Лезь на забор!

Молодые архитекторы Петербурга, организовав персональную выставку, объявили о рождении движения «максимализма». Публикуем их манифест и статью о выставке.

15 Сентября 2014
mainImg
Молодые, – как они сами о себе говорят, «класса до 35 лет», – архитекторы Петербурга на днях заявили о новом движении максимализма, организовали выставку (на форуме A.city «Ценности устойчивого развития») и написали статью о ней под говорящим псевдонимом Лиза Максимова. Участники движения – бюро Futura-Architects, Simmetria Architectural Bureau, Архитектурная мастерская Юсупова, Студия DA, TSANarchitects, Grey wood, RHIZOME group [удалены по просьбе бюро, заявили, что отношения к движению не имеют], студия RED. Название сформулировано как вызов минимализму, причем у приверженцев «стиля максимум» максимально всё: устойчивость, пластика, функциональность и даже «приспособленность к мнению жителей». На плакате красуется ироническое ‘less is a bore’ отца постмодернизма Роберта Вентури («лезь на забор!» – тут же пересмеивают наши максималисты), хотя предтечами – «стиль максимализм уже зародился» – авторы манифеста называют неомодернистов Калатраву, Хадид, а также Херцога и де Мёрона. 

Глядя со стороны можно было бы сказать, что градус иронии зашкаливает скорее в сторону пост-, чем неомодернизма. Между тем многократно наученные тем, что манифесты – это серьезно, публикуем и выдержки из манифеста, и не менее манифестарный текст статьи [еще раз подчеркиваем, статья и манифест написаны участниками выставки и публикуются в первоначальном виде]. Итак, слово архитекторам-максималистам.
Плакат выставки «максималистов» © авторов
***
Фрагмент манифеста – описание выставки: 
«Все мы давно знаем, что такое стиль минимализм. В архитектуре это в первую очередь минимум цвета – как правило, один белый. Это минимум деталей – как правило, их отсутствие. Это минимум разнообразия форм – как правило, квадрат или прямоугольник.

И по закону жанра на смену одной парадигме приходит другая. После социально ориентированной архитектуры конструктивизма пришел стиль ампир. Сегодня после стиля минимализм, ориентированного на тех, кто относится к узкому кругу адептов, появляется новый стиль – максимализм, ориентированный на широкий круг общественности.

Максимализм – это максимум пластики и цвета, максимум возможностей и комфорта, максимум разнообразия форм и функций.

Стоит обратить внимание на последние постройки таких известных архитекторов как Калатрава, Заха Хадид или Херцог и де Мёрон. И Вы увидите, что стиль максимализм уже зародился. В этой архитектуре  появляется больше цвета, деталей, орнаментов и разнообразия материалов. 

На смену аскетичным и простым формам приходят более сложные. Технологии проектирования и строительства совершенствуются с каждым годом, чтобы фантазию архитекторов сделать реальностью».
***

Выставка «MAXIMALISM» и заговор архитекторов
«Архитектура – вторая природа. Вернее, техника – вторая природа, как остроумно написал Мартин Хайдеггер. Но архитектура – это же часть техники. Действительно, она как целостная природная среда, она – везде: попробуй от неё спрячься! Разве что – в космос улететь.
zooming
На выставке © авторов

При всём при этом, жители-обыватели мало задумываются о «каких-то там домах» как об эстетической категории. И это, на самом деле, вполне обычная история. Вот идёте вы по улице, на небе облака, по обе стороны – здания. Ну, пролетело на небе облако одной формы, ну другой. Вот один дом, вот другой, вот – сто пятнадцатый. Вот тут в парке ёлочка высокая, а тут низкая. А у этой ёлки ветки все кривые… Ну и что? :) Зато, если под ёлкой белый гриб нашёл – уже интересно. А если это дуб, посаженный Петром I, или дуб, под которым был секретный бункер Сталина – это ещё намного интереснее. Это уже практически landmark, можно заинстаграмить.

А вот соображения бытового комфорта обывателей, на самом деле, очень даже волнуют. Казимир Малевич в своей статье «Архитектура как мера освобождения человека от веса» некогда называл это «вопросами живота». Архитектура – это так, чтобы было тепло, уютно, чтобы вкусно поесть, кино посмотреть в удобном кресле, в боулинг поиграть. Поднимаемся выше живота – получаем «архитектуру для архитекторов и критиков» и «искусство для искусства и искусствоведов». А можно ли сделать так, чтобы архитектуру наконец-то заметил кто-то помимо критиков, искусствоведов, архитекторов и девелоперов?!
Архитектурная инсталляция (КПП на пересечении ул.Ленинградской и ул. Деревенской). Futura architects © О. Манов, Ю. Аксенова, С. Кухарский, А. Черейская

Этим вопросом всерьёз озаботились создатели выставки «MAXIMALISM», которая практически пиратским образом просочилась на этой неделе в Павильон номер 4 комплекса Ленэкспо в Санкт-Петербурге, нарушив тонкую гармонию привычных стендов с плиточкой, кровельными материалами и жидкими обоями. И говорят, выставка наделала много шуму! В консервативных кругах пустили уже слух о хитром и коварном заговоре архитекторов. Якобы, они решили показать всем интересную (sic!) и новую (sic! sic!) максималистскую архитектуру. Короче, ренегаты!

И сделали эту выставку (запоминайте!) некие FUTURA-ARCHITECTS и SIMMETRIA Architectural Bureau, а также – примкнувшие к ним заговорщики: Архитектурная мастерская Юсупова, Студия DA, TSANarchitects, Grey wood, RHIZOME group, студия RED. А некоторые из «возмутителей спокойствия» даже дерзко не скрывают своих настоящих имён: Женя Новосадюк, Анатолий Котов и Никита Тимонин.
zooming
Инсталляция из визиток © авторов

Мало того, что злоумышленники обвесили все стены конференц-зала выставки DesignDecor и форума A.city своими планшетами, они ещё втащили на второй этаж павильона большую инсталляцию, сваренную из труб. И установили эту фиолетовую «кракозяку» аж в пресс-зоне форума!

На заглавном планшете выставки, кстати, красуется апокрифический девиз «less is bore!», автора которого уже толком никто не помнит (вроде бы, он в 1970-е какие-то резиновые колонны надувал и обвешивал комнаты пластмассовыми люстрами кислотных оттенков). В обновлённом и уточнённом переводе на современный русский язык этот девиз звучит буквально как «лезь на забор!». Это, кстати, весьма традиционное для русской культуры, смеховое заклятие (см. стихотворение Велимира Хлебникова «Заклятие смехом») призывает к немедленным и очень решительным действиям! Пора сделать так, чтобы архитектура снова стала МАКСИМАЛЬНО интересной: вышла за рамки «вопросов живота», унылых кабинетов, «междусобойных» выставок и корпоративных сайтов; и – распустилась пышным цветком на почве, щедро удобренной денежными средствами (стабильных кипрских и гибралтарских) амбициозных инвесторов!

МАКСИМАЛИЗМ – это не стиль и не направление. Это – архитектура, которая будет МАКСИМАЛЬНО интересна ВСЕМ! Эта архитектура многоголоса и многотональна (как все диалекты китайского языка, вместе взятые). И, конечно, эта архитектура по-настоящему, бескомпромиссно современна!

Короче говоря, если кто вдруг случайно пропустил выставку «MAXIMALISM», – мы вам не завидуем. Но, наши инсайдеры сообщают, что она будет показана минимум ещё раз.

Где? Вы уже спешите?

Так мы вам и рассказали! :)

Теперь – ждите, и сами всё увидите :)
Лиза Максимова»
***

15 Сентября 2014

comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.
Содержание крупнее формы
Музей художественного образования Хуамао близ Нинбо по проекту Алвару Сиза и Карлуша Каштанейра – это компактный темный объем с наполненным светом просторным интерьером.
Пятый элемент
Клубный дом во Всеволожском переулке оперирует сочетанием дорогих фактур камня и металла, погружая их в буйство орнаментики. Дом представляется фантазией на темы театра эпохи модерна и символизма, разновидностью восточной сказки, что парадоксальным образом позволяет ему избежать прямой стилизации и стать отражением одной из сторон современной московской жизни.
Ходить по воде
Благоустройство, которое сделало спальный микрорайон не только комфортным, но и запоминающимся.
Летят перелетные птицы
В Чжухае на южном побережье Китая строится крупный центр искусств по проекту Zaha Hadid Architects: его самая заметная часть, модульный навес, должен напоминать летящих клином перелетных птиц.
Трамплины и патио
Центром усадьбы в Антоновке, спроектированной Романом Леонидовым, стал внутренний двор с перголами, напоминающий хозяину об отдыхе в экзотических странах. Открытые деревянные конструкции подчеркнули устремленные вверх диагонали односкатных крыш.
Башни с талией
Архитекторы Heatherwick Studio спроектировали жилой комплекс 1700 Alberni в Ванкувере – с озелененными балконами и рассчитанными на комфорт пешеходов нижними этажами.
Сложный белый
Спортивный центр на берегу Суздальского озера – редкий пример того, как архитекторы пошли до конца в отстаивании своих идей. Ответом на ограничения участка и пожелания заказчика стала изощренная композиция, уравновешенная чистотой линий и лаконичной отделкой.
Сложение растущего города
Жилой квартал «1147» разместился на границе старого «сталинского» района к северу и активно развивающихся территорий к югу от него. Его образ откликается на эту непростую роль: многосоставные кирпичные фасады – разные у соседних секций, их высота от 9 до 22 этажей, и если смотреть с улицы кажется, что фронт городской застройки из длинных узких объемов складывается в некий сложный ряд прямо у нас на глазах.
Один памятник вместо другого
Новый зал Мойнихана по проекту SOM для Пенсильванского вокзала в Нью-Йорке призван заменить общественные пространства снесенного в 1965 его исторического здания.
Технологии и материалы
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
«Том Сойер Фест» возрождает красоту старинных зданий
Вот уже 5 лет в разных регионах России проходит уникальный фестиваль по сохранению архитектурного наследия «Том Сойер Фест». Волонтеры и неравнодушные спонсоры помогают спасти здания, которые долгие годы стояли без реставрации и разрушались. И это не просто старые дома – это наше уходящее достояние. Более 40 городов принимают участие в фестивале. В Нижнем Новгороде партнером «Том Сойер Фест» стала австрийская компания Baumit.
Сейчас на главной
Полярная тихоходка
Зимовочный комплекс антарктической станции «Восток» рассчитан на экстремальные климатические условия и психологический комфорт исследователей.
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
Офис для концентрации идей
​Бюро «Т+Т Architects» спроектировало офис французской ИТ-компании, где сотрудники в любой точке помещения могут обсудить с коллегами или записать на стене новые идеи.
Пресса: Паоло Солери и Arcosanti: как построить Бога
Паоло Солери учился у Фрэнка Ллойда Райта, в художественной коммуне «Талиесин-Вест», и его оттуда выгнали — вероятно, из-за конфликта с Ольгой Ивановной Райт, женой великого мастера. Видимо, логика отталкивания и притяжения привели к тому, что хотя утопия Солери не имеет ничего общего с идеями Райта, сам тип жизни коммуной он воспроизвел.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.