English version

Супер-пергола

Новый бизнес-центр на Пресне, в 1-м Земельном переулке, совмещает технологичность и эко-ориентированность. Его обтекаемые формы и белая диагональная решетка фасадов сочетаются с новой версией вертикального озеленения: отстоящей от фасада зеленью дикого винограда, которая не спорит с решеткой-«перголой», но лишь оттеняет ее.

Юлия Тарабарина

Автор текста:
Юлия Тарабарина

08 Ноября 2021
mainImg
Архитектор:
Юлий Борисов
Проект:
БЦ в 1-м Земельном переулке, 1
Россия, Москва, ЦАО, район Пресненский, 1-й Земельный переулок, вл. 7/2, стр. 1-2

Авторский коллектив:
Руководитель авторского коллектива – Юлий Борисов, архитекторы: Михаил Иванченко, Данило Вукосавлевич, Павел Култышев, Анастасия Давыдова, Лоренцо Маттана, Марат Мухамедов. Инженеры: Александр Цукерман, Владислав Серебряков, Павел Ашихмин, Роман Лопуха, Олег Расторгуев
Интерьеры: Егор Коновалов, Спартак Чинеников, Анна Юреско, Иван Стебунов

2016 — 2016 / 2018 — 2020

Заказчик: ООО «Карвен»
Застройщик ЗАО «Хортекс»
0 Строительство здания бизнес-центра в 1-м Земельном переулке, 1 завершено в 2020 году.

Изящная решетка белых диагоналей его фасадов отлично просматривается с Хорошевской эстакады Третьего транспортного кольца на фоне монументальных башен расположенного неподалеку ЖК «Пресня-Сити» и составляя с ним пару заметных современных акцентов этой части города.
БЦ в 1-м Земельном переулке, 1
Фотография © Дмитрий Чебаненко / предоставлено: UNK

Несмотря на то, что фактически строительство было закончено, архитекторы не торопились рассказывать о проекте, просили подождать до завершения благоустройства. Просьба нередкая, мы знаем, что многие постройки выглядят лучше на фоне сформированного двора – однако в данном случае она оказалась более принципиальной, чем обычно: озеленение здесь вертикальное, высокотехнологичное и позиционируется как первый не только в Москве, но и в целом в наших широтах опыт такого рода. Летом 2021 работы были завершены и БЦ показан в очень информативном ролике блога Анны Мартовицкой, где сюжет набрал рекордную посещаемость, его посмотрели 5900 человек.

Здание нравится и вызывает интерес. 
БЦ в 1-м Земельном переулке, 1
Фотография © Дмитрий Чебаненко / предоставлено: UNK

БЦ расположен в достаточно странном месте: он окружен промзонами, с одной стороны автобусный парк, с другой электродепо метрополитена, автобаза министерства обороны, станция Москва-Товарная; в двух шагах Ваганьковское кладбище. В то же время рядом начинаются жилые кварталы с уютными, утопающими в деревьях дворами.

И очень хорошая транспортная доступность – от ТТК рукой подать, от станции метро «Улица 1905 года» 5 минут пешком. Замечательное местоположение для бизнес-центра. Неудивительно, что офисные здания на этом участке проектировали давно. 
Различные авторы работали с этим участком на протяжении больше 15 лет. Для предыдущих владельцев участка Михаил Хазанов в 2003 году предлагал шикарный, на мой взгляд, проект. Мы показывали здание коллегам, которые работали с участком раньше, и должен сказать, все признали, что нам удалось предложить достойный ответ на ситуацию, сложившуюся в этом месте.
 
Мы очень рады, что заказчик пошел нам навстречу и позволил реализовать идеи – среди которых, на мой взгляд, есть несколько уникальных и даже прорывных – так, как было задумано. Это был опыт очень комфортного профессионального сотрудничества – во многом, вероятно, благодаря тому, что наш проект БЦ «Академик» для того же клиента оказался, насколько мне известно, успешным.

Итак, компания «Хортекс» заказала архитекторам UNK проект бизнес-центра в 1-м Земельном переулке в 2016 году по результатам успешной совместной работы над другим офисным зданием – БЦ «Академик» на проспекте Вернадского, белые ламели на фасаде которого складываются в обобщенный портрет создателя теории ноосферы.

В Земельном переулке контекст был другим, хотя не менее обязывающим. С одной стороны, вокруг кирпичные постройки, как жилые дома, так и корпуса промзон, среди которых встречается и XIX век. С другой стороны, в обозримой перспективе – Москва-Сити, главный деловой район города, с которым сравнительно небольшой БЦ должен был, так или иначе, конкурировать за арендаторов. Надо было предложить идею – яркую, современную, но принципиально отличающуюся от пафоса высотного делового центра. 

Такой идеей стал зеленый фасад, привлекательный для тех резидентов, которые ценят экологичный подход и природное окружение. Архитекторы решили «погрузить» офис в природу, но участок, очень небольшой, не давал возможности заполнить растениями окружающую территорию – что подсказало идею вертикального озеленения фасадов.

Юлий Борисов даже называет свое решение – в шутку, конечно – «современной дачей». В шутке есть доля правды: во-первых, архитектор сам выращивает на своем участке в районе Троицка разнообразные лианы, а во-вторых, хайтековское стекло в пол и энергичные белые диагонали, сочетаясь с листьями живого винограда, работают на образ той современности, которая использует технологии для наилучшего общения человека и природы. Есть что-то фантастическое в возможности выйти практически из любого офиса на балкон – галереи опоясывают здание по периметру и двери есть в стеклянных стенах повсеместно – и «зависнуть» над городом, теребя пятипалый лист винограда. 
БЦ в 1-м Земельном переулке, 1
Фотография предоставлена пресс-службой Москомархитектуры

Дикий, или девичий, виноград был выбран как одно из очень устойчивых растений нашей полосы, быстро растущий и сравнительно неприхотливый. Кадки со всем необходимым, обогревом и поливом, расставлены на балконах на каждом этаже, для лозы натянуты струны, по которым она уже с энтузиазмом вьется. С компанией, поставившей виноград и кадки, заключен договор не только на покупку растений, но и на несколько лет обслуживания, – так что она кровно заинтересована в том, чтобы растения выжили, – поясняет архитектор.

Авторы подсчитали, что виноград позволит экономить до 7% на летнем кондиционировании – слову сказать, здание собираются подавать на «зеленый» сертификат BREEAM. Кроме того, с южной стороны, где нужна защита от солнца, листьев будет больше, с северной меньше, а зимой, когда защита от ультрафиолета не очень нужна, листья опадают – так что «живой» фасад получается гибче и выгоднее любых солнцезащитных ламелей, даже автоматически управляемых. 
  • zooming
    БЦ «Земельный»
    Фотография © Дмитрий Чебаненко / предоставлено: UNK
  • zooming
    БЦ «Земельный»
    Фотография © Дмитрий Чебаненко / предоставлено: UNK

Как видим, БЦ представляет собой достаточно оригинальный вариант вертикального озеленения. С одной стороны, предложенное решение – простое. Многие выращивают на даче дикий виноград, он растет сам собой, да и в Москве есть фасады, увитые этим неприхотливым растением. С другой стороны, решение нетипично: как правило вертикальное озеленение превращает здание в «мохнатый дом», где едва видно окна, обычно зелень прилегает к стене вплотную, практически становится ее частью. Здесь не так – плоскости вьющихся растений отнесены где-то на метр от полностью стеклянного фасада и вместе с белой «перголой» образуют вторую, проницаемую оболочку здания, причем между ней и фасадом можно ходить, даже гулять. Кроме того кадки стоят не сплошь, а с разрывом: лианы не должны слиться в пастозный фон – скорее это штрихи, которые напоминают о дачно-усадебной лирике, но оставляют роль «первой скрипки» красивому, не лишенному элегантной графической напряженности, рисунку белой фасадной сетки.

Издали видна именно она – сетка диагональных линий. Самонесущая конструкция также держит на себе галереи с высокотехнологичными кадками для винограда.

Но главное – решетка визуально «собирает» здание, очерчивает его контуры и корректирует пропорции, работая при взгляде снизу вверх на эффект усиления перспективы. Анфас она, напротив, зрительно «закругляет» объем, придавая прямоугольному абрису обтекаемость и завершенность. 
  • zooming
    БЦ «Земельный»
    Фотография © Дмитрий Чебаненко / предоставлено: UNK
  • zooming
    БЦ «Земельный»
    Фотография © Дмитрий Чебаненко / предоставлено: UNK

Три нижних этажа, включая первый высокий (6,7 м) с лобби, кафе и магазинами, объединены крупным зигзагом наклонных опор – в основе они стальные, снаружи алюминиевые. Зигзаг обходит нижний объем, включая 3-ярусный выступ с севера, который он соединяет с основным зданием «воздушной» преградой, и формирует, таким образом, визуально цельный объем стилобата-основания.
  • zooming
    БЦ «Земельный», вид с севера
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    Схема построения фасада. 2020. БЦ «Земельный»
    © UNK

Стекло трех первых ярусов отступает в глубину, и вдоль переулка опоры превращаются в своего рода галерею-пилонаду с подвижным V-образным ритмом вместо традиционной уверенной поступи. Внутри, за белым зигзагом, есть ряд круглых опор графитового оттенка, составляющих часть основного бетонного каркаса здания – внешние опоры на высоту 3 этажей вынесены за «теплый контур» здания. При трехэтажной высоте галереи черные и белые опоры создают ощущение очень вертикального, почти готического «леса колонн». 
  • zooming
    БЦ в 1-м Земельном переулке, 1
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    БЦ в 1-м Земельном переулке, 1
    Фотография: Архи.ру

Выше восемь этажей объединены балконами попарно, а ромбами более тонкой, алюминиевой решетки – по 4 этажа. Еще выше балконы становятся чаще, повторяются на каждом из трех следующих этажей, а ромбы объединяют этажи уже по два, чтобы на верхнем ярусе, объединенном со стенкой, маскирующей техэтаж, еще больше участить ритм и «сплющить» рисунок. Линии диагоналей в ключевых точках ломаются, но в целом складываются в последовательную структуру, образно сопоставимую с каким-то натянутым на здание супер-трикотажем. 
БЦ в 1-м Земельном переулке, 1
Фотография © Дмитрий Чебаненко / предоставлено: UNK

Вечерняя подсветка усиливает эффект, подчеркивая «звездчатость» перекрестий решетки и ее эфемерность, отчасти – внеположность стеклянному объему, поскольку светящиеся контуры «зависают» перед внутренним фасадом на ощутимом расстоянии. 
  • zooming
    БЦ «Земельный»
    Фотография © Дмитрий Чебаненко / предоставлено: UNK
  • zooming
    БЦ «Земельный»
    Фотография © Дмитрий Чебаненко / предоставлено: UNK

План и объемно-пространственное построение БЦ очень рациональны и эффективны. Три подземных яруса занимают все пятно застройки, их и отливали по современной технологии сверху-вниз, не копая предварительно котлована. Основной 15-этажный объем-башня вторит треугольным контурам участка, приводя их к равностороннему треугольнику со скругленными краями. Коммуникационный узел посередине – тоже треугольный, в нем собрано 6 лифтов и 2 эвакуационные лестницы, опять же треугольные и трехмаршевые, черно-белые и очень эффектные, с гибкими белыми поручнями из крашеного металла.
  • zooming
    Эвакуационная лестница. БЦ в 1-м Земельном переулке, 1
    Фотография © Алексей Гордиенко
  • zooming
    Эвакуационная лестница. БЦ в 1-м Земельном переулке, 1
    Фотография © Алексей Гордиенко

Все треугольники складываются оптимально, как близкий к идеалу конструктор, одно в другом. Внешний контур получает максимум дневного света без перегородок и коридоров. Шаг опор – 8,5 м.
  • zooming
    1 / 6
    БЦ Земельный. Схема ситуационного плана. 2016
    © Группа компаний UNK
  • zooming
    2 / 6
    Разрез. 2020. БЦ «Земельный»
    © UNK
  • zooming
    3 / 6
    План типового этажа. 2020. БЦ «Земельный»
    © UNK
  • zooming
    4 / 6
    БЦ Земельный. Схема плана 1 этажа. 2016
    © Группа компаний UNK
  • zooming
    5 / 6
    БЦ Земельный. Схема плана 2 этажа. 2016
    © Группа компаний UNK
  • zooming
    6 / 6
    План на уровне подземной парковки. 2020. БЦ «Земельный»
    © UNK

Благодаря центрально-симметричному плану лоты на каждом этаже можно разделить на шесть частей, а можно – на три равные части. Для улучшения ориентации каждую из трех сторон всех лифтовых холлов архитекторы – оформлением общественных зон занималось подразделение UNK корпоративные интерьеры во главе с Николаем Миловидовым – оформили рифленой нержавейкой с волнистой поверхностью и напылением нитрид-титана с фотохроматическим переливом, трех оттенков: пурпурного, зеленого и синеватого. По словам Юлия Борисова, оттенки созвучны цветам листьев дикого винограда осенью и служат метафизическим парафразом реальных растений во внешнем контуре. На этажах лифты белые, цветным металлом оформлены входы, а на первом этаже два лифта белых, а металлическая поверхность досталась тому лифту, который обращен в сторону лобби и входа – таким образом с улицы можно разглядеть поблескивание волнистой титановой поверхности.
  • zooming
    1 / 6
    БЦ в 1-м Земельном переулке, 1
    Фотография © Алексей Гордиенко
  • zooming
    2 / 6
    БЦ в 1-м Земельном переулке, 1
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    3 / 6
    БЦ в 1-м Земельном переулке, 1
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    4 / 6
    БЦ в 1-м Земельном переулке, 1
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    5 / 6
    БЦ в 1-м Земельном переулке, 1
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    6 / 6
    БЦ в 1-м Земельном переулке, 1
    Фотография: Архи.ру

Задача разнотоновых покрытий – способствовать ориентации в центрально-симметричном лифтовом холле. Заметим, что это оригинальный вариант интуитивной навигации, интерпретирующий красивую и актуальную, с переливом, фактуру натурального материала – такой подход выгодно отличается от поднадоевших ярко-радужных панелей и цифр двухметрового роста. 

Входное двусветное лобби развивает те же темы: сочетания естественных материалов с хай-тековским подходом, лаконичным, черно-белым и ультрасовременным. Подчеркнем, что как стены вокруг лифтов на всех этажах, так и объемистые круглые колонны облицованы белым каррарским мрамором хорошего качества, с минимумом прожилок. Оболочку колонн вытачивали на 4D-станке. Точечные светильники на потолке отражаются в стеклянных ширмах, под балконом 2 яруса, установленных как будто специально для этого, и складываются в россыпь, похожую на звездную. 
Интерьер лобби. БЦ в 1-м Земельном переулке, 1
Фотография: Архи.ру

Одна из тенденций нашего времени – здания, стремящиеся по качеству отделки к эффекту, производимому емкой обтекаемой формой электронных гаджетов. Конечно, это сравнение надо приводить с поправкой на неизбежное различие масштабов и подходов, однако достаточно очевидно, что перед нами – один из примеров такого рода, «здания-айфона», стремящегося к лаконичной футуристичной версии хайтека: чистота, преобладание монохрома, скругленные углы, рассчитанные сочленения поверхностей с отделкой из разных материалов, – все работает на одну тему. Ее подхватывают электронные устройства, в изобилии распределенные по стенам и постоянно демонстрирующие идущему его лицо в окружающем интерьере – они усиливают сходство интерьера и с современным гаджетом, и с космическим кораблем из кинофантастики. 

Потолок лобби украшают черные шары из медийных экранов, – будучи включены, они транслируют яркие картины природы, также совмещая современные технологии и эко-тематику, и заодно радикальным образом оживляют белизну – бросая разнотоновые рефлексы на стены и, кроме того, напоминая нам, что у «айфона», помимо лаконичной оболочки есть еще и экран. 
  • zooming
    1 / 3
    БЦ в 1-м Земельном переулке, 1
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    2 / 3
    БЦ в 1-м Земельном переулке, 1
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    3 / 3
    БЦ в 1-м Земельном переулке, 1
    предоставлено: UNK

***

Помимо цельности и ясности пластического решения, построенного на одном приеме на грани wow-эффекта, в этом проекте интересны две вещи: трактовка натуральных материалов и отношение к контексту. В обеих много непривычного.
 
Мы привыкли, что разговор о хорошем старении натуральных материалов нередко имеет отношение к таким фактурам, которые изначально разнотоновы, как кирпич, или ноздреваты, как травертин. Патина времени усиливает обаяние этих естественных качеств, копоть подчеркивает объем известняковых рельефов, так получается красивое старение. Здесь же всё как будто наоборот – когда авторы говорят о красивом старении натурального мрамора по отношению к идеально прямой или идеально округлой поверхности, как и о натуральном происхождении нитрид-титана, создается ощущение, что они имеют в виду какой-то другой вариант старения, который сродни не увяданию, а скорее бессмертию. Натуральные материалы здесь не теплы, а прохладны, не пассеистичны, а футуристичны. Само здание футуристично, как и полагается современному бизнес-центру, авторы которого с самого начала проектирования задумались о конкуренции не с соседними офисными зданиями, а прямо с ММДЦ. Его стеклянные стены и белизна каркаса предполагают частое мытье, подсветка должна работать бесперебойно, кадки для растений требуют профессионального ухода. Вьющиеся лианы в данном случае – отнюдь не попытка пустить все на самотек, а своего рода декоративные рыбки в аквариуме, существа подвижные, красивые и разнообразные, но их красота подлежит строгому контролю и управлению. Они живые, но они часть спланированной системы, основанной на хорошем расчете и инженерном качестве всех ее составляющих.
 
В этом смысле интересна апелляция Юлия Борисова к наследию Шухова. Действительно, диагональная решетка визуально напоминает конструкции великого инженера, и даже, по словам архитектора, отчасти работает на распор. Впрочем она же, по справедливому замечанию Анны Мартовицкой, давно уже вошла в арсенал приемов суперграфики интернационального модернизма, к сонму произведений которого БЦ, безусловно, можно причислить. Интереснее другое – предложенное архитектором противопоставление передовых конструкций Владимира Григорьевича Шухова «кирпичному» контексту тогдашнего промышленного строительства. Действительно, в XIX – начале XX века на фоне кирпичных корпусов, как правило решенных в духе историзма, решетчатые металлические конструкции выделялись как нечто, принципиально необычное, ни на что не похожее, передовое. В этом смысле хрустальная башня нового БЦ, окруженная неким усредненным контекстом из розового, красного, коричневого кирпича, выделяется контрастно, становится акцентом – звучным дополнением, которого давно ждали, а в панораме города, вероятно, она и впрямь перекликается с башней на Шаболовке, как метафизический «салют» от северо-западной части города – юго-западной.
БЦ в 1-м Земельном переулке, 1
Фотография © Дмитрий Чебаненко / предоставлено: UNK

Так или иначе, а здание – заметное и в панораме, и само по себе, светится не хуже Сити и может похвастаться хорошим набором современных технологий, дорогих и качественных приемов и даже, как мы видели выше, рядом новаций, связанных как с вертикальных озеленением, так и с титановым покрытием в интерьере. Нет особенных сомнений в том, что этот БЦ, сравнительно небольшой, но отличающийся емкой и звонкой, привлекательной формой, вскоре заполнится арендаторами.
Архитектор:
Юлий Борисов
Проект:
БЦ в 1-м Земельном переулке, 1
Россия, Москва, ЦАО, район Пресненский, 1-й Земельный переулок, вл. 7/2, стр. 1-2

Авторский коллектив:
Руководитель авторского коллектива – Юлий Борисов, архитекторы: Михаил Иванченко, Данило Вукосавлевич, Павел Култышев, Анастасия Давыдова, Лоренцо Маттана, Марат Мухамедов. Инженеры: Александр Цукерман, Владислав Серебряков, Павел Ашихмин, Роман Лопуха, Олег Расторгуев
Интерьеры: Егор Коновалов, Спартак Чинеников, Анна Юреско, Иван Стебунов

2016 — 2016 / 2018 — 2020

Заказчик: ООО «Карвен»
Застройщик ЗАО «Хортекс»

08 Ноября 2021

Юлия Тарабарина

Автор текста:

Юлия Тарабарина
Группа компаний UNK: другие проекты
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.
Трансформация с умножением
Дворец водных видов спорта в Лужниках – одна из звучных и нетривиальных реконструкций недавних лет, проект, победивший в одном из первых конкурсов, инициированных Сергеем Кузнецовым в роли главного архитектора Москвы. Дворец открылся 2 года назад; приурочиваем рассказ о нем к началу лета, времени купания.
Эффект оживления
Проект Останкино Business Park разработан для участка между существующей станцией метро и будущей станцией МЦД, поэтому его общественное пространство рассчитано в равной степени на горожан и офисных сотрудников. Комплекс имеет шансы стать катализатором развития Бутырского района.
Юлий Борисов: «Мы должны быть гибкими, но не терять...
Особенность развития архитектурной компании UNK project – в постоянном поэтапном росте и спланированном изменении структуры. Это тяжело, но эффективно. Юлий Борисов рассказал нам о недавней трансформации компании, о ее сформулированных ценностях и миссии, а также – о пользе ТРИЗ для конкурсной практики, личностном росте и сложностях роста бюро, параллелизме рационального расчета и иррационального творчества, упорстве и осознанности.
Архитектура и ноосфера, или шесть идей для архитектора...
«Жизнь и судьба архитектурной идеи» – так называлось ток-шоу, цикл авторских выступлений архитекторов – участников АРХ-каталога, организованный в рамках деловой программы АРХ-Москвы. В нем приняли участие архитекторы Илья Заливухин, Юлий Борисов, Олег Шапиро, Константин Ходнев, Влад Савинкин и Владимир Кузьмин. Предлагаем вашему вниманию конспект дискуссии.
Реновация по-дальневосточному
Конкурсный проект реновации двух центральных кварталов Южно-Сахалинска, 7 и 8, разработанный UNK project, получил звание победителя в номинации «архитектурно-планировочные решения застройки».
Архитектура как инструмент обучения
Концепция благотворительной школы «Точка будущего» в Иркутске основана на новейших образовательных программах и предназначена, в числе прочего, для адаптации детей-сирот к самостоятельной жизни. Одной из составляющих обучения должна стать архитектура здания: его структура и разные типы связанных друг с другом пространств.
Конструктор здоровья
Публикуем концепцию типовой больницы бюро UNK project, занявшую 2 место в конкурсе, проведенном Союзом архитекторов России при участии Минздрава.
Полосатое решение
Об интерьерах ТЦ «Багратионовский» и немного об истории строительства одного из примеров смешанных общественно-торговых прострнаств нового типа, в последнее время популярных в Москве.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Архитектура эфемерности
На проспекте Вернадского поблизости от станции метро появилась высотная доминанта, давшая новое звучание округе: бизнес-центр «Академик» по проекту UNK project раскрыл в форме архитектуры смыслы местных топонимов.
Футуристическая сеть
Автомобильный мост как место для пешеходных прогулок и созерцания, сеть пешеходных артерий и капилляров, насыщенных зеленью и предназначенных для передвижения и общения. А также сеть «интеллектуальных устройств», помогающих человеку – проект “Linked city”.
Город Умный
Рассматриваем результаты конкурса на архитектурно-градостроительную концепцию территории «Рублево-Архангельское», где когда-то планировалось строить «Город миллионеров». Конкурс состоялся осенью 2018, победили три команды: Archea Associatii, Nikken Sekkei и Zaha Hadid Architects, их российские коллеги: ABD architects, UNK project и ТПО Прайд.
Принцип перископа
Юлий Борисов нашел нетривиальный образ, трансформировавший банальную «коробку» Дворца единоборств в Лужниках в иконическое здание, блестящее и современное, но наделенное контекстуальными аллюзиями и способное активно взаимодействовать с территорией и людьми.
Школа нового поколения
Какой должна быть школа, в которой нет места для скуки? Ответ на этот вопрос дало бюро UNK project в своем проекте образовательного комплекса в Южно-Сахалинске, который получил название «Нескучная школа».
10 аэропортов
В стране интенсивно строят и реконструируют здания аэропортов: российские и иностранные архитекторы, причем нередко интерьеры получаются интереснее наружности, а иногда и фасад неплох. Рассматриваем 7 построек и 3 проекта по следам круглого стола с Арх Москвы.
Вспоминая Баухаус
Можно ли выразить в архитектуре связь школы Баухаус и ее педагога Василия Кандинского? Работая над проектом ЖК с предельными показателями плотности, глубины и высоты, UNK project сделали такую попытку, вольно скомпоновав 12-этажные пластины в трех измерениях прибрежного пространства.
Крылатый образ Перми
В новом терминале аэропорта Перми бюро Асадова не только добилось баланса между технологичностью, безопасностью, комфортом и имиджевой составляющей, но и предложило новый символ для всего Прикамья.
Городские сады
В проекте реновации кварталов в районе Хорошево-Мневники архитекторы UNK project использовали принцип подобия, в меньшем масштабе повторяя композиционное и функциональное построение, характерное для всей Москвы
Качество vs количество
Круглый стол «Погоня за радугой» на фестивале «Зодчество» стал заключительной чертой в обсуждении проблем архитектурного качества. Дискуссия сфокусировалась на вопросах профессиональной этики, ответственности архитектора и особенностях российской ментальности.
Юлий Борисов: «Наша главная проблема – время»
Для Юлия Борисова нет секрета в том, что такое качество. Об этом все сказано у Витрувия и в стандарте ИСО 8402-86. Но как сделать качественную архитектуру, а значит архитектуру, приносящую добро людям, – вот это вопрос, решением которого и занимается бюро UNK project.
Взгляд вглубь
Коллекция арт-объектов проекта «Эталон качества», показанная на фестивале «Зодчество», наглядно продемонстрировала, как архитекторы соотносят ключевые ценности своей профессии и свое собственное творчество
Линза в духе Эшера
Архитекторы UNK project реанимировали неудобный, но перспективный участок рядом с метро «Проспект Вернадского», разместив на нем бизнес-центр «Академик». Продуманная функциональная программа, технологические новшества и особое внимание к формированию идентичности здания позволили успешно решить все проблемы.
Похожие статьи
Альпийские луга на крышах
Бюро Benthem Crouwel выиграло конкурс на проект многофункционального комплекса в Праге: на кровлях планируется воспроизвести флору горных массивов Чехии.
«Маленькие миры»
Жилой комплекс в Кортрейке для молодых пациентов с ранней деменцией и пожилых людей, переживших инсульт или же страдающих соматоформными расстройствами, воплощает собой концепцию «невидимой заботы». Авторы проекта – Studio Jan Vermeulen совместно с Tom Thys Architecten.
Непрерывность путей
Квартал 5B по проекту бюро Raum в Нанте соединяет офисы и мастерские железнодорожной компании, городской паркинг и доступное жилье.
Ритмическое соответствие
Дом первой очереди проекта Ленинский, 38 – светлая пластина, вытянутая в глубине участка параллельно проспекту – можно рассматривать как пример баланса контекстуальной уместности и пластической, также как и фактурной, детализации, организованной сложным, но достаточно строгим ритмом.
Парковый узел
Проект «Супер-парка Яуза» предлагает связать несколько известных парков на северо-востоке Москвы велопешеходным и беговым маршрутом, улучшив проницаемость этой части города и, кроме того, соединив части двух крупных туристических маршрутов Москвы и Подмосковья. Это своего рода проект-шарнир.
Дом среди холмов
Вилла на юге Португалии по проекту бюро Promontorio и Жуана Краву – архетипическое огражденное пространство среди ландшафта.
Укорененный музей
В Гонконге открылся музей M+ по проекту архитекторов Herzog & de Meuron – флагманский проект нового Культурного района Западного Коулуна.
Небоскреб на биомассе
В ходе Конференции ООН по изменению климата в Глазго архитекторы SOM представили проект Urban Sequoia – небоскреба, поглощающего CO2 из атмосферы.
За кулисами музейной жизни
Открывшееся в Роттердаме фондохранилище Музея Бойманса – ван Бёнингена по проекту MVRDV полностью доступно посетителям – первое и пока единственное в мире. Это поможет сохранить музей для публики во время длительной реконструкции его основного здания.
Тонкая материя
Дом Медный 3.14 составлен из двух фактур, каждая из которых по-своему похожа на драгоценную ткань, и из трех корпусов, каждый из которых смотрит на одну из сторон света. Архитектура дома впитывает нюансы контекста, суммирует их и превращает в цельное ритмичное построение. Рассматриваем новый, только что завершенный дом Сергея Скуратова на Донской улице.
«Восьмерка» над метро
Штаб-квартира компании Infinitus по проекту Zaha Hadid Architects талией своего объема-«восьмерки» перекинута через тоннель метро в Гуанчжоу.
Тает кубик льда
Офисное здание в центре Фукуоки по проекту OMA должно вписаться в городскую среду с помощью пиксельных «тающих» углов.
Легкость бытия
Цветет сакура, у костра завязалась беседа, в бассейне шумно возятся дети – это не отпускные картинки, а повседневная жизнь дворов киевского ЖК «Файна Таун». Разбираемся, из чего состоит придуманная архитекторами утопия, и каким образом ее удалось воплотить.
Чувство ритма на фасаде
Студенческое общежитие по проекту Макса Дудлера отмечает въезд в Ганновер с севера и начало нового района – преображенной промзоны.
Треугольно-складчатая структура
Проект нового терминала аэропорта имени Муравьева-Амурского в Благовещенске предлагает архитектуру, решенную посредством модульной формы, – наделенная особой символикой, она становится основой как для несущих конструкций здания, так и для пластики его фасада, и отзывается в декоративных фрагментах интерьера.
Дыхание востока
Проектируя жилой комплекс для Ташкента, GENPRO обращается к традиционной архитектуре и современным тенденциям, стремясь к эмоциональности и эффектности: решетки панжара и мишрабии соседствуют с вертикальным озеленением и параметрическим орнаментом, а тематические корпуса домов – с хлопковой аллеей и восточным базаром.
По каменной дуге
Арт-объект студий Sans façon и KHBT в шотландском городе Инвернесс позволяет жителям заново оценить знакомый ландшафт.
Красный двор
В жилом комплексе Ilot Queyries в Бордо по проекту MVRDV соединены человеческий масштаб и разнообразие традиционного города с экологичностью, высокой инсоляцией и комфортом современной застройки.
Тундра на крыше
Комплекс Living Landscape по проекту бюро Jakob+MacFarlane задуман как самое большое деревянное сооружение Исландии и «инструмент» для регенерации ее экосистем.
Минус дает плюс
«Углеродно негативный» культурный центр в Шеллефтео на севере Швеции построен из местного дерева, включая 20-этажный гостиничный корпус. Авторы проекта – бюро White.
Энергетика эксприматики
Павильон, реализованный по проекту Сергея Чобана на всемирной ЭКСПО 2020 в Дубае, – яркое и цельное архитектурное высказывание, образность которого восходит к авангардным графическим экспериментам Якова Чернихова, но допускает множество трактовок. Павильон похож и на купольный храм, и на кружащуюся «Планету Россия», и на голову матрешки. Тем более что внутри, в ядре экспозиции – мозг. Внимательно рассматриваем и трактовки, и нюансы реализации.
Ответ домашнему офису
Новое здание фармацевтического концерна Roche по проекту бюро Christ & Gantenbein предлагает сотрудникам альтернативу цифровой среде и работе на дому.
Городок в табакерке
Новый образовательный корпус Школы сотрудничества на Таганке, спроектированный и реализованный АБ ASADOV – компактный, но насыщенный функциями и впечатлениями объем. Он легко объединяет классы, театр, столовую, спортзал и двусветный атриум с открытой библиотекой и выходом на террасу – практически все, что ожидаешь увидеть в современной школе.
Пространство на вырост
Столовая для детского сада в японском городе Фукуяма по проекту бюро UID должна будить воображение малышей, а также подходить для их родителей и воспитателей.
Технологии и материалы
«Фирма «КИРИЛЛ»:
25 лет для самых красивых домов
В ноябре 2021 года одному из ведущих поставщиков облицовочного кирпича на российском рынке «Фирме «КИРИЛЛ» исполнилось 25 лет. Архи.ру восстанавливает хронологию последней четверти века, связанную с использованием этого материала в строительстве и архитектуре.
Как укладка металлических бордюров влияет на дизайн...
Любой дизайн можно испортить неаккуратной работой, особенно если в отделке помещения участвует металлический бордюр. Он способен внести в интерьер утончённость, а может закапризничать в неумелых руках и подчеркнуть кривизну укладки отделочного материала. Как правильно устанавливать металлические бордюры, чтобы дизайнеру было проще контролировать исполнителя и не пришлось краснеть перед заказчиком?
Больше воздуха
Cтеклянные навесы и павильоны Solarlux расширяют пространство загородного дома, позволяя наслаждаться ландшафтом в любое время года и суток.
Испытание пространством и временем
Цифровая эпоха приучает к быстрым переменам. То, что еще вчера находилось в авангарде технологического прогресса, сегодня может безнадежно устареть. Множество продуктов создается под сиюминутные потребности, потому, что завтрашний день открывает новые горизонты возможностей. И в этом смысле архитектура остается неким символом здорового консерватизма
Тенденции в освещении жилых комплексов
Современные тенденции в строительстве жилых комплексов таковы, что застройщик использует качественный свет для освещения мест общего пользования даже на объектах эконом класса и среднего ценового сегмента. Это необходимо, чтобы у покупателя возникло желание купить квартиру именно в данном ЖК. Каким образом реализовать эту задумку, мы разберем в этой статье.
Ясное небо от AkzoNobel
Рассказываем про ключевой цвет Dulux 2022 – им назван воздушный и нежный светло-голубой оттенок «Ясное небо» (14BB 55/113), призванный стать «глотком свежего воздуха», символом перемен и свободы.
Rehau для особенных архитектурных решений
Самые популярные на европейском рынке пластиковые окна – это не только шумоизоляция и теплосбережение, но и стильный дизайн с богатой палитрой оттенков, разнообразием фактур и индивидуальными решениями.
Гуляют все!
Как сделать уличную площадку интересной для разных категорий горожан, знает компания Lappset: мини-футбол и паркур для подростков, эффективные тренировки для взрослых и развитие координации движений для пожилых.
Корабль на берегу города
Образ двух глядящихся друг в друга озер; или космического паруса, наводящего тень и освещающего одновременно; или корабля, соединяющего город и бухту; все это – здание Центра культуры и конгрессов в Люцерне. А материальность этому метафорическому плаванию обеспечивают серебристые сверхлегкие сотовые панели ALUCORE ®.
Каменная речка
Компания Zabor Modern представляет технологию ограждения без столбов и фундамента, которая позволяет экономить на монтаже и добиваться высоких эстетических решений.
«ОРТОСТ-ФАСАД»: мы знаем фасады от «А» до «Я»
Компания «ОРТОСТ-ФАСАД» завершила выполнение работ по проектированию, изготовлению и монтажу уникальной подсистемы и фасадных панелей с интегрированным клинкерным кирпичом на ЖК «Садовые кварталы».
Тектоника, фактура, надежность: за что мы любим кирпичные...
У многих вещей есть свой канонический образ, так кирпич обычно ассоциируется с однотонной кладкой терракотового цвета. Однако новый, третий по счету, выпуск каталога облицовочного кирпича Terca полностью разрушает стереотипы. Представленные в нем образцы настолько многочисленно-разнообразны, что для путешествия по страницам каталога читателю потребуется свой Вергилий. Отчасти выполняя его функцию, расскажем о трёх, по нашему мнению, самых интересных и привлекательных видах кирпича из этого каталога.
COR-TEN® как подлинность
Материал с высокой эстетической емкостью обещает быть вечным, но только в том случае, если произведен по правильной технологии. Рассказываем об особенностях оригинальной стали COR-TEN® и рассматриваем российские объекты, на которых она уже применена.
Сейчас на главной
Игра в архетипы
Бюро ОСА предложило Нур-Султану жилой комплекс, в котором брутальные башни соседствуют с высокоплотной квартальной застройкой. Рассказываем, как концепция встраивается в череду мега-проектов новой столицы Казахстана.
Первый шаг
Бюро OMA завершило первую из четырех фаз реконструкции легендарного универмага KaDeWe в Берлине. Центром обновленного пространства стала отделанная темным деревом «воронка» атриума с веером эскалаторов.
Нечто особенное
В ожидании главных итогов Всемирного фестиваля архитектуры, рассказываем о победителях в специальных номинациях, которые демонстрируют самые разные аспекты архитектурного процесса: от инженерных решений или использования цвета до эффектной подачи.
Архсовет Москвы–71
Высотный – 105 м в верхних отметках – многофункциональный комплекс «ТПУ «Парк Победы», расположенный на границе между «сталинской» и «парковой» Москвой, был доброжелательно принят архитектурным советом Москвы, но все же получил такое количество замечаний и комментариев, что проект было решено отложить и доработать, придерживаясь, однако, выбранного направления поисков.
Праздник, который всегда с тобой
Двор в петербургских Никольских рядах снова открывается на зимний сезон. Рассказываем, как архитекторам из бюро KATARSIS удалось создать круглогодичную атмосферу праздника: катальная горка, посвящение Хаяо Миядзаки, трдельники и виды на Коломну.
Рядом с Лидвалем и Нобелем
Жилой комплекс по проекту мастерской Анатолия Столярчука в Нейшлотском переулке: аккуратная смена масштаба, дань памяти места, финские дополнения к функциональной типологии – в частности, сауны в квартирах, и планы получения сертификата BREEAM.
И вонзил в него нож
Лидер Coop Himmelb(l)au Вольф Д. Прикс представил три проекта, которые он реализует сейчас в России: комплекс в Крыму в Севастополе – который, как оказалось, можно строить, минуя санкции, потому что это объект культуры; «СКА Арену» на месте разрушенного модернистского здания СКК в Петербурге – его на презентации символизировал разрезаемый архитектором торт – и музыкально-театральный комплекс в Кемерове.
Самый «зеленый»
West Mall на Большой Очаковской улице станет первым в России торговым центром, построенным по международным экологическим стандартам с применением зеленых технологий. Заказчик проекта, компания «Гарант-Инвест», планирует сертифицировать его по стандартам BREEAM и LEED.
Серебряная хижина
Интровертный дом от SA lab со ставнями и рассчитанном алгоритмами окном в кровле дает возможность для уединения и созерцательного отдыха.
Альпийские луга на крышах
Бюро Benthem Crouwel выиграло конкурс на проект многофункционального комплекса в Праге: на кровлях планируется воспроизвести флору горных массивов Чехии.
Отель на понтонах
Инициативный проект Антона Кочуркина и Аллы Чубаровой представляет собой модульный отель на понтонных – или бетонных – платформах. Группы модулей могут складываться в любые рисунки.
«Открытый город»: Археология будущего
Начинаем публиковать проекты воркшопов «Открытого города» 2021 – фестиваля архитектурного образования, который ежегодно проводит Москомархитектура. Первый проект – Археология будущего, курировали Даниил Никишин, Михаил Бейлин / Citizenstudio.
Третья ипостась Билярска
Проект-победитель конкурса Малых городов: культурно-рекреационный кластер, деликатно вписанный в ландшафт заповедника, который расширяет пространство паломнического центра «Святой ключ» неподалеку от древней столицы Волжской Булгарии.
«Маленькие миры»
Жилой комплекс в Кортрейке для молодых пациентов с ранней деменцией и пожилых людей, переживших инсульт или же страдающих соматоформными расстройствами, воплощает собой концепцию «невидимой заботы». Авторы проекта – Studio Jan Vermeulen совместно с Tom Thys Architecten.
Непрерывность путей
Квартал 5B по проекту бюро Raum в Нанте соединяет офисы и мастерские железнодорожной компании, городской паркинг и доступное жилье.
Растворение с углублением
Обнародован проект реконструкции Шестигранника Жолтовского для Музея современного искусства «Гараж». Его авторы – знаменитое японское бюро SANAA, известное крайней тонкостью решений и интересом к современному искусству. Проект предполагает появление под павильоном подземного пространства с большим безопорным выставочным залом и хранением, а также максимально возможную проницаемость верхней части здания.
Таежными тропами
Благоустройство живописного, но труднодоступного маршрута в пермском заповеднике Басеги призвано помочь туристам во время восхождения как физически, предоставляя места для отдыха и обогрева, так и духовно, открывая самые красивые места без ущерба для экосистемы.
Парковый узел
Проект «Супер-парка Яуза» предлагает связать несколько известных парков на северо-востоке Москвы велопешеходным и беговым маршрутом, улучшив проницаемость этой части города и, кроме того, соединив части двух крупных туристических маршрутов Москвы и Подмосковья. Это своего рода проект-шарнир.
Город-впечатление
Проект-победитель конкурса Малых городов для Мосальска предполагает создание цепочки разнообразных пространств, которые привлекут туристов и сделают досуг горожан более насыщенным.
Ритмическое соответствие
Дом первой очереди проекта Ленинский, 38 – светлая пластина, вытянутая в глубине участка параллельно проспекту – можно рассматривать как пример баланса контекстуальной уместности и пластической, также как и фактурной, детализации, организованной сложным, но достаточно строгим ритмом.
Стереоскопичность и непрагматичность
Экспозиционный дизайн, реализованный Сергеем Чобаном и Александрой Шейнер для выставки, которая справедливо претендует на роль главного художественного события года, активно реагирует на ее содержание и даже интерпретирует его, буквально вылепливая в залах ГТГ «пространство Врубеля». Разбираемся, как оно выстроено и почему.
Дом среди холмов
Вилла на юге Португалии по проекту бюро Promontorio и Жуана Краву – архетипическое огражденное пространство среди ландшафта.
Спасение Саут-стрит глазами Дениз Скотт Браун
Любое радикальное вмешательство в городскую ткань всегда вызывает споры. Джереми Эрик Тененбаум – директор по маркетингу компании VSBA Architects & Planners, писатель, художник, преподаватель, а также куратор выставки Дениз Скотт Браун «Wayward Eye» на Венецианской биеннале – об истории масштабного проекта реконструкции Филадельфии, социальной ответственности архитектора, балансе интересов и праве жителей на свое место в городе.
Когда стемнеет
Проект-победитель конкурса Малых городов предлагает подчеркнуть двойственный характер Гурьевского парка и сделать его интересным для посещения в вечернее время.