English version

UNK project: «Нашу школу сравнивают со штаб-квартирой Apple»

Публикуем конкурсный проект школы МГИМО на территории Садовых кварталов консорциума UNK project (Москва) + Storaket (Ереван) + Умная школа (Москва) с комментариями авторов.

Наталья Коряковская

Автор текста:
Наталья Коряковская

10 Июля 2020
mainImg
Архитектор:
Юлий Борисов
Мастерская:
UNK project http://unkproject.ru
Проект:
Школа в «Садовых Кварталах»
Россия, Москва, ул. Усачева

Авторский коллектив:
UNK project: Юлий Борисов, Павел Култышев, Дмитрий Захаров
Умная школа: Марк Сартан, Константин Серегин
Storaket: Нарбэ Бедроссян, Меружан Минасян, Нарек Нерсисян, Сона Манукян, Марианна Саркисян, Лилит Тадевосян

4.2020
Напомним, что школу «Новый взгляд» при МГИМО ставят в один ряд с «Летово», Хорошколой, Примаковской гимназией – этим подчеркивая, что в ее устройстве, облике, характере не будет ничего типового. Как образно сказал глава UNK project Юлий Борисов, «в этой школе ученики не должны как раньше ходить по «заводу», который штампует из девочек гаечки, а из мальчиков болтики. Надо воспитывать творцов».

Таким образом проектирование школы началось с философии. Идею «Strong knowledge – soft power», то есть «Твердые знания – мягкая сила» в консорциуме предложила «Умная школа». Команда разрабатывала концепцию образовательной среды, в которой большинство учебных процессов идут не в традиционных классах, а в групповой работе, в пространстве между классами. В архитектуре эта мысль кристаллизовалась в центральный прозрачный объем-консоль, связывающий блоки начальной, средней и старшей школы – архитекторы называют его хаб. «Хаб» можно по-разному программировать, здесь есть открытые и полузакрытые пространства с ограниченным доступом посетителей, и разработано до тридцати сценариев и возможностей его перестройки.
Школа в «Садовых Кварталах»
© UNK project

Прозрачность – важный фактор как самого учебного процесса, так и концепции архитектуры. Как говорит Юлий Борисов, нет ничего более мотивирующего, как увидеть, что происходит внутри магазина или ресторана – в школе все тоже самое: важно ощущать связь между пространствами и процессами.

Сделать полноценный общественный центр внутри консоли было необходимо и по причине отсутствия школьного двора – свободной территории для этого на участке нет. Частично эту роль взял на себя искусственный зеленый холм между двумя корпусами, опускающийся к склону пруда. По сути дела это та самая лестница, на которой всегда любит собираться молодежь и которая превращается в мега популярное место неформального общения, будь то амфитеатр «Стрелки», городской Хохловской площади или школьный кампус.
Школа в «Садовых Кварталах»
© UNK project

Зеленая лестница стала важным элементом Экосистемы школы – проект обязан был быть не только живым и гибким в плане образования, но и прививать живой интерес к природе, и увеличивать площадь озеленения. Так, школа дает опыт выращивания растений на кровле, а «драпировка» части фасадов с южной ориентаций кадками с седунами снижает инсоляционную нагрузку. Благодаря озеленению, заложенному в проекте, школа могла бы добавить порядка 1000 дополнительных квадратных метров к площади зеленых насаждений Садовых кварталов.
«Кто-то сравнивает нашу школу со штаб-квартирой Apple – мы воспринимаем это скорее как комплимент»
Архитектурно и композиционно школа в проекте UNK project наследует принципы написанного Сергеем Скуратовым дизайн-кода. Его основные идеи – «прозрачность» как главный аргумент новой школы, острота контраста, подчеркивающего центральную роль объекта в градостроительном ансамбле, и консольный выступ как характерный прием, обнаруживающий родство с образным языком кварталов – легко прочитываются.
author photo

Юлий Борисов, руководитель UNK Project

«Садовые кварталы славятся не только архитектурой, но и прекрасно разработанной пластикой – это многоуровневое пространство, и мы развиваем эту идею вертикальной планировкой. Склон, который идет от пруда, поднимается и «втекает» в зеленый холм, как бы растворяя школу в общественном пространстве. В верхнем блоке у нас появляется легкий разворот, намекающий на сбивку жесткого ритма, которая есть у многих зданий вокруг. Мы используем и закругления, которые также видим в жилых домах».

Что касается отделки фасадов – то как и полагается «жемчужине» квартала, школа не может быть сделана из тех же материалов, что и «оправа». Поэтому в окружении «тяжелых» фактур натурального камня, патинированной меди, школа – максимально прозрачный объем, где почти все – это стекло в оправе динамичных горизонталей. В подшивке консолей и пролетов также использована поливная керамика с зеркальным эффектом. Техногенный «хаб» смягчен геопластикой, врастающей в окружающий ландшафт.

  • zooming
    1 / 12
    Школа в «Садовых Кварталах»
    © UNK project
  • zooming
    2 / 12
    Школа в «Садовых Кварталах»
    © UNK project
  • zooming
    3 / 12
    Школа в «Садовых Кварталах»
    © UNK project
  • zooming
    4 / 12
    Школа в «Садовых Кварталах». Три основных блока школы
    © UNK project
  • zooming
    5 / 12
    Школа в «Садовых Кварталах»
    © UNK project
  • zooming
    6 / 12
    Школа в «Садовых Кварталах»
    © UNK project
  • zooming
    7 / 12
    Школа в «Садовых Кварталах»
    © UNK project
  • zooming
    8 / 12
    Школа в «Садовых Кварталах»
    © UNK project
  • zooming
    9 / 12
    Школа в «Садовых Кварталах»
    © UNK project
  • zooming
    10 / 12
    Школа в «Садовых Кварталах»
    © UNK project
  • zooming
    11 / 12
    Школа в «Садовых Кварталах»
    © UNK project
  • zooming
    12 / 12
    Школа в «Садовых Кварталах». Схема генерального плана
    © UNK project

Юлий Борисов, руководитель бюро UNK project – о конкурсе:
Почему вы приняли решение участвовать в этом конкурсе и довольны ли вы тем, как все прошло?

В бесплатных конкурсах мы не принимаем участие вообще, но тут сделали исключение по нескольким причинам. Первое, у UNK project довольно серьёзные компетенции в области образовательных учреждений, мы много спроектировали и построили. Второе – связано с тем, что исторически я сам живу рядом с Садовыми кварталами и считаю, что это действительно одно из лучших комплексных решений в современной российской архитектуре, большая честь и увлекательный кейс было поработать именно здесь. Третье – это личная мотивация, потому что я многодетный родитель и не удовлетворён теми школами, которые есть в районе, мои дети учатся не в них.

Мы любим конкурсы и считаем, что это прекрасная концепция, не идеальная, но лучше не придумали. Неважно, что мы проиграли, я очень доволен и получил реальный кайф от этого процесса. Для нас это был и большой дистанционный проект, потому что мы как раз попали на вирус. Но главное, сам процесс проектирования в нашей команде был глубоко образовательным.

Как вы поняли основную идею конкурсного ТЗ?

В ТЗ не было подробно расписано, что должно быть в итоге, но конкурс обычно и проводится, когда нету понимания или хочется определиться с чем-то, увидеть разные взгляды. В моей практике бывали случаи и с более подробной программой, но, с другой стороны, это сужает возможности архитектора, и наверное такая проработка будет на следующем этапе у победителя. Когда все понятно – ясен бюджет, цели проекта – конкурс можно не проводить. Можно просто найти людей, которые уже много раз делали похожее, и это нормальный американский путь, где, насколько мне известно, много приглашают архитекторов без конкурсов.
«Ни на одном конкурсе мы не видели, чтобы сказали – что является трендом, что надо сделать, чтобы выиграть. То же самое происходит на любом кинофестивале – никто вам не скажет заранее, что в этом году в тренде то-то и то-то. Это каждый раз видно только по результатам просмотра большого количества кино. Так устроены конкурсы…»

Что вы думаете о проекте-победителе?

Я могу сказать, что меня абсолютно не вдохновляет архитектура победителя, я не считаю ее подходящей к этому месту. По всем канонам проектирования внешняя оболочка здания должна отражать его сущность, если это новая школа, школа про будущее – то и внешним обликом она должна это показать. Но это не значит, что это будет плохая школа. Я видел шикарные школы, которые сделаны в России в деревенских домах. И там потрясающие образовательные технологии, и дети поступают потом в лучшие иностранные заведения. То есть классная, дорогостоящая архитектура – это не must have для качества образования. Более того, я считаю, архитектура не должна довлеть над пользователями, задавать жесткие рамки, она должна помогать.

Я знаю, что вокруг итогов конкурса развилась бурная дискуссия, но мне не нравится то, что оценка проекта порой идет от внешней картинки. Когда я преподавал в МАРХИ, на третьем курсе так делали. Потом уже студенты постарше стали понимать, что есть планировочные решения, экономические аспекты, и архитектор за них тоже ответственен. И если есть бюджетные ограничения – а сейчас не та ситуация, как в те жирные годы, когда строились Садовые кварталы и все было в избытке, архитектор должен уметь жонглировать функциями здания, трудовыми ресурсами. Увидеть по картинке эти аспекты невозможно, и я, например, не могу оценивать решение, глубоко не погрузившись в них.

Свою позицию по результатам конкурса Юлий Борисов также опубликовал на своей странице в Фейсбуке:



zooming
Марк Сартан, «Умная школа» – о философии проекта:
Какова была роль вашей компании в консорциуме?

В результате работы над иркутским проектом «Умной школы» и в силу опыта консультирования архитекторов и девелоперов, мы научились переводить образовательное содержание в архитектурные требования и наоборот, понимать, какие образовательные результаты влекут за собой те или иные архитектурные решения. Поэтому мы выполняли в консорциуме роль функционального заказчика. То есть мы предлагали образовательные сценарии и примеряли их к архитектурно-пространственным решениям. Как вы понимаете, для этого нужно было хотя бы в общих чертах сформулировать образовательную идею.

Как вы поняли конкурсное ТЗ?

Мы предложили идею «Strong knowledge – soft power», то есть «Твердые знания – мягкая сила». Здесь есть акцент на качестве и даже традициях школьного обучения (твердые знания), а также отсылка с связанному с МГИМО контексту современной дипломатии (мягкая сила) и напоминание о современных образовательных моделях, которые базируются на т.н. мягких навыках, или soft skills. Школу-лабораторию мы увидели как «Living school», то есть «живую школу», школу, где обучение происходит в деятельности.

Архитектурное решение коллег по консорциуму развернуло эти идеи в пространстве, отнеся одни помещения к деятельностно-лабораторным, другие – к общественно-коммуникационным, третьи – к традиционно-учебным, но с абсолютно современной возможностью гибкого смешения и переключения функций. От живой школы и контекста Садовых (!) кварталов и появилось озеленение фасада и кровли как возможная опция.
  • zooming
    1 / 8
    Школа в «Садовых Кварталах». Схема плана первого этажа
    © UNK project
  • zooming
    2 / 8
    Школа в «Садовых Кварталах». Схема плана второго этажа
    © UNK project
  • zooming
    3 / 8
    Школа в «Садовых Кварталах». Схема плана третьего этажа
    © UNK project
  • zooming
    4 / 8
    Школа в «Садовых Кварталах». Схема плана 3,5 этажа
    © UNK project
  • zooming
    5 / 8
    Школа в «Садовых Кварталах». Схема плана четвертого этажа
    © UNK project
  • zooming
    6 / 8
    Школа в «Садовых Кварталах». Схема разреза 1-1
    © UNK project
  • zooming
    7 / 8
    Школа в «Садовых Кварталах». Схема разреза 2-2
    © UNK project
  • zooming
    8 / 8
    Школа в «Садовых Кварталах». Схемы развертки фасадов
    © UNK project


Что вы думаете о результатах конкурса? Не слишком ли скромно выглядит школа будущего в проекте победителя?

Решение заказчика обосновано уже тем, что это его решение. Он вправе выбирать проект, которые ему больше всего подходит. Но меня еще в институте учили, что заказчику нужно давать не то, что он просит, а то, что ему нужно. Мы считаем само здание сильным образовательным инструментом, оно тоже учит, передает смыслы, транслирует идею, формирует само- и мироощущения. В этой связи мне не очень нравится само противопоставление экстерьера и интерьера, так же как с образовательной точки зрения мне недостаточно богатства среды как самоцели.

Что такое богатство среды? Дорогие материалы? Сложное оборудование? Разнообразная мебель? Хорошо, но мне мало. Зачем это все? Для какой цели? На какой образовательный результат работает? Почему без него нельзя обойтись? На эти вопросы нужен ответ, причем ответ общий. Все решения для новой школы, и даже не только архитектурные, должны исходить из одной общей образовательной идеи, иначе получится диссонанс, и он обязательно проявится впоследствии. Наш конкурсный проект мы готовили именно таким.

zooming
Марианна Саркисян, архитектурная студия Storaket – о школе-лаборатории:
За какую часть проекта в консорциуме отвечала ваша студия?

По приглашению коллег из UNK project мы согласились принять участие в конкурсе на предварительную концепцию школы МГИМО в качестве разработчиков объемно-планировочных решений. В нашем портфолио много реализованных проектов образовательного назначения, многие из них получали архитектурные награды, в том числе и в России, а школа Ayb С вошла в шорт-лист WAF в 2019 году.

Что такое современная «школа-лаборатория»?

Во всех наших проектах мы пытаемся ломать стереотипы, что школа – это то место, куда ученик должен войти в один день и окончить в другой, а планировка должна отвечать четкой структуре классных комнат, связанных коридором. Школа, это в первую очередь, живой организм, способный изменяться под разные потребности пользователя и новые обстоятельства. Мы решили, что необходимо создать современную образовательную среду, отражающую возможность человека обучаться и общаться на протяжении всей своей жизни.

Кроме стандартного расположения образовательных зон, мы хотели создать единое многофункциональное общественное пространство «хаба», которое будет соединять вокруг себя все основные функции школы. Также в достаточно стесненном участке необходимо было расположить площадки на открытом воздухе. Решением было разместить данные зоны на разных уровнях, используя объем школы, а в качестве «фишки» проекта мы спроектировали открытый амфитеатр, который визуально воспринимался продолжением общего благоустройства пруда.

zooming
Павел Култышев, архитектор, UNK projeсt – об особенностях проекта:
Насколько вы придавали важность архитектуре «оболочки»?

Оболочка не менее важна, чем функциональное наполнение. У любого здания должно быть свое лицо, оно формирует облик комплекса, среду вокруг и создает культурный слепок эпохи. В нашем случае основные учебные блоки «укутаны» в характерную горизонтальную фасадную систему, что создаёт рабочую атмосферу для учащихся, концентрирует всё внимание на интересном и новом образовательном процессе. Горизонтали южной стороны служат солнцезащитой и сокращают затраты на содержание и кондиционирование.

Мы «зашили» все социальные и визуальные коммуникации между учениками в парящий объем комплекса и на контрасте с основными блоками создали полностью проницаемый блок – театр знаний. Здесь собраны все основные общественные пространства школы, этот атриум предоставляет большое количество возможностей для всех учащихся, для детей с разными интересами: здесь есть приватные зоны для общения родителей и преподавателей, зоны коворкингов и брейнштормингов, библиотека, медиа-студия и большой форум для совместных событий, лекций и перформансов.
Школа в «Садовых Кварталах»
© UNK project
Школа в «Садовых Кварталах»
© UNK project

Что вы думаете о градостроительной роли школы в контексте Садовых кварталов?

Мы изначально понимали, что по дизайн-коду школа должна быть смысловым и эмоциональным ядром кварталов, своеобразным образовательным храмом на площади. Мы придумали такой мягкий переход от архитектуры к природе, наш комплекс получился самым зеленым из предложенных концепций: он черпает свои компоненты из существующего контекста и становится связующим элементом, местом, где дети реализуют свой потенциал, центром притяжения для местных жителей.

У нас активны не только крыши, но есть еще и большая зелёная многофункциональная лестница-агора для отдыха учеников. Более того, мы использовали сам фасад здания, поверх стекла мы создали горизонтальную систему из отражающих элементов, которые расположены под 45 градусов к фасаду и своим зеркальным эффектом отражают озеленение перед школой. Плюс к этому, как бонус, мы заложили возможность использования вертикального озеленения из смеси седумов, тем самым, наш вариант школы от сезона к сезону имел бы абсолютно уникальный вид, каждый раз новый.
 
Архитектор:
Юлий Борисов
Мастерская:
UNK project http://unkproject.ru
Проект:
Школа в «Садовых Кварталах»
Россия, Москва, ул. Усачева

Авторский коллектив:
UNK project: Юлий Борисов, Павел Култышев, Дмитрий Захаров
Умная школа: Марк Сартан, Константин Серегин
Storaket: Нарбэ Бедроссян, Меружан Минасян, Нарек Нерсисян, Сона Манукян, Марианна Саркисян, Лилит Тадевосян

4.2020

10 Июля 2020

Наталья Коряковская

Автор текста:

Наталья Коряковская
UNK project: другие проекты
Юлий Борисов: «Мы должны быть гибкими, но не терять...
Особенность развития архитектурной компании UNK project – в постоянном поэтапном росте и спланированном изменении структуры. Это тяжело, но эффективно. Юлий Борисов рассказал нам о недавней трансформации компании, о ее сформулированных ценностях и миссии, а также – о пользе ТРИЗ для конкурсной практики, личностном росте и сложностях роста бюро, параллелизме рационального расчета и иррационального творчества, упорстве и осознанности.
Архитектура и ноосфера, или шесть идей для архитектора...
«Жизнь и судьба архитектурной идеи» – так называлось ток-шоу, цикл авторских выступлений архитекторов – участников АРХ-каталога, организованный в рамках деловой программы АРХ-Москвы. В нем приняли участие архитекторы Илья Заливухин, Юлий Борисов, Олег Шапиро, Константин Ходнев, Влад Савинкин и Владимир Кузьмин. Предлагаем вашему вниманию конспект дискуссии.
Реновация по-дальневосточному
Конкурсный проект реновации двух центральных кварталов Южно-Сахалинска, 7 и 8, разработанный UNK project, получил звание победителя в номинации «архитектурно-планировочные решения застройки».
Архитектура как инструмент обучения
Концепция благотворительной школы «Точка будущего» в Иркутске основана на новейших образовательных программах и предназначена, в числе прочего, для адаптации детей-сирот к самостоятельной жизни. Одной из составляющих обучения должна стать архитектура здания: его структура и разные типы связанных друг с другом пространств.
Конструктор здоровья
Публикуем концепцию типовой больницы бюро UNK project, занявшую 2 место в конкурсе, проведенном Союзом архитекторов России при участии Минздрава.
Полосатое решение
Об интерьерах ТЦ «Багратионовский» и немного об истории строительства одного из примеров смешанных общественно-торговых прострнаств нового типа, в последнее время популярных в Москве.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Архитектура эфемерности
На проспекте Вернадского поблизости от станции метро появилась высотная доминанта, давшая новое звучание округе: бизнес-центр «Академик» по проекту UNK project раскрыл в форме архитектуры смыслы местных топонимов.
Футуристическая сеть
Автомобильный мост как место для пешеходных прогулок и созерцания, сеть пешеходных артерий и капилляров, насыщенных зеленью и предназначенных для передвижения и общения. А также сеть «интеллектуальных устройств», помогающих человеку – проект “Linked city”.
Город Умный
Рассматриваем результаты конкурса на архитектурно-градостроительную концепцию территории «Рублево-Архангельское», где когда-то планировалось строить «Город миллионеров». Конкурс состоялся осенью 2018, победили три команды: Archea Associatii, Nikken Sekkei и Zaha Hadid Architects, их российские коллеги: ABD architects, UNK project и ТПО Прайд.
Принцип перископа
Юлий Борисов нашел нетривиальный образ, трансформировавший банальную «коробку» Дворца единоборств в Лужниках в иконическое здание, блестящее и современное, но наделенное контекстуальными аллюзиями и способное активно взаимодействовать с территорией и людьми.
Школа нового поколения
Какой должна быть школа, в которой нет места для скуки? Ответ на этот вопрос дало бюро UNK project в своем проекте образовательного комплекса в Южно-Сахалинске, который получил название «Нескучная школа».
10 аэропортов
В стране интенсивно строят и реконструируют здания аэропортов: российские и иностранные архитекторы, причем нередко интерьеры получаются интереснее наружности, а иногда и фасад неплох. Рассматриваем 7 построек и 3 проекта по следам круглого стола с Арх Москвы.
Вспоминая Баухаус
Можно ли выразить в архитектуре связь школы Баухаус и ее педагога Василия Кандинского? Работая над проектом ЖК с предельными показателями плотности, глубины и высоты, UNK project сделали такую попытку, вольно скомпоновав 12-этажные пластины в трех измерениях прибрежного пространства.
Крылатый образ Перми
В новом терминале аэропорта Перми бюро Асадова не только добилось баланса между технологичностью, безопасностью, комфортом и имиджевой составляющей, но и предложило новый символ для всего Прикамья.
Городские сады
В проекте реновации кварталов в районе Хорошево-Мневники архитекторы UNK project использовали принцип подобия, в меньшем масштабе повторяя композиционное и функциональное построение, характерное для всей Москвы
Качество vs количество
Круглый стол «Погоня за радугой» на фестивале «Зодчество» стал заключительной чертой в обсуждении проблем архитектурного качества. Дискуссия сфокусировалась на вопросах профессиональной этики, ответственности архитектора и особенностях российской ментальности.
Юлий Борисов: «Наша главная проблема – время»
Для Юлия Борисова нет секрета в том, что такое качество. Об этом все сказано у Витрувия и в стандарте ИСО 8402-86. Но как сделать качественную архитектуру, а значит архитектуру, приносящую добро людям, – вот это вопрос, решением которого и занимается бюро UNK project.
Взгляд вглубь
Коллекция арт-объектов проекта «Эталон качества», показанная на фестивале «Зодчество», наглядно продемонстрировала, как архитекторы соотносят ключевые ценности своей профессии и свое собственное творчество
Линза в духе Эшера
Архитекторы UNK project реанимировали неудобный, но перспективный участок рядом с метро «Проспект Вернадского», разместив на нем бизнес-центр «Академик». Продуманная функциональная программа, технологические новшества и особое внимание к формированию идентичности здания позволили успешно решить все проблемы.
Юлий Борисов: «Следующее поколение будет менять квартиры,...
На прошедшем в рамках урбанистического форума «Среда для жизни» круглом столе «Для кого и как строить жилье?» глава UNK poject говорил о том, как будет выглядеть жилье для «поколения Z». Мы попросили Юлия Борисова подробнее рассказать о том, как, по его мнению, изменятся критерии оценки жилья и работа архитектора.
Уникальное общее
Представляем видеозапись круглого стола, проведенного Archi.ru на АРХ МОСКВА NEXT! В разговоре о новых форматах общественных пространств и методиках их создания приняли участие представители ведущих архитектурных бюро Москвы.
Юлий Борисов: «Одной только графикой улучшить жизнь...
В рамках воркшопа «Весенний МАРШ», организованного МАРШ Лаб по инициативе правительства республики Татарстан, группа Юлия Борисова предложила вместо простого проекта благоустройства села Старое Дрожжаное программу его эко-развития, совместив экологию с экономикой.
Рукотворная история
В проекте, сделанном в рамках закрытого конкурса, архитекторы UNK project попытались «ускорить время» и добавить технократическому городу эмоций, представив себе, как мог бы выглядеть исторический центр Сколкова, если бы он у него был.
Похожие статьи
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.
Содержание крупнее формы
Музей художественного образования Хуамао близ Нинбо по проекту Алвару Сиза и Карлуша Каштанейра – это компактный темный объем с наполненным светом просторным интерьером.
Пятый элемент
Клубный дом во Всеволожском переулке оперирует сочетанием дорогих фактур камня и металла, погружая их в буйство орнаментики. Дом представляется фантазией на темы театра эпохи модерна и символизма, разновидностью восточной сказки, что парадоксальным образом позволяет ему избежать прямой стилизации и стать отражением одной из сторон современной московской жизни.
Ходить по воде
Благоустройство, которое сделало спальный микрорайон не только комфортным, но и запоминающимся.
Летят перелетные птицы
В Чжухае на южном побережье Китая строится крупный центр искусств по проекту Zaha Hadid Architects: его самая заметная часть, модульный навес, должен напоминать летящих клином перелетных птиц.
Трамплины и патио
Центром усадьбы в Антоновке, спроектированной Романом Леонидовым, стал внутренний двор с перголами, напоминающий хозяину об отдыхе в экзотических странах. Открытые деревянные конструкции подчеркнули устремленные вверх диагонали односкатных крыш.
Технологии и материалы
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
Сейчас на главной
Дом в доме
Реконструкция крестьянского дома XVIII века на юге Германии: он стал основой для камерной сельской библиотеки. Авторы проекта – Schlicht Lamprecht Architekten.
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
Полярная тихоходка
Зимовочный комплекс антарктической станции «Восток» рассчитан на экстремальные климатические условия и психологический комфорт исследователей.
Офис для концентрации идей
​Бюро «Т+Т Architects» спроектировало офис французской ИТ-компании, где сотрудники в любой точке помещения могут обсудить с коллегами или записать на стене новые идеи.
Пресса: Паоло Солери и Arcosanti: как построить Бога
Паоло Солери учился у Фрэнка Ллойда Райта, в художественной коммуне «Талиесин-Вест», и его оттуда выгнали — вероятно, из-за конфликта с Ольгой Ивановной Райт, женой великого мастера. Видимо, логика отталкивания и притяжения привели к тому, что хотя утопия Солери не имеет ничего общего с идеями Райта, сам тип жизни коммуной он воспроизвел.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.