English version

Сергей Скуратов: «Я буду отстаивать свой дом...»

Последние три недели в центре внимания столичной прессы находится «Дом на Мосфильмовской». Правда, на этот раз поводом для многочисленных публикаций стали не архитектурные достоинства проекта и даже не обилие полученных им профессиональных наград. Столичные власти неожиданно признали в знаменитом небоскребе самострой и пообещали демонтировать его примерно на четверть. С просьбой прокомментировать эту ситуацию мы обратились к автору «Дома на Мосфильмовской» архитектору Сергею Скуратову.

Анна Мартовицкая

Автор текста:
Анна Мартовицкая

07 Июля 2010
mainImg
Архитектор:
Сергей Скуратов
Проект:
Жилой комплекс на ул. Пырьева, вл. 2 (Дом на Мосфильмовской)
Россия, Москва, ул. Пырьева, вл. 2

Авторский коллектив:
Сергей Скуратов, Сергей Некрасов – ГАП, Иван Ильин, Ю.Ковалева, Т.Груздева, И.Ильин, П.Карповский, А.Нигматулин, В.Пашкевич, В.Шульц, Ю.Фролов

2004 — 2005 / 2007 — 2012

Заказчик – ДОН-Строй. Конструкторы – «Проектно-строительное бюро И.Шипетина». Инженеры – «Проектно-производственная фирма Алексей Колубков». Строительные работы – «ГП СМУ-2» (Svargo).

Архи.ру: Сергей Александрович, «Дом на Мосфильмовской» – одна из самых известных, если не сказать знаменитых, новостроек Москвы. Количество этажей этого объекта и его высота постоянно афишировались девелопером, в том числе и в ходе рекламной кампании нового ЖК. Как в принципе могло получиться, что власти города несколько лет не обращали внимания на эти цифры и вдруг заметили их? Когда Вы впервые узнали о том, что с реализацией проекта могут возникнуть проблемы?

С.Скуратов: Первые звоночки прозвучали осенью прошлого года. Тогда коллеги рассказали мне о том, что в кулуарах Общественного совета мэр Москвы Юрий Лужков отрицательно высказывался о «Доме на Мосфильмовской». Правда, о высоте объекта, насколько я понимаю, речь тогда совершенно не шла. Мэра, скорее, не устраивала архитектура комплекса, которая казалась ему слишком яркой и современной. Спустя какое-то время, уже в этом году, ко мне обратился заказчик – компания «ДОН-Строй» – с просьбой разработать несколько новых вариантов завершения башни. Я не был убежден в необходимости этого, но просьбу выполнил. В одном из вариантов попробовал увеличить количество матового стекла, в другом добавил стекла со сложной поверхностью, заставляющие дом сверкать, в третьем увеличил уклон плоскости кровли. Все эти варианты действительно несколько меняли облик дома, но требовали больших конструктивных изменений, и я, честно говоря, не очень понимал, зачем идти на подобное усложнение и удорожание проекта, так как не подозревал тогда, что с согласованием уже почти построенного объекта могут быть какие-то сложности. И, насколько я знаю, все новые варианты были показаны мэру, однако не удовлетворили его. Прошло еще какое-то время, примерно месяц, и вдруг как гром среди ясного неба – диагноз «самострой».

Архи.ру: В официальных заявлениях властей постоянно фигурирует тот факт, что габариты этого объекта и, в частности, его высота не были согласованы девелопером перед началом строительства. Насколько это соответствует действительности?

С.Скуратов: Как вы, конечно, знаете, в Москве невозможно начать строительство, не имея на руках разрешительной документации. Проект «Дома на Мосфильмовской» был согласован, и только после этого началась подготовка стройплощадки и работа над фундаментом, однако затем проект действительно был изменен. Объясню, как и почему это произошло.

Дело в том, что сначала «ДОН-Строй» планировал реализовать две очереди жилого комплекса, а именно построить две одинаковые пары домов, состоящие из пластины и башни. Был выделен участок соответствующих габаритов, просчитаны и утверждены ТЭПы. Однако позже заказчик отказался от идеи двух очередей в пользу одной, но уникальной – как по своей архитектуре, так и по качеству исполнения, – пары зданий. Башня изначально проектировалась скрученной, но это неизбежно влекло за собой очень высокие расходы на строительные материалы, в частности, каждую панель фасада пришлось бы изготавливать по отдельному шаблону. И когда в шведском Мальмё состоялось открытие небоскреба Turning Torso Сантьяго Калатравы, «ДОН-Строй» окончательно отказался от идеи столь сложного решения небоскреба – мало того, что оно было слишком дорогим, так еще и могло быть воспринято как заимствование. Я разработал новый проект башни, в котором первоначальный плавный изгиб заменил на его геометризованную имитацию.

Эта диагональ совершенно явно требовала другой высоты, о чем я и сообщил заказчику. Должен сказать, что первоначальная высота – 165 метров – была продиктована Центром ландшафтно-визуального анализа, который опасался, что новый комплекс исказит панораму Новодевичьего монастыря. Ранее эта цифра была подвергнута критике со стороны Архитектурного совета – эксперты совершенно справедливо отметили, что в панораме Воробьевых гор 165-метровая башня смотрится обрубком, «недоскребом». Башне отчетливо не хватало стройности, и даже геометрия и пластика фасада ее не спасали. И лишь когда я сделал ее выше почти на 50 метров, композиция зазвучала в полную силу. Этот новый вариант безоговорочно понравился заказчику, а главный архитектор города Александр Кузьмин сказал, что сможет согласовать объект такой высоты только при условии, если против строительства 200-метрового небоскреба не будет возражать ЮНЕСКО (монастырь входит в число объектов, охраняемых этой организацией). Насколько я знаю, «ДОН-Строй» тут же отправил в Париж все материалы по проекту, и согласие ЮНЕСКО было получено.

И, честно говоря, с тех пор я совершенно не беспокоился за судьбу «Дома на Мосфильмовской», а просто делал все от меня зависящее для того, чтобы он был построен максимально качественно. Должен признать, в этом заказчик всегда и всецело шел мне навстречу, не жалея средств на создание во всех смыслах уникального комплекса. Многочисленными подтверждениями этого факта стали профессиональные награды, как архитектурные, так и в сфере коммерческой недвижимости и девелопмента, полученные «Домом на Мосфильмовской». Кроме того, проект успешно выставлялся в Каннах и Венеции, где его видели и хвалили все первые лица города, – и все это лично у меня не оставляло сомнений в том, что новая высота небоскреба (213 метров) ни у кого не вызывает вопросов.

Архи.ру: Откуда взялась цифра 22 этажа? От 213 метров чиновники отнимают согласованные 165?

С.Скуратов: Честно говоря, не знаю. Даже если речь идет о разнице именно этих цифр, то это не более 12 этажей. Парадокс ситуации в том, что я не видел никаких документов. Фактически главный архитектор проекта к урегулированию конфликта не допущен, все решают между собой заказчик и власть. Впрочем, такова особенность работы с «ДОН-Строем» – эта компания всегда берет на себя все взаимоотношения с чиновниками. 

Архи.ру: Насколько пострадают архитектура и конструктивная схема здания в случае его частичного демонтажа?

С.Скуратов: Проблемы, прежде всего, коснутся конструктива здания. Дело в том, что каждая часть жилого комплекса (башня, «пластина» и низкоэтажный объем между ними) стоит на своем фундаменте, и если какую-то часть перегрузить или недогрузить, она «потянет» за собой соседа. Если башню сейчас укоротить, дом после сдачи в эксплуатацию не займет свое проектное положение и соседним объектам грозят деформации.

Существенно исказятся пропорции и колористика башни. Ведь главной темой ее фасада является муар, постепенный переход от темного тона к белоснежному, и если светлая верхушка будет отрезана, башня окажется просто неравномерно и нелепо окрашенной. Вообще архитектура этой высотной доминанты выверена до мелочей – я стремился сделать нетрадиционное завершение небоскреба, без тяжелого заключительного тектонического аккорда, и, считаю, что после долгих поисков мне это удалось (хотелось бы надеяться). Во многом именно за счет белоснежного цвета верхних этажей и больших окон со стеклами сложной конфигурации, которые развернуты к пластине и перекликаются с ее фасадом. В градостроительном плане демонтаж части небоскреба только ухудшит ситуацию. В этой части известной панорамы не было никаких знаковых ориентиров, она казалась незаконченной. 

Архи.ру: Существуют ли альтернативные варианты разрешения конфликта, помимо сноса «лишних» этажей?

С.Скуратов: Конечно! Практика экономического воздействия на активно строящего заказчика у нас широко распространена. Такой заказчик в погашение своей вины может заплатить штраф в казну города, предоставить часть квартир очередникам, проживающим в данном районе, или выделить часть помещений под общественные функции. Кстати, последний вариант мы с Максимом Блажко обсуждали: пентхаус, расположенный на самом верхнем этаже и имеющий потрясающий вид на Москву, можно превратить в галерею, обзорную площадку, конференц-зал, наконец. Я бы понял такую меру, как частичный демонтаж здания, если бы речь шла о строительстве в историческом центре города, или в том случае, если бы мы кардинально испортили своим домом инсоляцию всех окрестных домов. Но инсоляция была самым тщательным образом просчитана, а жалобы местных жителей, если и были, касались лишь долгих сроков самого строительства.

Архи.ру: Известны ли Вам другие случаи, когда уже практически построенное и многократно отмеченное профессиональными премиями здание частично демонтировалось?

С.Скуратов: Нет, я о подобной практике никогда не слышал. И именно это пугает меня больше всего. Ведь в том случае, если «Дом на Мосфильмовской» будет частично снесен, это создаст абсурдный и в то же время, на мой взгляд, очень опасный прецедент – фактически это будет означать, что уничтожить, убрать с глаз долой можно любой вновь построенный объект, который чем-то неугоден нынешней власти. Как тогда вообще защищена профессия архитектора и есть ли в ней смысл?..

Архи.ру: Откажетесь ли Вы в этом случае от авторства?

С.Скуратов: Честно говоря, сейчас я не готов ответить на этот вопрос... Но я точно знаю, что буду отстаивать свой дом до конца.

фото Ю.Пальмина
фото Ю.Пальмина
фото Ю.Пальмина
фото Ю.Пальмина
фото Ю.Пальмина
фото Ю.Пальмина
фото Ю.Пальмина
фото Ю.Пальмина
фото Ю.Пальмина
фото Ю.Пальмина
фото Ю.Пальмина
Продольный разрез комплекса
Открытое письмо Bсeмиpного совета по высотным зданиям и городской среде (CTBUH) мэру Москвы Юрию Лужкову (англ.)
Открытое письмо Bсeмиpного совета по высотным зданиям и городской среде (CTBUH) мэру Москвы Юрию Лужкову (рус.)
Архитектор:
Сергей Скуратов
Проект:
Жилой комплекс на ул. Пырьева, вл. 2 (Дом на Мосфильмовской)
Россия, Москва, ул. Пырьева, вл. 2

Авторский коллектив:
Сергей Скуратов, Сергей Некрасов – ГАП, Иван Ильин, Ю.Ковалева, Т.Груздева, И.Ильин, П.Карповский, А.Нигматулин, В.Пашкевич, В.Шульц, Ю.Фролов

2004 — 2005 / 2007 — 2012

Заказчик – ДОН-Строй. Конструкторы – «Проектно-строительное бюро И.Шипетина». Инженеры – «Проектно-производственная фирма Алексей Колубков». Строительные работы – «ГП СМУ-2» (Svargo).

07 Июля 2010

Анна Мартовицкая

Автор текста:

Анна Мартовицкая
Сергей Скуратов ARCHITECTS: другие проекты
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
В пространстве парка Победы
В проекте жилого комплекса, который строится сейчас рядом с парком Поклонной горы по проекту Сергея Скуратова, многофункциональный стилобат превращен в сложносочиненное городское пространство с интригующими подходами-спусками, берущими на себя роль мини-площадей. Архитектура жилых корпусов реагирует на соседство Парка Победы: с одной стороны, «растворяясь в воздухе», а с другой – поддерживая мемориальный комплекс ритмически и цветом.
«Подделка под Скуратова»: Архсовет Москвы – 69
Архсовет Москвы отклонил новый проект школы в «Садовых кварталах», разработанный АБ Восток по следам конкурса, проведенного летом этого года. Сергей Чобан настоятельно предложил совету высказаться в пользу проведения нового конкурса. В составе репортажа публикуем выступление Сергея Чобана полностью.
Отражая солнце
Дом Сергея Скуратова в Николоворобинском срежиссирован до мелких нюансов. Он адаптирует три исторических фасада, интерпретирует ощущение сложного города, составленного из множества наслоений, – и ловит солнце, от восточного до западного.
Мыс доброй надежды
Показываем все семь проектов, участвовавших в закрытом конкурсе на создание концепции штаб-квартиры компании «Газпром нефть», а также приводим мнения экспертов.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Архсовет Москвы – 59
Архитектурный совет рассмотрел два крупных проекта: МФК на Киевской улице ТПО «Резерв», апартаменты с обширным подземным торговым пространством, и жилые башни Сергея Скуратова в Сетуньском проезде. Оба проекта приняты.
Долгожданная интервенция
В своей новой постройке Сергей Скуратов развивает тему баланса статики и динамики, продолжает эксперименты с кирпичными фасадами, апробирует новые элементы жилой архитектуры, но главное – решает накопившиеся градостроительные проблемы крупного фрагмента городской застройки.
Качество vs количество
Круглый стол «Погоня за радугой» на фестивале «Зодчество» стал заключительной чертой в обсуждении проблем архитектурного качества. Дискуссия сфокусировалась на вопросах профессиональной этики, ответственности архитектора и особенностях российской ментальности.
Сергей Скуратов: «Архитектура – как любовь»
О различии категорий качества и несовершенства, кайфе от архитектуры, везении конца девяностых, необходимости бороться за свой замысел, но и привлекать консультантов на самой ранней стадии работы – в интервью Сергея Скуратова для проекта «Эталон качества».
Взгляд вглубь
Коллекция арт-объектов проекта «Эталон качества», показанная на фестивале «Зодчество», наглядно продемонстрировала, как архитекторы соотносят ключевые ценности своей профессии и свое собственное творчество
Блестящий экс-корт
Известные всем любителям большого тенниса корты на Краснопресненской набережной бюро Сергея Скуратова прячет внутри живописного парка и «наращивает» пластинами жилых небоскребов.
Комета ЗИЛ
Два первых лота жилого комплекса ЗилАрт, спроектированные Сергеем Скуратовым, совмещают контекстуальный сюжет, апеллирующий к истории завода, с эмоциональной, артистической насыщенностью фактуры и деталей. Не зря они служат урбанистической заставкой – городским «фасадом» первой очереди комплекса.
Музейная экспансия
Публикуем статью историка архитектуры Марины Хрусталевой о стратегиях развития московских и петербуржских музеев, опубликованную в тематическом номере журнала «Проект Россия» – «Культура» (№ 80, июнь 2016).
Кирпичная оболочка Skuratov House
О том, как Сергей Скуратов полностью «обернул» дом кирпичом, найдя подходящую серию-сортировку в Германии на заводе Hagemeister, в самом дальнем углу склада, – и дав ей новую жизнь.
Скуратов-хаус
Дом на улице Бурденко – не очень новая, но заметная постройка. Она продолжает и развивает любимые темы Сергея Скуратова: дом фактурно-скульптурный, с шершавым и разнотоновым кирпичным фасадом. На городское окружение он смотрит столь же разносторонне, и впитывая, и отдавая эмоции.
Территория мечты
Картины Валерия Кошлякова и пространство Сергея Скуратова образовали тесный симбиоз в размышлениях об образе России и русской мечте. Получилось светло и многозначно. Мы же попробовали разгадать ребус и понять, в чем смысл «нового образа России» в интерьере Русской гостиной вашингтонского Кеннеди-центра.
Башня над площадью
Проект для самого маленького, но градостроительно важного участка «Садовых кварталов»: пластическое и знаковое завершение замысла.
Ключ к острову
Проект Сергея Скуратова для Софийской набережной тщательно привязывает римские ассоциации и красоту внутренних противоречий современной архитектуры к московскому контексту. Итогом же становится новая городская ось, где вид на кремлевскую башню должен затянуть туриста в перспективу, приведя по пешеходному бульвару к реке.
Берега отвесные, берега пологие
Сергей Скуратов предложил Казани концепцию архитектуры жилого района, не только пронизанного множеством культурных смыслов и щедро обеспеченного общественными функциями, но ещё и рассчитанного на панельное строительство.
Похожие статьи
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.
Содержание крупнее формы
Музей художественного образования Хуамао близ Нинбо по проекту Алвару Сиза и Карлуша Каштанейра – это компактный темный объем с наполненным светом просторным интерьером.
Пятый элемент
Клубный дом во Всеволожском переулке оперирует сочетанием дорогих фактур камня и металла, погружая их в буйство орнаментики. Дом представляется фантазией на темы театра эпохи модерна и символизма, разновидностью восточной сказки, что парадоксальным образом позволяет ему избежать прямой стилизации и стать отражением одной из сторон современной московской жизни.
Ходить по воде
Благоустройство, которое сделало спальный микрорайон не только комфортным, но и запоминающимся.
Летят перелетные птицы
В Чжухае на южном побережье Китая строится крупный центр искусств по проекту Zaha Hadid Architects: его самая заметная часть, модульный навес, должен напоминать летящих клином перелетных птиц.
Трамплины и патио
Центром усадьбы в Антоновке, спроектированной Романом Леонидовым, стал внутренний двор с перголами, напоминающий хозяину об отдыхе в экзотических странах. Открытые деревянные конструкции подчеркнули устремленные вверх диагонали односкатных крыш.
Башни с талией
Архитекторы Heatherwick Studio спроектировали жилой комплекс 1700 Alberni в Ванкувере – с озелененными балконами и рассчитанными на комфорт пешеходов нижними этажами.
Сложный белый
Спортивный центр на берегу Суздальского озера – редкий пример того, как архитекторы пошли до конца в отстаивании своих идей. Ответом на ограничения участка и пожелания заказчика стала изощренная композиция, уравновешенная чистотой линий и лаконичной отделкой.
Сложение растущего города
Жилой квартал «1147» разместился на границе старого «сталинского» района к северу и активно развивающихся территорий к югу от него. Его образ откликается на эту непростую роль: многосоставные кирпичные фасады – разные у соседних секций, их высота от 9 до 22 этажей, и если смотреть с улицы кажется, что фронт городской застройки из длинных узких объемов складывается в некий сложный ряд прямо у нас на глазах.
Один памятник вместо другого
Новый зал Мойнихана по проекту SOM для Пенсильванского вокзала в Нью-Йорке призван заменить общественные пространства снесенного в 1965 его исторического здания.
Технологии и материалы
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
Сейчас на главной
Полярная тихоходка
Зимовочный комплекс антарктической станции «Восток» рассчитан на экстремальные климатические условия и психологический комфорт исследователей.
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
Офис для концентрации идей
​Бюро «Т+Т Architects» спроектировало офис французской ИТ-компании, где сотрудники в любой точке помещения могут обсудить с коллегами или записать на стене новые идеи.
Пресса: Паоло Солери и Arcosanti: как построить Бога
Паоло Солери учился у Фрэнка Ллойда Райта, в художественной коммуне «Талиесин-Вест», и его оттуда выгнали — вероятно, из-за конфликта с Ольгой Ивановной Райт, женой великого мастера. Видимо, логика отталкивания и притяжения привели к тому, что хотя утопия Солери не имеет ничего общего с идеями Райта, сам тип жизни коммуной он воспроизвел.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.