Лезь на забор!

Молодые архитекторы Петербурга, организовав персональную выставку, объявили о рождении движения «максимализма». Публикуем их манифест и статью о выставке.

15 Сентября 2014
mainImg
0 Молодые, – как они сами о себе говорят, «класса до 35 лет», – архитекторы Петербурга на днях заявили о новом движении максимализма, организовали выставку (на форуме A.city «Ценности устойчивого развития») и написали статью о ней под говорящим псевдонимом Лиза Максимова. Участники движения – бюро Futura-Architects, Simmetria Architectural Bureau, Архитектурная мастерская Юсупова, Студия DA, TSANarchitects, Grey wood, RHIZOME group [удалены по просьбе бюро, заявили, что отношения к движению не имеют], студия RED. Название сформулировано как вызов минимализму, причем у приверженцев «стиля максимум» максимально всё: устойчивость, пластика, функциональность и даже «приспособленность к мнению жителей». На плакате красуется ироническое ‘less is a bore’ отца постмодернизма Роберта Вентури («лезь на забор!» – тут же пересмеивают наши максималисты), хотя предтечами – «стиль максимализм уже зародился» – авторы манифеста называют неомодернистов Калатраву, Хадид, а также Херцога и де Мёрона. 

Глядя со стороны можно было бы сказать, что градус иронии зашкаливает скорее в сторону пост-, чем неомодернизма. Между тем многократно наученные тем, что манифесты – это серьезно, публикуем и выдержки из манифеста, и не менее манифестарный текст статьи [еще раз подчеркиваем, статья и манифест написаны участниками выставки и публикуются в первоначальном виде]. Итак, слово архитекторам-максималистам.
Плакат выставки «максималистов» © авторов
***
Фрагмент манифеста – описание выставки: 
«Все мы давно знаем, что такое стиль минимализм. В архитектуре это в первую очередь минимум цвета – как правило, один белый. Это минимум деталей – как правило, их отсутствие. Это минимум разнообразия форм – как правило, квадрат или прямоугольник.

И по закону жанра на смену одной парадигме приходит другая. После социально ориентированной архитектуры конструктивизма пришел стиль ампир. Сегодня после стиля минимализм, ориентированного на тех, кто относится к узкому кругу адептов, появляется новый стиль – максимализм, ориентированный на широкий круг общественности.

Максимализм – это максимум пластики и цвета, максимум возможностей и комфорта, максимум разнообразия форм и функций.

Стоит обратить внимание на последние постройки таких известных архитекторов как Калатрава, Заха Хадид или Херцог и де Мёрон. И Вы увидите, что стиль максимализм уже зародился. В этой архитектуре  появляется больше цвета, деталей, орнаментов и разнообразия материалов. 

На смену аскетичным и простым формам приходят более сложные. Технологии проектирования и строительства совершенствуются с каждым годом, чтобы фантазию архитекторов сделать реальностью».
***

Выставка «MAXIMALISM» и заговор архитекторов
«Архитектура – вторая природа. Вернее, техника – вторая природа, как остроумно написал Мартин Хайдеггер. Но архитектура – это же часть техники. Действительно, она как целостная природная среда, она – везде: попробуй от неё спрячься! Разве что – в космос улететь.
zooming
На выставке © авторов

При всём при этом, жители-обыватели мало задумываются о «каких-то там домах» как об эстетической категории. И это, на самом деле, вполне обычная история. Вот идёте вы по улице, на небе облака, по обе стороны – здания. Ну, пролетело на небе облако одной формы, ну другой. Вот один дом, вот другой, вот – сто пятнадцатый. Вот тут в парке ёлочка высокая, а тут низкая. А у этой ёлки ветки все кривые… Ну и что? :) Зато, если под ёлкой белый гриб нашёл – уже интересно. А если это дуб, посаженный Петром I, или дуб, под которым был секретный бункер Сталина – это ещё намного интереснее. Это уже практически landmark, можно заинстаграмить.

А вот соображения бытового комфорта обывателей, на самом деле, очень даже волнуют. Казимир Малевич в своей статье «Архитектура как мера освобождения человека от веса» некогда называл это «вопросами живота». Архитектура – это так, чтобы было тепло, уютно, чтобы вкусно поесть, кино посмотреть в удобном кресле, в боулинг поиграть. Поднимаемся выше живота – получаем «архитектуру для архитекторов и критиков» и «искусство для искусства и искусствоведов». А можно ли сделать так, чтобы архитектуру наконец-то заметил кто-то помимо критиков, искусствоведов, архитекторов и девелоперов?!
Архитектурная инсталляция (КПП на пересечении ул.Ленинградской и ул. Деревенской). Futura architects © О. Манов, Ю. Аксенова, С. Кухарский, А. Черейская

Этим вопросом всерьёз озаботились создатели выставки «MAXIMALISM», которая практически пиратским образом просочилась на этой неделе в Павильон номер 4 комплекса Ленэкспо в Санкт-Петербурге, нарушив тонкую гармонию привычных стендов с плиточкой, кровельными материалами и жидкими обоями. И говорят, выставка наделала много шуму! В консервативных кругах пустили уже слух о хитром и коварном заговоре архитекторов. Якобы, они решили показать всем интересную (sic!) и новую (sic! sic!) максималистскую архитектуру. Короче, ренегаты!

И сделали эту выставку (запоминайте!) некие FUTURA-ARCHITECTS и SIMMETRIA Architectural Bureau, а также – примкнувшие к ним заговорщики: Архитектурная мастерская Юсупова, Студия DA, TSANarchitects, Grey wood, RHIZOME group, студия RED. А некоторые из «возмутителей спокойствия» даже дерзко не скрывают своих настоящих имён: Женя Новосадюк, Анатолий Котов и Никита Тимонин.
zooming
Инсталляция из визиток © авторов

Мало того, что злоумышленники обвесили все стены конференц-зала выставки DesignDecor и форума A.city своими планшетами, они ещё втащили на второй этаж павильона большую инсталляцию, сваренную из труб. И установили эту фиолетовую «кракозяку» аж в пресс-зоне форума!

На заглавном планшете выставки, кстати, красуется апокрифический девиз «less is bore!», автора которого уже толком никто не помнит (вроде бы, он в 1970-е какие-то резиновые колонны надувал и обвешивал комнаты пластмассовыми люстрами кислотных оттенков). В обновлённом и уточнённом переводе на современный русский язык этот девиз звучит буквально как «лезь на забор!». Это, кстати, весьма традиционное для русской культуры, смеховое заклятие (см. стихотворение Велимира Хлебникова «Заклятие смехом») призывает к немедленным и очень решительным действиям! Пора сделать так, чтобы архитектура снова стала МАКСИМАЛЬНО интересной: вышла за рамки «вопросов живота», унылых кабинетов, «междусобойных» выставок и корпоративных сайтов; и – распустилась пышным цветком на почве, щедро удобренной денежными средствами (стабильных кипрских и гибралтарских) амбициозных инвесторов!

МАКСИМАЛИЗМ – это не стиль и не направление. Это – архитектура, которая будет МАКСИМАЛЬНО интересна ВСЕМ! Эта архитектура многоголоса и многотональна (как все диалекты китайского языка, вместе взятые). И, конечно, эта архитектура по-настоящему, бескомпромиссно современна!

Короче говоря, если кто вдруг случайно пропустил выставку «MAXIMALISM», – мы вам не завидуем. Но, наши инсайдеры сообщают, что она будет показана минимум ещё раз.

Где? Вы уже спешите?

Так мы вам и рассказали! :)

Теперь – ждите, и сами всё увидите :)
Лиза Максимова»
***

15 Сентября 2014

Похожие статьи
Памяти Шехтеля
К 90-летию со дня смерти Федора Осиповича Шехтеля рассказ директора Музея архитектуры Ирины Коробьиной о знаменитом архитекторе модерна.
Una seconda vita per l′avanguardia
Директор Музея архитектуры – об экспозиции на тему истории русского авангарда на миланской триеннале «21 век. Дизайн после дизайна».
Музей как ликбез
Начинаем вести блог Ирины Коробьиной, директора музея архитектуры. Первый текст – об образовательных программах музея и о том, что дискредитация российской архитектуры это следствие плохого образования.
Лица физические и юридические
Начинаем вести блог Андрея Бокова, президента Союза архитекторов России. Первая публикация посвящена поправкам в закон «Об архитектурной деятельности», законопроекту, который недавно начал движение по инстанциям.
Конкурсы для всех?
Наш постоянный читатель архитектор Виталий Ананченко – о том, как сделать конкурсы привлекательнее для архитекторов и как познакомить горожан с их результатами.
Высокая бесполезность
Этим текстом мы начинаем серию очерков архитектора-философа Александра Раппапорта. Итак, польза или бесполезность?
Итоги вне премии
Вика Абель слагает с себя полномочия куратора премии «Дом года» и озвучивает свою версию итогов проекта «20 лет архитектуры постсоветской России» и объявляет новую премию.
Технологии и материалы
Стоимостной инжиниринг – современная концепция управления...
В современных реалиях ключевое значение для успешной реализации проектов в сфере строительства имеет применение эффективных инструментов для оценки капитальных вложений и управления затратами на протяжении проектного жизненного цикла. Решить эти задачи позволяет использование услуг по стоимостному инжинирингу.
Материал на века
Лиственница и робиния – деревья, наиболее подходящие для производства малых архитектурных форм и детских площадок. Рассказываем о свойствах, благодаря которым они заслужили популярность.
Приморская эклектика
На месте дореволюционной здравницы в сосновых лесах Приморского шоссе под Петербургом строится отель, в облике которого отражены черты исторической застройки окрестностей северной столицы эпохи модерна. Сложные фасады выполнялись с использованием решений компании Unistem.
Натуральное дерево против древесных декоров HPL пластика
Вопрос о выборе натурального дерева или HPL пластика «под дерево» регулярно поднимается при составлении спецификаций коммерческих и жилых интерьеров. Хотя натуральное дерево может быть красивым и универсальным материалом для дизайна интерьера, есть несколько потенциальных проблем, которые следует учитывать.
Максимально продуманное остекление: какими будут...
Глубина, зеркальность и прозрачность: подробный рассказ о том, какие виды стекла, и почему именно они, используются в строящихся и уже завершенных зданиях кампуса МГТУ, – от одного из авторов проекта Елены Мызниковой.
Кирпичная палитра для архитектора
Свыше 300 видов лицевого кирпича уникального дизайна – 15 разных форматов, 4 типа лицевой поверхности и десятки цветовых вариаций – это то, что сегодня предлагает один из лидеров в отечественном производстве облицовочного кирпича, Кирово-Чепецкий кирпичный завод КС Керамик, который недавно отметил свой пятнадцатый день рождения.
​Панорамы РЕХАУ
Мир таков, каким мы его видим. Это и метафора, и факт, определивший один из трендов современной архитектуры, а именно увеличение площади остекления здания за счет его непрозрачной части. Компания РЕХАУ отразила его в широкоформатных системах с узкими изящными профилями.
Топ-15 МАФов уходящего года
Какие малые архитектурные формы лучше всего продавались в 2023 году? А какие новинки заинтересовали потребителей?
Спойлер: в тренды попали как умные скамейки, так и консервативная классика. Рассказываем обо всех.
​Металл с олимпийским характером
Алюминий – материал, сочетающий визуальную привлекательность и вариативность применения с выдающимися механико-техническими свойствами.
Рассказываем о 5 знаковых спорткомплексах, при реализации которых был использован фасадный алюминий компании Cladding Solutions.
Частная жизнь в кирпиче
Что происходит с обликом малоэтажной застройки в России? Архи.ру поговорил с экспертами и выяснил, какие тренды отмечают архитекторы в частном домостроении и почему кирпич остается самым популярным материалом для проектов загородных домов с очень разной экономикой.
Новая деталь: 10 лет реконструкции гостиницы «Москва»
В 2013 году был завершен третий этап строительства современной гостиницы «Москва» на Манежной площади, на месте разобранного здания Савельева, Стапрана и Щусева. В этом году исполняется ровно 10 лет одному из самых громких воссозданий 2010-х. Фасады нового здания выполнялись компанией «ОртОст-Фасад».
Уникальные системы КНАУФ для крупнейшего в мире хоккейного...
9 и 10 декабря 2023 года в новом ледовом дворце в Санкт-Петербурге состоялся «Матч звезд КХЛ». Двухдневным спортивным праздником официально открылась «СКА Арена» на проспекте Гагарина. Построенный на месте СКК комплекс – обладатель нескольких лестных титулов «самый-самый», в том числе в части уникальных строительных технологий. На создание сооружения ушло всего 36 месяцев.
Устойчивый малый
Сделать город зеленым и устойчивым – задача, выполнить которую можно только сообща, а в ее решении все средства хороши: и заложенный в стратегию развития зеленый каркас, и контейнер для сортировки мусора, и цветочная грядка на балконе. Рассказываем о малых архитектурных формах, которые помогают улучшить экоповестку.
Baumit: продлевая строительный сезон
Не случайно стройку считают сезонной работой: с приходом холодов часто встает вопрос – можно ли продолжать отделочные работы или надо ждать весны. Baumit разработал специальные штукатурки, которые позволяют отделывать фасад и при минусовых температурах.
Масштаб впечатляет: 7 проектов в Китае, построенных...
Китайские архитектурные объекты давно впечатляют весь мир масштабом и цельностеклянными фасадами. Вместе с менеджером по архитектурным проектам Larta Glass Петром Ивановским рассмотрим применение стекла на самых ярких из них.
Сейчас на главной
Действенная архитектура
Финалисты премии Мис ван дер Роэ-2024 – общественные сооружения, нацеленные на развитие периферийных районов крупных городов, а также деревень и городков.
На нулевом уровне
Кэнго Кума построил в префектуре Эхиме небольшой отель Itomachi 0 с нулевым уровнем потребления энергии из внешних источников. Это первый подобный объект на территории Японии.
Медь и глянец
Универмаг Hi-light в торговом центре Екатеринбурга объединяет несколько универсальных корнеров для брендов-арендаторов, а посетителей привлекает глянцевыми материалами отделки и акцентными объектами.
Опал Анны Монс
Проект небольшого бизнес-центра рядом с Туполев плаза и улицей Радио прокламирует необходимость современной архитектуры в отдельно взятом месте Немецкой слободы и доказывает свой тезис проработанностью деталей, множеством отвергнутых вариантов формы и даже – описанием района. Можно согласиться и интересно, что получится.
Всех накормить
На ВДНХ для выставки «Россия» силами Концерна КРОСТ был спроектирован и реализован «Дом российской кухни» – в рекордные сроки. Он умело выстроен с точки зрения современного общепита, помноженного на шумную культурную программу, – и столь же успешно интерпретирует разностилевой характер выставки достижений. В то же время значительная часть его интерьера восходит к прообразам 1960-х годов, хоть «про зайцев» тут пой.
Образовательные технологии
Бюро Vallet de Martinis architectes построило недалеко от Парижа корпус новой инженерной школы ESIEE-IT. Среда здесь стимулирует разноуровневую коммуникацию как неотъемлемую часть современного процесса обучения.
Кофе со сливками
Бистро в центре Белграда с дубовыми панелями, бордовым мрамором, патио и лестницей-диваном. Интерьером занималось московское бюро Static Aesthetic.
Пресса: Морфотипы как ключ к сохранению и развитию своеобразия...
Из чего состоит город? Этот вопрос, который на первый взгляд может показаться абстрактным, имел вполне конкретный смысл – понять, как устроена историческая городская застройка, с тем чтобы при реконструкции центра, с одной стороны, сохранить его своеобразие, а с другой – не игнорировать современные потребности.
Бетон и море
В Светлогорске в одном из помещений берегового лифта открылся гастрономический бар. Архитекторы line design studio сохранили брутальный характер места, добавив дихроичное стекло, металл и бетон, а главный акцент сделали на изменчивом пейзаже за окном.
Ширма для автомобиля
Микрорайон “New Питер” отличается от других новостроек Петербурга тем, что с ним работают разные архитекторы. Паркингами, например, занималось молодое бюро Bagratuni Brothers, которое предложило складчатые фасады из металлической сетки, превратившие утилитарную постройку в достойный красной линии объект.
5 утверждений Нормана Фостера: о «зеленом» строительстве,...
Журнал Dezeen опубликовал интервью с 88-летним основателем бюро Foster+Partners. Норман Фостер делится своими мыслями о «зеленом» строительстве, рассказывает о преимуществах бетона и пытается восстановить репутацию авиасообщения. Публикуем ключевые моменты этой беседы.
Поэт, скульптор и архитектор
Еще один вопрос, который рассматривал Градсовет Петербурга на прошлой неделе, – памятник Николаю Гумилеву в Кронштадте. Экспертам не понравился прецедент создания городской скульптуры без участия архитектора, но были и те, кто встал на защиту авторского видения.
Памяти Анатолия Столярчука
Автор многих зданий современного Петербурга, преподаватель Академии художеств, Член Градостроительного совета и человек, всегда готовый поддержать.
Вокзал в лесу
В основу проекта железнодорожного вокзала Цзясина, разработанного бюро MAD, легла концепция «вокзал в лесу».
Крестовый подход
Градостроительный совет Петербурга рассмотрел проект дома на Шпалерной, 51, подготовленный «Студией 44». Жилой комплекс располагается внутри квартала, идет на уступки соседям, но не оставляет сомнений в своем статусе. Эксперты отметили крестообразную композицию и суровую стилистику, тяготеющую к 1960-х годам.
Ансамбль у мечети
Бюро ОСА подготовило мастер-план микрорайона в южной части Дербента. Его задача – положить начало формированию современной комфортной среды в городе. Организация жилых кварталов подчинена духовному центру: в зависимости от расположения относительно соборной мечети дома отличаются фасадными и пластическими решениями. Программа также включает центр гостеприимства, административные здания, образовательный кластер и воздушный мост.
Дом на взморье
Перевоплощение кафе «Причал» на берегу залива в Комарово в ресторан Meat Coin отразило смену тенденций в оформлении загородных домов: на месте темная облицовка фасадов, открытые деревянные конструкции и бетон в интерьере, натуральные материалы, а также фокус на природном окружении.
«Зеленая» сладкая жизнь
Zaha Hadid Architects представили типовой проект заправочной станции для прогулочных судов на водородном топливе. Сначала станции планируется возводить в Средиземноморье, а затем и в других популярных у любителей катеров и яхт регионах мира.
Шоколад в шоколаде
Интерьер петербургского ресторана Theobroma, где все блюда готовятся с применением какао-бобов, выдержан в стиле Людовика XIV. Мебель и посуду в духе рококо балансирует фактура потертого бетона на стенах и обилие естественного света.
Домики в саду
Детский сад, спроектированный бюро WALL для нового района Казани, отвечает нормативам, но далеко уходит от типовых вариантов. Архитекторы предложили замкнутую на себе структуру с зеленым двором в центре, деревянными домиками-ячейками и галереей вместо забора. Получилось по-взрослому и уютно.
Парголовский протестантизм
В Петербурге по проекту бюро SLOI architects строится протестантская церковь. Одна из главных особенностей здания – деревянная кровля с 25-метровыми пролетами, которая в числе прочего формирует интерьер молельного зала. Но есть и другие любопытные детали – рассказываем о них подробнее.
Дом за колоннадой
Жилой дом Highnote по проекту бюро Studioninedots в Алмере включает полуобщественные пространства, которые должны оживить центр этого основанного в 1970-х нидерландского города.
Пресса: Вернуть человеческий масштаб: проекты реконструкции...
В 1978 году Отдел перспективных исследований и экспериментальных предложений был переименован в Отдел развития и реконструкции городской среды. Тема развития через реконструкцию, которая в 1970-е годы разрабатывалась отделом для районов сложившейся застройки в центре города, в 1980-е годы расширяет географию, ОПИ предлагает подходы для реконструкции периферийных районов, т.н. «спальных» районов - бескрайних массивов массового жилищного строительства. Цель этой работы - с одной стороны, рациональное использование городской среды, с другой - гуманизация жилой застройки, создание психологически комфортных пространств.
Спасти книжный
Бюро Wutopia Lab спроектировало в Шанхае книжный магазин для тех, кто не читает. Чтобы заставить потенциальных посетителей вынырнуть из своих смартфонов, для них создали целый вертикальный город и наполнили его жизнью.
Стрит-арт на стройке
Магазин уличной одежды в петербургском пространстве Seno Валентина Дукмас оформила граффити, заборами из профлиста, строительными лесами и пластиковыми стульями. Контраст им составляют старинные деревянные балки и кирпичные стены.