English version

Юлий Борисов: «ЖК «Остров» – уникальный проект, мы взялись за него с интересом и с азартом»

Один из самых больших проектов жилой застройки Москвы – «Остров» компании Донстрой – сейчас активно строится в Мневниковской пойме. Планируется построить порядка 1.5 млн м2 на почти 40 га. Начинаем изучать проект – прежде всего, говорим с Юлием Борисовым, руководителем архитектурной компании UNK, которая работает с большей частью жилых кварталов, ландшафтом и даже предложила общий дизайн-код для освещения всей территории.

mainImg
Архитектор:
Юлий Борисов
Мастерская:
UNK https://unk.ltd/
Жилой комплекс «Остров» в Мневниковской пойме – гигантский проект компании «Донстрой Инвест». Впрочем, сама пойма – еще больше, будущий ЖК не занимает ее целиком, а располагается в средней части каплевидной территории, окруженной излучиной Москвы-реки. По сторонам – заросшие зеленью участки, будущие парки, и несколько стройплощадок. К реке ЖК «Остров» примыкает в северной части, там два квартала, 1 и 4, стоят у воды; к западу территории уже построено и строится несколько спортивных объектов, в том числе Ледовый дворец Татьяны Навки, здание с искусственной волной и открытый стадион. В северо-восточной части поймы, у станции метро «Мневники», вроде бы все еще теплятся планы строительства Парламентского центра, о котором говорят с 2015 года; но мало что известно.

Зато жилой комплекс не просто известен, а развивается очень быстро – вокруг другой новой станции метро, «Терехово». Здесь вовсю идет строительство и проектирование. Площадь его территории – 36.6 га, общая площадь всего, что планируется построить – порядка 1.5 млн м2, это много, очень много, фактически, целый город. Его и позиционируют так: девелопер не скрывает замкнутого характера территории и рассматривает ее как достоинство – отделенный от города «остров» (на самом деле полуостров, конечно же) в окружении реки и зелени. Все, вероятно, видели рекламу с водяным «бубликом»; мы к ней еще вернемся. Другая многократно озвученная особенность проекта – внимание к современным технологиям и энергоэффективности, здесь запланированы станции для дронов, интернет G5 и другие технические новации. 
ЖК «Остров»
© UNK

В 2020 году мастер-план развития территории предложила британская компания LDA+ (напомним, в 2015 они же работали с первоначальным планом «Серпа и молота»). Затем, однако, технические показатели будущего ЖК существенно выросли и мастер-план перестал быть актуальным. Развитие района началось с двух кварталов: номер 1 в северо-западной части у реки (его проектировали АПЕКС) и номер 2 в центре (авторы – Горпроект и Филипп Никандров). Затем, где-то в конце 2021 года, для осмысления всей территории в целом и проектирования следующих пяти кварталов пригласили UNK Юлия Борисова. Задача была масштабная, а времени – примерно 9 месяцев.

Поначалу проект развивался в режиме секретности, только отдельные картинки «просачивались» через рассылки ведомств. Теперь о нем можно говорить относительно свободно, продажи открыты, презентации проведены. Поскольку проект очень большой, а UNK работали не только над архитектурой кварталов, но также предложили весь общественный ландшафт и концепцию вечерней подсветки, – мы решили рассказать о нем в смешанном формате. Начнем с интервью Юлия Борисова и рассказа об отдельных проектах, один из которых охватывает ландшафтные решения, другой всю подсветку комплекса, они разработаны соответственно UNK Landscape и UNK Lighting; часть кварталов также планируем рассмотреть отдельно. 

Архи.ру: 
Что составило главную сложность? 

Юлий Борисов, UNK:
Главной сложностью стала скорость работы, тут потребовались все наши способности к самоорганизации. Кроме того, гигантские объемы – район размером со средний европейский город. Словом, это была уникальная задача, а мы любим неординарные задачи, поэтому взялись с интересом и даже с азартом.
 
Кроме того должен сказать, что я «фанат» района Хамовники и Лужников. Я там живу, я там вырос, я там работал над центром Водных видов спорта и Единоборств… Мне кажется, что Мневниковская пойма во многом похожа, конечно же, с той существенной разницей, что пока не застроена. Это излучина Москвы-реки, отсюда открывается роскошный вид на другую сторону, один берег пологий, другой высокий. Я изучал историю застройки Хамовников, много интересных совпадений. С другой стороны, Мневники это природная территория – таких в Москве осталось мало. К ней требовался очень внимательный подход, и это тоже уникальная задача.
 
В чем основная идея вашего проекта?
 
Основной посыл – в том, что случайностей быть не должно. Другой – отчасти противоположный: нельзя скатиться в стандартизацию и шаблонные решения. Мы стремились балансировать на грани вариативности и общего дизайн-кода – не то чтобы создать впечатление исторического города, развивавшегося долго и естественно, – мы хорошо понимаем, что в данном случае это невозможно, – но избежать монотонности, сформировать узнаваемое «лицо» района, сохранив разнообразие.

Идея пригласить другие бюро для работы над частью кварталов принадлежала вам или заказчику? Кто выбирал соавторов? Как сработались?
 
Идея была наша, заказчик ее поддержал. Я считаю такой подход правильным в глобальном плане, тут мы находимся в фарватере здравых тенденций, таких совместных проектов мы знаем очень много. Партнеров выбирал я, мы давно знакомы, кроме того, мы исходили из загрузки коллег. Должен сказать, что, поскольку работать пришлось очень быстро и еще потому что мы все хорошо знакомы, взаимодействие не было особенно формализовано, мы работали как одна команда и не было большой разницы между «внешними» и «внутренними».
ЖК «Остров», квартал №4
© Лаптев и Партнёры / предоставлено UNK
ЖК «Остров» квартал №5
© Архитектурное бюро ASADOV / предоставлено пресс-службой Москомархитеткуры

Но в конечном счете за результат отвечали мы; мы же определяли основные параметры, массинг, общие принципы, взаимодействовали тесно и постоянно. Были, конечно, импровизации, но моя «диктатура» была достаточно жесткой.
 
Какими еще средствами вы добиваетесь разнообразия и как внедряете общие черты?
 
Во многом нам помогло и разнообразие типологии; у каждого квартала свои параметры по плотности и высотности. В частности, третий квартал – клубный дом: он меньшей высоты и более высокого класса жилья.
ЖК Остров квартал №3
© UNK

Здесь, в ответ на запрос потенциальных клиентов и заказчика, мы выбрали тему условного «Версаля в современном лондонском исполнении»: дом симметричный, его фасады отличает большая многодельность, хотя и без прямой стилизации, он имеет аттиковый этаж с террасами, сочетает фибробетон цвета известняка с облицовкой медного оттенка – это не порошковая покраска, мы перебрали порядка 80 образцов подобрали оттенок и фактуру так, чтобы поверхность напоминала натуральную медь и была долговечной; я специально летал в Лондон, смотрел здание Фостера…
  • zooming
    1 / 6
    ЖК Остров квартал №3
    © UNK
  • zooming
    2 / 6
    ЖК Остров квартал №3
    © UNK
  • zooming
    3 / 6
    ЖК Остров квартал №3
    © UNK
  • zooming
    4 / 6
    ЖК Остров квартал №3
    © UNK
  • zooming
    5 / 6
    ЖК Остров квартал №3
    © UNK
  • zooming
    6 / 6
    ЖК Остров квартал №3
    © UNK

Дом позволил нам разнообразить палитру всего комплекса в целом, послужил своего рода отправной точкой. В всех других кварталах, как относительно сдержанных, так и футуристичных, мы повсеместно используем светло-бежевый тон, белый, черный и медный оттенок. Нам нужна была некая «музыкальная тема», в рамках которой в каждом квартале развивается своя история.
 
К примеру, шестой квартал, соседний с третьим, но расположенный ближе к центру и выходу из метро – высокоплотный, с меньшими ценами на жилье, чем в клубном доме; можно сказать, что это жилье для молодежи и молодых семей. И в нем есть детский сад. Мы решили развить «игровую» тему – так появились крупные вырезы, как будто из кубиков, в духе LEGO или Майнкрафта. Вырезы расположены на видовых лучах, они помогают раскрыть некоторые виды. Силуэт становится сложнее, это помогает избежать чрезмерной простоты «коробок». Не люблю коробки, у здания должен быть узнаваемый абрис.
  • zooming
    1 / 8
    ЖК «Остров» квартал №6
    © UNK
  • zooming
    2 / 8
    ЖК «Остров» квартал №6
    © UNK
  • zooming
    3 / 8
    ЖК «Остров» квартал №6. Схемы фасадов корпуса 1 в осях 1.1-1.9, 1.9-1.1, 1.А-1.Г, 1.Г-1.А
    © UNK
  • zooming
    4 / 8
    ЖК «Остров» квартал №6. Схемы фасадов корпуса 2 в осях 2.1-2.8, 2.8-2.1, 2.Г-2.А, 2.А-2.Г
    © UNK
  • zooming
    5 / 8
    ЖК «Остров» квартал №6. Схемы фасадов корпуса 3 в осях 3.1-3.9, 3.9-3.1, 3.Д-3.А, 3.А-3.Д
    © UNK
  • zooming
    6 / 8
    ЖК «Остров» квартал №6. Схемы фасадов корпуса 4 в осях 4.1-4.20, 4.20-4.1
    © UNK
  • zooming
    7 / 8
    ЖК «Остров» квартал №6
    © UNK
  • zooming
    8 / 8
    ЖК «Остров» квартал №6
    © UNK

Но расположенные по соседству кварталы, третий и шестой, очень различались, надо было как-то увязать их между собой… Тогда самую высокую башню шестого квартала я нарисовал сам. Ее масштаб и значительная высота «принадлежат» шестому кварталу, а детализация ажурного медного фасада, как и «корона» в верхней части, выстраивают переклички с клубным домом, его проработкой и его аттиком. У кого-то она вызывает классические ассоциации, у кого-то восточные.
ЖК «Остров» квартал №6
© UNK
ЖК «Остров» квартал №6
© UNK

Отдельной задачей было увязать рисунок ажурной медной решетки с сеткой окон, пришлось повозиться, но мы справились. И с противоположной стороны нам тоже удалось выстроить ансамбль, что нечасто бывает в современной городской застройке.

Каким образом?
 
В пятом квартале, которым занималось АБ ASADOV, согласно концепции требовалось разместить торговый центр. Мы достаточно долго искали решение, и все никак не получалось найти для него правильное место. Помог Александр Асадов – он предложил развернуть объем ТРЦ, поставить его не параллельно, а перпендикулярно бульвару. Тогда всё сошлось: прямоугольник молла занял пространство между двумя центральными кварталами, шестым и пятым, а башни на торцах двух участков мы поставили по три, друг напротив друга. Получилась объемно-пространственная увязка, срежиссированное градостроительное решение, настоящий центр, высокоплотный и симметричный, рядом с выходом из метро.
ЖК «Остров» квартал №5
© Архитектурное бюро ASADOV / предоставлено пресс-службой Москомархитеткуры

Кроме того, очень важную роль в объединении пространства всего комплекса сыграли проекты подсветки, дизайн-код которой мы разработали для всего комплекса, и ландшафт общественных территорий, обоими проектами занимались компании, входящие в систему UNK, UNK Lighting и UNK Landscape.
ЖК «Остров»: концепция архитектурной подсветки
© UNK

К слову о ландшафте, центральный бульвар – тоже часть ЖК? Почему он такой прямой?
 
Прямой он потому, что под ним проходит ветка метро, соответственно, земля – городская, здесь множество границ, территория ближе к домам принадлежит ЖК, бульвар муниципальный. Но мы сделали все возможное для того, чтобы визуально сгладить границы и сделать бульвар органичной частью комплекса. И уделили максимум внимания той части города, которая воспринимается непосредственно человеком, пешеходом. У нас много галерей при торговых улицах, реализован подход «сухие ноги», позволяющий перемещаться внутри одного квартала, условно говоря, не замочив ботинок. В городе должно быть легко и приятно гулять. 
ЖК «Остров» квартал №6
© UNK
ЖК Остров квартал №3
© UNK
ЖК Остров квартал №3
© UNK

Но о проектах подсветки и ландшафта пусть лучше расскажут их авторы, руководители подразделений.
 
ЖК «Остров» – самый большой ваш проект на данный момент?
 
Если считать его за «единицу» – да. Именно в стадии П. У нас есть крупные проекты в Южно-Сахалинске, они больше по площади, но суммарно по квадратным метрам «Остров» больше.
Архитектор:
Юлий Борисов
Мастерская:
UNK https://unk.ltd/

12 Мая 2023

Похожие статьи
Сергей Орешкин: «Наш опыт дает возможность оперировать...
За последние годы петербургское бюро «А.Лен» прочно закрепило за собой статус федерального, расширив географию проектов от Санкт-Петербурга до Владивостока. Получать крупные заказы помогает опыт, в том числе международный, структура и «архитектурная лаборатория» – именно в ней рождаются методики, по которым бюро создает комфортные квартиры и урбан-блоки. Подробнее о росте мастерской рассказывает Сергей Орешкин.
2023: что говорят архитекторы
Набрали мы комментариев по итогам года столько, что самим страшно. Общее суждение – в архитектурной отрасли в 2023 году было настолько все хорошо, прежде всего в смысле заказов, что, опять же, слегка страшновато: надолго ли? Особенность нашего опроса по итогам 2023 года – в нем участвуют не только, по традиции, москвичи и петербуржцы, но и архитекторы других городов: Нижний, Екатеринбург, Новосибирск, Барнаул, Красноярск.
Александра Кузьмина: «Легко работать, когда правила...
Сюжетом стенда и выступлений архитектурного ведомства Московской области на Зодчестве стало комплексное развитие территорий, или КРТ. И не зря: задача непростая и очень «живая», а МО по части работы с ней – в передовиках. Говорим с главным архитектором области: о мастер-планах и кто их делает, о том, где взять ресурсы для комфортной среды, о любимых проектах и даже о том, почему теперь мало хороших архитекторов и что делать с плохими.
Согласование намерений
Поговорили с главным архитектором Института Генплана Москвы Григорием Мустафиным и главным архитектором Южно-Сахалинска Максимом Ефановым – о том, как формируется рабочий генплан города. Залог успеха: сбор данных и моделирование, работа с горожанами, инфраструктура и презентация.
Изменчивая декорация
Члены экспертного совета премии Innovative Public Interiors Award 2023 продолжают рассуждать о том, какими будут общественные интерьеры будущего: важен предлагаемый пользователю опыт, гибкость, а в некоторых случаях – тотальный дизайн.
Определяющая среда
Человекоцентричные, технологичные или экологичные – какими будут общественные интерьеры будущего, рассказывают члены экспертного совета премии Innovative Public Interiors Award 2023.
Иван Греков: «Заказчик, который может и хочет сделать...
Говорим с Иваном Грековым, главой архитектурного бюро KAMEN, автором многих знаковых объектов Москвы последних лет, об истории бюро и о принципах подхода к форме, о разном значении объема и фасада, о «слоях» в работе со средой – на примере двух объектов ГК «Основа». Это квартал МИРАПОЛИС на проспекте Мира в Ростокино, строительство которого началось в конце прошлого года, и многофункциональный комплекс во 2-м Силикатном проезде на Звенигородском шоссе, на днях он прошел экспертизу.
Резюмируя социальное
В преддверии фестиваля «Открытый город» – с очень важной темой, посвященной разным апесктам социального, опросили организаторов и будущих кураторов. Первый комментарий – главного архитектора Москвы Сергея Кузнецова, инициатора и вдохновителя фестиваля архитектурного образования, проводимого Москомархитектурой.
Прямая кривая
В последний день мая в Москве откроется биеннале уличного искусства Артмоссфера. Один из участников Филипп Киценко рассказывает, почему архитектору интересно участвовать в городских фестивалях, а также показывает свой арт-объект на Таможенном мосту.
Бетонные опоры
Архитектурный фотограф Ольга Алексеенко рассказывает о спецпроекте «Москва на стройке», запланированном в рамках Арх Москвы.
Валид Каркаби: «В Хайфе есть коллекция арабского Баухауса»
В 2022 году в порт города Хайфы, самый глубоководный в восточном Средиземноморье, заходило рекордное количество круизных лайнеров, а общее число туристов, которые корабли привезли, превысило 350 тысяч. При этом сама Хайфа – неприбранный город с тяжелой судьбой – меньше всего напоминает туристический центр. О том, что и когда пошло не так и возможно ли это исправить, мы поговорили с архитектором Валидом Каркаби, получившим образование в СССР и несколько десятилетий отвечавшим в Хайфе за охрану памятников архитектуры.
О сохранении владимирского вокзала: мнения экспертов
Продолжаем разговор о сохранении здания вокзала: там и проект еще не поздно изменить, и даже вопрос постановки на охрану еще не решен, насколько нам известно, окончательно. Задали вопрос экспертам, преимущественно историкам архитектуры модернизма.
Фандоринский Петербург
VFX продюсер компании CGF Роман Сердюк рассказал Архи.ру, как в сериале «Фандорин. Азазель» создавался альтернативный Петербург с блуждающими «чикагскими» небоскребами и капсульной башней Кисе Курокавы.
2022: что говорят архитекторы
Мы долго сомневались, но решили все же провести традиционный опрос архитекторов по итогам 2022 года. Год трагический, для него так и напрашивается определение «слов нет», да и ограничений много, поэтому в опросе мы тоже ввели два ограничения. Во-первых, мы попросили не докладывать об успехах бюро. Во-вторых, не говорить об общественно-политической обстановке. То и другое, как мы и предполагали, очень сложно. Так и получилось. Главный вопрос один: что из архитектурных, чисто профессиональных, событий, тенденций и впечатлений вы можете вспомнить за год.
KOSMOS: «Весь наш путь был и есть – поиск и формирование...
Говорим с сооснователями российско-швейцарско-австрийского бюро KOSMOS Леонидом Слонимским и Артемом Китаевым: об учебе у Евгения Асса, ценности конкурсов, экологической и прочей ответственности и «сообщающимися сосудами» теории и практики – по убеждению архитекторов KOSMOS, одно невозможно без другого.
КОД: «В удаленных городах, не секрет, дефицит кадров»
О пользе синего, визуальном хаосе и общих и специальных проблемах среды российских городов: говорим с авторами Дизайн-кода арктических поселений Ксенией Деевой, Анастасией Конаревой и Ириной Красноперовой, участниками вебинара Яндекс Кью, который пройдет 17 сентября.
Никита Токарев: «Искусство – ориентир в джунглях...
Следующий разговор в рамках конференции Яндекс Кью – с директором Архитектурной школы МАРШ Никитой Токаревым. Дискуссия, которая состоится 10 сентября в 16:00 оффлайн и онлайн, посвящена междисциплинарности. Говорим о том, насколько она нужна архитектурному образованию, где начинается и заканчивается.
Архитектурное образование: тренды нового сезона
МАРШ, МАРХИ, школа Сколково и руководители проектов дополнительного обучения рассказали нам о том, что меняется в образовании архитекторов. На что повлиял уход иностранных вузов, что будет с российской архитектурной школой, к каким дополнительным знаниям стремиться.
Архитектор в метаверс
Поговорили с участниками фестиваля креативных индустрий G8 о том, почему метавселенные – наша завтрашняя повседневность, и каким образом архитекторы могут влиять на нее уже сейчас.
Арсений Афонин: «Полученные знания лучше сразу применять...
Яндекс Кью проводит бесплатную онлайн-конференцию «Архитектура, город, люди». Мы поговорили с авторами докладов, которые могут быть интересны архитекторам. Первое интервью – с руководителем Софт Культуры. Вебинар о лайфхаках по самообразованию, в котором он участвует – в среду.
Устойчивость метода
ТПО «Резерв» в честь 35-летия покажет на Арх Москве совершенно неизвестные проекты. Задали несколько вопросов Владимиру Плоткину и показываем несколько картинок. Пока – без названий.
Сергей Надточий: «В своем исследовании мы формулируем,...
Недавно АБ ATRIUM анонсировало почти завершенное исследование, посвященное форматам проектирования современных образовательных пространств. Говорим с руководителем проекта Сергеем Надточим о целях, задачах, специфике и структуре будущей книги, в которой порядка 300 страниц.
Олег Манов: «Середины нет, ее нужно постоянно доказывать...
Олег Манов рассказывает о превращении бюро FUTURA-ARCHITECTS из молодого в зрелое: через верность идее создавать новое и непохожее, околоархитектурную деятельность, внимание к рисунку, макетам и исследование взаимоотношений нового объекта с его окружением.
Технологии и материалы
Навстречу ветрам
Glorax Premium Василеостровский – ключевой квартал в комплексе Golden City на намывных территориях Васильевского острова. Архитектурная значимость объекта, являющегося частью парадного морского фасада Петербурга, потребовала высокотехнологичных инженерных решений. Рассказываем о технологиях компании Unistem, которые помогли воплотить в жизнь этот сложный проект.
Вся правда о клинкерном кирпиче
​На российском рынке клинкерный кирпич – это синоним качества, надежности и долговечности. Но все ли, что мы называем клинкером, действительно им является? Беседуем с исполнительным директором компании «КИРИЛЛ» Дмитрием Самылиным о том, что собой представляет и для чего применятся этот самый популярный вид керамики.
Игры в домике
На примере крытых игровых комплексов от компании «Новые Горизонты» рассказываем, как создать пространство для подвижных игр и приключений внутри общественных зданий, а также трансформировать с его помощью устаревшие функциональные решения.
«Атмосферные» фасады для школы искусств в Калининграде
Рассказываем о необычных фасадах Балтийской Высшей школы музыкального и театрального искусства в Калининграде. Основной материал – покрытая «рыжей» патиной атмосферостойкая сталь Forcera производства компании «Северсталь».
Фасадные подсистемы Hilti для воплощения уникальных...
Как возникают новые продукты и что стимулирует рождение инженерных идей? Ответ на этот вопрос знают в компании Hilti. В обзоре недавних проектов, где участвовали ее инженеры, немало уникальных решений, которые уже стали или весьма вероятно станут новым стандартом в современном строительстве.
ГК «Интер-Росс»: ответ на запрос удобства и безопасности
ГК «Интер-Росс» является одной из старейших компаний в России, поставляющей системы защиты стен, профили для деформационных швов и раздвижные перегородки. Историю компании и актуальные вызовы мы обсудили с гендиректором ГК «Интер-Росс» Карнеем Марком Капо-Чичи.
Для защиты зданий и людей
В широкий ассортимент продукции компании «Интер-Росс» входят такие обязательные компоненты безопасного функционирования любого медицинского учреждения, как настенные отбойники, угловые накладки и специальные поручни. Рассказываем об особенностях применения этих элементов.
Стоимостной инжиниринг – современная концепция управления...
В современных реалиях ключевое значение для успешной реализации проектов в сфере строительства имеет применение эффективных инструментов для оценки капитальных вложений и управления затратами на протяжении проектного жизненного цикла. Решить эти задачи позволяет использование услуг по стоимостному инжинирингу.
Материал на века
Лиственница и робиния – деревья, наиболее подходящие для производства малых архитектурных форм и детских площадок. Рассказываем о свойствах, благодаря которым они заслужили популярность.
Приморская эклектика
На месте дореволюционной здравницы в сосновых лесах Приморского шоссе под Петербургом строится отель, в облике которого отражены черты исторической застройки окрестностей северной столицы эпохи модерна. Сложные фасады выполнялись с использованием решений компании Unistem.
Натуральное дерево против древесных декоров HPL пластика
Вопрос о выборе натурального дерева или HPL пластика «под дерево» регулярно поднимается при составлении спецификаций коммерческих и жилых интерьеров. Хотя натуральное дерево может быть красивым и универсальным материалом для дизайна интерьера, есть несколько потенциальных проблем, которые следует учитывать.
Максимально продуманное остекление: какими будут...
Глубина, зеркальность и прозрачность: подробный рассказ о том, какие виды стекла, и почему именно они, используются в строящихся и уже завершенных зданиях кампуса МГТУ, – от одного из авторов проекта Елены Мызниковой.
Кирпичная палитра для архитектора
Свыше 300 видов лицевого кирпича уникального дизайна – 15 разных форматов, 4 типа лицевой поверхности и десятки цветовых вариаций – это то, что сегодня предлагает один из лидеров в отечественном производстве облицовочного кирпича, Кирово-Чепецкий кирпичный завод КС Керамик, который недавно отметил свой пятнадцатый день рождения.
​Панорамы РЕХАУ
Мир таков, каким мы его видим. Это и метафора, и факт, определивший один из трендов современной архитектуры, а именно увеличение площади остекления здания за счет его непрозрачной части. Компания РЕХАУ отразила его в широкоформатных системах с узкими изящными профилями.
Топ-15 МАФов уходящего года
Какие малые архитектурные формы лучше всего продавались в 2023 году? А какие новинки заинтересовали потребителей?
Спойлер: в тренды попали как умные скамейки, так и консервативная классика. Рассказываем обо всех.
Сейчас на главной
Барочный вихрь
В Шанхае открылся выставочный центр West Bund Orbit, спроектированный Томасом Хезервиком и бюро Wutopia Lab. Посетителей он буквально закружит в экспрессивном водовороте.
Сахарная вата
Новый ресторан петербургской сети «Забыли сахар» открылся в комплексе One Trinity Place. В интерьере Марат Мазур интерпретировал «фирменные» элементы в минималистичной манере: облако угадывается в скульптурном потолке из негорючего пенопласта, а рафинад – в мраморных кубиках пола.
Образ хранилища, метафора исследования
Смотрим сразу на выставку «Архитектура 1.0» и изданную к ней книгу A-Book. В них довольно много всякой свежести, особенно в тех случаях, когда привлечены грамотные кураторы и авторы. Но есть и «дыры», рыхлости и удивительности. Выставка местами очень приятная, но удивительно, что она думает о себе как об исследовании. Вот метафора исследования – в самый раз. Это как когда смотришь кино про археологов.
В сетке ромбов
В Выксе началось строительство здания корпоративного университета ОМК, спроектированного АБ «Остоженка». Самое интересное в проекте – то, как авторы погрузили его в контекст: «вычитав» в планировочной сетке Выксы диагональный мотив, подчинили ему и здание, и площадь, и сквер, и парк. По-настоящему виртуозная работа с градостроительным контекстом на разных уровнях восприятия – действительно, фирменная «фишка» архитекторов «Остоженки».
Связь поколений
Еще одна современная усадьба, спроектированная мастерской Романа Леонидова, располагается в Подмосковье и объединяет под одной крышей три поколения одной семьи. Чтобы уместиться на узком участке и никого не обделить личным пространством, архитекторы обратились к плану-зигзагу. Главный объем в структуре дома при этом акцентирован мезонинами с обратным скатом кровли и открытыми балками перекрытия.
Сады как вечность
Экспозиция «Вне времени» на фестивале A-HOUSE объединяет работы десяти бюро с опытом ландшафтного проектирования, которые размышляли о том, какие решения архитектора способны его пережить. Куратором выступило бюро GAFA, что само по себе обещает зрелищность и содержательность. Коротко рассказываем об участниках.
Розовый vs голубой
Витрина-жвачка весом в две тонны, ковролин на стенах и потолках, дерзкое сочетание цветов и фактур превратили магазин украшений в место для фотосессий, что несомненно повышает узнаваемость бренда. Автор «вирусного» проекта – Елена Локастова.
Образцовая ностальгия
Пятнадцать лет компания Wuyuan Village Culture Media Company занимается возрождением горной деревни Хуанлин в китайской провинции Цзянси. За эти годы когда-то умирающее поселение превратилось в главную туристическую достопримечательность региона.
IPI Award 2023: итоги
Главным общественным интерьером года стал туристско-информационный центр «Калужский край», спроектированный CITIZENSTUDIO. Среди победителей и лауреатов много региональных проектов, но ни одного петербургского. Ближайший конкурент Москвы по числу оцененных жюри заявок – Нижний Новгород.
Пресса: Набросок города. Владивосток: освоение пейзажа зоной
С градостроительной точки зрения самое примечательное в этом городе — это его план. Я не знаю больше такого большого города без прямых улиц. Так может выглядеть план средневекового испанского или шотландского борго, но не современный крупный город
Птица земная и небесная
В Музее архитектуры новая выставка об архитекторе-реставраторе Алексее Хамцове. Он известен своими панорамами ансамблей с птичьего полета. Но и модернизм научился рисовать – почти так, как и XVII век. Был членом партии, консервировал руины Сталинграда и Брестской крепости как памятники ВОВ. Идеальный советский реставратор.
Города Ленобласти: часть I
Центр компетенций Ленинградской области за несколько лет существования успел помочь сотням городов и поселений улучшить среду, повысть качество жизни, привлечь туристов и инвестиции. Мы попросили центр выбрать наиболее важные проекты и рассказать о них. В первой подборке – Ивангород, Новая Ладога, Шлиссельбург и Павлово.
Три измерения города
Начали рассматривать проект Сергея Скуратова, ЖК Depo в Минске на площади Победы, и увлеклись. В нем, как минимум, несколько измерений: историческое – в какой-то момент девелопер отказался от дальнейшего участия SSA, но концепция утверждена и реализация продолжается, в основном, согласно предложенным идеям. Пространственно-градостроительное – архитекторы и спорят с городом, и подыгрывают ему, вычитывают нюансы, находят оси. И тактильное – у построенных домов тоже есть свои любопытные особенности. Так что и у текста две части: о том, что сделано, и о том, что придумано.
В центре – полукруг
Бюро Atelier Delalande Tabourin реконструировало здание правительства региона Центр–Долина Луары в Орлеане. Главным мотивом проекта стали заданные планировкой зала заседаний полукруг и круг.
Башни в детинце
Жилой комплекс в Уфе, построенный по проекту PRSPKT.Architects, объединяет два масштаба: башни маркируют возвышенность и въезд в город, а малоэтажные корпуса соотнесены с контекстом и историей места, которое когда-то было обнесено крепостными стенами.
Золотое кольцо
Показываем работы трех финалистов конкурса на эскизный проект нового международного аэропорта Ярославля. Концепцию победителя планируют реализовать к 2027 году.
Энергия [пост]модернизма
В Аптекарском приказе Музея архитектуры открылась выставка Владимира Кубасова. Она состоит, по большей части, из новых поступлений – архива, переданного в музей дочерью архитектора Мариной, но, с другой стороны, рисунки Кубасова собраны по проектам и неплохо раскрывают его творческий путь, который, как подчеркивают кураторы, прямо стыкуется с современной архитектурой, так как работал архитектор всю жизнь до последнего вздоха, почти 50 лет.
Кристаллы и минералы
Архитектор Дмитрий Серегин, успевший поработать в Coop Himmelb(l)au MAD Architects , предлагает новый подход к реабилитационной архитектуре. С помощью нейросети он стирает грань между архитектурой и природой, усиливая целительное воздействие последней на человека.
Модернизация – 3
Третья книга НИИТИАГ о модернизации городской среды: что там можно, что нельзя, и как оно исторически происходит. В этом году: готика, Тамбов, Петербург, Енисейск, Казанская губерния, Нижний, Кавминводы, равно как и проблематика реновации и устойчивости.
Там русский дух
Второй проект, реализованный бюро Megabudka на территории парка «Кудыкина гора» – гостиничный комплекс. В нем архитекторы продолжили поиски идентичности, но изменили направление: в сторону белокаменных церквей, уюта избы, уездного быта и космизма. Не обошлось и без драмы.
Счастье независимого творчества
Немало уже было сказано с трибуны и в кулуарах – как это хорошо, что в период застоя и типовухи развивались другие виды архитектурного творчества: НЭР, бумажная архитектура... Но не то чтобы мы хорошо знаем этот слой. Теперь, благодаря книге Андрея Бокова, который сам принимал участие во многих моментах этой деятельности, надеемся, станет намного яснее. Книга бесценная, написана хорошо. Но есть сомнения. В пророческом пафосе.
Новый «Полёт»
Архитекторы бюро «Мезонпроект» разработали проект перестройки областного молодежного центра «Полёт» в Орле. Летний клуб, построенный еще в конце 1970-х годов, станет всесезонным и приобретет много дополнительных функций.