UNK project: «Нашу школу сравнивают со штаб-квартирой Apple»

Публикуем конкурсный проект школы МГИМО на территории Садовых кварталов консорциума UNK project (Москва) + Storaket (Ереван) + Умная школа (Москва) с комментариями авторов.

author pht

Автор текста:
Наталья Коряковская

10 Июля 2020
mainImg
Архитектор:
Юлий Борисов
Мастерская:
UNK project
Проект:
Школа в «Садовых Кварталах»
Россия, Москва, ул. Усачева

Авторский коллектив:
UNK project: Юлий Борисов, Павел Култышев, Дмитрий Захаров
Умная школа: Марк Сартан, Константин Серегин
Storaket: Нарбэ Бедроссян, Меружан Минасян, Нарек Нерсисян, Сона Манукян, Марианна Саркисян, Лилит Тадевосян

2020
Напомним, что школу «Новый взгляд» при МГИМО ставят в один ряд с «Летово», Хорошколой, Примаковской гимназией – этим подчеркивая, что в ее устройстве, облике, характере не будет ничего типового. Как образно сказал глава UNK project Юлий Борисов, «в этой школе ученики не должны как раньше ходить по «заводу», который штампует из девочек гаечки, а из мальчиков болтики. Надо воспитывать творцов».

Таким образом проектирование школы началось с философии. Идею «Strong knowledge – soft power», то есть «Твердые знания – мягкая сила» в консорциуме предложила «Умная школа». Команда разрабатывала концепцию образовательной среды, в которой большинство учебных процессов идут не в традиционных классах, а в групповой работе, в пространстве между классами. В архитектуре эта мысль кристаллизовалась в центральный прозрачный объем-консоль, связывающий блоки начальной, средней и старшей школы – архитекторы называют его хаб. «Хаб» можно по-разному программировать, здесь есть открытые и полузакрытые пространства с ограниченным доступом посетителей, и разработано до тридцати сценариев и возможностей его перестройки.
Школа в «Садовых Кварталах»
© UNK project

Прозрачность – важный фактор как самого учебного процесса, так и концепции архитектуры. Как говорит Юлий Борисов, нет ничего более мотивирующего, как увидеть, что происходит внутри магазина или ресторана – в школе все тоже самое: важно ощущать связь между пространствами и процессами.

Сделать полноценный общественный центр внутри консоли было необходимо и по причине отсутствия школьного двора – свободной территории для этого на участке нет. Частично эту роль взял на себя искусственный зеленый холм между двумя корпусами, опускающийся к склону пруда. По сути дела это та самая лестница, на которой всегда любит собираться молодежь и которая превращается в мега популярное место неформального общения, будь то амфитеатр «Стрелки», городской Хохловской площади или школьный кампус.
Школа в «Садовых Кварталах»
© UNK project

Зеленая лестница стала важным элементом Экосистемы школы – проект обязан был быть не только живым и гибким в плане образования, но и прививать живой интерес к природе, и увеличивать площадь озеленения. Так, школа дает опыт выращивания растений на кровле, а «драпировка» части фасадов с южной ориентаций кадками с седунами снижает инсоляционную нагрузку. Благодаря озеленению, заложенному в проекте, школа могла бы добавить порядка 1000 дополнительных квадратных метров к площади зеленых насаждений Садовых кварталов.
«Кто-то сравнивает нашу школу со штаб-квартирой Apple – мы воспринимаем это скорее как комплимент»
Архитектурно и композиционно школа в проекте UNK project наследует принципы написанного Сергеем Скуратовым дизайн-кода. Его основные идеи – «прозрачность» как главный аргумент новой школы, острота контраста, подчеркивающего центральную роль объекта в градостроительном ансамбле, и консольный выступ как характерный прием, обнаруживающий родство с образным языком кварталов – легко прочитываются.
author photo

Юлий Борисов, руководитель UNK Project

«Садовые кварталы славятся не только архитектурой, но и прекрасно разработанной пластикой – это многоуровневое пространство, и мы развиваем эту идею вертикальной планировкой. Склон, который идет от пруда, поднимается и «втекает» в зеленый холм, как бы растворяя школу в общественном пространстве. В верхнем блоке у нас появляется легкий разворот, намекающий на сбивку жесткого ритма, которая есть у многих зданий вокруг. Мы используем и закругления, которые также видим в жилых домах».

Что касается отделки фасадов – то как и полагается «жемчужине» квартала, школа не может быть сделана из тех же материалов, что и «оправа». Поэтому в окружении «тяжелых» фактур натурального камня, патинированной меди, школа – максимально прозрачный объем, где почти все – это стекло в оправе динамичных горизонталей. В подшивке консолей и пролетов также использована поливная керамика с зеркальным эффектом. Техногенный «хаб» смягчен геопластикой, врастающей в окружающий ландшафт.

  • zooming
    1 / 12
    Школа в «Садовых Кварталах»
    © UNK project
  • zooming
    2 / 12
    Школа в «Садовых Кварталах»
    © UNK project
  • zooming
    3 / 12
    Школа в «Садовых Кварталах»
    © UNK project
  • zooming
    4 / 12
    Школа в «Садовых Кварталах». Три основных блока школы
    © UNK project
  • zooming
    5 / 12
    Школа в «Садовых Кварталах»
    © UNK project
  • zooming
    6 / 12
    Школа в «Садовых Кварталах»
    © UNK project
  • zooming
    7 / 12
    Школа в «Садовых Кварталах»
    © UNK project
  • zooming
    8 / 12
    Школа в «Садовых Кварталах»
    © UNK project
  • zooming
    9 / 12
    Школа в «Садовых Кварталах»
    © UNK project
  • zooming
    10 / 12
    Школа в «Садовых Кварталах»
    © UNK project
  • zooming
    11 / 12
    Школа в «Садовых Кварталах»
    © UNK project
  • zooming
    12 / 12
    Школа в «Садовых Кварталах». Схема генерального плана
    © UNK project

Юлий Борисов, руководитель бюро UNK project – о конкурсе:
Почему вы приняли решение участвовать в этом конкурсе и довольны ли вы тем, как все прошло?

В бесплатных конкурсах мы не принимаем участие вообще, но тут сделали исключение по нескольким причинам. Первое, у UNK project довольно серьёзные компетенции в области образовательных учреждений, мы много спроектировали и построили. Второе – связано с тем, что исторически я сам живу рядом с Садовыми кварталами и считаю, что это действительно одно из лучших комплексных решений в современной российской архитектуре, большая честь и увлекательный кейс было поработать именно здесь. Третье – это личная мотивация, потому что я многодетный родитель и не удовлетворён теми школами, которые есть в районе, мои дети учатся не в них.

Мы любим конкурсы и считаем, что это прекрасная концепция, не идеальная, но лучше не придумали. Неважно, что мы проиграли, я очень доволен и получил реальный кайф от этого процесса. Для нас это был и большой дистанционный проект, потому что мы как раз попали на вирус. Но главное, сам процесс проектирования в нашей команде был глубоко образовательным.

Как вы поняли основную идею конкурсного ТЗ?

В ТЗ не было подробно расписано, что должно быть в итоге, но конкурс обычно и проводится, когда нету понимания или хочется определиться с чем-то, увидеть разные взгляды. В моей практике бывали случаи и с более подробной программой, но, с другой стороны, это сужает возможности архитектора, и наверное такая проработка будет на следующем этапе у победителя. Когда все понятно – ясен бюджет, цели проекта – конкурс можно не проводить. Можно просто найти людей, которые уже много раз делали похожее, и это нормальный американский путь, где, насколько мне известно, много приглашают архитекторов без конкурсов.
«Ни на одном конкурсе мы не видели, чтобы сказали – что является трендом, что надо сделать, чтобы выиграть. То же самое происходит на любом кинофестивале – никто вам не скажет заранее, что в этом году в тренде то-то и то-то. Это каждый раз видно только по результатам просмотра большого количества кино. Так устроены конкурсы…»

Что вы думаете о проекте-победителе?

Я могу сказать, что меня абсолютно не вдохновляет архитектура победителя, я не считаю ее подходящей к этому месту. По всем канонам проектирования внешняя оболочка здания должна отражать его сущность, если это новая школа, школа про будущее – то и внешним обликом она должна это показать. Но это не значит, что это будет плохая школа. Я видел шикарные школы, которые сделаны в России в деревенских домах. И там потрясающие образовательные технологии, и дети поступают потом в лучшие иностранные заведения. То есть классная, дорогостоящая архитектура – это не must have для качества образования. Более того, я считаю, архитектура не должна довлеть над пользователями, задавать жесткие рамки, она должна помогать.

Я знаю, что вокруг итогов конкурса развилась бурная дискуссия, но мне не нравится то, что оценка проекта порой идет от внешней картинки. Когда я преподавал в МАРХИ, на третьем курсе так делали. Потом уже студенты постарше стали понимать, что есть планировочные решения, экономические аспекты, и архитектор за них тоже ответственен. И если есть бюджетные ограничения – а сейчас не та ситуация, как в те жирные годы, когда строились Садовые кварталы и все было в избытке, архитектор должен уметь жонглировать функциями здания, трудовыми ресурсами. Увидеть по картинке эти аспекты невозможно, и я, например, не могу оценивать решение, глубоко не погрузившись в них.

Свою позицию по результатам конкурса Юлий Борисов также опубликовал на своей странице в Фейсбуке:



zooming
Марк Сартан, «Умная школа» – о философии проекта:
Какова была роль вашей компании в консорциуме?

В результате работы над иркутским проектом «Умной школы» и в силу опыта консультирования архитекторов и девелоперов, мы научились переводить образовательное содержание в архитектурные требования и наоборот, понимать, какие образовательные результаты влекут за собой те или иные архитектурные решения. Поэтому мы выполняли в консорциуме роль функционального заказчика. То есть мы предлагали образовательные сценарии и примеряли их к архитектурно-пространственным решениям. Как вы понимаете, для этого нужно было хотя бы в общих чертах сформулировать образовательную идею.

Как вы поняли конкурсное ТЗ?

Мы предложили идею «Strong knowledge – soft power», то есть «Твердые знания – мягкая сила». Здесь есть акцент на качестве и даже традициях школьного обучения (твердые знания), а также отсылка с связанному с МГИМО контексту современной дипломатии (мягкая сила) и напоминание о современных образовательных моделях, которые базируются на т.н. мягких навыках, или soft skills. Школу-лабораторию мы увидели как «Living school», то есть «живую школу», школу, где обучение происходит в деятельности.

Архитектурное решение коллег по консорциуму развернуло эти идеи в пространстве, отнеся одни помещения к деятельностно-лабораторным, другие – к общественно-коммуникационным, третьи – к традиционно-учебным, но с абсолютно современной возможностью гибкого смешения и переключения функций. От живой школы и контекста Садовых (!) кварталов и появилось озеленение фасада и кровли как возможная опция.
  • zooming
    1 / 8
    Школа в «Садовых Кварталах». Схема плана первого этажа
    © UNK project
  • zooming
    2 / 8
    Школа в «Садовых Кварталах». Схема плана второго этажа
    © UNK project
  • zooming
    3 / 8
    Школа в «Садовых Кварталах». Схема плана третьего этажа
    © UNK project
  • zooming
    4 / 8
    Школа в «Садовых Кварталах». Схема плана 3,5 этажа
    © UNK project
  • zooming
    5 / 8
    Школа в «Садовых Кварталах». Схема плана четвертого этажа
    © UNK project
  • zooming
    6 / 8
    Школа в «Садовых Кварталах». Схема разреза 1-1
    © UNK project
  • zooming
    7 / 8
    Школа в «Садовых Кварталах». Схема разреза 2-2
    © UNK project
  • zooming
    8 / 8
    Школа в «Садовых Кварталах». Схемы развертки фасадов
    © UNK project


Что вы думаете о результатах конкурса? Не слишком ли скромно выглядит школа будущего в проекте победителя?

Решение заказчика обосновано уже тем, что это его решение. Он вправе выбирать проект, которые ему больше всего подходит. Но меня еще в институте учили, что заказчику нужно давать не то, что он просит, а то, что ему нужно. Мы считаем само здание сильным образовательным инструментом, оно тоже учит, передает смыслы, транслирует идею, формирует само- и мироощущения. В этой связи мне не очень нравится само противопоставление экстерьера и интерьера, так же как с образовательной точки зрения мне недостаточно богатства среды как самоцели.

Что такое богатство среды? Дорогие материалы? Сложное оборудование? Разнообразная мебель? Хорошо, но мне мало. Зачем это все? Для какой цели? На какой образовательный результат работает? Почему без него нельзя обойтись? На эти вопросы нужен ответ, причем ответ общий. Все решения для новой школы, и даже не только архитектурные, должны исходить из одной общей образовательной идеи, иначе получится диссонанс, и он обязательно проявится впоследствии. Наш конкурсный проект мы готовили именно таким.

zooming
Марианна Саркисян, архитектурная студия Storaket – о школе-лаборатории:
За какую часть проекта в консорциуме отвечала ваша студия?

По приглашению коллег из UNK project мы согласились принять участие в конкурсе на предварительную концепцию школы МГИМО в качестве разработчиков объемно-планировочных решений. В нашем портфолио много реализованных проектов образовательного назначения, многие из них получали архитектурные награды, в том числе и в России, а школа Ayb С вошла в шорт-лист WAF в 2019 году.

Что такое современная «школа-лаборатория»?

Во всех наших проектах мы пытаемся ломать стереотипы, что школа – это то место, куда ученик должен войти в один день и окончить в другой, а планировка должна отвечать четкой структуре классных комнат, связанных коридором. Школа, это в первую очередь, живой организм, способный изменяться под разные потребности пользователя и новые обстоятельства. Мы решили, что необходимо создать современную образовательную среду, отражающую возможность человека обучаться и общаться на протяжении всей своей жизни.

Кроме стандартного расположения образовательных зон, мы хотели создать единое многофункциональное общественное пространство «хаба», которое будет соединять вокруг себя все основные функции школы. Также в достаточно стесненном участке необходимо было расположить площадки на открытом воздухе. Решением было разместить данные зоны на разных уровнях, используя объем школы, а в качестве «фишки» проекта мы спроектировали открытый амфитеатр, который визуально воспринимался продолжением общего благоустройства пруда.

zooming
Павел Култышев, архитектор, UNK projeсt – об особенностях проекта:
Насколько вы придавали важность архитектуре «оболочки»?

Оболочка не менее важна, чем функциональное наполнение. У любого здания должно быть свое лицо, оно формирует облик комплекса, среду вокруг и создает культурный слепок эпохи. В нашем случае основные учебные блоки «укутаны» в характерную горизонтальную фасадную систему, что создаёт рабочую атмосферу для учащихся, концентрирует всё внимание на интересном и новом образовательном процессе. Горизонтали южной стороны служат солнцезащитой и сокращают затраты на содержание и кондиционирование.

Мы «зашили» все социальные и визуальные коммуникации между учениками в парящий объем комплекса и на контрасте с основными блоками создали полностью проницаемый блок – театр знаний. Здесь собраны все основные общественные пространства школы, этот атриум предоставляет большое количество возможностей для всех учащихся, для детей с разными интересами: здесь есть приватные зоны для общения родителей и преподавателей, зоны коворкингов и брейнштормингов, библиотека, медиа-студия и большой форум для совместных событий, лекций и перформансов.
Школа в «Садовых Кварталах»
© UNK project
Школа в «Садовых Кварталах»
© UNK project

Что вы думаете о градостроительной роли школы в контексте Садовых кварталов?

Мы изначально понимали, что по дизайн-коду школа должна быть смысловым и эмоциональным ядром кварталов, своеобразным образовательным храмом на площади. Мы придумали такой мягкий переход от архитектуры к природе, наш комплекс получился самым зеленым из предложенных концепций: он черпает свои компоненты из существующего контекста и становится связующим элементом, местом, где дети реализуют свой потенциал, центром притяжения для местных жителей.

У нас активны не только крыши, но есть еще и большая зелёная многофункциональная лестница-агора для отдыха учеников. Более того, мы использовали сам фасад здания, поверх стекла мы создали горизонтальную систему из отражающих элементов, которые расположены под 45 градусов к фасаду и своим зеркальным эффектом отражают озеленение перед школой. Плюс к этому, как бонус, мы заложили возможность использования вертикального озеленения из смеси седумов, тем самым, наш вариант школы от сезона к сезону имел бы абсолютно уникальный вид, каждый раз новый.
 


Архитектор:
Юлий Борисов
Мастерская:
UNK project
Проект:
Школа в «Садовых Кварталах»
Россия, Москва, ул. Усачева

Авторский коллектив:
UNK project: Юлий Борисов, Павел Култышев, Дмитрий Захаров
Умная школа: Марк Сартан, Константин Серегин
Storaket: Нарбэ Бедроссян, Меружан Минасян, Нарек Нерсисян, Сона Манукян, Марианна Саркисян, Лилит Тадевосян

2020

10 Июля 2020

author pht

Автор текста:

Наталья Коряковская
Технологии и материалы
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Сейчас на главной
СПбГАСУ-2020. Часть II
Пять выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Константина Самоловова и Константина Трофимова: wow-эффекты для «Тучкова буяна», подробная программа для арт-кластера, остроумное приспособление руин, а также взгляд с Луны на нижегородскую Стрелку.
Летающий форум
Архитекторы MVRDV выиграли конкурс на мастерплан района в центре Карлсруэ: градостроительную ось дворца XVIII века замкнет «летающий» общественный форум с садом на крыше.
СПбГАСУ-2020. Часть I.
Семь выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Ирины Школьниковой и Дениса Романова: геймдев-студия и модный кластер на фабрике «Красное знамя», возобновляемые источники энергии для Крыма, а также альтернативный «Тучков буян» и экологичное пространство на месте заброшенного манежа в Пушкине.
Алюминиевые лепестки
Олимпийский и паралимпийский музей США в Колорадо-Спрингс по проекту Diller Scofidio + Renfro равно рассчитан на посетителей с любыми физическими возможностями.
Комфортный город в себе
Казалось бы, такое невозможно среди человейников, неритмично чередующихся со старыми дачами. И между тем жилой комплекс на территории бизнес-парка Comcity предлагает именно комфортную среду среднего города: не слишком высокую и умеренно-приватную, как вариант идеала современной урбанистики.
Форум на холме
Недалеко от Штутгарта по проекту бюро Дэвида Чипперфильда полностью завершен культурный центр Carmen Würth Forum: теперь там открылись музей и конференц-центр.
Градосвет удаленно 24.07.2020
В Петербурге обсудили торгово-офисный комплекс для одного из самых плотных районов города: с супрематическими фасадами, системой террас и головокружительными парковками.
Критика единомышленников
Foster + Partners, одни из инициаторов-подписантов экологического архитектурного манифеста Architects Declare, подверглись критике за два недавних проекта «курортных» аэропортов для Саудовской Аравии, так как авиасообщение считается самым разрушительным для окружающей среды видом транспорта.
Архитектура в объективе: 14 фотографов
Мы собирали эту коллекцию два месяца: о начале увлечения архитектурой как предметом фотографирования, об историях профессиональной карьеры и о недавних проектах, о пользе сетей для поиска заказчиков – но и о традиционном отношении к фотографии. Российские архитектурные фотографы рассказывают о себе и делятся опытом. Всё это в контексте обзора instagram-аккаунтов, но не ограничиваясь им.
Городок у старой казармы
Бюро melix воссоздает атмосферу старого Оренбурга в проекте жилого комплекса у Михайловских казарм – важного городского памятника, пришедшего в упадок. Проект победил в конкурсе, проведенном городской администрацией и теперь ищет инвестора.
Мозаика этажей
Жилой комплекс Etaget по проекту архитекторов Kjellander Sjöberg встроен в сложившуюся застройку центральной части Стокгольма, имитируя «город в городе».
Градсовет удаленно 17.07.2020
Щедрый на критику, рефлексию и решения градсовет, на котором обсуждался картельный сговор, потакание девелоперу и несовершенство законодательства.
Второе дыхание «революционного движения профсоюзов»
Архитекторы KCAP и Cityförster представили проект реконструкции в Братиславе конгресс-центра Дома профсоюзов и прилегающей территории: они планируют вернуть жизнь на историческую площадь, в начале 1980-х превращенную в позднемодернистский «плац» с транспортной развязкой.
Движение по краю
ЖК «Лица» на Ходынском поле – один из новых масштабных домов, дополнивший застройку вокруг Ходынского поля. Он умело работает с масштабом, подчиняя его силуэту и паттерну; творчески интерпретирует сочетание сложного участка с объемным метражом; упаковывает целый ряд функций в одном объеме, так что дом становится аналогом города. И еще он похож на семейство, защищающее самое дорогое – детей во дворе, от всего на свете.
Старые стены
Восьмиэтажный кирпичный склад на чугунном каркасе в Манчестере превращен архитекторами Archer Humphryes в самый большой британский апарт-отель.
Агент визуальной устойчивости
Сравнительно небольшой дом на границе фабрики «Большевик» сочетает два противоположных качества: дорогие материалы и декоративизм ар-деко и крупную, несколько даже брутальную сетку фасадов с акцентом на пластинчатом аттике.
Деревянный треугольник
У вокзала в Ассене на севере Нидерландов нет главного фасада: он соединяет части города, а не разделяет их. Авторы проекта – бюро Powerhouse Company и De Zwarte Hond.
Пресса: Рейтинг экспертов в сфере урбанистики
Центр политической конъюнктуры (ЦПК) по заказу Экспертного института социальных исследований (ЭИСИ) составил первый публичный рейтинг экспертов. Представляем вашему вниманию Топ-50 наиболее авторитетных и влиятельных экспертов в сфере урбанистики.
Новый двор
Термы, руины и городской лабиринт – предложения для Никольских рядов, разработанные в рамках форсайта, организованного журналом «Проект Балтия».
Белая площадь
Площадь Единства в центре Каунаса из парадной территории превратилась согласно проекту бюро 3deluxe во многофункциональное пространство, рассчитанное на самых разных горожан, от любителей скейтбординга до родителей с маленькими детьми.
Долгосрочная устойчивость
Архитекторы MVRDV представили проект реконструкции своей знаменитой постройки – павильона Нидерландов на Экспо в Ганновере, пустовавшего 20 лет.
Введение в параметрику
В нашей подборке: вдохновляющие ресурсы, книги, курсы и люди, которые помогут познакомиться с алгоритмической архитектурой и проектированием.
Наследие модернизма: Artek и ресторан Savoy
Ресторан Savoy в Хельсинки с интерьерами авторства Алвара и Айно Аалто вновь открыл свои двери после тщательной реставрации и реконструкции. Savoy был обновлен лондонской студией Studioilse в сотрудничестве с финским мебельным брендом Artek, Городским музеем Хельсинки и Фондом Алвара Аалто.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Памяти Юрия Волчка
Вчера, 6 июля, умер Юрий Волчок, историк архитектуры, ученый, хорошо известный всем, кто хоть сколько-нибудь интересуется советским модернизмом. Слово – его коллегам и ученикам.
Все о Эве
Общим голосованием студентов и преподавателей лондонской школы Архитектурной ассоциации выражено недоверие директору этого ведущего мирового вуза, Эве Франк-и-Жилаберт, и отвергнут ее план развития школы на ближайшие пять лет. В ответ в управляющий совет АА поступило письмо известных практиков, теоретиков и исследователей архитектуры, называющих итог голосования результатом сексизма и предвзятости.
Клетка Фарадея
Проект клубного дома в 1-м Тружениковом переулке – попытка архитекторов разместить значительный объем на крошечном пятачке земли так, чтобы он выглядел элегантно и респектабельно. На помощь пришли металл, камень и гнутое стекло.
Цвет и линия
Находки бюро «А.Лен» для проектирования бюджетного детского сада: мозаика нерегулярных окон и работа с цветом.
Градсовет удаленно 2.07.2020
Рельсы как основа композиции, компиляция как архитектурный прием и неудавшееся обсуждение фонтана на очередном градсовете, прошедшем в формате видеотрансляции.
Союз искусства и техники
Интерес к архитектуре 1930-х для Степана Липгарта – путеводная звезда. В проекте дома «Amo» на Васильевском острове в Санкт-Петербурге архитектор взял за точку отсчета московское ар-деко – эстетское, с росписями в технике сграффито. И заодно развил типологию квартала как органической структуры.
На краю ледника
В горах на западе Норвегии, у ледника Юстедал, заработала туристическая база Tungestølen по проекту архитекторов Snøhetta. Ее фасады обшиты деревом, обработанным по средневековому методу – как у ставкирки.
Стекло и камень
В штате Вирджиния началась реконструкция руин дома Фрэнсиса Лайтфута Ли – одного из «подписантов» Декларации независимости США (1776). Чтобы не нарушить аутентичность сооружения, все новые части, включая конструктивные, будут выполнены из стекла.