, вл. 2

Авторский коллектив:
Сергей Скуратов, Сергей Некрасов – ГАП, Иван Ильин, Ю.Ковалева, Т.Груздева, И.Ильин, П.Карповский, А.Нигматулин, В.Пашкевич, В.Шульц, Ю.Фролов

2004 — 2005 / 2007 — 2012

Заказчик – ДОН-Строй. Конструкторы – «Проектно-строительное бюро И.Шипетина». Инженеры – «Проектно-производственная фирма Алексей Колубков». Строительные работы – «ГП СМУ-2» (Svargo).

07 Июля 2010

Анна Мартовицкая

Автор текста:

Анна Мартовицкая
Сергей Скуратов ARCHITECTS: другие проекты
Слабые токи: итоги «Золотого сечения»
Вчера в ЦДА наградили лауреатов старейшего столичного архитектурного конкурса, хорошо известного среди профессионалов. Гран-при получили: самая скромная постройка Москвы и самый звучный проект Подмосковья. Рассказываем о победителях и публикуем полный список наград.
Сергей Скуратов: «Небоскреб это баланс технологий,...
В марте две башни Capital towers достроили до 300-метровой отметки. Говорим с автором самых эффектных небоскребов Москвы: о высотах и пропорциях, технологиях и экономике, лаконизме и красоте супертонких домов, и о самом смелом предложении недавних лет – башне в честь Ле Корбюзье над Центросоюзом.
Дворы и башни: самарский эксперимент
Конкурсный проект «Самара Арена Парка», предложенный Сергеем Скуратовым, занял на конкурсе 2 место. Его суть – эксперимент с типологией жилых домов, галерейных и коридорных планировок кварталов в сочетании с башнями – наряду с чуткостью реакции на окружение и стремлением создать внутри комплекса полноценное пространство мини-города с градиентом ощущений и значительным набором функций.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
В пространстве парка Победы
В проекте жилого комплекса, который строится сейчас рядом с парком Поклонной горы по проекту Сергея Скуратова, многофункциональный стилобат превращен в сложносочиненное городское пространство с интригующими подходами-спусками, берущими на себя роль мини-площадей. Архитектура жилых корпусов реагирует на соседство Парка Победы: с одной стороны, «растворяясь в воздухе», а с другой – поддерживая мемориальный комплекс ритмически и цветом.
«Подделка под Скуратова»: Архсовет Москвы – 69
Архсовет Москвы отклонил новый проект школы в «Садовых кварталах», разработанный АБ Восток по следам конкурса, проведенного летом этого года. Сергей Чобан настоятельно предложил совету высказаться в пользу проведения нового конкурса. В составе репортажа публикуем выступление Сергея Чобана полностью.
Отражая солнце
Дом Сергея Скуратова в Николоворобинском срежиссирован до мелких нюансов. Он адаптирует три исторических фасада, интерпретирует ощущение сложного города, составленного из множества наслоений, – и ловит солнце, от восточного до западного.
Мыс доброй надежды
Показываем все семь проектов, участвовавших в закрытом конкурсе на создание концепции штаб-квартиры компании «Газпром нефть», а также приводим мнения экспертов.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Архсовет Москвы – 59
Архитектурный совет рассмотрел два крупных проекта: МФК на Киевской улице ТПО «Резерв», апартаменты с обширным подземным торговым пространством, и жилые башни Сергея Скуратова в Сетуньском проезде. Оба проекта приняты.
Долгожданная интервенция
В своей новой постройке Сергей Скуратов развивает тему баланса статики и динамики, продолжает эксперименты с кирпичными фасадами, апробирует новые элементы жилой архитектуры, но главное – решает накопившиеся градостроительные проблемы крупного фрагмента городской застройки.
Качество vs количество
Круглый стол «Погоня за радугой» на фестивале «Зодчество» стал заключительной чертой в обсуждении проблем архитектурного качества. Дискуссия сфокусировалась на вопросах профессиональной этики, ответственности архитектора и особенностях российской ментальности.
Сергей Скуратов: «Архитектура – как любовь»
О различии категорий качества и несовершенства, кайфе от архитектуры, везении конца девяностых, необходимости бороться за свой замысел, но и привлекать консультантов на самой ранней стадии работы – в интервью Сергея Скуратова для проекта «Эталон качества».
Взгляд вглубь
Коллекция арт-объектов проекта «Эталон качества», показанная на фестивале «Зодчество», наглядно продемонстрировала, как архитекторы соотносят ключевые ценности своей профессии и свое собственное творчество
Блестящий экс-корт
Известные всем любителям большого тенниса корты на Краснопресненской набережной бюро Сергея Скуратова прячет внутри живописного парка и «наращивает» пластинами жилых небоскребов.
Комета ЗИЛ
Два первых лота жилого комплекса ЗилАрт, спроектированные Сергеем Скуратовым, совмещают контекстуальный сюжет, апеллирующий к истории завода, с эмоциональной, артистической насыщенностью фактуры и деталей. Не зря они служат урбанистической заставкой – городским «фасадом» первой очереди комплекса.
Музейная экспансия
Публикуем статью историка архитектуры Марины Хрусталевой о стратегиях развития московских и петербуржских музеев, опубликованную в тематическом номере журнала «Проект Россия» – «Культура» (№ 80, июнь 2016).
Кирпичная оболочка Skuratov House
О том, как Сергей Скуратов полностью «обернул» дом кирпичом, найдя подходящую серию-сортировку в Германии на заводе Hagemeister, в самом дальнем углу склада, – и дав ей новую жизнь.
Скуратов-хаус
Дом на улице Бурденко – не очень новая, но заметная постройка. Она продолжает и развивает любимые темы Сергея Скуратова: дом фактурно-скульптурный, с шершавым и разнотоновым кирпичным фасадом. На городское окружение он смотрит столь же разносторонне, и впитывая, и отдавая эмоции.
Похожие статьи
Традиции орнамента
На фасаде павильона для собраний по проекту OMA при синагоге на Уилшир-бульваре в Лос-Анджелесе – узор, вдохновленный оформлением ее исторического купола.
Домики в кронах
Свайные гостевые домики по проекту бюро aoe обеспечивают постояльцам близость к природе и уединение.
Диалектический манифест
Высотный ЖК MOD, строительство которого начато в Марьиной роще рядом с территорией, на которой запланирована штаб-квартира РЖД, откликается на «центральный» контекст будущего городского окружения и в то же время позиционируется авторами как «манифест модернистских минималистичных принципов в архитектуре».
Околоземное пространство
Новый терминал аэропорта в Кемерово «Леонов» построен в «космические» сроки, несмотря на пандемию. Он стал одним из важных элементов стремительного развития города и зримо отразил свое посвящение первому выходу человека в открытый космос, как в интерьерах, так и на фасадах. Его главные «фишки»: эффект звездного неба и открытость.
В дуэте с ареной
Жилой комплекс West Half по проекту ODA в Вашингтоне построен рядом с бейсбольным стадионом и учитывает все аспекты такого соседства, включая свою «роль» в телетрансляциях матчей.
Высотная дактилоскопия
Ламели на фасадах высотного жилого комплекса Arté MK в Куала-Лумпуре по проекту SPARK обеспечивают защиту от солнца днем и декоративную подсветку ночью, а также повторяют узор отпечатка пальца заказчика.
Скелет суккулента
Сотрудники и студенты Штутгартского университета построили павильон с несущей конструкцией из льняного волокна, которая повторяет строение кактуса.
Старое и новое с коммерческим интересом
Реставрация и реконструкция исторического универмага La Samaritaine в центре Парижа повысила его «ценовую категорию», но дополнила его 96 социальными квартирами и яслями на 80 малышей. Новую часть комплекса спроектировало бюро SANAA.
Код пяти столетий
Старейшее существующее социальное жилье в мире, квартал Фуггерай в Аугсбурге, отмечает 500-летие: бюро MVRDV спроектировало для него юбилейный павильон и займется поисками «кода Фуггерай» для доступного жилья будущего.
Острые профили
На фасадах жилого дома в Иокогаме тонкие панели из преднапряженного бетона защищают интерьер от солнца, разделяют балконы соседних квартир и кадрируют виды города. Авторы проекта – Akira Koyama + Key Operation Inc. / Architects.
«Любимый пациент»
В Берлине открывается после реконструкции и реставрации по проекту David Chipperfield Architects Новая национальная галерея – позднее творение Людвига Мис ван дер Роэ.
Спиральный подход
Здание школы в Нурсултане, выполненное Верой Бутко и Антоном Надточим полностью, от концепции до стадии РД, стало воплощением авторской методики по созданию современной образовательной среды, над которой архитекторы ATRIUM работают много лет. Среди основных ее принципов – создание вдохновляющего пространства, мотивирующего к созидательной творческой деятельности. Поэтому новая школа получила форму орнаментированной золотистой спирали, которая символизирует восхождение к знаниям, а внутри здание представляет собой сложно организованный многофункциональный «город в городе» с многоярусными атриумами, амфитеатрами и вариативными маршрутами.
Стальные грани
В музее Ордрупгор в пригороде Копенгагена открылось для публики подземное крыло по проекту бюро Snøhetta: его перекрытия покрыты многогранным стальным «кожухом», который преломляет и отражает свет.
Кортеновая спираль
Смотровая башня Marsk Tower по проекту BIG открывает любителям природы виды датского национального парка «Ваттовое море».
Архитектурная реабилитация
Исправительное учреждение Anstalten в Гренландии по проекту бюро Schmidt Hammer Lassen и Friis & Moltke расположено на берегу моря; окна – без решеток, и из них открываются виды фьорда.
Экологичный поворот
История о том, как планы прокладки дороги по границе парка превратились в планы по сохранению экосистемы и благоустройства прогулочных маршрутов.
Обтекаемые формы
В Германии сдан в эксплуатацию первый дом, напечатанный на 3D-принтере. Авторы проекта – MENSE-KORTE ingenieure+architekten, за печать отвечали PERI AG.
Казимир из Кемерова
Проект филиала Русского музея для Сибирского кластера искусств основан на идеях супрематизма: первофигурах, динамизме цвета и формы.
«Технологический оптимизм»
Бюро AL_A представило проект первой в мире электростанции на термоядерном синтезе: она заработает недалеко от Оксфорда в 2025. Технология разработана канадской компанией General Fusion.
Крыша «фестонами»
Бюро BIG представило проект транспортного узла для шведского города Вестерос: он свяжет разделенные железнодорожными путями части города.
Поток и линии
Проекты вилл Степана Липгарта в стиле ар-деко демонстрируют технический символизм в сочетании с утонченной отсылкой к 1930-м. Один из проектов бумажный, остальные предназначены для конкретных заказчиков: топ-менеджера, коллекционера и девелопера.
Проект для неопределенного будущего
Образовательный центр для детей с «органическим» садом и огородом в Мехико задуман как экономически самодостаточный и не просто ресурсоэффективный, а почти автономный. Кроме того, его можно разобрать и использовать все материалы повторно. Авторы проекта – бюро VERTEBRAL.
Старые-новые арки
Напечатанный на 3D-принтере бетонный мост Striatus по проекту Zaha Hadid Architects и специалистов Высшей технической школы ETH Zürich благодаря своей традиционной сводчатой конструкции очень устойчив – в прямом и экологическом смысле.
Связь с прошлым и будущим
Нидерландские мастерские Benthem Crouwel и West 8 выиграли конкурс на проект нового вокзала в Брно: этот архитектурный конкурс стал крупнейшим в истории Чехии.
Арт-трансформер
Art Barn, архив, хранилище работ и рисовальная студия британского скульптора Питера Рэндалла-Пейджа в холмах Девона, способен менять форму в зависимости от текущих нужд, а также сам себя обеспечивает электричеством. Автор проекта – Томас Рэндалл-Пейдж.
Технологии и материалы
Клинкерная брусчатка Penter: универсальное решение для...
Природная естественность – вот главная характеристика эстетических качеств клинкерной брусчатки Penter. Действительно, она изготавливается из глины без добавления искусственных красителей, а потому всегда органично смотрится в любом ландшафте. В сочетании с лаконичной традиционной формой это позволяют применять ее для самого широкого спектра средовых разработок – от классицизирующих до новаторских.
Долина Муми-троллей
Компания «Новые Горизонты» представила тематические площадки, созданные по мотивам знаменитых историй Туве Янссон и при участии законных правообладателей: голубая башня, палатка, бревно-тоннель и другие чудеса Муми-Долины.
Секреты городского пейзажа
В творчестве известного архитектора-неоклассика Михаила Филиппова мансардные окна VELUX используются практически во всех проектах, начиная с его собственной квартиры и мастерской и заканчивая монументальными ансамблями в центре Москвы и Тюмени. Об умном применении мансардных окон и их связи с силуэтом городских крыш мастер дал развернутый комментарий порталу archi.ru.
Золотисто-медное обрамление
Откосы окон и входные порталы, обрамленные панелями из алюминия Sevalcon, завершают и дополняют архитектурный образ клубного дома «Долгоруковская 25», построенного в неорусском стиле рядом с колокольней Николая Чудотворца.
Как защитить деревянную мебель в доме и на улице: разновидности...
Деревянные изделия ручной работы не выходят из моды, а потому деревянную мебель используют как в интерьерах, так и для оборудования уличных зон отдыха. В этой статье расскажем, как подобрать оптимальный защитный состав для деревянных изделий.
Русское высотное
Последние несколько лет в России отмечены новой волной интереса к высотному строительству, не просто высокоплотному, а именно башням. Об одной из них известно, что ее высота будет 703 м, что вновь претендует на европейский рекорд. Но дело, конечно, не только в высоте – происходит освоение нового формата: башен на стилобате, их уже достаточно много. Делаем попытку систематизировать самые новые из построенных небоскребов и актуальные проекты.
Чувство города
Бизнес-парк «Ростех-Сити» построен на Северо-Западе Москвы. Разновысотная застройка, облицованная затейливым клинкерным кирпичом разнообразных миксов Hagemeister, придаёт архитектурному ансамблю гуманный масштаб традиционного города.
Великолепный дизайн каждой детали – Graphisoft выпускает...
Обновления версии отвечают пожеланиям пользователей и обеспечивают значительные улучшения при проектировании, визуализации, создании документации и совместной работе в Archicad, BIMx и BIMcloud, что делает Archicad 25 версией, как никогда прежде ориентированной на пользователя
Стильная сантехника для новой жизни шедевра русского...
Реставрация памятника авангарда – ответственная и трудоемкая задача. Однако не меньший вызов представляет необходимость приспособить экспериментальный жилой дом конца 1920-х годов к современному использованию, сочетая актуальные требования к качеству жизни с лаконичной эстетикой раннего модернизма. В этом авторам проекта реставрации помогла сантехника немецкого бренда Duravit.
Кирпич Terca из Эстонии – доступная европейская эстетика
Эстонский кирпич соединяет в себе местные традиции и высокотехнологичное производство мирового уровня под маркой Wienerberger. Технические преимущества облицовочного кирпича Terca особенно ценны в нашем северном климате – благодаря им фасады не потеряют своих эстетических качеств, а постройки будут долговечными.
Прочные основы декора. Методы Hilti для крепления стеклофибробетона
Методы HILTI позволяют украшать фасад сложными объемными формами, в том числе карнизами, капителями, кронштейнами и узорными панелями из стеклофибробетона, отлично имитируя массивные элементы из натурального камня и штукатурки при сравнительно меньшем весе и стоимости.
Дайте ванной право быть главной!
Mix&Match – простой и понятный инструмент для создания «журнального» дизайна ванной комнаты. Воспользуйтесь концепцией от Cersanit с десятками комбинаций плитки и керамогранита разного формата, цвета и фактуры для трендовых интерьеров в разных стилях. Идеально подобранные миксы гармонично дополнят вашу идею и помогут сократить время на создание проекта.
Современная архитектура управления освещением
В понимании большинства людей управлять освещением – это включать, выключать свет и менять яркость светильников с помощью настенных выключателей или дистанционных пультов. Но управление освещением гораздо глубже и масштабнее, чем вы могли себе представить.
Чистота по-австрийски
Самоочищающаяся штукатурка на силиконовой основе Baumit StarTop – новое поколение штукатурок, сохраняющих фасады чистыми.
Кто самый зеленый
14 небоскребов из разных частей света, которые достраиваются или планируются к реализации: уже не такие высокие, но непременно энергоэффективные и поражающие воображение.
Советы проектировщику: как выбрать плоттер в 2021 году
Совместно с компанией HP, лидером рынка широкоформатной печати, рассматриваем тенденции, новые программные и технические решения и формулируем современные рекомендации архитекторам и проектировщикам, которым требуется выбрать плоттер.
Сейчас на главной
Печатные, но наполовину
В Техасе выставили на продажу дома, возведенные при помощи 3D-принтера. Приобрести высокотехнологичное жилище можно за 745 000 долларов.
Шкала времени Кумертау
Проект-победитель конкурса Малых городов: с помощью малых форм архитекторы рассказывают историю возникшего на буроугольном разрезе поселения, активируют центральную улицу и готовят почву для насыщенной социальной жизни.
Дерево живет и регулярно побеждает
Невзирая на вирусы и прочих короедов современная русская деревянная архитектура демонстрирует чудеса выживаемости. Определен шорт-лист премии АРХИWOOD – 12-й по счету. Куратор премии Николай Малинин представляет финалистов.
Buena vista
Проект частного дома в Подмосковье архитектор Роман Леонидов назвал Buena Vista, то есть хороший вид по-испански. И действительно, великолепный вид откроется не только из дома с бельведером, стоящего на возвышении, но и сама вилла на холме предназначена для созерцания из партера парка. В общем, буэна виста и бельведер, с какой стороны ни посмотреть.
Кирпичный текстиль
На фасадах офисного здания по проекту Make Architects в Солфорде – кирпичная кладка, имитирующая традиционные для этого города ткани.
Большая Астрахань live
Гибкое улучшение связности территорий, развитие полицентричности, улучшение качества жизни, экологичные инновации – все эти решения проекта-победителя конкурса на мастер-план Астраханской агломерации, разработанного консорциумом под руководством Института Генплана Москвы, основаны на синтезе профессиональных аналитических инструментов, позволяющих оценивать последствия решений в динамике, и общения с жителями города.
Архив архитектуры
В Музее архитектуры открылась выставка «Профессия – реставратор», первая из экспозиций, приуроченных к будущему юбилею. Нетрадиционная тема позволяет показать работу не самых заметных, но очень важных для музея людей – тех, кто восстанавливает предметы и готовит их к хранению и показу.
Вода для жизни
Пятый, а значит юбилейный по счету форум «Среда для жизни» прошел в Нижнем Новгороде сразу после юбилейных торжеств, посвященных 800-летию города, и стал, в сущности, частью празднования. В то же время среди показанных проектов лидировали решения, связанные с временно затопляемыми территориями, что можно признать одной из актуальных тенденций нашего времени.
Градсовет Петербурга 8.09.2021
Градсовет рассмотрел новый вариант перестройки станции метро «Фрунзенская»: проект от московских архитекторов, Единый диспетчерский центр и противоречивый традиционализм.
Медовая горка
Проект-победитель конкурса Малых городов для города Куртамыш: террасированный парк, который дает возможность по-новому проводить досуг
Традиции орнамента
На фасаде павильона для собраний по проекту OMA при синагоге на Уилшир-бульваре в Лос-Анджелесе – узор, вдохновленный оформлением ее исторического купола.
Кочевники и пряности
Два проекта павильона ресторана катарской кухни, который мог появиться в Экспофоруме: не отработанный в Петербурге формат временной архитектуры, способный пропустить в город более смелые решения.
Магистры ЯГТУ 2021: «Тени забытых предков»
Работы выпускников кафедры архитектуры Ярославского государственного технического университета: анализ сталинской архитектуры, возвращение к жизни города-призрака, актуализация советских гаражей и маршрут по исправительно-трудовому лагерю.
Домики в кронах
Свайные гостевые домики по проекту бюро aoe обеспечивают постояльцам близость к природе и уединение.
Дерево с удостоверением
Объявлены финалисты премии за постройки из сертифицированной древесины WAF 2021. Среди них: самое крупное CLT-здание в США, микро-библиотека в Индонезии, офисный комплекс в Сиднее и киоск в Гонконге.
Химические реакции
Проект-победитель конкурса Малых городов раскрывает многогранность Щекино: в нем нашлось место Анне Карениной и Игорю Талькову, космонавтам и шахтерам, равно как и богатой природе тульского края, безбарьерной среде и разным видам досуга.
Диалектический манифест
Высотный ЖК MOD, строительство которого начато в Марьиной роще рядом с территорией, на которой запланирована штаб-квартира РЖД, откликается на «центральный» контекст будущего городского окружения и в то же время позиционируется авторами как «манифест модернистских минималистичных принципов в архитектуре».
Мечта Азимова
Проект DNK ag победил в конкурсе на АГО Национального центра физики и математики в Сарове, проведенного корпорацией Росатом совместно с МГУ, РАН и Курчатовским институтом.
Ре-Школа 2021: Соловки
Третий учебный год Ре-Школа посвятила Соловецкому архипелагу и подготовке жизнеспособной концепции сохранения трех объектов на Банном озере. Об эмоциональных и по-настоящему научных открытиях, которые состоялись за два семестра, рассказывает руководитель школы Наринэ Тютчева.
Околоземное пространство
Новый терминал аэропорта в Кемерово «Леонов» построен в «космические» сроки, несмотря на пандемию. Он стал одним из важных элементов стремительного развития города и зримо отразил свое посвящение первому выходу человека в открытый космос, как в интерьерах, так и на фасадах. Его главные «фишки»: эффект звездного неба и открытость.