English version

Архитектура как инструмент обучения

Концепция благотворительной школы «Точка будущего» в Иркутске основана на новейших образовательных программах и предназначена, в числе прочего, для адаптации детей-сирот к самостоятельной жизни. Одной из составляющих обучения должна стать архитектура здания: его структура и разные типы связанных друг с другом пространств.

author pht

Автор текста:
Юлия Тарабарина

14 Сентября 2020
mainImg
Архитектор:
Карстен Примдаль
Юлий Борисов
Юлия Тряскина
Мастерская:
UNK project http://unkproject.ru
Проект:
Образовательный комплекс «Точка будущего» в Иркутске
Россия, Иркутск, Байкальский тракт

Авторский коллектив:
Архитектурная концепция: CEBRA
Стадия Проект: UNK project
Руководитель авторского коллектива: Юлий Борисов; архитектура: Юлий Борисов; интерьеры: Юлия Тряскина; архитекторы: Волков Илья, Татьяна Тряскина; главный инженер: Александр Цукерман;
Ландшафтный дизайн: Vega landskab

2015 — 2018 / 2018 — 2020

Заказчик: ООО «Умная школа», благотворительный фонд «Новый дом»
 
Здание школы «Точка Будущего», которое завершено и сдано в эксплуатацию в феврале 2020 года в Иркутске, построено согласно архитектурной концепции консорциума датского бюро Cebra и российского UNK project, победившей в международном конкурсе 2015 года [CEBRA глава консорциума, UNK project их российские коллеги, ландшафтные архитекторы Vega Landskab, инженеры Niras].

Проект школы – очень звучный, идеи всесторонне прогрессивны: современные образовательные методики, никакого отбора по способностям – возьмут тех, кто первый подаст заявление, – и 15% приемных детей, в том числе с особыми потребностями, чьи семьи [большие семьи так называемых профессиональных родителей, – прим. ред.] будут жить в коттеджном поселке, построенном рядом со зданием школы: «впервые в России школьная программа будет включать элементы инклюзии и социальной адаптации». Коротко говоря, согласно замыслу «Точка будущего» должна давать лучшее самым несчастным: современное образование, основанное на индивидуальном подходе и высокой степени адаптивности, сиротам не самого благополучного региона РФ.

Идею прогрессивной школы с интеграцией детей-сирот, как известно, высказала в 2011 году Тина Канделаки, она же стала инициатором проекта, чье развитие именно в Иркутске объясняется социальной ситуацией в области. В 2017 году в Иркутской области сирот было больше, чем в других регионах РФ, сейчас статистика улучшается, но не очень быстро. Проект «был заявлен» в 2013 году, тогда же началась разработка программы. По словам Тины Канделаки, «Для России этот проект – как проектирование штаб-квартиры Google для Америки».

Основное образование в «Точке будущего» предполагается бесплатным, даже семьи в коттеджах, как подчеркивают организаторы, не будут платить аренду, а только «коммуналку». Все это – без государственного финансирования, так как школа – полностью частный благотворительный проект: как строительство, так и поддержку последующего функционирования комплекса взял на себя фонд «Новый дом» уроженца Иркутской области Альберта Авдоляна. Строительство здания обошлось в 6 млрд рублей. Первый учебный год в «Точке будущего» начался 1 сентября 2020, заявления собраны в апреле. Школа поддерживает полный цикл обучения от детского сада до старших классов и при всей прогрессивности программы соответствует нормативам РФ, как образовательным, так и строительным. Через три года, к 2023, общее количество учеников планируется довести до 1022 человек, около 150 из них должны быть приемными детьми. Коттеджи – на 20 семей.
Образовательный комплекс «Точка будущего»
Фотография: «Точка будущего»

Программа обучения, также как и подготовки педагогов, разработана Центром разработки образовательных систем «Умная школа», глава центра Марк Сатран также участвовал в подготовке ТЗ архитектурного конкурса, написанного им совместно с КБ «Стрелка».
author photo

Марк Сартан, руководитель Центра разработки образовательных систем «Умная школа»:

«При разработке архитектурного проекта мы ставили перед собой задачу сделать само здание образовательным инструментом. Для коллег из датского архитектурного бюро CEBRA это был вдохновляющий вызов. В ходе совместных воркшопов они мгновенно откликались на запросы, вместе с нами прорабатывали ежедневные образовательные сценарии в проектируемом пространстве и соответственно корректировали инженерные и планировочные решения.

Самым трудным было уложить архитектурные и образовательные идеи в прокрустово ложе российских норм. В предельно зарегулированном детском саду пришлось в угоду внешним требованиям выгородить отдельные групповые ячейки и соединить их коридорами, что противоречит всем современным трендам. В остальных корпусах удалось сохранить многосвязность и общественные пространства, насыщенные образовательными функциями, скорректировав их согласно нормативам.

Здание должно было воплощать идею единства, основополагающую для благотворительного социального проекта, помогать ребенку делать выбор, вдохновлять его на действия, отражать его взросление, учить ответственно распоряжаться пространством и своим образованием. Архитекторы предложили круг отдельных зданий под объединяющим укрытием, где ребенок, взрослея, переходит из одного корпуса в другой, а каждодневный маршрут может выбирать из множества вариантов. Получилось полное отражение образовательной идеи в архитектурно-пространственном решении».

Датская архитектурная компания CEBRA, возглавившая победивший консорциум, специализируется, в числе прочего, на современных школьных зданиях, соответствующих новым образовательным концепциям, или даже, по словам самих датчан, на создании пространств, которые могут «обучать сами по себе».
Образовательный комплекс «Точка будущего»
Фотография: «Точка будущего»

Предложенная концепция, согласно ее авторскому описанию, не была подчинена ни заданной программе, ни тем более какой-то одной образовательной парадигме, – а скорее стремилась следовать за «энергетикой обучения как такового». Главная идея – гибкость и разнообразие, причем между множеством разных функций возникает «гравитационное» притяжение, «как между звездами в галактике», способствующее росту и развитию.

Все это хорошо описано в ролике
конкурсной концепции с сайта Cebra:



author photo

Карстен Примдел, партнер-основатель Cebra, глава консорциума, победившего в конкурсе

«Программа конкурса была нацелена на поиск нового типа школы, основанной на знаниях и логике современных исследований в области педагогики.

Мы добились этого с помощью узнаваемой архитектуры с сильной идентичностью образа. Несколько объемов со шипцовыми кровлями сгруппированы в кольцо, срезанное снаружи по кругу: как будто несколько отдельных зданий соединены общей кровлей. Большие выносы карнизов, защищающих от солнца и дождя, позволят использовать внешнее пространство в разное время года. Кроме того образовательная программа учебных помещений, согласно нашему замыслу, должна находить продолжение в пространстве центра кольца, в зеленом дворе-патио: он должен стать активным, живым и насыщенным. Уравновешивающие активность центра спокойные созерцательные пространства классов, напротив, сгруппированы по внешнему контуру, используя красоты окружающих пейзажей.

Мы считаем архитектуру саму по себе инструментом обучения, она способна стимулировать наши способности учиться. Рекомендую познакомиться с WISE, электронной книгой, выпущенной исследовательским подразделением CEBRA, и с нашей сенсорно-ориентированной технологией проектирования умных школ под названием Common Sense [Здравый Смысл]».

Образовательный комплекс «Точка будущего»
Фотография: «Точка будущего»

Резюмируя слова Карстена Примдаля из CEBRA, можно сказать, что школа, во-первых, развивается изнутри наружу, аккумулируя энергетику обучения, выплескивая детскую активность во двор в поисках катализатора учебного процесса, и замирает перед красотой окружающих ландшафтов. А полюбоваться есть чем: участок расположен у южной границы города, у Чергутеевского залива, за аэропортом и за округом Солнечным, который считается самым престижным в городе, но в отличие даже от Солнечного, здесь, еще немного южнее, преобладают не пятиэтажки, а коттеджные поселки. Так что окружение – каменные дома со скатными кровлями, с которыми зигзагообразный силуэт школы заметно перекликается, вписываясь, таким образом, в контекст.
Образовательный комплекс «Точка будущего»
Фотография: «Точка будущего»
Образовательный комплекс «Точка будущего»
Фотография: «Точка будущего»

Упомянутые Примдалем выносы карнизов поддержаны тонкими колоннами – в сущности это портики, и у них две задачи: защитить окна от прямых солнечных лучей, чтобы не понадобились дополнительные жалюзи и шторы, и развить максимум активности в этом пространстве, промежуточном между «внутри» и «снаружи», защищенном от дождя, но открытом свежему воздуху. Большинство из нас знает по опыту детства, какая это важная вещь школьный двор, даже в любом типовом проекте, чему мы там только не учились. А здесь возникает еще и переходное звено, которое, кроме того, перекликается с идеями классики истории образования, потому что как учили великие философы античности, стоики и перипатетики? Прогуливаясь на свежем воздухе в тени портика.
Образовательный комплекс «Точка будущего»
Фотография: «Точка будущего»
Образовательный комплекс «Точка будущего»
Фотография: «Точка будущего»
Образовательный комплекс «Точка будущего»
Фотография: «Точка будущего»
Образовательный комплекс «Точка будущего»
Фотография: «Точка будущего»
Образовательный комплекс «Точка будущего»
Фотография: «Точка будущего»
Образовательный комплекс «Точка будущего»
Фотография: «Точка будущего»
Образовательный комплекс «Точка будущего»
Фотография: «Точка будущего»

Пространств под колоннами здесь видимо-невидимо, по внешнему и внутреннему контуру, отчего школа похожа на античный город, собравшийся в кольцо, – или же на европейский колледж, выстроенный вокруг двора с галереями (тут вспоминаем уже не Аристотеля, а Гарри Поттера). К слову, в отличие от Сколтеха Херцога и де Мерона, где шахматное чередование прямоугольных объемов и таких же двориков заключено в строгую циркульную границу, здесь все контуры очень асимметричны, оставляя «воздух» и акцентируя сходство с мини-городом. Я спросила архитекторов CEBRA о сходстве с проектом Herzog & de Meuron – они ответили, что проекты «звездных» швейцарцев достойны восхищения, но концепция CEBRA опирается на собственные поиски, начатые еще в работах 2006-2008 годов, и кроме того, сходство заканчивается на круглом плане и щипцовых кровлях, в остальном же всё иначе.
  • zooming
    1 / 5
    Образовательный комплекс «Точка будущего»
    Фотография: «Точка будущего»
  • zooming
    2 / 5
    Образовательный комплекс «Точка будущего»
    Фотография: «Точка будущего»
  • zooming
    3 / 5
    Образовательный комплекс «Точка будущего»
    Фотография: «Точка будущего»
  • zooming
    4 / 5
    Образовательный комплекс «Точка будущего»
    Фотография: «Точка будущего»
  • zooming
    5 / 5
    Образовательный комплекс «Точка будущего»
    Фотография: «Точка будущего»

author photo

Юлий Борисов, UNK project

«Проект – колоссальной сложности и масштаба, для России беспрецедентный. Если сравнивать с Москвой, это школа уровня Хорошколы и Летово, но «Точка будущего» крупнее и находится очень далеко от столицы, в Иркутске. Поэтому я считаю очень правильным, что к работе были привлечены наши коллеги из датского CEBRA, бюро с опытом исследований в области архитектуры, развивающей новые тенденции в области образования, в портфолио которого уже были реализованные проекты современных школ. Мы часто созванивались, обсуждали концепцию; главная идея принадлежит датчанам, но должен сказать, и нам удалось что-то добавить. Эта работа очень нас обогатила, дала полезный опыт в области проектирования школьных зданий.

Образ здания построен на двух основных темах: поскольку важной отправной точкой проекта было создать место, в котором детям-сиротам будет комфортно учиться, то круг – это своего рода стена, которая должна работать на эффект защищенности. Для таких детей очень важно чувствовать себя в безопасности. Вторая идея – дом, отсюда контур скатных кровель; важно, чтобы дети воспринимали школу как второй дом.

В основу пространственной модели легли две ключевые особенности новой модели образования: оно должно воспитывать в людях ответственность, прежде всего за себя, самостоятельность и способность к самообразованию. Человек учится всю жизнь, в современном обществе это все более актуально, все время надо осваивать что-то новое, все больше требуются кроссплатформенные знания. Многофункциональность и гибкость – основа современного мира, и мы закладывали это в программу современной школы. У нас даже окна разные, где-то маленькие, где-то большие. Детей сразу учат жить, работать, учиться, взаимодействовать в сложных пространствах. Значительная часть обучения происходит не по традиционной модели «учитель и дети за партами», а иначе, к примеру в игровой форме; дети учатся сами и учат друг друга, даже на переменах.

Мы ценим этот проект, и приложили много усилий к тому, чтобы при дальнейшей разработке и вынужденном сокращении бережно отнестись и к заложенной в его основу образовательной концепции и к идеям наших коллег-датчан».

Образовательный комплекс «Точка будущего»
Фотография: «Точка будущего»
Образовательный комплекс «Точка будущего»
Фотография: «Точка будущего»
Образовательный комплекс «Точка будущего»
Фотография: «Точка будущего»
Образовательный комплекс «Точка будущего»
Фотография: «Точка будущего»

Переработка концепции, созданной совместно CEBRA и UNK project, была вызвана прежде всего финансовым кризисом: курс рубля упал и здание, по словам архитекторов, пришлось удешевить приблизительно на 20%, причем основная сложность состояла в том, что нельзя было просто пожертвовать какой-то частью, но к оптимизации бюджета следовало подойти всесторонне, сохранив все существенное. Где-то пришлось заменить материалы. Отдельное внимание уделили «снеговым карманам» в пазухах щипцовых кровель. UNK project провели весь проект от стадии П до завершения и интерьеров, взяли на себя функции генпроектировщика.
  • zooming
    1 / 8
    Образовательный комплекс «Точка будущего»
    Фотография: «Точка будущего»
  • zooming
    2 / 8
    Образовательный комплекс «Точка будущего»
    Фотография: «Точка будущего»
  • zooming
    3 / 8
    Образовательный комплекс «Точка будущего»
    Фотография: «Точка будущего»
  • zooming
    4 / 8
    Образовательный комплекс «Точка будущего»
    Фотография: «Точка будущего»
  • zooming
    5 / 8
    Образовательный комплекс «Точка будущего»
    Фотография: «Точка будущего»
  • zooming
    6 / 8
    Образовательный комплекс «Точка будущего»
    Фотография: «Точка будущего»
  • zooming
    7 / 8
    Образовательный комплекс «Точка будущего»
    Фотография: «Точка будущего»
  • zooming
    8 / 8
    Образовательный комплекс «Точка будущего»
    Фотография: «Точка будущего»

«Все это было очень непросто, – поясняет Юлий Борисов. – Помимо сокращения бюджета надо было соблюсти все нормативы, в том числе по сейсмоопасности до 8 баллов. Школа должна быть супер-безопасна. Нам помог опыт и наличие в бюро разных подразделений, от инженерного до интерьерного».

«В целом наши российские коллеги были максимально лояльны к исходному проекту, – говорит Карстен Примдаль. – Возможно, если сравнивать окончательный результат с конкурсной концепцией, некоторые проектные решения и какие-то эстетические тонкости CEBRA реализовали бы иначе. Но в целом я считаю результат удачным; при ближайшем рассмотрении, я бы сказал, решение колонн и окон верхнего света, цвета, текстуры и итоговые материалы могут вызвать вопросы. Вижу, что программа пространственной организации поддерживает принципы обучения, построенного на активной деятельности, но мне сложно оценить программу на детализированном уровне, поскольку я не так близко знаком с итоговым проектом и идеями, положенными, в конечном счете, в его основу.
Образовательный комплекс «Точка будущего»
Фотография: «Точка будущего»

Одна из проблем заключалась в том, что требовалось совместить два типа школ: новую и традиционную, подчиненную устаревшим нормативам; необходимо было следовать коду, который сам по себе подразумевал неэффективное использование пространства. Уверен, что нормативы требуют пересмотра и обновления, это сделало бы строительство более экономичным и позволило бы сократить текущие расходы на поддержание здания, а следовательно, выгадать больше средств на собственно обучение», – подчеркивает архитектор.

Интерьеры школы, как уже прозвучало, построены на идее гибкости и сочетания разных пространств, от традиционных классов до разнообразных холлов и атриумов с множеством скамеек, что рассчитано на общение и разнообразное времяпрепровождение. Строгость и некоторую сухость первоначального проекта, почти полностью белого и монохромного, оживили вкраплениями позитивных салатового, оранжевого, насыщенного желтого.
author photo

Юлия Тряскина, UNK project:

«Интерьеры в концепции CEBRA были минималистичны и даже аскетичны, построены на нейтральности и отсутствии цвета, что не типично для России. То, что мы добавили, построено на одной из идей комплекса – что интерьер растет вместе с ребенком, и масштаб, и эмоциональное восприятие. В пространствах для малышей мы добавили фактур, с которыми они могли бы взаимодействовать. Мы постепенно увеличивали масштаб интерьера соответственно возрасту ребенка. Добавили чуть-чуть цвета, пятна-акценты и росписи. Но это лишь акценты, в целом мы следовали концепции, что-то подчеркнули, оживили, усилили».

  • zooming
    1 / 5
    Образовательный комплекс «Точка будущего»
    Фотография: «Точка будущего»
  • zooming
    2 / 5
    Образовательный комплекс «Точка будущего»
    Фотография: «Точка будущего»
  • zooming
    3 / 5
    Образовательный комплекс «Точка будущего»
    Фотография: «Точка будущего»
  • zooming
    4 / 5
    Образовательный комплекс «Точка будущего»
    Фотография: «Точка будущего»
  • zooming
    5 / 5
    Образовательный комплекс «Точка будущего»
    Фотография: «Точка будущего»

Действительно, вкрапления – именно акценты, на деревянных скамейках амфитеатра, в рамках разноразмерных окон и мебели. Общий тон стен – раздвигающий пространство белый, его подчеркивают линейные светильники на потолке, они дополняют окна верхнего света.
  • zooming
    1 / 19
    Образовательный комплекс «Точка будущего»
    Фотография: «Точка будущего»
  • zooming
    2 / 19
    Образовательный комплекс «Точка будущего»
    Фотография: «Точка будущего»
  • zooming
    3 / 19
    Образовательный комплекс «Точка будущего»
    Фотография: «Точка будущего»
  • zooming
    4 / 19
    Образовательный комплекс «Точка будущего»
    Фотография: «Точка будущего»
  • zooming
    5 / 19
    Образовательный комплекс «Точка будущего»
    Фотография: «Точка будущего»
  • zooming
    6 / 19
    Образовательный комплекс «Точка будущего»
    Фотография: «Точка будущего»
  • zooming
    7 / 19
    Образовательный комплекс «Точка будущего»
    Фотография: «Точка будущего»
  • zooming
    8 / 19
    Образовательный комплекс «Точка будущего»
    Фотография: «Точка будущего»
  • zooming
    9 / 19
    Образовательный комплекс «Точка будущего»
    Фотография: «Точка будущего»
  • zooming
    10 / 19
    Образовательный комплекс «Точка будущего»
    Фотография: «Точка будущего»
  • zooming
    11 / 19
    Образовательный комплекс «Точка будущего»
    Фотография: «Точка будущего»
  • zooming
    12 / 19
    Образовательный комплекс «Точка будущего»
    Фотография: «Точка будущего»
  • zooming
    13 / 19
    Образовательный комплекс «Точка будущего»
    Фотография: «Точка будущего»
  • zooming
    14 / 19
    Образовательный комплекс «Точка будущего»
    Фотография: «Точка будущего»
  • zooming
    15 / 19
    Образовательный комплекс «Точка будущего»
    Фотография: «Точка будущего»
  • zooming
    16 / 19
    Образовательный комплекс «Точка будущего»
    Фотография: «Точка будущего»
  • zooming
    17 / 19
    Образовательный комплекс «Точка будущего»
    Фотография: «Точка будущего»
  • zooming
    18 / 19
    Образовательный комплекс «Точка будущего»
    Фотография: «Точка будущего»
  • zooming
    19 / 19
    Образовательный комплекс «Точка будущего»
    Фотография: «Точка будущего»

Внутри есть бассейн и спортзал, и оборудованные учебные кабинеты.
author photo

Ирина Белянова, президент благотворительного фонда «Новый дом»:

«В феврале мы получили разрешение на ввод в эксплуатацию образовательного комплекса. Здание «Точки будущего» – это шесть корпусов, расположенных по кругу и объединенных одной общей крышей. Оно не только современное и комфортное, но и надежное, ведь речь идет о детях.

В классах и группах детского сада большие и малые окна расположены на разных высотах, чтобы свет равномерно попадал в кабинеты в любое время дня. В комплексе практически нет коридоров – большие холлы, переходы, открытые пространства. Все для того, чтобы дети общались, занимались, отдыхали.

За основу был взят проект датской компании, а российские специалисты адаптировали его с учетом местных особенностей. Например, учли высокую сейсмическую активность региона и усилили конструкции. В Иркутске низкие температуры зимой и высокие летом, поэтому здание дополнительно утеплили.

Очень хотелось, чтобы комплекс отражал и местный колорит. Мы же живем в лесном регионе. Поэтому деревянные скамейки из скандинавских стран заменили на лавочки из сибирского дерева. Долго искали иркутских мастеров, которые сделают для малышей тематические детские площадки. В итоге получились уникальные игровые комплексы, которые выполняют еще и образовательную функцию. Вокруг здания уже начали разбивать большой пейзажный парк. Он будет состоять преимущественно из местных растений».

Словом, иркутская школа – очень прогрессивное, масштабное образовательное начинание. Нацелена в будущее лучшими методиками, им вторят архитектурные решения, бережно пронесенные от концепции к реализации несмотря на сложности финансового кризиса. Так и вспоминается Царскосельский лицей, вся его история, и не так важно, что там был коридор, а здесь от коридоров избавляются. Прошло двести лет, методики поменялись, но не изменилась надежда на то, что правильное, новое обучение даст лучшего человека: вырастут дети, выучатся, и будут способствовать лучшему миру. Все же удивительная вещь эти идеи просвещения. Надежда должна быть. 

Архитектор:
Карстен Примдаль
Юлий Борисов
Юлия Тряскина
Мастерская:
UNK project http://unkproject.ru
Проект:
Образовательный комплекс «Точка будущего» в Иркутске
Россия, Иркутск, Байкальский тракт

Авторский коллектив:
Архитектурная концепция: CEBRA
Стадия Проект: UNK project
Руководитель авторского коллектива: Юлий Борисов; архитектура: Юлий Борисов; интерьеры: Юлия Тряскина; архитекторы: Волков Илья, Татьяна Тряскина; главный инженер: Александр Цукерман;
Ландшафтный дизайн: Vega landskab

2015 — 2018 / 2018 — 2020

Заказчик: ООО «Умная школа», благотворительный фонд «Новый дом»
 

14 Сентября 2020

author pht

Автор текста:

Юлия Тарабарина
Технологии и материалы
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой (DNK ag), Алексея Козыря, Михаила Бейлина(Citizenstudio) и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом «Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Светлые грани у подножия Монблана
Бюджетный, влагостойкий и удобный облицовочный материал – цементные плиты КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ® – стал основой для создания узнаваемого образа центра водных видов спорта в курортном альпийском Салланше.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Сейчас на главной
Древность, дроны и кортен
Руины средневекового замка Гельфштын на востоке Чехии благодаря реконструкции по проекту бюро atelier-r не только избежали обрушения, но и стали доступней туристам.
Умерла Ольга Севан
Реставратор, исследователь и защитник деревянной архитектуры и исторической среды русского Севера, малых городов и сел.
Традиции энергетики
В Порсгрунне на юге Норвегии по проекту архитекторов Snøhetta построено четвертое здание из их ресурсоэффективной серии Powerhouse: как и три предыдущих, оно произведет за время эксплуатации (минимум 60 лет) больше энергии, чем потратит, включая периоды строительства и демонтажа и даже процесс производства стройматериалов.
Подвижность модульного
В ЖК Discovery ADM architects предложили современную версию структурализма: форма основана на модульных ячейках, которые, плавно выдвигаясь и углубляясь, придают контурам объемов сдержанную гибкость, «дифференцированную» поэлементно. Пластично-ступенчатые фасады «прошиты» золотистыми нитями – они объединяют объемы, подчеркивая рельефность решения.
Наследники трамвая
Офисный комплекс Five в пражском районе Смихов «вырастает» из исторического здания трамвайного депо. Авторы проекта – бюро Qarta Architektura.
Бинокль архитектора
Новый собственный дом Тотана Кузембаева – удивительный деревянный катамаран, врытый в склон под углом, обратным перепаду рельефа. Сама двухчастная структура дома была выбрана ради лучшей звукоизоляции, столь необычная посадка на участке – ради лучшего вида, ну а выбор дерева как ключевого материала постройки, конечно, никого не удивил.
Забег по петле
Образовательный центр и информационный павильон нового района в окрестностях Чэнду связаны красной лентой – эксплуатируемой кровлей с беговой дорожкой по проекту Powerhouse Company.
СПбГАСУ 2020: Архитектурный факультет
Лучшие работы архитектурного факультета СПбГАСУ, созданные под руководством Владимира Линова, Владлена Лявданского и Наталии Новоходской в 2020 году: деревянный жилой комплекс, оздоровительный центр в горах, еще одна история для Кенигсберга и преображение бывшего детского лагеря.
Жизнь на биеннале
Скандинавский павильон на ближайшей венецианской биеннале превратится в экспериментальное жилье-кохаузинг по замыслу норвежских архитекторов Helen & Hard при участии восьми жильцов из их «коммунального» дома в Ставангере.
Полифония строгого стиля
Проект жилого комплекса «ID Московский» на Московском проспекте в Петербурге – работа команды Степана Липгарта минувшего 2020 года. Ансамбль из двух зданий, объединенных пилонадой, выполнен в стиле обобщенной неоклассики с элементами ар-деко.
Металлическая «улыбка»
В жилом комплексе The Smile по проекту BIG на Манхэттене 20% квартир рассчитаны на малообеспеченных жильцов, а еще 10% горожане со средним доходом могут снять по сниженной стоимости.
Кирпичный узор
Многофункциональный комплекс Theodora House на месте бывшего пивоваренного завода Carlsberg в Копенгагене: в историческом складе архитекторы Adept устроили офисы и пристроили к нему жилые корпуса, восстановив планировку начала XX века.
Архитекторы.рф 2020, часть II
Продолжаем изучать работы выпускников программы Архитекторы.рф 2020 года: стратегия для пасмурных городов, рабочие места в спальных районах, эссе о демократическом подходе к проектированию, а также концепции развития для территорий Архангельска и Воронежа.
Древесина как ценность
Спроектированный Nikken Sekkei к Олимпиаде в Токио центр гимнастики имеет двойное назначение: когда Игры, наконец, состоятся, трибуны уберут, и он станет выставочным павильоном.
В три голоса
Высотный – 41-этажный – жилой комплекс HIDE строится на берегу Сетуни недалеко от Поклонной горы. Он состоит из трех башен одной высоты, но трактованных по-разному. Одна из них, самая заметная, кажется, закручивается по спирали, складываясь из множества золотистых эркеров.
Зеленые ступени наверх
В 400-метровых парных башнях для нового бизнес-комплекса на юге Китая Zaha Hadid Architects предусмотрели террасные сады, связывающие небоскреб с окружением.
Архитекторы.рф 2020
Изучаем работы выпускников второго потока программы Архитекторы.рф. В первой подборке: уберизация школ, Верхневолжский парк руин, а также регламент для застройки Купецкой слободы и план развития реликтового бора.
Как на праздник, часть II
В продолжении подборки современных офисных интерьеров: висячие и вертикальные сады, живой уголок, капсулы для сна и офис-трансформер.
Истина в Зодчестве
Алексей Комов выбран куратором следующего фестиваля «Зодчество». Тема – «Истина». Рассматриваем выдержки из тезисов программы.
Двадцатый год, нелегкий: что говорят архитекторы
Тридцать архитекторов – о прошедшем 2020 годе, перипетиях, плюсах и минусах «удаленки», новых проектах, постройках и других профессиональных событиях, выставках и результатах конкурсов. Также говорим о перспективах закона об архитектурной деятельности.
Умерла Зоя Харитонова
Соавтор Алексея Гутнова, одна из тех архитекторов, кто стоял у истоков группы НЭР. Среди ее работ – многофункциональный жилой район в Сокольниках и превращение Старого Арбата в пешеходную улицу.
Умер Виктор Логвинов
Архитектор и юрист, увлеченный «зеленой архитектурой» и отдавший больше 30 лет защите корпоративных прав архитектурного сообщеcтва в рамках своей деятельности в Союзе архитекторов. Один из авторов закона «Об архитектурной деятельности».
Походные условия
Конгресс-центр Китайского предпринимательского форума в Ябули на северо-востоке КНР по проекту пекинского бюро MAD вдохновлен образами туристической палатки и доверительной беседы бизнесменов у костра.
Владимир Григорьев: «Панельная застройка везде одинакова,...
В Санкт-Петербурге стартовал открытый конкурс «Ресурс периферии», участникам которого предлагается разработать концепцию повышения качества среды жилых кварталов 1970-1990-х годов. Выясняем подробности у главного архитектора города.
Григориос Гавалидис: «Запрос на качественную архитектуру...
Бюро, которое очень быстро, за 5-6 лет, выросло от 3 до 50 архитекторов и теперь работает с крупными ЖК и значительными мастер-планами «городов-спутников» Подмосковья. Основано греком из города Салоники. Григориос Гавалидис считает скучной работу с частными домами на островах, говорит по-русски как москвич и мечтает сделать московскую городскую среду комфортной, разнообразной и безопасной – как в Греции.
Пост-комфортный город
С появлением в программе традиционной конференции Москомархитектуры термина «пост-комфортный» стало очевидно, что повестка «комфортности» в пандемию если и не отменяется, то значительно корректируется.
Остаточная площадь, добавленная стоимость
Выстроенный на сложном участке на юге Парижа «доступный» жилой дом соединяет экологические материалы, вертикальное озеленение, городскую ферму и помещения общего пользования вместо пентхауса. Авторы проекта – бюро Мануэль Готран.
В пространстве парка Победы
В проекте жилого комплекса, который строится сейчас рядом с парком Поклонной горы по проекту Сергея Скуратова, многофункциональный стилобат превращен в сложносочиненное городское пространство с интригующими подходами-спусками, берущими на себя роль мини-площадей. Архитектура жилых корпусов реагирует на соседство Парка Победы: с одной стороны, «растворяясь в воздухе», а с другой – поддерживая мемориальный комплекс ритмически и цветом.
Как на праздник, часть I
В первой подборке офисных интерьеров, отвечающих современному трудовому процессу – wi-fi и камины, переговорные и игровые, эффектность и функциональность.
Динамика проспекта
На Ленинградском проспекте недалеко от метро Сокол завершено строительство БЦ класса А Alcon II. ADM architects решили главный фасад как три объемные ленты: напряженный трафик проспекта как будто «всколыхнул» материю этажей крупными волнами.
Кирпич и золото
Новый кинотеатр в Каоре на юге Франции по проекту бюро Антонио Вирга восстановил историческую структуру городской площади, где при этом был создан зеленый «оазис».
Андрей Асадов: «На концептуальном этапе надо сразу...
Исследуем главный витраж саратовского аэропорта «Гагарин», составленный из стеклопакетов, наклоненных под углом и образующих «воронку» над входом. Обсуждаем особенности витражных конструкций, а также поиск технологии, которая позволит реализовать красивое архитектурное решение, не пожертвовав надежностью и стоимостью объекта.
Каменные профили
В Цюрихе завершено строительство нового корпуса Кунстхауса, крупнейшего художественного музея Швейцарии. Авторы проекта – берлинский филиал бюро Дэвида Чипперфильда.
Пароход у причала
Апарт-отель, похожий на корабль с широкими палубами, спроектирован для участка на берегу Химкинского водохранилища в Южном Тушино. Дом-пароход, ориентированный на воду и Северный речной вокзал, словно «готовится выйти в плавание».
Не кровля, а швейцарский нож
Ландшафтное бюро Landprocess из Бангкока превратило крышу одного из старейших университетов Таиланда в городской огород, совмещенный с общественным пространством и резервуарами для хранения дождевой воды.
Магия ритма, или орнамент как тема
ЖК Veren place Сергея Чобана в Петербурге – эталонный дом для встраивания в исторический город и один из примеров реализация стратегии, представленной автором несколько лет назад в совместной с Владимиром Седовым книге «30:70. Архитектура как баланс сил».
Архитектор в девелопменте
Девелоперские компании берут в команду архитекторов, а порой создают целые архитектурные подразделения внутри своей структуры: о роли, значении, возможностях архитектора в сфере девелопмента Архи.ру и Институт «Стрелка», изучающий эту непростую тему в течение года, поговорили с архитекторами, которые работают в девелопменте, и другими специалистами.
Еще одна история
Рассказ Феликса Новикова о проектировании и строительстве ДК Тракторостроителей в Чебоксарах, не вполне завершенном в девяностые годы. Теперь, когда рядом, в парке построено новое здание кадетского училища, автор предлагает вернуться в идее размещения монументальной композиции на фасадах ДК.
Виталий Лутц: «Работа над ЗИЛом была очень интересна...
Недавно Архсовет в неформальном режиме обсудил мастер-план территории ЗИЛ-Юг, разработанный на основе ППТ Института Генплана, утвержденного в 2016 году. Об истории и особенностях проектов 2011-2017 рассказывает их непосредственный участник и руководитель.
Живое дерево
Новая книга признанного специалиста по современной деревянной архитектуре России Николая Малинина, изданная музеем «Гараж», нетрадиционна по многим пареметрам, начиная с того, что не вписывается в правила жанровых определений. Как дышит автор – так и пишет. Но знает свой предмет нешуточно, так что книгу надо признать скорее приметой рождения нового жанра исследования, чем простым отступлением от норм.