English version

Олег Манов: «Середины нет, ее нужно постоянно доказывать либо создавать»

Олег Манов рассказывает о превращении бюро FUTURA-ARCHITECTS из молодого в зрелое: через верность идее создавать новое и непохожее, околоархитектурную деятельность, внимание к рисунку, макетам и исследование взаимоотношений нового объекта с его окружением.

Алёна Кузнецова

Беседовала:
Алёна Кузнецова

mainImg
Архитектор:
Олег Манов
0 Архи.ру:
Как Вы пришли к профессии архитектора? 

Олег Манов: 
Стать архитектором я решил еще в детстве, поскольку отец работал в «Проектном институте №1», а мать – в «Ленпроекте». Мы жили в коммунальной квартире на Мойке, окна выходили на Капеллу, а в садик я ходил на Дворцовую набережную. Когда мы ездили в спальные районы, я сильно удивлялся и спрашивал у мамы, как здесь живут люди. Я считал социальной несправедливостью, что кто-то живет в центре, а кто-то ютится в маленьких квартирах, в которых почему-то опустили потолки.
zooming
Олег Манов
© FUTURA-ARCHITECTS

Параллельно с общеобразовательной школой я закончил художественную, поступил в Академию художеств на архитектурный факультет. В Академии мне хотелось делать дома, не похожие на остальные, не похожие на то, чем занимаются мои родители – было полное ощущение, что это все одно и то же. Если вспомнить 1980-е, мы все ходили в одинаковой одежде, читали одинаковые газеты, в Академии я тоже столкнулся с одинаковостью: многие студенты шли по пути наименьшего сопротивления и заимствовали решения своих предшественников. У нас был методфонд с альбомами, полными массой одинаковых проектов, переходящих из года в год. За тягу к новому я платился, получал низкие оценки.

Тогда я понял, что будет сложно. Уже работая у Евгения Герасимова, я столкнулся с тем, что клиенты говорили: «Мы так никогда не делали, поэтому так делать не будем», строители говорили: «Это невозможно». С этим мы живем до сих пор, это для меня постоянный вызов. Но когда говорят: «Мы не умеем и не делали», то я понимаю, что мы идем правильно, именно этим мы сейчас и будем заниматься.
Архитектурная инсталляция КПП
© FUTURA-ARCHITECTS


Расскажите о работе в мастерской Евгения Герасимова. 

К Евгению Герасимову я пошел почти сразу после Академии художеств и проработал у него почти девять лет. Мастерскую я выбирал по объектам: уже тогда были сайты, где можно было посмотреть, что делает мастерская. Мне рассказывали, что там сложно, тяжело, нужно работать вечерами, но мне хотелось развиваться профессионально. Из крупных объектов я участвовал в проектировании гостиницы на площади Островского, «Невской ратуши», дома «Венеция» и комплекса в Ковенском переулке. 

Как пришло решение создать свое бюро? 

Идея делать то, что не похоже на окружение, осталась и вылилась в создание собственной мастерской. Мы открыли бюро с партнером Дмитрием – он отвечает за развитие, а творческий процесс, проектирование, взаимоотношения с сотрудниками и клиентами – моя тема. 

Сейчас мы целенаправленно стараемся делать объекты, не похожие на другие. Молодые амбициозные заказчики обычно к этому готовы, а с состоявшимися компаниями гораздо сложнее договориться о такой концепции, но мы всегда ее предлагаем – в результате у нас есть проекты для ЛСР, RBI, ЮИТ. Непохожесть и уникальность не обязательно проявляется в форме или взаимоотношении с окружением. Она может быть в интерьере, материалах и других деталях. 
Общественный центр в Новоселье
© FUTURA-ARCHITECTS


С каких проектов начинало бюро FUTURA-ARCHITECTS?

Наш первый крупный проект – музейный центр «Новая ферма» в ГМЗ «Петергоф». Это был очень стремительный объект: от переговоров до открытия прошло меньше года, при том, что задача стояла многоплановая – программа центра рассчитана на детей разного возраста, нужно было продумать помещения разного характера – от кинозала до лаборатории.
Музейный центр «Новая ферма» в ГМЗ «Петергоф»
© FUTURA-ARCHITECTS

Этого заказчика вы нашли благодаря изданию собственного журнала [где все иллюстрации были сделаны от руки, – прим. ред.] Расскажите, как еще околоархитектурная деятельность помогала развитию бюро?

Журнал, выставки, манифесты, архмитинги – все это способы по-разному проявить себя и найти клиентов в том числе. Выставки я делал уже в Академии, старался нащупывать разные способы реализации творческих задумок. Помню, по завершении крупной работы – я тогда подрабатывал, склеивая макеты – мне удалось поездить по Европе, посетить Париж, Берлин, Брюссель и Амстердам. По результатам поездки я сделал фотовыставку, тогда это было интересно.

В FUTURA-ARCHITECTS мы тоже пытались найти возможные точки соприкосновения с коллегами, клиентами, людьми, которым интересна архитектура. Как вариант это был журнал – мы сделали три выпуска [полистать можно здесь – прим.ред.]. При подготовке материалов мы познакомились с искусствоведами, которые занимались «Новой фермой», так и получили заказ. В дальнейшем мы поняли, что издавать журнал для архитектурного бюро слишком сложно, нужно открывать целое направление. Участие в выставках – более лайтовая деятельность, которую можно вести параллельно с работой. Сейчас мы приняли решение, что когда есть возможность полностью загрузить наши ресурсы проектами, то мы не отвлекаемся на выставки. 

Ваше особое отношение к архитектурной графике вынесено из Академии Художеств? Ручной эскиз – это всегда часть творческого процесса? Как вообще выстроен творческий процесс в мастерской?

Я придумываю не карандашом, как многие, наверняка, делают: вижу даже у нас в мастерской – человек уходит, а у него на столе все изрисовано. Это не мой способ. Я придумываю все в голове, а рисунок для меня – это инструмент, проверка пропорций и того, как объект выглядит с той или иной стороны. Иногда есть возможность сделать макет, иногда нет; бывает, что все происходит настолько быстро, что приходится сразу чертить детали в автокаде, как это было с домом на Гастелло. 
Дом на улице Гастелло
© FUTURA-ARCHITECTS

Но обычно мы делаем эскизы, макеты, BIM-модели, смотрим со всех сторон. Материал накопился большой. В конце 2019 года к нам обратился музей Щусева – сначала попросил работу для аукциона, а затем взял для архива эскизы построенных или реализуемых объектов – их получилось порядка 40. Одна работа уже давно хранится в Музее архитектурного рисунка Сергея Чобана в Берлине, чем я очень горжусь.
Рисунок «Невесомость», хранится в Музее архитектурного рисунка в Берлине
© FUTURA-ARCHITECTS

Поскольку есть понимание, как делать убедительные визуализации, а также есть желание участвовать в выставках и взаимодействовать с коллегами, я делаю эскизы «для себя», чтобы утвердить ту или иную идею. Когда есть похожая ситуация и нужно быстро что-то предложить, я обращаюсь к этим эскизам, и форма перерождается в реальный объект. Кирпичный ЖК «New Питер» именно так и родился – только не из эскиза, а из инсталляции, которую мы делали для выставки ОАМ в «Голицын лофте» с Ильей Юсуповым.
Инсталляция для выставки ОАМ в «Голицын лофте»
© FUTURA-ARCHITECTS
ЖК New Piter
© FUTURA-ARCHITECTS


Сейчас бюро уже десять лет – чего удалось достигнуть за это время, как развивалась мастерская?

Мы держались в рамках команды до 15 человек около пяти лет. Сейчас людей тоже относительно немного – 20-25 человек, но это позволяет делать параллельно 2-4 объекта, что важно. Вести один объект в наших условиях экстремально, потому что он может в любой момент остановиться, качественно выполнять более 5 объектов одновременно – нереально.  

После «Новой фермы» мы занимались интерьерами, ландшафтом и концепцией развития для бизнес-центра «Фландрия Плаза». С предложением жилого квартала мы заняли второе место на Первой молодежной архитектурной биеннале в Казани. Это дало возможность заключить еще один договор на жилой комплекс «Салават Купере», который мы делали совместно с двумя другими победителями – Сitizenstudio и бюро KRNV. Квартал планируется как социальное жилье, с нашей помощью застройщик рассчитывал внести туда ценность. Крупный объект «Уралвагонзавод» прошел согласование у трех главных архитекторов: Олега Рыбина, Юрия Митюрева и Владимира Григорьева. Все было готово к экспертизе, но проект заморозили. То же произошло и с конкурсным проектом для деревни Юкки, где мы проработали жилую застройку, административные здания, торговый комплекс и некоторое количество частных домов. Один из первых проектов для ЛСР – жилой дом на улице Гастелло, который не был реализован по той причине, что участок выкупил другой застройщик.
  • zooming
    1 / 7
    Предложение жилого квартала для Первой молодежной архитектурной биеннале в Казани
    © FUTURA-ARCHITECTS
  • zooming
    2 / 7
    Предложение жилого квартала для Первой молодежной архитектурной биеннале в Казани
    © FUTURA-ARCHITECTS
  • zooming
    3 / 7
    ЖК «Салават Купере»
    © FUTURA-ARCHITECTS
  • zooming
    4 / 7
    ЖК «Салават Купере»
    © FUTURA-ARCHITECTS
  • zooming
    5 / 7
    ЖК «Салават Купере»
    © FUTURA-ARCHITECTS
  • zooming
    6 / 7
    Научно-исследовательский центр «Уралвагонзавод»
    © FUTURA-ARCHITECTS
  • zooming
    7 / 7
    Проект реновации деревни Юкки
    © FUTURA-ARCHITECTS

В завершающей стадии сейчас находятся бизнес-центр и физкультурно-оздоровительный центр в Новоселье, спортивный центр в Озерках, летом будет сдан комплекс «New Питер». ЖК на Октябрьской набережной напротив Речного вокзала прошел АГО и экспертизу, в экспертизе находится объект для ЛСР на Московском проспекте. 
  • zooming
    1 / 4
    Физкультурно-оздоровительный центр в Новоселье
    © FUTURA-ARCHITECTS
  • zooming
    2 / 4
    Спортивный центр на Выборгском шоссе
    © FUTURA-ARCHITECTS
  • zooming
    3 / 4
    Жилой комплекс на Октябрьской набережной
    © FUTURA-ARCHITECTS
  • zooming
    4 / 4
    Дом на улице Егорова
    © FUTURA-ARCHITECTS

Процентов на 50 реализован пешеходный бульвар «Белые ночи», который пронизывает квартал «New Питер». Порядка пяти проектов по благоустройству мы сделали для RBI. Продолжили сотрудничество и с ГМЗ «Петергоф» – придумали квест для того, чтобы привлекать посетителей в отдаленные уголки парков, а также инсталляцию, в которой можно было бы делать выставки перед дворцом.  
  • zooming
    1 / 5
    Бульвар «Белых ночей» в ЖК NEW Питер
    © FUTURA-ARCHITECTS
  • zooming
    2 / 5
    Бульвар «Белых ночей» в ЖК NEW Питер
    © FUTURA-ARCHITECTS
  • zooming
    3 / 5
    Серия инсталляций «Петергоф будущего»
    © FUTURA-ARCHITECTS
  • zooming
    4 / 5
    Серия инсталляций «Петергоф будущего»
    © FUTURA-ARCHITECTS
  • zooming
    5 / 5
    Серия инсталляций «Петергоф будущего»
    © FUTURA-ARCHITECTS

Сейчас мы сужаем направления, больше фокусируемся на генпроектировании, поскольку ресурсы и узнаваемость увеличились. Но иногда, если поступает супернеобычное предложение, соглашаемся делать интерьер и благоустройство. 

В какой момент FUTURA-ARCHITECTS перестало быть «молодым бюро»? 

После 10 лет работы компанию уже точно не назовешь молодой. Но клиенты поступают проще и делят архитекторов на две категории: молодых, у которых хорошо получается рисовать визуализации, и опытных, которые могут делать проекты в роли генпроектировщиков. Какой-то середины в этом разделении нет, ее надо каждый раз доказывать, либо создавать. Компании, которые здорово придумывают, выступают генпроектировщиками, да еще и молоды, можно пересчитать по пальцам. 

С 2016 года вы входите в состав правления Санкт-Петербургского Союза архитекторов, с 2021 – в Объединение архитектурных мастерских (ОАМ) – что это дает?

Мы давно этого хотели и были рады приглашению. ОАМ – клуб не физических лиц, а юридических. Сейчас их ровно 16, членство дает возможность общаться на профессиональные темы и транслировать свои точки зрения вовне. Встречи могут дать толчок для преобразований, к примеру, в законодательных нормах – мы можем коллективно сделать предложение в КГА, КГИОП. 

В каком направлении будет развиваться FUTURA-ARCHITECTS? 

Нам интереснее всего заниматься двумя вещами. Первое: вопросами взаимоотношения нового объекта и его окружения. Формами зданий полон интернет, нового не придумаешь, а вот вариантов по взаимодействию с окружением бесконечное множество. В частности, сейчас мы работаем над главным штабом одной крупной компании, который будет находиться во дворе – он должен выглядеть презентабельно, при этом почти не виден ни с одной из улиц. Второе: как человек взаимодействует со зданием на уровне детали и материала. Оба эти момента можно прочувствовать, только оказавшись в конкретном месте – увидев объект своими глазами, подойдя к нему с разных сторон, заглянув внутрь. 
Архитектор:
Олег Манов

25 Мая 2022

Алёна Кузнецова

Беседовала:

Алёна Кузнецова
Похожие статьи
Устойчивость метода
ТПО «Резерв» в честь 35-летия покажет на Арх Москве совершенно неизвестные проекты. Задали несколько вопросов Владимиру Плоткину и показываем несколько картинок. Пока – без названий.
Сергей Надточий: «В своем исследовании мы формулируем,...
Недавно АБ ATRIUM анонсировало почти завершенное исследование, посвященное форматам проектирования современных образовательных пространств. Говорим с руководителем проекта Сергеем Надточим о целях, задачах, специфике и структуре будущей книги, в которой порядка 300 страниц.
Юлия Тряскина: «В современном общественном интерьере...
Новая премия общественных интерьеров IPI Award рассматривает проекты с точки зрения передовых тенденций современного мира и шире – сверхзадачи, поставленной и реализованной заказчиком и архитектором. Говорим с инициатором премии: о специфике оценки, приоритетах, страхах и надеждах.
Владимир Плоткин:
«У нас сложная, очень уязвимая...
В рамках проекта, посвященного высотному и высокоплотному строительству в Москве последних лет поговорили с главным архитектором ТПО «Резерв» Владимиром Плоткиным, автором многих известных масштабных – и хорошо заметных – построек города. О роли и задачах архитектора в процессе мега-строительства, о драйве мегаполиса и достоинствах смешанной многофункциональной застройки, о методах организации большой формы.
Александр Колонтай: «Конкурс раскрыл потенциал Москвы...
Интервью заместителя директора Института Генплана Москвы, – о международном конкурсе на разработку концепции развития столицы и присоединенных к ней в 2012 году территорий. Конкурс прошел 10 лет назад, в этом году – его юбилей, так же как и юбилей изменения границ столичной территории.
Якоб ван Рейс, MVRDV: «Многоквартирный дом тоже может...
Дом RED7 на проспекте Сахарова полностью отлит в бетоне. Один из руководителей MVRDV посетил Москву, чтобы представить эту стадию строительства главному архитектору города. По нашей просьбе Марина Хрусталева поговорила с Ван Рейсом об отношении архитектора к Москве и о специфике проекта, который, по словам архитектора, формирует на проспекте Сахарова «Красные ворота». А также о необходимости перекрасить обратно Наркомзем.
Илья Машков: «Нужен диалог между профессиональным...
Высказать замечания по тексту закона можно до 8 февраля на портале нормативных актов. В том числе имеет смысл озвучить необходимость возвращения в правовую сферу понятия эскизной концепции и уточнения по вопросам правки или искажения проекта после передачи исключительных прав.
Год 2021: что говорят архитекторы
Вот и наш новый опрос по итогам 2021 года. Ответили 35 архитекторов, включая главных архитекторов Москвы и области. Обсуждают, в основном, ГЭС-2: все в восторге, хотя критические замечания тоже есть. И еще почему-то много обсуждают минимализм, нужен и полезен, или наоборот, вреден и скоро закончится. Всем хорошего 2022 года!
Михаил Филиппов: «В ордерной системе проявляется...
Реализовав свою градостроительную методику в построенном в Сочи Горки-городе, крупных градостроительных проектах в Тюмени и в Сыктывкаре, известный архитектор-неоклассик Михаил Филиппов занялся оформлением своей методики в учебник. Некоторые постулаты своей теории архитектор изложил в интервью для archi.ru.
Ольга Большанина, Herzog & de Meuron: «Бадаевский позволил...
Партнер архитектурного бюро Herzog & de Meuron, главный архитектор проекта жилого комплекса «Бадаевский» Ольга Большанина ответила на наши вопросы о критике проекта, о том, почему бюро заинтересовала работа с Бадаевским заводом и почему после реализации комплекс будет таким же эффектным, как и показан на рендерах.
Татьяна Гук: «Документ, определяющий развитие города,...
Разговор с директором Института Генплана Москвы: о трендах, определяющих будущее, о 70-летней истории института, который в этом году отмечает юбилей, об электронных расчетах в области градпланирования и зарубежном опыте в этой сфере, а также о работе Института в других городах и об идеальном документе для городского развития – гибком и стратегическом.
Феликс Новиков: «Я никогда не предлагал заказчику...
Большое и очень увлекательное интервью с Феликсом Новиковым. О репрессированных родителях, погибшем брате, о переходе от классики к модернизму, об авторстве и соавторстве, о том, как обойти ограничения. По видео связи в Zoom, Hью-Йорк – Рочестер, штат Нью-Йорк, 16-17 Августа, 2021.
Авторский надзор: мытьем да катаньем
Разговор на АрхПароходе 2021 со Стасом Горшуновым: о том, как ему удается добиваться качественной реализации проектов, какие проблемы приходится решать, когда жертвовать гонораром, а когда идти на компромиссы.
ADM 2006–2021
В новой книге-портфолио ADM architects, посвященной 15-летию бюро, 37 проектов, все реализованные или строящиеся. Публикуем интервью с главой бюро Андреем Романовым и сообщаем, что теперь книгу можно купить на ozon.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
Сергей Чобан: «Я считаю очень важным сохранение города...
Задуманный нами разговор с Сергеем Чобаном о высотном строительстве превратился, процентов на 70, в рассуждение о способах регенерации исторического города и о роли городской ткани как самой объективной летописи. А в отношении башен, визуально проявляющих социальные контрасты и создающих много мусора, если их сносить, – о регламентации. Разговор проходил за день до объявления о проекте «Лахта-2», так что данная новость здесь не комментируется.
Энди Сноу: «Моя цель – соединить в архитектуре рациональное...
Английский архитектор Энди Сноу стал главным архитектором проектной компании GENPRO. Постройки Энди Сноу в Великобритании, выполненные в составе известных бюро, отмечены международными наградами. В России архитектор принимал участие в проектировании БЦ «Фабрика Станиславского», ЖК iLove и БЦ AFI2B на 2-й Брестской. Энди Сноу сравнил строительную ситуацию в России и Великобритании и поделился своим видением архитектурных перспектив России.
Бюро Никола-Ленивец: «Мы не решаем проблемы, а раскрываем...
Иван Полисский и Юлия Бычкова, управляющие партнеры Бюро Никола-Ленивец – о том, какие проблемы решает социокультурное проектирование, как развивать территории с помощью искусства и почему нельзя в каждом регионе создать свой Никола-Ленивец.
Сергей Скуратов: «Небоскреб это баланс технологий,...
В марте две башни Capital towers достроили до 300-метровой отметки. Говорим с автором самых эффектных небоскребов Москвы: о высотах и пропорциях, технологиях и экономике, лаконизме и красоте супертонких домов, и о самом смелом предложении недавних лет – башне в честь Ле Корбюзье над Центросоюзом.
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Технологии и материалы
Тульский кирпич
Завод BRAER под Тулой производит 140 миллионов условного кирпича в год, каждый из которых прослужит не меньше 200 лет. Рассказываем, как устроено передовое российское предприятие.
Стильная сантехника для новой жизни шедевра русского...
Реставрация памятника авангарда – ответственная и трудоемкая задача. Однако не меньший вызов представляет необходимость приспособить экспериментальный жилой дом конца 1920-х годов к современному использованию, сочетая актуальные требования к качеству жизни с лаконичной эстетикой раннего модернизма. В этом авторам проекта реставрации помогла сантехника немецкого бренда Duravit.
Своя игра
«Новые Горизонты» предлагают альтернативу импортным детским площадкам: авторские, надежные и функциональные игровые объекты, которые компания проектирует и строит уже больше 20 лет.
Клуб SURF BROTHERS. Масштаб света и цвета
При создании концепции освещения в первую очередь нужно задаться некой идеей, которая будет проходить через весь проект. Для Surf Brothers смело можно сформулировать девиз «Море света и цвета».
Преодолевая стены
Дом Skarnu apartamentai строился в самом сердце Старой Риги. Реализовать ключевые для архитектурного образа решения – наклонную и рельефную кладку – удалось с помощью системы BAUT.
Решения Hilti для светопрозрачных конструкций
Чтобы остекление было не только красивым, но надёжным и безопасным, изначально необходимо выбрать витражную систему, подходящую для конкретного объекта. В зависимости от задач, стоящих перед архитекторами и конструкторами, Hilti предлагает ряд решений и технологий, упрощающих работу по монтажу светопрозрачных конструкций и обеспечивающих надежность, долговечность и безопасность узлов их крепления и примыкания к железобетонному каркасу здания.
Квартира «в стиле Дружко»
Дизайнер Александр Мершиев о ремонте для телеведущего Сергея Дружко и возможностях преобразования пространства при помощи красок Sikkens.
Потолки для мультизадачных решений
Многообразие функциональных потолочных решений Knauf Ceiling Solutions позволяет комплексно решать максимально широкий спектр задач при создании комфортных, эстетически и стилистически гармоничных интерьеров.
Внутри и снаружи:
архитектурные решения КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®...
Системы КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®, включающие цементную плиту, обладают достоинствами, которые проявляют себя как в процессе монтажа, так и при отделке, и в эксплуатации. Они хорошо подходят для нетиповых решений. Вашему вниманию – подборка жилых комплексов с разнообразными примерами использования данной технологии.
Во всем мире: опыт использования систем КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®...
Разработанная компанией КНАУФ технология АКВАПАНЕЛЬ® отвечает высоким требованиям к надежности отделочных решений, причем как в интерьере, так и на фасадах. В обзоре – о том, как данная технология применяется за рубежом на примере известных – общественных и жилых – зданий.
Шесть общественных комплексов, реализованных с применением...
Технологии КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ® давно завоевали признание в отечественной строительной отрасли. Особенно в области общественных зданий, к которым предъявляются особые требования по безопасности, огнестойкости, вандалоустойчивости. При этом, технологии «сухого строительства» значительно сокращают монтажные работы.
Лахта Центр: вызовы и ответы самого северного небоскреба...
Не так давно, в 2021 году, в Петербурге были озвучены планы строительства, в дополнение к Лахта Центру, двух новых небоскребов. В тот момент мы подумали, что это неплохой повод вспомнить историю первой башни и хотя бы отчасти разобраться в технических тонкостях и подходах, связанных с ее проектированием и реализацией. Результатом стал разговор с Филиппом Никандровым, главным архитектором компании «Горпроект», который рассказал об архитектурной концепции и о приоритетах, которых придерживались проектировщики реализованного комплекса.
На заводе «Грани Таганая» открылась вторая производственная...
В конце 2021 года была открыта вторая производственная линия завода «Грани Таганая». Современное европейское оборудование позволяет дополнить коллекции FEERIA и «GRESSE» плиткой крупных форматов и производить 7 млн. квадратных метров керамогранита в год.
Сейчас на главной
Внутри смартфона
Офис компании VLP в Санкт-Петербурге напоминает современный гаджет – компактный, минималистичный и контрастный. Из других особенностей: зонирование с помощью растений и кабинет руководителей рядом с общей кухней.
Просьба не беспокоить
Secret Boutique Hotel, открывшийся в деловом квартале «Московский шелк», предлагает своим гостям камерность и приватность. Бюро Archpoint сделало каждый номер в чем-то особеным, а также продумало пространства для деловых или очень неформальных встреч.
Лесная шкатулка
Храм Вознесения Господня, построенный под Выборгом на фундаменте финской усадьбы, встраивается в пейзаж, достойный кисти Ивана Шишкина или Исаака Левитана. Внутреннее убранство храма одновременно минималистично и наполнено отсылками к истории места.
Взлет многофункционального подхода
Бюро ASADOV представило концепцию развития территории старого аэропорта Ростова-на-Дону. Четырехкилометровый бульвар на месте взлетно-посадочной полосы и квартальная застройка, помноженные на широкий диапазон общественно-деловых функций, включая, может быть, даже правительственную, позволят району претендовать на роль новой точки притяжения с высоким уровнем самодостаточности.
Черные ступени
Храм Баладжи по проекту Sameep Padora & Associates на юго-востоке Индии служит также для восстановления экологического равновесия в окружающей местности.
Мост-завиток
Проект пешеходного моста, предложенного архитекторами бюро ATRIUM Веры Бутко и Антона Надточего для Алматы, стал победителем премии A+A Awards портала Architizer в номинации «Непостроенная транспортная инфраструктура». Он и правда хорош: «висячий сад» в бетонных колоннах-кадках над городской трассой сопровожден завитками деревянных пандусов, которые в ключевой точке складываются в элемент национальной орнаментики.
Один большой плюс
Для новой фабрики норвежской мебельной компании Vestre бюро BIG выбрало простую, но функционально оправданную и многозначную форму в виде огромного знака плюс посреди лесного массива.
Душой и телом
Частный спа-комплекс, напоминающий галерею искусств: барельефы из переработанного пластика в зоне бассейна, NFT-искусство в баре и антикварная мебель в комнатах отдыха.
Новая устойчивость
Экспозиция молодых архитекторов NEXT стала одним из самых ярких и эмоционально насыщенных событий прошедшей Арх Москвы. Предлагаем виртуально познакомиться со всеми 13 объектами.
Атриум для жизни
Историческая штаб-квартира Голландской железнодорожной компании теперь вместила амстердамский филиал международной юридической фирмы. Авторы трансформации – архитекторы KCAP и дизайнеры интерьера Fokkema & Partners.
Неоновая трансформация
Устаревший сингапурский молл 1990-х превращен бюро SPARK в яркий молодежный аттракцион. Кроме перепланировки, архитекторы занимались «содержательной» стороной и большую роль отвели инфографике и указателям, в том числе неоновым.
Не серый, а цветной
Итогом последней проектно-исследовательской лаборатории, которую с 2018 года проводит петербургский офис международного архитектурного бюро MLA+, стала книга, посвященная серому поясу Петербурга. Ранее студенты и профессионалы раскрывали потенциал водных и зеленых территорий города.
Горская гавань
Конкурс на концепцию развития территории «Горская» завершился победой консорциума под лидерством Wowhaus, однако проект, вероятно, реализован не будет. Рассказываем о причинах и публикуем предложения победителей.
История вопроса
Эрик Валеев и бюро IQ разработали экспозиционный дизайн для выставки «Россия. Дорогами цивилизаций» в Историческом музее.
Под лаской пледа
Для семейной кондитерской в спальном районе Минска ZROBIM Architects создавали уютный интерьер без налета старомодности с помощью разнообразных фактур, штучной мебели и продуманного освещения.
Правильное хранение
Обновляя интерьер винного бутика на территории алтайского курорта, архитекторы студии Balcon сделали ассортимент частью дизайна и позаботились об условиях хранения.
Три слагаемых культуры
В Шэньчжэне завершилось строительство культурного центра района Баоань по проекту Rocco Design Architects. Третьим и самым важным его элементом стало здание театра.
Пресса: Сергей Скуратов: «Садовые кварталы» — это зеркало...
В начале 2022 года была завершена застройка жилых корпусов «Садовых кварталов» — знакового для Москвы комплекса, строившегося более десяти лет. О том, что в проекте удалось, что не удалось, о радостях и трудностях совместной работы звезд архитектуры рассказал знаменитый архитектор Сергей Скуратов.
Доступное жилье в деловом центре
Комплекс Émergence Lafayette в одном из крупнейших деловых районов Европы, лионском Пар-Дьё, призван принести туда жизнь за пределами рабочего дня и обеспечить доступными квартирами нуждающихся, в том числе – работающую молодежь.
Алтайский метаболизм
Структура нового корпуса филиала РАНХиГС в Барнауле напоминает дерево: к ограничениям небольшого участка здание приспосабливается с помощью ветвей-консолей, которые также допускают возможное расширение кампуса. Путь от проектирования до реализации занял всего 10 месяцев.
Сохранить спонтанное?
О том, как эксперты Нижнего Новгорода обсуждали судьбу Караваихи – городского района, сложившегося в 1920-е – 1950-е годы, а сейчас ставшего территорией КРТ.
Пресса: Как сетка квадратов стала первой утопией
Григорий Ревзин о Гипподаме и «гипподамовой планировке». Аристотель отнес Гипподама к числу предшественников Платона в деле изобретения идеального государства. Платон — отец утопии, так что Гипподам ее дед, и при всей шаткости этой генеалогии счет утопий можно начинать с него. Шаткость отчасти компенсируется тем, что Гипподама можно считать архитектором (хотя скорее — городским планировщиком). <...>
Арх Москва 2022: награды
Наград Арх Москвы, как всегда, много, на сей раз даже очень много. Рассказываем, кого за что отметили, вспоминаем прошедшую выставку. Важно: звание лучших архитекторов NEXT и обязанность делать экспозицию молодого архитектора получило бюро Надежды и Ильи Кореневых KRNV – за объект «Экзистенция».